Периодизация второй мировой войны кратко: Таблица периодизация второй мировой войны 🤓 [Есть ответ]

Когда началась Вторая мировая война?

Когда говорят о периодизации Второй мировой войны и определенных трудностях в связи с ней возникающих, то имеют ввиду не конечную дату, по которой, собственно, никаких особых противоречий нет и даже не внутреннюю периодизацию, связанную с выделением ряда этапов, порождающих различные точки зрения. Серьезная проблема возникает, когда основательно задумываешься над начальной датой этой войны. Сразу могу сказать, что я никогда не был сторонником того мнения, которое утвердилось в историографии и относит начало этой войны  к 1 сентября 1939 г.

Никаких моих заслуг в этом нет, поскольку мой школьный учитель, а школу я закончил в 1956 г., капитан Великой Отечественной войны относил начало Второй мировой войны ко времени нападения Италии на Абиссинию и, таким образом, по его словам война шла на трех континентах, приняв характер подлинной мировой войны.

Став студеном — историком, я в 1959 г. прослушал специальный курс по истории Второй мировой войны, читавшийся профессором Р.Ю. Энгельгардом, бывшим фронтовиком, который излагал нам различные версии начала этой войны и также относил ее, как и мой школьный учитель к середине 30-х гг. XX в. С такими знаниями я получил диплом историка и по прошествии определенного времени сам стал вести курс новейшей истории, где Второй мировой войне уделяю две лекции и постоянно, вплоть до нынешнего учебного года, излагаю различные подходы к началу этой войны, подчеркивая при этом, что я лично не согласен с датировкой ее начала 1 сентября 1939 г. Эти подходы я обозначил и в опубликованной в 2001 г учебной программе по всеобщей истории

1.

Осознавая ущербность этой периодизации, я решил также изложить свою точку зрения в исторической печати. В 2002 г. я опубликовал в журнале «Отечественная история» статью под названием «Научный или «судебный» подход к истории?», где прямо писал о неосновательности периодизации Второй мировой войны и о том, что эта война является процессом, который начался с нападения Японии на Китай в 1931 г. По поводу 1 сентября 1939 г. там также пишется:

 

«Последнюю дату нам навязали, чтобы доказать, что СССР виновен в развязывании войны в такой же мере, как фашистская Германия»2.

 

Обращаю внимание, что это мнение было высказано за несколько лет до соответствующего постановления европейского парламента, где приравняли сталинизм и фашизм. Примечательно также и то, что эту мою статью заметили в Америке и опубликовали ее там  в переводе на английский язык в 2005 г3. Без всяких искажений переведена была и цитировавшаяся последняя фраза.

Через несколько лет в том же журнале «Отечественная история» я опубликовал специальную статью по проблемам периодизации всемирной и отечественной истории, где вновь писал:

 

«Никак нельзя, допустим, согласиться с утверждением о начале Второй мировой войны с 1 сентября 1939 г. …пренебрежение к научной периодизации истории может завести нас очень далеко. Периодизация — это не излишество и не прихоть»

4.

 

Таким образом, ведущий журнал по отечественной истории дважды за несколько лет выступал против признания 1 сентября 1939 г. начальной датой начала Второй мировой войны, но какой-либо заметной реакции на это не последовало, хотя на соответствующую аргументацию обратили внимание даже в США.

Должен при этом особо подчеркнуть, что я был, отнюдь, не единственным, кто категорически выступал против сложившейся к тому времени периодизации Второй мировой войны, принятой почти во всех школьных и вузовских учебниках и учебных пособиях по новейшей  истории. Были и другие авторы, не соглашавшиеся с такой периодизацией. Напоминали об ее условности. В 2003 г. в журнале «Вопросы истории» в рубрике «Письма в редакцию» был опубликован отклик экономиста и журналиста Ю.Н. Бандура на вышедшую несколько раньше в том же журнале статью М.И. Мельтюхова по проблемам периодизации истории Второй мировой войны. Мельтюхов разделил историю этой войны на три периода, каждый из которых в свою очередь разбил на три этапа. Первый из этих периодов он датировал сентябрем 1939 – декабрем 1941 г., а первый этап первого периода – сентябрем 1939-июнем 1940г.

5

Именно этот первый этап и первый его период и вызвал отклик К  Ю.Н.Бандура, подчеркнувшего «… единодушно соглашаясь, что завершилась  вторая мировая в сентябре 1945 г., историки до сих пор далеко не столь солидарны в датировке ее начала. Причем число сомневающихся в обоснованности характеристики второй мировой как  «войны 1939 — 1945 годов» и даже отвергающих такую характеристику со временем лишь возрастает»6.  При этом давалась ссылка   на книги В.Фалина и И.В.Можейко  действительно возражающих против датировки войны с сентября 1939 г. и усматривающих ее значительно раньше7.  По мнению  И.В. Можейко Вторая мировая война началась задолго до считающегося формально днем ее начала 1 сентября 1939 г

8.  Ю.Н.Бандура также счел нужным упомянуть и четыре других концепции начала Второй мировой войны. В соответствии с первой из них, война началась в 1931 г. и ее изложил в качестве официальной позиции правительства Великобритании в 1946 г. глава британской делегации на последней сессии Лиги наций Ф. Ноэль Бэйкер. Этот представитель Великобритании тогда заявил:

 

«Мы знаем, что мировая война началась в Манчжурии 15 лет назад…», то есть в 1931 г. Эту точку зрения разделяет по словам Ю.Н. Бандура и известный американский исследователь А. Ириэ9.

 

Как отметил Ю.Н Бандура, существуют за рубежом и другие концепции. В соответствии с одной из них, Вторая мировая война началась в декабре 1941 г., когда Япония напала на США. По другой, вообще, не было двух войн, а была одна, которая продолжалась с 1914 по 1945 г.г., а по третьей, наоборот, было две войны, но не Первая и Вторая мировые, а Европейская и Азиатско-Тихоокеанская

10.  Главное, что мы усматриваем в письме Ю.Н.Бандура, это его несогласие с признанием 1 сентября 1939 г. как начала Второй мировой войны. И это несогласие выражает и ряд других современных авторов. Например, военный историк Ю.А. Никифоров, опубликовавший соответствующую статью в газете Российской академии наук  «Поиск», а также А. Паршев и В. Степаков, А. Бобров и Я. Бутаков11. В  этом ряду стоит и Л.И. Ольштынский, автор раздела о Великой Отечественной войне в учебном пособии под его редакцией12 — единственного учебника современной России, где заметно приближение к трактовке начала Второй мировой войны именно с этих позиций.

Можно сказать, что в современной России существуют даже не отдельные историки, а целое научное направление, отрицающее начало  Второй мировой войны с 1 сентября 1939 г. Есть также авторы, которые считают необходимым напоминать о прежней советской периодизации. К ним относился известный отечественный американист, многие годы читавший курс новейшей истории в МГУ Е.Ф. Язьков. В 1998 г. в изданном им курсе лекций по истории стран Европы и Америки в новейшее время он, датировавший начало  Второй мировой войны 1 сентября 1939 г., тем не менее, подчеркнул: «В те предвоенные годы, как правило, считалось, что вторая мировая война фактически началась уже в 1936-1938 после первых агрессивных актов держав реакционно-фашистского блока»

13. На следующей же странице своего курса Е.Ф. Язьков снова пишет:

 

«…напомним, что агрессивные акты 1936-1938 гг. в тот период считались уже началом второй мировой войны»14.

 

Таким образом, по крайней мере студенты — историки МГУ знали о существовании прежней точки зрения на начало Второй мировой войны, а с публикацией курса лекций Е.Ф. Язькова, вышедшем тиражом в 3 тыс. экземпляров, с ним ознакомились и более широкие круги читателей.

В научных кругах это направление также известно, но его голос не находит отражения ни в массовой методической литературе, ни в широкой печати, ни в правительственных кругах. Лучше слышен голос других кругов. Например, совсем недавно, в октябре 2009 г. в газете «Аргументы и факты», которая выходит тиражом почти в 3 млн. экземпляров писатель Александр Кабаков сделал следующее поистине безответственное заявление:

 

«Тогда, в 1917 году, Россия и действительно потащила за собой в пропасть весь мир, что в конце концов вылилось во Вторую мировую войну. К счастью, обошлось, пропасть оказалась дном»15.

 

Кабаков чуть ли не дословно повторил обвинения, высказанные А. Гитлером в беседе с английским лордом Э. Галифаксом 19 ноября 1937 г.:

 

«Единственной катастрофой является большевизм»16

.

 

Неужели человек, который называется писателем не знает, что в Великой Отечественной войне победил советский народ и его Красная Армия, созданные Великой Октябрьской революцией, победил под руководством Всесоюзной Коммунистической партии большевиков? Но если писатель это забыл, то руководство этой самой многотиражной газеты должно было бы ему напомнить как, в действительности, обстояло дело. А то получается, что Советский Союз является чуть ли не главным виновником Второй мировой войны, что совершенно не соответствует действительности и противоречит всем концепциям этой войны изложенным раньше.

Современное политическое руководство России, когда отмечалось 70-летие Советско-германского договора от 23 августа 1939 г. о ненападении, неправомерно и намеренно называемого «Пактом Молотова — Риббентропа » и 70-летие нападения Германии на Польшу, признало 1 сентября 1939 г. началом Второй мировой войны. Но довоенное руководство страны изначально придерживалось совсем другого мнения. И на этом следует остановиться особо.

Известно, что В.И. Ленин изучив условия Версальского договора 1919 г. пришел к выводу о неизбежности новой большой войны. Он, кстати, был в этом отношении не одинок. Такой же точки зрения придерживался и известный французский маршал Фош. Близость войны ожидалась в СССР и в 20-е, и в 30-е гг. На XIII пленуме Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала, который состоялся в декабре 1933 г. отмечалось, что «международное положение носит характер кануна новой мировой войны»17.То есть, предсказывалась не просто война, а новая мировая война и это предвидение строилось на учете уже начавшейся войны на Дальнем Востоке, действий фашистских режимов в Италии, Португалии и, особенно, Германии, а также с учетом политики так называемых демократических стран. Английские политические круги по существу не были против захвата Японией Маньчжурии, с тем, чтобы Япония затем присоединила к себе и советское Приморье. Еще 10 марта 1933 г. советский полпред в Англии И.М. Майский писал о поддержке английскими консерваторами агрессии Японии на Дальнем Востоке и захват Маньчжурии по их мнению может привести к войне Японии и СССР, что, как они считали, было бы «настоящим благодеянием истории»

18 .

Что касается Германии, то уже 3 февраля 1933 г., едва став рейхканцлером, А. Гитлер на совещании с верхушкой германской армии заявил о намерении достигнуть политического могущества и в дальнейшем захватить новое жизненное пространство на Востоке и подвергнуть его беспощадной германизации19. В том же духе было построено выступление министра экономики А. Гутенберга на экономической конференции в Лондоне в июне того же года, где содержалось открытое требование предоставить Германии жизненное пространство на Востоке, в том числе за счет СССР20. Так что выводы Исполкома Коминтерна, основанные на этих и других материалах, были абсолютно справедливыми. Новая мировая война вскоре началась и через несколько лет в СССР о ней стали писать открыто.

В этом отношении чрезвычайно показательны материалы известного «Краткого курса», вышедшего в 1938 г., где после того как рассказывается о нападении фашистской Италии на Абиссинию и отказе Германии соблюдать условия Версальского договора, более того наличии у нее плана насильственного пересмотра границ европейских государств, говорится о военной интервенции Германии и Италии против Испанской республики, насильственном присоединении Австрии к Германии, а также о вторжении Японии в 1937 г. в Центральный Китай. Перечислив эти факты агрессии и назвав их узлами войны, авторы этой книги подчеркивают — «все эти факты показывают, что вторая империалистическая война на деле уже началась». И далее следует продолжение этой мысли:

 

«Началась она втихомолку, без объявления войны. Государства и народы как-то несметно вползли в орбиту второй империалистической войны. Начали войну в разных концах мира три агрессивных государства, — фашистские правящие круги Германии, Италии, Японии. Война идет на громадном пространстве от Гибралтара до Шанхая. Война уже успела втянуть в свою орбиту более полумиллиарда населения»21.

 

В этой книге о Второй мировой войне как уже начавшейся говорится несколько раз22, поэтому ни о какой случайности или непродуманности не может быть и речи. «Краткий курс» не только писал коллектив авторов, но он по главам рассылался членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК ВКП(б) и некоторым другим членам ЦК, а общее руководство по подготовке этой работы осуществлял сам И.В. Сталин, о чем свидетельствуют подробные материалы, опубликованные недавно в журнале «Вопросы истории» . Сохранились личные правки Сталина по многим главам этой книги, в том числе и по 11 и 12 главам, где речь идет о Второй мировой войне24, так что с ее трактовкой в уже вышедшей книге он был полностью согласен и, более того, сам ее формулировал. «Краткий курс», таким образом, отражал официальную советскую точку зрения о чем свидетельствовало и специальное указание на титуле книги «Одобрен ЦК ВКП (б). 1938 год».

Через несколько месяцев после выхода «Краткого курса» официальная советская точка зрения на начало Второй мировой войны была изложена в «Отчетном докладе на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП (б)», который 10 марта 1939 г. произнес И.В. Сталин. Уже в начале этого доклада в разделе «Международное положение Советского Союза» Сталин сказал:

 

«Уже второй год идет новая империалистическая война, разыгравшаяся на громадной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более 5О0 миллионов населения. Насильственно перекраивается карта Европы, Африки, Азии. Потрясена в корне вся система послевоенного так называемого мирного режима»25 .

 

В отличие от «Краткого курса», где пишется о Второй мировой войне «на деле», хотя далее этой оговорки там не делалось, здесь уже прямо говорилось о том, что уже второй год идет новая империалистическая война. Поскольку доклад был сделан в начале марта 1939 г. то под вторым годом разумелся год начата войны — 1937 г., когда обострилась война в Испании и Япония напала на Центральный Китай. Значит такова была тогдашняя советская точка зрения на начало Второй мировой войны. Она широко тиражировалась в различных органах массовой информации и являлась общеизвестной.

Из многочисленных откликов появившихся в центральной и местной печати на доклад Сталина и его указаний на возникновение новой империалистической войны мы обращаем особое внимание на июльский номер 1939 г. журнала «Большевик» — главный теоретический орган ЦК ВКП(б) Уже в передовой редакционной статье, которая называется «Двадцатипятилетие первой мировой империалистической войны» писалось:

 

«Человечество встречает двадцатипятилетие первой мировой империалистической бойни под оглушительный грохот орудий. «Новая империалистическая война стала фактом» (Сталин). Эта война — одна из самых преступнейших войн эпохи империализма — начата и раздувается фашистскими агрессорами во имя нового передела мира, во имя закабаления чужих народов и грабежа чужих земель»26 .

 

Название этой статьи говорило само за себя. Вторая мировая война признавалась как факт. И далее в статье это утверждение повторялось несколько раз. Эта война — вторая империалистическая, называлась войной за передел мира и она, как там писалось, «уже охватила 3 материка — свыше 500 миллионов человек». В ней также говорилось, что к прежним методам обмана масс добавляются новые, более сложные, чем те, которые применялись империалистами периода 1914 г. И одним из таких приемов называлось усиленное разрабатывание империалистами тезиса о возможности «локальных», «изолированных» войн. Этот тезис о возможности «изолированных войн», как писали авторы статьи, имеет широкое хождение как средство для притупления бдительности народов, «маскировки постепенного вползания в новую мировую войну»27.

В том же номере о второй империалистической войне говорят и известный экономист Е. Варга28, и профессор — историк А. Ерусалимский, писавший о ней как о порождении общего кризиса капитализма. Ерусалимский также остановился на фашистской пропаганде так называемых локализованных войн, призванной, среди прочего, усыпить бдительность мирового общественного мнения и приучить его к мысли, «что маленькая, местная и короткая война «лучше» чем большая, мировая и длительная». Далее он также добавил: «…фашистская пропаганда уже давно предлагает своеобразный рецепт якобы для предотвращения новой мировой войны — «локализованную» войну»29. О второй империалистической войне за новый передел мира упоминалось также и в статье о событиях у озера Хасан, и в редакционной статье под названием «Вторая империалистическая война». В этой последней статье войны назывались неизбежным явлением капиталистической действительности и говорилось об очагах войны и ее виновниках. Выделялись там также основные этапы второй империалистической войны с 1931 по 1939 гг.

В качестве агрессоров назывались Германия, Италия и Япония и подчеркивалось, что они ведут войну «против таких крупнейших неагрессивных стран, как США, Англия и Франция. В этом заключается коренная разница нынешней обстановки по сравнению с обстановкой 1914 г., когда войну начали две империалистические коалиции». И в заключении там писалось:

 

«По своим размерам вторая империалистическая война приближается к первой и не уступает ей по напряжению, испытываемому агрессивными странами. Исключительно велики разрушения, причиненные фашистским разбоем»30.

 

Что касается очагов войны, о которых пишется в этой статье, то не было противоречий с предыдущими статьями, где развенчивается миф о локальных войнах. Здесь очаги рассматриваются как составная часть большой войны, то есть уже начавшейся Второй мировой войны. Как здесь писалось, «…на Дальнем Востоке прогремели первые выстрелы второй империалистической войны. Осенью 1931 года японский империализм напал на Китай»31.

Противопоставление агрессивных стран и неагрессивных сохранялось до заключения Советско-германского договора от 23 августа 1939 г. и свидетельствовало о желании руководства Советского Союза наладить близкие отношения с неагрессивными странами. После договора 23 августа обстановка изменилась и временно, до июня 1941 г., когда фашистские государства напали на СССР стала проводиться другая политика. Уже 9 сентября 1939 г. Исполком Коминтерна сделал заявление, где говорилось, что идет борьба двух империалистических коалиций за мировое господство и задача компартий заключается в разоблачении империалистического характера войны32. Правда, еще в номере журнала «Коммунистический Интернационал» за август-сентябрь 1939 г., но подписанном в печать 2 ноября того же года имелась статья генерального секретаря Исполкома Коминтерна Г. Димитрова, где писалось:

 

«Начатая нападением на народы Абиссинии, Испании, Китая, вторая империалистическая война развернулась теперь в войну между крупнейшими капиталистическими государствами. Война перенесена в сердце Европы, угрожая превратиться в мировую бойню»33.

 

В настоящее время хорошо известно участие И.В. Сталина в подготовке этой статьи Г. Димитрова. Сталин подверг ее правке, а 25 октября высказал Димитрову свои замечания в присутствии A.A. Жданова. Так что эта статья может рассматриваться не только как мнение руководства Коминтерна, но и как мнение советского руководства34.

Но в том же номере журнала Коминтерна сочли необходимым поместить и доклад В.М.Молотова на заседании Верховного Совета Союза СССР 31 октября 1939 г. Доклад был всецело посвящен международным отношениям и тем изменениям, которые произошли в последнее время. В связи с этими изменениями, как подчеркнул Молотов, «некоторые старые формулы, которыми мы пользовались еще недавно, — и к которым многие так привыкли — явно устарели и теперь неприменимы». И несколько далее Молотов добавил:

 

«Теперь, если говорить о великих державах Европы, Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера еще ратовавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира. Роли, как видите, меняются»35.

 

После этого в советских изданиях все более усиливается уклон в сторону показа вины Англии и Франции в развязывании Второй мировой войны, а 30 ноября 1939 г. в своем заявлении газете «Правда» И.В. Сталин, среди прочего, сказал:

 

«Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну»36.

 

Как известно, Англия и Франция, которые имели с Польшей договоры о взаимной помощи, 3 сентября объявили состояние войны с Германией, хотя на деле реальной войны не вели37. Тем не менее, стараясь не обострять отношений с Германией, Сталин был вынужден сделать такое заявление, тем более, что оно соответствовало новому советско-германскому договору — Договору о дружбе и границе между СССР и Германией 28 сентября 1939 г.38. О том, что Вторая мировая война шла и до 1 сентября 1939 г. Сталин ничего не сказал по причинам чисто политического свойства. Позиция Сталина повлияла и на соответствующие заявления деятелей Коминтарна. Еще на пленуме ЦК компартии США 2-4 сентября 1939 г. ее генеральный секретарь Э. Браудер, характеризуя вторжение Германии в Польшу, подчеркивал:

 

«Оно знаменует собой дальнейшее расширение второй мировой империалистической войны и несет в себе угрозу ее превращения в мировую войну»39.

 

Тогда же, 4 сентября ЦК Компартии Швеции в своем заявлении отмечал вступление империалистической войны за новый передел мира в новую фазу40. Но 13 июля 1940 г. в Постановлении секретариата ИККИ в связи с годовщиной «Второй империалистической войны» предписывалось «в связи с первой годовщиной второй империалистической войны (начало сентября) усилить кампанию против империалистической войны…».

