Итальянские и швейцарские походы суворова: Походы Суворова 1799, Итальянский и Швейцарский, кратко, итоги: историческая правда России от РВИО

Походы Суворова 1799, Итальянский и Швейцарский, кратко, итоги: историческая правда России от РВИО

Предпосылки походов

В 1796 году Северная Италия была оккупирована французскими войсками под руководством бригадного генерала Наполеона Бонапарта. Он разгромил австрийские войска и также захватил Ионический архипелаг. Австрия не смогла продолжить боевые действия и подписала с французами мирный договор. Французы начали перекраивать захваченные земли, создавая новые республики, которые были от них зависимы. В 1798 году, продолжая наращивать свои военные успехи, Франция нанесла удар по британским владениям на Ближнем Востоке. Все это послужило ускорением для создания нового антифранцузского блока. В него вошли Великобритания, Австрия, Неаполитанское королевство, Россия и Османская империя. В соответствии с договором, заключенным с Великобританией, Российская империя имела следующую цель: «действительнейшими мерами положить предел успехам французского оружия и распространению правил анархических; принудить Францию войти в прежние границы и тем восстановить в Европе прочный мир и политическое равновесие».

Итальянский поход

Итальянский поход – это боевые действия русско-австрийской армии во главе с А. В. Суворовым против французской армии в Северной Италии. Александр Васильевич в это время был в вынужденной отставке и жил в своем имении – селе Кончанском. Вернуть Суворова в войска Павел I решил по просьбе австрийского императора Франца II. Павел дал Александру Васильевичу большие полномочия. «Веди войну как знаешь» – такие были его напутственные слова. 3 (14) апреля Суворов прибыл в войска, находившиеся в Вероне, а через пять дней они вышли в поход. Был обнародован манифест Суворова, в котором он объявил, что прибыл для восстановления прежнего порядка в Италии.

В первом крупном сражении на реке Адде 16 (27) апреля он разбил французские войска и на следующий день вошел в Милан. 15 (26) мая был захвачен Турин, в июне – разгромлены войска маршала Макдональда. В то же самое время русский морской десант из 500 человек, вместе с неаполитанскими ополченцами освобождает Неаполь.

В августе французы отошли к городу Нови. Здесь их войска были окончательно разбиты, и остатки отошли к Генуе.

А.Е. Коцебу. Сражение при Нови

Освобождение Северной Италии было завершено. На всю эту операцию у Суворова ушло четыре месяца. Его имя в то время было самым знаменитым в Европе, а Павел I возвел выдающегося полководца в достоинство князя италийского.

Швейцарский поход

Пока Суворов воевал в Италии, английские дипломаты убедили Павла I в том, что надо продолжить боевые действия в Швейцарии, а уже потом пойти на Францию.

Новый приказ воодушевил французов, которые уже приготовились к войне на своей территории. В Италии оставались только войска Австрии, которая имела виды на эти земли.

Закончившаяся Итальянская кампания была использована российскими союзниками в своих корыстных целях. Россия воевала в Европе за чужие интересы.

В направлении к Швейцарии Суворов двинулся 31 августа (10 сентября) 1799 года. Весь этот поход стал чередой больших и малых сражений, постоянных проявлений героизма русских войск. Австрийцы должны были осуществить материальную подготовку похода. Но по традиции они ничего не сделали, и наши воины были вынуждены сами обеспечивать необходимые приготовления.

А.Е. Коцебу. Переход Суворова через Чёртов мост

12 (23) сентября Суворов атаковал французские войска у перевала Сен-Готард и долины реки Рёйс. Русские смогли справиться и с французами, и с природными преградами. Особую сложность представляли Чёртов мост и Урзернская дыра, которые суворовские «чудобогатыри» также геройски преодолели.

Перейдя Альпы, наши войска попали в окружение. Суворов принял решение с боями прорываться в Австрию через превосходящие силы противника и снежные горы. Эта операция была успешно проведена. Совершив в сложнейших условиях переход через перевал Паникс, русские войска вышли к австрийской границе. Сам Суворов охарактеризовал этот переход так: «Русский штык прорвался сквозь Альпы».

В.И. Суриков. Переход Суворова через Альпы

Итоги походов

До настоящего времени историки затрудняются найти в мировой истории аналоги Швейцарскому походу Суворова. Войска под его командованием за 16 дней прошли 300 километров, преодолели семь перевалов при постоянных боях и не потерпели ни одного поражения. Суворов в тяжелейших условиях спас армию. За высокий полководческий талант ему было присвоено высшее воинское звание генералиссимуса.

Итальянский и Швейцарский походы Суворова имели целью разгром французской армии. К сожалению, героические усилия нашей армии не привели к достижению этой цели, но не по ее вине. Практически вся европейская общественность и военные считали, что основная проблема была в действиях австрийцев.

Переход армии Александра Суворова через швейцарские Альпы. Справка

31 августа войска Суворова (21,5 тысячи человек, в т.ч. 4,5 тысячи австрийцев) выступили в поход из Алессандрии и, пройдя за 5 дней 150 км, 4 сентября сосредоточились в Таверне.

Ввиду того, что австрийцы не выполнили своих обязательств по обеспечению похода, армии Суворова пришлось задержаться здесь на 5 дней.

10 сентября, получив 650 мулов и используя под вьюки 1,5 тысячи лошадей спешенных русских казаков, войска двумя колоннами двинулись на соединение с корпусом Римского-Корсакова по кратчайшему, но более трудному пути – через перевал Сен-Готард на Швиц.

13 сентября они овладели перевалом, 14 сентября с боем прошли через Чертов мост и 15 (26) сентября вышли к Люцернскому озеру. Здесь выяснилось, что вопреки сведениям австрийского штаба, дороги к Швицу вдоль озера не было, а переправочные средства уведены противником. Войскам Суворова пришлось с боями горной тропой и по карнизам скал преодолевать труднодоступный перевал Росток (свыше 2400 м) и Муотенскую долину.

16 сентября они перешли перевал и спустились в долину, где получили известие, что корпус Римского-Корсакова разбит под Цюрихом, а австрийский отряд Фридриха фон Хотце – у реки Линта.

Армия Суворова оказалась почти без боеприпасов и продовольствия, окруженная втрое превосходящим противником.

На военном совете, созванном Суворовым, решили пробиваться через перевал Прагель на Гларус. 19-20 сентября русские войска, имея в авангарде отряд генерал-майора Петра Багратиона, отбросили французскую бригаду генерала Габриэля Молитора от Муотена, разбили превосходящие силы французов и открыли дорогу на Гларус. Одновременно арьергард генерала Андрея Розенберга отразил атаки французов с тыла и 23 сентября соединился с главными силами. Совершив тяжелейший переход через перевал Рингенкопф у деревни Панике, русская армия 27 сентября вышла в район Кура, а оттуда ушла в Австрию.

За время этого беспримерного в истории войн горного перехода русская армия потеряла убитыми и ранеными свыше 4 тысяч человек и нанесла вчетверо больший урон противнику.

Предательские, по существу, действия австрийского командования, отсутствие достоверных карт, за которые отвечали австрийцы, поражение под Цюрихом, неудачи войск коалиции на других фронтах, крайнее изнурение войск Суворова привели к тому, что цель Швейцарского похода Суворова не была достигнута. Это вынудило Павла I расторгнуть союз с Австрией и отозвать русские войска в Россию.

Вместе с тем переход с боями наиболее высокой в Европе Альпийской горной системы ‑ один из выдающихся образцов военного искусства. По меткому выражению Суворова, "русский штык прорвался сквозь Альпы".

За Швейцарский поход Суворов был возведен в звание генералиссимуса, и ему было приказано воздвигнуть монумент в Петербурге. Принимавший участие в этом походе великий князь Константин Павлович получил титул цесаревича.

В Швейцарии в ущелье Шолленен у "Чертова моста" в 1899 году по инициативе князя Голицына был установлен памятник "Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 г.". Ежегодно здесь проходит торжественное возложение цветов.

ИТАЛЬЯНСКИЙ ПОХОД 1799 • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 12. Москва, 2008, стр. 220

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Н. М. Васильев

ИТАЛЬЯ́НСКИЙ ПОХО́Д 1799, во­ен. дей­ст­вия рос.-австр. войск про­тив франц. войск в Сев. Ита­лии во вре­мя вой­ны 1798-1802 ме­ж­ду Фран­ци­ей и 2-й ан­ти­фран­цуз­ской коа­ли­ци­ей (см. Ан­ти­фран­цуз­ские коа­ли­ции). В на­ча­ле вой­ны франц. ар­мия, на­не­ся ряд по­ра­же­ний австр. вой­скам, за­ня­ла поч­ти всю Швей­ца­рию и Сев. Ита­лию. К на­ча­лу кам­па­нии 1799 в груп­пи­ров­ку франц. войск в Сев. Ита­лии вхо­ди­ла ар­мия (58 тыс. чел.) ген. Б. Ше­ре­ра [с 15(26) апр. ген. Ж. Мо­ро], в Юж. и Ср. Ита­лии – ар­мия (34 тыс. чел.) ген. Ж. Э. Мак­до­наль­да. Им про­ти­во­стоя­ла австр. ар­мия (86 тыс. чел. ) фельдм. М. Ме­ла­са. Вы­пол­няя свои обя­за­тель­ст­ва пе­ред др. уча­ст­ни­ка­ми коа­ли­ции, Рос­сия на­пра­ви­ла из Чёр­но­го в Сре­ди­зем­ное м. эс­кад­ру ви­це-адм. Ф. Ф. Уша­ко­ва (см.

Сре­ди­зем­но­мор­ский по­ход 1798–1800), а в Сев. Ита­лию – кор­пу­са ге­не­ра­лов А. Г. Ро­зен­бер­га (ок. 20 тыс. чел.) и И. И. Гер­ма­на (ок. 13 тыс. чел.). По прось­бе австр. пра­ви­тель­ст­ва глав­но­ко­ман­дую­щим со­юз­ны­ми вой­ска­ми в Ита­лии рос. имп. Па­вел I на­зна­чил ген.-фельдм. А. В. Су­во­ро­ва.

4(15) апр. Су­во­ров при­был в гл. квар­ти­ру австр. войск (Ва­лед­жо), где всту­пил в ко­ман­до­ва­ние рос.-австр. ар­ми­ей. Бло­ки­ро­вав ча­стью войск кре­по­сти Пе­с­кь­е­ра и Ман­туя, Су­во­ров с гл. си­ла­ми (48,5 тыс. чел.) вы­сту­пил 8(19) апр. к р. Кье­зе и 10(21) апр. ов­ла­дел кре­по­с­тью Бре­шиа, 13(24) апр. – Бер­га­мо, а 14(25) апр. вы­шел к р. Ад­да. В сра­же­нии на Ад­де со­юз­ные вой­ска на­нес­ли по­ра­же­ние ар­мии Мо­ро и 17(28) апр. всту­пи­ли в Ми­лан. Ос­тат­ки франц. ар­мии ото­шли в на­прав­ле­нии Но­ва­ры и Пья­чен­цы. К кон­цу ап­ре­ля ар­мия Су­во­ро­ва со­сре­до­то­чи­лась по обе сто­ро­ны р. По (рай­он Ло­мел­ло, Тор­то­ны, Пья­чен­цы, Боб­био и Пар­мы). Ос­та­вив в Ми­ла­не часть войск (3,5 тыс. чел.), Су­во­ров со­сре­до­то­чил гл. си­лы у Алес­сан­д­рии и Ва­лен­цы и при­нял ре­ше­ние дви­гать­ся по ле­во­му бе­ре­гу р. По в глубь Пье­мон­та, что­бы уг­ро­зой Ту­ри­ну вы­ну­дить Мо­ро ос­та­вить по­зи­цию у Алес­сан­д­рии. 6(17) мая вой­ска ар­мии Мо­ро на­ча­ли от­ход из рай­она Ва­лен­цы – Алес­сан­д­рии к Ге­нуе, а со­юз­ная ар­мия 15(26) мая за­ня­ла Ту­рин. К кон­цу мая со­юз­ни­ки ов­ла­де­ли кре­по­стя­ми Пес­кь­е­ра, Ка­са­ле, Ва­лен­ца, Алес­сан­д­рия, ци­та­де­лью Ми­ла­на. Франц. ко­ман­до­ва­ние ре­ши­ло на­нес­ти по ар­мии Су­во­ро­ва удар с двух на­прав­ле­ний: с юга из рай­она Ге­нуи – вой­ска­ми Мо­ро (14 тыс. чел.) и с вос­то­ка – вой­ска­ми Мак­до­наль­да, ко­то­рые в кон­це мая – на­ча­ле ию­ня ста­ли вы­дви­гать­ся в Сев.