Следовательно, если еще недавно в материалах Коминтерна признавалось наличие Второй империалистической войны еще до сентября 1939 г., то сейчас ситуация была уже другой. Все большие обвинения следовали в адрес Англии и Франции. Это находит свое отражении и в высказываниях советского руководства. 5 июня 1941 г. в выступлении перед выпускниками Военно-политической академии им. В.И. Ленина М.И. Калинин, говоря о подготовке войны и желании Англии и Франции натравить Германию на СССР, среди прочего сказал:

 

«Вот откуда шло зачатие войны, ее виновниками я считаю французскую и английскую клики»42.

 

Это была уже новая политика, политика носившая все-таки тактический характер.

Ситуация, как известно, коренным образом изменилась после нападения на СССР 22 июня 1941 г. фашистской Германии. Англия и США стали союзниками СССР и советская пропаганда повела работу на укрепление связей с ними и развенчание фашистского блока. Но еще до нападения фашистской Германии на СССР 26 марта 1941 г. состоялась беседа И.С. Сталина с заместителем наркома авиационной промышленности, известным авиаконструктором A.C. Яковлевым. Яковлев там говорил:

 

«В 1939 году, когда разразилась вторая мировая война, Франция оказалась без самолетов…»43.

 

Сталин на этот счет не сделал никаких замечаний. И если эта запись беседы соответствует действительности (встреча Яковлева со Сталиным хорошо известна, но не известно, где находится оригинал записи их беседы), в то время в советских правительственных кругах такая датировка Второй мировой войны уже не встречала возражений. После войны это мнение стало все больше распространяться в различных советских изданиях. Одним из них стала «Большая Советская Энциклопедия».

В однотомнике «Большая Советская Энциклопедия» за 1947 г. можно прочитать: «1/IX 1939 г. нападением Германии на Польшу началась вторая мировая война»44. Во втором издании этой энциклопедии, в специальной статье о Второй мировой войне в томе подписанном в печать 3 декабря 1951 г. начало этой войны также относилось к сентябрю 1939 г. Собственно и сама статья так и называлась «Вторая мировая война 1939-45». Там писалось, что эта «война, подготовленная силами международной реакции и развязанная главными фашистскими государствами — гитлеровской Германией, фашистской Италией, империалистической Японией». И далее подчеркивалось, что «развязывание второй мировой войны началось в период мирового экономического кризиса, происходившего в условиях обострения общего кризиса капитализма. Характерной чертой В.м.в. явилось то, что она началась втихомолку, без объявления войны. Начали войну в разных концах мира фашистские правящие круги Японии, Германии, Италии». Здесь же говорилось о различных очагах войны, первый из которых возник на Дальнем Востоке, второй в центре Европы, третий в Африке. Упоминалось также поглощение Германией Австрии и расширение интервенции Японии против Китая в 1937 г45.

Хотя формально мировая война в этой статье начинается с 1939 г. упоминание о развязывании ее в период мирового экономического кризиса в условиях обострения общего кризиса капитализма говорило о многом. Виновниками Второй мировой войны назывался мировой капитализм и то, что начало ее развязывания относилось ко времени мирового экономического кризиса, собственно, опровергало сведение ее начала к 1939 г. Ведь этот кризис датируется 1929 -1933 гг. Да и концепция очагов войны, первый из которых возник на Дальнем Востоке также не шла на подкрепление названной даты начала войны. Очаг войны это, все-таки война. Так что статья содержала внутреннее противоречие. Заявленное заглавие, фактически, опровергалось последующим материалом.

Примечательно, что через несколько лет, уже в новом издании «Малой Советской Энциклопедии», где тоже имеется статья «Вторая мировая война 1939-45» писалось следующее:

 

«Во время мирового экономического кризиса 1929-33 в связи с обострением империалистических противоречий начинается период подготовки и развязывания В.м.в., продолжавшийся до ее начала, до 1 сент. 1939».

 

И далее говорится об агрессивных действиях Японии, Италии и Германии, начиная с 1931 г.46 То есть, здесь уже давалась датировка мирового кризиса и еще раз подчеркивалось, что именно в это время начинается период развязывания Второй мировой войны. Противоречие между называнием статьи и ее содержанием, таким образом, сохранялось. Велика ли разница между развязыванием войны и ее началом?

Прошло еще несколько лет и большая статья «Вторая мировая война 1939-45» помещается в «Советской исторической энциклопедии». Автором ее был Г.А. Деборин. Уже в самом начале статьи говорилось о том, что война была порождена системой империализма и возникла «вначале внутри этой системы между главными фаш. государствами — Германией и Италией, с одной стороны, и Великобританией и Францией, — с другой». Сама война в этой статье подразделялась на пять этапов, первый из которых датировался сентябрем 1939 — июнем 1941 гг. Имеется в этой статье и раздел под названием «Подготовка и развязывание войны», где пишется «В.м.в. предшествовал ряд воен. конфликтов, «локальных войн» 1931-39, которые были предприняты империалистич. агрессорами — Германией, Италией, Японией — в Европе, Азии и Африке…»47.

В 1971 г. соответствующая статья о Второй мировой войне 1939— 1945 гг. вышла в третьем издании «Большой Советской Энциклопедии». В ней тоже имеется раздел «Подготовка и развязывание войны», а первый период войны датировался 1 сентября 1939 — 21 июня 1941 гг48. Между этой статьей и статьей в «Советской исторической энциклопедии» заметных отличий не было. Это касается и ряда последующих советских справочных изданий различного рода. Все они начинали Вторую мировую войну с сентября 1939 г. и первый ее этап относили к 1 сентября 1939 — 21 июня 1941 гг. «Ответственность за ее возникновение, как пишется, например, в энциклопедии «Великая Отечественная война 1941-1945», лежит на империализме как обществ. системе, на господствующих классах и главах крупнейших капиталистических стран, прежде всего — Германии, Италии и Японии»49. В этом же духе написана и статья о Второй мировой войне в «Военном энциклопедическом словаре»50, однотомном «Советском энциклопедическом словаре»51, «Дипломатическом словаре». В последнем, в статье «Вторая мировая война 1939-45» пишется, что она «явилась порождением империализма, закономерным проявлением присущих ему противоречий. Развязана фашистской Германией, фашистской Италией и милитаристской Японией в целях нового передела мира. Возникла внутри мировой капиталистической системы как война между двумя группировками империалистических держав52».

Сборник РУСО «ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА»

(1941 — 1945 годы) М., 2001,С.54-79


1. Всеобщая (новая и новейшая) история. Программа курса. Составитель Гросул В.Я. М., 2001. с. 26.

2. Отечественная история. М., 2002, № 3, с. 19.

3. Gujsul V. Ia. The approach to history: solidary or «judgmental»? // Russian Studies in History. Shring, Vol. 43. №46, p. 23-27.

4. Гросул В. Я. О периодизации всемирной и отечественной истории // Отечественная история 2007, №3, с. 136.

 5. Мельтюхов М.И. Проблемы периодизации истории второй мировой войны // Вопросы истории. 2003Ю №1, с. 161

6.  Бандура Ю.Н. Вторая мировая: о какой войне идет речь? //Вопросы истории. 2003, № 8, с. 172.

7. Фалин В. Второй фронт, Антигитлеровская коалиция: конфликт интересов. М., 2000, с. 54-55; Можейко И.В. Западный ветер — ясная погода. M., 2001, с. 12.

8. Можейко И.В. Указ. соч., с. 12

9. Бандура Ю.Н. Указ. соч., с. 172.

10. Там же, с. 172-173.

11. Никифоров Ю.А. Война и миф // Поиск. 2006. 22 сентября. № 38 (904), с. 14; Паршев А., Степаков В. Когда началась и когда закончилась Вторая мировая. M., 2007; Бобров А. Сентябрь с упорством и потворством // Советская Россия. 29 сентября 2009, № 106 (13323), с. 1; Бутаков Я. Не каяться — гордиться! // Патриот. Сентябрь 2009, № 35, с. 1, 8-9.

12. Курс отечественной истории IX — XX веков. Основные этапы и особенности развития российского общества в мировом историческом процессе. Под. ред. проф. Л.И.Ольштынского. Учебник для вузов. М., 2005, с. 386-389.

13. Язьков Е.Ф. История стран Европы и Америки в новейшее время (1918-1945). Курс лекций, М., 1998, с. 332.

14. Там же, с.333.

15. Аргументы и факты. 7-13 октября 2009. № 41 (1510), с. 3.

16. Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т. I. Ноябрь 1937-1938 гг. Из Архива Министерства Иностранных Дел Германии. М., 1948, с. 46.

17.  XIII пленум ИККИ. Стенографический отчет. М., 1934, с. 591.

18. Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. М., 1989, с. 11, 306.

19. Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Т. 1. М., 1973, с. 57.

20. Сиполс В.Я. Указ. соч., с. 20.

21. История всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. Под редакцией комиссии ЦК ВКП (б). Одобрен ЦК ВКП (б). 1938 год. М., 1954, с. 317-318.

22. Там же, с. 318-320.

23. И.В. Сталин в работе над «Кратким курсом истории ВКП(б)» // Вопросы истории. 2002 № 11, с.3-29; № 12, с. 3-26; 2003, № 3, с. 23; № 4, с.3-25.

24. Там же. № 12, с.5-20.

25. Сталин И. Сочинения. Т. 14. Март 1934 – июнь 1941. Издание второе. М., 2007. С.387.

26.Двадцатипятилетие первой мировой империалистической войны // Большевик. М., 1939, июль, № 13, с. 2.

27. Там же, с.3.

28. Варга Е. Капитализм накануне первой и второй империалистических войн // Там же, с. 11.

29. Ерусалимский А. Борьба за передел мира и политика агрессоров // Там же, с. 36.

30. Вторая империалистическая война // Там же, с. 70.

31. Там же, 67-68.

32. Язьков Е.Ф. Указ.соч., с. 336.

33. Димитров Г. Война и рабочий класс капиталистических стран // Коммунистический Интернационал. М., 1939, август-сентябрь, № 8-9, с.24.

34. Коминтерн и советско-германский договор о ненападении // Известия ЦК КПСС. М., 1989. № 12, с. 210.

35.   Доклад Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного комиссара Иностранных Дел тов. В.М.Молотова на заседании Верховного Совета Союза СССР 31 октября 1939 года // Коммунистический Интернационал. № 7-8, с. 10.

36. Сталин И.В. Сочинения. Т. 14, с. 490.

37. Сиполс В. Тайны дипломатические. Канун Великой Отечественной войны 1939-1941. М., 1997,с.119.

38.  Документы внешней политики. Т. 22. Кн. 2. М., 1992, с. 615.

39. Коминтерн и вторая мировая война. Ч. I до 22 июня 1941 г. М., 1994, с. 9.

40. Там же, с. 106.

41. Там же, с. 391.

42. Цит. по Мельтюхов М.И. Идеологические документы мая-июня 1941 года о событиях второй мировой войны // Отечественная история. 1995, № 2, с. 71.

43. Сталин И. Сочинения. Т. 15 1941-1945. М., 1997, с.13; Жухрай В. Сталин: правда и ложь. М., 1998, с. 35.

44. Большая Советская Энциклопедия. Союз Советских Социалистических республик. М., 1947, 699.

1947, с. 699.

45. Большая Советская Энциклопедия. Второе издание. Т. 9. М., 1951, с. 357.

46. Малая Советская Энциклопедия. Третье издание. Т. М., 1958, с. 672.

47. Советская историческая энциклопедия. Т. 3. М. 1963, с.846.

48. Большая Советская Энциклопедия. Третье издание. Т. М., 1971, с. 480-481.

49. Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. М., 1985, с.190.

50. Военный энциклопедический словарь. М., 1984, с.168-169.

51. Советский энциклопедический словарь. М., 1980, с. 258.

52. Дипломатический словарь. Т. I. М., 1984, с. 227.

Причины и начало Второй мировой войны. События 1939-1941 г.г.

Урок истории в 11-м классе

Тема урока: Причины и начало Второй мировой войны. События 1939-1941 г.г.

Цель: Раскрыть причины и характер  Второй мировой войны;

дать характеристику ходу боевых действий в 1939-1941 г.г.;

охарактеризовать основные битвы этого периода;

закрепить навыки анализа и сопоставления исторического материала, умений рассматривать исторические явления в конкретно-исторических условиях;

продолжить формирование умений и навыков  работы с историческими документами;

воспитывать учащихся в духе патриотизма, национального сознания и достоинства, уважения к историческому прошлому.

Тип урока: усвоение новых знаний.

Учебно-наглядные пособия и оборудование: учебник «Всеобщая истории» 11 класс (автор А.А.Улунян, Е.Ю.Сергеев, М. «Просвещение», 2016), Карты «Вторая мировая война», «Начало 2 мировой войны в Европе» ( сентябрь 1939 — июнь 1941 г.г.), иллюстрации «Начало 2 мировой войны», универсальные карточки-тесты закрепления и повторения учебного материала, кинофрагмент « 2-ая мировая война» I часть.

Основные понятия и термины: « блицкриг», агрессия, Вторая мировая война, оккупация, «Освободительный поход» Красной Армии, Тройственный пакт, «Зимняя война», планы операции «Вайс», «Везерские учения», «Грюн», « Морской лев», «Марита».

Основные даты: 1 сентября 1939 г. — начало  Второй  мировой войны; ноябрь 1939 г. — присоединение Западной Украины и западной Белоруссии к СССР; ноябрь 1939 г. — март 1940 г.- война между СССР и Финляндией; июнь 1940 г. — присоединение Бессарабии и Северной  Буковины  к СССР; август 1940 г. — присоединение Латвии, Литвы, Эстонии к СССР; 27 сентября 1940 г. — заключение Тройственного пакта между Германией, Италией и Японией.

Ход урока:

1. Организационный момент:

— приветствие,

— проверка подготовки учащихся к уроку.

2. Актуализация опорных знаний, умений и представлений учащихся.

Короткое вступительное слово учителя.

Задание .

— Объяснить значение понятий: агрессия, оккупация, «блицкриг», Вторая мировая война, пакт Молотова – Риббентропа.

— Записать слова на доске;

— Составить рассказ из этих слов;

— Заслушать несколько учеников;

— Выслушать характеристику этих понятий, данную учителем;

— Сравниваем рассказы учеников с тем, что они услышали от учителя;

— Отмечаем лучшие ответы учеников, которые ближе всего к определениям учителя.

 

3. Мотивация учебной деятельности:

Вступительное слово учителя. Исторические факты.

Война — страшное и жестокое историческое явление, которое оставляет после себя жертвы и разрушения.

17 век – на войне убито 3 млн. 300 тыс.,

18 век – убито 5 млн.200 тыс.,

 19 век – убито 5 млн. 500 тыс.,

20 век – Первая мировая война, убито 10 млн.; 

Во  Второй мировой войне принимало участие более 60 стран, на территории которых проживало более 80% населения земли. Боевые действия происходили в Европе, Азии, Африке, Океании на площади 22 млн. кв. км на просторах Мирового океана. За годы войны в армии воюющих государств было призвано 110 млн. чел.

По разным источникам на фронтах 2-ой мировой войны погибло от 50 до 65-67 млн. человек, 110 млн. были ранены или изувечены, сиротами стали 42 млн.; около половины погибших составляло мирное население. Материальный ущерб достиг 4 трлн. долларов.

После  Второй  мировой войны более 100 раз на нашей планете вспыхивали войны. Из 5000 лет цивилизации только 395 были мирными; более 4 млрд. человеческих жизней погибло в пламени войны.

4. Объявление, представление темы и ожидаемых результатов;

— Объявление темы, задач и целей урока;

План урока:

— Причины, характер, периодизация Второй мировой войны;

— Начало Второй мировой войны. Боевые действия в 1939-1941г.г.

  1. Изучение нового материала:


1. Причины, характер, периодизация  Второй мировой войны.


В целях актуализации знаний учащихся учитель организует опрос в форме беседы по изученному ранее материалу.


Вопросы:

1. В чем проявлялось нарастание напряженности в международных отношениях в 30-е гг.?

2. Когда и почему был заключен договор о ненападении между СССР и Германией?

3. Какие территории вошли в состав СССР накануне войны?

4. В чем проявилась недостаточная подготовка СССР к войне?

5. Дайте общую характеристику внешнеполитического курса СССР в 30-е гг.

А.  Причины войны:

Методом «мозговой штурм» определить причины войны. Обобщение ответов учащихся.
Б.  Характер войны; (рассказ учителя)

Агрессивные государства стремились к расширению собственных территорий, завоеванию рынков сбыта и источников сырья — то есть достижению мирового господства и установлению «нового порядка». Со стороны этих государств война носила захватнический характер.

Для стран, которые подверглись агрессии и были оккупированы, война была справедливой. Сложнее определить характер войны относительно СССР.  В период с 17 сентября 1939 г. по 22 июня 1941 г. он сам выступал в роли агрессора, присоединив к себе значительные территории, к тому времени принадлежавшие  Польше, Румынии, Финляндии, а также Прибалтийские государства /Эстония, Латвия, Литва/. Но после нападения Германии СССР вынес на себе основное бремя борьбы с фашистской Германией и для него война носила справедливый характер. Ее по праву назвали Великой Отечественной войной.

В.  Периодизация Второй мировой войны.
Учитель объясняет учащимся точки зрения о периодизации Второй мировой войны(Существует несколько вариантов периодизации Второй мировой войны) и предлагает один из вариантов периодизации, а учащиеся заполняют таблицу:
— Мы с вами запишем один из них:

Периодизация Второй мировой войны 

Период и хронологические рамки

Основное содержание периода

Первый период (1 сентября 1939 г — 22 июня 1941 г)

От нападения на Польшу до начала Великой Отечественной войны

Второй период (22 июня 1941 г. — ноябрь 1942г)

Оборонительные сражения Красной Армии, поражение немцев под Москвой, провал плана «молниеносной войны»

Третий период (ноябрь 1942 г. — декабрь 1943 г.)

Коренной перелом в ходе войны

Четвертый период (январь 1944 г. — 9 мая 1945 г.)

Разгром фашистской Германии, окончание Великой Отечественной войны

Пятый период (май 1945 г. — 2 сентября 1945 г.)

Капитуляция Японии, окончание войны

2.  С началом Великой Отечественной войны учащиеся знакомятся самостоятельно в процессе работы с учебником, выполняя задания.

Выполнение заданий организуется учителем в процессе индивидуальной проверки рабочих тетрадей в ходе самостоятельной работы учащихся.

6. Осмысление новых знаний и умений.

  • Просмотр кинофрагмента « Вторая мировая война» I часть.
  • Дискуссия по проблемному вопросу

Какое событие 1930-х годов, по вашему мнению, можно считать переломным на пути ко Второй мировой войне? Назовите событие, после которого война стала неизбежной. Аргументируйте свою точку зрения.

7. Систематизация и обобщение новых знаний и умений на преобразующем и творческом уровне:

  • Историческая задача

Используя материалы учебника, отрывки из секретного дополнительного протокола к договору о ненападении между СССР и Германией, а также дополнительную информацию, сравните решения Мюнхенской конференции и подписание пакта Молотова-Риббентропа. Какими мотивами руководствовались участники этих соглашений, заключая договоренности с Германией? Достаточно ли веские обстоятельства вынуждали их принять подобные решения?

Для закрепления полученных знаний учащимся задаются вопросы:

1. Почему началась Вторая мировая война?

2. Каким событием начинается война, когда оно произошло?

 

Подведение итогов урока:

  • Прояснить содержание изученного материала;
  • Сопоставить реальные результаты с ожидаемыми;
  • Проанализировать, почему произошло так, а не иначе?
  • Сделать выводы;

Закрепить и откорректировать усвоение информации или соответствующих умений и навыков.

Инструктаж домашнего задания:

  • Проработать текст учебника – параграф 13, стр. 118-124.;
  • Выписать в тетрадь новые понятия и выучить них;
  • Подготовьте сообщения по темам:

(задание можно дать конкретным учащимся)
«Разгром Франции», «Воздушная война над Англией», «Битва за Атлантику», «Фашистская агрессия на Балканах», «Советско-финская война», «Сотрудничество СССР и Германии в 1939-1941 г.г.», « Присоединение Прибалтики к СССР».

Статья Владимира Путина об истории Второй мировой войны. Полный текст

Президент России Владимир Путин написал статью «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим». Она размещена на сайте Кремля и в «Российской газете».

ТАСС публикует полный текст статьи главы государства.

75 лет прошло, как закончилась Великая Отечест­венная война. За эти годы выросло несколько поколений. Изменилась политическая карта планеты. Нет Советс­кого Союза, который одержал грандиозную, сокруши­тельную победу над нацизмом, спас весь мир. Да и сами события той войны, даже для ее участников, далекое прошлое. Но почему в России 9 мая отмечается как самый главный праздник? А 22 июня – жизнь словно замирает. И комок подкатывает к горлу?