Ита­лию из рай­она Тос­ка­ны в на­прав­ле­нии на Мо­де­ну, Пар­му, Пья­чен­цу. Су­во­ров ре­шил уп­ре­дить франц. вой­ска и раз­бить их по час­тям. Ос­та­вив австр. от­ряд ген. Б. Бель­гар­да (14 тыс. чел.) про­тив Моро, он с гл. си­ла­ми (ок. 22 тыс. чел.) ве­че­ром 4(15) ию­ня вы­сту­пил про­тив ар­мии Мак­до­наль­да. Со­юз­ные вой­ска под рук. Су­во­ро­ва, пре­одо­лев за двое су­ток 85 км, 6- 8 (17–19) ию­ня в сра­же­нии на р. Треб­бия на­нес­ли по­ра­же­ние про­тив­ни­ку. Ор­га­ни­зо­вав пре­сле­до­ва­ние от­сту­пав­ших франц. войск, Су­во­ров 12 (23) ию­ня по­вер­нул свою ар­мию про­тив войск Мо­ро, ко­то­рые на­ча­ли тес­нить от­ряд Бель­гар­да. Уз­нав о при­бли­же­нии Су­во­ро­ва к Алес­сан­д­рии, Мо­ро от­сту­пил к Ге­нуе, ку­да вско­ре по­до­шли ос­тат­ки ар­мии Мак­до­наль­да. В кон­це ию­ля объ­е­ди­нён­ная франц. ар­мия (35 тыс. чел.) под ко­манд. ген. Б. Жу­бе­ра пе­ре­шла в на­сту­п­ле­ние на Алес­сан­д­рию, где на­хо­ди­лись гл. си­лы со­юз­ни­ков. Су­во­ров, уси­лив свои вой­ска до 50 тыс.
чел. осад­ным кор­пу­сом, по­до­шед­шим из Ман­туи по­сле её взя­тия, 17(28) ию­ля вы­сту­пил на­встре­чу Жу­бе­ру и 4(15) авг. в сра­же­нии при Но­ви одер­жал по­бе­ду. Мо­ро, сме­нив­ший уби­то­го Жу­бе­ра, от­сту­пил к Ге­нуе. Ус­пеш­ные дей­ст­вия рос. экс­пе­диц. сил, а так­же по­ли­тич. про­ти­во­ре­чия внут­ри коа­ли­ции спо­соб­ст­во­ва­ли то­му, что Ве­ли­ко­бри­та­ния и Ав­ст­рия, опа­са­ясь уси­ле­ния влия­ния Рос­сии, ре­ши­ли уда­лить рос. вой­ска из Ита­лии. По­во­дом к это­му по­слу­жил план со­юз­ных дер­жав со­сре­до­то­чить все рос. кор­пу­са в Швей­ца­рии для по­сле­дую­ще­го их втор­же­ния во Фран­цию. 16(27) авг. Су­во­ров по­лу­чил со­гла­со­ван­ное с Пав­лом I пред­пи­сание австр. имп. Фран­ца I ос­та­вить в Ита­лии австр. вой­ска, а с рос. вой­ска­ми ид­ти в Швей­ца­рию на со­еди­не­ние с рос. кор­пу­сом ген. А. М. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва (см. Швей­цар­ский по­ход 1799).

По­бе­ды со­юз­ни­ков в хо­де И. п. и дей­ст­вия эс­кад­ры Уша­ко­ва поч­ти пол­но­стью ли­к­ви­ди­ро­ва­ли гос­под­ство фран­цу­зов в Ита­лии. И. п. явил со­бой яр­кий при­мер при­ме­не­ния А. В. Су­во­ро­вым ко­а­лиц. стра­те­гии и стра­те­гии ря­да по­сле­до­ват. дей­ст­вий, ко­то­рые в на­ча­ле эпо­хи мас­со­вых ар­мий яви­лись ша­гом впе­рёд в раз­ви­тии во­ен. иск-ва. На­ко­п­лен­ный в И. п. опыт дей­ст­вий в гор­ных ус­ло­ви­ях Су­во­ров обоб­щил в пра­ви­лах ве­де­ния во­ен. дей­ст­вий в го­рах, ко­то­рые ис­поль­зо­ва­лись в Швейц. по­хо­де 1799 и про­дол­жа­ют ос­та­вать­ся ак­ту­аль­ны­ми ны­не. Ус­пе­ху И. п. спо­соб­ст­во­ва­ли вы­со­кие мо­раль­но-бое­вые ка­че­ст­ва со­юз­ных войск (в пер­вую оче­редь рос­сий­ских), а так­же под­держ­ка итал. на­ро­да, стре­мив­ше­го­ся при их по­мо­щи ос­во­бо­дить­ся от франц. ок­ку­пан­тов.

7. Итальянский и Швейцарский походы А. В. Суворова. Русская история. Часть II

7. Итальянский и Швейцарский походы А. В. Суворова

Итальянский и Швейцарский походы и средиземноморский поход русского флота. У Павла с Суворовым были отвратительные отношения. Суворов был убежденным монархистом и поэтому никакого разговора об отречении императора ни с кем вести не собирался, но, считая Павла не военным человеком, болезненно воспринимал все его новации в армии. Суворов позволял себе невероятно оскорбительные вещи в отношении императора. Так, на одном из парадов, куда его пригласили, он публично заявил, что у него понос, и отправился вон. Когда дело дошло до взаимных оскорблений, Павел отправил его в ссылку, и отнюдь не почетную. Он отправил его под надзор полиции в село Кончанское Новгородской губернии — глухое село, существовавшее без всякой связи с внешним миром. Фельдмаршалу было тогда 69 лет. Это обстоятельство, между прочим, тоже подогревало ненависть многих военных к Павлу и объективно работало на {49} заговорщиков. Суворов писал в письмах, что впереди у него только смерть, что уже «весь сок высох в лимоне» У него бывали случаи частного кратковременного паралича, время от времени открывалась та или иная рана, но он еще интересовался внешней политикой. Когда ему время от времени привозили какие-то газеты, он их внимательно читал, следя за тем, как Бонапарт колошматит австрийцев и завоевывает Италию, и произнес фразу, которая стала пророческой: «Далеко шагает мальчик. Пора унять».

И вот в 1799 году в Кончанское буквально влетел один из генерал-адъютантов Павла с личным письмом императора. Там были такие слова: «Граф Александр Васильевич, теперь не время вспоминать прошлое». Император-де австрийский просит, чтобы вы приняли под команду русские и австрийские войска, и вам надо срочно это сделать. За год до этого, когда Павел вызвал фельдмаршала в Петербург, Суворов тащился 200 верст чуть ли не две недели, демонстрируя, что он болен и не может ехать быстро. На этот раз он приехал со своей обычной скоростью. Вдруг мундир перестал его волновать, он перестал обращать внимание на то, как натерты полы, у него перестала отстегиваться шпага, он перестал кукарекать во дворце и не вполне прилично острить — короче говоря, он увидел дело и воскрес к жизни. Очень скоро он уладил все необходимые формальности. Был произведен перерасчет тех частей, которые должны были принять участие в походе, и он выехал через Митаву и Прибалтику в Австрию, в Вену, где должен был получить дальнейшие инструкции.

Он получил полные полномочия от Павла с одной оговоркой: выполнять все рекомендации, которые дает ему придворный военный совет в Вене — знаменитый гофкригсрат. Проезжая через Митаву, он посетил будущего Людовика XVIII, находившегося тогда в изгнании и жившего в Митаве за русский счет, и когда один из придворных спросил, чем он объясняет успехи Бонапарта, Суворов с присущей ему резкостью сказал: «Ваша братия не умеете хотеть».

В Вене на него смотрели как на освободителя Австрии от французской тирании, потому что прекрасно помнили успехи при Фокшанах, Рымнике и Измаиле. Он выступил очень быстро в Верону, где принял командование австрийскими частями, которые находились уже там, и русскими, которые подходили постепенно. Придворный военный совет познакомил его со своим планом, по которому в течение ближайшей летней кампании 1799 года Суворов должен был очистить от французов небольшой уголок Северной Италии от Вероны до реки Адды (левый приток реки По). Все это было продемонстрировано на очень солидной карте с учетом всех дорог, мостов, рек и т.  д. Просмотрев карту, Суворов схватил карандаш, перечеркнул карту крест-накрест и произнес: «Я начну с Адды, а кончу, где Богу будет угодно». И действительно, сразу же произошло что-то поразительное. Суворов так направил войска к Адде, что французы, боясь оказаться в окружении, эвакуировали селение за селением, город за городом и практически оказались вытесненными до самой Адды без боя. При форсировании Адды неподалеку от города Лоди произошло первое сражение, где в основном сражались австрийцы, поскольку еще не все русские части подошли. Французами должен был командовать один малоизвестный и малоспособный генерал, но непосредственно перед боем он был заменен одним из самых видных полководцев Франции — генералом Моро. Когда разведка донесла об этом Суворову, он сказал: «Мало славы — разбить шарлатана. Лавры, которые мы отнимем у Моро, будут еще лучше цвести и зеленеть».

Этот бой не был решающим для исхода кампании, но он показал французам, с кем они имеют дело. Французы были отброшены, причем австрийцы сражались очень хорошо и Суворов их похвалил — одному из курьеров, который должен был ехать в Вену, он сказал: «Передайте его величеству, что австрийские войска сражаются почти так же хорошо, как русские». Дальше он отправился с русскими и австрийскими войсками на столицу Северной Италии — Милан, который был взят без боя.

Суворову противостояли французы, которые одной своей армией фактически закрывали Геную и проход по берегу Средиземного моря в Южную Францию, а с другой стороны могла подтянуться армия из Центральной Италии. Сначала Суворов решил разделаться с армией, которая отступила от Адды, но Моро увел свои войска в Геную. Получив известие, что от Болоньи подтягивается армия генерала Макдональда, Суворов оказался перед трудным выбором, потому что не знал темпов продвижения Макдональда и вместе с тем должен был опасаться подхода Моро, который понимал, что должен соединиться со своим коллегой.

Тогда был предпринят поразительный по скорости марш от Алессандрии, где стояли суворовские войска, до реки Треббиа, с тем чтобы упредить встречу двух французских армий. 85 верст по каменной горной дороге в жару (дело было в июне) русские и австрийские войска преодолели за 36 часов. Обычная скорость передвижения войск в то время не превышала 10–14 километров в день. Особенностью битвы при реке Треббиа было то, что войска вступали в бой с ходу, без какого бы то ни было предварительного развертывания.

Бой был очень ожесточенным, он продолжался трое суток, и Суворов так им руководил, что Макдональду все время казалось, будто появляются свежие войска, а не те, которые только что покрыли 85 верст практически бегом. Макдональд был опрокинут и отброшен, после чего 4 августа последовало сражение при Нови против армии, которая прикрывала Геную. Сам Суворов доносил, что сражение при Нови было, может быть, самым ожесточенным из всех, которые он дал. Оно кончилось опять-таки победой русского оружия, и Италия была, таким образом, очищена от французских войск. Как боевые силы они уже не представляли никакой опасности.

Казалось, дело было закончено, причем в очень короткий срок — фактически за два месяца, если иметь в виду сражения, которые были в июне, июле и августе. Но австрийцы придумали план — перебросить {50} армию Суворова в долину Рейна, в район Цюриха, с тем чтобы действовать на новом театре войны против французов, поскольку здесь-де, в Северной Италии, уже все в порядке. Движение из Северной Италии в долину Рейна могло быть прямым, через горные перевалы, и обходным. Обходной путь был дольше, но более безопасен и удобен. Поскольку уже кончалось лето, было решено, что Суворов пойдет напрямую.

Австрийцы задержали выход армии на две недели, поскольку вовремя не были даны ни вьючные животные, ни повозки, ни соответствующее снаряжение, и Суворов, потеряв драгоценные дни, только в начале сентября выступил в Альпы, которые по географическим условиям представляют собой примерно то же, что и Северный Кавказ. Пожалуй, наиболее удачным временем для путешествия в этом районе является середина июля — конец августа. Потом погода в горах начинает портиться, а в высокогорье идут снегопады и наступают заморозки. Переход в это время, прямо скажем, весьма затруднителен. Учитывая, что в XVIII веке не было горной обуви и альпинистского снаряжения, а русские войска (в том числе и сам фельдмаршал) никогда не видали снежных гор, и что идти надо было с ружьями, штыками, патронами, пушками, зарядами и какими-то запасами, все это представлялось невероятной авантюрой.

12 сентября Суворов вышел из Тортоны в предгорьях Альп, 13-го его передовые части уже имели столкновения с французами, которые прикрывали первый перевал — Сен-Готард. Защита перевалов не представляет особых сложностей даже сейчас, потому что тот, кто сидит на перевале, прекрасно видит всех, кто поднимается снизу. Война в Афганистане показала, что боевые действия в горных условиях даже сейчас не сулят большого успеха тем, кто пытается проломить оборону. Сен-Готард был взят и ударом в лоб, и одновременным обходом, который совершил авангард под командованием Багратиона. Как русские солдаты лезли по кручам без троп в тыл французам, представить себе, честно говоря, невозможно.