Принято говорить: война оставила глубокий след в истории каждой семьи. За этими словами – судьбы мил­лионов людей, их страдания и боль потерь. Гордость, правда и память.

Для моих родителей война – это страшные муки бло­кадного Ленинграда, где умер мой двухлетний брат Витя. Где чудом осталась в живых мама. Отец, имея бронь, ушел добровольцем защищать родной город. Поступил так же, как и миллионы советских граждан. Воевал на плацдарме Невский пятачок, был тяжело ранен. И чем дальше эти годы, тем больше потребность побеседовать с родителями, узнать более подробно о военном периоде их жизни. Но уже невозможно ничего спросить. Поэтому свято храню в сердце разговоры с отцом и мамой на эту тему, их скупые эмоции.

Для меня и моих сверстников важно, чтобы наши дети, внуки, правнуки понимали, через какие испытания и муки прошли их предки. Как, почему смогли выстоять и победить. Откуда взялась их поистине железная сила духа, которая удивляла и восхищала весь мир? Да, они защищали свой дом, детей, близких, семью. Но всех объединяла любовь к Родине, к Отечеству. Это глубин­ное, личностное чувство во всей своей полноте отражено в самой сути нашего народа и стало одним из опреде­ляющих в его героической, жертвенной борьбе против нацистов.

Часто задаются вопросом: «Как нынешнее поколе­ние себя поведет? Как поступит в условиях критической ситуации?» Перед моими глазами – молодые врачи, медсестры, порой вчерашние студенты, которые сегодня идут в «красную зону», чтобы спасать людей. Наши во­еннослужащие в ходе борьбы с международным терро­ризмом на Северном Кавказе, в Сирии, стоявшие на­смерть. Совсем юные ребята. Многим бойцам леген­дарной, бессмертной шестой десантной роты было 19-20 лет. Но все они показали, что достойны подвига воинов нашей Родины, которые защитили ее в Великую Отечественную войну.

Поэтому уверен, что в характере у народов России – исполнять свой долг, не жалеть себя, если того требуют обстоятельства. Самоотверженность, патриотизм, любовь к родному дому, к своей семье, к Отечеству – эти цен­ности и сегодня являются для российского общества фун­даментальными, стержневыми. На них, по большому сче­ту, во многом держится суверенитет нашей страны.

Сейчас у нас появились новые традиции, рожденные народом, такие как «Бессмертный полк». Это – марш нашей благодарной памяти, кровной, живой связи меж­ду поколениями. Миллионы людей выходят на шествия с фотографиями своих родных, отстоявших Отечество и разгромивших нацизм. Это значит, что их жизнь, испы­тания и жертвы, Победа, которую они передали нам, никогда не будут забыты.

Наша ответственность перед прошлым и будущим – сделать все, чтобы не допустить повторения страшных трагедий. Поэтому посчитал своим долгом выступить со статьей о Второй мировой и Великой Отечественной вой­нах. Не раз обсуждал эту идею в беседах с мировыми ли­дерами, встретил их понимание. В конце прошлого года, на саммите руководителей стран СНГ, мы все были едины: важно передать потомкам память о том, что по­беда над нацизмом была одержана прежде всего совет­ским народом, что в этой героической борьбе – на фрон­те и в тылу, плечом к плечу – стояли представители всех республик Советского Союза. Тогда же говорил с колле­гами и о непростом предвоенном периоде.

Этот разговор вызвал большой резонанс в Европе и мире. Значит, обращение к урокам прошлого действи­тельно необходимо и злободневно. Вместе с тем было и много эмоций, плохо скрываемых комплексов, шумных обвинений. Ряд политиков по привычке поспешили зая­вить о том, что Россия пытается переписать историю. Однако при этом не смогли опровергнуть ни единого факта, ни одного приведенного аргумента. Разумеется, трудно, да и невозможно спорить с подлинными докумен­тами, которые, к слову, хранятся не только в российских, но и в зарубежных архивах.

Поэтому есть потребность продолжить анализ причин, которые привели к мировой войне, размышления о ее сложных событиях, трагедиях и победах, об ее уроках – для нашей страны и всего мира. И здесь, повторю, принципиально важно опираться только на архивные материалы, свидетельства современников, исключить любые идеологические и политизированные домысли­вания.

Еще раз напомню очевидную вещь. Глубинные при­чины Второй мировой войны во многом вытекают из ре­шений, принятых по итогам Первой мировой. Версаль­ский договор стал для Германии символом глубокой не­справедливости. Фактически речь шла об ограблении страны, которая обязана была выплатить западным союз­никам огромные репарации, истощавшие ее экономику. Главнокомандующий союзными войсками французский маршал Ф.Фош пророчески охарактеризовал Версаль: «Это не мир. Это перемирие на двадцать лет».

Именно национальное унижение сформировало пи­тательную среду для радикальных и реваншистских на­строений в Германии. Нацисты умело играли на этих чувствах, строили свою пропаганду, обещая избавить Германию от наследия Версаля, восстановить ее былое могущество, а по сути, толкали немецкий народ к новой войне. Парадоксально, но этому прямо или косвенно способствовали западные государства, прежде всего, Великобритания и США. Их финансовые и про­мышленные круги весьма активно вкладывали капиталы в немецкие фабрики и заводы, выпускавшие продукцию военного назначения. А среди аристократии и полити­ческого истеблишмента было немало сторонников ради­кальных, крайне правых, националистических движений, набиравших силу и в Германии, и в Европе.

Версальское «мироустройство» породило много­численные скрытые противоречия и явные конфликты. В их основе – произвольно оформленные победителями в Первой мировой войне границы новых европейских го­сударств. Практически сразу после их появления на карте начались территориальные споры и взаимные претензии, которые превратились в «мины за­медленного действия».

Одним из важнейших итогов Первой мировой войны стало создание Лиги наций. На эту международную ор­ганизацию возлагались большие надежды по обеспече­нию долгосрочного мира, коллективной безопасности. Это была прогрессивная идея, последовательная реализа­ция которой, без преувеличения, могла бы предотвра­тить повторение ужасов глобальной войны.

Однако Лига наций, в которой доминировали дер­жавы-победительницы – Великобритания и Франция, продемонстрировала свою неэффективность и просто потонула в пустых разговорах. В Лиге наций, да и вообще на европейском континенте, не были услышаны неод­нократные призывы Советского Союза сформировать равноправную систему коллективной безопасности. В частности, заключить Восточноевропейский и Тихо­океанский пакты, которые смогли бы поставить заслон агрессии. Эти предложения были проигнорированы.

Лига наций не смогла предотвратить и конфликты в различных частях мира, такие как нападение Италии на Эфиопию, гражданская война в Испании, агрессия Японии против Китая, аншлюс Австрии. А в случае Мюнхенского сговора – в котором, помимо Гитлера и Муссолини, участвовали лидеры Великобритании и Франции – с полного одобрения Совета Лиги наций произошло расчленение Чехословакии. Отмечу в связи с этим, что в отличие от многих тогдашних руководи­телей Европы Сталин не запятнал себя личной встречей с Гитлером, который слыл тогда в западных кругах вполне респектабельным политиком, был желанным гостем в европейских столицах.

В разделе Чехословакии заодно с Германией дейст­вовала и Польша. Они заранее и вместе решали, кому достанутся какие чехословацкие земли. 20 сентября 1938 года посол Польши в Германии Ю.Липский сооб­щил министру иностранных дел Польши Ю.Беку о сле­дующих заверениях Гитлера: «… в случае, если между Польшей и Чехословакией дело дойдет до конфликта на почве польских интересов в Тешине, Рейх станет на нашу [польскую] сторону». Главарь нацистов даже давал подсказки, советовал, чтобы начало польских действий «последовало… только лишь после занятия немцами Су­детских гор».

В Польше отдавали себе отчет, что без гитлеров­ской поддержки ее захватнические планы были бы об­речены на провал. Здесь процитирую запись беседы германского посла в Варшаве Г-А.Мольтке с Ю.Беком от 1 октября 1938 года о польско-чешских отношениях и позиции СССР в этом вопросе. Вот что там написано: «… г-н Бек… выразил большую благодарность за лояль­ную трактовку польских интересов на Мюнхенской конференции, а также за искренность отношений во время чешского конфликта. Правительство и общест­венность [имеется в виду Польши] полностью отдают должное позиции фюрера и рейхсканцлера».

Раздел Чехословакии был жестоким и циничным. Мюнхен обрушил даже те формальные, хрупкие гаран­тии, которые оставались на континенте. Показал, что взаимные договоренности ничего не стоят. Именно Мюн­хенский сговор послужил тем «спусковым крючком», по­сле которого большая война в Европе стала неизбеж­ной.

Сегодня европейские политики и, прежде всего, польские руководители хотели бы «замолчать» Мюнхен. Почему? Не только потому, что их страны тогда пре­дали свои обязательства, поддержали Мюнхенский сго­вор, а некоторые даже приняли участие в дележе добычи. Но и потому, что как-то неудобно вспоминать, что в те драматичные дни 1938 года только СССР вступился за Чехословакию.

Советский Союз, исходя из своих международных обязательств, в том числе соглашений с Францией и Чехословакией, пытался предотвратить трагедию. Польша же, преследуя свои интересы, всеми силами препятствовала созданию системы коллективной безо­пасности в Европе. Польский министр иностранных дел Ю.Бек 19 сентября 1938 года прямо писал об этом уже упомянутому послу Ю.Липскому перед его встречей с Гитлером: «… в течение прошлого года польское пра­вительство четыре раза отвергало предложение присое­диниться к международному вмешательству в защиту Чехословакии».

Британия, а также Франция, которая была тогда главным союзником чехов и словаков, предпочли отка­заться от своих гарантий и бросить на растерзание эту восточноевропейскую страну. Не просто бросить, а на­править устремления нацистов на Восток, с прицелом на то, чтобы Германия и Советский Союз неизбежно бы столкнулись и обескровили друг друга.

Именно в этом заключалась западная политика «уми­ротворения». И не только по отношению к Третьему рейху, но и к другим участникам так называемого Ан­тикоминтерновского пакта – фашистской Италии и ми­литаристской Японии. Ее кульминацией на Дальнем Востоке стало англо-японское соглашение лета 1939 года, предоставившее Токио свободу рук в Китае. Ведущие ев­ропейские державы не хотели признавать, какая смер­тельная опасность для всего мира исходит от Германии и ее союзников. Рассчитывали, что война их самих обойдет стороной.

Мюнхенский сговор показал Советскому Союзу, что западные страны будут решать вопросы безопасности без учета его интересов. А при удобном случае могут сфор­мировать антисоветский фронт.

Вместе с тем Советский Союз до последней возмож­ности старался использовать любой шанс для создания антигитлеровской коалиции. Повторю: несмотря на двуличную позицию стран Запада. Так, по линии раз­ведслужб советское руководство получало подробную информацию о закулисных англо-германских контактах летом 1939 года. Обращаю внимание: они велись весьма интенсивно, причем практически одновременно с трех­сторонними переговорами представителей Франции, Великобритании и СССР, которые западными партне­рами, напротив, сознательно затягивались. Приведу в связи с этим документ из британских архивов. Это инст­рукция британской военной миссии, которая прибыла в Москву в августе 1939 года. В ней прямо говорится, что делегация должна «вести переговоры очень медленно»; что «правительство Соединенного Королевства не готово брать на себя подробно прописанные обязательства, ко­торые могут ограничить нашу свободу действий при каких-либо обстоятельствах». Отмечу также: в отличие от англичан и французов советскую делегацию возгла­вили высшие руководители Красной армии, которые имели все необходимые полномочия «подписать военную конвенцию по вопросам организации военной обороны Англии, Франции и СССР против агрессии в Европе».

Свою роль в провале переговоров сыграла Польша, которая не хотела никаких обязательств перед совет­ской стороной. Даже под давлением западных союзни­ков польское руководство отказывалось от совместных действий с Красной армией в противостоянии вермахту. И только когда стало известно о прилете Риббентропа в Москву, Ю.Бек нехотя, не напрямую, а через фран­цузских дипломатов уведомил советскую сторону: «… в случае совместных действий против германской аг­рессии сотрудничество между Польшей и СССР, при технических условиях, которые надлежит определить, не исключено». Одновременно своим коллегам он разъ­яснил: «… я не против этой формулировки только в це­лях облегчения тактики, и наша же принципиальная точка зрения в отношении СССР является окончатель­ной и остается без изменений».

В сложившейся ситуации Советский Союз подпи­сал Договор о ненападении с Германией. Фактически сделал это последним из стран Европы, причем на фоне реальной опасности столкнуться с войной на два фрон­та – с Германией на западе и с Японией на востоке, где уже шли интенсивные бои на реке Халхин-Гол.

Сталин и его окружение заслуживают многих спра­ведливых обвинений. Мы помним и о преступлениях режима против собственного народа, и об ужасах мас­совых репрессий. Повторю: советских руководителей можно упрекать во многом, но не в отсутствии понима­ния характера внешних угроз. Они видели, что Совет­ский Союз пытаются оставить один на один с Германи­ей и ее союзниками. И действовали, осознавая эту ре­альную опасность, чтобы выиграть драгоценное время для укрепления обороны страны.

По поводу заключенного тогда Договора о ненапа­дении сейчас много разговоров и претензий именно в адрес современной России. Да, Россия – право­преемница СССР, и советский период – со всеми его триумфами и трагедиями – неотъемлемая часть нашей тысячелетней истории. Но напомню также, что Совет­ский Союз дал правовую и моральную оценку т.н. Пак­ту Молотова-Риббентропа. В постановлении Верховного Совета от 24 декабря 1989 года официально осуждены секретные протоколы как «акт личной власти», никак не отражавший «волю советского народа, который не несет ответственности за этот сговор».

Вместе с тем другие государства предпочитают не вспоминать о соглашениях, где стоят подписи нацистов и западных политиков. Не говоря уже о юридической или политической оценке такого сотрудничества, в том числе молчаливого соглашательства некоторых евро­пейских деятелей с варварскими планами нацистов, вплоть до их прямого поощрения. Чего стоит циничная фраза посла Польши в Германии Ю.Липского, произне­сенная в беседе с Гитлером 20 сентября 1938 года: «… за решение еврейского вопроса мы [поляки] поставим ему… прекрасный памятник в Варшаве».

Мы также не знаем, были ли какие-либо секретные «протоколы» и приложения к соглашениям ряда стран с нацистами. Остается лишь «верить на слово». В част­ности, до сих пор не рассекречены материалы о тайных англо-германских переговорах. Поэтому призываем все государства активизировать процесс открытия своих ар­хивов, публикацию ранее неизвестных документов предво­енного и военного периодов. Так, как это делает Россия в последние годы. Готовы здесь к широкому сотрудничес­тву, к совместным исследовательским проектам ученых-историков.

Но вернемся к событиям, непосредственно пред­шествовавшим Второй мировой войне. Наивно было верить, что, расправившись с Чехословакией, Гитлер не предъявит очередные территориальные претензии. На этот раз – к своему недавнему соучастнику в разделе Чехословакии – Польше. Поводом здесь, кстати, также послужило наследие Версаля – судьба так называемого Данцигского коридора. Последовавшая затем трагедия Польши – целиком на совести тогдашнего польского ру­ководства, которое помешало заключению англо-франко-советского военного союза и понадеялось на помощь за­падных партнеров. Подставило свой народ под каток гит­леровской машины уничтожения.

Немецкое наступление развивалось в полном соот­ветствии с доктриной блицкрига. Несмотря на ожесто­ченное, героическое сопротивление польской армии – уже через неделю после начала войны, 8 сентября 1939 года, германские войска были на подступах к Варшаве. А военно-политическая верхушка Польши к 17 сентября сбежала на территорию Румынии, предав свой народ, который продолжал вести борьбу с захватчиками.

Западные союзники не оправдали польских надежд. После объявления войны Германии французские войска продвинулись всего на несколько десятков километров вглубь немецкой территории. Выглядело все это лишь как демонстрация активных действий. Более того, анг­ло-французский Верховный военный совет, впервые со­бравшийся 12 сентября 1939 года во французском Аб­виле, принял решение вовсе прекратить наступление ввиду быстрого развития событий в Польше. Началась пресловутая «странная война». Налицо – прямое преда­тельство со стороны Франции и Англии своих обя­зательств перед Польшей.

Позже в ходе Нюрнбергского процесса немецкие ге­нералы так объясняли свой быстрый успех на Востоке. Бывший начальник штаба оперативного руководства Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии генерал А.Йодль признал: «… если мы еще в 1939 году не потерпели поражения, то это только пото­му, что примерно 110 французских и английских диви­зий, стоящих во время нашей войны с Польшей на западе против 23‑х германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными».

Попросил поднять из архивов весь массив материа­лов, связанных с контактами СССР и Германии в дра­матичные дни августа и сентября 1939 года. Как свиде­тельствуют документы: пункт 2 Секретного протокола к Договору о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года устанавливал, что в случае терри­ториально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов двух стран должна «приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана». Иными словами, в советскую сферу влияния подпадали не только территории, на которых проживало преимущественно украинское и белорусское население, но и исторические польские земли междуречья Буга и Вислы. Об этом факте далеко не все сейчас знают.

Как и о том, что сразу после нападения на Польшу в первые сентябрьские дни 1939 года Берлин настой­чиво и неоднократно призывал Москву присоединиться к военным действиям. Однако советское руководство подобные призывы игнорировало. И втягиваться в дра­матически развивающиеся события не собиралось до последней возможности.

Лишь когда стало окончательно ясно, что Велико­британия и Франция не стремятся помогать своему союз­нику, а вермахт способен быстро оккупировать всю Польшу и выйти фактически на подступы к Минску, было принято решение ввести утром 17 сентября войско­вые соединения Красной армии в так называемые восточ­ные кресы. Ныне это – части территории Белоруссии, Украины и Литвы.

Очевидно, что других вариантов не оставалось. В противном случае риски для СССР возросли бы мно­гократно, поскольку, повторю, старая советско-польская граница проходила всего в нескольких десят­ках километров от Минска. И неизбежная война с на­цистами началась бы для страны с крайне невыгодных стратегических позиций. А миллионы людей разных национальностей, в том числе евреи, жившие под Бре­стом и Гродно, Перемышлем, Львовом и Вильно, были бы брошены на уничтожение нацистам и их местным приспешникам – антисемитам и радикал-националистам.

Именно тот факт, что Советский Союз до последней возможности стремился избежать участия в разгораю­щемся конфликте и не хотел играть на стороне Герма­нии, привел к тому, что реальное соприкосновение со­ветских и немецких войск произошло гораздо восточ­нее оговоренных в секретном протоколе рубежей. Не по Висле, а примерно по так называемой линии Керзона, которая еще в 1919 году была рекомендована Антантой в качестве восточной границы Польши.

Как известно, сослагательное наклонение трудно применимо к уже произошедшим событиям. Скажу лишь, что в сентябре 1939 года советское руководство имело возможность отодвинуть западные рубежи СССР еще дальше на запад, вплоть до Варшавы, но приняло решение не делать этого.

Немцы предложили зафиксировать новый статус-кво. 28 сентября 1939 года в Москве И.Риббентроп и В.Молотов подписали Договор о дружбе и границе ме­жду СССР и Германией, а также секретный протокол об изменении государственной границы, которой при­знавалась демаркационная линия, где де-факто стояли две армии.

Осенью 1939 года, решая свои военно-стратегические, оборонительные задачи, Советский Союз начал процесс инкорпорации Латвии, Литвы и Эстонии. Их вступле­ние в СССР было реализовано на договорной основе, при согласии избранных властей. Это соответствовало нормам международного и государственного права того времени. Кроме того, Литве в октябре 1939 года были возвращены город Вильно и прилегающая область, ра­нее входившие в состав Польши. Прибалтийские рес­публики в составе СССР сохранили свои органы вла­сти, язык, имели представительство в советских выс­ших государственных структурах.

Все эти месяцы не прекращалась невидимая посто­роннему глазу дипломатическая и военно-политическая борьба, работа разведки. В Москве понимали, что перед ней – непримиримый и жестокий враг, что скрытая война с нацизмом уже идет. И нет никаких оснований воспринимать официальные заявления, формальные протокольные ноты тех лет, как доказательство «друж­бы» между СССР и Германией. Активные торговые и технические контакты СССР имел не только с Герма­нией, но и с другими странами. При этом Гитлер раз за разом пытался втянуть СССР в противостояние с Вели­кобританией. Однако советское руководство не подда­лось на эти уговоры.