Тем не менее Сен-Готард был взят, и суворовская армия продолжила свой путь. В условиях гор армия двигалась, естественно, колонной, причем довольно узкой, а часть повозок и горные пушки приходилось постоянно перетаскивать на руках — вьючные животные довольно быстро исчезали (срывались в пропасти и подыхали от переутомления). Вся армия состояла в основном из пехоты, небольшой артиллерии и казачьих частей, которые должны были вести разведку. Казачьи лошади оказались очень выносливыми. Нужно было форсировать реку Рейса по арочному мосту. Когда подошли к Чертову мосту (он действительно производил жуткое впечатление, потому что глубоко внизу грохотала река), раздался взрыв — французы подорвали мост и форсировать его уже было, казалось, невозможно, тем более что с той стороны французская артиллерия картечью сметала все живое, что показывалось на этой стороне. Но там, где остановились русские части, стоял какой-то амбар. Он был тут же раскатан по бревнам, бревна связывались офицерскими шарфами (которыми тогда не укрывали горло, а обматывались вокруг поясницы, поэтому они были очень длинными). Офицеры и солдаты положили этот импровизированный настил на остатки опорных арок, и часть войска сумела переправиться по мосту и ударить в штыки французских артиллеристов. Остальные в это время спустились ниже моста по течению реки к берегу, сумели ее там форсировать и взобраться на тропу уже с другой стороны. Французы не выдержали, и их специально обученные горные егеря отступили.

Дальше Суворов уже выходил к озеру, вдоль которого должна была идти дорога на Цюрих. Там в это время должны были стоять австрийские части и развертываться русский корпус генерала Римского-Корсакова, на соединение с которым и пришел Суворов. Но оказалось, что австрийская карта врет, и дороги нет вообще никакой. Суворов понимал, что положение австрийцев и русских очень серьезно: французы, пока он не подошел, постараются разбить их по частям. Перед ним встал вопрос, как идти. И тогда, доверившись проводникам, он перевалил горный хребет Росшток и спустился в Муттенскую долину. Здесь он получил известие о том, что корпус Римского-Корсакова разбит французами, что до этого сражения австрийцы эвакуировали свои части, оставив русских в жертву французам, а главное, что Муттенская долина закупорена герметически французскими дивизиями со всех сторон. Суворов оказался в мешке.

Отступать было некуда, к тому же сама мысль об отступлении ему претила. На военном совете он так и сказал, что никогда не отступал. Тогда очень быстро было принято решение, что они пойдут туда, куда повелит фельдмаршал, и он принял решение подыматься на уже заснеженный (дело было в сентябре) высокогорный хребет Паникс, чтобы перейти его и оторваться от французов.

Подыматься надо было по дороге, которую летом назвали бы овечьей тропой — по таким тропам гоняют овец на пастбище, по ним не ходят и не совершают переходов от селения к селению. Состояние армии было ужасным, патронов уже не хватало, солдаты были фактически разуты и голодны. В это время Суворов получил известие, что французы спускаются в Муттенскую долину, и отдал соответствующее приказание, чтобы арьергард удерживал их возможно долее, пока армия будет подыматься на Паникс. Бой в Муттенской долине продолжался практически три дня Русские отбросили французов, хотя те имели двух-трехкратное превосходство. Артиллерия была оставлена при подъеме и заклепана, чтобы пушками не мог воспользоваться враг, а дальше арьергард втянулся на этот чудовищный подъем, потому что тропы уже не было, все оказалось под снегом. Никогда не бывавшие в высокогорье люди шли на высоту более 3 тысяч метров фактически наугад. Переход этот занял приблизительно 4 дня. Шли, опираясь на ружья, поддерживая друг друга. Тот, кто падал, оставался в горах навсегда. Практически вся армия была пешей, и только Суворов сидел на казацкой лошади, причем все время порывался идти пешком, {51} но два казака, идущие рядом, не пускали его. Время от времени Суворов впадал в беспамятство (70 лет, высокогорье, кислородная недостаточность, холод и страшный ветер делали свое дело).

Так они взобрались на вершину Паникса, а дальше началось самое страшное — спуск, осложненный условиями зимы. Троп не было. Попытка спуститься по скалам заканчивалась смертью. И вот они шли наугад, определяя место, где можно спуститься, пока несколько офицеров не увидели что-то похожее на склон. Что было внизу, неизвестно, но решение было принято, и по этому склону русская армия покатилась вниз. Тот, кто срывался, откатывался в сторону и погибал, остальные же продолжали этот головоломный спуск. Таким образом спаслась основная часть армии.

Французы не преследовали их. Пленных, которые достались во время боя в Муттенской долине, Суворов вывел с собой.

В деревушке на другой стороне хребта Суворов сделал смотр своей армии. Из 20 тысяч человек, вышедших в поход, налицо было 15 тысяч человек. Учитывая Сен-Готард и трехдневное сражение в Муттенской долине плюс потери при переходе через Паникс, можно считать, что потери поразительно малы. Суворов написал письмо главнокомандующему австрийской армией герцогу Карлу, где были снова чрезвычайно резкие. Говоря о том, как австрийцы бросили русских под Цюрихом, он писал: «Вы ответите перед Богом за пролитую под Цюрихом кровь». Австрийцы поняли, что дело идет к разрыву, тем более что Павел приказал Суворову вести армию в Россию. Тут же завязалась дипломатическая переписка, но Суворов ответил еще только раз письмом, в котором были слова: «Такого старого солдата, как я, можно обмануть один раз».

Конечно, это было одно из самых фантастических событий в истории человечества — если иметь в виду военную историю. Вспоминал ли Суворов, ведя свои войска через Паникс, как в 10-летнем возрасте в доме своего отца в Москве, у Никитских ворот он зачитывался рассказами о Ганнибале и его переходе через Альпы? Но то, что он произнес слова, делая смотр своим войскам: «Орлы российские облетели орлов римских», — это известно.

Армия возвращалась в Россию в го время, когда Павел перестраивал дипломатическую ситуацию. С одной стороны, Павел щедро наградил Суворова чином генералиссимуса русских войск. Было приказано воздавать ему почести, которые воздавались только царствующим особам. Его наградили титулом князя Италийского. Все это было ему уже не нужно, потому что он прекрасно понимал, что. едет в Петербург умирать Его тешила, конечно, только мысль о том, что он еще раз послужил отечеству.

По непонятным причинам Павел при торжественном въезде Суворова в Петербург отменил все мероприятия, которые были назначены, и фактически наложил на него опалу, запретив появляться при дворе. Одни считают, что это было сделано потому, что Павлу донесли о попытке склонить Суворова к участию в заговоре. По мнению других, его оговорил Пален (хотя об этом нет никаких сведений), чтобы еще больше возбудить ненависть в армии к императору. Третьи считают, что это просто результат полной неуравновешенности самого императора, который в это время действительно был крайне перевозбужден.

Ночью карета с Суворовым въехала в Петербург. Он остановился в доме графа Хвостова, своего дальнего родственника, где и прожил оставшиеся ему недели. Состояние его все время ухудшалось. У него началась гангрена, и в начале мая 1800 года он скончался

Незадолго до смерти Суворова его посетил Державин, с которым у него были хорошие отношения. Существует рассказ о том, что Суворов спросил Державина, какую эпитафию он напишет ему на могиле. На что Державин спокойно ответил: «По-моему, много слов не нужно. Достаточно написать просто: «Здесь лежит Суворов». Если вы побываете в Александро-Невской Лавре, то увидите могилу Суворова и эту надпись.

На церемонии прощания с фельдмаршалом не было назначено гвардии, и по пути следования процессии стояли только армейские части.

Что касается средиземноморской экспедиции, то Ушаков, уже в союзе с турецким флотом, вышиб французов с Ионических островов. Один из фантастических эпизодов этой экспедиции — взятие русской морской пехотой первоклассной крепости Корфу. Небольшое количество русских моряков, которые стали пехотинцами, штурмовали крепость и взяли ее, произведя невероятное впечатление на всех, кто знал толк в военном деле Суворов, получив в Италии известие о взятии крепости Корфу, написал знаменитую записку Ушакову, в которой были слова: «Как жаль, что я не был при Корфу хотя бы мичманом». Как вы помните, Суворов имел чин мичмана русского флота.

Вспоминая Суворова, у нас принято говорить о его полководческом гении и о различных его причудах. В Суворове было очень много всего намешано. Он знал шесть языков, на всех говорил и писал. С турками он говорил по-турецки, с итальянцами — по-итальянски, с поляками — по-польски, про немцев и французов и говорить нечего.

Как-то один художник писал портрет Суворова, и фельдмаршал ему сказал: «Ваша кисть изобразит только внешние черты лица моего. Но внутренний человек в них скрыт. Я пролил реки крови и прихожу в ужас от этого. Но я никого не сделал несчастным. При приливах и отливах счастья уповал на Бога и был непобедим». Эти слова Суворова — самое лучшее, что можно сказать об этом поразительном человеке.

{52}

Швейцарский поход Суворова (1799) - Российская Империя

Швейцарский поход (переход) А.В.Суворова из Северной Италии через Альпы в Швейцарию явился составной частью русско-французской войны (1798-1800) и продолжением Итальянского похода (1799). 31 августа войско Суворова (21 тыс. чел.) завершило свои действия в Италии взятием крепости Тортона, а затем выступило в Швейцарию, откуда союзное австрийское командование отвело большую часть своих войск.

Путь его Лежал в район Цюрихского озера. Там находилась главная французская армия в Швейцарии под командованием генерала Массенб (38 тыс. чел.). Она располагалась напротив корпуса Римского-Корсакова. Суворов спланировал свой маршрут так, чтобы нанести удар во фланг и тыл Массенб. Русский полководец предполагал использовать традиционный для него прием быстроты и натиска. Он стремился поскорее преодолеть свой путь, чтобы неожиданно "напасть на противника с самой чувствительной стороны". Поэтому Суворов выбрал кратчайший, хотя и наиболее тяжелый путь через перевал Сен-Готард. 4 сентября суворовская армия прибыла в Таверне, откуда начинался ее путь в Альпы. Но здесь не оказалось ни вьючных мулов, ни продовольствия, которое заранее обещало подготовить австрийское интендантство. В результате русским войскам пришлось задержаться здесь на целых пять дней и выступить в поход лишь 10 сентября. "Поспешность нашего похода оказалась бесплодною, - писал Суворов, - решительные выгоды быстроты и внезапности потеряны для предстоящих важных действий". Эта задержка стала роковой для корпуса Римского-Корсакова.

Цюрихское сражение (1799). 14 сентября 1799 г. в районе швейцарского города Цюриха прибывший туда русский корпус под командованием генерала Римского-Корсакова (24 тыс. чел.) был атакован сильной французской армией под командованием прославленного генерала Массенб (38 тыс. чел.). Перед этим основные австрийские части во главе с эрцгерцогом Карлом покинули Северную Швейцарию и отправились в Бельгию. В результате корпус Корсакова был фактически отдан на растерзание превосходящим силам французов. В жестоком двухдневном сражении 14-15 сентября он был разбит по частям. Потеряв 15 тыс. чел. (более половины состава), Корсаков отступил на север, к Винтертуру. Урон французской стороны составил 7 тыс. чел. После этой победы французы получили свободу действий в Швейцарии, что поставило армию Суворова в крайне затруднительное положение. Цюрихское сражение стало одним из самых тяжелых поражений русской армии в XVIII столетии.

Сражение за перевал Сен-готард (1799). Первой крупной победой Суворова в Альпах стало взятие его войсками 13 сентября перевала Сен-Готард. Практически неприступные позиции на перевале защищал французский отряд генерала Лекурба (8,5 тыс. чел.). Перед боем Суворов послал в обход Сен-Готарда отряд генерала Розенберга (6 тыс. чел.) для захода французам в тыл. Основные же силы русских тремя колоннами атаковали сен-готардские позиции с фронта и с обоих флангов. Французы отбили две атаки, но во время третьей отряд генерала Багратиона сумел вскарабкаться на горные вершины и обойти позиции обороняющихся. Лекурбу пришлось покинуть перевал. В то же время отряд Розенберга замешкался в горах и не успел вовремя перерезать французам путь к отступлению. Им удалось беспрепятственно отойти в район Чертова моста и занять там новую оборонительную позицию.