Последнюю попытку склонить Советский Союз к совместным действиям Гитлер предпринял в ходе визи­та Молотова в Берлин в ноябре 1940 года. Но Молотов в точности выполнил указания Сталина, ограничив­шись общими разговорами об идее немцев по поводу присоединения СССР к Пакту трех – союзу Германии, Италии и Японии, подписанному в сентябре 1940 года и направленному против Великобритании и США. Не случайно уже 17 ноября Молотов инструктировал на­ходившегося в Лондоне советского полпреда И.Майс­кого следующим образом: «Для Вашей ориентировки… Никакого договора в Берлине не было подписано и не предполагалось этого делать. Дело в Берлине ограни­чилось… обменом мнениями… Немцы и японцы, как видно, очень хотели бы толкнуть нас в сторону Персид­ского залива и Индии. Мы отклонили обсуждение этого вопроса, так как считаем такие советы со стороны Германии неуместными». А 25 ноября советское руко­водство и вовсе поставило здесь точку. Официально выд­винуло Берлину неприемлемые для нацистов условия, включая вывод германских войск из Финляндии, договор о взаимопомощи между СССР и Болгарией и ряд других. Тем самым – сознательно исключив для себя любые возможности присоединения к Пакту. Такая позиция окончательно укрепила фюрера в его намерении развязать войну против СССР. И уже в декабре, отбросив в сторону все предупреждения своих стратегов о катастрофичной опасности войны на два фронта, Гитлер утвердил план «Барбаросса». Сделал это, понимая, что именно Советский Союз – главная сила, которая противостоит ему в Европе. И предстоя­щая схватка на Востоке решит исход мировой войны. А в том, что поход на Москву будет скоротечным и ус­пешным, он был уверен.

Что хотел бы особо отметить: западные страны фактически согласились тогда с советскими дейст­виями, признали стремление Советского Союза обес­печить свою безопасность. Так, еще 1 октября 1939 года бывший на тот момент главой британского Адмирал­тейства У.Черчилль в выступлении на радио сказал: «Россия проводит холодную политику собственных ин­тересов… Для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии [имеется в виду новая западная граница]». 4 октября 1939 года в Палате лордов министр ино­странных дел Великобритании Э.Галифакс заявил: «… следует напомнить, что действия советского правитель­ства заключались в перенесении границы по существу до той линии, которая была рекомендована во время Версальской конференции лордом Керзоном… Я толь­ко привожу исторические факты и полагаю, что они не­оспоримы». Известный британский политический и го­сударственный деятель Д.Ллойд-Джордж подчеркивал: «Русские армии заняли территории, которые не являют­ся польскими и которые были силой захвачены Поль­шей после Первой мировой войны… Было бы актом преступного безумия поставить русское продвижение на одну доску с продвижением немцев».

А в неформальных беседах с советским полпредом И.Майским английские высокопоставленные политики и дипломаты говорили более откровенно. Заместитель министра иностранных дел Великобритании Р.Батлер 17 октября 1939 года поделился тем, что: «… в англий­ских правительственных кругах считают, что не может быть никакого вопроса о возврате Польше Западных Ук­раины и Белоруссии. Если бы удалось создать этно­графическую Польшу скромных размеров с гарантией не только СССР и Германии, но также Англии и Фран­ции, то британское правительство считало бы себя вполне удовлетворенным». 27 октября 1939 года глав­ный советник Н.Чемберлена Х.Вильсон сказал: «Поль­ша должна… быть восстановлена как самостоятельное государство на своей этнографической базе, но без За­падной Украины и Белоруссии».

Стоит отметить, что в ходе этих бесед зондирова­лась почва и для улучшения советско-британских отно­шений. Эти контакты во многом заложили основу бу­дущего союзничества и антигитлеровской коалиции. Среди ответственных дальновидных политиков выде­лялся У.Черчилль, который, несмотря на известную ан­типатию к СССР, и ранее выступал за сотрудничество с ним. Еще в мае 1939 года в Палате общин он заявил: «Мы окажемся в смертельной опасности, если не сможем создать великий союз против агрессии. Было бы вели­чайшей глупостью, если бы мы отвергли естественное сотрудничество с Советской Россией». А уже после на­чала боевых действий в Европе – на встрече с И.Майским 6 октября 1939 года – он доверительно ска­зал, что «… между Великобританией и СССР нет ника­ких серьезных противоречий, а стало быть, нет основа­ний для напряженных и неудовлетворительных отноше­ний. Британское правительство… хотело бы развивать… торговые отношения. Оно готово было бы также обсу­дить всякие другие меры, могущие способствовать улуч­шению взаимоотношений».

Вторая мировая война не случилась в одночасье, не началась неожиданно, вдруг. И агрессия Германии про­тив Польши не была внезапной. Она – результат мно­гих тенденций и факторов в мировой политике того пе­риода. Все довоенные события выстроились в одну ро­ковую цепь. Но, безусловно, главное, что предопре­делило величайшую трагедию в истории человечества – это государственный эгоизм, трусость, потакание наби­равшему силу агрессору, неготовность политических элит к поиску компромисса.

Поэтому нечестно утверждать, что двухдневный визит в Москву нацистского министра иностранных дел Риббентропа – главная причина, породившая Вторую мировую войну. Все ведущие страны в той или иной степени несут свою долю вины за ее начало. Каждая совершала непоправимые ошибки, самонадеянно пола­гая, что можно обхитрить других, обеспечить себе од­носторонние преимущества или остаться в стороне от надвигающейся мировой беды. И за такую недаль­новидность, за отказ от создания системы коллективной безопасности платить пришлось миллионами жизней, колоссальными утратами.

Пишу об этом без малейшего намерения взять на себя роль судьи, кого-то обвинить или оправдать, тем более – инициировать новый виток международного информационного противостояния на историческом поле, которое может столкнуть между собой государст­ва и народы. Считаю, что поиском взвешенных оценок прошедших событий должна заниматься академическая наука с широким представительством авторитетных ученых из разных стран. Нам всем нужны правда и объ­ективность. Со своей стороны, всегда призывал и при­зываю коллег к спокойному, открытому, доверительному диалогу. К самокритичному, непредвзятому взгляду на общее прошлое. Такой подход позволит не повторить совершенных тогда ошибок и обеспечить мирное и бла­гополучное развитие на долгие годы вперед.

Однако многие наши партнеры пока не готовы к совместной работе. Напротив, преследуя свои цели, они наращивают против нашей страны количество и масштаб информационных атак, хотят заставить оправдываться, ис­пытывать чувство вины. Принимают насквозь лице­мерные политизированные декларации. Так, например, одобренная 19 сентября 2019 года Европейским парла­ментом резолюция «О важности сохранения историче­ской памяти для будущего Европы» прямо обвинила СССР – наряду с нацистской Германией – в развязывании Второй мировой войны. Естественно, что каких-либо упоминаний о Мюнхене там не содержится.

Считаю, что подобные «бумаги» – не могу назвать эту резолюцию документом – при всем явном расчете на скандал несут опасные, реальные угрозы. Ведь ее при­нял весьма уважаемый орган. И что он продемонст­рировал? Как это ни печально – осознанную политику по разрушению послевоенного мироустройства, созда­ние которого было делом чести и ответственности стран, ряд представителей которых проголосовали се­годня за эту лживую декларацию. И таким образом, подняли руку на выводы Нюрнбергского трибунала, на усилия мирового сообщества, создававшего после по­бедного 1945 года универсальные международные ин­ституты. Напомню в связи с этим, что сам процесс ев­ропейской интеграции, в ходе которой были созданы соответствующие структуры, в том числе и Европей­ский парламент, стал возможен только благодаря уро­кам, извлеченным из прошлого, его четким правовым и политическим оценкам. И те, кто сознательно ставит под сомнение этот консенсус, разрушают основы всей послевоенной Европы.

Помимо угрозы для фундаментальных принципов миропорядка, есть здесь и моральная, нравственная сто­рона. Глумление, издевательство над памятью – это подлость. Подлость бывает намеренной, лицемерной, вполне осознанной, когда в заявлениях по поводу 75-ле­тия окончания Второй мировой войны перечисляются все участники антигитлеровской коалиции, кроме СССР. Подлость бывает трусливой, когда сносят памятники, воздвигнутые в честь борцов с нацизмом, оправдывая по­стыдные действия лживыми лозунгами борьбы с не­угодной идеологией и якобы оккупацией. Подлость бы­вает кровавой, когда тех, кто выступает против неона­цистов и наследников бандеровцев, убивают и сжигают. Повторю, подлость проявляет себя по-разному, но от этого она не перестает быть омерзительной.

Забвение уроков истории неизбежно оборачивается тяжелой расплатой. Мы будем твердо защищать правду, основанную на документально подтвержденных исто­рических фактах. Продолжим честно и непредвзято рас­сказывать о событиях Второй мировой войны. На это в том числе нацелен масштабный проект по созданию в России крупнейшей коллекции архивных документов, кино- и фотоматериалов по истории Второй мировой вой­ны, предвоенному периоду.

Такая работа уже идет. Многие новые, недавно най­денные, рассекреченные материалы использовал и при подготовке этой статьи. И в связи с этим могу ответст­венно заявить, что не существует архивных документов, которые подтверждали бы версию о намерении СССР начать превентивную войну против Германии. Да, со­ветское военное руководство придерживалось доктрины, что в случае агрессии Красная армия быстро даст отпор врагу, перейдет в наступление и будет вести войну на территории противника. Однако такие стратегические планы вовсе не означали намерения первыми напасть на Германию.

Конечно, сегодня в распоряжении историков есть документы военного планирования, директивы совет­ских и немецких штабов. Наконец, мы знаем, как раз­вивались события в реальности. С высоты этого знания многие рассуждают о действиях, ошибках, просчетах военно-политического руководства страны. Скажу в связи с этим одно: наряду с огромным потоком разного рода дезинформации советские лидеры получали и ре­альные сведения о готовящейся агрессии нацистов. И в предвоенные месяцы предприняли шаги, направленные на повышение боеготовности страны, включая скрытый призыв части военнообязанных на сборы, передислока­цию соединений и резервов из внутренних военных ок­ругов к западным границам.

Война не была внезапной, ее ждали, к ней готови­лись. Но удар нацистов был действительно невиданной в истории разрушительной мощи. 22 июня 1941 года Со­ветский Союз столкнулся с самой сильной, отмоби­лизованной и обученной армией мира, на которую ра­ботал промышленный, экономический, военный потен­циал практически всей Европы. В этом смертоносном нашествии принял участие не только вермахт, но и са­теллиты Германии, воинские контингенты многих других государств европейского континента.

Тяжелейшие военные поражения 1941 года поста­вили страну на грань катастрофы. Восстанавливать бое­способность, управляемость пришлось чрезвычайными методами, всеобщей мобилизацией, напряжением всех сил государства и народа. Уже летом 41‑го под огнем врага началась эвакуация на Восток страны миллионов граждан, сотен заводов и производств. В кратчайшие сроки в тылу был налажен выпуск оружия и боепри­пасов, которые стали поступать на фронт в первую же военную зиму, а к 1943 году – превышены показатели военного производства Германии и ее союзников. За полтора года советские люди совершили то, что каза­лось невозможным. И на фронте, и в тылу. И до сих пор трудно осознать, понять, представить, каких невероятных усилий, мужества, самоотверженности потребовали эти величайшие достижения.

Против мощной, вооруженной до зубов, хладно­кровной захватнической машины нацистов поднялась гигантская сила советского общества, объединенного стремлением защитить родную землю. Отомстить врагу, сломавшему, растоптавшему мирную жизнь, ее планы и надежды.

Конечно, в период этой страшной, кровопролитной войны некоторыми людьми овладевали страх, расте­рянность, отчаяние. Имели место предательство и де­зертирство. Давали о себе знать жестокие разломы, по­рожденные революцией и Гражданской войной, ниги­лизм, издевательское отношение к национальной исто­рии, традициям, вере, которые пытались насаждать большевики, особенно в первые годы после прихода к власти. Но общий настрой советских граждан и наших соотечественников, оказавшихся за рубежом, был другим – сберечь, спасти Родину. Это был настоящий, неудержимый порыв. Люди искали опору в истинных патриотических ценностях.

Нацистские «стратеги» были убеждены, что огромное многонациональное государство легко можно подмять под себя. Рассчитывали, что внезапная война, ее бес­пощадность и невыносимые тяготы неминуемо обострят межнациональные отношения. И страну можно будет рас­членить на части. Гитлер прямо заявлял: «Наша поли­тика в отношении народов, населяющих широкие про­сторы России, должна заключаться в том, чтобы по­ощрять любую форму разногласий и раскола».

Но с первых же дней стало ясно, что этот план на­цистов провалился. Брестскую крепость до последней капли крови защищали воины более чем 30 нацио­нальностей. На протяжении всей войны – и в крупных решающих битвах, и в защите каждого плацдарма, каждого метра родной земли – мы видим примеры такого единения.

Для миллионов эвакуированных родным домом стали Поволжье и Урал, Сибирь и Дальний Восток, республики Средней Азии и Закавказья. Их жители де­лились последним, поддерживали всем, чем могли. Дружба народов, их взаимопомощь стали для врага на­стоящей несокрушимой крепостью.

В разгром нацизма – что бы сейчас ни пытались доказать – основной, решающий вклад внес Советский Союз, Красная армия. Герои, которые до конца сража­лись в окружении под Белостоком и Могилевом, Ума­нью и Киевом, Вязьмой и Харьковом. Шли в атаку под Москвой и Сталинградом, Севастополем и Одессой, Курском и Смоленском. Освобождали Варшаву, Белград, Вену и Прагу. Брали штурмом Кенигсберг и Берлин.

Мы отстаиваем подлинную, не приглаженную или отлакированную, правду о войне. Эту народную, чело­веческую правду – суровую, горькую и беспощадную – во многом передали нам писатели и поэты, прошедшие через огонь и ад фронтовых испытаний. Для моего, как и для других поколений – их честные, глубокие повести, романы, пронзительная «лейтенантская проза» и стихи навсегда оставили след в душе. Стали завещанием – чтить ветеранов, сделавших для Победы все, что могли. Помнить о тех, кто остался на полях сражений.

И сегодня потрясают простые и великие по своей сути строки стихотворения Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом…», посвященного участникам кровопролитного, жестокого сражения Великой Оте­чественной войны на центральном участке советско-германского фронта. Только в ходе боев за город Ржев и Ржевский выступ с октября 1941 года по март 1943 года Красная армия потеряла, включая ранеными и пропавшими без вести, 1 миллион 342 тысячи 888 чело­век. Называю эти, собранные по архивным источникам страшные, трагические, еще далеко не полные цифры – впервые, отдавая дань памяти подвигу известных и бе­зымянных героев, о которых в послевоенные годы в си­лу разных причин говорили незаслуженно, несправед­ливо мало или вовсе молчали.

Приведу еще один документ. Это доклад Между­народной комиссии по репарациям с Германии во главе с И.Майским, подготовленный в феврале 1945 года. В задачи Комиссии входило определение формулы, сог­ласно которой побежденная Германия должна была возместить понесенный ущерб державам-победитель­ницам. Комиссия пришла к следующему выводу, что «количество затраченных Германией на советском фронте солдато-дней превосходит это же количество на всех других союзных фронтах, по крайней мере, в 10 раз. Советский фронт оттягивал также четыре пятых германских танков и около двух третей германских са­молетов». В целом на долю СССР пришлось около 75 процентов всех военных усилий антигитлеровской коалиции. Красная армия за годы войны «перемолола» 626 дивизий стран «оси», из которых 508 – германские.

28 апреля 1942 года Рузвельт в своем обращении к американской нации заявил: «Русские войска уничто­жили и продолжают уничтожать больше живой силы, самолетов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные Объединенные Нации вместе взя­тые». Черчилль в послании Сталину 27 сентября 1944 года писал, что «именно русская армия выпустила киш­ки из германской военной машины…».

Такая оценка нашла отклик во всем мире. Потому что в этих словах – та самая великая правда, которую никто тогда не подвергал сомнению. Почти 27 миллионов советских граждан погибли на фронтах, в немецком плену, умерли от голода и бомбежек, в гетто и печах нацистских лагерей смерти. СССР потерял каждого седьмого из своих граждан, Великобритания – одного из 127, а США – одного из 320 человек. К сожалению, эта цифра тяжелейших, невосполнимых потерь Совет­ского Союза – неокончательная. Предстоит продолжить кропотливую работу по восстановлению имен и судеб всех погибших – бойцов Красной армии, партизан, подпольщиков, военнопленных и узников концлагерей, мирных граждан, уничтоженных карателями. Это наш долг. И здесь особая роль принадлежит участникам поис­кового движения, военно-патриотическим и волонтер­ским объединениям, таким проектам, как электронная база данных «Память народа», основанная на архивных документах. И, конечно, в решении такой общегумани­тарной задачи необходимо тесное международное со­трудничество.

К победе вели усилия всех стран и народов, которые боролись с общим врагом. Британская армия защитила свою родину от вторжения, воевала с нацистами и их сателлитами на Средиземном море, в Северной Афри­ке. Американские и британские войска освобождали Италию, открывали Второй фронт. США нанесли мощ­ные, сокрушительные удары агрессору на Тихом океа­не. Мы помним колоссальные жертвы китайского наро­да и его огромную роль в разгроме японских милитари­стов. Не забудем бойцов «Сражающейся Франции», ко­торые не признали позорную капитуляцию и продол­жили борьбу с нацистами.

Мы также будем всегда благодарны за помощь, ко­торую оказывали союзники, обеспечивая Красную ар­мию боеприпасами, сырьем, продовольствием, техникой. И она была существенной – около 7 процентов от общих объемов военного производства Советского Союза.

Ядро антигитлеровской коалиции начало скла­дываться сразу после нападения на Советский Союз, когда США и Великобритания безоговорочно поддер­жали его в борьбе с гитлеровской Германией. Во время Тегеранской конференции 1943 года Сталин, Рузвельт и Черчилль сформировали альянс великих держав, дого­ворились о выработке коалиционной дипломатии, сов­местной стратегии в борьбе против общей смертельной угрозы. У лидеров Большой тройки было четкое пони­мание, что объединение промышленных, ресурсных и военных потенциалов СССР, США, Великобритании создаст неоспоримое превосходство над противником.

Советский Союз в полной мере выполнял свои обя­зательства перед союзниками, всегда протягивал руку помощи. Так, масштабной операцией «Багратион» в Бе­лоруссии Красная армия поддержала высадку англо-американского десанта в Нормандии. В январе 1945 года, прорвавшись к Одеру, наши бойцы поставили крест на последнем мощном наступлении вермахта на Западном фронте в Арденнах. А через три месяца после победы над Германией СССР, в полном соответствии с Ялтинскими договоренностями, объявил войну Японии и нанес поражение миллионной Квантунской армии.

Еще в июле 1941 года советское руководство заявило, что «целью войны против фашистских угнетателей яв­ляется не только ликвидация угрозы, нависшей над на­шей страной, но и помощь всем народам Европы, сто­нущим под игом германского фашизма». К середине 1944 года враг был изгнан практически со всей совет­ской территории. Но его нужно было добить до конца в своем логове. И Красная армия начала освободительную миссию в Европе. Спасла от уничтожения и порабоще­ния, от ужаса Холокоста целые народы. Спасла ценой сотен тысяч жизней советских солдат.

Важно также не забывать о той огромной материаль­ной помощи, которую СССР оказывал освобожденным странам в ликвидации угрозы голода, в восстановлении экономики и инфраструктуры. Делал это в то время, ко­гда на тысячи верст от Бреста до Москвы и Волги тя­нулись одни пепелища. Так, например, в мае 1945 года правительство Австрии обратилось с просьбой к СССР оказать помощь с продовольствием, так как «не знало, как прокормить свое население в последующие семь недель до нового урожая». Согласие советского руко­водства направить продукты питания государственный канцлер Временного правительства Австрийской Рес­публики К.Реннер охарактеризовал, как «спасительный акт…», который «австрийцы никогда не забудут».

Союзники совместно создали Международный воен­ный трибунал, призванный покарать нацистских поли­тических и военных преступников. В его решениях дана четкая правовая квалификация таким преступлениям против человечности, как геноцид, этнические и религиоз­ные чистки, антисемитизм и ксенофобия. Прямо и не­двусмысленно Нюрнбергский трибунал осудил и пособ­ников нацистов, коллаборационистов различных мастей.

Это позорное явление имело место во всех госу­дарствах Европы. Такие «деятели», как Петен, Квислинг, Власов, Бандера, их приспешники и последователи – хоть и рядились в одежды борцов за национальную не­зависимость или свободу от коммунизма, являются предателями и палачами. В бесчеловечности они зачас­тую превосходили своих хозяев. Стараясь выслужиться, в составе специальных карательных групп охотно выпол­няли самые людоедские поручения. Дело их кровавых рук – расстрелы Бабьего Яра, Волынская резня, сожжен­ная Хатынь, акции уничтожения евреев в Литве и Латвии.