Бой за Урзенский туннель и Чертов мост (1799). 14 сентября войска Суворова соединились с отрядом Розенберга. Перед ними располагался Урзернский горный тоннель (60 м длины и 3 м ширины). В темном скальном проходе находилось орудие, стрелявшее картечью. Попытка ворваться в туннель с ходу была пресечена огнем. Тогда отряд под командованием полковника Трубникова поднялся в гору для обхода французов справа, а егеря с майором Тревогиным стали спускаться вниз к реке Рейсе. Первыми вышли в тыл французам солдаты Трубникова. Они стремительно атаковали орудийный расчет, уничтожили его, а пушку сбросили в реку. Путь в туннель был свободен. He сумев задержать русских в туннеле, французы отступили за реку Рейсе, взорвав за собой Чертов моет. Он находился над рекой на высоте 22-23 м и имел длину 20 м. Заняв оборону на противоположном берегу Рейсе, французы надеялись сдержать на этой отвесной горной позиции натиск русской армии. Но суворовские солдаты разобрали стоящий рядом сарай и под огнем французов стали мостить досками разрушенный пролет. По инициативе князя Мещерского они перевязали дощатый настил офицерскими шарфами и ремнями, а затем ринулись в атаку через мост. Тем временем егеря майора Тревогина уже спустились к Рейсе, перешли по пояс в ледяной воде бурный горный поток, а затем начали карабкаться по кручам на вершину противоположного берега. В тыл французам вышел и отряд полковника Трубникова. Появление русских отрядов на флангах и в тылу, а также атака с фронта вынудили французов начать общий отход с неприступных позиций. 15 сентября суворовские войска с боем взяли деревню Альтдорф, где к ними присоединился австрийский отряд Ауфенберга. За три дня Суворов прошел с боями по незнакомой, высокогорной местности более 60 км. Достигнув Альдорфа, Суворов столкнулся с очередной, по его словам, "изменой и двуличием" своих союзников. Оказалось, что дороги на Швиц вдоль Люцернского озера, к которому подошла русская армия, не существует, а для передвижения по воде нет никаких перевозочных средств. Суворову пришлось идти к Швицу вновь через горы. По пути через Росштокский хребет (около 2,5 тыс. м над уровнем моря) солдаты были вынуждены карабкаться по козьей тропе, на которой порой не умещалась и подошва сапога. Этот путь в 16 км до Муттенской долины суворовская армия, выстроившись "гуськом", преодолела за два дня.

Битва в Муттенской долине 1799). Достигнув Муттенской долины, Суворов получил трагическое известие о разгроме Римского-Корсакова. Теперь войско Суворова оказалось окруженным превосходящими силами французов. Выиграв сражение у Цюриха, Массенб двинулся навстречу Суворову. В сложившейся ситуации русский полководец принял решение изменить свой маршрут. Вместо Швица, занятого Массенб, было решено пробиваться на восток к Гларису. 19 сентября суворовский авангард под командованием князя Багратиона отбросил от Глариса французскую бригаду генерала Молитора и открыл путь всей армии. В тот же день суворовский арьергард во главе с генералом Розенбергом (7 тыс. чел.), прикрывавший отход основных частей, вступил в неравный бой в Муттенской долине с авангардом французской армии под командованием генерала Массенб (15 тыс. чел.). Русские не только отбили все атаки, но и отбросили французов назад к Швицу. Наутро Массена возобновил натиск. Ожесточенное сражение продолжалось несколько часов и закончилось разгромом французов, которые вновь отступили к Швицу. В этих боях в плен чуть не попал и сам Массена, которого гренадер Махотин пытался стащить с лошади. У русского воина остался в руках оторванный генеральский эполет. "Неприятель, - доносил Розенберг, - более 8 верст до самого Швица гнан был". В этих боях французы потеряли 5 тыс. чел. (в т.ч. 1,2 тыс. пленными).

Переход от Глариса до Иланца (1799). Выполнив поставленную задачу, Розенберг в ночь на 21 сентября выступил к Гларису и через два дня, преодолев снежные заносы, соединился с Суворовым. Австрийский отряд Ауфенберга еще 21 сентября самовольно покинул суворовскую армию и ушел к Иланцу. Русский полководец не мог двигаться дальше на восток, где его ждали новые бои с крупными силами французов. Он решил избрать обходной, но очень тяжелый путь на юг, к Иланцу через перевал Паникс. Это был последний маневр великого полководца, который спас армию. Для отражения натиска французов в арьергарде был оставлен двухтысячный отряд под командованием генерала Багратиона. Наиболее трудным был переход в снежную бурю через горный хребет Рингенкопф. Проводники покинули армию, и русские воины двигались почти ощупью по узким, заметенным поземкой тропам. Дорога через Паникс проходила большей частью по краю отвесной обледенелой кручи. Артиллерию пришлось оставить у подножья перевала. Пушки заклепали и завалили камнями. Наконец, суворовская армия преодолела перевал, а затем переправилась через Рейн. 26 сентября она достигла Иланца, выйдя из зоны действия французских войск.

Великий русский полководец прошел через Альпы непобежденным, сохранив в строю после беспримерного в истории перехода около 80% личного состава и выведя при этом 1400 пленных. "Альпийские горы за нами - Бог пред нами: Ура! Орлы русские облетели орлов римских!", - заявил он войскам после окончания похода. За Итальянский и Швейцарский походы Суворов получил титул князя Италийского и чин генералиссимуса. Переход через Альпы, который сопровождался почти непрерывными боями и стычками, длился 17 дней. Люди, никогда не бывавшие в горах, без всякого специального снаряжения сумели в сжатый срок преодолеть около 200 км высокогорного пути и выиграть тяжелые бои, в том числе и с превосходящими силами противника. Швейцарский поход продемонстрировал не только гений Суворова, но и поразительную жизнестойкость русских солдат, которые не дали себя уничтожить, достойно вышли из практически безвыходной ситуации.

"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.

зачем они были нужны — Рамблер/новости

Все мы слышали об Альпийских походах Суворова, которые ассоциируются у нас с гением этого великого русского полководца, и со славой и доблестью русского оружия. Однако далеко не все понимают, операцией какой войны были эти походы, зачем они были нужны, кто был противником России, а кто — союзником, и к чему эти походы в результате привели.

Исторический контекст

Альпийские, точнее, Итальянский и Швейцарский походы Суворова были военными операциями в рамках войны Второй коалиции. Эта война продолжалась 4 года — с 1798 по 1802. В ней союз, состоящий из Австрии, Великобритании, России, Турции, Сицилии, Сардинии, Неаполя и еще ряда государств, воевал против революционной Франции.

К 1798 году Франция уже 9 лет как была республикой. После долгих и ужасных лет буйств революции, к 1795 году в стране устанавливается относительно спокойное и устойчивое правление — Директория. В ее правление в стране было ужасное экономическое положение, а депутаты французского парламента постоянно мутили воду, организуя заговоры и мятежи. Однако революционная республика, настроившая против себя всю монархическую Европу, вновь смогла вести захватнические войны.[С-BLOCK]

В 1796-1797 году Наполеон Бонапарт — тогда еще только командующим одной из армий, организует блистательный захватнический поход на север Италии. Он выгоняет оттуда австрийцев и подчиняет регион себе. Именно этот поход раскрыл способности Бонапарта, а также дал ему возможность накопить политическое влияние.В 1798 Наполеон берется за еще более дерзкий военный проект — военную экспедицию по покорению Египта. Он оставляет покоренную Италию. Параллельно с этим другие французские армии продолжают наступление на восток, на немецкоязычные территории. Остальную Европу успехи «анархистской» Франции, очень пугают. Поэтому давние враги — Великобритания, Австрия, Россия и даже Османская Империя начинают сближаться перед лицом общей угрозы.

Походы: зачем?

Османская империя пропускает флот Ушакова через проливы в Средиземное море, а русская армия под руководством Суворова и в союзе с австрийцами выдвигается освобождать покоренные, но оставленные Наполеоном альпийские и североитальянские провинции. Австрийскй поход Суворова, в котором участвовало примерно поровну австрийских и русских войск, начался в апреле 1799 года. Австро-русская армия прошла с востока на запад предальпийской Италии, по землям прежде Венецианской республики, графства Милан и королевства Сардиния.

Смысл операции был в том, чтобы быстрым ударом разбить французских оккупантов, не дать им закрепиться в Северной Италии — плацдарме для наступления как на юг страны, так и на восток — в Австрию и Россию. [С-BLOCK]

Итальянский поход получился дерзким и очень успешным. Суворов почти полностью очистил Италию от французских солдат, заставил французскую армию отступить. Но в конце лета 1799 года 23-тысячному суворовскому корпусу в Италии поступает новый приказ: соединиться с 20-тысячной армией Римского-Корсакова в Швейцарии. Эта задумка была, мягко говоря, опрометчивой: во Швейцарии находилась почти 100-тысячная французская армия генерала Массена. А австрийские союзники, с которыми суворовцы бок о бок прошли через Италию, были отправлены на поддержку австро-английскому десанту в Бельгию. Русская армия была сильно истощена, не хватало продовольствия и одежды. 15 сентября французы наголову разбивают корпус Римского-Корсакова — Суворов остается с почти в два раза превосходящей численно французской армией один на один.

Но суворовцы справились. В нечеловеческих условиях, под угрозой полного уничтожения они продвигались по Швейцарии в сторону Австрии. Один из самых страшных, и, в то же время, воодушевляющих эпизодов похода — бой за Чертов мост, когда русские солдаты под огнем французов ремонтировали взорванный мост из досок от разорванного сарая, а егеря заходили к французам в тыл через ледяную горную реку. После этих боев солдатам Суворова приходилось карабкаться по горным козьим тропам, через горные снега, при этом постоянно сражаясь с превосходящими французскими войсками. В итоге все закончилось благополучно: непобежденный Суворов вывел в Австрию около 80% состава армии. «Альпийские горы за нами - Бог пред нами: Ура! Орлы русские облетели орлов римских!», - заявил он войскам после окончания похода.

Победы Суворова в Италии и Швейцарии были блистательными и гениальными. Однако с точки зрения самой войны, в которой, кстати, победила Франция, они не принесли каких-либо глобальных результатов. По сути, Швейцарский поход не был военной победой — это был блистательный выход из окружения, гениально успешная эвакуация. Победы Суворова в Швейцарии принесли русскому полководцу славу одного из величайших полководцев в истории, однако на ход войны не повлияли. Через несколько дней после успешного окончания Швейцарского похода Наполеон и его сторонники совершают переворот 18 брюмера. Наполеон становится императором Франции, и вскоре начинает куда более масштабную войну. Весной-летом 1800 года его войска возвращают себе контроль над Италией. А вскоре он покорил еще больше европейских территорий и напал на Россию.

Большинство как современников этих событий, так и историков, сходятся во мнении, что гениальные действия Суворова обесценили австрийские союзники. Куда менее умное в военном плане руководство австрийской армии утопало в дрязгах и распрях, и в последнюю очередь стремилось поддержать союзников, думая только о собственной выгоде. Кроме того, главнокомандующий Российской армией — император Павел I, часто отдавал строгие приказы, которые шли вразрез с военной логикой и ситуацией.

Историк Арсений Замостьянов о швейцарском походе Суворова — Реальное время

Историк Арсений Замостьянов — о том, как Суворов пересилил не только врага, но и природу

В эти дни исполняется 220 лет знаменитому 17-дневному переходу русской армии через швейцарские Альпы под началом Александра Суворова. Тогда ряд монархий Европы объединились для борьбы с революционной Францией, решившей осуществить экспансию республиканских идей на весь континент (а также Англию). Одной из точек столкновения французских и союзнических войск стала Швейцария, где бой французам должны были дать две русские армии. Одной из них — под командованием Суворова — для воссоединения с другой пришлось преодолевать горную местность в экстремальных условиях холода, узких троп и недостатка информации о местности. Подробности тех дней «Реальному времени» описывает историк, автор книги «Александр Суворов. И жизнь его полна чудес» Арсений Замостьянов.

«Французы воспринимали Польшу как свой плацдарм. Россия с этим, естественно, была не согласна»

— Арсений Александрович, велика ли была необходимость ряду европейских монархий идти в 1799 году против революционной Франции? Кто этого особенно хотел и давно ли?

— У каждого из участников антифранцузской коалиции (вместе с небольшими и маловлиятельными монархиями их было много) имелись свои резоны. Великобритания была давним соперником Франции. Поскольку эти страны разделял лишь пролив Ла-Манш, поле для соперничества соседей было большое, а когда Франция стала республикой, Великобритания, как и Россия, думала, что революция выведет ее из числа мощных держав. Но революция, напротив, укрепила армию Франции — произошел революционно-патриотический взрыв, в ходе которого множество французских полководцев получили возможность продемонстрировать себя и сделать карьеру. Франция, таким образом, усилилась, и Англию это никак не могло устраивать.

Следующим заинтересованным участником похода против Франции была Австрия. Ее правители стали первыми жертвами французской экспансии: распространение французской революционной энергии по Европе коснулось и их владений — в частности, Северной Италии.

И, наконец, Россия. Александр Солженицын высказывал мнение, что ей не стоило соваться в европейские дела того времени, а надо было ограничиться своими внутренними проблемами, поскольку французы напрямую не задевали российских интересов. На мой взгляд, это не так — с Францией того времени у России были территориальные споры, и тут камнем преткновения между нашими странами еще cо времен Бурбонов была Польша. Франция всегда рассматривала ее как своего союзника и даже как свой протекторат, а когда после революции во Франции возникла республика, ее идеи и ее политика оказывали на поляков очень сильное влияние. Это проявилось в 1794 году еще при Екатерине II во время польского восстания. В общем, французы воспринимали Польшу как свой плацдарм, и с началом экспансии своих революционных идей они рассчитывали войти с ними и в Польшу, с чем Россия была не согласна.

Другой зоной пересечения интересов Франции и России была Швеция. В ту пору она еще не смирилась с завоеваниями ее владений Петром I — в частности, с выходом России к Балтийскому морю. И в Швеции у Франции тоже была своя игра, хотя и не такая успешная, как в Польше. Сделать Швецию своим союзником не удалось, но интересы Франции в этой стране были, и они пересекались с российскими.

Павел I в короне, далматике и знаках Мальтийского ордена. Художник В. Боровиковский. Репродукция wikipedia.org
Павел был главой Мальтийского рыцарского ордена и очень серьезно относился к этой своей миссии. И не мог смириться, что революционные французы заняли и Мальту, и другие средиземноморские острова. Таким образом, Россия твердо решила принять участие в войнах в антифранцузской коалиции

И, наконец, Россия считала себя идейным самодержавием, идейной монархией и, исходя из этого, к любым антимонархическим поползновениям относилась с тревогой и довольно агрессивно, в том числе и к республиканским. А Франция стала успешным примером революционной республики и центром притяжения всех антимонархических сил не только в Европе, но и в России, что не могло не беспокоить Петербург.

Я сказал о причинах антифранцузских походов того времени, но был еще и повод. Он во многом субъективен и связан с личными пристрастиями императора Павла I: речь о Мальте. Павел был главой Мальтийского рыцарского ордена и очень серьезно относился к этой своей миссии. И не мог смириться, что революционные французы заняли и Мальту, и другие средиземноморские острова. Таким образом, Россия твердо решила принять участие в войнах в антифранцузской коалиции.

Для этого участия контингент русской армии имелся не только в Северной Италии, где Суворов успешно действовал против французских гарнизонов во главе русско-австрийского войска. Наши войска выдвинулись еще и в центр Европы — в Германию, Швейцарию и Голландию (где союзники должны были угрожать Франции с тыла). Военные действия, таким образом, должны были быть масштабными — они должны были вестись по всей Европе, взять в итоге в тиски революционную Францию и уничтожить ее, произведя там реставрацию династии Бурбонов. Все это удалось сделать, но только через пятнадцать лет, после разгрома наполеоновской армии.

«Суворов и Павел I не ставили задачу покорить Францию и сломать французский народ через колено»

— Можно ли говорить, что это были походы не столько монархических государств, сколько реакционной монархии и дворянства против народа, получившего огромные гражданские права?

— Можно, это действительно была реакция, ответ на революцию. С другой стороны, это была консервативная коалиция — монархии не могли считать республику идеальной формой правления, они считали, что республика отходит от норм, узаконенных в том числе и церковью, что было невероятно важным как для Павла I, так и для английских и австрийских монархистов, да даже и для французских монархистов — зажатых, потерпевших и военное поражение, но тем не менее существовавших.

Портрет императрицы Екатерины II. Неизвестный художник второй половины XVIII века. Репродукция wikipedia.org
Екатерина отнеслась к французской революции со злорадным торжеством: Франция Бурбонов была опасным соперником для России

Все-таки революция устроила не всех, недовольных было немало и особенно среди дворянства, поэтому логично, что и Суворов, и Павел I собирались опираться на это антиреспубликанское движение. Суворов и Павел не ставили задачу покорить Францию, через колено сломать французский народ и уничтожить французскую государственность — они считали, что главное — это «восстановить престолы и божьи храмы».

Ведь не секрет, что еще до полного утверждения Наполеона у власти французская Директория вела себя по отношению ко многим устоявшимся в стране ценностям слишком радикально. Закрывались католические и протестантские храмы, провозглашался культ разума, с чем было очень трудно примириться европейским монархам того времени, и этот консервативный и антиреволюционный пафос был во многом оправдан.

— Почему этот поход против Франции не состоялся при Екатерине II — жесткой стороннице монархических порядков и таким же жестким врагом инакомыслия? Ведь победа французской революции случилась при ней?

— Екатерина отнеслась к французской революции со злорадным торжеством: Франция Бурбонов была опасным соперником для России. Как я уже говорил, дело касалось польского фронта, и даже при Бурбонах Екатерина относилась к Франции как к врагу. А тут революция — свергается король, работает полным ходом гильотина, и по воспоминаниям кабинет-секретаря Екатерины Гавриила Романовича Державина, императрица была уверена, что Франция ослабнет, распадется. Так же, как в 1917 году многие мировые державы были удовлетворены революцией в России, думая, что она сделает ее слабее. По инициативе наших полководцев, и в частности Суворова, у Екатерины все-таки созревал план интервенции во Францию и восстановления там монархии. Но воинственности у Екатерины на этот счет не было — она все-таки ждала ослабления Франции без своего участия в антифранцузской коалиции.

«И французы, и русские отказались от предрассудков в военной науке. И их армии стали сильнейшими в Европе»

Неужели Суворова можно считать большим монархистом, чем саму Екатерину II, раз инициатива против революционной Франции исходила от него?

— В известном смысле Суворов — монархист, хотя и говорил в этом плане эксцентрически. Ему был присущ некий артистизм, свои монархические, подчас гротескные высказывания, прославляющие монархию, он облекал в яркую и красочную форму, но они предназначались в основном для армии и высшего света. Опять же — армия ведь не пойдет в бой, если не возвысить патетику до высочайшего градуса, со «средней температурой» солдаты рисковать жизнью не будут, и Суворов это понимал.

В то же время он был человек свободолюбивый, начитанный и хорошо знал идеологию и философскую подоплеку французского Просвещения и французской революции. Многое из этого наследия он уважал, многое брал на вооружение. Но Суворов был еще православный, верующий человек, и в силу этого был не только монархистом, но и идейным противником революционного движения, которое боролось с религией, что Суворов считал опасным делом.

Портрет фельдмаршала графа А.В. Суворова. Художник Й. Крейцингер. Репродукция wikipedia.org
Суворов был человек свободолюбивый, начитанный и хорошо знал идеологию и философскую подоплеку французского Просвещения и французской революции. Многое из этого наследия он уважал, многое брал на вооружение

Но с другой стороны, вот какая интересная деталь есть в этом вопросе. Россия и Франция, идя совершенно разными путями в XVIII веке, пришли к схожим результатам относительно реформирования армии, и их армии к 1799 году стали сильнейшими в Европе. Почему так? Потому что и те, и другие отказались от схематизма и предрассудков в военной науке, которые сложились в XVII веке и властвовали почти на протяжении всего XVIII века. Импульс развитию нашей армии и нашей культуры придали реформы Петра I, он был монархистом, но масштаб его преобразований был революционным: он тоже встряхнул страну, вывел на авансцену людей, независимо от их происхождения.

А в армии эти идеи Петра развил Суворов — в командование выдвигались люди талантливые, молодые, и, таким образом, в армии очень хорошо работали, как мы сейчас сказали бы, социальные лифты. Суворов отказался от линейной тактики боя (раньше было важно оттеснить противника и занять территории лишь действиями шеренг с применением оружейных залпов, а теперь важно было уже уничтожить противника — в первую очередь через штыковые атаки ротных каре и колонн), и эти его идеи были действительно революционными.

Как русские солдаты относились к заграничным походам? Не было ли некоего ворчания — дескать, а ради чего и кого мы воюем?

— Русского солдата суворовских времен не следует считать несчастным и не следует его жалеть, как мы часто делаем с позиций нашего времени. Нам кажется, что русского крестьянина, рекрута, выдирали из какой-то комфортной среды и бросали его чуть ли не на каторгу в солдатство, а это не так. Солдат вытаскивали из крайне жесткой, крайне некомфортной среды, брали самых бедных и бесперспективных крестьян, но, попадая в солдаты, они получали обмундирование, жили достаточно сытно (в частности, они приобщались к мясному рациону), были более просвещенными и более образованными людьми, нежели те, кто оставался в селах.

Конечно, эти солдаты рисковали жизнью, проводили годы в утомительных учениях, в муштре, переходах и боях, но они становились воинами-профессионалами, поскольку служили они всю жизнь. Они уважали своих офицеров и полководцев, в особенности таких, как Суворов, которые находили ключи к сердцу солдата, поэтому сражались не за страх, а за совесть. И материально они не были обижены по сравнению с братьями, отцами и детьми, оставшимися на Родине в полуголодном существовании — крестьянская лямка того времени была безрадостной.

Переход Суворова через Альпы. Художник В. Суриков. Репродукция wikipedia.org
Солдаты ничего не боялись в бою, но они боялись неизвестности, боялись спусков со скал. И здесь авторитет Суворова, который делил с солдатами все невзгоды похода в свои почти 70 лет, и авторитет генералов, которые были под стать Суворову, их мужество, умение сохранить боевой дух, передавались войску

«Горная война в Альпах была для солдат непривычной и трудной: голодно, холодно и постоянная угроза нападения»

Роптали ли солдаты в походах? Безусловно, роптали, и горная война в Альпах была для них непривычной и чрезмерно трудной — было голодно, холодно, была постоянная угроза неожиданного нападения со стороны искусного и опытного врага, и в какой-то момент солдатское сердце дрогнуло, многих обуял страх перед этими горными вершинами. Легенды гласят, что некоторые солдаты чуть ли не отказывались идти дальше, и Суворову якобы пришлось сказать: «Похороните меня здесь, если я более не отец вам, а вы мне не сыновья!». Но участники похода, в частности генерал Багратион и другие генералы, это отрицали, так что тут, вероятно, было чье-то мемуарное преувеличение.

Генералы говорили, что никакой бунт среди солдат не вызревал, дисциплина сохранялась, но ропота они отрицали, как и страха. Солдаты ничего не боялись в бою, но они боялись неизвестности, боялись спусков со скал. И здесь авторитет Суворова, который делил с солдатами все невзгоды похода в свои почти 70 лет (ел те же сухари, вел сам свою лошадь), и авторитет генералов, которые были под стать Суворову, их мужество, умение сохранить боевой дух, передавались войску.

Не обходились ли такие кампании слишком дорого российской казне?

— Во время кампании 1799 года страна, безусловно, не жила по принципу «все для фронта, все для победы», как это было в Великую Отечественную или в Первую мировую, когда это были войны на истощение, на уничтожение, и участие в которых принимала вся экономика. В 1799 году со стороны России в антифранцузской коалиции участвовал лишь экспедиционный корпус, и его содержание в этих условиях мало чем отличалось от содержания в мирное время. Мобилизации ведь никакой не было — в кампании участвовала та самая рекрутская армия, которая всю жизнь проводит в учениях, походах и сражениях, и государство тратило на нее не больше, чем когда эта армия сидела на учениях под Кобрином. К тому же большую часть расходов на антифранцузскую коалицию брала на себя Австрия, которая была просто кровно заинтересована в возвращении территорий Северной Италии.

Тут еще следует отметить и рыцарский дух войн того времени — за питание и постой своих солдат и генералов российская казна всегда расплачивалась. К примеру, когда русские солдаты уже спустились с альпийских вершин, они увидели двух быков, принадлежащих местным швейцарским крестьянам, и зажарив их, плотно поужинали. Но и за быков, и за все остальное, что швейцарские крестьяне предоставляли русской армии, расплачивался либо из своих средств сам Суворов, либо, через какое-то время, царь.

Сражение при Нови. Художник А. Коцебу. Репродукция wikipedia.org
В 1799 году со стороны России в антифранцузской коалиции участвовал лишь экспедиционный корпус, и его содержание в этих условиях мало чем отличалось от содержания в мирное время. Мобилизации ведь никакой не было — в кампании участвовала та самая рекрутская армия, которая всю жизнь проводит в учениях, походах и сражениях, и государство тратило на нее не больше, чем когда эта армия сидела на учениях под Кобрином

«Наши союзники, особенно Австрия, побаивались радикального усиления России»

Почему союзники оставили армию России без основной своей поддержки в незнакомой Швейцарии? Так ли было важно сосредоточить основные силы против Франции в Голландии, или тут была игра против возможного российского усиления в случае победы над Францией?

— Это была скорее двуличная политика. Но это было не впервые — сама Россия еще в Семилетнюю войну после смерти Елизаветы Петровны изменила свою политику в отношении Пруссии, против которой воевала, и изменила тем самым союзникам, с которыми воевала. Но и при Елизавете наши союзники, особенно Австрия, побаивались радикального усиления России и пытались ввести российскую экспансию в Европе в какие-то рамки. Мы помним, что Европа препятствовала и выходу России к Черному морю, и ее прорыву в Средиземное море, препятствовала ее усилению в Польше, Пруссии, на Балтике. Но это нормальная дипломатия, и я бы не стал называть это сверхковарством. Каждый монарх действует в интересах своей страны и своей политической концепции, и к этому были готовы и русские дипломаты с военачальниками.

В случае с 1799 годом и с направлением Суворова в Швейцарию удивило не дипломатическое двуличие — оно-то вполне естественно, а то, что австрийцы неджентльменски повели себя в каких-то важных деталях подготовки войск и не исполнили свой долг перед Суворовым и русской армией. В первую очередь они не подготовили ее должным образом к горной войне, а они были обязаны это сделать — подготовить мулов, продовольствие, обозы. Это было сделано с опозданием и в незначительной мере. И во-вторых, австрийцы не сумели подготовить карты продвижения армии по Альпам — то, что имелось у Суворова, было сделано неудовлетворительно, не тех дорог он ожидал для продвижения в Альпы.