И сегодня наша позиция остается неизменной – преступным деяниям пособников нацистов не может быть оправдания, им нет срока давности. Поэтому вы­зывает недоумение, когда в ряде стран те, кто запятнал себя сотрудничеством с нацистами, вдруг прирав­ниваются к ветеранам Второй мировой войны. Считаю недопустимым ставить знак равенства между освобо­дителями и оккупантами. А героизацию пособников нацистов могу рассматривать только как предательство памяти наших отцов и дедов. Предательство тех идеа­лов, которые объединили народы в борьбе с нацизмом.

Тогда перед руководителями СССР, США и Вели­кобритании стояла, без преувеличения, историческая задача. Сталин, Рузвельт, Черчилль представляли страны с различными идеологиями, государственными устрем­лениями, интересами, культурами, но проявили огром­ную политическую волю, поднялись над противоречиями и пристрастиями и поставили во главу угла истинные интересы мира. В результате они смогли прийти к согласию и достигнуть решения, от которого выиграло все человечество.

Державы-победительницы оставили нам систему, которая стала квинтэссенцией интеллектуальных и по­литических исканий нескольких столетий. Серия кон­ференций – Тегеранская, Ялтинская, Сан-Францисская, Потсдамская – заложили основу того, что мир вот уже 75 лет, несмотря на острейшие противоречия, живет без глобальной войны.

Исторический ревизионизм, проявления которого мы наблюдаем сейчас на Западе, причем прежде всего в отношении темы Второй мировой войны и ее итогов, опасен тем, что грубо, цинично искажает понимание принципов мирного развития, заложенных в 1945 году Ялтинской и Сан-Францисской конференциями. Глав­ное историческое достижение Ялты и других решений того времени заключается в согласии создать механизм, который позволил бы ведущим державам оставаться в рамках дипломатии при разрешении возникающих ме­жду ними разногласий.

ХХ век принес тотальные и всеобъемлющие миро­вые конфликты, а в 1945 году на арену вышло еще и ядерное оружие, способное физически уничтожить Землю. Иными словами, урегулирование споров силовыми мето­дами стало запредельно опасным. И победители во Вто­рой мировой войне это понимали. Понимали и осозна­вали собственную ответственность перед человечеством.

Печальный опыт Лиги наций учли в 1945‑м. Струк­тура Совета Безопасности ООН была разработана та­ким образом, чтобы сделать гарантии мира макси­мально конкретными и действенными. Так появился институт постоянных членов Совета Безопасности и право вето как их привилегия и ответственность.

Что такое право вето в Совете Безопасности ООН? Говоря прямо – это единственная разумная альтернатива прямому столкновению крупнейших стран. Это заявле­ние одной из пяти держав, что то или иное решение для нее неприемлемо, противоречит ее интересам и пред­ставлениям о правильном подходе. И остальные стра­ны, даже если они не согласны с этим, принимают та­кую позицию как данность, отказываясь от попыток воплотить в жизнь свои односторонние устремления. То есть, так или иначе – но нужно искать компромиссы.

Новое глобальное противостояние началось почти сразу после завершения Второй мировой войны и носи­ло временами очень ожесточенный характер. И то, что Холодная война не переросла в Третью мировую – убе­дительно подтвердило эффективность договоренностей, заключенных «Большой тройкой». Правила поведения, согласованные при создании ООН, позволили в даль­нейшем сводить к минимуму риски и держать противо­стояние под контролем.

Конечно, мы видим, что система ООН работает сейчас с напряжением и не так эффективно, как могла бы. Но свою основную функцию ООН по-прежнему выпол­няет. Принципы деятельности Совета Безопасности ООН – это уникальный механизм предотвращения большой войны или глобального конфликта.

Звучащие довольно часто в последние годы призывы отменить право вето, отказать постоянным членам Сов­беза в особых возможностях – на деле безответственны. Ведь если такое произойдет, Организация Объединен­ных Наций по существу превратится в ту самую Лигу наций – собрание для пустых разговоров, лишенное ка­ких-либо рычагов воздействия на мировые процессы. Чем все закончилось, хорошо известно. Именно поэтому державы-победительницы подошли к формированию но­вой системы миропорядка с предельной серьезностью, чтобы не повторить ошибки предшественников.

Создание современной системы международных отношений – один из важнейших итогов Второй мировой войны. Даже наиболее непримиримые противоречия – геополитические, идеологические, экономические – не мешают находить формы мирного сосуществования и взаимодействия, если на то есть желание и воля. Сегодня мир переживает не самые спокойные времена. Меняет­ся все – от глобальной расстановки сил и влияния до социальных, экономических и технологических основ жизни обществ, государств, целых континентов. В ми­нувшие эпохи сдвиги такого масштаба практически ни­когда не обходились без больших военных конфликтов. Без силовой схватки за выстраивание новой глобальной иерархии. Благодаря мудрости и дальновидности поли­тических деятелей союзных держав удалось создать систему, которая удерживает от крайних проявлений такого объективного, исторически присущего мирово­му развитию соперничества.

Наш долг – всех тех, кто берет на себя политиче­скую ответственность, и прежде всего представителей держав-победительниц во Второй мировой войне – га­рантировать, чтобы эта система сохранилась и совер­шенствовалась. Сегодня, как и в 1945 году, важно проя­вить политическую волю и вместе обсудить будущее. Наши коллеги – господа Си Цзиньпин, Макрон, Трамп, Джонсон – поддержали выдвинутую российскую ини­циативу провести встречу лидеров пяти ядерных госу­дарств – постоянных членов Совета Безопасности. Мы благодарим их за это и рассчитываем, что такая очная встреча может состояться при первой возможности.

Какой мы видим повестку предстоящего саммита? Прежде всего, на наш взгляд, целесообразно обсудить шаги по развитию коллективных начал в мировых делах. Откровенно поговорить о вопросах сохранения мира, укрепления глобальной и региональной безопасности, контроля над стратегическими вооружениями, совмест­ных усилий в противодействии терроризму, экстремиз­му, другим актуальным вызовам и угрозам.

Отдельная тема повестки встречи – ситуация в гло­бальной экономике. И прежде всего – преодоление эко­номического кризиса, вызванного пандемией корона­вируса. Наши страны предпринимают беспрецедентные меры для защиты здоровья и жизни людей, поддержки граждан, попавших в трудную жизненную ситуацию. Но насколько тяжелыми будут последствия пандемии, как быстро глобальная экономика выберется из рецес­сии – зависит от нашей способности работать сообща и согласованно, как настоящие партнеры. Тем более недо­пустимо превращать экономику в инструмент давления и противостояния. В числе востребованных тем – охрана окружающей среды и борьба с изменением климата, а также обеспечение безопасности глобального инфор­мационного пространства.

Предлагаемая Россией повестка предстоящего сам­мита «пятерки» – исключительно важная и актуальная как для наших стран, так и для всего мира. И по всем пунктам у нас есть конкретные идеи и инициативы.

Не может быть сомнений, что саммит России, Ки­тая, Франции, США и Великобритании сыграет важную роль в поиске общих ответов на современные вызовы и угрозы и продемонстрирует общую приверженность духу союзничества, тем высоким гуманистическим идеалам и ценностям, за которые плечом к плечу сра­жались отцы и деды.

Опираясь на общую историческую память, мы можем и должны доверять друг другу. Это послужит прочной основой для успешных переговоров и согласованных действий ради укрепления стабильности и безопасности на планете, ради процветания и благополучия всех государств. Без преувеличения, в этом заключается наш общий долг и ответственность перед всем миром, перед нынешним и будущими поколениями.

Периодизация новейшей истории

Определение 1

Новейшее время — период в истории человечества с окончания Первой Мировой войны по настоящее время.

В начале 19 века термин «новейшее время» использовал Гегель в своей работе «Философия истории», впрочем, не указывая хронологических рамок: «В новейшее время почти вся Индия была завоевана европейцами». В советской историографии термином «новейшее время» обозначался период с 1917 года (когда в Российской империи произошла революция). Некоторыми другими исследователями в качестве даты начала периода принимались 1901 или 1918 годы. Обычно в Новейшей истории выделяют следующие периоды:

  • Межвоенный период;
  • Вторая мировая война;
  • Холодная война;
  • Глобализация и европейская интеграция.

Межвоенный период

Межвоенный период, или Интербеллум — термин, который часто используется в мировой историографии, чтобы обозначать временной промежуток между Первой и Второй мировыми войнами.

Интербеллум является первым этапом Новейшего времени. В традиционной историографии им охвачен период с ноября 1918 года (когда завершилась Первая мировая война) до сентября 1939 года (до начала Второй мировой войны), хотя в конкретных странах хронологические рамки межвоенного периода могут существенно варьироваться в зависимости от дат начала или завершения локальных крупномасштабных вооружённых конфликтов. К примеру, ряд русских трудов обозначает межвоенный период с 1918 по 1941 год (то есть, с момента завершения Первой мировой войны на Восточном фронте до начала Великой Отечественной войны), или с 1922 по 1941 год (с завершения последнего этапа Гражданской войны в России до начала Великой Отечественной).

Вторая мировая война

Вторая мировая война (1 сентября 1939 — 2 сентября 1945) — война между двумя мировыми военно-политическими коалициями, ставшая самым крупным вооружённым конфликтом за всю историю человечества.

Готовые работы на аналогичную тему

В ней принимали участие 62 страны из 73 существовавших в мире на тот момент. В них проживало около 80 % населения Земли.

Боевые действия шли на территории Европы, Африки, Азии и в водах всех океанов. Это был единственный военный конфликт, в котором применялось ядерное оружие.

Холодная война

Холодная война — период глобального геополитического, экономического, военного и идеологического противостояния в период с 1946 года до конца 1980-х между двумя блоками государств, центром одного из которых были США, а другого — СССР. В обычном понимании этого слова эта конфронтация не была войной. Одной из основных составляющих конфронтации являлась идеологическая борьба, как следствие множественных противоречий между социалистической и капиталистической моделями государственного строя.

Внутренняя логика этого противостояния требовала от участников вмешательства в конфликты и развитие любых событий в разных частях мира. Усилия СССР и США прежде всего направлялись на доминирование в политической сфере. Противостоявшие стороны создали сферы влияния, которые закрепили военно-политическими блоками — ОВД и НАТО. Хотя официально США и СССР не вступали в непосредственные военные столкновения, их борьба за влияние приводила к вспышкам вооружённых локальных конфликтов в странах третьего мира.

Начавшийся в конце 1950-х годов раскол в советско-китайских отношениях, в котором пик напряжённости пришёлся на 1969 год, существенно ослабил позиции стран социалистического блока. Кроме КНР еще несколько государств отошли от безоговорочной поддержки политики СССР и острой конфронтации с США, что оказало влияние на процессы принятия решений в руководстве СССР и на последующий исход всего противостояния.

Холодной войне сопутствовала гонка обычных и ядерных вооружений, угрожавшая временами привести к глобальной катастрофе. Наиболее известным случаем, когда мир оказывался на грани третьей мировой войны, стал Карибский кризис 1962 года. В связи с этим соперниками в 1970-е годы были предприняты усилия для «разрядки» международной напряжённости и ограничения вооружений.

Политика Перестройки, которую объявил в СССР пришедший к власти в 1985 году Михаил Горбачев, послужила причиной утраты КПСС руководящей роли в стране. В декабре 1989 года на мальтийском саммите Горбачёв и президент США Дж. Буш официально заявили об завершении холодной войны. Официальным документальным закреплением окончания холодной войны стало принятие 21 ноября 1990 года на совещании глав государств и правительств СБСЕ «Парижской хартии для новой Европы», которую от СССР подписал М. С. Горбачёв).

В странах Восточной Европы лишившиеся советской поддержки коммунистические правительства были смещены ещё в 1989-1990 годах. Организация Варшавского договора официально прекратила существование 1 июля 1991 года, а власти СССР потеряли управление страной в результате событий 19—21 августа 1991 года. Обремененный экономическим кризисом СССР, в котором также нарастали социальные и межнациональные проблемы, распался в декабре 1991 года, что стало финальной точкой в холодной войне. 1 февраля 1992 года президенты Б. Н. Ельцин и Б. Клинтон в совместной декларации Российской Федерации и США ещё раз документально закрепили факт завершения холодной войны.

Европейская интеграция

После завершения холодной войны в Европе наступил период интеграции. Европейская интеграция –процесс политической, производственной, экономической, правовой, культурной, социальной интеграции стран, частично или полностью находящихся в Европе.

Преимущественно Европейская интеграция осуществляется посредством Совета Европы и Европейского Союза.

В политической науке существуют различные подходы к определению понятия европейская интеграция: институциональный, межправительственный и коммуникативный.

Сторонники межправительственного подхода приоритетную роль в интеграции отводят национальным государствам. Результатом взаимодействий на межправительственном уровне должна стать особая окружающая среда, влияющая на появление общих институтов. Институциональный подход рассматривает европейскую интеграцию как процесс трансформации национальных практик взаимодействия институтов, ведущую к созданию особой сложной многоуровневой системы управления с большим числом центров принятия решений. Коммуникативным подходом европейская интеграция трактуется как процесс создания эффективных социальных общностей посредством взаимодействия между их членами в различных сферах. Результатом должно стать формирование сообщества безопасности, политические факторы которого должны ориентироваться на создание принципиально нового политического центра, который должен будет координировать деятельность всех участников.

Когда началась Вторая мировая война?

УДК: 930.1/94:355+327.5(4+5) «1936/1939»

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10263

Для цитирования: Илиевский Н. В. «Ab ovo» или когда же началась Вторая мировая война? Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(4):38-38. 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10263.

For citation: Iliyevskiy N. V. «Ab ovo» or when did World War II start? Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(4):38-38. (In Russ.) 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10263.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

ОБЪЕКТИВНАЯ ИСТОРИЯ

Оригинальная статья

«Ab ovo» или когда же началась Вторая мировая война?

Н. В. Илиевский 1

 Научно-исследовательский центр (фундаментальных военно-исторических проблем) Военного университета Министерства обороны Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4414-843X, e-mail: [email protected] 

Аннотация:

Необходимость точного определения хронологических границ изучаемых исторических явлений (процессов). Традиционные критерии определения временных рамок войны. Уникальность Второй мировой войны. О периодизации Второй мировой войны и ее критериях. Общепринятая датировка начала Второй мировой войны (1 сентября 1939 г.) и ее обоснование. Почему эта датировка вызывает критику? Издержки возможной ошибки. Необходимость глубокого переосмысления проблемы с учетом специфики Второй мировой войны. Вторая мировая война как столкновение цивилизационных проектов. О некоторых особенностях фашизма, как идеологии и практики. Альтернативный подход к датировке начала Второй мировой войны со стороны китайских историков и ряда отечественных ученых, в его связи с Мукденским инцидентом 1931 года и японо-китайской войной 1937-1945 годов. Критика данной точки зрения. Отнесение даты начала Второй мировой войны к акту демилитаризации Германией Рейнской области (март 1936 г.) и ее обоснование. Краткое описание событий 7 марта 1936 г. Объяснение Германией своих действий. Реакция Франции и Великобритании на нарушение Гитлером Версальского договора 1919 г. и Локарнских соглашений 1925 года. Приводятся доводы в пользу 7 марта 1936 г., как фактической даты начала Второй мировой войны. Оцениваются возможности, которые открывает новая датировка начала Второй мировой войны.

 

 Ключевые слова: 

 война, периодизация, Вторая мировая война, дата начала Второй мировой войны,

Версальский договор, Локарнские соглашения,

Рейнская демилитаризованная зона, фашизм, А. Гитлер

ВВЕДЕНИЕ

 

Латинское выражение, вынесенное в заголовок данной статьи, означает «с начала» или, если дать дословный перевод, «с яйца». 

 

Как известно, научный анализ любого явления предполагает определение хронологических границ его существования. Чаще всего это большой трудности не составляет, если удается выработать логичные и понятные критерии. Так, применительно к войнам, их временные рамки принято связывать с началом и окончанием военных действий, фиксируемых в соответствующих формальных актах (объявление войны, достижение перемирия, заключение мирного договора). 

 

Однако, есть и такие явления (процессы), хронометрировать которые с необходимой точностью совсем непросто. Причиной тому – их высокая сложность, многоуровневая структура, большое число разноплановых составляющих.

 

Вторая мировая война – именно такой особый случай. Причины и последствия этого глобального конфликта; его характер, содержание и структура; пространственные масштабы и состав участников; задействованные сторонами силы и средства; ожесточенность борьбы и понесенные потери – делают его совершенно уникальным. Закономерно, что даже спустя 75 лет после своего окончания, Вторая мировая война остается в фокусе общественного интереса, являя собой обширнейший материал для изучения и предоставляя массу возможностей для его актуального использования в политических, идеологических, информационных, дипломатических и иных целях. 

 

Исследование этой войны облегчает научная периодизация, то есть условное деление ее истории на определенные части. В России активно используется модель, предусматривающая выделение следующих пяти периодов войны:

  • сентябрь 1939 г. – июнь 1941 г.,
  • июнь 1941 г. – ноябрь 1942 г.,
  • ноябрь 1942 г. – июнь 1944 г.,
  • июнь 1944 г. – май 1945 г.,
  • май 1945 г. – сентябрь 1945 г. [1].

 

Вообще говоря, существует немало и других вариантов периодизации Второй мировой войны, но всегда, в качестве «точек отсчета», используются ее важнейшие события, например: нападение Германии на Польшу, нападение Германии на СССР, победа Красной армии под Сталинградом, нападение Японии на США, поражение японского флота у атолла Мидуэй, открытие Второго фронта, капитуляция Германии, первое в истории применение атомного оружия, вступление СССР в войну с Японией и многие другие. В своей подавляющей массе известные модели периодизации достаточно обоснованы и потому их применение оправдано. 

 

Заметим однако, что степень полезности любой из них непосредственно зависит от правильности определения общих хронологических рамок Второй мировой войны. 

 

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА НАЧАЛАСЬ 1 СЕНТЯБРЯ 1939 ГОДА?

 

На первый взгляд, ситуация вроде бы очевидна, а вопрос, поставленный в конце подзаголовка – неуместен. Действительно, принято считать, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939  года   нападением   Германии   на   Польшу,   а   завершилась   –   капитуляцией   Японии 2 сентября 1945 года. По крайней мере, именно такого мнения придерживается подавляющее большинство политиков, ученых, обывателей [2], [3], [4], [5]. Позиция эта оформилась давно, практически уже в 1945 году, и первоначально никаких возражений не вызвала.  

 

Однако, если с принципиальным определением «финала» Второй мировой войны вопросов действительно не было и нет (если не считать установленный в 2020 году День воинской славы России «3 сентября – День окончания Второй мировой войны (1945 год)»), то с ее «стартом» дело сегодня обстоит далеко не так однозначно. 

 

Понятно, что причиной выбора 1 сентября 1939 года является факт вторжения германских войск на территорию Польши, то есть начало масштабного военного противоборства в Европе, приведшее  уже  спустя  два  дня,  когда войну Германии объявили Великобритания и Франция, к существенному разрастанию конфликта. 

 

Но вот насколько обоснован и точен этот выбор? 

 

Этот вопрос также может показаться надуманным и, в лучшем случае, имеющим лишь некое теоретическое значение, но на самом деле он естественен и исключительно важен как раз с практической точки зрения. Дело в том, что неверное определение даты начала Второй мировой войны с неизбежностью порождает существенные изъяны в ее анализе, затрудняет адекватное понимание не только прошлого, но и настоящего, затеняет проблему эволюции самого феномена войны. 

 

Выбор даты 1 сентября 1939 г. основан на консервативных представлениях о природе и сущности войны, на ее определении как конфликта, протекающего в форме вооруженного противоборства. Между тем, уже к началу ХХ века роль невоенных средств борьбы (идеологических,  информационных, экономических, дипломатических, специальных  и  других) в межгосударственных и коалиционных конфликтах существенно возросла, а к концу 1930-х гг. их удельный вес и значение стали настолько велики, что та же Германия при проведении своей внешней политики получила реальные возможности достижения самых амбициозных целей без непосредственного применения вооруженной силы. Подтверждением тому являются, например, присоединение ею Австрии и Чехословацкий кризис.   

 

Первые числа сентября 1939 года были сразу же оценены в мире как старт новой большой войны. Произошло это автоматически, шаблонно, привычно. Для той конкретной обстановки такая оценка была естественной и логичной. Однако в ее основе лежало ложное восприятие нового глобального конфликта, как войны обычной, пусть и очень крупной. А на самом деле война эта была весьма необычной, что мы хорошо понимаем сейчас, спустя три четверти века после ее окончания.  