В общем, австрийцы ввели русскую армию в заблуждение. Возможно, они сделали это намеренно или по халатности, которая была им свойственна и из-за которой они терпели частые поражения от тех же французов.

И все-таки, так ли было важно сосредоточить силы союзников в Голландии, что туда были направлены почти 60 тысяч австрийских солдат?

— Удар по Франции со стороны Голландии и Бельгии планировался давно, и так же давно там был высажен, наряду с английским, и русский корпус, и такой удар по Франции выглядел бы вполне логичным. Но, с другой стороны, после суворовских побед в Италии для французов не было более опасного исхода в кампании, чем поход русско-австрийских войск на Париж со стороны Италии. То, что австрийцы эту идею не поддержали и ушли подальше, конечно, говорит о том, что они побаивались политического усиления России. Они боялись, что Россия, таким образом, осталась бы в Средиземном море: ведь там же стоял и российский флот под командованием Ушакова.

В то, что Россия могла бы укрепиться во Франции, они вряд ли могли верить — максимум, что мог сделать Суворов во Франции, это сокрушить Директорию, революционную армию и содействовать восстановлению на троне Бурбонов, а потом Россия должна была бы ретироваться оттуда. Планы сделать Францию протекторатом России было очень трудно исполнить в силу географической удаленности Франции от России. Закрепиться же на Средиземном море Россия вполне могла, и австрийцы этого побаивались, поэтому и решили переместить нашу армию на борьбу с Францией дальше, в швейцарские Альпы, ликвидировав таким образом перспективу совместного похода на Францию.

Торжественная встреча Суворова в Милане в апреле 1799 года. Художник А. Шарлемань. Репродукция wikipedia.org
После суворовских побед в Италии для французов не было более опасного исхода в кампании, чем поход русско-австрийских войск на Париж со стороны Италии

«Против русской армии сражались не только французы, но и природа. Поэтому потерь было относительно много»

А нельзя было отменить такой рискованный поход? Или о том, что основные части союзников выведены из Швейцарии, Суворов узнал, когда уже невозможно было ничего менять в планах России?

— Конечно, Суворов знал об уходе союзников до похода, но был приказ — план состоял в объединении сил Суворова и Римского-Корсакова, чтобы вести действия против французов, чтобы выдавливать их из Швейцарии, и Суворов собирался его исполнять. Да, он считал необходимостью идти в те дни на Париж, и швейцарский поход, увы, был для него вынужденным. Суворова подтолкнули на это исключительно три монарха — британский, австрийский и наш Павел I.

— Суворов не пытался возражать решению императора?

— Спорить Суворов и Павел I никак не могли — сказалась трудность обмена информацией. Они вели переписку с опозданием в две-три недели, и тут Павел доверял Вене, которая была ближе к Суворову. В данном случае Суворов получил приказ и стал готовиться к горной войне — готовился добросовестно и понял, что назад пути нет.

Какой был самый сложный момент для русской армии в этом 17-дневном альпийском походе?

— Это было сражение в Мутенской долине — кульминация похода. Именно тогда у французов была возможность превратить поход Суворова в крах, в катастрофу. Если бы они взяли в плен арьергардный корпус генерала Розенберга, то мы бы по-другому вспоминали о походе Суворова. Но русская армия выиграла сражение, в котором французы имели все шансы победить.

Как расценивать потери русской армии: 5 тысяч погибших в 27-тысячной армии — это много в этих адских условиях, или все могло быть хуже?

— Тут важно отметить: в каждом сражении, в каждой стычке в Альпах русские войска находились в невыигрышном положении. Солдаты продирались по узким карнизам, пробирались в холод, голодные, а французы подстерегали их, заранее избрав нужные горные позиции. Тем не менее, не было ни одного поражения — врага постоянно обращали в бегство. И полторы тысячи французских пленных, которых удалось захватить в Мутенской долине, превышают русские потери в этом сражении.

Да, потерь тогда было много — как никогда именно для суворовских сражений, но в Швейцарии против русской армии сражались не только французы, но и природа. Большая часть потерь связана с болезнями, падениями людей с вершин, много было раненых, которых невозможно было доставить в долины, и это была драма, которая увеличила боевые потери.

Памятник Суворову в швейцарских Альпах. Фото wikipedia.org
Без альпийского похода не состоялось бы побед 1812—1815 годов, то есть решающих побед над наполеоновской армией: Суворову удалось развеять миф о непобедимости французов, поскольку он разбил их армии в трех сражениях. А ведь французы действительно считались тогда непобедимыми

«Суворов развеял миф о непобедимости французов»

Почему армии удалось выстоять в горах, в которых она никогда не воевала?

— Что, на мой взгляд, помогло преодолеть этот переход? Дисциплина, вера русских солдат в своих командиров, их физическая выносливость и, наконец, мастерство русской армии в ведении штыкового боя. Почти во всех сражениях решающими оказались именно штыковые прорывы.

Сам Суворов несколько раз оказывался в критической ситуации, когда ему приходилось менять свои планы. К примеру, он видит в очередной раз, что для армии нет дороги, что надо искать охотничьи тропы, и вскоре он узнает, что армия Римского-Корсакова разбита и он попадает в окружение превосходящих сил противника. Тут сказалось умение Суворова быстро проанализировать различные варианты и найти самый оптимальный.

Недавно в Татарстане было высказано предложение сделать памятной дату успешного похода Суворова — вместо инициативы дать таковой статус стоянию на реке Угре 1480 года. Можно ли считать швейцарский поход действительно памятной датой?

— Да, это памятная дата для всей нашей истории. Поход Суворова — это символ мужества, отваги и полководческой доблести России на все времена, потому что Суворов смог преодолеть не только врага, но и природу. Да, в этой кампании не удалось одержать победу, занять Париж и даже вытеснить французов из Швейцарии не удалось — в отличие от Италии. Но не удалось вытеснить потому, что Суворова не поддержали монархи. Ведь после того, как наша армия вышла из альпийской западни, после нескольких дней отдыха, наши военные были готовы к дальнейшим действиям, и Суворов ждал поддержки и помощи от англичан и австрийцев, но Павел I предпочел выйти из коалиции. Поход Суворова, тем не менее, можно считать победой, хотя он и не стал стратегическим во всей кампании.

Ну и, наконец, без альпийского похода не состоялось бы побед 1812—1815 годов, то есть решающих побед над наполеоновской армией: Суворову удалось развеять миф о непобедимости французов, поскольку он разбил их армии в трех сражениях. А ведь французы действительно считались тогда непобедимыми. И уже в 1812 году ученики Суворова, столкнувшись с армией Наполеона, не дрогнули и выстояли — у них был победный опыт 1799 года.

Поэтому я считаю, что поход Суворова нужно сделать важной датой — в памяти народной это событие было одним из первостепенных. Тут достаточно вспомнить картину Василия Сурикова «Переход Суворова через Альпы», где дух этого похода передан очень колоритно. Да и сейчас это пример беспорочной службы нашего полководца, не знавшего поражений, который ценен даже не столько своей судьбой. Суворов смог не только воспитать нашу армию, но и дать стране образцы истинной военной службы на несколько десятилетий вперед.

Сергей Кочнев

ОбществоИстория

походов Суворова | Very Life Victory

В 1799 году фельдмаршал Александр Васильевич Суворов за четыре месяца освободил Северную Италию, а затем перебросил русские войска через Альпийские горы в Швейцарию. За 16 дней воины, непрерывно участвуя в боях, преодолели 300 км пути по высокогорью и не потерпели ни одного поражения. Боевые походы Суворова были героическими, и за свой подвиг, за спасение армии в тяжелых условиях командующий был удостоен звания генералиссимуса.

Портрет А.В. Суворова художника К.К. Штайбен в 1815 г., фото © ru.wikipedia.org

При Екатерине II Российская империя была союзником Англии, Пруссии и Австрии в борьбе против Франции. Сменив на престоле великую императрицу, Павел I придерживался политики невмешательства, но только до тех пор, пока Наполеон не захватил Мальту, которая находилась под его личной защитой. Император не мог проигнорировать такую ​​«пощечину», и вскоре союзники создали второй антифранцузский блок .Коалиция определила своей целью возвращение Франции к довоенным границам, и в 1799 году Россия инициировала итальянских и швейцарских кампаний Александра Суворова для решения этой задачи, среди других военных проектов.

Армия Александра Васильевича 7 (18) апреля вышла в Италию, преодолевая за день 28 миль, и через девять дней вышла к реке Адда. Здесь в крупном сражении французские войска потерпели поражение. Через день был освобожден Милан, через месяц - Турин, и так, тесня врага, русские войска разбили остатки его армии под Нови.Итальянский поход Суворова в 1799 г. закончился абсолютной победой человек.

Итальянский поход Суворова 1799 г., фото WEB

Будущему генералиссимусу потребовалось четыре месяца на освобождение Северной Италии, профессионализм, с помощью харизмы и авторитета, после чего солдаты беспрекословно шли в бой, измученные долгой дорогой и часто в заведомо проигрышной позиции. Генерал Й.В. Моро, главный противник Александра Васильевича в итальянской роте, позже сказал о своих действиях: «C’est le sublime de l’art militaire» - «Это вершина военного искусства. За успех поездки в Италию Суворов получил титул князя Италии.

После короткой передышки русские войска снова пошли в бой. Их победа раскрыла истинные цели австрийцев, желавших завладеть освобожденными итальянскими землями, и поэтому наша армия повернулась к Швейцарии . Александр Васильевич выбрал самый короткий, но и самый опасный путь - через перевал Санкт-Готард . Итак, 10 (21) сентября начался альпийский поход Суворова.

А.И. Карл Великий. «Фельдмаршал Суворов на вершине Санкт-Готарда 13 сентября 1799 года», источник © ru.wikipedia.org

К этому времени Альпы уже были скованы зимой. Перевалы превратились в неприступные ледяные заставы, горные тропы покрылись полуметровым слоем снега, и из-за метелей солдаты не могли видеть дальше собственного носа. В таких условиях они вышли на перевал, где встретили французов. Однако под натиском русских они отступили к деревне - Сен-Готард был взят .

Опасаясь усиления врага, военачальник начал преследование, которое вскоре привело войска к Чертову мосту . В этот момент река Реус представляла собой бурный поток, отрезанный 60-метровым водопадом, и, отступая, французы демонтировали часть моста, переброшенного через пропасть на высоте 23 метра. Русские не остановили это препятствие - после разборки сарая они связали бревна шарфами, и этот шаткий настил перекинули через пролом.Вскоре деморализованная французская армия была разгромлена.

А.Э. Коцебу. «Суворов переходит через Чертов мост» , источник © ru.wikipedia.org

Уже 29 сентября поход Суворова через Альпы привел русскую армию к Мутенской долине , где она была окружена. Предстоящая битва обещала стать последней для измученных воинов, не получивших ожидаемой помощи от союзников ... «Мы стоим на краю пропасти. Но мы русские! С нами Бог!», Александр Васильевич сказал напутствие, и 1 октября 14 тысяч усталых, но не сломленных солдат приняли отчаянную попытку наступить на 24-тысячный дом Андре Массена.

Натиск русских был сокрушительным - потеряв 700 человек, они уничтожили от трех до шести тысяч французов и взяли в плен более тысячи. Теперь им оставалось только преодолеть неприступный перевал Panix высотой 2,4 км. Здесь, двигаясь в тумане по уступу над пропастью, русские замерзли под сильным ветром, упали в пропасть и оставили в ней орудия, но тем не менее добрались до города Кур , где их миссия окончательно завершилась.

Переход Суворова через Альпы, источник © cyrillitsa.ru

Швейцарский поход Суворова проходил в нечеловеческих условиях, но смертоносные ущелья, снегопады, халатность австрийцев и окружающей среды не подорвали боевой дух армии. Поход Александра Суворова в Альпы оказался беспрецедентным - зимой этого самоубийственного подвига никто не совершал. В этом году Швейцария отмечает 220 лет кампании Суворова , и стоит посетить множество интересных событий.

ШВЕЙЦАРСКИХ И ИТАЛЬЯНСКИХ ПОХОДОВ СУВОРОВА 1799 г. Т.Шевяков и иллюстратор В. Дзис

Опубликовано Gauntlet International

Использовал


Об этом товаре

(Тема: Европейские конфликты и наполеоновские войны) Еще одна из прекрасной серии российских публикаций AST, теперь доступна на английском языке.Итальянские и швейцарские экспедиции 1799 и 1800 годов были предприняты русским командующим Александром Суворовым против французских войск в Пьемонте и Швейцарии в рамках итальянских кампаний Французских революционных войн в целом и войны Второй коалиции в частности. С восемью цветными пластинами, на которых показаны детали униформы, книга включает в себя детали тактики, боевых порядков и карту кампании, а также множество других иллюстраций по всей книге. Некоторые цветные таблички неяркие из-за качества оригинальных русских сканов.(Опубликовано: 2008 г.) (Издатель: Gauntlet International) (Пагинация: формат A4, 50 стр., Множество цветных и ч / б иллюстраций) (Состояние: Новое в обложке карты с термопереплетом) UL-XXXXXX. Инвентарный список продавца № 35103-01

Задать вопрос продавцу

Библиографические данные

Заголовок: ШВЕЙЦАРСКИЕ И ИТАЛЬЯНСКИЕ КАМПАНИИ СУВОРОВА 1799 г.