 

Как уже отмечалось, Вторая мировая война принципиально отличается от всех предшествующих войн, включая даже Первую мировую войну, наиболее близкую к ней с точки зрения генезиса, масштабов, хронологии. Вторая мировая представляла собой сложнейший процесс, включающий в себя целый ряд военно-политических акций, а также отдельных, но связанных между собою двусторонних и многосторонних войн, с переменным составом участников (1). При этом Вторая мировая война явила собой нечто значительно большее, чем просто вооруженную борьбу. В ее основе впервые в истории лежало судьбоносное столкновение трех глобальных цивилизационных проектов: либерального, коммунистического и фашистского, далеко выходившее за рамки боевых действий армий и флотов. 

 

Причем фашизм, с его планами принудительной селекции человечества, отличался предельной жестокостью и высокой агрессивностью, наиболее откровенно продемонстрированных германским нацизмом – самой радикальной формой фашизма. Фашизм исключал возможность своего сосуществования с другими цивилизационными проектами, имея целью их поглощение или уничтожение, что и стало смысловой базой для создания антифашистской (антигитлеровской) коалиции, поскольку опасность для либерального блока США-Великобритании и коммунистического СССР была общей. 

 

К этому добавим: дата 1 сентября 1939 г. уязвима и потому, что в таком случае за рамками эпохального конфликта оказываются несомненно относящиеся к нему в смысловом отношении первые годы японо-китайской войны (1937-1945 гг.), аншлюс Австрии (март 1938 г.), поглощение Германией Чехии (сентябрь 1938 — март 1939 гг.), аннексия Мемеля (март 1939 г.), заключение Договора о ненападении  между Германией и Советским Союзом (23 августа 1939 г.) и целый ряд других важных событий (2), что, в числе прочего, способствует как непредумышленным искажениям истории Второй мировой войны, так и ее прямым фальсификациям, когда, например, ответственность за случившуюся мировую трагедию пытаются возложить на Советский Союз.

 

Таким образом, проблема определения начала Второй мировой войны должна быть переосмыслена с учетом всех названных выше обстоятельств.

 

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА НАЧАЛАСЬ НА ВОСТОКЕ?

 

Итак, если 1 сентября 1939 г. дата ошибочная, то какая же верная? 

 

В Китайской Народной Республике сейчас распространена точка зрения, согласно которой ее правомерно относить к началу японо-китайской войны (7 июля 1937 г.), либо даже к Мукденскому инциденту (18-19 сентября 1931 г.).

 

Интересно, что на протяжении долгих лет китайцы разделяли доминирующий подход, признавая соответствующее значение 1 сентября 1939 года, но позиция китайских ученых всё более выраженно менялась по мере набора КНР экономического и военно-политического «веса» [6]. Здесь надо заметить, что китайскую точку зрения в целом разделяет и ряд видных отечественных специалистов, выступающих с критикой «европоцентричного» взгляда на генезис Второй мировой войны [7], [8].

 

При всем уважении, считаем однако, что это неверный подход.

 

Дело в том, что мир образца 1920-х – 1930-х годов по факту оставался европоцентричным, что находило свое подтверждение в экономическом, политическом, дипломатическом, военном, культурном и многих иных отношениях. Время Китая, как мировой державы еще не пришло. Что касается США, то там по-прежнему были сильны изоляционисты, да и главные потенциальные союзники Америки находились в Европе.

 

Главным актором-агрессором Второй мировой войны была европейская Германия, а отнюдь не азиатская Япония. И дело здесь не только в разнице их потенциалов. Как уже отмечалось, Гитлер намеревался предложить миру собственный цивилизационный (на самом деле антицивилизационный) проект: один из трех основных – фашизм. Ни у Японии, ни у Китая своего глобального проекта не было.

 

Наконец, основной узел противоречий, приведших ко Второй мировой войне, находился всё же в Европе (с учетом, конечно, евразийского СССР), а не в азиатско-тихоокеанском регионе.

 

ТАК КОГДА ФАКТИЧЕСКИ НАЧАЛАСЬ ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА?

 

На наш взгляд, комплексный анализ событий, происходивших в мире после завершения Первой мировой войны и создания Версальско-Вашингтонской системы международных отношений, позволяет определить в качестве начальной фазы Второй мировой войны ремилитаризацию Германией Рейнской зоны в марте 1936 года.

 

Как известно, Версальским мирным договором 1919 г. для этой немецкой территории был установлен особый правовой режим, с целью затруднить возможное в будущем нападение Германии на Францию. Здесь запрещалось размещать германские войска, проводить маневры, создавать военные укрепления и прочее [9]. Таким образом, в случае новой европейской войны, жизненно важные промышленные центры Германии оказывались в уязвимом от Франции положении.

 

В соответствии с Локарнскими соглашениями 1925 года, призванными гарантировать незыблемость послевоенных границ, демилитаризация Рейнской зоны была сохранена при гарантиях Великобритании и Италии [10].

 

Как хорошо известно, после прихода нацистов к власти, правительство А. Гитлера взяло курс на ревизию итогов Первой мировой войны и вооруженную экспансию. Ремилитаризация Рейнской зоны являлась необходимым условием этой агрессивной политики.

 

Ранним утром 7 марта 1936 г. 19 батальонов вермахта вступили в Рейнскую область. К 11 часам они достигли Рейна и три батальона переправились на его западный берег. В тот же день послы Франции, Великобритании, Бельгии и Италии в Берлине были официально уведомлены об одностороннем расторжении Германией Локарнского договора. В заявлении, подготовленном министром иностранных дел рейха К. фон Нейратом, ремилитаризация называлась «вынужденным шагом», на который Германия пошла де из-за ратификации Парижем франко-советского пакта о взаимопомощи 1935 года. В документе в частности говорилось: «В интересах естественного права народа защищать свои границы и сохранять свои средства обороны, германское правительство восстановило с сегодняшнего дня полную и неограниченную суверенность империи в демилитаризованной Рейнской области» [11].

 

Хотя Совет Лиги Наций и осудил Германию за нарушение международных обязательств, это не имело сколько-нибудь значимых последствий. 

 

Реакция Франции, чья долгосрочная безопасность оказалась под угрозой, первоначально была болезненной. В опубликованной французским правительством декларации даже содержался прямой намек на возможность применения Парижем военной силы для восстановления статус-кво. Однако, после консультаций с Великобританией было решено отказаться от этого намерения. Британский премьер С. Болдуин заявил, что вступление германских войск в Рейнскую область «не содержит угрозы военного конфликта», таким образом фактически признав действия Гитлера допустимыми. Палата общин, в ходе состоявшегося 12 марта обсуждения кризиса, практически единодушно поддержала эту позицию.

 

В качестве компенсации Франция получила от Англии так называемое  «континентальное обязательство», предусматривавшее, в случае вооруженного франко-германского конфликта, отправку на континент крупного контингента британских сухопутных сил. Однако, это соглашение не являлось полноценной заменой утраченной Францией возможности при необходимости быстро занять Рейнскую область, с угрозой последующего наступления ее армии вглубь Рурского промышленного региона.

 

Хорошо известны слова генерала Г. Гудериана, сказанные им уже после войны: «Если бы французы, вмешались в Рейнской области в 1936 году, мы бы проиграли все, и падение Гитлера было бы неизбежным». По оценке самого Гитлера: «Если бы французы вошли в Рейнскую область, нам пришлось бы ретироваться с поджатыми хвостами. Военные ресурсы, находившиеся в нашем распоряжении, были неадекватны даже для оказания умеренного сопротивления» [12].

 

Установление Германией полного контроля над Рейнской областью не только усилило ее экономику и лишило Францию «подушки безопасности», оно позволило Гитлеру продолжить экспансию. Позиция Великобритании оказалась деструктивной. Более того, она сыграла провоцирующую роль, так как убедила Гитлера в осуществимости его дальнейших планов, которые в итоге должны были привести к прямому военному столкновению, но в гораздо более выгодных для Германии условиях. Эскалация конфликта, который до поры до времени не выглядел слишком серьезным, была предрешена.

 

По мнению ряда авторитетных историков, в число которых входят, например, и такие известные немецкие ученые как А. Хилльгрубер и К. Хильдебранд [13], [14], ремилитаризация Рейнской области была не спонтанным, а хорошо продуманным действием со стороны Гитлера, важной частью его плана войны. 

 

Бесспорно: нацистский лидер понимал – тот, кто начинает войну, имеет большие преимущества и при первой удобной возможности без колебаний использовал этот «козырь». Тем более, что войну он трактовал широко, значительно раньше своих западных визави осознав возможности, которые дает умелое применение невоенных средств противоборства. Всемерно и настойчиво укрепляя вермахт, Гитлер роль военной силы не абсолютизировал. В 1936-1939 гг. он уже вел свою войну за мировое господство, в то время как разного рода чемберлены и даладье, жертвуя чужими (а как показала история и своими) интересами, думали, что сохраняют «мир».

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Подытожим. События 1-3 сентября 1939 года реально были восприняты их современниками и участниками как начало Большой войны, и казалось, что все основания для такой оценки налицо. Однако, на наш взгляд, это было массовым заблуждением, в силу инерции утвердившемся в общественном сознании на долгие десятилетия. На самом деле Вторая мировая война началась на несколько лет раньше, но первоначально она велась Германией в одностороннем порядке и в 1936-1939 гг. представляла собой по большей части агрессивное военно-политическое маневрирование, своего рода обновленную версию старой стратегии измора, с целью занятия наиболее выгодных позиций для перехода к стратегии сокрушения. Гитлер в полной мере использовал огромный страх перед новым военным столкновением, широко распространенный во всех социальных слоях ведущих европейских государств и подпитываемый ужасными воспоминаниями о жертвах и разрушениях Первой мировой войны, которые были еще очень свежи. 

 

Считаем, что 7 марта 1936 г. может и должно рассматриваться в качестве исходной даты Второй мировой войны в силу следующих обстоятельств:

  • Рейнский прецедент в общем контексте Второй мировой войны занимает особое место, как первое активное агрессивное действие нацистской Германии;
  • ремилитаризация Рейнской области представляла собой сознательное нарушение Германией Версальского мирного договора и Локарнских соглашений, с применением военной силы;
  • она создала необходимые условия для дальнейшей германской экспансии;
  • данное событие находится в жесткой смысловой увязке с последующими военно-политическими акциями Гитлера, что позволяет рассматривать его в качестве части гитлеровского плана войны;
  • как подтвердил дальнейший ход событий, ремилитаризация Рейнской зоны сформировала долговременный конфликт с участием Германии, Франции, Великобритании, СССР (как партнера Франции по договору о взаимопомощи 1935 года), так как непосредственно задевала жизненно важные интересы этих государств (прежде всего, безопасность). При условии успеха новых военно-политических акций Гитлера, как это в реальности и произошло, дальнейшая эскалация конфликта с выходом на глобальное военное столкновение становилась неизбежной.

 

Что же потенциально дает нам новая датировка начала Второй мировой войны?

 

Прежде всего, она открывает возможности для более глубокого и более достоверного познания и понимания прошлого, причем с выходом далеко за исторические рамки 1936-1945 годов, вплоть до реалий сегодняшнего дня, с его серьезнейшими вызовами и рисками. 

 

Благодаря ей иначе видится тема ответственности за Вторую мировую войну и ее последствия. Прав, Президент В.В. Путин, когда говорит об определенной виновности всех основных участников этой войны [15], [16]. Разумеется, это ни в коей мере не означает уравнивания агрессоров  и  объектов  агрессии.  Тем  более,  что  мера  этой  виновности применительно уже к Великобритании, Франции, США, Польше, СССР тоже весьма существенно различается. Она зависит, например, от желания каждого из этих государств остановить агрессоров, от имеющихся у них возможностей для реализации этого желания, и конкретных действий, предпринятых и не предпринятых ими.  

 

Используя новую датировку начала Второй мировой войны мы получаем также обновленную и усиленную  базу  для эффективного противодействия искажениям и фальсификациям истории. В частности, аргументация в защиту советско-германского Договора о ненападении в этом контексте становится еще более убедительной и понятной, в том числе и для той части западной общественности, которая в принципе способна к самостоятельному критическому мышлению. Но это тема отдельного разговора.

 

В будущем 2021 году исполняется 85 лет с момента Рейнских событий – думается, что это удачный информационный повод для широкой научной и общественной дискуссии по поводу их истинного значения.

Великая Отечественная война, ее основные этапы, итоги и уроки. Проблемы изучения Второй мировой войны в историографии

Великая Отечественная война, ее основные этапы, итоги и уроки. Проблемы изучения Второй мировой войны в историографии. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//150/velikaia-otechestvennaia-voina-ee-osnovnye-etapy-itogi-i-uroki-problemy-izucheniia-vtoroi-mirovoi-voiny-v-istoriografii/ (дата обращения: 21.02.2022)

22 июня 1941 г., нарушив пакт о ненападении, германские войска вторглись на территорию СССР на всем протяжении западной границы: 190 дивизиям (4,3 млн. человек), 3,5 тыс. танков, 4 тыс. самолетов вермахта противостояли 170 советских дивизий (3,3 млн человек на западных границах).

В соответствии с утвержденным А. Гитлером еще в 1940 г. планом ведения войны против СССР («план Барбаросса») предполагалось одновременное нанесение массированных ударов тремя группами армий («Север», «Центр», «Юг»), окружение и уничтожение главных сил Красной Армии, захват Москвы и стремительное продвижение в глубь страны до линии Архангельск – Астрахань.

Цель Германии в начавшейся войне заключалась не только в захвате нашей территории, ликвидации СССР, но и в беспощадном уничтожении военного и гражданского населения.

Этапы Великой Отечественной войны

Великая Отечественная война делится на три периода.

Первый период – с 22 июня 1941 г. по 18 ноября 1942 г. 

Включает в себя стратегическую оборону Красной Армии, разгром немецко-фашистских войск под Москвой, провал блицкрига.

С первых минут войны на фронте сложилась крайне тяжелая обстановка. Мужественное сопротивление противнику оказывали войска приграничных округов, но при огромных потерях, с боями им приходилось отступать на восток. Война, вызвав всплеск патриотизма, стала и общенародным, и личным делом каждого.

23 июня был образован высший орган стратегического руководства Вооруженными Силами – Ставка Главного Командования (с 8 августа – Ставка Верховного Главнокомандования). 29 июня вышла Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) о превращении страны в единый военный лагерь. 30 июня был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) под председательством Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина. В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в государстве. Было введено военное положение, объявлена мобилизация, началось формирование народного ополчения, развернулось партизанское движение. Проводилась эвакуация населения и промышленных предприятий.

В первый период войны основным событием на северо-западном направлении стала Ленинградская оборонительная операция (10 июля – 30 сентября 1941 г.). Гитлеровцам не удалось с ходу овладеть Ленинградом. С конца сентября началась упорная борьба за город, длившаяся более трех лет.

На центральном направлении немецкое наступление было приостановлено лишь в районе Смоленска, где в ходе проведенных советскими войсками оборонительных и наступательных операций немцы были вынуждены перейти к обороне.

Смоленское сражение (10 июля по 10 сентября), проведенное с целью не допустить прорыва немцев на московском направлении, вынудило противника отложить почти на два месяца спланированное наступление на Москву. Именно в ходе Смоленского сражения впервые были применены советские реактивные установки БМ-13 («катюши»).

С 7 июля по 26 сентября 1941 г. советские войска проводили Киевскую оборонительную операцию. По приказу И.В. Сталина они удерживали Киев «любой ценой», но были окружены и уничтожены врагом.

Сложившуюся летом – осенью 1941 г. обстановку на советско-германском фронте можно охарактеризовать как катастрофическую. Несмотря на мужественное сопротивление, Красная Армия с тяжелыми боями отступала, потеряв только за первые три недели войны около 850 тыс. человек, 3,5 тыс. самолетов, до половины танков, имевшихся в приграничных округах. К середине июля противнику удалось продвинуться на 300–600 км в глубь страны, потеряв при этом 100 тыс. убитыми. Немецкие войска заняли Литву, Латвию, часть Белоруссии, Правобережной Украины, вышли на дальние подступы к Ленинграду. По оценкам Генштаба РККА, безвозвратные потери армии за первые шесть месяцев войны составили 5 млн. человек (это около 9/10 всей предвоенной численности Красной Армии). В 1941 г. в плен были захвачены 3,9 млн. советских солдат и офицеров. Наши неудачи и поражения в начале войны были обусловлены рядом объективных и субъективных факторов: репрессиями в армии накануне войны среди командного состава; ошибками и просчетами в отношении сроков начала войны; военной доктриной, предусматривающей военные действия только на чужой территории; опозданием с приведением войск в боевую готовность; демонтажем старых и отсутствием новых укреплений на границе.

Главным сражением первого периода войны стала битва за Москву (30 сентября 1941 г. – 20 апреля 1942 г.).

В ходе оборонительного этапа (с 30 сентября по 5 декабря 1941 г.) войска Западного фронта под командованием Г.К. Жукова вели упорные бои с превосходящими силами противника. В этот период гитлеровским войскам удалось захватить ряд городов (Калугу, Калинин, Клин, Малоярославец, Наро-Фоминск, Можайск, Волоколамск и др.) и приблизиться к Москве на некоторых участках фронта на 25–30 км. Однако за два месяца войска противника были измотаны и обескровлены. Дивизии, прибывшие в Москву с Дальнего Востока и из Сибири, способствовали изменению обстановки на театре военных действий. В ходе начавшегося 5 декабря 1941 г. контрнаступления Калининского (командующий генерал И.С. Конев), Западного (командующий генерал Г.К. Жуков) и Юго-Западного (командующий маршал С.К. Тимошенко) фронтов группировки противника к началу января 1942 г. были отброшены от Москвы на 100–250 км. Одержанная первая в ходе войны победа над вермахтом укрепила моральный дух Красной Армии и мирного населения. Не сумев реализовать стратегию молниеносной войны – блицкриг, Германия встала перед перспективой затяжной войны на истощение.

Несмотря на провал наступления гитлеровцев под Москвой и их значительные потери (за первые полгода на советско-германском фронте вермахт потерял убитыми и ранеными свыше 1 млн человек), Красной Армии не удалось полностью решить поставленные перед ней задачи по разгрому врага. Установка Ставки Верховного Главнокомандования на проведение по некоторым направлениям ряда наступательных операций и переход в целом к стратегической обороне стала причиной провала наступления советских войск в мае 1942 г. в Крыму и районе Харькова. 4 июля 1942 г. после восьмимесячной обороны, задержавшей немецкое наступление на Кавказе, пал Севастополь. На неудачах Красной Армии сказались и другие факторы, такие как отсутствие второго фронта в Европе, по-прежнему мощный военно-экономический потенциал Германии, а также допущенные И.В. Сталиным просчеты при определении направления главного удара вермахта (так, резервы Красной Армии были расположены на центральном – московском – направлении, в то время как немцы готовили наступление на южном участке фронта).

Вновь овладев летом 1942 г. стратегической инициативой, немецкая армия получила приказ захватить Донбасс, Кубань, Поволжье и Кавказ для обеспечения себя экономическими ресурсами: углем, нефтью, продовольствием, а затем, разгромив силы Красной Армии, вновь возобновить наступление на Москву. К середине июля 1942 г. ударные силы вермахта прорвались в большую излучину Дона. Началась Сталинградская битва, длившаяся 200 дней и ночей и столкнувшая на территории площадью в 100 тыс. кв. км более 2 млн человек. Ее оборонительный период начался 17 июля 1942 г. и продолжался до 18 ноября 1942 г. В это время противник предпринимал многочисленные попытки овладеть городом, но наталкивался на упорное сопротивление наших войск. Силами 62-й и 64-й армий (командующие генералы В.И. Чуйков и М.С. Шумилов) защищалась каждая улица, каждый дом. В сражении на подступах к Сталинграду и в самом городе противнику был нанесен удар, от которого он не смог оправиться. Немецким войскам 6-й армии под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса так и не удалось овладеть всей территорией города.

28 июля 1942 г. И.В. Сталин подписал приказ № 227, известный под названием «Ни шагу назад», в котором главными причинами неудач и отступлений наших войск объявлялись паникерство, трусость, отсутствие дисциплины. Приказ предусматривал создание на всех фронтах штрафных батальонов и рот для проявивших трусость командиров, политработников и рядовых. Для пресечения паники и беспорядочного отступления ставились заградительные отряды, которым вменялось в обязанность «расстреливать на месте паникеров и трусов». Этот приказ продолжает вызывать неоднозначные оценки, и прежде всего с моральной точки зрения, что также касается и многих других фактов войны.

Второй период – с 19 ноября 1942 г. по 31 декабря 1943 г. 

Характеризуется коренным переломом в ходе Великой Отечественной войны.

В первой половине ноября 1942 г. к Сталинграду были стянуты крупные силы советских войск. В ходе начавшегося 19 ноября 1942 г. контрнаступления превосходящие противника по силам и средствам войска Юго-Западного (командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин), Сталинградского (командующий генерал-полковник А.И. Еременко), Донского (командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский) фронтов нанесли ряд ударов по группировкам врага, сорвали попытку немецкой группы армий «Дон» под командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна деблокировать окруженные в Сталинграде войска. 23 ноября 330-тысячная группировка противника была окружена соединившимися войсками Сталинградского и Юго-Западного фронтов. Исчерпав все возможности сопротивляться, нарушив приказ фюрера, 2 февраля 1943 г. остатки 6-й армии во главе с генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом сдались в плен. Сталинград стал крупнейшим за три года поражением вермахта.

К началу апреля 1943 г. линия фронта переместилась далеко на запад. Почти по прямой линии она проходила от побережья Баренцева моря до Орла, затем поворачивала на запад, образуя большой выступ (дугу) в районе Курска, а затем тянулась до Таганрога.

Фашистское командование стремилось ликвидировать Курский выступ, нанести удар советским войскам в районе Донбасса и овладеть Москвой.

5 июля 1943 г. мощные группировки немецких войск перешли в наступление в районе Курской дуги. Располагая точными сведениями о начале наступления, советские войска провели артподготовку, которая нарушила управление немецкими войсками и задержала их наступление на 2,5–3 часа.

Оборонительные сражения осуществлялись войсками Центрального (командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский), Воронежского (командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин) и Степного (командующий генерал И.С. Конев) фронтов, которые по количеству личного состава и военной техники превосходили силы противника. В ходе оборонительных боев советские войска остановили продвижение немецких армий и создали условия для перехода ко второму этапы операции – контрнаступлению на орловском и белогородско-харьковском направлениях.

12 июля 1943 г. близ деревни Прохоровка развернулось самое большое встречное танковое сражение Второй мировой войны, в котором одновременно с обеих сторон участвовало 1200 танков и самоходных орудий. Советские летчики произвели в тот день над полем 1299 вылетов. В битве наступил перелом. Войска противника стали отходить. Никогда еще за несколько дней немецкая стратегия не терпела такого краха. Советская авиация завоевала господство в воздухе и удерживала его до конца войны.

5 августа 1943 г. были освобождены города Орел, Белгород и Харьков. Победа под Курском завершила коренной перелом в ходе войны.

Окончательно отобрав на втором этапе Великой Отечественной войны стратегическую наступательную инициативу у противника и вынудив немецкие войска перейти к обороне на всем фронте, советские войска одержали победу в битве за Днепр, завершили сражение за Кавказ, освободили почти ⅔ оккупированной врагом советской территории.

Третий период — с 1 января 1944 г. по 9 мая 1945 г. 

Разгром фашистского блока и безоговорочная капитуляция Германии.

Третий период Великой Отечественной войны начался Корсунь-Шевченковской операцией по освобождению Правобережной Украины, в результате которой советские войска вышли на государственную границу и вступили на территорию Румынии. Одновременно осуществлялось наступление на северо-западном направлении, завершившееся освобождением Ленинграда и Новгорода. В мае 1944 г. силами 4-го Украинского фронта был освобожден Крым.

В начале 1944 г. подготовку к открытию второго фронта в Европе – операции «Оверлорд» – начали союзники. Для осуществления главной задачи, заключавшейся в прорыве через Бельгию и Голландию в Рурский бассейн, англо-американские войска под командованием генерала Д. Эйзенхауэра 6 июля 1944 г. высадились на французском побережье в Нормандии. Союзникам пришлось вести тяжелые бои, и лишь к исходу лета они добились значительных успехов. «Оверлорд» стала самой масштабной морской десантной операцией Второй мировой войны.

В это время на советско-германском фронте началась крупнейшая военная наступательная операция «Багратион», осуществленная в период с 23 июня по 19 сентября 1944 г. Во время ее проведения была разгромлена группа армий «Центр» и освобождены Белоруссия, часть Литвы и Латвии. Советские войска вступили на территорию Польши. Почти одновременно (20–29 августа 1944 г.) проводилась Ясско-Кишиневская операция, завершившаяся освобождением Молдавии и восточной части Румынии. В ходе Львовско-Сандомирской операции в июне – августе 1944 г. были освобождены Западная Украина и Юго-Восточная Польша, в течение сентября – ноября – Прибалтика. Результатом наступательных действий Красной Армии стало полное восстановление в октябре 1944 г. государственной границы СССР на всем ее протяжении.

Началось освобождение европейских стран: в сентябре 1944 г. – Румынии и Болгарии, в октябре 1944 г. – Югославии, в октябре 1944 г. – феврале 1945 г. – Венгрии.

Война создала смертельную угрозу всему народу и каждому человеку в отдельности. Тем самым она вызвала огромный морально-политический подъем, энтузиазм и личную заинтересованность большинства людей в победе над врагом и быстрейшем окончании войны. Это стало основой массового героизма на фронте и трудового подвига в тылу.

В целях мобилизации всех ресурсов государства в первые дни войны началась коренная перестройка всей жизни страны на военный лад. Определяющей программой деятельности стал лозунг: «Все для фронта, все для победы!»

24 июня 1941 г. был создан Совет по эвакуации под председательством Н.М. Шверника. В течение июля – ноября 1941 г. в восточные районы страны было перебазировано 1523 промышленных предприятия, в том числе 1360 крупных военных. В рекордные сроки эти предприятия вводились в строй.

Тыл направлял на фронт оружие, боеприпасы, военную технику, продовольствие и обмундирование. Достижения промышленности сделали возможным уже к ноябрю 1942 г. изменить соотношение сил в пользу советских войск. В деятельности советского тыла 1943 г. стал переломным. За особые отличия в тылу 198 человек были удостоены звания Героя Социалистического Труда; 16 млн. человек награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

Большой вклад в изгнание оккупантов внесли партизаны. 30 мая 1942 г. был создан Центральный штаб партизанского движения (действовал до 13 января 1944 г.). Формами борьбы партизан были: рейды по тылам противника, диверсии на коммуникациях, создание партизанских краев. Во время войны в тылу врага действовало свыше 6200 партизанских отрядов и подпольных групп, в которых сражались больше 1 млн человек. Наиболее известные командиры партизанских соединений: П.П. Вершигора, С.А. Ковпак, Д.Н. Медведев, А.Н. Сабуров, А.Ф. Федоров и др.

С весны 1943 г. осуществлялось координирование действий партизан с наступательными операциями Красной Армии.

Главной стратегической операцией весной 1945 г., победоносно завершившей Великую Отечественную войну, стало взятие Берлина. Ее осуществляли войска 1-го Белорусского (командующий Г.К. Жуков), 2-го Белорусского (командующий К.К. Рокоссовский) и 1-го Украинского (командующий И.С. Конев) фронтов, перед которыми стояла задача уничтожить силы противника, овладеть Берлином и соединиться на Эльбе с войсками союзников. 16 апреля 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты начали наступление на Берлин. Отчаянное сопротивление противника и мощные оборонительные укрепления замедлили продвижение советских войск. За четыре для они продвинулись всего на 30 км и с ожесточенными боями, взяв Зееловские высоты, 21 апреля вступили в пригороды Берлина. Войскам 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов удалось соединиться юго-восточнее Берлина и замкнуть 25 апреля кольцо окружения. Рассеченные на две части войска противника продолжали сопротивление юго-восточнее Берлина и в самом городе. Несмотря на самоубийство фюрера, немцы продолжали борьбу за город. Лишь после штурма и взятия рейхстага они начали сдаваться. 2 мая Берлинская операция, проведенная «любой ценой» и обернувшаяся для нас колоссальными потерями, завершилась. Союзные войска приняли во Франции капитуляцию немецкого командования. 25 апреля 1945 г. произошла знаменитая встреча союзников на Эльбе.

В ночь с 8 на 9 мая 1945 г. Германия подписала полную безоговорочную капитуляцию. От советской стороны принимал капитуляцию маршал Г.К. Жуков. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об объявлении 9 мая Праздником Победы.

Еще в феврале 1945 г. в Крыму было принято решение о разделе Германии на четыре оккупационные зоны. После подписания Германией капитуляции она практически прекратила существование как государство. В соответствии с подписанным союзниками Потсдамским соглашением в Германии предполагалось полное разоружение и демилитаризация, роспуск нацистской партии, осуждение военных преступников и другие меры.

9 мая 1945 г. армиями 1-го и 2-го Украинских фронтов была освобождена Прага. Вторая мировая война закончилась освобождением стран Европы, что стало великим подвигом стран антигитлеровской коалиции.

Итоги и последствия Великой Отечественной войны

Вторая мировая война стала самым кровопролитным и крупным конфликтом в истории человечества, в который было втянуто 80 % неселения земного шара.

Самым главным итогом войны стало уничтожение фашизма как одной из форм тоталитаризма. Это стало возможным благодаря совместным усилиям стран антигитлеровской коалиции. Одержанная победа способствовала росту авторитета СССР и США, превращению их в сверхдержавы. Впервые нацизм был судим на международном уровне. Были созданы условия для демократического развития стран. Начался распад колониальной системы.

Сложившаяся в годы войны антигитлеровская коалиция стала основой для создания Организации Объединенных Наций, что открывало возможности для образования системы коллективной безопасности, возникновения кардинально новой организации международных отношений.

Цена одержанной над фашистским блоком победы очень велика. Война принесла большие разрушения. Общая стоимость уничтоженных материальных ценностей (в том числе боевой техники и вооружения) всех воевавших стран составила более 316 млрд. долларов, а ущерб СССР – почти 41 % этой суммы. Однако прежде всего цену победы определяют людские утраты. Вторая мировая война унесла более 55 млн человеческих жизней. Прямые людские потери СССР за все годы войны огромны и составляют более 27 млн. человек.

Огромные людские потери и материальные разрушения изменили демографическую ситуацию и породили послевоенные экономические трудности: выбыли из производительных сил самые дееспособные по возрасту люди; была нарушена сложившаяся структура производства.

Условия войны вызвали необходимость развития военного искусства и различных видов вооружения. Началась эпоха ускоренного развития ракетной, а затем и ракетно-космической техники.

Уже в самом конце Второй мировой войны американцы создали и впервые применили ядерное оружие. Ракетно-ядерное оружие привело к резкому изменению общей ситуации в мире. С превращением в конце 1940-х гг. СССР во вторую ядерную державу усилилась гонка вооружений. Проблема войны и мира превратилась в глобальную.

На заключительном этапе войны Красной Армией были освобождены территории Румынии, Болгарии, Польши, Венгрии, Чехословакии, Югославии, Австрии, Норвегии, Дании, Китая, Кореи. Велика и бесспорна заслуга наших солдат в сохранении и спасении от разрушений многих средневековых городов Европы, выдающихся памятников архитектуры и искусства.

Была образована мировая система социализма в противовес капиталистической. В течение нескольких послевоенных десятилетий противостояние этих двух систем определяло мировое развитие.

В результате победы над фашизмом Советский Союз не только укрепил международный авторитет, но и расширил границы: были получены Печенга на Севере, Кенигсбергская и Клайпедская области, Закарпатье, южная часть острова Сахалин, Курилы.

В стране шел процесс дальнейшего усиления тоталитарного режима, культа личности И.В. Сталина при явном росте и проявлении гражданской позиции населения. И хотя освободительная антифашистская война не открыла в СССР путь к демократии, вклад советского народа в разгром фашизма, совершенный им подвиг и проявленное мужество не могут быть девальвированы, каким бы переоценкам с течением времени ни подвергались те или иные события того периода.

Уроки войны

1. Недопустимость диктата политики в военном деле, монополии руководителя государства в выборе средств и способов ведения войны. Цена подобного положения, особенно в первый период войны, была исключительно тяжела. Фашистам было позволено начать кровавые расовые эксперименты. Парадоксально, но лишь с проведением разумной децентрализации властных полномочий, с прекращением вмешательства политиков в оперативно- тактические дела военных Красная Армия начала оказывать все возрастающее сопротивление врагу.

2. Необходимость единства общества в деле достижения победы.

Идеалы социальной справедливости были основой стойкости и героизма советского народа в Великой Отечественной войне.

Многонациональными были все воинские коллективы в Советских Вооруженных Силах. За подвиги на фронтах 11603 воина были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди Героев Советского Союза представители 62 национальностей.

3. Против войны надо бороться, пока она не началась. Это значит: — поддерживать усилия миролюбивых сил по обузданию войны — оперативно реагировать на все изменения в планах и намерениях вероятного противника, держать войска и органы управления на уровне, адекватном вероятной угрозе;

Проблемы изучения Второй мировой войны в историографии

Там тяжко. Ибо — существует англо-американская историография, носившая ярко выраженный антисоветский характер.

Существовала, само собой, советская историография. Просоветская, естественно. 

И есть современная историография, несколько отличающаяся от прошлых, на основании новых открывшихся сведений и источников. 

Может быть, когда-нибудь я займусь и этим вопросом, а так — Гугл в помощь по всем трем направлениям. Ищется по запросу «историография 2 мировой войны». Ну вот документик по постперестроечной историографии могу вставить.

Новейшая российская историография о причинах второй мировой войны и нападения Германии на Советский Союз

К слову:

Требования к уровню подготовки студента, завершившего изучение дисциплины «Основные проблемы в изучении Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»

—         ознакомиться с работами, написанными с учетом новых тенденций в изучении событий периода Великой Отечественной войны;

—         уметь разбираться в дискуссионных материалах по проблемам истории минувшей войны и ориентироваться в ее историографических аспектах;

—         обладать теоретическими и практическими навыками по основным проблемам истории Великой Отечественной войны;

—         научиться применять полученные знания при самостоятельной разработке разноплановых вопросов из истории Великой Отечественной войны.

15.02.2016, 18566 просмотров.

Основные периоды в истории Первой мировой войны – наступление и оборона

Первая мировая война в мировой истории условно делится на три периода, или этапа:

  1. Маневренный – лето 1914 – лето 1915 года;
  2. Позиционный – 1916 – 1917 года;
  3. Завершающий – 1917 – ноябрь 1918 года.

Маневренный период

Маневренный период Первой мировой войны назван таким образом не зря, так как начавшиеся боевые действия летом 1914 года ни отступательными, ни наступательными назвать никак нельзя, воюющие стороны выполняли ряд маневров, помогающих им закрепиться на своих позициях, оставив врагу самые неудачные с точки зрения стратегии и тактики площадки для боя.

Предпринимаемые маневры активных боевых действий не предусматривали, но все же они имелись, так на Восточный фронтах силы австрийцев весьма активно пытались противостоять русским, а на западе немцы выступили против англичан и французов, в то время как по территории Восточной Пруссии шагали две русские армии генералов Самсонова и Рененкампфа. Опасаясь попасть в ходе данного маневра в окружение, немецкое командование в свою очередь предприняло ответный маневр – перебросив часть войск из-под Марны на восточный фронт.

Полученная поддержка позволила остановить русских, но англичане и французы, прознав о нем, усилили свое наступление в направлении Марны и прорвали фронт, попытавшись взять немецкую армию в кольцо. В принципе и тот, и другой маневр имел весьма неплохие шансы на успех, но ввиду полной некомпетентности командования и отсутствия скорости действий, необходимой в этом случае, оба они закончились не совсем так, как того ожидали союзники по Антанте. В то же время, начавшаяся осенью 1914 года Галицкая битва, окончилась полным разгромом немецкой армии, опять же из-за того, что русские предприняли совсем неожиданный для немцев маневр, выйдя на врага там, где он этого менее всего ожидал. Только ближе к концу осени немцам удалось остановить прорыв русских войск в Польше и предотвратить перемещение боевых действий на территорию Германии. В результате весьма успешного маневра противника русскими солдатами фронт был удержан только за счет личного мужества и отваги, которую пришлось проявить также и в боях с турками на Кавказе, последовавшими в декабре этого же года.

Обдумав все возможные варианты развития событий, немецкое командование решило весной 1915 года уделить большее внимание Восточному фронту, перебросив большую часть, имевшихся в резерве войск для подавления военной мощи России, прекрасно понимая, что без поддержки последней, ни Англия, ни Франция долго воевать не смогут. в апреле месяце немецкие армии стали активно готовиться к наступлению, в ходе которого немцы вернули себе Галицию и Польшу, а русские войска были вынуждены отступить, враг вступил на территорию России. Практически все, отвоеванные в ходе летне-осеннего маневрирования 1914 года земли были утеряны. В войне настал новый позиционный ее этап.

Позиционный период

К началу этого этапа фронт представлял собой вытянутую линию между Балтийским и Черным морями. Курляндия и Финляндия были полностью заняты немецкими войсками, линия фронта подошла к Риге, продвинувшись вдоль Западной Двины, вплоть до крепости Двинска, некоторые русские губернии, в том числе и Минская были заняты Германией. В некоторых местах, граница, проходившая по Бессарабии, подступала вплоть до Румынии, пока придерживавшейся нейтральной позиции. Поскольку линия фронта не имела неровностей, противостоящие друг другу армии заполнили ее практически полностью, в некоторых местах даже смешиваясь друг с другом, то продвигаться далее не было никакой возможности и армии приступили к укреплению собственных позиций, перейдя фактически к, так называемой, позиционной войне. Вместе с тем, явная несостоявшаяся победа на востоке мало радовала немецкое командование, потому оно решило в следующем 1916 году направить большую часть сил для подавления сопротивления французских войск, но и в знаменитом сражении под Верденом и в не менее знаменитом Ютландском морском бою немцы не смогли добиться всех поставленных перед собой задач, союзники по Антанте явно побеждали, теряя тысячи солдат, но не отступая ни на шаг назад. Зимой 1916 года Германия запросила мира, но просьба эта была отклонена, так как условия мира не удовлетворяли английским, французским и даже русским амбициям. Война была продолжена, что означало скорый и полный разгром истощенной Германии и ее ослабленных союзников – Австро-Венгрии и Болгарии и победу Антанты, получавшей к этому времени значительную поддержку от Америки, на чем собственно и завершается позиционный этап в войне, Германия переходит к явному отступлению.

Завершающий период

На завершающем этапе военных действий происходит одно важное политическое событие, оказавшее непосредственное влияние на планы союзников – Революция в России и преждевременный выход последней из военных действий путем заключения сепаратного мира с Германией. Подобных действий ни Англия, ни Франция от России не ожидали и были абсолютно к ним не готовы, считая незаконными и неправомерными, повлекшими негативные для этих стран последствия – приободренная Германия попыталась выиграть время и отвоевать часть захваченных союзниками земель, с которых уходили русские войска.

Несколькими месяцами до обозначенных выше событий — в ноябре 1917 года австро-венгерская армия нанесла поражение итальянским союзникам Антанты и встала на подступах к Венеции, остановленная стянутыми туда силами англичан и французов. Но вместе с тем Германия и ее союзники терпели поражение на всех фронтах, в том числе и на Африканском, теснимые все возрастающим по численности противником. В марте 1918 года между Германией и Россией наконец был заключен мир, вошедший в историю как Брестский, но положения это не спасло, Германия в свою очередь, уже летом запросила мира у бывших союзников по Антанте, согласившись выполнить предложенные ими условия. В итоге, 28 июня 1919 года Германия и ее союзники подписали Версальский мирный договор, завершивший не только третий период Первой мировой войны, но и всю ее в целом.

Оцените статью!

Глобальная война | История западной цивилизации II

21.4.3: Глобальная война

Хотя вопрос о том, была ли Семилетняя война первой мировой войной, остается неоднозначным, она ознаменовала сдвиг в европейском балансе сил, который сформировал мир далеко за пределами Европы.

Цель обучения

Оценить утверждение о том, что Семилетняя война была первой мировой войной

Ключевые моменты

  • Некоторые историки утверждают, что Семилетняя война была первой мировой войной, почти за 160 лет до Первой мировой войны.Однако этот ярлык также был присвоен различным более ранним и более поздним конфликтам. Тем не менее, война изменила не только европейский политический порядок, но и события во всем мире.
  • Хотя превентивное вторжение Фридриха Великого в Саксонию в 1756 году знаменует собой условное начало Семилетней войны, ключевые события в колониальном соперничестве между Великобританией и Францией в Северной Америке предшествовали началу войны в Европе.
  • Война, предшествовавшая событиям в Северной Америке и формально начавшаяся в Европе, вскоре превратилась в войну за колонии за пределами Северной Америки: англо-французский конфликт из-за торговых влияний вновь разгорелся в Индии и в Западной Африке, а англичане захватили несколько французских колоний.За тройным франко-испанским вторжением в Португалию в Европе последовало испанское вторжение на португальские территории в Южной Америке. В ходе войны в колониях Великобритания приобрела огромные территории и влияние.
  • Хотя вопрос о том, действительно ли Семилетняя война была первой мировой войной, остается неясным, конфликт, безусловно, имел глобальное влияние и ознаменовал сдвиг в европейском балансе сил. И по мере того, как европейские империи продолжали свои усилия по колонизации территорий на других континентах, влияние распространилось далеко за пределы Европы.
  • Хотя война не привела к крупным территориальным изменениям в Европе, возник новый политический порядок. Когда Великобритания стала главной колониальной державой, Пруссия утвердила свои позиции военной, экономической и политической европейской державы, а Австрия и Россия доказали свой растущий военный потенциал, Франция утратила свое влияние в Европе.
  • Война также положила конец старой системе союзов в Европе. В годы после войны европейские государства теперь видели в Британии большую угрозу, чем Франция, и поэтому не присоединялись к старым союзам.

Ключевые термины

дипломатическая революция
Отказ от давних союзов в Европе между Войной за австрийское наследство и Семилетней войной. Австрия превратилась из союзника Великобритании в союзника Франции. Пруссия стала союзницей Великобритании. Это было частью усилий по сохранению или нарушению европейского баланса сил и прелюдией к Семилетней войне.
Вторая Столетняя война
Термин периодизации или исторической эпохи, используемый некоторыми историками для описания серии военных конфликтов между Великобританией и Францией, имевших место примерно с 1689 (или, по некоторым данным, с 1714 года) по 1815 год.Он назван в честь Столетней войны, когда в 14 веке началось соперничество между Англией и Францией. Этот термин, по-видимому, был введен Дж. Р. Сили в его влиятельной работе «Расширение Англии: два курса лекций » (1883 г.).
Семилетняя война
Мировая война, которая велась между 1754 и 1763 годами, главный конфликт происходил в семилетний период с 1756 по 1763 год. В ней участвовали все великие европейские державы того времени, кроме Османской империи, охватившие пять Африки, Индии и Филиппин.Конфликт разделил Европу на две коалиции во главе с Великобританией с одной стороны и Францией с другой.
Хубертусбургский договор
Договор 1763 года, подписанный Пруссией, Австрией и Саксонией. Вместе с Парижским договором он положил конец Семилетней войне. Договор положил конец континентальному конфликту без существенных изменений довоенных границ. Силезия оставалась прусской, а Пруссия явно стояла в рядах великих держав.

 

Семилетняя война велась между 1754 и 1763 годами, основной конфликт произошел в семилетний период с 1756 по 1763 год.В нем участвовали все великие европейские державы того времени, кроме Османской империи, охватившие пять континентов и затронувшие Европу, Америку, Западную Африку, Индию и Филиппины. Конфликт разделил Европу на две коалиции во главе с Великобританией с одной стороны и Францией с другой. Впервые, стремясь ограничить постоянно растущую мощь Британии и Пруссии, Франция сформировала собственную великую коалицию, которая закончилась неудачей, поскольку Великобритания стала доминирующей державой в мире, изменив европейский баланс союзов.

Некоторые историки считают, что Семилетняя война была первой мировой войной (почти за 160 лет до Первой мировой войны). Однако этот ярлык также был присвоен различным более ранним конфликтам, включая Восьмидесятилетнюю войну, Тридцатилетнюю войну, войну за испанское наследство и войну за австрийское наследство, а также более поздним конфликтам, включая наполеоновские войны. Термин «вторая столетняя война» использовался для описания почти непрерывного уровня всемирного конфликта в течение всего 18 века, напоминающего более известную и компактную борьбу 14 века.Семилетняя война повлияла на многие крупные события в мире. Война реструктурировала не только европейский политический порядок, но и проложила путь к началу более позднего британского мирового господства в 19 веке, возвышению Пруссии в Германии, началу напряженности в британской Северной Америке и возможным беспорядкам во Франции.

 

Хотя превентивное вторжение Фридриха Великого в Саксонию в 1756 году знаменует собой условное начало Семилетней войны, ключевые события в Северной Америке предшествовали началу конфликта в Европе.Граница между британскими и французскими владениями в Северной Америке в 1750-х годах была в значительной степени неопределенной. Франция долгое время претендовала на весь бассейн реки Миссисипи, что оспаривалось Великобританией. В начале 1750-х годов французы начали строительство цепи фортов в долине реки Огайо, чтобы заявить о своих правах и защитить население американских индейцев от растущего британского влияния. Планировалось, что самый важный французский форт займет позицию в «Форксе», где реки Аллегейни и Мононгахела сливаются, образуя реку Огайо (современный Питтсбург, Пенсильвания).Британская колониальная милиция из Вирджинии была отправлена, чтобы изгнать их. Во главе с Джорджем Вашингтоном они устроили засаду на небольшой французский отряд в Джумонвиль-Глен в 1754 году. Французы в ответ атаковали армию Вашингтона в форте Несессити, вынудив их сдаться.

Новости об этих событиях прибыли в Европу, где Великобритания и Франция безуспешно пытались найти решение. Две страны в конечном итоге отправили регулярные войска в Северную Америку для обеспечения соблюдения своих требований и вступили в военные действия в 1755 году.Побежденная Франция готовилась к нападению на Ганновер, курфюрст которого был также королем Великобритании и Менорки. Великобритания заключила договор, по которому Пруссия согласилась защищать Ганновер. В ответ Франция заключила союз со своим давним врагом Австрией, событие, известное как дипломатическая революция.

Война, предшествовавшая событиям в Северной Америке и формально начавшаяся в Европе, вскоре также переросла в войну за колонии за пределами Северной Америки. В 1757 году в Индии вновь разгорелся британо-французский конфликт из-за торговых влияний.К 1761 году британцы фактически устранили французскую власть в Индии. В 1758 году в Западной Африке англичане захватили Сенегал и привезли домой большое количество захваченных товаров. Этот успех убедил их предпринять еще две экспедиции, чтобы захватить остров Горе и французский торговый пост в Гамбии. Потеря этих ценных колоний еще больше ослабила французскую экономику.

Когда в 1756 году началась Семилетняя война между Францией и Великобританией, Испания и Португалия оставались нейтральными, но все изменилось, когда Фердинанд VI умер в 1759 году, и ему наследовал его младший сводный брат Карл III Испанский.Одной из главных целей политики Карла было сохранение Испании как колониальной державы и, следовательно, державы, с которой нужно считаться в Европе. За тройным франко-испанским вторжением в Португалию в Европе (главный театр военных действий, поглотивший львиную долю военных усилий Испании) в 1762 году последовало испанское вторжение на португальские территории в Южной Америке (второстепенный театр военных действий). . В то время как первый закончился унизительным поражением, второй представлял собой патовую ситуацию: победа Португалии в Северной и Западной Бразилии, победа Испании в Южной Бразилии и Уругвае.

В ходе колониальной войны Великобритания получила огромные территории и влияние. Они уступили Менорку в Средиземном море французам в 1756 году, но захватили территории в Западной Африке и Северной Америке, французские сахарные колонии Гваделупа в 1759 году и Мартиника в 1762 году, а также Гавану на Кубе и Манилу на Филиппинах, оба известных испанских колониальных города. .

Все участники Семилетней войны: [синие] Великобритания, Пруссия, Португалия с союзниками; [зеленый] Франция, Испания, Австрия, Россия, Швеция с союзниками

Многие средние и малые государства в Европе, в отличие от предыдущих войн, старались держаться подальше от эскалации конфликта, даже если у них были интересы в конфликте или с воюющими сторонами, как Дания-Норвегия.Голландская республика, давний союзник Великобритании, сохранила свой нейтралитет. Неаполь, Сицилия и Савойя присоединились к франко-испанскому союзу. Как и Швеция, Россия заключила сепаратный мир с Пруссией до формального окончания войны.

Хотя вопрос о том, действительно ли Семилетняя война была первой мировой войной, остается неоднозначным, война, безусловно, имела глобальное влияние и ознаменовала сдвиг в европейском балансе сил. И по мере того, как европейские империи продолжали свои усилия по колонизации территорий на других континентах, влияние распространилось далеко за пределы Европы.Столкнувшись с выбором вернуть либо Новую Францию, либо ее колонии на карибских островах Гваделупу и Мартинику, Франция выбрала последнее, чтобы сохранить эти прибыльные источники сахара. Франция также вернула Менорку англичанам. Испания потеряла контроль над Флоридой в пользу Великобритании, но получила от французов Орлеанский остров и все бывшие французские владения к западу от реки Миссисипи. В Индии англичане сохранили Северные Циркары, но вернули все французские торговые порты.

Когда позже Франция вступила в войну с Великобританией во время американской революции, британцы не нашли поддержки среди европейских держав.Кроме того, поражение Франции в Семилетней войне заставило французов приступить к крупным военным реформам, уделив особое внимание артиллерии. Истоки знаменитой французской артиллерии, сыгравшей заметную роль в войнах Французской революции и за их пределами, можно проследить до военных реформ, начавшихся в 1763 году.

Губертусбургский мирный договор между Австрией, Пруссией и Саксонией просто восстановил статус-кво 1748 года, при этом Силезия и Глатц вернулись к Фридриху, а Саксония — к своему курфюрсту.Единственной уступкой, которую Пруссия сделала Австрии, было согласие на избрание эрцгерцога Иосифа императором Священной Римской империи. Однако военные действия Австрии восстановили ее престиж, и империя закрепила за собой позицию крупного игрока в европейской системе. Пруссия вышла из войны великой державой, чье значение больше нельзя было оспаривать. Личная репутация Фридриха Великого значительно возросла, и после Семилетней войны Пруссия стала одной из наиболее подражаемых держав в Европе.

Россия, с другой стороны, извлекла из войны одну большую невидимую выгоду: ликвидацию французского влияния в Польше. Хотя война закончилась вничью, действия Российской императорской армии против Пруссии улучшили репутацию России как фактора европейской политики, поскольку многие не ожидали, что русские выстоят против пруссаков в кампаниях, которые велись на прусской земле.

Война также положила конец старой системе союзов в Европе. В годы после войны европейские государства, такие как Австрия, Голландская республика, Швеция, Дания-Норвегия, Османская империя и Россия, теперь видели в Британии большую угрозу, чем Франция, и не возвращались к предыдущим союзам, в то время как пруссаки были возмущены тем, что они считали британским предательством в 1762 году.Следовательно, когда американская война за независимость превратилась в глобальную войну между 1778–1783 годами, Британия столкнулась с противодействием сильной коалиции европейских держав и отсутствием какого-либо существенного союзника.

 

Атрибуция

Три мировых порядка – глобальные взаимосвязи: современная всемирная история с 1300 по настоящее время

Введение в современную всемирную историю

Шелли Роуз и Марк Коул

Вторая мировая война разрушила европейскоцентричный мир, возникший в девятнадцатом веке.На месте европейского мирового лидерства и европейских империй возник трехмировой порядок. Соединенные Штаты и Советский Союз возглавили соответственно Первую и Вторую мировые. Обе сверхдержавы искренне верили в универсальность своих идеологий. Соединенные Штаты поддержали либеральный капитализм, в то время как СССР сделал то же самое для коммунизма. Вскоре после Второй мировой войны эти два лагеря вступили в «холодную войну», чтобы расширить и противостоять глобальному влиянию друг друга.Третий мир состоял из бывших колоний и полуколоний, зажатых между соперничающими идеологическими блоками двух сверхдержав. Хотя большинству стран удалось освободиться от колониального господства, они не смогли преодолеть глубоко укоренившиеся проблемы бедности и отсталости. Более того, страны третьего мира часто становились плацдармом для конфликтов холодной войны. К 1960-м и 1970-м годам в этом трехмировом порядке появились напряжения. Волнения и недовольство выплескивались на поверхность во всех трех мирах в разных формах.Новые источники власти, многонациональные корпорации, неправительственные организации и богатые нефтью государства изменили баланс экономического благосостояния и поставили новые проблемы.

Цели:

После прохождения Модуля 11 вы сможете:

  1. Объясните связь между Второй мировой войной и трехмировым порядком.
  2. Проанализируйте, в какой степени Вторая мировая война была глобальной войной.
  3. Оцените роль, которую США и Советский Союз сыграли в холодной войне.
  4. Определите цели государств третьего мира в этот период и оцените, в какой степени эти цели были достигнуты.
  5. Сравните проблемы с гражданскими правами в первом, втором и третьем мире и оцените, как в каждом «мире» решались эти и другие основные права.

Раздел 1: Холодная война и революции 1989 года

  1. Читать Создавая историю 1989 года
  2. Создайте в приложении по своему выбору (или по выбору преподавателя) повествование с точки зрения одной из исторических личностей в этих документах.Излагайте свои аргументы от первого лица.
  3. Разместите ссылку на свой курс на доске обсуждений.

Teachinghistory.org

Вопрос

Каковы были причины Второй мировой войны?

Ответить

Выявление причин такого масштабного глобального события, как Вторая мировая война, — непростая задача для историка. События — особенно масштабные, многогранные события — имеют множество причин и множество факторов.

Непосредственная причина — это инцидент, который, по-видимому, непосредственно вызывает событие…

Чтобы помочь проанализировать последствия этих различных входных данных, историки часто классифицируют причины события по разным категориям. непосредственная причина — это инцидент, который, по-видимому, непосредственно спровоцировал событие, поскольку избрание Авраама Линкольна в ноябре 1860 года и обстрел форта Самтер привели к началу Гражданской войны. Такие драматические инциденты часто являются теми, которые мы считаем «причиной» события, поскольку связь между триггером и результатом кажется прямой и очевидной.

Однако в своих попытках исследовать причину и следствие историки часто более глубоко исследуют «триггеры», чтобы определить тенденции, события и обстоятельства, которые в равной степени, если не в большей, способствовали событиям. Например, в случае с гражданской войной историки часто указывают на растущую поляризацию, разделившую нацию в 1840-х и 1850-х годах, на общенациональные дебаты о будущем рабства и на расходящиеся экономические пути, разделявшие Север и Юг во времена Великой Отечественной войны. довоенный период.Эти факторы создали фон, на котором избрание Линкольна и обстрел форта Самтер привели к полномасштабному вооруженному конфликту весной 1861 г.; эти условия способствовали такому положению дел, при котором инициирующее событие могло оказать такое огромное влияние и спровоцировать четырехлетнюю войну.

В случае Второй мировой войны историки обычно указывают на ряд условий, которые способствовали ее развязыванию.

В случае Второй мировой войны историки обычно указывают на ряд условий, которые способствовали ее развязыванию.Несбалансированный Версальский договор (который вынудил Германию заключить калечащий мир, чтобы положить конец Первой мировой войне) и глобальная депрессия, охватившая мир в 1930-е годы (которая привела к особенно отчаянным условиям во многих европейских странах, а также в Соединенных Штатах) обычно выступают в качестве двух наиболее важных. Эти условия сформировали фон, на котором Адольф Гитлер смог занять пост канцлера Германии в 1930-х годах.

Практически все историки Второй мировой войны согласны с тем, что приход Гитлера к власти был непосредственной причиной катастрофической войны, охватившей земной шар между 1939 и 1945 годами.Без Гитлера, лидера, страдающего манией величия, стремящегося создать 1000-летнюю Германскую империю путем военных завоеваний, становится чрезвычайно трудно представить начало такой продолжительной и разрушительной войны.

В то же время приход Гитлера к власти произошел не на пустом месте. Большая часть его обращения к гражданам Германии была связана с его обещаниями восстановить честь Германии, которые, по мнению многих немцев, были заложены Версальским договором. Мирное соглашение вынудило Германию взять на себя полную ответственность за Великую войну и ввело огромную систему репарационных платежей, чтобы помочь восстановить районы Бельгии и Франции, опустошенные во время боевых действий.Версальский договор также требовал от Германии разоружения своих вооруженных сил, ограничивая их скелетными силами, предназначенными только для действий в обороне. Многие немцы считали однобокие условия договора излишне карательными и глубоко постыдными.

Гитлер предложил немецкому народу альтернативное объяснение их унизительного поражения в Великой войне. Он считал, что немецкие армии не были разбиты на поле боя; скорее, они были преданы целым рядом коррумпированных политиков, большевиков и еврейских кругов, которые саботировали военные действия ради собственной выгоды.Для немецкого народа, обремененного слабым и неэффективным демократическим правительством, гиперинфляцией валюты и ослабленной армией, эта мифология об «ударе в спину» оказалась чрезвычайно соблазнительным объяснением, которое фактически сняло с него вину за войну и потери в ней. . Отчет Гитлера о поражении Германии не только предлагал явный набор злодеев, но и четкий путь назад к национальной чести, преследуя ее былую военную славу.

В 1930-е годы гитлеровская Германия приступила к реализации программы перевооружения, что является прямым нарушением условий Версальского договора.Немецкая промышленность производила военную технику и вооружение; Немецкие мужчины присоединялись к «летающим клубам», которые служили тонким предлогом для обучения военных летчиков. Перевооружение и милитаризация предоставили немцам привлекательные возможности для восстановления своей национальной гордости.

Политики в Британии, Франции и Соединенных Штатах… неохотно пытались остановить экспансионизм Гитлера без неопровержимых доказательств его конечных намерений.

Расовые теории Гитлера предоставили больше контекста как для его объяснения поражения в Первой мировой войне, так и для его планов создания 1000-летней Германской империи.По словам Гитлера, коммунисты и евреи, которых Гитлер изображал паразитами без гражданства, эксплуатирующими европейские народы для собственной выгоды, сговорились нанести удар Германии в спину в 1918 году. -волосых, голубоглазых «арийцев» и одновременная ликвидация этнических неугодных. Гитлеровское видение расово чистой немецкой нации, расширяющейся по всей Европе, в сочетании с его агрессивными программами перевооружения оказались сильным соблазном для немецкого народа в 1930-х годах.Политики в Великобритании, Франции и Соединенных Штатах, обремененные собственными экономическими проблемами во время глобальной депрессии, не хотели предпринимать никаких действий, чтобы остановить экспансионизм Гитлера, не имея неопровержимых доказательств его конечных намерений.

Только позже мир узнал, что эти намерения вращались вокруг методичного военного завоевания Европы из центра вовне, процесс, который один историк Второй мировой войны сравнил с поеданием артишока лист за листом изнутри наружу.Это завоевание началось с немецкого вторжения в Польшу в 1939 году и нападения на Францию ​​и Нидерланды шесть месяцев спустя. Стремление Гитлера увеличить «жизненное пространство» для своей империи привело к вторжению в Советский Союз в 1941 году. мир в войну, которая продлится почти шесть лет и унесет жизни более 50 миллионов солдат и гражданских лиц: безусловно, крупнейшая катастрофа в истории человечества.

Европа после Второй мировой войны — EU Learning

8 мая 1945 года: мир в Европе?
Внутреннее давление на европейскую интеграцию

Почему европейские государства после многовекового конфликта решили начать процесс интеграции?

Победа в Европе была объявлена ​​8 мая 1945 года, после почти шести лет кровопролитного конфликта. Германия была полностью разгромлена.

Между началом Первой мировой войны и окончанием Второй мировой войны прошло всего тридцать лет.Обе войны были вызваны конфликтами между европейскими государствами и ввергли народы мира в войну. В основе мировых войн лежал конфликт между Германией и ее европейскими соседями. Это были одни из самых развитых стран мира, и все же они стремились уничтожить друг друга. Германия дважды вторгалась во Францию ​​за 26 лет, каждый раз также вторгаясь в Бельгию, Нидерланды и Люксембург и втягивая в конфликт Великобританию и Россию. В конце концов обе эти войны переросли из региональных конфликтов в глобальные.

Знак «Arbeit Macht Frei» на въезде в концлагерь Освенцим. Источник: Der Spiegel

.

Вторая мировая война была более жестокой и кровавой, чем мог себе представить любой, кто пережил Великую войну. Вторая мировая война унесла жизни около 60 миллионов солдат и мирных жителей. Вторая мировая война была первой войной, унесшей больше жизней мирных жителей, чем солдат, и стала свидетелем ужаса первого систематического геноцида в современной истории, связанного с Холокостом. Кроме того, многие города, поселки и деревни по всей Европе были полностью разрушены бомбардировками с воздуха и тяжелой артиллерией.Беспричинное разрушение домов привело к появлению тысяч беженцев и перемещенных лиц. Война затронула почти всех в Европе.

Оружие и техника времен Второй мировой войны

Распространенным выражением после 1945 года было «Никогда больше», которое символизировало всеобщее желание избежать новой мировой войны. Народы Европы были особенно привержены этому идеалу после того, как увидели, как их семьи разлучаются, а их дома разрушаются.

Но как обеспечить мир в Европе? Многие считали, что ответственность за войны лежит на национализме в Европе.Великие державы Европы, Великобритании, Франции, Германии и России яростно соперничали друг с другом даже в мирное время за экономическое и военное превосходство. Тарифы и другие барьеры в торговле были установлены между большинством европейских стран. Для многих наблюдателей, включая политиков, интеллектуалов и участников движений сопротивления, ответ стал ясен: Европа должна быть интегрирована.

0 comments on “Периодизация второй мировой войны кратко: Таблица периодизация второй мировой войны 🤓 [Есть ответ]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.