г.

Издатель: Gauntlet International

Описание магазина

Специалист по заказу интернет-почты по военно-историческим книгам.Подержанные и новые книги, охватывающие все области и периоды. Ранняя война, текущие конфликты, униформа, медали, знаки отличия, разработка тактики и разведки.

Посетить витрину продавца

Условия продажи:

Мы принимаем все основные кредитные и дебетовые карты или чеки в Великобритании. При оплате в других валютах
взимается комиссия за конвертацию. Мы также принимаем платежи через Paypal. Полный текст условий и положений см. На нашем веб-сайте.


Условия доставки:

Стоимость доставки указана для книг весом 2,2 фунта или 1 кг. Если ваш заказ на книгу тяжелый или негабаритный, мы можем связаться с вами, чтобы сообщить, что требуется дополнительная доставка.

Список книг продавца

Способы оплаты
принимает продавец

Проверять Денежные средства PayPal Банковский тратт Банковский перевод

Граф Рымникский и принц Италии

После вторжения нацистской Германии в Советский Союз 22 июня 1941 года Иосиф Сталин официально воскресил многих героев до 1917 года, надеясь, что их пример послужит пробуждению чувства патриотизма, что позволит российскому народу победить еще одного потенциального завоевателя.Из этих героев царский военный деятель, о котором чаще всего упоминал Сталин, был не подходящим на вид маршалом Михаилом Кутузовым, сопротивлявшимся вторжению Наполеона в 1812 году, а скорее величайшим из всех российских военачальников - Александром Васильевичем Суворовым, графом Рымникским и князем Великим. Италия. Сам Сталин принял высшее звание, которое до него имел только Суворов, - генералиссимус. В его честь были созданы военные академии, установлены памятники, переименованы села и построены музеи, учреждена медаль - трехступенчатый орден Суворова.

Невысокий, жилистый, болезненный и физически непривлекательный человек, чья личная жизнь была спартанской, Суворов был выдающимся военным теоретиком, тактиком и стратегом, который сочетал огромный боевой опыт с храбростью, несгибаемой волей, саркастическим остроумием и просвещенным интеллектом - наряду с эксцентричностью. это часто доходило до безумия. За свою карьеру Суворов шесть раз был тяжело ранен, но ему приписывали 63 победы, не потерпев ни одного крупного поражения.Он был награжден бесчисленными медалями, званиями и почестями (в том числе сословными и крепостными) как в родной России, так и в других странах.

Родившийся в Москве в 1729 году в реформаторской семье из низшего дворянства с давними военными традициями, Суворов поступил рядовым в гвардейский полк в 1742 году и начал свою действительную службу в 1748 году. После шести лет службы он был получил звание лейтенанта в 1754 году. Суворов получил боевое крещение во время Семилетней войны (1756-1763), сражаясь при Кунерсдорфе, Берлине и Кольберге.В 1762 году он был произведен в полковники и назначен командиром Суздальского полка, вместе с которым написал свое знаменитое Суздальское положение . Он был произведен в генерал-майоры в 1770 году и участвовал в Гражданской войне в Польше (1768–1776), выиграв битвы при Орехово, Ландскорне, Саовиче и Кракове. Генерал-лейтенант в 1773 году, Суворов участвовал в Первой турецкой войне царицы Екатерины Великой (1768-1774), выиграв два разных сражения при Туркутае и успешно штурмовав форт у Гирсова 14 сентября 1773 года.Его победа над гораздо более многочисленной турецкой армией Абдер-Резак-паши при Козлуджи 19 июня 1774 года принесла Суворову репутацию блестящего тактического деятеля.

Отозванный в Россию в 1774 году для борьбы с крестьянским восстанием Эмилиона Пугачева, Суворов прибыл слишком поздно, чтобы подавить восстание, но сопровождал его лидера в плен. В 1775 году он женился на семье Голицыных со связями. С 1774 по 1786 год Суворов командовал различными дивизиями и корпусами на Кубани, в Крыму, в Финляндии и в самой России.В 1778 году он предотвратил высадку турецких войск в Крыму, подавив очередную русско-турецкую войну.

Назначенный главнокомандующим в 1787 году, Суворов участвовал во Второй турецкой войне Екатерины (1787-1792), в ходе которой он защищал прибрежную крепость Кинбурн от двух турецких морских атак в сентябре и октябре 1787 года, штурмовал и 17 декабря взял Очаков. , 1788, и объединился с австрийским генералом принцем Йозиасом фон Саксен-Кобургом, чтобы победить Османа-пашу при Фокшанах 1 августа 1789 г. 22 сентября Суворов изгнал основную армию Юсуфа-паши из лагерей на реке Рымник, расстроив планы турецкого наступления, поэтому Плохо то, что за победу Суворов получил титул графа Рымникского.

22 декабря 1790 г. Суворов прославился штурмом крепости Измаил, но также прославился последовавшей резней большинства ее защитников. В 1793 году Суворов командовал русскими войсками, которые подавили польское восстание Таддеуша Костюшко и одержали еще несколько побед при Крупщице, Брест-Литовске, Кобиле и Праге-Варшаве. В 1794 году он получил звание фельдмаршала, но резня, последовавшая за взятием Очакова, Измаила и Прага-Варшавы, испортила его репутацию в глазах Запада.Суворов обычно пытался контролировать бесчинства своих солдат, заявляя, что «гуманность может победить врага не меньше, чем оружие». В Польше, однако, он отдал приказ не брать пленных, и позже он участвовал в двух трагических инцидентах - насильственное переселение христиан в Крым и преследование и массовые убийства ногайского племени на Кубани. «Я пролил реки крови, - признался встревоженный Суворов, - и это меня ужасает».

Подобно Наполеону, с которым его чаще всего сравнивают, Суворов считал, что возможности в битве создаются удачей, но используются интеллектом, опытом и интуитивным чутьем.Поэтому для него овладение искусством и наукой войны не было чисто инстинктивным.

Суворов с юных лет стремился к этим знаниям. Он с энтузиазмом изучал математику, литературу, философию, географию и, в частности, труды по древней и современной военной теории и практике, таким образом развив хорошее понимание инженерного дела, осадной войны, артиллерии и фортификационных сооружений. Он следил за событиями в Европе, подписываясь на зарубежные газеты и журналы. Суворов также считал, что «военный должен знать языки народов, с которыми он воюет», поэтому он развил свободное владение французским, немецким, греческим, турецким, итальянским, польским и латинским языками, а также некоторое знание арабского языка. , Финский и персидский.Он также отверг предложение о том, чтобы российская армия избавилась от своих музыкантов, сказав: «Музыка удваивается, сила армии в три раза увеличивается».

Если власть над сердцами и умами рядовых - отличительная черта великого полководца, то Суворову нельзя не равняться. Он обладал способностью выражать свои мысли в форме, легко доступной его офицерам и войскам, с помощью афоризмов, идиоматических фраз и даже рифм. Он требовал, чтобы оперативные приказы, касающиеся расположения сил, были как можно более ясными и краткими, но он делегировал полную свободу действий своим самым доверенным помощникам и вознаграждал инициативу и находчивость не меньше храбрости.

Мастер снабжения, Суворов приказал своим офицерам, квартирмейстерам и врачам уделять первоочередное внимание благополучию и физической форме солдат. Он сурово наказывал, часто военным трибуналом, всех офицеров, которые бессмысленно или жестоко тренировали свои войска или не соблюдали его высокие санитарные нормы и стандарты здоровья. Хотя он был строгим приверженцем дисциплины, он принял во внимание смягчающие обстоятельства. После того, как солдат или офицер получил наказание или выговор, Суворов делал все возможное, чтобы его реабилитировать.

Суворов всегда выбирал наиболее уязвимую позицию на поле боя, поскольку он верил, что разделит те же риски и неудобства, что и его солдаты. Например, он всегда спал на простой постели из соломы. Патерналистский Суворов больше, чем кто-либо из своих современников, ценил мужество и выдержку русского солдата. В свою очередь, он пользовался лояльностью, уважением и любовью своих войск.

Революционные методы ведения войны Суворова находят свое отражение в его потрясающих литературных, документальных и эпистолярных произведениях, которые включают в себя два его известных трактата, Суздальские правила и Наука побеждать, и менее известные работы, такие как Правила ведения войны. Кубанский и Крымский корпус, Правила ведения военных действий в горах (написанные во время его швейцарской кампании) и Правила для офицеров медицинской службы. Интересно также отметить, что Суворов и Наполеон независимо друг от друга разработали аналогичные прогрессивные теории войны. Методы Суворова были слишком новаторскими и требовательными для мужчин, жестко обученных традиционным способом, но были легко поняты опытными солдатами. Он высоко оценил терпеливые, систематические, практические и строгие тренировки в смоделированных условиях боя. «Тренируйся усердно, сражайся легко», - писал он. «Тренируйтесь легко, и вам предстоит тяжелая борьба».

В области стратегии Суворов рассматривал маневры армий и оккупацию территорий, городов и крепостей не как самоцель, а как средство уничтожения источников снабжения и подкреплений противника.Его цель состояла в том, чтобы сконцентрировать свои силы для решающего массового нападения, которое должно было уничтожить врага. Суворов также считал, что короткая тотальная война обходится дешевле людьми и материальными средствами, чем война на истощение. Но в случае партизанской войны, с которой он столкнулся в своей первой польской кампании, он действительно прибег к стратегии истощения против своего неуловимого врага, чтобы лишить повстанцев возможности использовать сельскую местность.

На тактическом уровне агрессивный Суворов подчеркивал три фундаментальных принципа: coup d’oeil, скорость и удар.Под coup d'oeil, Суворов имел в виду «способность с первого взгляда оценить ситуацию, знать, как выбрать место для лагеря, когда и как маршировать, и где атаковать». Что касается двух других принципов. , он сказал: «Не отвлекайтесь небольшими боями, наносите тяжелые удары, проходите массами через разрыв, атакуйте напрямую, бейте со скоростью», потому что… скорость и удар - это душа современной войны. Убегающего врага можно полностью уничтожить только преследованием ».

Руководящим принципом Суворова была сокрушительная атака, сосредоточенная в самом слабом месте, которое он мог обнаружить со смертельной вероятностью.Он отправлял свои подразделения в атаку по частям, когда они прибывали на поле битвы, чтобы поддерживать темп. Он предпочитал легкую пехоту в качестве стрелков и снайперов и предпочитал прицельный огонь массированным залпам линейной пехоты. Он использовал различные размеры и типы построений против разных врагов - квадраты против турок, линии против поляков и колонны против французов.

Суворов также обладал удивительной способностью мгновенно придумывать, а затем изменять боевые планы. «Как и Цезарь, я никогда не строю подробных планов», - сказал он.«Я вижу вещи такими, какие они есть на самом деле. Штормы случая всегда меняют наши ранее разработанные планы ''. Поскольку он твердо верил в психологическое преимущество внезапности, он держал свои планы в секрете и предпринимал минимальное количество тщательных разведок, опасаясь, что они сообщат противнику о его действиях. движения и намерения. Он также предпочитал нападения с холодным оружием из-за их психологического эффекта. «Надавите штыком», - сказал он. «Мяч может сбиться с пути, штык - никогда.Мяч - дурак; штык - герой ».

Однажды, когда его попросили выбрать величайших полководцев всех времен, Суворов выбрал Ганнибала, Александра Великого, Юлия Цезаря и Наполеона Бонапарта. Самым большим желанием Суворова было сразиться с корсиканцем в битве, но это была одна мечта, которую ему так и не суждено было осуществить, потому что Бонапарт был в Египте, когда Суворов вел свои сражения в Италии. Однако в отличие от солдат-государственных деятелей, которых он выбрал в качестве образцов для подражания, Суворов не понимал и не интересовался политикой.Вследствие этого, хотя он утверждал, что верховный главнокомандующий должен иметь полную власть, сам он никогда не пользовался абсолютной свободой командования или инициативы в военное время. В результате он часто упускал возможность одержать стратегические победы.

Политическим идеалом Суворова была просвещенная монархия. Он не пытался скрыть своего презрения к подхалимским придворным и некоторым автократическим тенденциям императорского двора Екатерины и ее преемника Павла III. Он также публично критиковал военную дисциплину в прусском стиле, введенную царем Павлом, которую считал жестокой и бесполезной.Его откровенность только внушала недоверие параноидальному царю.

В 1797 году Суворов написал «Наука побеждать», , но вызвал гнев Павла своими протестами против нового царского пехотного кодекса , , который Суворов назвал «переводом рукописи, на три четверти съеденной крысами, которая была найден в руинах старого замка ''. Павел вкратце уволил почти 70-летнего фельдмаршала, но в 1799 году по просьбе Австрии царь отозвал Суворова и назначил его верховным главнокомандующим австро-русскими войсками, которые должны были вести кампанию против французов в Италии и Швейцарии во время войны Второй коалиции (1798–1801).

Несмотря на вмешательство и отсутствие поддержки со стороны австрийского верховного командования, Суворов уничтожил практически все завоевания Бонапарта 1796 и 1797 годов и разбил своих самых способных лейтенантов - Жан-Виктора Моро в Кассано-д'Адда 27 апреля, Этьена Макдональда в Кассано-д'Адда 27 апреля. Река Треббия 17-19 июня и Бартелеми К. Жубер в Нови 15 августа.

Однако австрийские и британские лидеры опасались, что российское присутствие в Италии угрожает их собственным интересам и влиянию. Следовательно, они сорвали план Суворова по вторжению в революционную Францию.Вместо этого, несмотря на энергичные протесты Суворова, они убедили царя Павла приказать ему пройти через Альпы, чтобы заменить австрийский элемент австро-русской армии в Швейцарии.

Экспедиция была обречена, не дойдя до места назначения. После поражения от французского генерала Андре Массены под Цюрихом австрийский эрцгерцог Карл был переведен в Нидерланды с половиной своей 80-тысячной армии. Оставив 12000 солдат у Сен-Готардского перевала для защиты от Суворова, Массена затем повернул 20-тысячную русскую армию генерала князя Александра Римского-Корсакова в Цюрихе и 25 сентября 1799 года нанес ей сокрушительное поражение, потеряв 8000 человек. .

Таким образом, силы Суворова из 18 000 русских регулярных войск и 5 000 казаков, измученные и испытывающие недостаток в продовольствии, столкнулись с 80 000 победоносными французскими войсками Массены. Единственной альтернативой уничтожению был беспрецедентный в истории отход через Альпы. 27 сентября русские начали свой путь через перевал Прагель к Гларусу. Французы первыми достигли Гларуса, но Суворов избежал ловушки, перенаправив свои войска через деревню Эльм. Затем, 6 октября, Суворов отправился в путь по глубоким снегам перевала Паниксер в 9000-футовые горы Бунднер-Оберланд.Тысячи русских соскользнули со скал или умерли от холода и голода, но Суворов, никогда не признавая своего отступления, в конце концов избежал окружения и достиг Чура на Рейне с основной частью своей армии - 16 000 человек - нетронутой.

Альпийский подвиг Суворова вызвал неохотное восхищение изумленных французов и снискал ему прозвище Русский Ганнибал, но он никак не улучшил его положение в отношениях с Полем, который, испытывая отвращение к австрийской политике и поведению, вышел из коалиции.Вскоре после присвоения ему высшего звания генералиссимуса Суворов был отозван в Санкт-Петербург 21 января 1800 года царем, который в кратчайшие сроки лишил его командования, звания и титулов. Плохое здоровье и убитое горем Суворов скончался в Санкт-Петербурге 18 мая 1800 года.

Александр Суворов завещал своей стране тройное наследство. Во-первых, его победы, которые подарили России территорию, престиж и военные традиции. Во-вторых, его теории относительно организации и подготовки, а также ведения войны.В-третьих, «суворовская школа» генералов, обучавшихся у него, среди них - главный враг Наполеона в России - Михаил Кутузов.

Студентов военной истории часто спрашивают, верят ли они, что Суворов был русским эквивалентом Наполеона. Возможно, правильнее было бы спросить: «Был ли Наполеон французским Суворовым?»


Эта статья была написана Расселом Айзингером и первоначально опубликована в октябрьском выпуске журнала «Военная история » за октябрь 1996 года.Чтобы получить больше замечательных статей, не забудьте подписаться на журнал « Военная история » сегодня!

Открытка с оттиском марки, посвященная итальянскому и швейцарскому походам Александра Суворова, выпущена в серии «Российская военная история» 11 апреля

.

Александр Васильевич Суворов (1730–1800) - русский военачальник, основоположник русской военной теории, князь, князь, генералиссимус, фельдмаршал.Он не проиграл ни одного сражения за всю свою военную службу и многократно побеждал превосходящих численностью врагов.

В 1796 году Северная Италия была оккупирована французской армией под предводительством Наполеона Бонапарта. В антифранцузский блок вошли Великобритания, Австрия, Неаполитанское королевство, Российская империя и Османская империя. Суворов был назначен командующим русской и австрийской армиями.

Итальянский поход Суворова (25 марта (5 апреля) - 31 августа (11 сентября) 1799 г.) - Суворов возглавил русскую и австрийскую армии для борьбы с французской армией в Северной Италии.Русская армия прошла через большие расстояния, чтобы захватить Милан в конце апреля и Турин 26 мая. Суворов предотвратил попытку соединения французских армий во главе с Моро и Макдональдом в трехдневном сражении при Треббии в июне 1799 года, где он победил армию Макдональда. Армия Моро была вынуждена отступить и потерпела поражение при Нови в августе.

Швейцарский поход Суворова (10 (21) сентября - 27 сентября (8 октября) 1799 г.) был маршем русской и австрийской армий из Северной Италии в Швейцарию для нападения на Францию.Суворов решил нанести удар через перевал Сен-Готард, но тропа через перевал была недоступна для 20-тысячной армии. Российская армия совершила подвиг, перейдя Чертов мост через перевал Сен-Готард.

На оригинальной марке изображены русские солдаты разных эпох во фрагменте картины Попова «Армия Суворова маршем через Альпы» (1904 г.).

Помимо открытки с оригинальной маркой, ОАО «Марка» изготовило специальный гашеный штемпель для Москвы и Санкт-Петербурга.Петербург.

Дизайнеры: С. Ульяновский (марка) и Р. Комса (оформление).
Тираж: 10 000 экз.

«назад

Наступление идет наперекосяк в высоких горах

Год 1799. Война бушует в Европе, Австрия и Россия заключили союз против Франции. Это борьба за влияние, власть, территорию - и за представление об идеальном социальном порядке. С одной стороны, это существующий порядок сословного общества, в котором социальное происхождение человека определяет его права и обязанности.С другой стороны, у вас есть новое представление Франции о том, что все должны иметь одинаковые права и обязанности.

В этих европейских войнах, Войнах коалиции, Швейцария оккупирована Францией, а затем частично, хотя и не полностью, освобождена австрийскими и российскими войсками. Вот тут-то и появляется русский генерал, который оставит беспрецедентное наследие Швейцарии. Генерал Александр Васильевич Суворов, награжденный и непобежденный, получает указание с помощью Австрии освободить территорию нынешней Швейцарии.Он приближается из северной Италии и смело отправляется через Альпы, чтобы застать врага врасплох. Но у французских войск под командованием генерала Массены есть собственный план: когда войска Суворова пытаются пересечь Альпы, они наносят поражение русским войскам, которые уже находятся в Швейцарии во Второй битве при Цюрихе. Теперь генералу Суворову не с кем объединить силы для большой атаки на французов. Запланированная внезапная атака превращается в изнурительное отступление со многими жертвами.

Бои на Чертовом мосту ок.1800 г., художник неизвестен, бумага. Фотография: `` Швейцарский национальный музей

''.

Пройдя 300-километровый марш и преодолев высоту 10 000 метров за 21 день, русские солдаты достигают Чура и отправляются из Майенфельда, где сейчас находится Швейцария. Из 21 тысячи отправившихся в путь осталось 15 тысяч, из них 5 тысяч тяжело ранены. По крупицам заброшена горная артиллерия, пропала половина животных. Французские войска в Заргансе наблюдают за отступлением русской армии.

Современники сравнивают путешествие генерала через Готард, перевал Кинциг, перевал Прагель, Паникс и через реку Св.Лузистейг с Ганнибалом, и это рассматривается больше как битва против стихий, а не как провальная кампания.

То, что трагедия с бесчисленными смертями солдат, равносильна чуме для местного населения. 20 000 солдат ищут пищу, постель, тепло, корм для тысяч вьючных животных и берут все, что могут. В отдаленных деревнях и долинах это немного, но это все, что есть у местных. Их припасы закончились еще до наступления зимы, их скот украли или забили.Пройдет много недель до того, как будут похоронены мертвые, лежащие в полях и на склонах гор; деревням и их жителям требуются десятилетия, чтобы оправиться от оккупации и военных кампаний.

Швейцарии предстоит пройти долгий путь, прежде чем она обретет мир. Дискуссия о социальном и государственном устройстве только началась с французского вторжения. Многочисленные ожесточенные конфликты, восстания и последняя гражданская война определяют политический климат, приведший к созданию в 1848 году федеративного государства, которое заложило бы краеугольный камень для Швейцарии, какой мы ее знаем сегодня.

Русские и французские солдаты дерутся из-за швейцарской коровы. История швейцарской коровы, Давид Гесс, 1801 год, репродукция. Оригинал: ZBZ Департамент эстампов и рисунков, г-жа K 2a, BII. 138-144

ШВЕЙЦАРСКИЕ И ИТАЛЬЯНСКИЕ КАМПАНИИ СУВОРОВА 1799 г. Т. Шевяков и иллюстратор В. Дзис

Опубликовано Gauntlet International

Использовал


Об этом товаре

(Тема: Европейские конфликты и наполеоновские войны) Еще одна из прекрасной серии российских публикаций AST, теперь доступна на английском языке.Итальянские и швейцарские экспедиции 1799 и 1800 годов были предприняты русским командующим Александром Суворовым против французских войск в Пьемонте и Швейцарии в рамках итальянских кампаний Французских революционных войн в целом и войны Второй коалиции в частности. С восемью цветными пластинами, на которых показаны детали униформы, книга включает в себя детали тактики, боевых порядков и карту кампании, а также множество других иллюстраций по всей книге. Некоторые цветные таблички неяркие из-за качества оригинальных русских сканов.(Опубликовано: 2008 г.) (Издатель: Gauntlet International) (Пагинация: формат A4, 50 стр., Множество цветных и ч / б иллюстраций) (Состояние: Новое в обложке карты с термопереплетом) UL-XXXXXX. Инвентарный список продавца № 35103-01

Задать вопрос продавцу

Библиографические данные

Заголовок: ШВЕЙЦАРСКИЕ И ИТАЛЬЯНСКИЕ КАМПАНИИ СУВОРОВА 1799 г.

г.

Издатель: Gauntlet International

Описание магазина

Специалист по заказу интернет-почты по военно-историческим книгам.Подержанные и новые книги, охватывающие все области и периоды. Ранняя война, текущие конфликты, униформа, медали, знаки отличия, разработка тактики и разведки.

Посетить витрину продавца

Условия продажи:

Мы принимаем все основные кредитные и дебетовые карты или чеки в Великобритании. При оплате в других валютах
взимается комиссия за конвертацию. Мы также принимаем платежи через Paypal. Полный текст условий и положений см. На нашем веб-сайте.

Условия доставки:

Стоимость доставки указана для книг весом 2,2 фунта или 1 кг. Если ваш заказ на книгу тяжелый или негабаритный, мы можем связаться с вами, чтобы сообщить, что требуется дополнительная доставка.

Список книг продавца

Способы оплаты
принимает продавец

Проверять Денежные средства PayPal Банковский тратт Банковский перевод

Berliner Zinnfiguren | Ачерби, Энрико: Кампания 1799 года в Италии.Том 1 Войска Франции, Австрии, России и первые сражения

Описание

Итальянская кампания 1799 года была предпринята объединенной австро-русской армией под общим командованием русского генерала Александра Суворова против французских войск в Пьемонте, Ломбардии и Швейцарии в рамках итальянских кампаний Французских революционных войн в целом и Войны за независимость. В частности, Вторая коалиция.Хотя к 1799 году ему было почти семьдесят лет, Суворов был одним из самых компетентных и опытных полководцев своего времени. За свою долгую военную карьеру он выиграл не менее шестидесяти трех сражений и был назначен фельдмаршалом во время правления Екатерины Великой, хотя был уволен царем Павлом, ее сыном и преемником, после того, как старый солдат был дерзость критиковать новый императорский пехотный кодекс. Он был отозван только после того, как австрийцы специально попросили его назначить командующим объединенной австро-русской армией для борьбы с французами в Италии.
Приняв командование 19 апреля, Суворов быстрым маршем двинул свою армию на запад к реке Адда; преодолеть более 300 миль всего за восемнадцать дней. 27 апреля он победил Жана Виктора Моро в битве при Кассано ...

Автор
Ачерби, Энрико
Название
Кампания 1799 года в Италии.Том 1 Армии Франции, Австрии, России и первые сражения
Детали
Текст на английском языке, мягкая обложка, некоторые иллюстрации и карты в цвете.

0 comments on “Итальянские и швейцарские походы суворова: Походы Суворова 1799, Итальянский и Швейцарский, кратко, итоги: историческая правда России от РВИО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *