Внешняя политика брежнева кратко по пунктам: Внешняя политика при Брежневе (кратко)

Внешняя политика при Брежневе (кратко)

Пришедшему к власти в 1964 году новому правительству, во главе которого стоял Л.И.Брежнев от прежнего руководства досталась внешняя политика со многими нерешенными вопросами. В результате Карибского кризиса отношения с Западом были очень натянутыми. Из-за раскола с Китаем и разногласий с Румынией была нарушена целостность социалистического лагеря. Отношение со странами «третьего мира» не давали никаких результатов. Поэтому если говорить кратко, то работа во внешней политике СССР была направлена в трех направлениях. Это было сплочение всех социалистических стран по всем вопросам развития, налаживание отношений между Востоком и Западом и дальнейшая последовательная поддержка всех прогрессивных движений во всех странах мира.

Отношения с социалистическими странами.

В эти годы формируется так называемая доктрина Брежнева. Цель этого курса заключалась в ограничении независимости по отношению к социалистическим странам. Если возникала угроза для социализма со стороны сил империализма, всем странам социалистического содружество необходимо было выступить как единый фронт оказавши социалистической стране нуждающейся в поддержке, братскую помощь, включая и военную. Применение этой доктрины очень четко прослеживалось в событиях, которые произошли в Чехословакии в 1968 году. Начавшиеся здесь массовые выступления несли антисоветский характер. Этому способствовала внутренняя политика вновь избранного генерального секретаря. Советское правительство вело долгие переговоры с ним, которые в итоге ни к чему не привели. И в результате начавшейся операции был произведен ввод Советских войск в Чехословакию. В результате генсек был смещен, а Запад потерял последнюю надежду в попытке развалить Организацию Варшавского договора.

СССР планировал ввод своих войск и в Польшу. Там из-за роста антисоветских настроений происходит смена власти. Это приводит к большому долгу страны. И волнения еще больше увеличиваются. Влияние Советского Союза во всех происходящих событиях было очевидно. В стране вводится военное положение. И конфликт приходит к своему завершению без ввода советских войск.

Китай, обвиняя СССР в империализме, никак не хотел налаживать отношения с СССР. В 1969 г. эта неясность завершились вооруженным конфликтом на границе, на территории острова Даманский. Китай заявил о своей собственности на территорию этого острова. Военные столкновения продолжались со 2 по 21 марта 1969 г. В итоге его границы были восстановлены в пользу СССР.

Были страны социализма, которые вели курс независимой внешней политики. С некоторыми СССР поддерживал дружбу и сотрудничество, а были и такие с которыми велись активные противоборства. Например очень дружескими были отношения с Югославией.

Правительство Брежнева чётко ограничивало рамки, за которые проблемы внутренней политики в социалистических странах, несмотря на общий процесс либерализации, не должны были выходить. Если эти процессы превышали установленные нормы, вводились санкции.

Развитие отношений с Западом.

Для внешней политики в годы правления Брежнева, была характерна разрядка напряженности между Востоком и Западом. В 1971 г. СССР выдвигает Программу мира, в которой предлагается полный запрет ядерного, химического и биологического оружия, ликвидация региональных конфликтов, признание послевоенные границы в ГДР и ФРГ, обеспечение коллективной безопасности в Европе. В 1972 г., после того как начался вывод войск из Вьетнама, стало наблюдаться потепление отношений с Америкой. В итоге, после визитов руководителей этих держав в 1973 г. было подписано более двадцати соглашений в разных сферах, в том числе по использованию атома только в мирных целях, принята программа по космосу «Союз-Аполлон», впервые было признано, что в ядерной войне никогда не будет победителей. Стали просматриваться положительные сдвиги в отношениях с Великобританией, ФРГ, Италией, Францией и другими капиталистическими державами. Но после того как советские войска были введены в Афганистан, вся работа проведенная по разрядке резко утратила свой смысл. США прервало какое-либо сотрудничество с СССР, призвав к бойкотированию Олимпийских игр в Москве. СССР специально втягивали в новую гонку вооружений, чтобы советская экономика пришла в упадок.

Отношения с развивающимися странами.

В ходе конфликта на Ближнем Востоке СССР активно помогает Палестине бороться против Израиля, поставляя туда военные самолеты и вертолеты. В войне Египта и Израиля, Москва готова была направить на помощь Египту и Сирии любое количество войск. СССР

вооружал партию Арабского социалистического возрождения и одного из её лидеров Саддама Хусейна, который из-за территориальных споров, начал Ирано-иракскую войну 1980 — 88 гг. В 1972 г. СССР подписал договор о дружбе и сотрудничестве с Ливией. Лидер Ливийской революции полковник Муамар Каддафи стал практически бесплатно получать советское оружие. Огромное влияние имело правительство Брежнева на ход индо-пакистанского конфликта. Советский союз поддерживает национально-освободительные движения, которые проходят во многих странах Африки. В Алжире военная техника и вооружение практически все было советского производства. А сотни алжирских специалистов и военных прошли обучение в СССР. Присутствие Москвы в виде военной техники и военных специалистов ощутило на себе очень большое число стран «третьего мира». Вершиной решения советско-американских противостояний было участие советских войск в Афганистане.
Эта война привела к обострению холодной войны.Советско-американские отношения были прерваны на 6 лет. Усилия направленные на рост гонки вооружений, разрушали бюджет СССР, превышала всякий здравый смысл. Мир стоял на пороге глобальной ядерной катастрофы.

Внутренняя политика Л.И. Брежнева: экономическая и социальная (кратко)

Л.И. Брежнев возглавлял Советское государство в период с 1964 по 1982 годы. Период его руководства страной среди историков и политиков принято называть «эпохой застоя». Внутренняя политика Леонида Ильича сотоварищи имела как минусы, так и плюсы (недаром многие из тех, кто жил тогда, вспоминают это время с ностальгией). Но в целом, консерватизм и недальновидность с каждым годом правления генсека приближали огромную страну к развалу. Основная часть бюджета тратилась на создание предприятий военного характера. Мощный военно-промышленный комплекс довел экономическую ситуацию в стране до критического состояния. Темпы научно-технического прогресса сильно замедлились.

Экономическая политика Л.И. Брежнева

Реформа А.Н. Косыгина

Экономическая реформа главы Правительства СССР Косыгина, проводимая в 1965–1970 годы, решала задачи повышения заинтересованности предприятий в увеличении объемов производства, рост промышленности и сельского хозяйства. Теперь предприятия должны были выполнять установленный государством план, что говорило об усилении административно-командной системы. Зато они могли увеличивать свою прибыль, продавая сверхплановую продукцию.

Однако, в 1970 году реформа завершается: центральные руководители осознали, что экономические преобразования дают слишком много самостоятельности на местах, а полномочия аппарата управления ослабевают. В этот период Брежневу не хватает знаний и решительности, что в конечном итоге приводит к его постепенному отстранению от дел и передачи власти подчиненным.

Антикризисные меры в промышленности

Чтобы улучшить ситуацию в промышленности, государство выбрало экстенсивный путь развития, при котором было построено большое количество новых предприятий, но на существующих заводах и фабриках условия труда и технологические процессы не совершенствовались.

Руководство страны сделало попытку улучшить действовавшие формы хозяйствования. 10-я пятилетка, стартовавшая в 1976 году, получила название «пятилетка эффективности и качества». Однако намеченные планы удалось реализовать лишь частично, а индустрия развивалась слишком медленными темпами. При этом одной из особенностей внутренней политики Брежнева было пренебрежение реальными потребностями людей. Например, наблюдался острый дефицит популярной художественной литературы, ее продавали редко, в больших очередях в обмен на макулатуру, в то время, как книжные магазины были забиты полными собраниями сочинений Ленина и прочей коммунистической пропагандой, которую никто не читал.

Борьба с проблемами в сельскохозяйственной сфере

Чтобы преодолеть трудности в аграрной сфере экономики, государство увеличило финансирование отрасли и количество поставляемой на село техники. Для роста производства сельхозпродукции началось создание агропромышленных комплексов, объединявшие колхозы, транспортные и торговые предприятия. Но эффективности такие объединения не принесли.

В последний год правления Брежнева была принята продовольственная программа, ставившая задачу развития всего аграрного комплекса – от поля до прилавка магазина. Она также не помогла преодолеть отраслевой кризис.

Социальная политика Брежнева

Во времена правления Брежнева общественная жизнь протекала по следующим принципам:

  • среди основной массы населения существовала уравнительная система получения материальных благ. При этом повышение оплаты на низкооплачиваемых профессиях и понижение зарплаты инженерного персонала не учитывало профессиональные качества и личные достижения;
  • финансирование сельских школ, больниц, детских садов осуществлялось по остаточному принципу. В конечном итоге это привело к массовому оттоку жителей из деревень в города;
  • правящая партийная верхушка наоборот, перевела себя в класс особо привилегированных. Для партийной элиты предназначались лучшие дома отдыха, клиники и весь дефицит товаров и продовольствия.

В государстве шло подавление любого инакомыслия, действовала жестокая цензура, государственная пропагандистская машина работала на полную мощь. Новая Конституция СССР 1977 года и московская Олимпиада 1980 не помогли изменить к лучшему жизнь в стране. Возможно, добиться конкретных успехов Брежневу помешали его почтенный возраст и многочисленные недуги.

К сожалению, итогом внутренней политики Брежнева стали потеря большей частью общества инициативности, желания развиваться и приобретение привычки жить только одним днем. Глобальные перемены в стране начались только через два с лишним года после окончания его эпохи.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В СЕРЕДИНЕ 1960-Х-СЕРЕДИНЕ 1980-Х ГГ.

Разрядка международной напряженности. СССР и страны Запада.

            Со второй половины 1960-х годов в отношениях СССР с западными странами начинается т.н. разрядка напряженности, которая явилась следствием достигнутого к тому времени стратегического паритета США и СССР. Такой паритет не предусматривал победы одной из сторон в гипотетической ядерной войне.

Стороны начали делать шаги навстречу друг другу. В 1969 г. Запад поддержал предложение стран Варшавского договора о проведении общеевропейского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Весной 1971 г. на XXIV съезде КПСС была принята так называемая «Программа мира», в которой содержался призыв к разрядке международной напряженности. В 1970 г. в договоре межу СССР и ФРГ были признаны окончательными послевоенные границы в Европе. Аналогичные договоры ФРГ заключила с Польшей и Чехословакией. В 1972 г. состоялось взаимное признание ФРГ и ГДР.

В мае 1972 г. СССР и США заключили Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений сроком на 5 лет (договор ОСВ-1). Он устанавливал для обеих сторон ограничения по количеству межконтинентальных баллистических ракет, а также ракет, запускаемых с подводных лодок. Однако этот договор не остановил увеличение ядерных зарядов у каждой из сторон.

В ноябре 1974 г. сторонам удалось договориться о новом соглашении об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2). Этот договор должен был регулировать предельные рамки по более широкому спектру вооружений. Подписание договора намечалось на 1977 г., однако не состоялось из-за появления в США нового типа вооружений («крылатых ракет»), на которые американская сторона отказывалась устанавливать ограничения.

Тем не менее, плодотворное развитие сотрудничества между СССР и США сделало возможным совместный космический полет в июле 1975 г. двух кораблей — «Союза» и «Аполлона». В 1976 г. заключен советско-американский договор, регламентировавший проведение подземных ядерных испытаниях в мирных целях.

Годом ранее, в 1975 г. главами 33 государств Европы, а также лидерами США и Канады был подписан Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Он устанавливал, что впредь взаимоотношения стран участниц Совещания будут определяться рядом таких принципов, как суверенное равенство, неприменение силы или угрозы силой, нерушимость послевоенных границ, территориальная целостность государств, мирное урегулирование споров, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека и основных свобод.

Однако СССР видел ключевую роль Акта в признании границ в Европе, а западные страны – в соблюдении прав человека в Советском Союзе и странах Восточной Европы. После начала западной кампании в защиту прав человека и войны в Афганистане в 1979 г.  политика разрядки была свернута.

 

Политика в отношении стран Азии и Африки

            Отношения с азиатскими и африканскими странами определялись стремлением Москвы приобрести новых союзников, наладить взаимовыгодное сотрудничество с ними. Советский Союз выступил на стороне Египта и Сирии в «семидневной войне» с Израилем в 1967 г., способствовал погашению военного конфликта на Ближнем Востоке в 1973 г., поддерживал Индию в ее конфликтах с Пакистаном.

В отношениях с развивающимися странами СССР отдавал приоритет странам, взявшим курс на развитие социализма (Кампучия, Лаос, Сомали, Мозамбик, Ангола, Никарагуа), которые получали от Москвы экономическую и военную помощь. Союзнические отношения были установлены у СССР и с режимами диктаторского типа (Ирак, Сирия, Ливия, Эфиопия), выступавшими против США. Точно такую же политику вел и Вашингтон, поддерживавший режимы антикоммунистической и антисоветской ориентации.

 

СССР и социалистические страны

            Отношения СССР с соцстранами в этот период переживали не лучшие времена. Китай, Албания, Румыния, Югославия, КНДР, избравшие социалистический курс, при этом действовали без оглядки на Москву. Едва ли не самые конфликтные отношения сложились именно с Китаем. В июле 1964 г. Мао Цзэдун заявил, что «примерно сто лет назад район к востоку от Байкала стал территорией России, и с тех пор Владивосток, Хабаровск, Камчатка и другие пункты являются территорией Советского Союза. Мы еще не предъявляли счета по этому реестру». Вскоре был оглашен список претензий на 1,5 млн.кв. км. В марте 1969 г. произошли вооруженные столкновения в районе острова Даманский на реке Уссури, а затем и на других участках советско-китайской границы. Всего было около 500 инцидентов, в которых участвовали 2,5 тыс. китайских военных и гражданских лиц. С осени 1969 г. начаты переговоры по пограничным спорным вопросам, которые ни к чему не привели. В дальнейшем о. Даманский фактически остался китайским, а де-юре был закреплен за Китаем только в марте 1992 г.

СССР оказывал поддержку Северному Вьетнаму в его борьбе за объединение страны против проамериканского южновьетнамского режима. В феврале 1965 г. правительство СССР заявило, что «советский народ выполнит свой интернациональный долг в отношении братской социалистической страны». Помощь вооружением и специалистами оказывалась Северному Вьетнаму более 10 лет, вплоть до поражения южновьетнамского режима. Война, начавшаяся в 1964 г., закончилась вступлением северовьетнамских войск в Сайгон в апреле 1975 г. и провозглашением Социалистической Республики Вьетнам в июле 1976 г.

Мировая система социализма испытывала большие потрясения и в Восточной Европе. В декабре 1967 г. во главе коммунистической партии ЧССР встал А. Дубчек. В апреле 1968 г. в Чехословакии была принята программа, предусматривавшая экономические и политические перемены. Однако уже к лету в стране явственно обозначились признаки общественно-политического кризиса. Компартия Чехословакии теряла власть в стране, ей не подчинялись СМИ, вырисовывалась реальная перспектива  поражения компартии на выборах в Национальное собрание. В Москве и в столицах других стран Варшавского блока увидели в этом угрозу и для социализма в своих странах. Как результат в августе 1968 г. войска СССР, Польши, Венгрии, ГДР и Болгарии были введены в Чехословакию. «Пражская весна» была подавлена, но эти события усилили раскол в «социалистическом лагере». Так, из Организации Варшавского договора вышла Албания. Впрочем, после событий в Чехословакии была подписана серия межгосударственных договоров и соглашений между социалистическими странами, что укрепило их экономическую и военную интеграцию, а также роль СССР в этом содружестве.

 

Нарастание международной напряженности. Гонка вооружений

            В июне 1979 г. во время встречи в Вене Л.И. Брежнева и президента США Дж. Картера договор ОСВ-2 был все-таки подписан. Он ограничивал у сторон на период до 1985 г. количество ядерных вооружений всех видов.

В 1978 г. США развернули кампанию по размещению в Западной Европе нейтронных боеприпасов, приостановленную в том же году из-за возмущения европейской общественности. Но в декабре 1979 г. на сессии НАТО было принято решение о размещении в Западной Европе крылатых ядерных ракет среднего радиуса действия (Першинг II) и крылатых ракет «Томагавк», способных достигать территории Советского Союза за несколько минут.

Администрация президента США Р. Рейгана была настроена резко антисоветски. В 1982 г., предпринимая новое пропагандистское наступление против СССР, Рейган провозгласил «всемирную демократическую революцию», которая «сметет марксистско-ленинские режимы на свалку истории». В том же году вышла директива Рейгана по защите национальной безопасности, провозглашавшая, что цель политики США подрыв сырьевого комплекса СССР. Другая директива, принятая в 1983 г., предусматривала дополнительное финансирование оппозиционного движения в странах Восточного блока.

В 1983–1984 гг. новые американские ракеты были размещены на территории ФРГ, Великобритании и Италии. СССР в свою очередь разместил в Чехословакии и ГДР свои новые ракеты среднего радиуса действия РСД-20 или СС-20. Таким образом, европейская разрядка была сломана, гонка вооружений ускорилась. Она ложилась тяжелым бременем на советскую экономику, усугубляя негативные тенденции ее развития. С конца 1970-х гг. СССР начал постепенно отставать от США по отдельным видам вооружений. Это обнаружилось с появлением у американцев крылатых ракет и стало еще более очевидно после обнародования в марте 1983 г., в нарушение Договора по ПРО 1972 г., программы стратегической оборонной инициативы (СОИ). Другим «источником разорения» СССР становилась помощь развивающимся странам.

 

Обострение «холодной войны». Война в Афганистане

            В конце 1970-х — начале 1980-х гг. возросли противоречия в отношениях СССР с его союзниками по Организации Варшавского договора, в особенности с Польшей. В конце 1970-х гг. там разразился социально-экономический и политический кризис. В 1980 г. рабочий профсоюз «Солидарность» организовал ряд крупных антиправительственных выступлений, требуя проведения экономических и политических реформ. Правительство было вынуждено пойти на уступки. В то же время избранный первым секретарем ЦК ПОРП генерал В. Ярузельский ввел 13 декабря 1981 г. военное положение в Польше. «Солидарность» была запрещена, антиправительственные силы ушли в подполье, но кризис преодолеть не удалось.

Негативным по своим последствиям оказалось решение Политбюро об оказании помощи Народно-демократической партии Афганистана, пришедшей к власти в 1978 г. Руководители СССР решили не упускать возможности расширения социалистического содружества. По просьбе Х. Амина в декабре 1979 г. советские войска вошли в Афганистан. 27 декабря того же года с помощью советского спецназа в Кабуле был совершен переворот, и к власти в Афганистане пришел Б. Кармаль. На стороне последнего советские войска были втянуты в гражданскую войну. «Интернациональная помощь» афганскому народу растянулась на 10 лет. Она обернулась для СССР ежегодными расходами в 3–4 млрд. долларов, гибелью 14,5 тыс. советских солдат.

Западные страны объявили научно-технический бойкот Советскому Союзу и его союзникам. Координационный комитет по экспортному контролю ввел запрет на ввоз в СССР широкого круга наукоемкой продукции и технологий. Следствием широкой антисоветской кампании, развернутой на Западе, стал и отказ сената США ратифицировать подписанный с Советским Союзом в 1979 г. договор ОСВ-2, бойкот XXII Олимпийских игр в Москве и ответный бойкот соцстранами XXIII Олимпиады 1984 г. в США. Антисоветская кампания в США особенно усилилась в связи со сбитым в ночь на 1 сентября 1983 г. над Сахалином южнокорейским «Боингом», принятым за американский самолет-разведчик. Тон кампании задал президент США Р. Рейган, который назвал Советский Союз «империей зла». Осложнение внешнеполитических условий развития, неблагоприятная конъюнктура для нашей страны, складывавшаяся на мировом экономическом рынке, ускорили нарастание в ней кризисных явлений.

 

Просмотр урока — Твоя история

Просмотр урока — Твоя история

http://history4you.ru/h5UTheme/theme/images/theme/logo200x200.png

Список элементов контента

  • 04 окт 1957

    Запуск на орбиту первого искусственного спутника Земли. Дата запуска считается началом космической эры человечества.
     

  • 12 апр 1961

    Запуск первого в мире космического корабля с человеком на борту. Первым побывавшим в космосе человеком стал Юрий Гагарин. Полет Ю. Гагарина стал важнейшим достижением советской науки и космической промышленности. СССР на несколько лет стал безусловным лидером в освоении космоса. Русское слово «спутник» вошло во многие европейские языки. Имя Гагарина стало известно миллионам людей. Многие связывали с СССР надежды на светлое будущее, когда развитие науки приведет к установлению социальной справедливости и миру во всем мире.

  • 21 авг 1968

    Ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию, положивший конец реформам Пражской весны. Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима. Граждане Чехословакии требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства. В начале сентября войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года. 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». Эти события оказали большое влияние как на внутреннюю политику СССР, так и на атмосферу в обществе. Стало очевидно, что советские власти окончательно выбрали жесткую линию правления. Надежды значительной части населения на возможность реформирования социализма, возникшие в период хрущевской «оттепели», угасли.
     

  • 01 сен 1969

    Публикация на Западе книги известного диссидента Андрея Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» А. Амальрик был одним из первых, кто предсказал скорый распад СССР. Конец 60-х – начало 70-х годов были в СССР временем стабильного экономического роста и повышения уровня жизни населения, а также временем разрядки международной напряженности. Большинство советских людей считали, что будут всегда жить при советской власти. Одних это радовало, других приводило в ужас, третьи просто привыкли к этой мысли. Западные советологи также не предвидели распада СССР. Лишь немногие сумели за фасадом относительного благополучия увидеть признаки неотвратимо надвигающегося кризиса. (Из книги А. Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» и Из книги А. Гуревича «История историка»).

  • 02 сен 1972

    Начало суперсерии из восьми матчей по хоккею с шайбой между сборной СССР и Канады. СССР был великой спортивной державой. Руководство СССР видело в спортивных победах средство обеспечения престижа страны, которая должна была быть первой во всем. В спорте это удавалось лучше, чем в экономике. В частности, советские хоккеисты почти всегда выигрывали чемпионаты мира. Однако в этих соревнованиях не участвовали хоккеисты из профессиональных клубов Канады и США, которых многие считали лучшими в мире. Суперсерию 1972 года смотрели миллионы телезрителей во всем мире. В первом же матче сборная СССР добилась убедительной победы со счетом 7:3. В целом серия закончилась почти вничью: сборная Канады выиграла 4 матча, сборная СССР – 3, но по числу забитых шайб советские спортсмены опередили канадцев (32:31).

  • 01 дек 1973

    Публикация в Париже книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» – художественного исследования сталинских репрессий и советского общества в целом. Книга была основана на личных свидетельствах многих сотен бывших заключенных, подробно рассказавших о своем опыте столкновения с машиной государственного террора А. Солженицыну, который и сам прошел через сталинские лагеря. Переведенная на многие языки, книга произвела сильнейшее впечатление на читателей, показав широкую панораму преступлений, совершенных советским режимом против населения страны. «Архипелаг ГУЛАГ» – одна из тех книг, которые изменили мир. Важнейшей идеей А. Солженицына была мысль о том, что террор был не случайностью, а закономерным результатом установления коммунистического режима. Книга нанесла удар по международному престижу СССР и способствовала разочарованию западных «левых» в социализме советского образца.
     

  • 01 авг 1975

    Подписание Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Подписанный в Хельсинки (поэтому часто называемый Хельсинкским соглашением) представителями 35 государств, в том числе и СССР, этот договор стал высшей точкой начавшейся еще в конце 60-х годов разрядки международной напряженности. Договор устанавливал принцип нерушимости послевоенных границ в Европе и невмешательства подписавших его стран во внутренние дела друг друга, провозглашал необходимость международного сотрудничества и соблюдения прав человека. Однако СССР не собирался соблюдать политические и гражданские права своих граждан. Преследования инакомыслящих продолжались. Хельсинкское соглашение стало для СССР ловушкой: оно дало возможность обвинять коммунистический режим в нарушении международных обязательств и способствовало развитию правозащитного движения. В 1976 году была создана первая российская правозащитная организация – Московская Хельсинкская группа, первым председателем которой стал Юрий Орлов.
     

  • 27 дек 1979

    Штурм дворца Амина (лидера Афганистана) в Кабуле. Советские войска под предлогом поддержки демократической революции вторглись в Афганистан и установили марионеточный прокоммунистический режим. Ответом было массовое движение моджахедов – выступавших под лозунгами независимости и религиозными (исламскими) лозунгами партизан, опиравшихся на поддержку Пакистана и США. Началась длительная война, в ходе которой СССР вынужден был содержать в Афганистане так называемый «ограниченный контингент» (от 80 тысяч до 120 тысяч военнослужащих в разные годы), которые, однако, так и не смогли взять эту горную страну под контроль. Война привела к новой конфронтации с Западом, дальнейшему падению международного престижа СССР и непосильным военным расходам. Она стоила жизни многим тысячам советских солдат, а в результате военных действий и карательных экспедиций против партизан погибли сотни тысяч мирных афганцев (точных данных нет). Война окончилась в 1989 году фактическим поражением СССР. Она стала тяжелым морально-психологическим опытом для советских людей, и прежде всего – для «афганцев», т.е. прошедших войну военнослужащих. У некоторых возник «афганский синдром» – форма психического расстройства, порожденная опытом страха и жестокости. В годы перестройки в обществе циркулировали слухи об отрядах особого назначения, составленных из «афганцев» и готовых утопить в крови демократическое движение.
     

  • 19 июл 1980

    Проведение в Москве XXII Олимпийских игр. Сборная СССР победила в неофициальном командном зачете, получив 80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых наград. Однако из-за советского вторжения в Афганистан на Московскую олимпиаду отказались приехать многие зарубежные спортсмены. Бойкотировали олимпиаду и США, что, конечно же, уменьшало ценность победы советской команды.
     

  • 28 июл 1980

    Похороны Владимира Высоцкого, выдающегося артиста и автора-исполнителя пользовавшихся огромной популярностью песен. Десятки тысяч поклонников его таланта пришли к театру на Таганке проститься с любимым певцом, причем пришли вопреки воле властей, делавших все, чтобы замолчать факт смерти артиста, произошедшей в дни Московской олимпиады. Похороны В. Высоцкого стали такой же массовой демонстрацией оппозиционных настроений, какими в свое время были проводы А. Суворова (1800) или Л. Толстого (1910) – народные похороны великих людей, которым правящая верхушка не пожелала устраивать почетные государственные похороны.

  • 07 мар 1981

    7 марта 1981 года, в Ленинградском межсоюзном доме самодеятельного творчества по адресу «Рубинштейна, 13» состоялся разрешенный властями «рок-сейшен».

  • 10 ноя 1982

    Смерть генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, правившего страной после отстранения от власти Никиты Хрущева в 1964 году. Правление Л. Брежнева разделяется на два этапа. В его начале имели место попытки экономических реформ, подъем советской экономики и рост международного влияния СССР, добившегося ядерного паритета с США. Однако страх перед «размыванием» социализма, усиленный событиями 1968 года в Чехословакии, привел к сворачиванию реформ. Руководство страны выбрало консервативную стратегию сохранения статус-кво (сложившегося положения вещей). В условиях относительно высоких цен на энергоносители это позволило в течение нескольких лет поддерживать иллюзию роста, однако в 70-е годы страна вступила в период, получивший название застоя. Кризис советской экономики сопровождался новой конфронтацией с Западом, особенно усилившейся с началом войны в Афганистане, катастрофическим падением престижа власти и массовым разочарованием советских людей в социалистических ценностях.

     

  • 09 фев 1984

    Смерть генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова, избранного на этот пост после кончины Л. Брежнева. Немолодой и тяжело больной Ю. Андропов, долгие годы являвшийся председателем КГБ, обладал широкой информацией о положении в стране. Он понимал назревшую необходимость реформ, но боялся даже малейших проявлений либерализации. Поэтому предпринятые им попытки реформ в основном свелись к «наведению порядка», т.е. к расследованию коррупции в высших эшелонах власти и повышению трудовой дисциплины с помощью рейдов милиции по магазинам и кинотеатрам, где пытались выловить прогуливавших работу людей.

     

  • 29 сен 1984

    «Золотая» стыковка двух сегментов строящейся Байкало-Амурской магистрали – знаменитого БАМа, последней «великой стройки социализма». Стыковка состоялась на разъезде Балбухта в Каларском районе Читинской области, где встретились две группы строителей, продвигавшихся навстречу друг другу на протяжении десяти лет.

     

  • 10 мар 1985

    Смерть генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко, ставшего лидером партии и государства после смерти Ю. Андропова. К. Черненко принадлежал к тому же поколению советских руководителей, что и Л. Брежнев с Ю. Андроповым. Политик еще более осторожный и консервативный, чем Ю. Андропов, он пытался вернуться к практике брежневского руководства. Очевидная неэффективность его деятельности побудила Политбюро ЦК КПСС выбрать своим новым генеральным секретарем представителя следующего поколения – Михаила Горбачева.
     

  • 11 мар 1985

    Избрание Михаила Горбачева генеральным секретарем ЦК КПСС. Приход к власти сравнительно молодого (пятидесятичетырехлетнего) лидера вызвал в советском обществе оптимистические ожидания давно назревших реформ. М. Горбачев как генеральный секретарь обладал огромной властью. Создав свою команду из либерально настроенных партийных и государственных деятелей нового поколения, он приступил к преобразованиям. Однако скоро выяснилось, что определенной программы у нового руководства нет. М. Горбачев и его команда двигались вперед интуитивно, преодолевая сопротивление консервативного крыла руководства и приспосабливаясь к меняющимся условиям.

     

  • 07 мая 1985

    Принятие постановления ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма», вслед за которым развернулась широкая антиалкогольная кампания, задуманная еще при Ю. Андропове. Были введены ограничения на продажу алкогольных напитков, усилены административные наказания за пьянство и вырублены десятки тысяч гектаров уникальных виноградников в Крыму, Молдавии и других районах страны. Итогом бездумно проводимой кампании стало не столько снижение потребления алкоголя, сколько сокращение доходов бюджета (зависевшего от доходов от виноторговли) и повальное распространение самогоноварения. Кампания нанесла ущерб репутации нового руководства. К М. Горбачеву надолго пристало прозвище «минеральный секретарь».

     

  • 27 сен 1985

    Назначение Николая Рыжкова главой советского правительства – председателем Совета министров. Инженер по образованию, в прошлом генеральный директор одного из крупнейших промышленных предприятий СССР – Уралмаша (Уральского машиностроительного завода), Н. Рыжков был в 1982 году назначен секретарем ЦК по экономике и вошел в команду, созданную Ю. Андроповым для осуществления экономических реформ. Н. Рыжков стал одним из главных сподвижников М. Горбачева. Однако его знания и опыт (в частности, в области экономики) были недостаточными для руководства реформами, что и выявилось по мере нарастания в стране экономического кризиса.

     

  • 08 апр 1986

    Провозглашение М. Горбачевым курса на перестройку во время выступления на Волжском автомобильном заводе в Тольятти. С этого момента понятие «ускорение» было дополнено понятием «перестройка».

  • 26 апр 1986

    Авария на Чернобыльской атомной электростанции – самая крупная авария за историю атомной энергетики. Во время планового испытания произошел мощный взрыв четвертого энергоблока, сопровождавшийся выбросом в атмосферу радиоактивных веществ. Советское руководство пыталось сначала замолчать катастрофу, а затем преуменьшить ее масштаб (например, несмотря на опасность массового заражения не была отменена первомайская демонстрация в Киеве). С большим запозданием началось переселение жителей из 30-километровой зоны вокруг станции. Около ста человек погибли в ходе аварии и от ее последствий, а более 115 тысяч человек были выселены из района катастрофы. В ликвидации последствий аварии (которые до сих пор ощущаются в Беларуси и Украине) приняли участие более 600 тысяч человек. Чернобыльская авария нанесла удар по престижу СССР, показав ненадежность советской техники и безответственность советского руководства.

  • 17 июл 1986

    Выход в эфир советско-американского телемоста Ленинград-Бостон «Женщины говорят с женщинами». Телемост стал важным признаком «открытия СССР миру» и событием начавшегося культурного диалога с США. Он позволил гражданам все еще противоборствующих держав увидеть друг друга в обстановке телестудии, а не в карикатурных пропагандистских образах. Атмосфера, царившая по советскую сторону моста, характеризовалась сочетанием интереса к подробностям «западного образа жизни» и стремления подчеркнуть превосходство социалистического строя. Эмоциональной вершиной разговора стал следующий эпизод. Американка отметила, что в США в телерекламе все «крутится вокруг секса» и спросила, есть ли подобная реклама в СССР. Советская участница телемоста, имея в виду, что тема секса в советской рекламе не используется, ответила: «Секса у нас нет, и мы категорически против этого!». И хотя она говорила только о рекламе на телевидении, а вовсе не о жизни в целом, впоследствии эта фраза была вырвана из контекста и часто использовалась прессой в качестве своеобразного символа ханжеской советской морали.

  • 11 окт 1986

    Советско-американская встреча на высшем уровне в Рейкьявике. М. Горбачев и президент США Р. Рейган достигли взаимопонимания по вопросу о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и начале сокращения ядерных запасов. Обе страны испытывали финансовые трудности и должны были ограничить гонку вооружений. Соответствующий договор был подписан 8 декабря 1987 года. Однако неготовность США отказаться от разработки стратегической оборонной инициативы (СОИ), в просторечии называемой программой «звездных войн» (т.е. нанесения ядерных ударов из космоса), не позволила договориться о более радикальном ядерном разоружении.

  • 28 мая 1987

    Посадка около Кремля легкого самолета немецкого пилота-любителя Матиаса Руста. Вылетев из Хельсинки, 18-летний пилот отключил приборы и незамеченным пересек советскую границу. После этого его несколько раз обнаруживала служба противовоздушной обороны, но он вновь исчезал с радаров и уходил от преследования. Сам М. Руст утверждал, что его полет был призывом в дружбе между народами, но многие советские военные и разведчики видели в этом провокацию западных спецслужб. Полет М. Руста был использован М. Горбачевым для обновления руководства Министерства обороны. Новым министром стал Дмитрий Язов, бывший тогда сторонником М. Горбачева, но впоследствии поддержавший ГКЧП.

  • 02 окт 1987

    Выход в эфир первого выпуска наиболее популярной телепрограммы 90-х годов «Взгляд». Эта передача Центрального телевидения (позднее ОРТ) была создана по инициативе А. Яковлева как информационно-развлекательная молодежная программа группой молодых журналистов (в частности, Владом Листьевым и Александром Любимовым). Передача транслировалась в прямом эфире, что было в новинку для советского зрителя. Это во многом обеспечивало популярность «Взгляда», поскольку раньше в прямой трансляции можно было увидеть разве что спортивные матчи и первые минуты речи Генерального Секретаря на съездах КПСС. В декабре 1990 года, в момент крайнего обострения политической борьбы, «Взгляд» был на несколько месяцев запрещен, но вскоре снова стал главной политической передачей, поддерживавшей демократические реформы Б. Ельцина. Однако многие журналисты «Взгляда», в том числе А. Любимов, не оказали поддержку президенту в решительный момент конфликта с Верховным Советом – в ночь с 3 на 4 октября 1993 года, призвав москвичей воздержаться от участия в организованной Е. Гайдаром демонстрации. С 1994 года программа стала выходить как информационно-аналитическая. Закрыта в 2001 году (см. статьи «Политическая борьба 1992–93 годов» и «Телевидение в конце 1980-х – 1990-х годах»).

  • 01 ноя 1987

    Презентация в Москве книги М. Горбачева «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира». В книге развивались концепция гуманного социализма, идея «социалистического выбора» для СССР и мысль о неизбежности перехода от холодной войны к разоружению и сотрудничеству государств с различным общественным строем. Важнейшей идеей книги был сформулированный М. Горбачевым тезис о приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми и национальными (см. статью «Новое мышление в международных отношениях»).

  • 23 янв 1988

    Публикация в газете «Правда» статьи о «хлопковом деле» – расследовании хищений в Узбекистане, в которые были вовлечены представители высшего руководства республики. Эта статья послужила сигналом для широкой кампании разоблачений коррупции партийного и государственного аппарата.

  • 27 фев 1988

    Армянский погром в Сумгаите (Азербайджан). Несколько десятков человек были убиты и несколько сотен получили ранения. Это был первый случай массового насилия на почве этно-национальной ненависти в годы перестройки. Поводом для погрома стал конфликт вокруг населенного преимущественно армянами Нагорно-Карабахского автономного округа в составе Азербайджанской ССР. Как армянское большинство в этом округе, так и руководство Армении требовали передать Карабах этой республике, тогда как руководство Азербайджана категорически возражало. С лета в Карабахе начались демонстрации, а осенью и зимой продолжалось усугубление конфликта, сопровождавшегося массовыми митингами и вооруженными столкновениями. Вмешательство союзного руководства, призывавшего к спокойствию, но в целом поддержавшего принцип неизменности границ, т.е. позицию Азербайджана, не привело к нормализации обстановки. Началась массовая эмиграция армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении, в обеих республиках происходили убийства на почве этно-национальной ненависти, а ноябре-декабре произошли новые погромы (см. статью «Этно-национальные вооруженные конфликты на территории СССР в годы перестройки»).

  • 13 мар 1988

    Публикация в «Советской России» (газете державно-патриотической ориентации) статьи преподавателя Технологического института в Ленинграде Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами», в которой осуждались «перегибы» в критике сталинизма. Автор противопоставлял свою позицию как «леволибералам», т.е. прозападнически настроенной интеллигенции, так и националистам. Статья вызвала обеспокоенность общественности: не является ли она сигналом, что перестройка закончена? Под давлением М. Горбачева Политбюро приняло решение осудить статью Н. Андреевой.

    5 апреля в главной партийной газете «Правда» появилась статья «Принципы перестройки: революционность мышления и действий» Александра Яковлева, в которой был подтвержден курс на демократизацию общественной жизни, а статья Н. Андреевой была охарактеризована как манифест антиперестроечных сил (см. статьи «Политическая борьба 1992–93 годов», «Историческое сознание на исходе советской эпохи»).

  • 16 сен 1988

    Премьера фильма «Игла» в Алма-Ате (киностудия «Казахфильм», режиссер Рашид Нугманов, в главных ролях известные рок-музыканты Виктор Цой и Петр Мамонов). Фильм, посвященный проблеме молодежной наркомании, очень быстро стал культовым.

  • 07 дек 1988

    Мощное землетрясение в северо-западных районах Армении (с магнитудой 7,2 по шкале Рихтера), затронувшее около 40% территории республики. Был полностью разрушен город Спитак, частично – Ленинакан и сотни других населенных пунктов. По меньшей мере 25 тысяч человек погибли и около полумиллиона лишились крова в результате землетрясения. Впервые со времен холодной войны советские власти официально запросили помощь у других стран, которые с готовностью оказали гуманитарную и техническую поддержку для борьбы с последствиями землетрясения. Тысячи добровольцев прибыли на место трагедии, чтобы оказать всю возможную помощь пострадавшим: люди привозили еду, воду и одежду, сдавали кровь, искали под завалами выживших, эвакуировали население на своих машинах.

  • 26 мар 1989

    Выборы Съезда народных депутатов СССР. Это были первые в истории СССР частично свободные выборы, когда в большинстве округов имелись альтернативные кандидаты с различными программами. Несмотря на то, что закон устанавливал многочисленные «фильтры», позволявшие властям отсеивать неугодных кандидатов, многие демократически настроенные общественные деятели все же были избраны. Выборы стали триумфом Б. Ельцина, получившего в Москве более 90% голосов избирателей (при явке почти в 90%). Так произошло возвращение в политику будущего президента России. Напротив, многие местные партийные руководители проиграли выборы. Ряд демократических кандидатов прошли в депутаты от общественных организаций. Но в целом большинство депутатов были подконтрольны партийному аппарату и стояли на умеренных или откровенно консервативных позициях.

  • 25 мая 1989

    Проведение Первого съезда народных депутатов СССР в Москве, трансляцию с заседаний которого смотрели десятки миллионов телезрителей. На съезде развернулась острая борьба между демократически настроенными депутатами и «агрессивно-послушным большинством», как его назвал один из лидеров оппозиции историк Юрий Афанасьев. Консервативные депутаты «захлопывали» демократических ораторов (аплодисментами и шумом не давали им говорить и сгоняли с трибуны), таких как академик А. Сахаров. М. Горбачев на съезде опирался на большинство, при этом стараясь не отталкивать от себя и демократическую оппозицию. Съезд избрал Верховный Совет СССР и назначил М. Горбачева его председателем. Попал в Верховный Совет и Б. Ельцин – ему не хватило до избрания одного голоса, и тогда один из избранных депутатов отказался от своего мандата, уступив таким образом место Ельцину. В ходе съезда произошло организационное оформление демократической оппозиции – Межрегиональной депутатской группы.

  • 14 дек 1989

    Смерть А. Сахарова, выдающегося советского ученого и общественного деятеля, одного из создателей водородной бомбы, лидера правозащитного движения в СССР, лауреата Нобелевской премии мира (1975). В похоронах А. Сахарова приняли участие десятки тысяч москвичей.

  • 22 дек 1989

    Падение режима Николае Чаушеску – наиболее авторитарного из коммунистических режимов Восточной Европы – после недельных массовых демонстраций и неудачной попытки подавить их с помощью военной силы. 25 декабря, после недолгого судебного разбирательства, Н. Чаушеску и его жена (принимавшая активное участие в организации расправ над противниками режима) были расстреляны.

  • 31 янв 1990

    Открытие в Москве первого в СССР ресторана быстрого питания «Макдоналдс». На Пушкинской площади выстраивались многочасовые очереди желающих попробовать классическую американскую еду – гамбургеры. «Макдоналдс» поражал непривычной чистотой – даже в зимнюю слякоть его полы всегда были идеально вымыты. Обслуживающий персонал – молодые люди и девушки – были непривычно старательны и услужливы, пытаясь воспроизвести в своем поведении идеальный образ Запада, который противопоставлялся советскому («совковому», как тогда говорили) образу жизни.

  • 04 фев 1990

    Проведение демонстрации в Москве, в которой приняли участие более 200 тысяч человек, с требованием углубления демократических реформ и отмены 6-й статьи Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в советском обществе. 7 февраля пленум ЦК КПСС проголосовал за отмену 6-й статьи. М. Горбачев сумел убедить партию, что она сумеет сохранить ведущую роль и при многопартийной системе.

  • 07 июн 1990

    Избрание Поместным собором Русской православной церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (1929–2008) главой РПЦ – Патриархом Московским. Алексий II сменил на этом посту скончавшегося в мае патриарха Пимена. Период патриаршества Алексия II ознаменовался решительными переменами в жизни страны, кризисом коммунистической идеологии, прекращением преследования граждан за религиозные убеждения и ростом религиозных настроений в обществе. Под руководством патриарха РПЦ предпринимала попытки установить контроль над различными сферами общественной жизни и культуры (см. статью «Алексий II»).

  • 15 авг 1990

    Гибель в автокатастрофе Виктора Цоя – лидера группы «Кино» и ярчайшей фигуры Ленинградского рок-клуба. Цой принадлежал к «поколению дворников и сторожей», как назвал представителей запрещенной культуры («андеграунда») 70–80-х годов другой известный музыкант — Борис Гребенщиков. Это поколение ярко раскрылось в годы перестройки. Альбомы В. Цоя и фильмы с его участием пользовались огромной популярностью. Песня В. Цоя «Мы ждем перемен» стала одним из символов перестройки: «Перемен! – требуют наши сердца. // Перемен! – требуют наши глаза». Смерть кумира на пике славы вызвала необычайный резонанс среди молодежи. Во многих городах появились «стены Цоя», исписанные словами из песен и утверждениями «Цой жив». Бывшее место работы В. Цоя – котельная в Санкт-Петербурге – стало местом паломничества поклонников его творчества. Позднее, в 2003 году, там открылся клуб-музей В. Цоя.

  • 17 мар 1991

    Проведение союзного референдума по вопросу о сохранении СССР, а также российского референдума о введении поста президента РСФСР. В союзном референдуме приняли участие 79,5% граждан, имевших право голоса, причем 76,4% из них высказались за сохранение СССР (Результаты в союзных республиках, поддержавших референдум о сохранении СССР 17 марта 1991 года). Союзное руководство хотело использовать победу на референдуме, чтобы предотвратить распад Союза и заставить республики подписать новый Союзный договор. Однако шесть союзных республик (Литва, Латвия, Эстония, Армения, Грузия, Молдавия) бойкотировали референдум на том основании, что в них уже были приняты решения об отделении от СССР. Правда, в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии (которые стремились к отделению соответственно от Молдавии и Грузии) большинство граждан приняли участие в голосовании и высказались за сохранение СССР, что означало усиление внутреннего конфликта в этих республиках. 71,3% участников российского референдума высказались за создание поста президента.

  • 12 июн 1991

    Избрание Бориса Ельцина президентом РСФСР. Он одержал победу уже в первом туре, опередив противостоявших ему коммунистических и националистических кандидатов. Одновременно с Б. Ельциным вице-президентом был избран Александр Руцкой – генерал авиации и один из лидеров демократически настроенных депутатов-коммунистов. В тот же день состоялись первые прямые выборы глав регионов. Президентом Татарстана был избран Минтимер Шаймиев, а мэрами Москвы и Санкт-Петербурга – председатели демократических Моссовета и Ленсовета Гавриил Попов и Анатолий Собчак.

  • 04 июл 1991

    4 июля 1991 года председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин подписал закон «О приватизации жилищного фонда в РСФСР»

  • 19 авг 1991

    Ввод войск в Москву и объявление по телевидению о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), к которому перешла власть в стране. Символом событий стал показ по телевизору – в перерывах между экстренными выпусками новостей, в которых зачитывались указы ГКЧП – балета «Лебединое озеро», как это было заведено при советской власти в дни похорон членов Политбюро. Так начался августовский путч. Однако по призыву Б. Ельцина сотни тысяч москвичей вышли на улицы с требованием распустить ГКЧП. Резиденция российского правительства – Белый дом – была окружена баррикадами и «живым кольцом» из тысяч защитников (см. статью «Августовский путч»).

  • 18 ноя 1991

    18 ноября 1991 года на телеэкраны СССР вышел мексиканский телесериал «Богатые тоже плачут». Он стал второй «мыльной оперой», показанной на нашем телевидении, после имевшей огромный успех «Рабыни Изауры».

  • 25 дек 1991

    25 декабря 1991 года президент СССР Михаил Горбачёв объявил о прекращении своей деятельности на этом посту «по принципиальным соображениям». 

  • 25 дек 1991

    Заявление президента СССР М. Горбачева о своей отставке и передача президенту РСФСР Б. Ельцину так называемого «ядерного чемоданчика», с помощью которого глава государства имеет возможность контролировать применение ядерного оружия. С этого дня РСФСР стала официально называться Российской Федерацией. Вместо советского красного флага над Кремлем был поднят трехцветный российский флаг.

  • 02 янв 1992

    Начало рыночных реформ, отмена централизованного контроля за ценами на основные товары и услуги на основании указа президента от 6 декабря и постановления Правительства «О мерах по либерализации цен» от 19 декабря 1991 года. Программа рыночных реформ, исходящая из монетаристских принципов, была поддержана Международным валютным фондом, Всемирным банком реконструкции и развития и другими международными финансовыми организациями (см. статью «Правительство Е. Гайдара. Начало радикальных рыночных реформ»).

  • 02 янв 1992

    2 января 1992 года в России произошла либерализация цен, положившая начало масштабными рыночным реформам, проведенным правительством Егора Гайдара.

  • 23 фев 1992

    С 8 по 23 февраля 1992 года во французском Альбервиле прошли XVI зимние Олимпийские игры. Они стали третьими в истории Франции – первые были в Шамони в 1924 году, вторые в Гренобле в 1968 году.

  • 31 мар 1992

    31 марта 1992 года в Кремле был подписан Федеративный договор один из основных источников конституционного права Российской Федерации в области регулирования федеративных отношений.

  • 06 апр 1992

    6 апреля 1992 года открылся VI съезд народных депутатов РФ. На нем произошло первое острое противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти по двум основным вопросам — о ходе экономической реформы и о проекте новой Конституции.

  • 14 авг 1992

    14 августа 1992 года Борис Ельцин подписал указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации», который дал старт чековой приватизации в России.

  • 07 сен 1992

    7 сентября 1992 года в газете «Коммерсант» впервые был использован термин «новые русские».

  • 01 окт 1992

    1 октября 1992 года в России началась выдача приватизационных чеков, которые в народе получили название ваучеры. 

  • 01 дек 1992

    Проведение в Москве VII съезда народных депутатов РФ, на котором политика радикальных рыночных реформ подверглась решительной критике со стороны оппозиции, имевшей на съезде большинство. Депутаты осуждали либерализацию цен, ваучерную приватизацию и жесткую бюджетную политику, которая к тому времени уже позволила остановить гиперинфляцию. Правительство Е. Гайдара пало. 14 декабря новым главой правительства стал один из лидеров «директорского корпуса» Виктор Черномырдин. Правительство В. Черномырдина продолжило курс на реформы, однако, считаясь с Верховным Советом и директорским лобби (т.е. влиятельными директорами крупнейших предприятий), проводило его гораздо менее последовательно, отказавшись, в частности, от жесткой бюджетной политики, что привело к новому витку инфляции (см. статью «Виктор Черномырдин»).

  • 25 апр 1993

    Поддержка президента на референдуме большинством россиян, которые выразили доверие президенту (58,7%) и одобрили его социально-экономическую политику (53%). Несмотря на моральную победу Б. Ельцина, конституционный кризис не был преодолен.

  • 23 сен 1993

    Проведение Х чрезвычайного (внеочередного) съезда народных депутатов РФ в связи с указом Б. Ельцина №1400. Съезд в первый же день работы принял решение о низложении Б. Ельцина. Исполняющим обязанности президента был назначен вице-президент А. Руцкой, который наряду с председателем Верховного Совета Р. Хасбулатовым являлся лидером оппозиции. Белый дом – место заседаний Верховного Совета, вокруг которого разворачивались события августовского путча, – был оцеплен милицией. Как и в августе 1991 года, Белый дом был окружен баррикадами. В Москву на защиту Верховного Совета спешно съезжались националистически настроенные боевики.

  • 04 окт 1993

    Захват Белого дома верными президенту войсками. В ходе этой операции танки, предупредив об открытии огня, произвели несколько выстрелов (причем не боевыми снарядами, а учебными болванками) по верхним этажам Белого дома, где, как было заранее известно, не находилось ни одного человека. Днем верные правительству части заняли Белый дом и арестовали организаторов путча. В результате этих событий не было погибших, чего, к сожалению, нельзя сказать о вооруженных столкновениях на улице: с 21 сентября по 4 октября в них погибли от 141 (данные Генеральной прокуратуры) до 160 (данные специальной парламентской комиссии) человек. Это стало трагическим следствием октябрьского конфликта, но именно он позволил избежать еще более страшного развития событий – повторения гражданской войны, когда погибло более 10 миллионов человек.

  • 12 дек 1993

    Выборы в Государственную Думу и референдум по Конституции Российской Федерации.

  • 20 янв 1994

    Уход Егора Гайдара в отставку с поста первого заместителя Председателя Правительства РФ, на который он был назначен 18 сентября 1993 года – в канун решающих событий, связанных с борьбой между президентом и Верховным Советом. В ночь с 3 на 4 октября, когда боевики Верховного Совета пытались захватить телецентр «Останкино», телеобращение Е. Гайдара к москвичам с призывом собраться у здания Моссовета и выразить поддержку президенту помогло переломить ситуацию в пользу Б. Ельцина. Однако созданный Е. Гайдаром избирательный блок «Выбор России» не сумел получить большинства в Думе на выборах в декабре 1993 года, что могло бы позволить продолжить радикальные рыночные реформы. Стало очевидным, что правительство В. Черномырдина будет вынуждено проводить прежнюю политику компромиссов. В этих условиях Е. Гайдар ушел из правительства и сосредоточился на работе в качестве лидера думской фракции «Выбор России». Больше Е. Гайдар в правительстве не работал (см. статьи «Политическая борьба 1992–93 годов в России», «Выбор России» и «Егор Гайдар»).

  • 27 мая 1994

    Возвращение в Россию Александра Солженицына. В этот день писатель прилетел в Магадан из США, где он жил с 1974 года после изгнания из СССР. Писатель, повсеместно встречаемый как триумфатор, совершил длительную поездку по стране.

  • 01 мар 1995

    Убийство в подъезде собственного дома в Москве известного тележурналиста, генерального директора только что созданной телекомпании ОРТ Владислава Листьева – легенды российского телевидения. В. Листьев вместе с рядом других журналистов (в том числе Александром Любимовым) создал в 1987 году на Центральном телевидении программу «Взгляд», бывшую одной из самых популярных телепередач конца 80–90-х годов, а затем и телекомпанию ВИD, в которой стал генеральным продюсером (1991) и президентом (1993). Убийство популярного тележурналиста потрясло страну и стало одним из самых громких заказных убийств 90-х годов. В похоронах В. Листьева приняли участие десятки тысяч человек. Ни исполнители, ни заказчики убийства не были найдены (см. статью «Телевидение в конце 1980-х – 1990-х годах»).

  • 09 мая 1995

    Проведение в Москве военного парада в честь 50-й годовщины победы над фашистской Германией. Парад состоял из двух частей – исторической и современной. Историческая часть прошла на Красной площади. В ней приняли участие ветераны Великой Отечественной войны, прошедшие по Красной площади в колоннах фронтов эпохи войны, с фронтовыми знаменами впереди; а также военнослужащие, одетые в форму Красной армии 40-х годов. Современная часть парада состоялась на Поклонной горе, где прошли части Российской армии и современная боевая техника. Причиной такого разделения было осуждение лидерами других стран военных действий на территории Чеченской республики. Они отказались присутствовать на параде войск, участвующих в этих событиях, и именно по этой причине на Красной Площади была проведена лишь историческая часть парада.

  • 14 июн 1995

    Террористический акт в Буденновске (Ставропольский край). После захвата российскими войсками Грозного в январе 1995 года партизанская война охватила значительную часть республики, однако к лету федеральные силы прижали чеченские отряды к грузинской границе, и окончательная победа, казалось, была близка. Но 14 июня отряд под командованием Шамиля Басаева захватил в Буденновске больницу и около 1500 заложников. В качестве условия их освобождения Ш. Басаев потребовал от России прекратить боевые действия и начать переговоры. В результате штурма больницы спецподразделениями МВД и ФСБ некоторые заложники погибли, многие пострадали. После штурма состоялись  переговоры между В. Черномырдиным и Ш. Басаевым, которые привели к освобождению большей части заложников. Отряду Ш. Басаева было позволено беспрепятственно уйти из Буденновска с частью заложников (которые были отпущены несколько позднее), а российским частям был отдан приказ о прекращении боевых действий (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 17 дек 1995

    Проведение выборов в Государственную Думу второго созыва. В голосовании приняли участие 64,7% избирателей. Выборы проводились по смешанной системе – половина депутатских мандатов распределялась между партиями, федеральные списки которых получили более 5% голосов каждый, а вторая половина депутатов избиралась по мажоритарным округам. В выборах приняли участие 43 партии и избирательных объединения. Только четыре преодолели пятипроцентный барьер – КПРФ (22,3%), ЛДПР (11,2%), «Наш дом – Россия» (10,1%) и «Яблоко» (6,9%). Почти половину голосов избиратели отдали не преодолевшим барьер партиям. Однако распределение мест в Думе в итоге выборов по одномандатным округам выглядело несколько иначе. Второй по численности фракцией стал «Наш дом – Россия». В целом коммунисты и их союзники имели большинство в Думе. 

  • 09 янв 1996

    Террористический акт в городе Кизляр (Дагестан). Отряд чеченских боевиков во главе с Салманом Радуевым захватил больницу с заложниками. В результате переговоров с руководством Дагестана террористы отпустили большинство заложников и выехали на автобусах с частью заложников в Чеченскую республику, однако были атакованы федеральными силами в районе села Первомайского. Часть боевиков и заложников погибли, но некоторым все-таки удалось прорваться на территорию республики (оставшиеся в живых заложники были освобождены только через месяц) (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 02 апр 1996

    Подписание договора об образовании Сообщества Беларуси и России. Это был первый шаг на пути создания союзного государства. 2 апреля 1997 года был подписан договор о Союзе Беларуси и России, а 23 мая – устав Союза Беларуси и России, в соответствии с которым были созданы Высший совет и Исполнительный комитет Союза Беларуси и России. Однако все эти начинания так и не привели к ожидавшимся результатам, во многом – из-за непоследовательной политики А. Лукашенко.

  • 03 июл 1996

    Проведение второго тура президентских выборов. Б. Ельцин одержал победу, получив 53,8% голосов. Лидер коммунистов Г. Зюганов получил 40,3% голосов.

  • 03 июл 1996

    3 июля 1996 года состоялся второй тур выборов Президента России, победу на которых одержал действующий глава государства Борис Ельцин.

  • 31 авг 1996

    Подписание Хасавюртовских соглашений. Их подписали секретарь Совета безопасности А. Лебедь и лидер чеченских вооруженных формирований Аслан Масхадов, сторонник прекращения военных действий. Поскольку стороны не могли прийти к соглашению по принципиальному вопросу – о независимости Чеченской республики, они договорились отложить его решение до 31 декабря 2001 года. В соответствии с соглашением, федеральные войска должны были быть выведены из республики, но при этом подлежали восстановлению валютно-бюджетные и финансовые отношения. Это означало финансовую помощь России в восстановлении разрушенной в результате войны республики, в том числе помощь населению продовольствием и медикаментами. 27 января 1997 года в Чеченской республике состоялись выборы, в результате которых президентом был избран А. Масхадов. Выборы проходили под наблюдением миссии ОБСЕ, которая подтвердила их демократичность. Наконец, 12 мая 1997 года был подписан договор о принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой, подтвердивший Хасавюртовские соглашения (см. статьи «События на территории Чеченской Республики» и «Александр Лебедь»).

  • 06 мар 1997

    Назначение А. Чубайса первым заместителем председателя правительства в правительстве В. Черномырдина. 17 марта другим первым вице-премьером назначен губернатор Нижегородской области Б. Немцов. Вместе с ними в правительство пришла целая группа сторонников радикальных рыночных реформ. Так сложилось правительство, получившее название правительства молодых реформаторов. Во главе правительства остался старый союзник Б. Ельцина – В. Черномырдин, который обладал необходимым авторитетом среди губернаторов и в директорском корпусе. Но экономическую стратегию разрабатывали А. Чубайс и его команда, гораздо лучше разбиравшиеся в законах рынка. Вернувшийся к работе после продолжительной болезни Б. Ельцин решил продолжить радикальные реформы (см. статьи «Молодые реформаторы: вторая волна реформ в России (1997–98 годы)», «Виктор Черномырдин», «Анатолий Чубайс» и «Борис Немцов»).

  • 26 мая 1997

    Подписание президентом Б. Ельциным, Генеральным секретарем НАТО Хавьером Солана и представителями стран-членов НАТО в Париже Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и организацией Североатлантического договора. Это соглашение стало юридической основой взаимоотношений между Россией и НАТО. Оно провозглашало курс на долговременное и равноправное партнерство; отказ от применения силы или угрозы силой; уважение суверенитета и территориальной целостности всех государств; основополагающую роль демократии, рыночной экономики, прав человека и политического плюрализма. Соглашение предусматривало совместное проведение миротворческих операций, осуществляемых под руководством Совета Безопасности ООН или под ответственностью ОБСЕ (см. статью «Внешняя политика России в 1990-е годы»).

  • 22 мар 1998

    Отставка правительства В. Черномырдина, возглавлявшего российское правительство с декабря 1992 года и бывшего одним из ближайших сподвижников президента Б. Ельцина. После дела о «Связьинвесте» и ослабления позиций либеральных реформаторов президент решил полностью сменить правительство, чтобы продолжать радикальные рыночные преобразования. К тому же Б. Ельцин считал, что кандидатом в президенты от демократических сил на выборах 2000 года должен быть не В. Черномырдин, а политик молодого поколения. 23 марта Б. Ельцин назначил исполняющим обязанности председателя правительства тридцатипятилетнего Сергея Кириенко. Правительство С. Кириенко продолжило курс, намеченный командой А. Чубайса и Б. Немцова. За несколько месяцев работы были подготовлены проекты ряда реформ (осуществленных уже в начале 2000-х годов). Однако правительство С. Кириенко не смогло предотвратить дефолт и было отправлено в отставку в августе 1998 года (см. статьи «Разрешение экономического кризиса 1998 года», «Виктор Черномырдин»).

  • 16 авг 1998

    Объявление правительством С. Кириенко дефолта. Государство отказалось производить выплаты по государственным краткосрочным облигациям и среднесрочным облигациям финансового займа. Дефолт произошел в условиях сворачивания мировых финансовых рынков после Азиатского экономического кризиса лета 1997 года, когда инвесторы стали уходить со всех ненадежных рынков, в том числе и российского. Поскольку российский государственный долг можно было обслуживать только с помощью новых займов, уход инвесторов означал государственное банкротство. Помощь мировых финансовых организаций запоздала. Дефолт разорил ряд банков, вложившихся в гособлигации. Миллионы вкладчиков полностью или частично потеряли свои деньги (правда, часть их была возвращена с помощью специальных государственных программ). Дефолт сопровождался резким падением курса рубля по отношению к доллару, поскольку в предшествующие месяцы Центральный банк искусственно поддерживал этот курс за счет валютных интервенций. На продовольственном рынке также началась паника, население скупало продукты длительного хранения (см. статью «Разрешение экономического кризиса 1998 года»).

  • 10 сен 1998

    Формирование правительства Е. Примакова и конец политического кризиса. Е. Примаков пользовался доверием Б. Ельцина, но вместе с тем симпатизировал коммунистам, представителей которых пригласил в свое правительство, и имел прочную опору в спецслужбах. Правительство Е. Примакова, несмотря на принципиальные идеологические разногласия с правительством молодых реформаторов, было вынуждено продолжать заложенный ими макроэкономический курс. В результате это позволило смягчить финансовый кризис, а позднее даже частично компенсировать населению банковские вклады. Ослабление рубля оказалось выгодно для российского производителя, поскольку импортные товары значительно подорожали. В 1999 году возобновился наметившийся в 1997 году экономический рост.

  • 19 ноя 1998

    Убийство Галины Старовойтовой, известного политика и правозащитника, сопредседателя движения «Демократическая Россия», депутата Государственной Думы. Она была расстреляна в подъезде своего дома в Санкт-Петербурге на набережной канала Грибоедова. Непосредственные исполнители убийства, члены Тамбовской преступной группировки, придерживавшиеся крайних националистических взглядов, были найдены и осуждены в 2005 году к 20 и 23,5 годам заключения по статье «Посягательство на жизнь государственного деятеля». Заказчики этого политического убийства установлены не были (см. статью «Галина Старовойтова»).

  • 12 мая 1999

    Назначение исполняющим обязанности председателя правительства Сергея Степашина, который, как и Е. Примаков, был выходцем из силовых ведомств. В 1995 году он был директором ФСБ, а в правительстве Е. Примакова занимал пост министра внутренних дел. 19 мая кандидатура С. Степашина была утверждена Думой. Но С. Степашин не проявил активности в подготовке к выборам в Думу, которые были намечены на декабрь 1999 года, и к президентским выборам 2000 года. 9 августа он был отправлен в отставку.

  • 06 авг 1999

    Вторжение чеченских боевиков под руководством Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан, где они рассчитывали на поддержку местных сторонников «шариатского правления». В результате тяжелых боев части российской армии, внутренних войск и отряды дагестанских ополченцев вынудили боевиков отступить на территорию Чеченской республики уже в сентябре. Эти события фактически стали началом второй чеченской войны. В октябре военные действия были перенесены на территорию Чеченской республики, а в начале 2000 года федеральными войсками был взят Грозный. Успехи в первый период войны обеспечили резкий рост популярности В. Путина (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 04 сен 1999

    Серия террористических актов – взрывов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, в результате которых погибли более 300 человек. Чеченские боевики не взяли на себя ответственность за эти взрывы, однако и российские власти, и общественное мнение на фоне военных действий в Дагестане возложили ответственность на них (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 30 дек 1999

    Телеобращение Б. Ельцина к россиянам, в котором он заявил о досрочном сложении президентских полномочий. В тот же день в соответствии с Конституцией исполняющим обязанности президента стал В. Путин, который на президентских выборах 26 марта 2000 года одержал уверенную победу уже в первом туре. Это была последняя политическая победа Б. Ельцина.

Уроки

Итоги десятилетия

Кризис СССР

Культура и повседневная жизнь

Политическое развитие

Минусы и плюсы эпохи Брежнева

Два маяка «социализма» — советский (слева — Брежнев) и кубинский (справа — Кастро).Фото: ТАСС

Реформы Косыгина и «застой»

Плюсы

Мало кто помнит, что брежневское «застойное» время началось… с реформ. В 1965 г. началось внедрение в промышленность СССР рыночных отношений (хозрасчета). В итоге 8-я пятилетка (1966 — 1970 гг.) стала самой успешной в советской истории и получила название «золотой». Было построено 1900 крупных предприятий, в том числе автозавод в Тольятти. Да и в последующих годах советские граждане, мягко говоря, не бедствовали — жизнь в СССР была дешевой и в общем-то комфортной.

Минусы

Застой в экономике начался, когда в начале 70-х мировые цены на нефть утроились, а в Западной Сибири нашли нефть. СССР с удовольствием сел на нефтяную иглу, а Брежнев потерял интерес к реформам. С этого момента для руководства страны было главным не модернизировать СССР, а сохранить стабильность. Даже ценой беспросветной деградации экономики. Очереди за дефицитом становились все длиннее, а список «доступных товаров» для обычного человека — короче.

Проигрыш Луны

Плюсы

При Брежневе СССР одержал новую космическую победу над американцами — Алексей Леонов совершил первый выход человека в космос. Большие успехи были и у военных — орбита буквально кишела спутниками-шпионами. В 1971 году СССР выводит на орбиту первую в мире станцию «Салют-1».

Минусы

При Брежневе советская космонавтика впервые проиграла американцам. Несмотря на усилия промышленности, запустить человека на Луну у СССР не получилось. Это сделали американцы в 1969 году.

Еще раз взяли Прагу

Плюсы

Несмотря на относительную мягкость правления Леонида Ильича, на международной арене СССР наращивал свой авторитет. Иногда с помощью жесткой руки. На угрозу распада Варшавского блока, который пыталась организовать в 1968 году Чехословакия, Москва отреагировала решительно. За 36 часов армии стран Варшавского Договора почти бескровно установили полный контроль над Чехословакией и подавили «пражскую весну».

Минусы

События в Праге спровоцировали антисоветские настроения в мире, и особенно — в Восточной Европе. В СССР активизировались диссиденты, и КГБ принялся «завинчивать гайки».

Бархатные репрессии

Плюсы

Борьбу с инакомыслием Брежнев старался сделать предельно мягкой. Когда в 1968 году «отец водородной бомбы» академик Андрей Сахаров высказал идею «постепенного сближения капитализма и социализма», его всего лишь отстранили от секретных работ. И только через 10 лет, когда Сахаров выступает против введения войск в Афганистан, его лишают всех наград и ссылают в Горький (Нижний Новгород).

В отличие от эпохи Сталина при Брежневе исчезла атмосфера всеобщего страха. Даже диссиденты особо не боялись за свою жизнь.

Минусы

В отличие от хрущевской «оттепели» при Брежневе исчез даже намек на свободу слова. Искусство стало абсолютно партийным. Писатели, поэты, художники, не желающие писать бесконечные «ленинианы», мечтают уехать на свободный Запад. Отвращение к фальшивой официальной пропаганде среди интеллигенции становится всеобщим. Возможно, именно это и спровоцирует то, что одни называют перестройкой, а другие — гибелью СССР.

Гонка вооружений и разрядка

Плюсы

Брежневское время — «золотой век» для военных. К началу 70-х годов СССР догнал США по ядерной мощи. Разработки армейских конструкторов тех лет до сих пор на вооружении Российской армии.

Минусы

Наращивание милитаристской мощи СССР при Брежневе аукнулось чудовищными тратами для бюджета и подрывом и так дышащей на ладан экономики.

«Это сердце стучит — БАМ»

Плюсы

При Брежневе началось новое Великое строительство — в апреле 1974 года на XVII съезде ВЛКСМ была объявлена ударная комсомольская стройка — БАМ. Тысячи молодых романтиков отправились в тайгу строить великую железнодорожную магистраль. Ее значение оценивалось как стратегическое. Новая дорога должна была поднять на новый уровень развитие Дальнего Востока.

Минусы

Но недаром в эпоху Брежнева было популярно слово «долгострой». БАМ был построен только через 30 лет. И пока не ясно — окупит ли себя эта комсомольская стройка, которая обошлась в многие миллиарды долларов. Сейчас поезда там ходят очень редко.

Олимпийский коммунизм

Плюсы

Брежнев добился, чтобы в Москве прошли Олимпийские игры. Рекордное число медалей за всю историю олимпизма — 197 (в том числе 80 золотых) — завоевали советские спортсмены. Москвичи до сих пор с удовольствием вспоминают этот триумфальный 1980 год, когда они вдруг обнаружили полные прилавки магазинов, финское пиво и сок с трубочкой.

Минусы

Олимпиада-80 обернулась скандалом. США и некоторые из их союзников бойкотировали игры. Нехорошим словом Олимпиаду (и заодно и столичных жителей) поминают те, кто пытался приехать в эти дни в Москву. Столицу страны тогда закрыли для иногородних, оставив москвичей с магазинным изобилием «один на один».

Афганская война

Плюсы

СССР продолжает бороться с США за влияние в мире. Не желая терять влияние над Афганистаном, Брежнев пошел ва-банк, введя туда войска и демонстрируя военную мощь Союза. Благо что армия не подкачала — блистательный захват Дворца Амина вошел в учебники спецопераций.

Минусы

СССР ввязался в неудачную войну. Афганские моджахеды при поддержке США превратились в ударный отряд антисоветской войны. За 9 лет через Афганистан прошли полмиллиона советских военных. Около 15 тысяч были убиты (по неофициальным данным — до 40 тыс.).

Поколение пепси

Плюсы

В 1973 году в СССР стала продаваться пепси-кола. Начато строительство заводов по производству пепси в Советском Союзе (первый — в 1974 г. в Новороссийске).

Минусы

Появление пепси на советском рынке — начало грустной тенденции, которая преследует российскую промышленность и поныне. Широко открывая двери для иноземных товаров, мы до сих пор не научились продвигать на международный рынок собственные.

А вы что думаете по этому поводу, пишите на адрес: [email protected]

ИКОНОСТАС

За что Ильичу давали ордена

По числу наград Л. И. Брежневу принадлежит еще никем не побитый «мировой рекорд». Великую Отечественную генерал-майор Брежнев закончил с четырьмя орденами и двумя медалями — обычный набор, имевшийся у фронтовиков его ранга. И фразы в наградных листах были стандартными: чаще всего — «За мужество и героизм».

Злые языки судачили, что «Леонид Ильич всю войну просидел в тыловой землянке политотдела». Это неправда. Он побывал во многих переделках, имел ранения и контузии.

После войны, при Сталине, Брежнев получил орден Ленина. При Хрущеве — еще один. Обоснования были похожими — «За выдающийся вклад». Всего же Брежнев 8 раз удостаивался этой награды (столько же «Ильичей» было и у маршала Василевского). И все «за выдающийся вклад» — в руководство партией, страной, армией…

Когда же Брежнев возглавил страну и партию, награды на его пиджаке начали разрастаться, как опята в лесу. Он стал Героем Соцтруда и четырежды — Героем Советского Союза (хотя по статуту Золотая Звезда может присваиваться только

3 раза). Звезды приурочивались ко дню рождения, юбилею Победы, партсъездам.

В 1978 году Брежнев был награжден высшим боевым орденом «Победа», который вручался крупнейшим полководцам за выдающиеся победы в масштабах фронтов.

Обоснование для Брежнева было таким: «За большой вклад в Победу советского народа, выдающиеся заслуги в укреплении обороноспособности страны, за внешнюю политику мира». При Горбачеве, в сентябре 1989 года, указ о награждении Брежнева орденом «Победа» отменили.

Виктор БАРАНЕЦ

Тридцать лет спустя после смерти Брежнева многие вспоминают «период застоя» с ностальгией — Общество

МОСКВА, 10 ноября. /ИТАР-ТАСС/. Тридцать лет назад, 10 ноября 1982 года, умер Леонид Брежнев — человек, на протяжении 18 лет – с 1964 по 1982 год — возглавлявший Советский Союз.

Россия, история которой, в том числе и в ХХ веке, знала немало тиранов и кровавых диктаторов, снисходительно, но в основном по-доброму и с ностальгией вспоминает последнего «классического» лидера советских времен. Аналитики пытаются извлечь уроки из прошлого, многие люди, молодость которых пришлась на времена «застоя», искренне скорбят по годам, когда у всех была социальная защищенность и «уверенность в завтрашнем дне». Но та эпоха все дальше уходит в прошлое, и нынешние школьники гораздо лучше знают поп-певицу Веру Брежневу, чем когда-то всесильного советского лидера.

Среди достижений брежневской эпохи чаще всего вспоминают внешнеполитические успехи, политику разрядки, которую последовательно проводило советское руководство. К началу 70-х годов СССР и США достигли военного паритета и заключили ряд важных договоров об ограничении гонки вооружений. Принятые тогда решения во многом до сих пор определяют современные геополитические реалии.

Среди явных плюсов «периода застоя» — достижения в области освоения космического пространства, в ряде ключевых и высокотехнологичных областей: авиации, кораблестроении, металлообработке, энергетике и т.д. Высокими темпами велось строительство дорог, быстро развивалось жилищно- коммунальное хозяйство, жестко подавлялась преступность. Так, за брежневские годы было построено 1,6 млрд кв. метров жилья. Новые квартиры получили за те годы 161 млн человек.

Среди не подвергаемых общественным мнением сомнению минусов брежневского периода – ввод войск пяти стран Варшавского договора в Чехословакию в августе 1968 года для подавления «пражской весны» Александра Дубчека, ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. А также преследования инакомыслящих, которые, хотя и не шли ни в какое сравнение с жестокостями сталинских времен, тем не менее создавали тяжелый идейно-нравственный климат в обществе. Преследования диссидентов, ссылка Андрея Сахарова стали такими же отличительными признаками брежневской эпохи, как ударная комсомольская стройка БАМ /Байкало- Амурская магистраль/, начатая в 1974 году и толком не законченная до сих пор.

Социализм неумолимо проигрывал историческое соревнование капитализму в экономической области – неэффективное производство вело к тотальному дефициту. Это сейчас россияне с ностальгией вспоминают времена, когда к праздникам получали на работе специальные «продуктовые заказы», обязательно включавшие сырокопченую колбасу, которую нельзя было купить в магазине.

Но вряд ли кто-нибудь реально хотел бы вернуться к тем временам, когда существовали многочасовые очереди за «дефицитом», электрички, на которых жители периферии специально ездили в лучше других городов снабжавшуюся Москву за колбасой, отправка студентов и интеллигенции на сбор картошки или на овощные базы.

К этому надо добавить геронтократию в высших партийных эшелонах. В брежневские годы в элиту все больше и больше стали набирать людей по принципу личной преданности вышестоящему руководству.

«Эпоха Брежнева была противоречивой», — сказал ИТАР- ТАСС член-корреспондент РАН, руководитель Центра цивилизационных исследований Тимур Тимофеев. С одной стороны, по его словам, она отличалась стабильностью, далеко не во все времена характерной для России. К этому нужно добавить и личные качества Брежнева, ровное отношение к людям которого особенно ценилось по сравнению со временами сталинизма. Особенные успехи были достигнуты в области внешней политики. Кроме того, продолжал ученый, при Брежневе были достигнуты бесспорные успехи в тех областях, которые отличают социальное государство. Были велики расходы на образование, науку.

К несомненно негативным чертам брежневизма Тимофеев отнес «нединамичную кадровую политику, застой кадров, отсутствие смены элит». Необходимость ротации кадров, полагает он, — один из главных уроков, который нужно извлечь из брежневской эпохи.

Крах, к которому пришла система социализма, не зависел от личности Брежнева и вообще от личности руководителей, полагает известный историк, автор школьных учебников по истории Александр Данилов. «Личность руководителя могла лишь способствовать, ускорить, усилить процессы, или наоборот их нивелировать и ослабить. Итог был бы одним и тем же, потому что это была проблема, связанная с соревнованием двух систем», — заметил он.

Эпоха Брежнева и сам Леонид Ильич, как показывают социологические опросы, вызывают у подавляющего большинства россиян старшего и среднего возраста преимущественно благостные воспоминания, хотя многие не хотели бы возвращения той эпохи.

61 процент опрошенных фондом «Общественное мнение» в 2006 году, когда отмечалось столетие Брежнева, назвали годы его правления благополучным временем для страны и только 17 процентов — неблагополучным. 50 процентов россиян считают, что Брежнев сыграл положительную роль в истории страны, 16 процентов — отрицательную.

При этом, однако, лишь 36 проц респондентов хотели «вернуть страну в тот исторический период, когда ее возглавлял Брежнев, со всеми отличительными чертами и особенностями жизни того периода», а 42 процента высказались против такого возврата в прошлое.

Опрос ВЦИОМ, проведенный пять лет спустя, в 2011 году, показал, что у большинства опрошенных /в сумме 45 проц/ выражение «эпоха Брежнева» вызывает положительные ассоциации: «хорошее время, хорошая спокойная жизнь, стабильность, уверенность в завтрашнем дне, вера в светлое будущее, доступные и бесплатные услуги, хорошие цены, продукты в магазине были, не было безработицы, стабильная зарплата, мир и дружба народов». Негативных ассоциаций меньше – в сумме 25 процента: «застой, дефицит, очереди, спекуляция, талоны, тяжелая жизнь, запреты, цензура, железный занавес».

Затруднились ответить на вопрос 35 процентов — им выражение «эпоха Брежнева» ни о чем не говорит.

По недавнему опросу Левада-центра, 45 процентов молодых людей в возрасте 16 — 18 лет не определились с оценкой эпохи Брежнева. О преследованиях диссидентов не знают 44 процента школьников, о советском вторжении в Чехословакию в 1968 году представления не имеют 54 процента опрошенных.

Правление Л.И. Брежнева. Исторический портрет С6/40

На этот раз мы с вами рассмотрим исторический портрет генсека, который всем запомнился своими густыми бровями и поцелуями. :*

Леонид Ильич Брежнев (1964—1982)

Леонид Ильич был одним из инициаторов отстранения Хрущева. Он пришел к власти немолодым (57 лет), и время его пребывания на посту Первого, а затем Главного Секретаря партии составило 18 лет, можно сказать, что его правление пришлось на преклонные годы. К тому же, в этот период средний возраст членов правящей партии составлял около 60 лет, поэтому нередко к эпохе Брежнева применяют
термин «геронтократия» (от др.греч. geron – старик, kratos – власть, государство). Надо сказать, что это не единственное слово, которым принято называть правление Леонида Ильича, и сейчас в совокупности с характеристикой направлений деятельности мы рассмотрим и другие названия.

Внутренняя политика

  • Переход к концепции развитого социализма

Поскольку Брежнев был человеком в возрасте, ему были присущи консерваторские политические предпочтения, в некоторых случаях даже реакционные. В лучших традициях исторического пинг-понга  Брежнев свернул многие начатые Хрущевым преобразования (первая семилетка, критика культа личности Сталина и так далее) и во внутренней политике принял курс на построение коммунизма.

В 1977 году была принята «брежневская» Конституция СССР, в основу которой была положена концепция «развитого социализма» ( этап общества на пути к коммунизму, в котором достигается гармоничное соединение всех сфер общества). Данная конституция перед ее принятием активно обсуждалась среди всех слоев населения: на предприятиях, в институтах, в колхозах. Каждый имел право предложить свои идеи для проекта Основного Закона. Это было одним шагов к установлению полновластию народа.

Но можно сказать, что желание власти выслушать мнение народа было показным, на деле новая конституция законодательно закрепила руководящую роль КПСС в обществе и фактическая подменила партийным аппаратом советские органы государственной власти.

  • Реформа Косыгина

Экономическая реформа Косыгина проводилась в 1965—1970 годы. Ее суть состояла в повышении заинтересованности предприятий в увеличении объемов производства и последующем улучшении экономического положения. Были ликвидированы СНХ (советы народного хозяйства), созданные еще при Хрущеве в 1957 году,  внедрены элементы хозрасчета в предприятия, но при этом сохранялась административно-командная система. Предприятия теперь самостоятельно могли определять ассортимент производства, количество персонала и его заработную плату, поставщиков сырья и так далее. В то же время, предприятия были обязаны выполнить план, установленный государством, но они также имели возможность продать сверхплановую продукцию и увеличить свою прибыль.

  • Попытки вывести промышленность из кризиса

Стремясь улучшить положение промышленности, государство отдало предпочтение экстенсивному пути развития, то есть было построено множество новых заводов, производств и фабрик, но в то же время, не улучшались условия труда и технологий на существующих предприятиях.
Также были сделаны попытки модернизации утвердившихся форм хозяйствования и планирования. Десятая пятилетка (1976—1980) была названа «пятилеткой эффективности и качества», планировалось направить промышленность на путь экстенсивного развития, но намеченное не было выполнено, даже наоборот отмечалось отставание в индустрии.

  • Борьба с сельскохозяйственным кризисом

В борьбе с трудностями аграрного сектора экономики был увеличен размер вложений капитала и поставок техники.

С целью увеличения производства сельской продукции были созданы объединения – агропромышленные комплексы (АПК). Они собой представляли объединения колхозов, предприятий по переработке с/х сырья, транспортных и торговых компаний. Но ожидаемого эффекта эти объединения не принесли – кризис продолжал прогрессировать.

После многочисленных перебоев в обеспечении населения продуктами питания, в 1982 году была принята Продовольственная программа СССР, которая была нацелена на развитие всего сельского хозяйства в комплексе, то есть всех инстанций на пути продукции от поля к прилавку.

Для улучшения плодородности была проведена обширная химизация и мелиорация почв.

Но все эти действия не помогли преодолеть кризис  агропромышленности.

  • Социальная сфера

Основные характеристики общественной жизни при Брежневе можно разделить на несколько пунктов

А) Распространение уравнительного принципа распределения материальных благ среди основной массы населения.

Это связано с одновременным повышением зарплат низкооплачиваемым работникам и понижением оплаты труда инженеров. При оценивании труда не учитывалось качество работы и какие-либо личные заслуги.

 

Б) Остаточный принцип выделения средств на социальные нужды

Скорее всего, этому принципу следовали многие советские руководители партии. На первом месте по материальному обеспечению всегда стоит военное производство и тяжелая промышленность, затем нужды партийной верхушки, а уже в самом конце списка «социальные нужды».  В деревне не хватало больниц, детских садов и столовых, что стало причиной переезда многих селян в город.

В) Введение особо привилегированного положения партийно-государственной номенклатуры

Зато хорошо жила партийная верхушка, для них специально строились санатории и больницы, доставляли лучшее продовольствие. Но такая разница в социальном положении вскоре способствовала падению авторитета партии.

Г) Господство марксистко-ленинской идеологии и подавление всякого инакомыслия (травля диссидентов)

Так как был взят курс на построение коммунизма, вновь была ужесточена цензура, кроме того развернулась борьба с теми, кто не желал примириться с установленными правилами и открыто выражал свое мнение (диссиденты)

Д) Диктат атеизма и забвение религии

Нам известно, что и при Хрущеве существовало гонение на православие, закрывали храмы. При Брежневе отношения между государством и Церковью вышли на новый уровень, был создан Совет по делам религий при Совете Министров СССР, который фактически полностью подчинил себе Церковь. Кроме того, по сравнению с временами Хрущева, было увеличено количество лекций, пропагандирующих атеизм.

 

Е) Проведение в Москве XXII Олимпийских игр (лето 1980)

Пожалуй, самое значимое событие культурной жизни периода застоя. Летние Олимпийские игры прошли на высоте, это событие все еще свежо в памяти народа, у многих при вспоминании слов из песни «До свидания, наш ласковый Мишка» до сих пор наворачиваются слезы.

Внешняя политика

  • Политика «разрядки»

В международных отношениях продолжал быть актуальным вопрос снижения международной напряженностиПри Брежневе был достигнут военный паритет между СССР (ОВД) и США (НАТО) посредством следующих договоров:

  • Договор о нераспространении ядерного оружия между СССР, США и Великобританией (1968)
  • Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны и ОСВ-1 (1972) и ОСВ-2 (1979)

Новый виток получило развитие экономических и культурных отношений с капиталистическими странами (советско-французская декларация), расширялись торговые связи с Европой.

  • СССР и социалистические страны

Первостепенным во внешней политике Советский Союз считал укрепление мирового социалистического лагеря.

В 1968 году в Чехословакию  была введена армия ОВД для подавления «пражской весны» — попытки нового секретаря партии децентрализировать управление и демократизировать страну.

В 1964—1973 годы СССР оказывал помощь Вьетнаму, где так же установлен социализм, во время агрессии США.

Было углублено военно-политическое (ОВД) и экономическое (СЭВ) сотрудничество.

Итоги деятельности:

Правление Брежнева ознаменовало собой размеренность и стабильность в жизни страны, при нем наступила так называемая эпоха «застоя». В течение 18 лет пребывания Брежнева у власти советское правительство проводило политику в направлении «развитого социализма» (в 1977 году была принята новая «брежневская» конституция СССР). Уделялось внимание решению проблем народного потребления: направлялись ресурсы в сельское хозяйство, легкую и пищевую промышленность. Результатом таких реформ стало некоторое повышение уровня жизни населения, особенно сельского, однако после первого периода действительного роста в экономике страны к середине 70-х годов появились признаки застоя. Химизация почв привела к ухудшению экологического состояния земель, ухудшению состояния экономики аграрного сектора. Осуществлялся полный контроль над интеллигенцией, шла борьба с диссидентами. На международной арене Брежнев продолжает следовать начатому Хрущевым курсу на развитие диалога с Западом. Первые двусторонние соглашения по разоружению представляли собой ощутимые достижения политики разрядки, кульминацией стало подписание Хельсинских соглашений. Эти успехи, однако, оказались серьезно подорваны «пражской весной», а затем и прямым вторжением в Афганистан, после чего в международных делах вновь возникает напряженность.

Ну и напоследок прикольное видео от Enjoykin:

А также, анекдоты в тему. Чтобы посмотреть их, поставьте лайк в одной из Ваших социальных сетей:

 

Бpежнев подошел к зеpкалy и pазмышляет вслyх:
“Да… стаp стал, очень стаp, СУПЕРСТАР !”.

Ленин доказал, что управлять страной могут и кухарки.
Сталин доказал, что управлять страной может один человек.
Хрущев доказал, что управлять страной может и дурак.
Брежнев доказал, что страной можно вообще не управлять.

Брежнев в первый день Пасхи приехал в Кремль. Его встречает Устинов:
— Христос воскрес, Леонид Ильич !
Брежнев кивнул и пошел дальше. Навстречу Черненко, подхалимно улыбаясь:
— Христос воскрес, Леонид Ильич !
— Спасибо, мне уже доложили.

 

Доктрина Брежнева

Доктрина Брежнева была советской внешней политикой, изложенной в 1968 году, которая призывала к использованию войск Варшавского договора (но с преобладанием России) для вмешательства в любую страну Восточного блока, которая, как считалось, скомпрометировала коммунистическое правление и советское господство.

Он мог сделать это, либо пытаясь выйти из советской сферы влияния, либо даже смягчить свою политику, а не оставаться в небольших параметрах, разрешенных им Россией. Доктрина была ясно видна в подавлении Советским Союзом движения Пражской весны в Чехословакии, что побудило ее впервые обрисовать в общих чертах.

Истоки доктрины Брежнева

Когда войска Сталина и Советского Союза воевали с нацистской Германией на западе по всему европейскому континенту, Советы не освобождали страны, такие как Польша, которые стояли на пути; они их завоевали.

После войны Советский Союз позаботился о том, чтобы у этих стран были государства, которые в основном будут делать то, что им скажет Россия, и Советы создали Варшавский договор, военный союз между этими странами, чтобы противостоять НАТО.Берлин был перекрыт стеной, другие районы имели не менее тонкие инструменты управления, а холодная война натравила две половины мира друг на друга (было небольшое «движение неприсоединения»).

Однако по прошествии сороковых, пятидесятых и шестидесятых годов государства-сателлиты начали развиваться, когда к власти пришло новое поколение, с новыми идеями и часто с меньшим интересом к советской империи. Постепенно «Восточный блок» начал расходиться в разные стороны, и на короткое время казалось, что эти народы будут отстаивать если не независимость, то другой характер.

Пражская весна

Россия, что особенно важно, не одобряла этого и работала над тем, чтобы остановить это. Доктрина Брежнева — это момент, когда советская политика перешла от словесных к прямым физическим угрозам, момент, когда СССР заявил, что вторгнется в любого, кто переступит его линию. Это произошло во время Пражской весны в Чехословакии, когда в воздухе витала (относительная) свобода, пусть и ненадолго. Брежнев описал свой ответ в речи, излагающей доктрину Брежнева:

«….каждая коммунистическая партия ответственна не только перед своим народом, но и перед всеми социалистическими странами, перед всем коммунистическим движением. Кто забывает об этом, подчеркивая только самостоятельность коммунистической партии, становится однобоким. Он уклоняется от своего интернационального долга… Выполняя свой интернациональный долг перед братскими народами Чехословакии и защищая свои социалистические завоевания, СССР и другие социалистические государства должны были действовать решительно, и они действовали против антисоциалистических сил в Чехословакии.»

Последствия

Этот термин использовался западными СМИ, а не Брежневым или самим СССР. Пражская весна была нейтрализована, и Восточный блок оказался под явной угрозой советского нападения, в отличие от предыдущей скрытой угрозы.

Что касается политики холодной войны, то доктрина Брежнева была полностью успешной, удерживая под контролем дела Восточного блока, пока Россия не сдалась и не положила конец холодной войне, после чего Восточная Европа снова поспешила заявить о себе.

Project MUSE — Взлет и падение доктрины Брежнева в советской внешней политике (обзор)

Мэтью Дж. Уиме пытается проследить судьбу доктрины Брежнева — «доктрины ограниченного суверенитета», провозглашенной советским правительством для оправдания интервенции в Чехословакии в 1968 г., одновременно пытаясь решить некоторые центральные исторические вопросы советской внешней политики: роль идеологии; напряженность между советскими национальными интересами и обязательствами Москвы перед советским блоком; и использование военной интервенции в качестве инструмента политики.В дополнение к растущим исследованиям, посвященным важности польского кризиса 1980–1981 годов в связи с окончанием холодной войны и попыткам датировать закат доктрины Брежнева, Уиме противоречиво утверждает, что поворотный момент в советском внешнеполитическом мышлении, позволивший Выход Восточной Европы из-под советского влияния во время революций 1989 года был вызван не возвышением Михаила Горбачева, а польским кризисом 1980–1981 годов.

Приняв широкое аналитическое представление о «болванчике» — подходящее для дополнения к серии «Новая история холодной войны» Джона Льюиса Гэддиса в Чапел-Хилл — Уимет начинает свою аргументацию с краткого обзора событий, связанных с решением Советского Союза интервенции в Венгрии в 1956 году, а затем быстро переходит к обсуждению Пражской весны.Он утверждает, что с 1956 по 1968 год советские власти изменили свое восприятие угрозы с вооруженного мятежа или уличных беспорядков на «более сложное восприятие политической опасности», в котором «мирный реформизм и идеологическая эволюция внутри самой партии были тем, что, казалось, было готово». подорвать социалистические нормы в Чехословакии» (с. 36). Принимая во внимание шаги СССР по нормализации отношений в Чехословакии и усилия Леонида Брежнева по укреплению социалистического интернационализма и блокового единства, Уиме утверждает, что в начале 1970-х годов Советский Союз определял «любую политическую угрозу социализму в Восточной Европе как угрозу своей внутренней безопасности» ( п.61).

Однако к концу 1970-х годов советским лидерам стало все более ясно, что установить строгую идеологическую норму будет сложно. В частности, крупные нефтяные субсидии Восточному блоку на протяжении 1970-х годов, решение о вмешательстве в Афганистан в 1979 году и рост католического национализма в Польше начали «демонстрировать, что затраты на международные обязательства временами резко расходились с советскими национальными обязательствами». интересы» (стр. 131). Таким образом, Уйме считает, что на пороге польского кризиса 1980–1981 годов советские лидеры начали пересматривать свои национальные интересы в отношении Восточной Европы. [End Page 186]

Переходя к польскому кризису, Ouimet опирается на работу других, утверждая, что на первом этапе кризиса (до декабря 1980 г.) Советский Союз рассматривал возможность применения силы, но имел достаточно веры в польские коммунистические власти, чтобы дать им возможность самостоятельно разобраться с ситуацией. Но по мере того, как профсоюз «Солидарность» становился все сильнее и сильнее, Москве, по его словам, пришлось пересмотреть свою позицию. Уиме утверждает, что переломный момент для советского соглашения о существовании контрреволюции в Польше и последующего решения о применении военной силы наступил в середине июня 1981 года.Уимэ цитирует генерала Анатолия Грибкова, который был старшим офицером советского Генерального штаба во время кризиса, и Михаила Суслова, ведущего члена советского Политбюро, которые выступили с заявлениями, осуждающими возможное применение военной силы в Польше. (Опять же, это ранее было задокументировано другими учеными.) По мнению Уиме, Советский Союз «стал более убежденным в необходимости защищать жизненно важные советские интересы, такие как доступ к западным рынкам и продуктам и сохранение советского престижа» (стр.242) и поэтому был менее привержен защите социализма в Польше. В последующие месяцы советские лидеры продолжали подталкивать своих польских товарищей к действиям против оппозиции, но они не изменили своей предполагаемой решимости воздерживаться от военного вмешательства. С точки зрения Уиме, советские власти больше не считали стабильность в Восточной Европе необходимой для…

Советская интервенция, которой никогда не было

Записи телефонного разговора Тито и Брежнева предполагают, что Кремль обдумывал интервенцию в Югославии в 1971 году.

Вторжение советских войск в Чехословакию в августе 1968 года эхом отозвалось далеко за пределами Праги.В Югославии местное руководство полагало, что нападение Москвы на ЧССР — маневр, характерный для так называемой брежневской доктрины ограниченного суверенитета, — создало опасный прецедент.

Брежневская концепция ограниченного суверенитета и обязательство Советского Союза «выполнять свой интернациональный долг» (т. е. вмешиваться для сохранения «социалистических завоеваний») грозили свести на нет принципы Белградской декларации 1955 г., гарантировавшей невмешательство во внутренние дела Югославии и узаконившей Различные формы социалистического развития.Когда в начале 1970-х годов в Югославии назревал внутриполитический кризис, югославские лидеры предположили, что советские военные могут вмешаться в Белград так же, как они это сделали в Праге.

У них было достаточно причин так думать. Хотя югославские коммунисты никогда явно не поддерживали чехословацких коммунистов-реформаторов под руководством Александра Дубчека, визит Тито в Прагу 9–10 августа 1968 года заставил Кремль заподозрить, что Чехословакия может последовать примеру Тито и пойти по отдельному пути к социализму.В отчете посольства Югославии в Москве говорилось, что Югославия часто упоминалась в разговорах о Чехословакии. Сообщается, что более консервативные советские чиновники также критиковали Югославию за ситуацию в Праге, потому что «во всем виновата [Югославия]». Верный союзник Москвы на Балканах и ярый антититоист, болгарский лидер Тодор Живков обвинил югославов в разобщении внутри блока.«Нам нет нужды использовать сталинские методы прошлого, но мы обязаны принять меры для наведения порядка как в Чехословакии, так и в Румынии. После этого мы наведем порядок и в Югославии», — грозно предупредил Живков.

Реальна ли угроза советской интервенции? Фрагментарные югославские записи показывают, что Советы действительно пытались использовать внутреннюю нестабильность Югославии, чтобы ослабить Тито и установить просоветские кадры в югославском руководстве и, таким образом, окончательно разрешить югославско-советский спор, начавшийся в 1948 году.

Хотя югославско-советские отношения несколько улучшились после визита Андрея Громыко в Белград в 1969 г., в 1970-1971 гг. они снова ухудшились в свете внутренних событий в Югославии. В течение нескольких дней в апреле 1971 года беспартийные студенты захватили контроль над студенческой организацией Загребского университета. Тем временем группа хорватских эмигрантов убила посла Югославии в Стокгольме, и появились некоторые сомнительные доказательства связей между хорватскими коммунистами и эмигрантскими организациями, призывавшими к советской помощи.Более того, вопреки дипломатической практике, советские дипломаты в Югославии активизировали свои контакты с региональными партийными деятелями, а также с предполагаемыми коминформистами.

Для решения проблемы внутренней разобщенности 28 апреля 1971 года Тито созвал экстренное заседание Президиума Союза коммунистов Югославии, высшего органа югославской коммунистической партии. Президиум обсудил будущие конституционные поправки, а также усиление межреспубликанских разногласий и разногласий и эскалацию националистических инцидентов.Тито также упрекнул внутренних врагов социализма на конференции.

В последний день встречи, 30 апреля, Тито позвонил советский лидер Леонид Брежнев. Хотя в югославских архивах нет дословной стенограммы телефонного разговора, резюме разговора было впоследствии подготовлено для посла Югославии в Москве Велько Мичуновича. Эта записка о беседе Тито и Брежнева, а также воспоминания, включенные в мемуары Мичуновича, указывают на то, что весной 1971 года Советы рассматривали возможность вмешательства в дела Югославии, если не прямой военной интервенции.

Согласно служебной записке, направленной Мичуновичу, Брежнев охарактеризовал ситуацию в Югославии как «очень важную». Он осведомился о предполагаемых передвижениях югославской армии.[2] Брежнев, вероятно, предложил советскую помощь, как он это сделал в телефонном разговоре с Дубчеком в августе 1968 года, хотя резюме в этом отношении не является окончательным.

Звонок стал неожиданностью для Мичуновича, который случайно узнал о нем от члена советского Политбюро во время приема в посольстве Канады.[3] Пока он делал вид, что проинформирован о разговоре, он быстро проконсультировался с начальством в Белграде. Вскоре Тито дал согласие на отправку резюме беседы своему дипломату в Москву.

Другие отчеты о телефонном разговоре Тито-Брежнева помогают заполнить пробелы, в том числе мемуары Мичуновича, Московские годы 1969/ 1971 (Московские годы, 1969-1971), опубликованные в 1984 году в Белграде. Здесь Мичунович подтверждает заявление о том, что Брежнев выразил готовность «помочь» Тито в подавлении внутренних беспорядков.Точно так же отчет о трехчасовой встрече Мичуновича с Брежневым в Ялте в августе 1971 года намекает на детали телефонного разговора. Мичунович охарактеризовал свой разговор с Брежневым в 1971 году как «довольно неприятный» и «трудный», отметив, что Брежнев был недоволен неэффективностью советских действий в отношении Югославии. Мичунович упомянул «апрельский», вероятно, имея в виду звонок Брежнева Тито.

Эти югославские источники указывают не только на то, что советское вмешательство было на столе, но и на то, почему такой маневр в конечном итоге не увенчался успехом.

Тито решительно отверг предложение Брежнева и заявил, что Союз коммунистов Югославии и югославское правительство способны справиться со своими собственными внутренними проблемами: «Мы достаточно сильны, чтобы решить [проблемы] самостоятельно… для вас [Советов ] достаточно знать, что мы сами позаботимся о своих проблемах». После советского вторжения в Чехословакию в 1968 году Белград принял новую военную доктрину «всеобщей защиты народа», которая предусматривала мобилизацию всего населения в партизанские отряды и предлагала поддержку регулярной армии в случае вторжения.

Мичунович также пришел к выводу, что Советы переоценили кризис в Югославии и недооценили устойчивость Югославии. Он написал, что советское Политбюро заседало во время телефонного разговора Брежнева с Тито и что они «ожидали результата «телефонного звонка». Мичунович отметил в своем отчете за август 1971 г., что «здесь они действовали аналогичным образом, более чем один раз, в отношении Чехословакии в 1967-68 гг.»[4]

Другие события сделали советское вмешательство маловероятным. Многостороннее дипломатическое наступление Югославии, например, предоставило Белграду множество политических союзников по всему миру.В 1970 году Тито провел агитацию в Африке, пытаясь оживить Движение неприсоединения, что привело к саммиту в Лусаке. Кроме того, после десятилетнего перерыва Белград и Пекин установили контакты. Точно так же Югославия и Албания, столкнувшись с одним и тем же врагом, похолодели в своих отношениях, в то время как Белград и Бухарест обсуждали совместные планы обороны. Наконец, Белград стремился укрепить свои связи с Вашингтоном. Визит Никсона в Югославию в 1970 г. и приглашение Тито посетить Вашингтон в октябре 1971 г. подтвердили поддержку США независимости Югославии.Затем, по словам Мичуновича, произошли «внезапные изменения в американо-китайских отношениях», которые вдохновили Советский Союз на поиски сближения с Западом.

Эти фрагментарные отчеты предлагают хорошую точку зрения, с которой можно наблюдать за внешней политикой СССР в начале 1970-х годов и показать ограниченность доктрины Брежнева. Югославия ни в коем случае не была Чехословакией, но ее быстрый и решительный ответ на советскую угрозу и ее региональные (Румыния и Албания) и глобальные (Движение неприсоединения, Китай и США) связи делали советское вмешательство маловероятным.


[1] Телеграмма посольства Югославии в Москве в Секретариат иностранных дел от 26 июля 1968 г. 113, Архив Югославии (АЮ), Кабинет Председателей Республики (КПР), ф. 837, И-5-б, 1968 (СССР).

[2]Записка для личного пользования тов. Велько Микуновича, без даты, 1971, АЖ, КПР, фонд 837, И-5-б, 1971 (СССР).

[3] Меморандум Службы общественно-политического питания, 28 мая 1971 г., АЮ, КПР, фонд 837, И-5-б, 1971 (СССР) и Мичунович, Московские годы , 129.

[4] Меморандум о беседе между послом Микуновичем и госсекретарем Брежневым от 10 августа 1971 г., 13 августа 1971 г., №. 756, АЖ, КПР, ф. 837, Зарубежные визиты, I-3-а/101-131 (Брежнев).

Джимми Картер: Иностранные дела | Миллер Центр

До вступления в должность президента Джимми Картер был губернатором одного из южных штатов на один срок, не имея ни национального, ни международного опыта. Однако у него были свои внешнеполитические цели. Картер верил в верховенство права в международных делах и в принцип самоопределения для всех людей.Более того, он хотел, чтобы Соединенные Штаты возглавили продвижение всеобщих прав человека. Картер считал, что американскую мощь следует использовать с осторожностью и что Соединенные Штаты должны максимально избегать военного вмешательства. Наконец, он надеялся, что отношения Америки с Советским Союзом будут продолжать улучшаться и что две страны смогут прийти к экономическим соглашениям и соглашениям о контроле над вооружениями, которые ослабили бы напряженность времен холодной войны.

Во время предвыборной кампании помощники Картера заявляли, что он будет править по-другому, в частности, что он не будет назначать инсайдеров из Вашингтона на высшие внешнеполитические посты.Однако после избрания Картер осознал, что ему нужны эксперты вокруг него для проведения своей внешней политики. Он назначил профессора Колумбийского университета Збигнева Бжезинского своим советником по национальной безопасности, а бывшего чиновника министерства обороны и дипломатического специалиста по устранению неполадок в администрации Джонсона Сайруса Вэнса — госсекретарем. Хотя Бжезинский и Вэнс оба были опытными внешнеполитическими деятелями, у них были разные сильные стороны и мировоззрение. Бжезинский, яростный антикоммунист польского эмигранта, который постоянно советовал проводить жесткую линию по отношению к Советскому Союзу, служил в качестве «идеатора» внешней политики администрации.С другой стороны, Вэнс обладал сильными управленческими способностями и был известен своей осторожной и терпеливой дипломатией. Бжезинский и Вэнс конфликтовали на протяжении всего президентского срока Картера по поводу тактики, стратегии и целей внешней политики администрации.

Права человека
90 002 Картер пришел в Белый дом, полный решимости сделать вопросы прав человека неотъемлемой частью внешней политики США. Отчасти это желание проистекало из практической политики: обещания Картера во время кампании 1976 года о том, что его администрация будет уделять особое внимание правам человека, оказались популярными среди избирателей.Не менее важно и то, что акцент Картера на правах человека соответствовал его собственным убеждениям о необходимости жить нравственно.

Что имел в виду Картер, когда утверждал, что сделает права человека ключевой частью американской внешней политики? В начале своего президентства Картер объяснил, что поддержка США прав человека включает продвижение «человеческой свободы» во всем мире и защиту «человека от произвольной власти государства». Эти принципы выросли из «Всеобщей декларации прав человека» Организации Объединенных Наций 1948 года, которая заложила основу современного движения за права человека.Картер верил в необходимость привлечения к ответственности союзников Америки, а также ее противников за их нарушения прав человека, подход, который рисковал обострить отношения с друзьями и расширить существующие разногласия с врагами. Это были риски, на которые Картер был готов пойти.

Репутация администрации Картера в области прав человека была неоднозначной. Президент и его советники осудили нарушения прав человека со стороны Советского Союза и его восточноевропейских союзников. Кроме того, американские союзники, такие как Южная Корея, также подверглись жесткой критике за подавление демократического инакомыслия.Более того, Соединенные Штаты предприняли ощутимые действия, включая приостановку военной или экономической помощи, в знак протеста против практики прав человека правительств Чили, Сальвадора, Никарагуа и Уганды. С другой стороны, администрация Картера смягчила свою критику Советского Союза, основанную на правах человека, после того как правительство Брежнева пригрозило прекратить переговоры о контроле над вооружениями. Более того, Картер отказался остановить продажу военного снаряжения Ирану, правительство которого жестоко репрессировало своих противников, хотя некоторые из его советников призывали его к этому.

Наследие гамбитов Картера в области прав человека было таким же неоднозначным, как и их практика. Картер больше, чем любой из предыдущих президентов, привносил соображения прав человека в американскую внешнюю политику, узаконивая эти опасения в процессе. Но консервативные республиканцы умело и успешно атаковали Картера за то, что он якобы подрывает позиции американских союзников, критикуя их недостатки в области прав человека. Эти атаки оказались вредными для Картера во время выборов 1980 года.

Панамский канал

Одно из первых испытаний Картера было связано с U.С. роль в Панаме. Договор 1904 года, заключенный президентом Теодором Рузвельтом, разрешил США использовать и оккупировать зону Панамского канала, полосу земли, прилегающую к Панамскому каналу, который был открыт в 1914 году. В 1936 году президент Франклин Рузвельт в рамках «политики добрососедства» отказался от претензий США на право защищать жизнь и имущество американцев в панамских городах. В 1964 году, после антиамериканских беспорядков панамских студентов, США и Панама договорились о переговорах о будущем статусе зоны.Эти переговоры были основаны на «восьми принципах», согласованных Генри Киссинджером в 1974 году, предусматривающих эксплуатацию Панамского канала к 1999 году и прекращение оккупации зоны США, тем самым установив суверенитет Панамы. Картер не оказался искусным переговорщиком. В его делегацию не входили сенаторы США, и он не информировал их до августа 1977 года, когда с Панамой было подписано «принципиальное соглашение».

Консерваторы организовали массовую оппозицию договору, которой Картер пытался противостоять, заручившись поддержкой бывших президентов и устроив «беседу у камина» с американским народом.На слушаниях в Сенате госсекретарь Вэнс заявил, что США могут в одностороннем порядке защитить канал, но главный переговорщик по договору от Панамы Ромуло Эскобар отрицал, что США будут иметь какое-либо право вмешиваться после ратификации договора. Затем сенаторы Роберт Берд и Ховард Бейкер выступили спонсорами двухпартийной «поправки к руководству», определяющей права США на защиту канала. В конце концов соглашение было принято Сенатом, но только после того, как сенатор Деннис ДеКончини внес поправки, предоставляющие США право на вмешательство, и неохотно принял их президент Панамы Омар Торрихос.Это был унизительный момент для Картера и Вэнса, несмотря на то, что они получили одобрение договора.

После этого республиканцы нападут на Картера за его «слабость» и за «раздачу» Панамского канала, тема, которая особенно хорошо сыграла бы в южных штатах на промежуточных выборах в 1978 году и на президентских выборах в 1980 году. Картер продемонстрировал большое мужество. в заключении переговоров: опросы общественного мнения показали, что три четверти американцев были против.

Кэмп-Дэвидские соглашения

Крупнейший внешнеполитический успех Картера был связан с Ближним Востоком. После войны Судного дня 1973 года между Израилем и его арабскими врагами, Египтом и Сирией, израильтяне постепенно вывели свои силы и отошли на Синайский полуостров. Однако они все еще занимали территорию Египта, и между этими противниками не было мира. Осенью 1978 года Картер пригласил премьер-министра Израиля Менахема Бегина и президента Египта Анвара Садата встретиться с Картером в Кэмп-Дэвиде, загородной резиденции президента недалеко от Вашингтона.С 5 по 17 сентября 1978 года Картер курсировал между израильской и египетской делегациями, вырабатывая условия мира. Следовательно, Бегин и Садат достигли исторического соглашения: Израиль уйдет со всего Синайского полуострова; США установят посты наблюдения, чтобы гарантировать, что ни одна из сторон не нападет на другую; Израиль и Египет признают правительства друг друга и подпишут мирный договор; и Израиль обязался вести переговоры с палестинцами о мире.

Со времени усилий Теодора Рузвельта по прекращению русско-японской войны в 1905 году не было президента, столь эффективно выступающего посредником в споре между двумя другими странами.Бегин сделал несколько уступок Картеру, в том числе согласился с принципом суверенитета Египта над всем Синаем и полным уходом Израиля со всех военных объектов и поселений. Взамен Картер согласился предоставить Израилю средства для восстановления израильских военных баз в пустыне Негев. Поскольку позиции Садата и Картера были довольно близки, по ходу конференции они стали хорошими друзьями. Садат также пошел на некоторые уступки Картеру, что оттолкнуло часть его собственной делегации.В конце концов его премьер-министр ушел в отставку, полагая, что американцы и израильтяне перехитрили Садата.

Кэмп-Дэвидские соглашения, парафированные 17 сентября 1978 г. и официально подписанные в Вашингтоне 26 марта 1979 г., были наиболее значительным внешнеполитическим достижением администрации Картера, и сторонники надеялись, что они оживят его борющееся президентство. Хотя Бегин и Садат получили Нобелевскую премию мира в 1979 году за это действие, Картер не получил от этого достижения значительной политической выгоды.

Отношения с Советским Союзом

Картер надеялся продолжить политику разрядки с Советским Союзом, но его назначение на пост Бжезинского в Совете национальной безопасности (СНБ) дало ему советника, который крайне подозрительно относился к советским мотивам, и привело Картера к нескольким крупным столкновениям с русскими. . Картер приказал провести масштабное пятилетнее наращивание обороны, что Советы сочли провокационным. В свою очередь, советское вторжение в Афганистан с целью подавления мусульманского восстания возмутило Соединенные Штаты.Последовавшая за этим партизанская война помешала переговорам между Москвой и Вашингтоном о контроле над вооружениями. Обе стороны подписали ОСВ-2, договор об ограничении развертывания ядерных ракет, и этот договор был отправлен в Сенат. После вторжения стало ясно, что Сенат не предпримет никаких действий. Картер отозвал договор, но Москва и Вашингтон согласились соблюдать его условия, хотя ни одна из сторон его не ратифицировала.

В отместку за вторжение СССР в Афганистан Картер прекратил продажу зерна в Советский Союз и приказал У.С. спортсмены. Поскольку большая часть общественности считала это более карательным по отношению к американским пловцам и бегунам, чем к советским лидерам, ответ Картера только укрепил его слабый имидж.

Признание Китая

Картер продолжал расширять контакты Америки с коммунистическим Китаем, предоставив коммунистическому режиму официальное дипломатическое признание 1 января 1979 года. Для этого потребовался разрыв дипломатических отношений и отзыв признания некоммунистического Тайваня (также известного как Китайская Республика). ).Более того, Картер в одностороннем порядке аннулировал Договор о взаимной обороне 1955 года с Китайской Республикой, вступивший в силу 1 января 1980 года. Консервативные республиканцы оспорили аннулирование договора Картером в федеральных судах. В федеральном окружном суде победил его оппонент. Однако в апелляционном суде возобладала позиция правительства, согласно которой Картер имел право расторгнуть договор без согласия Сената. Затем Верховный суд отклонил все дело, не вынеся никакого решения (по формальности, связанной с правоспособностью подать в суд на сенатора-республиканца Барри Голдуотера), тем самым оставив конституционную победу за президентом по умолчанию.Признание Картером Китая значительно снизило напряженность в Восточной Азии. На смену сторонникам жесткой линии в Китае пришли коммунисты, которых больше интересовал экономический рост, чем военное противостояние. Между Китаем и США были установлены выгодные торговые отношения, что привело к огромному импорту готовых потребительских товаров из Китая в обмен на американские пиломатериалы и продукты питания.

Чтобы заменить дипломатические отношения с Тайванем, Конгресс принял Закон об отношениях с Тайванем. Он предусматривал создание на Тайване Американского института, который выкупил старое американское посольство.Сотрудники института состояли из только что вышедших на пенсию американских офицеров дипломатической службы, имеющих опыт работы на Дальнем Востоке. Тайвань создал соответствующий институт в Вашингтоне, округ Колумбия, в котором работают бывшие дипломаты. Таким образом, каждая сторона продолжала поддерживать квазидипломатические отношения, хотя и делала вид, что они разорвали отношения. США продолжали поставлять Тайваню оружие для защиты с материка, что привело к некоторым трениям в американо-китайских отношениях.

Иранский кризис с заложниками

Иран стал важным игроком на шахматной доске 20-го века по двум причинам.В 1909 году там была обнаружена нефть, и она считалась географической пробкой, удерживающей Россию в азиатской бутылке и не допускающей ее на Ближний Восток. Британцы через англо-голландскую Shell Oil почти ничего не получали от иранской нефти в середине века, но в 1951 году новый непостоянный премьер-министр Мохаммад Моссадык выгнал их. Американское правительство забеспокоилось, что Иран теперь созрел для советского поглощения. Центральное разведывательное управление организовало переворот, в результате которого был свергнут премьер-министр и восстановлена ​​власть правящей династии Пехлеви, чей монарх в то время был низведен до подставного лица при Моссадыке.Этот лидер, Мохаммад Реза Шах Пахлава («шах», что означает «правитель»), получил право управлять после того, как права на 80 процентов нефти были переданы (переданы) американским и британским интересам. Это сделало шаха западной марионеткой в ​​глазах многих иранцев.

Но шах, ободренный американской поддержкой на протяжении многих лет, становился все более тираническим по отношению к своему народу. Он объявил соперничающие политические группировки вне закона и задействовал одно из самых страшных в мире агентств тайной полиции. Это привело к бесчисленным нарушениям прав человека.Ко времени президентства Картера недовольство шахом было широко распространено в Иране, как и гражданские беспорядки. Самую яростную оппозицию шаху возглавляла радикальная исламская группа, которая хотела создать правительство, более строго придерживающееся учений своей веры. Их верховный религиозный лидер, аятолла Хомейни, пятнадцать лет находился в изгнании в Париже. Но к началу 1979 года консервативное исламское движение стало настолько сильным, что шах был вынужден бежать из Ирана и передать власть новой группе ориентированных на Запад технократов.Вскоре после этого аятолла вернулся на родину и был немедленно провозглашен миллионом иранцев, маршировавших на столицу, как бесспорный лидер нации.

Шах был теперь в изгнании в Мексике, умирая от рака, и президент Картер разрешил ему приехать в Соединенные Штаты для убежища и лечения. Это привело в ярость мусульманских фундаменталистов в Иране. В ноябре 1979 года боевики-исламисты, верные аятолле, захватили американское посольство в Тегеране, столице Ирана. Они захватили шестьдесят шесть американцев и взяли их в заложники, требуя возвращения шаха, чтобы предстать перед судом.Кроме того, они требовали денег и имущества, которые шах спрятал за пределами Ирана, и извинений от Америки, которую они считали «Великим сатаной».

Картер принял незамедлительные меры. Он заморозил иранские активы на миллиарды долларов в США, потом начал секретные переговоры, но ничего не вышло. То, как новостные телеканалы сообщали о кризисе, только усилило разочарование Америки. Толпы сожгли американский флаг и выкрикивали «Марг бар Америка» («Смерть Америке») в ночных телевизионных новостях Ирана.Эти видеоклипы были ретранслированы в Соединенных Штатах, что вызвало чувство опасения за заложников и гнев на Иран. Подсчитывая количество дней, в течение которых заложники находились в состоянии, ночные объявления, такие как «Америка в заложниках, день восемьдесят девятый», фокусировались на затянувшемся аспекте ситуации. Американцы стали нетерпеливы из-за, казалось бы, неэффективного президента, который не смог добиться освобождения заложников. Иранцы усиливали эту политическую напряженность, давая блестящие обещания, а затем почти ежедневно отказываясь от них.

Наконец, Картер одобрил секретную военную миссию по освобождению заложников. К сожалению, у трех из восьми вертолетов, перевозивших десант, возникли механические проблемы. Один из них врезался в транспортный самолет в отдаленной пустыне Ирана, в результате чего погибли восемь солдат. После провала Иран рассредоточил заложников по укрытиям по всей стране, сделав спасение невозможным. Провал спасательной операции обрек Картера на политическую гибель. Казалось, это укрепило широко распространенное представление о том, что он не может добиться цели и что Америка потеряла свое преимущество.Его рейтинг одобрения сильно упал, и он должен был быть переизбран в течение года, когда республиканцы сделали серьезной проблемой его действия в условиях кризиса. Ближе к концу своего правления Картер заключил соглашение, которое привело к освобождению заложников. В его исполнительном соглашении с Ираном указывалось, что США разблокируют все иранские средства, а США и Иран будут использовать трибунал в Гааге, Нидерланды, для урегулирования своих финансовых претензий. США также пообещали не вмешиваться во внутренние дела Ирана.Взамен Иран согласился освободить заложников. Посольство США впоследствии стало тренировочным лагерем для Революционной гвардии, самого воинственного и самого антиамериканского крыла группировок, поддерживающих исламский режим.

История холодной войны в 40 цитатах

Латинская Америка

Академический вебинар: Демократия в Латинской Америке

Патрик Деннис Дадди, директор Центра исследований Латинской Америки и Карибского бассейна и старший приглашенный научный сотрудник Университета Дьюка, ведет беседу о демократии в Латинской Америке. Эта встреча является частью проекта   Диамонштайн-Шпильфогель о будущем демократии . ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью в CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики.Мы рады, что Патрик Деннис Дадди сегодня с нами, чтобы поговорить о демократии в Латинской Америке. Посол Патрик Дадди является директором Центра исследований Латинской Америки и Карибского бассейна Университета Дьюка и преподает в Школе бизнеса Фукуа при Университете Дьюка и Школе государственной политики Сэнфорда. С 2007 по 2010 год он был послом США в Венесуэле при администрациях Буша и Обамы. До своего назначения в Венесуэлу посол Дадди был заместителем помощника госсекретаря по делам Западного полушария, а также работал в посольствах в Бразилии, Чили, Боливии, Парагвае, Доминиканской Республике, Коста-Рике и Панаме. тесно с Гаити.Так что я рад, что он сегодня с нами. Он прослужил почти три десятилетия на дипломатической службе. Он преподавал в Национальном военном колледже, читал лекции в Институте дипломатической службы Государственного департамента и является членом CFR. Итак, посол Дадди, вы привнесли в этот разговор весь свой опыт, чтобы обсудить этот очень маленький вопрос о состоянии демократии в Латинской Америке и о том, какой должна быть политика США. Это широкая тема, но я собираюсь передать ее вам, чтобы дать нам свое понимание и анализ.ДАДДИ: Что ж, добрый день или утро всем, кто подключился, и, Ирина, спасибо вам и другим людям в Совете за предоставленную мне возможность. Я думал, что начну с краткого вступления, частично основанного на моем собственном опыте в этом регионе, а затем оставлю как можно больше времени для вопросов. Для начала давайте вспомним, что президент Байден провел саммит по вопросам демократии в начале декабря, и, открывая этот саммит, он подчеркнул, что для нынешней американской администрации, в частности, защита демократии, по-моему, он сказал, является определяющей задачей. идет вперед.Теперь я, безусловно, присоединяюсь к этому утверждению, и я также хотел бы начать с напоминания людям, как далеко продвинулся регион за последние десятилетия. Я прилетел в Чили во время режима Пиночета, чтобы присоединиться к посольству в самом начале 1980-х годов, и я помню, что рейс Braniff Airlines, который доставил меня в Сантьяго, по сути, останавливался в каждом бурге и дорфе с аэропортом из Майами в Сантьяго. Раньше его называли молочным бегом. И практически в каждой стране, в которую мы приземлились, существовала военная диктатура, и права человека соблюдались скорее на словах, чем на самом деле.С тех пор все действительно существенно изменилось, и на протяжении большей части 80-х годов мы наблюдали довольно постоянное движение в направлении демократии, а несколько позже, в 80-х годах, во многих частях Латинской Америки также охват рыночно-ориентированной экономическая политика. Некоторое отставание было даже в начале нового тысячелетия. Но, тем не менее, тысячелетие открылось 11 сентября 2001 года подписанием в Лиме, ​​Перу, Межамериканской демократической хартии. Госсекретарь Пауэлл фактически находился в Лиме для подписания этого соглашения, которое было одобрено всеми странами региона, кроме Кубы.Это был большой шаг вперед для региона, который был синонимом сильной политики, военного правительства и репрессий. С тех пор отставание было значительным, и действительно, всего год или два назад, во время пандемии, Институт демократии и управления выборами или Избирательная администрация — кажется, он называется IDEA — отметил, что в большей части региона общественность проигрывала. вера в демократию как предпочтительную форму правления. Я бы сказал, более определенно, что реальное значение в последние годы имело ухудшение демократии в ряде стран и неспособность остального полушария что-либо с этим поделать, несмотря на тот факт, что полушарие в целом указали, что полное участие в межамериканской системе требует демократического управления и уважения прав человека.Венесуэла сейчас довольно непримиримо авторитарное правительство. То же самое и с Никарагуа, и в ряде других стран региона также наблюдается реальный спад. Я думаю, что было бы уместно спросить, учитывая прогресс, достигнутый, скажем, с начала 80-х по 2000 год, чем это объясняется, и я бы сказал, что есть ряд ключевых факторов. По большому счету, замечу, факторы внутренние. Иными словами, они проистекают из обстоятельств внутри региона и не обязательно являются следствием внешней подрывной деятельности.Бедность, неравенство, в некоторых случаях клановый капитализм, преступность, незаконный оборот наркотиков — эти вещи продолжают терзать целый ряд стран региона. Повсеместная коррупция — это то, с чем боролись отдельные страны, и в целом не удалось значительно сократить ее. По сути, управляемость как общее понятие, вероятно, объясняет или является тем заголовком, под которым мы должны исследовать, почему некоторые люди утратили веру в демократию. Вы знаете, в последнее время у нас было несколько очень интересных выборов.Давайте на время отложим в сторону тот факт, что, особенно с 2013 года, Венесуэла резко ухудшилась практически во всех отношениях — политическом, экономическом — с точки зрения показателей качества жизни и так далее, как и Никарагуа, и посмотрите, например, в Перу. В Перу были проведены свободные и честные — недавно состоялись свободные и справедливые выборы, которые привели к существенным изменениям в правительстве, поскольку новый президент, учитель, является фигурой левого толка. Теперь, я не думаю, что мы, коллективно или полушарие, в этом, конечно, нет проблем.Но что объясняет тот факт, что в такой стране, как Перу, наблюдались дикие колебания между цифрами левых и правых, и в последнее время, несмотря на десятилетие в основном устойчивого значительного макроэкономического роста, почему они приняли фигуру, которая так — в хотя бы в своей кампании так глубоко бросил вызов существующей системе? Я бы сказал, что это потому, что макроэкономический рост не сопровождался микроэкономическими изменениями — в основном бедные оставались бедными, а разрыв между богатыми и бедными в основном не уменьшался.Возможно, то же самое недавно произошло в Чили, стране, которая на протяжении десятилетий была мерилом, по которому часто оценивали качество демократии во всем остальном полушарии. Новый президент или президент — я думаю, он только что вступил в должность — избранный президент Чили — это молодой политический активист левого толка, который в прошлом выражал энтузиазм по поводу таких фигур, как Уго Чавес или даже Фидель Кастро, а теперь , как избранный президент, стал использовать более умеренную риторику.Но, опять же, в стране, которая, возможно, добилась наибольших успехов в сокращении бедности, тем не менее произошел резкий переход от более традиционной политической фигуры к тому, кто выступает за радикальные перемены, и страна находится на пороге — и в процессе пересмотра своей конституции. Как это объяснить? Я думаю, что в обоих случаях это связано с разочарованием электората в способности традиционных системных партий, можно сказать, обеспечить значительное улучшение качества жизни и значительное сокращение как бедности, так и неравенства доходов, и я отмечаю что неравенство в доходах сохраняется даже тогда, когда бедность иногда сокращается, и это особенно сложная проблема для решения.Так вот, мы также видели, просто чтобы привести третий пример, совсем недавно, в прошлые выходные, выборы в Коста-Рике, которые были хорошо организованы и результаты которых были безоговорочно приняты практически всеми политическими деятелями, и я указываю в Коста-Рику отчасти потому, что я провел там много времени. Я был свидетелем выборов на местах. Но какова реальность? Реальность такова, что на протяжении десятилетий, действительно, начиная с конца 40-х годов во время правления первого «Пепе» Фигераса, страна успешно предоставляла качественные услуги населению.Однако в результате, несмотря на то, что произошли изменения, не произошло серьезного ухудшения отношения страны к демократии или ее энтузиазма в отношении собственных политических институтов. Это делает его не совсем уникальным, но очень близким к уникальному в контексте Центральной Америки. Ряд других вещей, которые я хотел бы просто оставить с вами или предложить, которые мы должны рассмотреть сегодня. Таким образом, мы — на большей части территории Латинской Америки мы наблюдаем своего рода хорошо организованные выборы, но мы часто видим своего рода драматические проблемы, иногда для политических институтов, но часто для экономической политики, и эти проблемы привели к огромным колебаниям маятника в терминах. государственной политики от одной администрации к другой, что временами подрывало стабильность и ограничивало привлекательность региона для прямых иностранных инвестиций.Однако помимо этого мы также наблюдаем своего рода раскол региона. В 2001 году, когда была принята Межамериканская демократическая хартия — была подписана в Лиме — событие, которое, возможно, привлекло бы гораздо больше внимания, если бы в тот же день не произошло других событий — большая часть региона, я думаю, , как мы могли бы понять, был в значительной степени на одной волне в политическом и даже в какой-то степени экономическом, и большая часть региона восприняла идею — извините, я теряю сигнал здесь — большая часть региона приняла более глубокие и продуктивные отношения с Соединенными Штатами.Ситуация в Венесуэле, которая породила более — около 6 миллионов беженцев — это самая большая проблема беженцев в мире после Сирии, — в какой-то степени высветила некоторые изменения в отношении демократии. Первое — и я скоро закончу, Ирина, и дам людям возможность задавать вопросы, — первое — это разочарование и неспособность региона обеспечить, знаете ли, свои собственные мандаты, свое собственное требование, чтобы демократия быть, а демократическое управление и уважение прав человека быть условием участия в межамериканской системе.Кроме того, то, что мы видели, — это распад одной большой группы стран региона, которая пыталась способствовать возвращению к демократии в Венесуэле, известной как Лимская группа. Итак, мы видим, что приверженность демократии как реальности полушария в некоторой степени ослабла. В то же время мы все чаще рассматриваем регион как арену соперничества крупных держав. Вы знаете, только в последние дни, например, президент Аргентины Фернандес выезжал на встречи и с российским руководством, и с китайским.Это не является проблемой по своей сути, но, вероятно, подчеркивает, в какой степени Соединенные Штаты являются не единственной крупной державой, действующей в регионе. У нас все еще может быть крупнейший инвестиционный фонд в регионе, но Китай сейчас является крупнейшим торговым партнером Бразилии, Чили, Перу, крупнейшим кредитором Венесуэлы. Я еще не коснулся Центральной Америки, и это особенно сложный набор проблем. Но я хотел бы отметить, что в то время как мы в Соединенных Штатах решаем целый ряд проблем, от беженцев до незаконного оборота наркотиков, мы также одновременно пытаемся углубить наши торговые отношения с регионом, отношения, которые уже очень важны для Соединенные Штаты.И, к сожалению, наше политическое влияние в регионе, я считаю, со временем ослабло из-за невнимательности в определенные моменты и из-за появления или появления новых и разных игроков, игроков, которые часто не особо интересуются местными политическими системами. меньше демократии как таковой. Так что, если позволите, я остановлюсь на этом. Как отметила Ирина, в течение тридцати лет я активно служил в этом регионе, и я был бы рад попытаться ответить на вопросы практически о любой из стран, конечно же, о тех, в которых я служил.ФАСКИАНОС: Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Если бы вы могли включить свой звук и сообщить нам о своей принадлежности, Бабак. Вопрос: Доброе утро, посол. Меня зовут Бабак. Я студент третьего курса UCI, и мой вопрос — вы упомянули ультралевых лидеров, которые приобрели большую популярность и власть в разных частях Латинской Америки. Еще один парень, который приходит на ум, — социалист из Гондураса. Но в то же время вы также наблюдали дрейф к крайне правым с такими президентами, как президент AMLO — у вас есть президент Болсонару — все они, по сути, противоположны людям в Гондурасе и, я бы сказал, в Чили.Так что же такое? Это страны, которые… я знаю, что они сильно отличаются друг от друга, но проблемы, с которыми они сталкиваются, такие как бедность, неравенство доходов, я думаю, незаконный оборот наркотиков, они существуют там, и они также существуют там. Почему возникли эти два разных рода полярностей — политические полярности возникли — возникли, возникли — ДАДДИ: Восстал. (Смеется.) В: — в этих странах? ДАДДИ: Это отличный вопрос. Замечу, во-первых, что я не вижу президента Мексики Лупеса Обрадора в качестве лидера правых.Он, конечно, — он, в основном, исходит из левых во многих отношениях и, по сути, популист, и я бы сказал, что популизм, а не какая-то правая / левая ориентация, часто является ключевым соображением. Возвращаясь к моему предыдущему комментарию о том, что я вижу народное недовольство правительствами по всему региону, часто президент Болсонару избирался в период, когда общественная поддержка государственных институтов в Бразилии, особенно традиционных политических партий, была на особенно низкий уровень, верно.Было несколько крупных коррупционных скандалов, и его кандидатура казалась — по крайней мере, некоторым — своего рода тонизирующим средством для решения проблем, которые преследовали предыдущие правительства от Рабочей партии. Он, безусловно, правая фигура, но я думаю, что ключевой момент в том, что он олицетворял перемены. Я думаю, вы знаете, мой собственный опыт показывает, что в то время как некоторые лидеры в Латинской Америке черпают свои политические рецепты из определенной идеологии, избиратели, по сути, исходят из очень практических соображений.Смогло ли правительство, находящееся у власти, выполнить свои обещания? Жизнь стала лучше или хуже? Президент Пиньера в Чили был правым деятелем, которого многие считали консервативным сторонником рынка. ПТ в Бразилии — Рабочая партия — пришла слева. На смену обоим пришли фигуры с другого конца политического спектра, и я думаю, что это было скорее вопросом разочарования, чем идеологии. Я надеюсь, что это отвечает на ваш вопрос. ФАСКИАНОС: Я собираюсь ответить на следующий письменный вопрос от Террона Адлама, студента бакалавриата Университета штата Делавэр.По сути, можете ли вы обсудить взаимосвязь между изменением климата и будущим демократии в Латинской Америке? ДАДДИ: Ну, это всего лишь небольшое дело, но на самом деле важное. Дело в том, что особенно в некоторых местах изменение климата, по-видимому, подстегивает миграцию и бедность, и здесь в Дьюке есть люди — некоторые из моих коллег — и в других местах по всей стране, которые очень внимательно изучают связи между, в частности, засухой и другими формами изменения климата, восстановление после ураганов и так далее, нестабильность, безработица, снижение качества услуг.Перегруженные страны, например, в Центральной Америке иногда не оправляются от одного урагана до того, как обрушится другой, и это имеет внутренние последствия, но также имеет тенденцию усложнять и, возможно, ускорять перемещение населения из пострадавших районов в другие районы. Иногда эта миграция является внутренней, а иногда трансграничной. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я иду рядом с поднятой рукой, Арнольд Вела. Если вы — вот вам. Вопрос: Добрый день, посол Дадди.ДАДДИ: Добрый день. В: Я Арнольд Вела. Несколько лет я служил на дипломатической службе, а сейчас на пенсии преподаю в правительстве в Northwest Vista College. Я думаю, вы указали на очень важный момент, а именно на экономическое неравенство и бедность, которые существуют в Латинской Америке, и, знаете, в этом случае я думаю, что Шеннон О’Нил приводит хорошие доводы в пользу сосредоточения по экономической политике. И мне было интересно, что вы думаете о том, как мы могли бы сделать это, например, с точки зрения иностранных инвестиций в развитие, которые могут сокращаться из-за тенденции искать внутреннее экономическое развитие в Соединенных Штатах.Но существуют ли другие механизмы, например, через министерство финансов США, финансовые способы борьбы с коррупцией? А как же Межамериканский банк развития? Следует ли расширить его роль не только в развитии инфраструктуры, но и в таких вещах, как микроэкономическое развитие, о котором вы упомянули? Спасибо. ДАДДИ: Вы знаете, как заместитель помощника госсекретаря, у меня фактически был экономический портфель для Западного полушария в течение нескольких лет в Государственном департаменте.Ясно, что торговля важна. Прямые иностранные инвестиции, я думаю, имеют решающее значение. Одна из вещей, которую мы должны помнить, когда говорим о прямых иностранных инвестициях, заключается в том, что, как правило, это частные деньги, правильно — это частные деньги, и это означает, что правительства и сообщества должны понимать, что для привлечения частных денег им необходимо установить условия, при которых инвесторы могут получать разумную прибыль и пользоваться разумной мерой безопасности. Это может быть очень, очень трудно в — Арнольд, как вы, вероятно, помните, в большей части Латинской Америки, например, в энергетическом секторе — а Латинская Америка обладает огромными энергетическими ресурсами — но энергетические ресурсы часто подвергаются своего рода ресурсного национализма.Итак, мой опыт показывает, что в некоторых частях Латинской Америки трудно привлечь инвестиции, которые могли бы иметь очень существенное значение, отчасти потому, что местная политика в значительной степени препятствует расширению прав собственности или участия в прибыли при разработке некоторых ресурсов. Тот факт, что эти вещи изначально не были разрешены в Мексике, привел к изменению конституции, чтобы разрешить как участие в прибылях, так и иностранное владение в некоторой степени определенными ресурсами.Инвесторы нуждаются в определенной мере безопасности, и это включает, среди прочего, уверенность в том, что существует разумное ожидание равного обращения в соответствии с законом, правильно. Таким образом, правовые положения, а также определение для привлечения иностранных инвестиций. Такие места, как — маленькие места, если хотите, такие как Коста-Рика, очень и очень успешно привлекают иностранные инвестиции, отчасти потому, что они усердно работали над созданием условий, необходимых для привлечения частных денег. Я хотел бы отметить — позвольте мне добавить еще одну мысль, и это часть проблемы в — я думаю, в некоторых местах было то, что мы в Соединенных Штатах часто называем клановым капитализмом.Нам нужно сделать так, чтобы конкуренция за контракты и так далее была действительно прозрачной и справедливой. Что касается международных институтов, то в США их много, иногда неизвестных в регионе, как, например, Агентство по торговле и развитию, которое продвигает, среди прочего, технико-экономические обоснования, и единственное условие для помощи со стороны TDA заключается в том, чтобы последующие контракты были честными и открытыми, а американским компаниям было разрешено конкурировать.Таким образом, ресурсы есть, и я, безусловно, поддержал бы большую концентрацию на Латинской Америке, и я думаю, что это может иметь реальное влияние. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос — письменный вопрос — от Чейни Ховарда, который изучает бизнес в Университете Говарда. Вы говорили об эрозии демократического толчка в росте Латинской Америки, особенно с Lima Group. Что, по вашему мнению, должно произойти, чтобы новая сила была создана или поощрялась, чтобы помочь нациям объединиться и улучшить демократический рост? ДАДДИ: Ну, Лимская группа, которая была организована в 2017 году специально для того, чтобы выступать за восстановление демократии в Венесуэле, по существу распалась, поскольку страны стали больше смотреть внутрь себя, борясь, в частности, с ранним экономическим кризисом. последствия пандемии.Некоторые из вас помнят, что, например, в самом начале круизные лайнеры в Карибском море, по сути, перестали плавать. Ну, большая часть Карибского бассейна полностью зависит от туризма, верно. Таким образом, пандемия фактически привлекла внимание людей к их собственным внутренним проблемам. Я думаю, что у нас еще есть хорошие институты. Но я думаю, что нам нужно найти другие способы, кроме санкций, для поощрения поддержки демократии. В последние годы США особенно склонны не к интервенционизму, а к санкциям в отношении других стран.Хотя иногда — и я сам иногда выступал за санкции, в том числе в Конгрессе, в очень ограниченных обстоятельствах — я считаю, что мы должны быть готовы не только к санкциям, но и к поощрению. Нам нужна политика, которая предлагает столько же пряников, сколько и кнутов, и мы должны быть готовы к более активному участию в этом, чем мы делали это в последние пятнадцать лет. Некоторые из этих проблем возникли некоторое время назад. Так вот, одним особенно важным источником помощи в целях развития всегда был счет «Вызовы тысячелетия», и здесь есть ключевой вопрос, который, я думаю, в значительной степени ограничивает степень участия Корпорации «Вызовы тысячелетия», и это касается стран со средним уровнем дохода. не имеют права на их крупные программы помощи.Я думаю, нам следует вернуться к этому вопросу, потому что, хотя некоторые страны относятся к странам со средним уровнем дохода, если вы рассчитываете доход на душу населения только с использованием ВВП, страны с серьезными проблемами неравенства доходов, а также с бедностью не подходят, и я думаю, что мы должны рассмотреть формулы, которые позволили бы нам направить больше помощи в некоторые из этих стран. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос от Кеннеди Химмела, у которого нет доступа к микрофону, студента Висконсинского университета в Грин-Бей.Кажется, есть неопровержимые доказательства того, что американский империализм вел как тайную войну, так и сам менял режимы в странах Центральной Америки на протяжении прошлого века и нашего нынешнего. Наиболее заметным случаем стала операция «Кондор», пик которой пришелся на время администрации Рейгана. Вы предположили, что проблемы, которые преследуют эти страны из-за приверженности преимущественно правым диктатурам, являются продуктом кланового капитализма, бедности и коррупции, которые являются внутренними проблемами.Считаете ли вы, что некоторые из этих проблем этих стран являются побочным продуктом вмешательства США и Запада, экономической войны, навязывания западного неолиберализма? ДАДДИ: Что ж, это хороший вопрос. Мой собственный опыт работы в этом регионе относится к началу 80-х годов. Я имею в виду, конечно, что во время холодной войны Соединенные Штаты были склонны поддерживать практически любое правительство, которое мы воспринимали или которое настаивало на том, что оно решительно антикоммунистическое. Вот уже несколько десятилетий США делают поддержку демократии основой своей политики в регионе, и я думаю, что мы в значительной степени вышли из — знаете, нашего более раннего периода либо интервенционизма, либо, в некотором смысле, иногда даже когда мы не были полностью — когда мы не были активны, мы были замешаны в том, что мы не применяли никаких стандартов, кроме антикоммунизма, со странами, с которыми мы были готовы работать.Это была настоящая проблема. Замечу, кстати, для всех интересующихся, что несколько лет назад, лет пять назад, если не ошибаюсь, Ирина, в Иностранных делах , издаваемом Советом по международным отношениям, серия статей в одном номере под названием «Что на самом деле произошло?», а для тех, кто интересуется тем, что на самом деле произошло в Чили во время правления Альенде, там есть статья человека по имени Дивайн, который фактически находился в посольстве во время переворота и работал, как он теперь признает, на ЦРУ.Поэтому я отсылаю вас к этому. В последние десятилетия я чувствую, что США, безусловно, пытались продвигать свои собственные интересы, но не занимались подрывом правительств, и большая часть экономического роста, которого добились некоторые страны, напрямую связана с тем фактом, что мы заключили соглашения о свободной торговле с большим количеством стран Латинской Америки, чем с любой другой частью мира. Я очень отчетливо помню, что через пять лет после заключения соглашения с Чили объем торговли в обоих направлениях — и, как следствие, не только занятость, но и вид валового дохода — следовательно, очень существенно увеличился; знаете, более чем на сто процентов.То же самое было и с Мексикой. Итак, вы знаете, у нас есть история в регионе. Я думаю, это во многом объясняется тем, что если посмотреть на политику США и понять, что это было — почти все преломлялось через оптику холодной войны. Но, знаете, прошло уже много десятилетий с тех пор, как это было. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я иду к Элизабет Макдауэлл, у которой поднята рука. В: Привет. Я Элизабет Макдауэлл. Я аспирант факультета государственной политики Университета Дьюка.Посол Дадди, спасибо за ваш разговор. Я хочу задать вопрос о потенциальном компромиссе между хорошим управлением и… ДАДДИ: Я потерял твой звук. Пожалуйста, повторите. Q: Как мой звук сейчас? OK. Мой- ДАДДИ: Тебе придется повторить вопрос. В: Мой вопрос касается критических полезных ископаемых и металлов в регионе, и, по сути, эти металлы и полезные ископаемые, включая литий, кобальт, никель, медь и другие, необходимы для перехода к чистой энергии, и есть много стран, которые ввела новую политику, чтобы получить финансовую выгоду от запасов, поскольку эти полезные ископаемые очень распространены в регионе.И мой вопрос: считаете ли вы, что существует компромисс между устойчивым развитием и наличием полезных ископаемых, которые нам нужны по низкой цене, и возможностью стран извлекать экономическую выгоду из своих запасов природных ресурсов? ДАДДИ: Ага. Я не совсем уверен, как бы я охарактеризовал компромиссы. Но, знаете, как я упоминал, например, в отношении нефти и газа, но то же самое относится и к литию, кобальту и так далее, в большей части Латинской Америки ресурсы, которые находятся под поверхностью Земли, принадлежат нации, правильно.Они принадлежат нации. И в некоторых местах — я очень хорошо помню Боливию — в какой-то момент возникло огромное сопротивление строительству иностранной организацией трубопровода, по которому боливийский газ будет вывозиться из страны. И это сопротивление уходит своими корнями в историю Боливии в том смысле, в каком оно было у большей части населения — что страна эксплуатировалась в течение пятисот лет, и они просто не доверяли разработчикам в обеспечении того, чтобы страна надлежащим образом участвовала в эксплуатации природных ресурсов. газовые ресурсы страны.Всего несколько лет назад другая — кажется, крупная компания — со штаб-квартирой в Индии открыла, а затем закрыла крупную операцию, которая должна была развиваться — я думаю, это тоже была добыча лития — в Боливии из-за трудностей, вызванных правительство. Я понимаю, почему эти трудности возникают в странах, которые подвергались эксплуатации, но учтите, что эксплуатация многих из этих ресурсов является капиталоемкой, и во многих из этих стран потребуется капитал из-за пределов страны.И поэтому страны должны найти способ как обеспечить разумный уровень компенсации компаниям, так и доход для страны. Так что это вызов, верно. Это вызов. В настоящее время в некоторых местах китайцы могут не только разрабатывать, но и вести бизнес, отчасти потому, что у них практически ненасытный аппетит на эти полезные ископаемые, а также на другие товары. Но долгосрочное развитие должно быть вертикально интегрированным, и это — и я думаю, что это потребует много внешних денег, и, опять же, некоторым странам придется выяснить, как это сделать, когда мы говорим о ресурсах, которые , в очень большой степени, рассматриваются как достояние нации.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь задать следующий вопрос Лии Пэррот, второкурснице Нью-Йоркского университета. Считаете ли вы, что сама глобализация, конкурентные глобальные рынки, борьба за влияние в регионе являются причиной роста популистского разочарования, о котором вы говорили? ДАДДИ: Хм. Интересный вопрос. Я полагаю, что это… вы знаете, связь есть. Просто чтобы дать своего рода интуитивный ответ, факт состоит в том, что существуют культурные различия на определенных рынках и регионах мира.Некоторые страны, вы знаете, по-другому подошли к развитию своих рынков труда, а также к торговой политике. Я бы сказал, что сегодня реальность такова, что мы не можем избежать глобализации, и ни одна страна не контролирует ее. Таким образом, странам, которым до сих пор не удавалось внедрить себя и добиться того же роста, что и в других странах, придется адаптироваться. Что мы действительно знаем из предыдущего опыта в Латинской Америке, так это то, что высокие тарифные барьеры — это не выход, верно, что это привело к слабости отечественной промышленности, повсеместной коррупции и, в конечном счете, к очень, очень хрупким макроэкономическим показателям.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Альберто Нахарро, аспирантом Университета Дюка Куньшаня. ДАДДИ: Ну. В: Привет. Добрый день. Спасибо за уделенное время. Мой вопрос касается Сальвадора. Я из Сальвадора, и я просто предоставлю краткий обзор. С момента вступления в должность президента и особенно в течение последних шести месяцев президент Букеле и Национальная ассамблея, в которой доминируют союзники Букеле, быстро предприняли шаги по ослаблению системы сдержек и противовесов, подрыву верховенства закона и кооптации судебной системы страны, консолидации власти в Исполнительный.Какой, по вашему мнению, должна быть роль Соединенных Штатов, если таковая имеется, в том, чтобы обратить вспять тенденции отступления от демократии в Сальвадоре? Учитывая недавние события, такие как внезапный отъезд временного посла США Жана Манеса из страны, могут ли Соединенные Штаты продолжать взаимодействие с Сальвадором, особенно в связи с тем, что Букеле укрепляет отношения с такими лидерами, как Си Цзиньпин и Эрдоган? ДАДДИ: Ну, во-первых, я помню, что посол Жан Манес, который, кстати, является моим старым другом, вернулся в Сальвадор в качестве поверенного, и я не уверен, что администрация Байдена действительно назначили нового посла.Я склонен думать, что важно помнить, что у нас есть посольства в столицах для продвижения интересов США, и что, когда мы закрываем эти посольства или прекращаем переговоры с принимающим правительством, это причиняет нам столько же вреда, сколько и им. В какой-то степени, я думаю, нас коллективно беспокоит то, что Сальвадор, по сути, находится на пути к авторитаризму. Отмечу, что Гондурас, Сальвадор и Гватемала, ни одна из этих троих, наряду с Никарагуа, не были приглашены на декабрьский Саммит демократии президента Байдена, и, знаете, вполне может быть, что США.С. должен изучить ряд стимулов для правительства, чтобы восстановить независимость судебной системы и уважение к разделению властей. Я, конечно, думаю, что это в интересах Соединенных Штатов, но это также и в интересах — в интересах региона. Вот почему в 2001 году весь регион собрался вместе, чтобы подписать Межамериканскую демократическую хартию. Как именно это должно быть реализовано — как мы должны реализовать — вы знаете, воля региона — это то, что, я думаю, правительства должны решать коллективно, потому что я считаю, что коллективные действия лучше, чем односторонние действия.Конечно, США не собираются вмешиваться, и в Сальвадоре уже действуют многие американские компании. Вы знаете, регион обнаружил, что восстановление демократии — защита демократии, восстановление демократии — очень, очень трудная работа в последние годы, и это не в последнюю очередь потому, что — это не только Соединенные Штаты, это остальные регион — даже санкции эффективны только в том случае, если они широко соблюдаются другими ключевыми игроками. И я не всегда уверен, что санкции — это выход.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на два письменных вопроса вместе, так как их так много. Первый от Молли Тодд из Технологического института Вирджинии. Там она кандидат наук. Размышляя о роли США в продвижении демократии в Латинской Америке, как вы объясняете поддержку США диктаторов в регионе? А затем Уильям Уикс из Университета штата Аризона — насколько влияние Китая способствует авторитарному правлению и препятствует демократии в Латинской Америке? ДАДДИ: Я в этом не уверен — сначала я отвечу на последний вопрос.Я не уверен, что активность Китая в регионе препятствует развитию демократии, но она позволила выжить некоторым влиятельным фигурам, таким как Николас Мадуро, выступая иногда в качестве альтернативного источника финансирования рынков для товаров местного производства, а также источника технологий и так далее, чтобы Соединенные Штаты и все остальное, что эвфемистически называют Западом, верно. Таким образом, Китай фактически обеспечил спасательный круг. Линия жизни, по моему опыту, не особенно идеологизирована. Вы знаете, русские в регионе часто кажутся заинтересованными в том, чтобы быть немного щепетильными, ткнуть нам пальцем в глаз и напомнить Соединенным Штатам, что они могут проецировать силу и влияние в Западном полушарии так же, как мы можем в Восточном Европы и Средней Азии.Но китайцы немного другие. Я думаю, что их интересы в основном коммерческие, и в целом они не заинтересованы в латиноамериканской демократии. Таким образом, демократичность не является условием для ведения бизнеса с Китаем. В более общем плане, я думаю, я бы сослался на свой предыдущий ответ. США, по сути, не поддерживали сильную фигуру (фигуры), возникшую в Латинской Америке в последние десятилетия. Но, знаете ли, тенденция принимать то, что многие в Латинской Америке называют caciques , или фигурами силачей — верхом на лошадях, — утвердилась в Латинской Америке, верно, — стала очевидной в Латинской Америке еще в девятнадцатом веке.В ХХ веке, начиная, скажем, в частности, после Второй мировой войны, мы, безусловно, смотрели на вещи больше через призму холодной войны, и я уверен, что не я один вспоминаю, что президент Франклин Делано Рузвельт в определенный момент, я думаю, это был 1947 год, сказал Анастасио Сомосе, что он был сукиным сыном, но, ну, он был нашим сукиным сыном. Я думаю, что такой подход к Латинской Америке давно отложен. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Гэри Прево.Вопрос: Посол, я разделяю ваш скептицизм по поводу санкций и задам очень прямой вопрос. Я считаю, что администрация Байдена в данный момент упускает реальные возможности для диалога как с Венесуэлой, так и с Кубой, отчасти из-за этого раздвоения мира на демократию и авторитаризм, чего администрация Обамы действительно избегала и, как мне кажется, в результате приобрел значительный авторитет и понимание в более широкой Латинской Америке. Поэтому я очень обеспокоен тем, что сейчас в обоих этих случаях упускаются возможности.ДАДДИ: Я не соглашусь с вами в одной части, отметив, что я уже — и, на самом деле, несколько лет назад я написал статью для Совета, в которой я говорил о желательности поиска выхода для Венесуэлы. Но я отмечаю, что многие из санкций, которые есть, были введены в отношении Венесуэлы, в частности, в течение определенного периода времени как республиканцами, так и демократами, и проблема для США, в частности, в отношении Венесуэлы заключается в том, что страна стала менее продуктивной, более авторитарной, они вытеснили 6 миллионов беженцев и легли тяжелым бременем почти на все другие страны субрегиона.Я не уверен, что в данный момент США упускают там возможность, и, если на то пошло, изменения, которые были внесены на Кубу или в политику в отношении Кубы администрацией Обамы, которые я одобрил, по большей части остались в силе. на месте администрацией Трампа, что достаточно интересно. Были некоторые изменения, но они не были столь драматичными, как надеялись многие, кто выступал против реформ Обамы, и которые хотели обратить их вспять. Так что это оба крепкие орешки. Я думаю, стоит хотя бы отметить, что сочетание некомпетентности, коррупции, авторитаризма, в частности, в Венесуэле, превратившей то, что когда-то было самой успешной демократией в регионе, в бессмыслицу или почти бессмыслицу, Я не уверен, понимаете, как мы справляемся с этим в данный момент.Но я, безусловно, поддерживаю идею поощрения диалога и поиска формулы, которая способствовала бы возвращению демократии. И, опять же, вы знаете, пожив в Венесуэле, я чувствую, что многие — вы знаете, венесуэльцы любят свою страну. Большинство из тех, кто уехал, сделали это не по своей воле или, знаете ли, от счастливого сердца, если хотите. Это люди, которые нашли условия на местах в стране невыносимыми. Что касается того, как мы реагируем на этот вызов, я не вижу в последнее время никаких новых мыслей по этому поводу.Но, конечно же, диалог является его частью. Точно так же и с Кубой у нас — вы знаете, мы видели пятидесятилетнюю политику, которая не сработала. Так что я надеюсь, что когда-нибудь в ближайшем будущем увижу свежие мысли о том, как действовать и на этом фронте. Вы знаете, сложно обойти то, что это не страны, которые уважают права человека, свободу слова, свободу прессы. На самом деле они носят репрессивный характер, поэтому сотни тысяч американцев кубинского происхождения живут в Соединенных Штатах, а миллионы венесуэльцев живут за пределами своих национальных границ.Это настоящая дилемма. Я бы хотел, чтобы у меня было решение, но у меня его нет. ФАСКИАНОС: У нас почти нет времени. У нас есть еще много письменных вопросов и поднятых рук, и я приношу свои извинения, что мы не сможем на них ответить. Но я собираюсь использовать свои полномочия модератора, чтобы задать вам последний вопрос. ДАДДИ: Угу. ФАСКИАНОС: Вы служили — о, это хорошо. Вы прослужили большую часть своей карьеры, более тридцати лет, в правительстве США, а теперь преподаете. Какой совет или что вы могли бы дать студентам по призыву о продолжении карьеры на дипломатической службе, и что вы говорите своим студентам сейчас и профессору или своим коллегам о том, как побудить студентов продолжать? Мы видели, что она стала менее привлекательной — стала менее привлекательной в администрации Трампа.Это может быть вверх — больше на подъеме. Но, конечно, опять же проблема с оплатой и частным сектором против государственного. Итак, какие мысли вы можете оставить нам? ДАДДИ: Ну, во-первых, по моему личному опыту, нет ничего лучше, чем быть американским дипломатом за границей. Мой личный опыт — вы знаете, восходит к 80-м годам. На самом деле я очень недолго был офицером ВВС в начале 70-х. Я думаю, что государственная служба по своей сути вознаграждается, в отличие от работы в частном секторе, где вы действительно можете влиять на отношения между людьми и нациями, и я думаю, что это очень, очень интересно.Я происхожу из семьи, знаете ли, состоящей, знаете, из юристов, в частности, в моем поколении, даже в следующем, и я знаю, что это может быть — такая работа или работа в частном секторе, финансовая сообщество, каким бы оно ни было, также может быть очень захватывающим. Но дипломатия уникальна, и у человека также есть смысл делать что-то, что приносит пользу нашей стране и, хочется надеяться, миру. Рискуя снова быть легкомысленным, я всегда чувствовал, что я на стороне ангелов.Вы знаете, я думаю, что мы сделали много ошибок, но в целом наше участие в странах, в которых я работал, было положительным. ФАСКИАНОС: Замечательно. Что ж, на этой ноте, посол Патрик Дадди, спасибо вам за вашу службу этой стране. Большое спасибо за то, что поделились с нами своими мыслями. Я знаю, что это очень широко, чтобы охватить весь регион, и мы не отдали должное всем странам. ДАДДИ: И нам еще предстоит — и нам еще предстоит упомянуть Гаити, о котором я все время беспокоюсь.ФАСКИАНОС: Я знаю. Есть так много вещей, чтобы покрыть. Недостаточно времени, недостаточно часов в сутках. И мы ценим всех за ваше время, за то, что вы с нами, за ваши отличные вопросы и комментарии. Еще раз прошу прощения, что не до всех дошел. Но нам просто нужно, чтобы вы вернулись. Так что еще раз спасибо. Для всех вас наш следующий академический вебинар состоится в среду, 23 февраля, в 13:00. (ET) с Роджером Фергюсоном из CFR о будущем капитализма. Так что, как всегда, следите за нами в Твиттере на @CFR_Academic.Посетите сайты CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для изучения и анализа глобальных проблем. Мы распространим ссылку на издание Foreign Affairs , которое упомянул посол Дадди, чтобы вы могли ознакомиться с ним. И еще раз спасибо за ваше время сегодня. Мы ценим это. ДАДДИ: Было приятно. Спасибо. (КОНЕЦ

Вебинар с Патриком Деннисом Дадди 9 февраля 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Брежневская эпоха и после нее

Брежневская эпоха явно заканчивается.В октябре этого года ему исполнится пятнадцать лет на посту главы партии, что как минимум на четыре года больше, чем официальный срок Никиты Хрущева. В декабре ему исполнится 73 года, и следующей весной он, если продержится, обойдет Сталина как старейшего советского лидера, когда-либо занимавшего высший партийный пост. Он уже создал прецедент одновременно и главы государства, и лидера партии; он не уступал Сталину в звании Маршала Советского Союза. Почти по любым меркам последние 15 лет следует считать его «эпохой».«Сейчас преклонный возраст и физические недуги Генерального секретаря ЦК КПСС позволяют предположить, что идет преднаследственный период и можно начинать процесс подведения итогов брежневского периода.

Когда в октябре 1964 года был свергнут Хрущев, Леонид Брежнев был ведущим кандидатом, сумевшим пережить опасности советской политики и прийти к власти. Хотя некоторые наблюдатели объединили его с президентом Николаем Подгорным и премьер-министром Алексеем Косыгиным в новый триумвират, Брежнев находился в выгодном положении партийного лидера.Другие претенденты на этом пути — Александр Шелепин и Петр Шелест, лидер украинской партии — в конце концов были сняты; и даже его предполагаемый старый товарищ Подгорный был грубо оттеснен в 1977 году, чтобы Брежнев мог занять уникальное положение в правительстве и партийном лидере. Но гораздо раньше, может быть, к 1970 году, Брежнев явно занимал командную позицию. И он, похоже, преуспел в программе, которую можно было бы назвать консервативной или ортодоксальной.

Брежнев добился восстановления статус-кво до Хрущева: он укрепил консервативные элементы в структуре власти; партийная бюрократия стабилизировалась; и военные и органы безопасности получили власть.Он тщательно избегал экспериментов со структурными реформами в экономике, несмотря на давление с целью принятия новых подходов. Экономические показатели не были впечатляющими, но, тем не менее, удовлетворяли приоритет режима военного роста.

Его внешней политике не хватало яркости Хрущева, и это имело тенденцию смягчать советские поражения (например, Египет). Общая тема заключалась в настойчивости: укрепление советской власти на Дальнем Востоке для противодействия Китаю, разыгрывание карты разрядки с Европой и Соединенными Штатами.Воспользовавшись полуторадесятилетними беспорядками и потрясениями на Западе, Брежнев неустанно инвестировал в советский военный рост и в последние годы добивался новых стратегических преимуществ в Африке и Юго-Восточной Азии. Он оставит в наследство более сильное, чем унаследовал: СССР — действительно глобальная сверхдержава с краткосрочными возможностями и значительной геополитической силой.

II

Большинство характеристик брежневского режима проявились в первые несколько лет после переворота против Хрущева в 1964 году.В фундаментальном смысле любая антихрущевская клика — с Брежневым или без него — должна была реагировать против хрущевской политики и, в частности, против того, что казалось его эксцессами. Он держал советскую партию и правительство в смятении в течение семи лет после впечатляющего разгрома «антипартийной» группы Молотова-Маленкова в 1957 году. Спутниковая дипломатия, угрозы Берлину, раскол с Китаем, Берлинская стена Кубинский кризис последовал за ним головокружительной чередой; одновременно первый секретарь выступал против Сталина, настаивал на сокращении численности армии, реорганизовывал хозяйство, раскалывал партию на промышленные и сельскохозяйственные секции и провозглашал партию «всего народа», предлагал новую партийную программу, отстранял Сталина от мавзолей и настаивал, что к 1980 году построит «коммунизм».

Время требовало сокращения. Но были и серьезные дилеммы. Хрущев высвободил политические силы, которые было нелегко сдержать: большая либерализация в искусстве, некоторая свобода действий для идей по экономической реформе, угроза традиционному приоритету тяжелой промышленности и, самое главное, всепроникающий антисталинизм. Новый режим не мог просто загнать всех этих джинов обратно в бутылку. Более того, антихрущевство сплотило небольшую коалицию в 1964 году, но не гарантировало консенсуса по альтернативной программе.В коалиции были разные интересы; некоторые могли быть примирены; другие требовали конфронтации. Баланс между примирением и конфронтацией в конечном итоге отражал политический выбор партийного лидера, поскольку если и существовал один всеобъемлющий элемент, то это было желание восстановить центральную власть и дисциплину. В советской системе никакой другой институт, кроме партии, не мог выполнять эту роль.

Таким образом, неудивительно, что возрождение главенства партии стало визитной карточкой брежневской эпохи.Быстро прекратилось потенциально взрывоопасное разделение партии на противоборствующие сельскохозяйственные и промышленные фракции. Предсказанная Хрущевым быстрая смена партийных лидеров на всех уровнях была отложена, а затем обращена вспять, чтобы старшие товарищи могли немного утешаться своим пребыванием в должности и гарантиями работы. Партия «всего народа» была тихо забыта. Власть постепенно возвращалась к московскому центру. И эта тенденция символизировалась возрождением терминологии старых времен: Политбюро вместо Президиума, Генеральный секретарь вместо Первого секретаря.Партийный аппарат возрождался, и им руководил Брежнев.

Поскольку бюрократия процветает благодаря четкой иерархии, упорядоченным процедурам и приверженности статусу-кво, в ней мало места для идеологических инноваций. Действительно, инновации — это сама чума. Таким образом, следовало ожидать, что в сокровищницу марксизма-ленинизма прибавится немного нового. Участники XXIII съезда партии (1966 г.) найдут работу XXV съезда партии (1976 г.) весьма знакомой; они могли говорить одним и тем же языком, с одной и той же точки зрения; действительно, они были, в значительной степени, одними и теми же людьми.

Если в первые годы брежневского периода и был символизм, так это то, что в феврале 1966 года, накануне XXIII съезда партии, почти незамеченной прошла знаменательная годовщина: десятилетие XX съезда и «хрущевской» секретная речь с осуждением Сталина. То здесь, то там мельком упоминались, но не вызывали явного подтверждения. Фактически тот же XXIII съезд партии фактически решил вопрос о Сталине: он не был ни полным злодеем хрущевского периода, ни мнимым героем краткой реабилитации 1964-65 годов.В том, что стало типичным для нового режима стилем, была найдена золотая середина, оставившая вопрос неоднозначным. Можно сослаться на руководство Сталина во время войны. Но еще можно было критиковать «культ личности», если только обвинение не было расширено на критику «периода», что, конечно, поставит под сомнение легитимность тех самых людей, которые в свое время поднялись на руководящие посты. те годы. (Брежнев был кандидатом в члены последнего сталинского Политбюро.)

Сталина больше нет в мавзолее.Его бюст находится немного левее, историческая диковинка слишком заметна, чтобы ее можно было игнорировать, недостаточно властна, чтобы пробудить ужас, но все же является леденящим душу напоминанием о том, на что способна система.

Если ограниченная реабилитация Сталина была тяжелым ударом для хрущевцев, то более решительным переломом стало систематическое подавление инакомыслия в культурном и художественном сообществе. Именно Хрущев прославил Солженицына, разрешив опубликовать в «Новом мире» его повесть «Один день Ивана Денисовича».Новый режим не допускал таких причуд экспериментализма. Оно двигалось в противоположном направлении: арест и суд над Андреем Синявским и Юлием Даниэлем в феврале 1966 года стали шокирующим и тревожным напоминанием о том, что государственные органы могут и будут использоваться жестко и радикально.

Консервативно-православное возрождение постепенно распространилось и на советскую экономику. Хрущев оставил малоценный подарок: прекрасный урожай (после, конечно, бедственного 1963 года). Это создало короткий период отсрочки, в течение которого можно было расставить приоритеты.Почти сразу же истцы начали спорить. Экономические реформаторы выступали за большую рациональность и прибыльность; агрономы за огромные инвестиции; военные, хотя и спорили между собой о природе войны, объединились, чтобы потребовать большую долю пирога; промышленники сослались на священный приоритет «Группы А»; и было неформализованное требование повысить уровень жизни, что в период постепенного экономического спада могло быть только за счет других секторов.

У Брежнева были свои приоритеты, хотя он старался постепенно их продвигать: в основе должна была быть тяжелая промышленность, затем оборона, сельское хозяйство и, наконец, благосостояние народа. Он изложил эту схему в годовщину Октябрьской революции 1917 года, на которой он впервые председательствовал, в ноябре 1964 года. Какое-то время экономические реформаторы делали ставку на влияние в своих предложениях от сентября 1965 года, и Косыгин казался их сторонником, но приверженность Брежнева всегда ограничивалась.Реформы сошли на нет.

Какое-то время казалось, что оборона понесет экономический ущерб. Первый оборонный бюджет Косыгина-Брежнева предусматривал сокращение на 500 миллионов рублей из-за «разрядки международной обстановки», заявил Косыгин. Даже маршал Соколовский туманно говорил о дальнейшем сокращении численности вооруженных сил. Но эта тенденция была остановлена, а затем обращена вспять. К июлю 1965 года Брежнев предостерегал от любой экономии за счет обороны, а Косыгин ему вторил.Тенденция действительно была к расширенной обороне. Вновь стали появляться профессиональные военные: маршал Захаров в качестве начальника штаба; Генерал Штеменко, мозг сталинского генштаба, реабилитированный как раз к августовскому вторжению в Чехию 1968 года. Вспыхнули едва скрываемые дебаты по широкому кругу военных вопросов, но это были дебаты между ястребами.

Брежнев, благодаря своим связям с военными до, во время и после войны, стал их защитником. (Дослужился до генерал-майора во время войны политруком, в 1953-54 годах был наркомом ВМФ, позднее был связан с ракетной промышленностью.) Но он был слишком хитрым оператором, чтобы строить свою политическую базу на тонкой тростинке профессиональных офицеров. Нет никаких сомнений в том, что он искал военной поддержки и институционализировал новую роль, продвинув своего старого товарища маршала Гречко в Политбюро в 1973 году; но после смерти маршала он в обход профессионалов продвинул Дмитрия Устинова на пост министра обороны.

Брежнев понимал, что Хрущева погубило не грубое обращение с несколькими маршалами, а, в сущности, вечный кошмар советского сельского хозяйства.Быстрое решение Хрущева по освоению целинных земель в середине 1950-х годов было гениальным ходом, который временно производил реальное зерно, а не воображаемые квоты; его лейтенантом на целине был не кто иной, как Леонид Брежнев. Брежнев достаточно разбирался в сельском хозяйстве, чтобы понять, что он не может продолжать возиться с системой; его подход был прямым — больше инвестиций в сельское хозяйство, на самом деле гораздо больше инвестиций. Его план был обнародован в марте 1965 года. Ему удалось замедлить падение, но хорошая погода, как всегда в России, была настоящим арбитром; за эти годы Брежнев наслаждался чем-то большим, чем его доля, хотя нынешний неурожай является зловещим напоминанием о судьбе Хрущева.

К пятидесятилетию Революции в ноябре 1967 года был совершен переход к более расчетливой, упорядоченной и последовательной эпохе преемников Хрущева. «Товарищи, — сказал Брежнев партии по этому важному поводу, — сегодня наше общество сочетает в себе мудрость зрелости и энергию юности». Может быть и так. Но ясно, что вознаграждается мудрость зрелости, а не энергия юности. Партии и ее руководству суждено было состариться вместе. Десять лет спустя высший уровень политического руководства остался практически нетронутым, просто постарев на десять лет.Руководящие учреждения партии устоялись, текучесть кадров была удручающе мала, а в 1979 г. более половины «элиты» были старше 60 лет.

Платой за стабильность стала угроза стагнации. В 1950-е годы экономика росла на пять-шесть процентов. В 1960-х темпы роста упали примерно до четырех-пяти процентов. А в 1970-х годах темпы роста продолжали падать примерно до четырех процентов, а в 1980-х зловещие прогнозы составляли от одного до двух процентов.

Точно так же лидерство не возродилось новой кровью.Брежневу было 45 лет, когда Сталин назначил его кандидатом в члены Политбюро в 1952 году (после смерти Сталина он был немедленно снят с должности и назначен комиссаром ВМФ СССР). Поскольку Брежневу скоро исполнится 73 года, его номинальный преемник, Андрей Кириленко, несколько старшая; Серому кардиналу Михаилу Суслову уже за 75; несокрушимый Косыгин всего на год моложе. Два недавних повышения по службе кажутся преднамеренными, чтобы избежать продвижения по службе более молодых лидеров. Николай Тихонов — единственный первый вице-премьер советского правительства; он был назначен в возрасте 74 лет.А новому претенденту на престолонаследие — бывшему помощнику Брежнева, секретарю партии Константину Черненко — 67 лет. окупиться в системе, которая давно потеряла свой революционный пыл.

III

Что можно сказать о балансе? Можно сказать, что период был катастрофическим. Вытеснены самые талантливые художники Советского Союза.Поколение политических лидеров было потеряно. Мало что было сделано для подготовки к грядущему экономическому застою; Советский Союз еще больше отстает от промышленно развитых стран; временная политическая стабильность будет расплачиваться валютой потрясений и борьбы следующего периода. Россия окружена врагами.

Можно привести более убедительные аргументы в пользу того, что брежневская эпоха была очень успешной. Политическая ситуация стабилизировалась на среднем уровне между различными эксцессами предыдущих периодов.Рост общего уровня жизни был впечатляющим, особенно по «социалистическим» меркам. Внутриполитическое инакомыслие безжалостно подавлялось. И, прежде всего, Россия наконец стала великой державой мирового масштаба, по крайней мере, в военном отношении равной своему главному противнику на Западе.

Баланс советской внешней политики также неоднозначен, но Брежнев может указать на некоторые солидные достижения. Хрущев совершил гигантский стратегический блеф и потерпел неудачу на Кубе в 1962 году.Затем Брежнев осторожно, но постоянно приступил к накоплению реальной военной мощи. И в процессе он изменил советскую внешнюю политику. Памятник Хрущеву был разрывом с Мао. Он навязывал это на каждом шагу, бросая вызов интересам Китая, пренебрегая философией и политикой Мао, отказываясь идти на риск для Китая (в Тайваньском проливе), ссорясь из-за политики и идеологии и, наконец, выводя советских экономических техников и прекращая военную помощь. После ухода Хрущева неудивительно, что Чжоу Энь-лай в ноябре 1964 года отправился в Москву на разведку, которая, однако, только подтвердила, что Хрущев выразил опасения своих товарищей.Примирения со стороны новых советских лидеров не предвиделось. Они сторонились хрущевских разглагольствований, но придавали базовой политике настоящую силу военного наращивания вдоль границы. В конце концов, советские войска в Азии стали превосходить по численности гарнизоны Красной Армии в Восточной Европе.

Война во Вьетнаме могла бы стать поводом для преодоления разногласий; но на практике это сильно обострило конфликт между Москвой и Пекином. На этом фоне чешский кризис и новая доктрина, появившаяся в 1968 году под именем Брежнева, предполагали право Советского Союза на интервенцию в Китае.Боязнь войны весной и летом 1969 г. растворилась в переговорах без предварительных условий со стороны Китая — первом советском перевороте; но со временем китайцы перехитрили русских, и переговоры зашли в тупик. Затем Брежнев и его товарищи ждали смерти Мао. Какое-то время в начале 1977 года они испытывали его преемников, но безрезультатно. Осенью 1978 года Советы начали укреплять свои связи с Вьетнамом и, таким образом, оказывать новое давление на Китай. К началу 1979 года отношения были слегка двойственными; некоторые признаки тактической гибкости появились в Пекине после столкновения с Вьетнамом, и теперь обе стороны нащупывают новые переговоры.Но основным фактом является решимость Китая подняться до уровня великой державы к концу века — последнее, что может вынести советское руководство.

Если Советский Союз не решил свою восточную проблему, то на Западе он добился прогресса. В течение многих лет Сталин, Молотов и Хрущев настаивали на том, что статус-кво в Европе должен быть принят и зафиксирован хотя бы в символическом акте. Это был «факт», созданный Второй мировой войной. Сталин думал, что все было устроено; Хрущев пытался форсировать ее через кризис в Берлине.Брежнев и компания стремились добиться этого путем «разрядки» сначала в договоре с канцлером ФРГ Вилли Брандтом в августе 1970 г., а затем в «Заключительном акте» в Хельсинки в 1975 г.

Ирония судьбы заключалась в том, что даже эта ратификация в финской столице пришлась на время, когда строгое разделение Европы имело меньше практического значения, чем появлявшиеся то тут, то там общеевропейские связи. Вместо того, чтобы обескуражить и ослабить советских противников, закрепив статус-кво, Хельсинки начал процесс перемен в Европе, в котором Советский Союз имел некоторые высокие карты, но ни в коем случае не командовал.

Советское господство в Восточной Европе продолжается, и серьезные проблемы не кажутся вероятными. Тем не менее, есть недомогание в отношениях. Более либеральные режимы — Польша и Венгрия — продолжают постепенно занимать позиции, ускользающие от строгой советской дисциплины. И все восточноевропейские правительства вынуждены по экономической необходимости все больше смотреть на Запад. И, наконец, в более ортодоксальных режимах — Восточной Германии и Чехословакии — внутренние разногласия, по-видимому, всегда скрыты под поверхностью.В целом modus vivendi, кажется, был достигнут с 1968 года, но это непросто.

Однако неуловимый характер советской политики лучше всего демонстрируется колебаниями в их отношениях с Соединенными Штатами. В 1964 году, когда ушел Хрущев, еще было что-то вроде «разрядки»; запрет на испытания в атмосфере 1963 года должен был стать первым шагом в более широком развитии «мирного сосуществования». Брежнев мог преследовать его, но вмешался Вьетнам. СССР едва ли мог вести серьезные переговоры, пока У.Морские пехотинцы С. высаживались в Южном Вьетнаме. Но тщательно сдерживая свою поддержку Ханоя и сохраняя открытыми линии связи с Вашингтоном (например, на саммите в Глассборо в 1967 г.), Москве удалось поддержать Вьетнам, не заплатив серьезной цены в отношениях с Соединенными Штатами. Действительно, она смогла использовать этот период, чтобы инвестировать в крупное наращивание вооружений, не вызывая реакции Америки. Тем не менее в 1968 году и Вашингтон, и Москва смогли подписать Договор о нераспространении ядерного оружия и спланировать встречу на высшем уровне, но он рухнул, когда советские танки въехали в Прагу.Но Вьетнам также позволил Брежневу избежать расплаты за его политику в отношении Чехии или его новую «доктрину». В течение года возродились старые темы — саммит, контроль над вооружениями, европейская безопасность. Действительно, в 1969 году именно Никсона, а не Брежнева, критиковали за пробуксовку.

Однако наметившаяся в конце концов разрядка коренилась прежде всего в сближении Бонна и Москвы. Появление осенью 1969 года первого за 40 лет социал-демократического правительства в Германии стало водоразделом. В то время, когда напряженность в отношениях с Китаем росла, предложение Вилли Брандта начать новую восточную политику было важной возможностью, которую не мог упустить ни один советский режим.Первоначально разрядка была ограничена Европой, и напряженность в отношениях с Соединенными Штатами сохранялась. Были острые столкновения из-за Ближнего Востока и Кубы, и только после польских беспорядков в декабре 1970 года Советы начали двигаться к разрядке на более широкой основе. Брежневская «программа мира» была обнародована на XXIV съезде партии в марте 1971 г., что обязало лично Брежнева провести новую линию. Тупик по ОСВ был преодолен в мае 1971 года, и после тайной поездки Киссинджера в Китай переговоры в Берлине были быстро урегулированы в конце августа, и была согласована и объявлена ​​встреча на высшем уровне с Никсоном.

Несмотря на серьезные осложнения, вызванные минированием и бомбардировками Хайфона, Брежнев провел саммит в мае 1972 года, очистив в процессе одного из своих противников разрядки (Петра Шелеста). Конечно, Брежнев ждал дивидендов. Как минимум, он предвидел значительные экономические выгоды, американские кредиты и торговлю и участие в крупных проектах развития, особенно на Дальнем Востоке. Он, конечно же, надеялся на то, что американская политика отдалится от Китая, и неоднократно предупреждал Никсона о китайской угрозе как Соединенным Штатам, так и России.

То, чего он добился, не оправдало ожиданий. В Европе его разрядка казалась довольно прочной, но один из ее архитекторов, Вилли Брандт, исчез. По совпадению с уходом самого Никсона (и отчасти как следствие) ожидаемые экономические выгоды от Соединенных Штатов были отклонены; затем попытка залатать ОСВ была сорвана комбинацией новых проблем, не решенных во Владивостоке, вмешательством американской внутренней политики и собственной интервенционистской политикой СССР в Африке.

Поскольку разрядка ослабла, а отношения с Китаем не улучшились после смерти Мао, к 1977 году Брежневу и его коллегам должно было прийти в голову, что происходящее может быть новой формой окружения. Отношения с Вашингтоном были натянуты новой администрацией, которая хотела порвать с политикой своего предшественника, но предпочла не бросать вызов советским авантюрам в Эфиопии, Афганистане и Южном Йемене. В 1978 году китайско-японские переговоры, наконец, достигли прорыва, и при поддержке Америки был подписан договор.Китай активно налаживал экономические связи с Европой, включая поставки оружия. американо-китайские отношения шли по пути нормализации.

Брежнев попытался сломить эту тенденцию, поддержав вьетнамское вторжение в Камбоджу, которое имело целью разоблачить китайское бессилие, но закончилось некоторым вопросом о готовности Советского Союза пойти на риск. С другой стороны, Венский саммит в июне 1979 г. показал, насколько далеко зашла политика разрядки в качестве противовеса китайско-американскому компромиссу. Похоже, что Брежнев приложил в Вене мало усилий для возрождения отношений, выходящих за рамки необходимости заключения ОСВ-2.Не говоря уже о его здоровье, общее впечатление, которое он и его коллеги произвели, заключалось в том, что он и его коллеги проявляли крайнюю осторожность, избегая тех обязательств, которые он взял на себя в начале 1970-х годов. Последовавшие за этим разногласия в Соединенных Штатах по поводу договора ОСВ-2 почти наверняка оправдывали нерешительность советского руководства слишком тесно привязаться к неопределенной политике и к другому американскому президенту.

В то время как трехсторонние отношения находились в постоянном движении, беспорядки в странах третьего мира развивались таким образом, что приносили как неудачи, так и новые возможности для советской политики.Ближний Восток, конечно, был основной областью советского вмешательства, помимо Индии; но преемникам Хрущева не удалось закрепить достигнутый им прорыв. Сначала группа Брежнева поощряла новую авантюру в войне 1967 года, которая привела к унижению их клиентов. Затем они подстрекали Египет к перевооружению и программе конфронтации в начале 1970-х годов, только чтобы потерпеть поражение от Израиля в полувойне рейдов глубокого проникновения в 1969-70 годах, а затем в 1972 году крупное унижение в виде изгнания Садатом о примирении Брежнева на московском саммите с Никсоном, который убедил Садата в том, что Советы никогда не придут к урегулированию путем переговоров или не поддержат новое нападение).Но Советы вернулись в игру во время войны 1973 года, и, несмотря на их исключение из последующей челночной дипломатии и частичного урегулирования, Москве удалось сохранить позиции в Сирии, Ираке, Ливии и в Организации освобождения Палестины.

Но именно в Африке произошел новый прорыв. Соединенные Штаты потерпели поражение в Анголе в 1975 году — поражение, которое частично было нанесено им самим, но тем не менее стало переломным моментом для советской позиции, которая привела в 1977 году к новым советским стратегическим плацдармам на Африканском Роге.Кубинские наемники были новым инструментом. Перевороты в Афганистане и Йемене, вне зависимости от того, были ли они случайными или тщательно спланированными, в любом случае были важными, хотя и временными достижениями, усиленными свержением шаха. К 1978–1979 годам казалось, что красная звезда возобладала, и Вашингтон ощутил «дугу кризиса», также усиленную энергетическим кризисом и агрессивностью ОПЕК.

В основе всех этих эпизодов лежал твердый, неопровержимый факт. Советский Союз при Леониде Брежневе шаг за шагом усиливал свое военное положение до такой степени, что баланс сил, в котором десятилетиями доминировали Соединенные Штаты и их союзники, оказался под угрозой смещения в сторону США.ССР Один необработанный факт продемонстрировал, что происходило. Советский Союз по-прежнему вкладывал более десяти процентов всех своих экономических усилий в вооруженные силы, и, согласно последней оценке ЦРУ, его расходы на оборону в 1978 году были на 44 миллиарда долларов больше, чем расходы Соединенных Штатов.

Невозможно было обойти тот факт, что последовательная приверженность на этом общем уровне в течение более десяти лет не только окупится в ближайшем будущем, но и создаст основу для дальнейшего расширения. Леонид Брежнев оставит своим преемникам некоторые серьезные неясности в его отношениях с Западом, горечь и подозрительность в его отношениях с Китаем, а также ряд лазеек в других местах, которые умелое использование Советским Союзом может превратить в постоянные выгоды.Но прежде всего он унаследует военную мощь, не имевшую себе равных в русской истории с тех дней, когда царь вошел в Париж в конце долгого похода из Бородино.

Как преемники Брежнева распорядятся этим наследием?

IV

В каком-то смысле преемственность уже началась, поскольку Брежнев, вероятно, ограничивает свое участие в повседневных делах. Но собственно период сукцессии, вероятно, будет продолжительным, по крайней мере, с двумя фазами.

Первый этап должен быть промежуточным урегулированием.Тот факт, что члены высшего слоя Политбюро примерно одного возраста, означает, что упадок и возможное исчезновение Брежнева сделает оставшихся членов все более ответственными в качестве своего рода корпоративного совета старейшин. Нынешним фаворитом на смену Брежневу является Андрей Кириленко, человек, чья карьера была настолько рутинной, что не поддается политической характеристике. Помимо того факта, что он выжил и процветал при своем старом коллеге Брежневе, к формальным послужным данным Кириленко трудно добавить что-либо еще: партийный человек, вышедший из украинского аппарата, благословленный удачей, связанной с Брежневым в Днепропетровский партийный аппарат.Считается, что около десяти лет он был «вторым» секретарем, подменяя своего босса, выполняя административные обязанности.

Дело в том, что Андрей Кириленко в свои 73 года вряд ли может считаться решением проблемы престолонаследия. Даже если у него довольно хорошее здоровье, трудно представить его лидером более чем на несколько лет. Также трудно сделать вывод о том, что Кириленко мог доминировать в политбюро, в которое входят Косыгин, Суслов, Устинов, Громыко и Андропов.Ему просто не под силу переубедить или пересилить это Политбюро из высокопоставленных чиновников. Более вероятной будет форма коллективного руководства, которая по своей сути неработоспособна в авторитарной системе с сильной тенденцией к централизации. В любом случае маловероятно, что эта группа откажется от своего послужного списка и начнет радикально новую политику.

Несомненно, произойдет вторая преемственность, хотя это может быть скорее эволюция, чем внезапный сдвиг. По мере того, как стареющее Политбюро постепенно исчезнет, ​​будут произведены замены; сначала коллектив будет принимать кадровые решения, но назначения во второй эшелон все чаще будут производиться первым или вторым секретарем.

До 1985 г., вероятно, появится новый лидер, еще в формальных рамках коллективного руководства, и, возможно, кто-то, кто в настоящее время занимает положение в советской элите, хотя бы потому, что система работает против быстро поднимающихся темных лошадок. Кто это будет? Общие требования: чиновник, работающий в центре в Москве, с опытом работы в основном в партии, а не в правительстве, возможно, включая службу в секретариате, и некоторый опыт руководства крупной советской республикой или, по крайней мере, крупной областью или подразделением. в нем.Среди нынешних кандидатов возможны Григорий Романов (56 лет), первый секретарь ленинградской партии; Владимир Щербицкий (62 года), лидер на Украине; Петр Машеров (60 лет), лидер Белорусской партии; и два члена нынешнего секретариата: Владимир Долгих (54 года), специализирующийся на промышленности, и самый молодой и новый член иерархии Михаил Горбачев (48 лет), специалист по сельскому хозяйству из Ставрополя. Хотя кремленолог мог бы сделать несколько выводов о политических предпочтениях этой группы, в действительности они почти неизвестны, особенно по сравнению с Брежневым и Косыгиным, когда они пришли к власти в 1964 году.

Но какая разница, кто появится? Хладнокровный анализ советской истории мог бы заключить, что «объективные» факторы определяют тенденции, но нельзя не чувствовать, что отдельные личности действительно имеют значение. Предположим, Сталина расстреляли в 1934 году, а Киров остался жив. Или предположим, что Жданов не умер в 1948 году, а пережил Сталина. Предположим, Фрол Козлов не перенес в 1963 году инсульта и вместо Леонида Брежнева был бы руководителем путча против Хрущева. Или можно предположить, что могло бы произойти, если бы Молотов и Маленков победили Хрущева в 1957 году.Личности действительно оказывают влияние, но наша проблема в том, что мы не можем по-настоящему предугадать природу этого воздействия. Конечно, Хрущев не был подходящим кандидатом для руководства движением за десталинизацию. А в 1964 году Брежнева сняли с поста некоторые очень важные кремленологи.

Тем не менее, «вторая» преемственность будет больше, чем смена клонов ЦК. В 1980-х годах мы, наконец, придем к тому, что можно было бы назвать сменой поколений. Человек, который возьмет на себя ответственность, наверняка никогда не знал дореволюционной России и, возможно, даже досталинского Советского Союза.Все его образование в средних школах приходится на сталинский период, а высшее образование — на послевоенный. В конце войны ему было от 15 до 20 лет. Большая часть его взрослой политической карьеры пришлась на время после смерти Сталина, а его наиболее важные партийные или правительственные назначения пришлись на постхрущевский период. Политические характеристики этого поколения могут быть предметом обширных социологических рассуждений. Но центральным моментом является то, что две смены власти создадут тенденцию к политическим потрясениям по мере того, как будет вырабатываться новый внутренний баланс сил.Правда, преемственность произойдет в условиях большей стабильности по сравнению со смертью Сталина и переворотом против Хрущева, которые создали атмосферу кризиса. Но после периода относительной стабильности при Брежневе весьма вероятен период перемен.

Экономическая ситуация будет базовой. Никакой анализ не предвидит радужных перспектив. Замедление общего экономического роста в 1980-х годах кажется практически неизбежным. Спор среди экспертов действительно идет о темпах замедления, а не об общей тенденции.И причины фундаментальны: сокращение рабочей силы, снижение производительности и сокращение и удорожание ресурсов.

Поэтому необходимы базовые решения. Один из выходов — возрождение экономических реформ для децентрализации решений и создания новых стимулов, которые могли бы серьезно повлиять на качество советской продукции и общую эффективность. Это, конечно, было очевидно на протяжении более десяти лет. Но этому сопротивлялись по политическим мотивам. Учитывая, что новое руководство, вероятно, несколько не уверено в своем мандате и своей политической базе, вероятность серии экономико-политических экспериментов кажется весьма маловероятной.Если это так, экономический кризис может усугубиться.

Среди других вариантов сокращение обороны является наиболее интригующим для сторонних наблюдателей. Есть некоторые неправильные представления о давлении, создаваемом высокими расходами на оборону. В текущих дебатах по ОСВ-2 стала популярной идея о том, что Советы уперлись в порог, который не позволит значительно увеличить расходы на оборону. Но мы имеем дело с довольно большими погрешностями в оценках США советских расходов на оборону.По официальной оценке Соединенных Штатов, на национальную оборону идет около 11–13 процентов советского валового национального продукта, но даже этот двухпроцентный разброс дает запас в размере около 10 миллиардов рублей. Более того, на стратегическое наступление приходится лишь около 10 процентов оборонного бюджета. Таким образом, пятипроцентное увеличение общего бюджета может превратиться в увеличение расходов на стратегическую атаку на 50 процентов! Таким образом, Советы могли оказать существенное стратегическое воздействие лишь при незначительном увеличении расходов.А учитывая расходы на исследования и разработки, которые за последнее десятилетие превысили расходы США на 100 миллиардов долларов, у СССР есть прочная база, на которую можно опереться.

Тем не менее, доля обороны будет казаться слишком привлекательной дыней, чтобы Политбюро могла ее игнорировать, когда ресурсы станут дефицитными и дорогими, а для оживления роста возникнет потребность в инвестициях. Любой сектор, обладающий высококачественными ресурсами и более десяти процентов экономики, является заманчивой целью. Но затраты на то, чтобы бросить вызов оборонному истеблишменту, еще больше, чем на проведение реформ.Какой новый лидер попытается закрепить стремление к власти на платформе снижения обороноспособности? Правда, и Хрущев, и Брежнев на короткое время занимали эту позицию. В случае Хрущева он продолжал играть с оборонным истеблишментом, но Брежнев в конце концов дал волю этому. Учитывая соответствующую политическую судьбу каждого, преемник вряд ли возьмет на себя дополнительное бремя ссоры с военными. Максимум, на что мы могли бы рассчитывать, это ограничить его рост несколько более медленными темпами, что со временем, конечно, может иметь определенное значение.

Короче говоря, можно предвидеть руководство, более или менее связанное с консервативными элементами, обреченное маневрировать в узких пределах, захваченное экономическим кризисом, но неспособное проводить политику, которая явилась бы решительным решением.

В таких обстоятельствах у нового руководства может возникнуть соблазн восполнить свои внутренние проблемы успехами за рубежом. Конечно, парадокс СССР состоит в том, что он создал огромную военную мощь, но не сумел превратить эту мощь в постоянные политические завоевания — ни путем конфронтации, ни путем разрядки.Размышляя о 1970-х годах, новый лидер может прийти к выводу, что его предшественники были слишком робкими, слишком нерешительными или слишком непостоянными. Ведь Советский Союз мог настаивать на определенных «правах» как сверхдержавы; но ситуация, которая фактически сложилась в 1970-е годы, показала, что СССР столкнулся с предварительным союзом всех основных центров силы: Европы, Америки и Японии, держащих ключ к столь необходимой технологии, и всех трех развивающихся линий к Китаю, СССР. «главный» враг.

Новый лидер может прийти к выводу, что Советский Союз действительно должен претендовать на место под солнцем.Не затронутое опытом Второй мировой войны и лишь смутно осведомленное о периоде советской слабости в 1930-х и 1940-х годах, новое поколение могло быть готово настаивать на своих требованиях с гораздо меньшим вниманием к риску, с большей настойчивостью и решимостью, но основывая свою политику на прочный фундамент военной мощи. Если США и НАТО действительно приступят к программе восстановительных военных мер к началу 1980-х годов и если Китай продолжит реализацию своих планов модернизации, то может возникнуть дополнительная опасность того, что советское руководство также может прийти к выводу, что время бежит. и что наступил оптимальный момент для геополитического прорыва.

Это не значит, конечно, что Советский Союз будет искать войны или действовать безрассудно. Наоборот, советский расчет баланса сил, вероятно, покажется благоприятным, и у нового руководства, возможно, более молодого и энергичного, может хватить воображения, чтобы обратить этот расчет в пользу СССР.

Тем не менее, есть некоторые факторы, препятствующие раннему появлению такой политики. Во-первых, существует вероятность того, что любое новое руководство после ухода брежневского поколения не будет иметь большого опыта в международных делах.Какое-то время Хрущев подчинялся Молотову, а Брежнев разрешил Косыгину вести иностранные дела на несколько лет после 1964 года. Но неопытное руководство будет лишь временным положением дел.

Вторым и более фундаментальным сдерживающим фактором будет степень привязанности Советского Союза к мировой экономике. Нынешние тенденции предполагают, что в течение длительного периода времени СССР будет вынужден импортировать технику, зерно и, возможно, даже нефть. Источники технологии — Соединенные Штаты, Япония и Западная Европа — также, конечно, главные жертвы любых советских усилий по установлению господствующего положения в мире.Таким образом, эти страны будут в своих силах определять выбор советской политики в последующий период, но только в том случае, если они будут готовы выйти за рамки торговой политики и рассматривать свою экономическую мощь как средство влияния на внешнюю политику СССР. И Соединенные Штаты должны пересмотреть цели запретов Джексона-Вэника и Стивенсона на торговлю и кредиты.

В-третьих, существует вероятность того, что тенденции в стратегическом и региональном военном балансе будут восприниматься преемниками Брежнева в Москве как все более благоприятные в 1980-е годы, что даст им еще большую свободу действий в использовании местных кризисов или возможностей, особенно в жизненно важные районы Ближнего Востока и Персидского залива.Если это так, то самый трудный период для Запада еще впереди (когда еще может быть открыто соглашение о престолонаследии). К сожалению, на это восприятие влияют принимаемые сейчас решения Америки — будь то растущие дебаты об обороне, судьба ОСВ-2 или вопрос экономических отношений.

И здесь возникает одна из сложнейших тактических проблем: как вести западную политику в последующий период. Должны ли мы идти на уступки Брежневу, чтобы блокировать более опасную политику, или мы тем самым способствуем возникновению такой политики? Или надо просто ждать явной смены лидеров? В 1953 году Черчилль почувствовал растерянность и неуверенность в Кремле и начал кампанию по привлечению новых советских лидеров за стол переговоров; Советы опасались, а Джон Фостер Даллес и президент Эйзенхауэр были настроены скептически и хотели нарастить мощь Запада.Может случиться так, что важная возможность была упущена, и процесс может повториться.

Запад правильно обеспокоен ростом советской мощи и начал то, что может быть собственной программой перевооружения. Мы все более подозрительно относимся к обещаниям советских перемен в отдаленном будущем, и мы не можем парализовать нашу политику, подчиняя ее капризам кремлевской политики. Мы, похоже, сталкиваемся с необходимостью двойной политики: в ближайшей перспективе укрепить свои позиции в ожидании периода потенциального вызова в начале-середине 1980-х годов (и, возможно, тем самым сдержать вызов), но оставить открытым вариант приспособления, который может оказаться привлекательным для советского руководства, столкнувшегося с фундаментальными внутренними проблемами, которые наверняка проявятся в конце 1980-х гг.

Загрузка…
Пожалуйста, включите JavaScript для корректной работы сайта.

Человек, потерявший империю

В 1921 году, за год до основания Союза Советских Социалистических Республик, Владимир Ленин бросил своим товарищам-большевикам риторический вопрос: «Кто кого обгонит?» Иосиф Сталин предпочитал более жесткую версию: «Кто-кого?» Оба рассматривали политику как смертельное соревнование, в котором победитель забирает все, — войну другими средствами.

Как и Владимир Путин.Он с горечью оглядывается на конец 1980-х и 1990-е годы. Он видит в суматохе того периода не только распад Советского Союза и победу его врагов на Западе, но и сокрушительный удар по чему-то гораздо более ценному, почтенному и прочному: Российскому государству. При его режиме вырисовывается другой знакомый вопрос: «Кто виноват?»

В глазах Путина самая тяжелая ответственность ложится на последнего лидера Советского Союза Михаила Горбачева, который был главной движущей силой того, что Путин назвал «величайшей геополитической катастрофой» двадцатого века.Однако вместо того, чтобы осудить или наказать Горбачева, Путин отнесся к нему с плохо замаскированной снисходительностью. В течение многих лет Горбачев ездил за границу, чтобы получить почести и гонорары, зная, что на родине массы его сограждан презирают его. В 1996 году он баллотировался на президентских выборах и получил полпроцента голосов.

В свои восемьдесят шесть лет, с пошатнувшимся здоровьем, Горбачев тихо живет на подмосковной даче, но не тихо. В течение десяти лет он дал восемь длинных интервью Уильяму Таубману, историку из Амхерстского колледжа, и его жене Джейн, которая преподавала там русский язык.Результат исследования Таубмана — шедевр нарративной науки. Это также первая исчерпывающая биография этого всемирно-исторического деятеля. Другие хроники жизни Горбачева и вердикты по его послужному списку последуют позже, но в них не будет того кладезя личных озарений, которые Таубман почерпнул из своего общения с самим Горбачевым, его советниками и другими участниками тех драматических лет.

Таубман отмечает, что рождение его субъекта в крестьянской деревне на Северном Кавказе совпало и по времени, и по месту с подъемом сталинизма — и что его семья и сопротивлялась этому явлению, и страдала от него.Бабушки и мать Горбачева настояли на том, чтобы его тайно крестили, когда он родился в 1931 году, вопреки драконовскому подавлению религии, которое сопровождало коммунизацию. Он никогда не узнает двух своих дядей и одну тетю, погибших в голодомор тех лет, а обоих дедов отправили в ГУЛАГ во время сталинского Большого террора.

Книга также содержит историю любви. Горбачев познакомился с Раисой Титаренко в МГУ. Их роман укреплялся и поддерживался ее умом, сильной волей, твердыми убеждениями и преданностью своему амбициозному и экстравертному мужу.Она пожертвовала тем, что могло бы стать успешной карьерой социолога, чтобы помочь своему мужу и защитить его от врагов, а также от его склонности позволять своей болтливости, обаянию и самоуверенности сбивать его с толку. Никто не повлиял на него больше.

Предыдущей темой Таубмана была жизнь и карьера Никиты Хрущева, грубого, самоуверенного, эксцентричного и воинственного человека, который, тем не менее, был единственным лидером Советского Союза до Горбачева, которого можно было квалифицировать как реформатора. 1  Большую часть своей жизни Хрущев провел как один из приспешников Сталина с кровью на руках.Но как только диктатор умер и Хрущев переиграл своих коллег в борьбе за преемственность, он сделал все возможное, чтобы «десталинизировать» Советский Союз, освобождая заключенных из ГУЛАГа и ослабляя репрессии и цензуру.

Хрущев дорого заплатил за свои эксперименты по либерализации общества и культуры. В 1964 году Президиум (позже переименованный в Политбюро) вызвал его обратно в Москву из отпуска на Черном море, уволил и отправил под домашний арест как «спецпенсионер» до конца жизни.

Наказание Горбачева заключалось в отказе от большей части его собственного наследия и восстановлении авторитарного, хищнического режима, управляемого бывшим офицером КГБ среднего звена, чьи цели, методы и политика противоположны тем, которые сделали Горбачева трансформационным глобальным фигура.

У Горбачева тоже были важные связи с КГБ на самом высоком уровне. Он, вероятно, никогда бы не пришел к власти без покровительства Юрия Андропова, возглавлявшего советскую разведку в течение пятнадцати лет, прежде чем он стал лидером партии в 1982 году.Таубман рассказывает нам, что Андропов познакомился с Горбачевым в 1968 году, вскоре после того, как он возглавил КГБ. Один из самых молодых провинциальных партийных руководителей в СССР, Горбачев сочетал в себе репутацию лояльного человека с плодотворным умом, прагматизмом и талантом к новаторству — качествами, в которых Андропов чувствовал крайнюю нужду страны.

Должность Андропова давала ему доступ к данным об ухудшении советского общества. Экономика была вялой, структуры управления были жесткими и неэффективными, а законы игнорировались или были несправедливыми.Фабричные города загрязняли воздух и воду, производя оружие, в то время как простым гражданам приходилось стоять в длинных очередях за мизерными запасами еды и дрянных товаров. Коллективное сельское хозяйство сделало жизнь фермеров и их клиентов невыносимой. Службы общественного здравоохранения были в ужасном состоянии, а население, особенно славянское большинство, страдало от повсеместного алкоголизма, низкой рождаемости и сокращения продолжительности жизни. Андропов порицал самодовольную и отупляющую политику Леонида Брежнева, тяжеловесного аппаратчика с насупленными бровями, сменившего Хрущева в 1964 году.

Андропов сменил Брежнева в 1982 году. У него отказали почки, и в течение нескольких месяцев он работал в основном на даче, привязанный к диализному аппарату. Лежа на больничной койке в 1983 году, он убеждал своих подчиненных выбрать Горбачева своим преемником. Но когда Андропов умер в следующем феврале, они уже решили, что Константин Черненко, семидесятидвухлетний партийный халтурщик, будет более безопасным выбором, хотя он страдал эмфиземой, плевритом, пневмонией и болезнью сердца. Они организовывали похороны Черненко всего тринадцать месяцев спустя.

В отличие от преемственности после смерти Андропова, на этот раз исход не был предрешен заранее. Горбачев, который только что отпраздновал свой пятьдесят четвертый день рождения, был лидером. Он поднялся до должности номер два в Политбюро, а это означало, что он будет председательствовать на заседании по преемственности. Было полдюжины других претендентов, в возрасте от шестидесяти двух до восьмидесяти, все ортодоксальные коммунисты до мозга костей и все имели опыт защиты своей личной территории и статус-кво.Горбачев позволил всем членам высказаться и подтолкнул их к тому, чтобы путем аккламации избрать его главой комиссии, которая должна была наблюдать за погребением Черненко в некрополе у ​​Кремлевской стены. Этот церемониальный долг по традиции был сигналом к ​​тому, что он станет следующим лидером. ЦК утвердил решение на следующий день. 2

До этого триумфального момента в своей карьере Горбачев опасался, как Раиса отреагирует на его назначение, и поэтому не говорил ей о своих планах.Таубман в одном из интервью поинтересовался, почему он держал в неведении своего ближайшего наперсника. Было ли это потому, что она была бы разочарована, если бы он проиграл, или потому, что она боялась неприятностей, которые принесет работа? Последнее, — лаконично ответил Горбачев. Его критики обвиняли его тогда — и продолжают обвинять сейчас — в высокомерии и жажде власти. Таубман не согласен: «Правда, он хотел занять первое место и маневрировал, чтобы его получить. Но он хотел власти не ради нее самой; если бы власть была его целью, как он часто настаивал в последующие годы, он бы долго и счастливо руководил статус-кво, как это сделал Брежнев.

Таубман открывает главу о дебюте Горбачева у власти еще одним вопросом, который резонирует с русской историей: «Что делать?» — название брошюры Ленина 1901 года (цитата о революционере XIX века Николае Чернышевском). Брошюра призывала к социалистической революции, которую Горбачев, как и многие его товарищи-ленинцы, считал сбившейся с пути. Первые публичные мероприятия Горбачева в качестве генерального секретаря были освежающе неформальными и увлекательными. Он излучал харизму и уверенность, создавая надежду, что он знает, что нужно сделать, чтобы сформировать следующий этап советской истории.

Однако у Горбачева не было убедительных планов по борьбе с хроническими недугами экономики. Даже если бы он это сделал, это было бы угрозой для других в Политбюро. Единоличное правление умерло вместе со Сталиным и было заменено коллективным руководством — суперсоветом директоров, который следил за креслом, особенно таким молодым, непроверенным и дерзким.

Горбачев так и не избавился от страха, что его может постичь та или иная участь Хрущева. Отчасти по этой причине он сначала уклонялся от радикальных экономических реформ.По словам Таубмана, «хотя стиль Горбачева был беспрецедентным, сущность его политики в первый год его пребывания у власти таковой не была». Но вскоре он уже преобразовывал внешнюю политику Советского Союза и реконструировал его политический дух, методы и институты.

К концу 1986 года он пришел к выводу, что единственный способ сохранить власть Коммунистической партии над советским обществом — это открыть систему для участия граждан. Ему еще предстояло полностью задумать эту цель, не говоря уже о ее реализации.Но он знал, что это потребует замены консерваторов реформаторами. Его способность делать это пришла с должностью генерального секретаря. Он уже вытолкнул Андрея Громыко из МИДа на титульную должность главы государства, чтобы применить свое «новое мышление» к месту России в мире. Старое мышление, как он его видел, было основано на убеждении, что западные империалисты стремятся вторгнуться в СССР. Таубман отмечает, что в первые месяцы правления Горбачева он неоднократно высказывал публичное наставление: «Мы должны жить и давать жить другим», молчаливый отказ от ленинско-сталинского лозунга «кто-кого?»

За несколько месяцев до того, как Горбачев стал генеральным секретарем, он посетил Великобританию и произвел впечатление на Маргарет Тэтчер.(«Мы можем вести дела вместе», — заявила она.) Рональд Рейган, который, как известно, назвал СССР «империей зла», поначалу был настроен скептически, но встреча на высшем уровне в Женеве осенью 1985 года растопила лед. Хотя дипломатического прогресса не было, оба лидера назвали встречу «прорывом», в основном, как показывает Таубман, из-за необычайной личной химии. Они сравнили свое прошлое и нашли сходство: оба начали жизнь в «небольших фермерских общинах», как Рейган сказал Горбачеву в Женеве, и все же здесь они были «с судьбой мира в [наших] руках.В глазах Рейгана советский блок все еще был империей, но уже менее злым, чем раньше.

Ни Горбачев, ни Рейган не осознавали, что сама империя находится на грани взрыва. С того дня, как он стал генеральным секретарем, Горбачев мало внимания уделял советским вассальным государствам Варшавского договора. Он считал, что они последуют его собственным реформам. В конце концов, с начала 1950-х годов Восточная Германия, Венгрия и Чехословакия предпринимали попытки либерализации, но были захвачены советскими танками.

В 1989 году Горбачев председательствовал на саммите Варшавского договора, который гарантировал «равенство, независимость и право каждой страны определять свою политическую позицию, стратегию и тактику без вмешательства извне». Он думал, что его отказ от насилия как основы управления будет спасением Советского Союза и его «социалистических» собратьев в Восточной Европе. Для Таубмана это был «самый резкий разрыв» Горбачева с его предшественниками. Но без защиты Москвы партийные лидеры в Восточной Европе оказались во власти своих граждан, и московский пример гласности (открытости или свободы слова), перестройки (реструктуризации) и нового мышления воодушевил реформаторов, настроенных на независимость, во всех советских республиках. захваченные государства.

Аналогичная динамика наблюдалась и в самом СССР, что имело опасные последствия для Горбачева. Большинство стран Центральной Европы испытали парламентскую демократию до их оккупации Третьим рейхом, а затем десятилетия советского господства. Их реформаторы могли ссылаться на это прошлое. Политическая культура России, напротив, была ущемлена своими корнями в многовековом самодержавии. Горбачев в своей аномальной, если не шизофренической двойной роли главы Коммунистической партии и главного реформатора надеялся демократизировать партию, а не искоренить ее.Его план в 1989 году, как объясняет Таубман, состоял в том, чтобы передать власть от партийной иерархии в руки граждан, используя свободные выборы для заполнения местных, районных и национальных советов, или советов (большевистский термин, который нашел свое применение в название страны и ее система управления).

Открытие политики гражданскому обществу — это то, чего давно ждали его либеральные сторонники. Это также ознаменовало зарождающееся возвращение к настоящим выборам в Советском Союзе, которых не было со времен краткого эпизода конституционной реформы, учреждения государственной думы (парламента) и многопартийных выборов, которые произошли после русской революции 1905 года, только для того, чтобы быть отмененными. от большевиков.По словам Таубмана, избирательная кампания нового Съезда народных депутатов СССР «представила собой новую, более демократическую «игру», в которую Горбачев еще только учился играть». Совершенно не было ясно, что он выиграет. Как и ожидал Горбачев, сторонники жесткой линии ненавидели и сопротивлялись ослаблению власти партии. Что нарушило его план, так это то, что либералы, в том числе пользующийся большим уважением диссидент Андрей Сахаров, которого Горбачев освободил из внутренней ссылки, считали, что он продвигается слишком медленно, в то время как региональные лидеры крепче держат свои вотчины.

Наиболее важным из этих региональных лидеров был Борис Ельцин, бывший союзник Горбачева. Горбачев вытащил Ельцина из столицы провинции Свердловска на Урале, где он имел репутацию энергичного новатора, и поставил его во главе московской партии. Ельцин приложил к работе больше усердия, чем рассчитывал Горбачев. Личная неприязнь и политическая вражда, которые последовали между ними, как драматически описал Таубман, сделали зрелище на уровне шекспировской трагедии или оперы Мусоргского.

Ельцин был возмущен нежеланием Горбачева сделать его полноправным членом Политбюро. Когда Ельцин осмелился критиковать Горбачева на решающем пленуме ЦК в октябре 1987 года, заседание превратилось в пятичасовую риторическую избиение Ельцина. За пределами зала этот ход имел неприятные последствия. Для многих россиян, сытых по горло партией, Горбачев выглядел хулиганом, повышая популярность своей жертвы. Как отмечает Таубман, Горбачев непреднамеренно создал себе заклятого врага.

Эти два антагониста разделяли демократические ценности и цели, но их подходы резко различались.Горбачев был полон решимости сохранить реформированный СССР под своим руководством. Для этого ему пришлось преодолевать расширяющуюся трещину между подавленной, раскольнической и повсеместно ругаемой Коммунистической партией и растущим демократическим движением, направленным против истеблишмента. Ельцин, напротив, лихорадочно работал над консолидацией Российской республики — одной из пятнадцати республик в составе СССР — в качестве базы, с которой он мог использовать центробежные силы союза в своих политических интересах. Ельцин ловко выиграл выборы президента Российской Республики в 1991 году, за год до этого вышел из Коммунистической партии, поставив под сомнение жизнеспособность советского государства.

Нынешние российские пропагандисты переписали историю, чтобы поддержать миф о том, что западные державы, особенно Соединенные Штаты, потворствовали распаду СССР. Такой цели в Вашингтоне не было. Однако президент Джордж Х.У. Буш в первые месяцы своего пребывания у власти призывал к перерыву в объятиях Америки с Москвой, чтобы он мог посоветоваться со своим министром обороны Диком Чейни, советником по национальной безопасности Брентом Скоукрофтом и заместителем Скоукрофта Робертом Гейтсом. Они считали, что Рейган зашел слишком далеко, поддерживая перестройку и другие реформы.Таубман считает, что так называемая «пауза» была серьезной ошибкой. Впервые после большевистской революции у Советского Союза был лидер, который больше не видел в Соединенных Штатах врага, а видел в нем потенциального партнера.

У Горбачева были веские причины возмущаться вялой поддержкой Буша в начале 1989 года, поскольку она ослабила его политическое влияние в СССР. И когда Горбачев в 1990 и 1991 годах умолял об обширной экономической помощи в масштабах Плана Маршалла, Вашингтон отказался, сославшись на собственные экономические проблемы.Однако, несмотря на первоначальные колебания Буша, он повторил похвалу Рейгана Горбачеву и его реформам, утверждая, что они отвечают интересам Соединенных Штатов и мира во всем мире.

Президент Буш также пытался подавить стремление к независимости в советских республиках, особенно в Украине, граждане которой собирались проголосовать за отделение на референдуме. В июле 1991 года Буш совершил поездку в Москву и Киев с этими двумя целями. Он потерпел неудачу в обеих столицах. Горбачев был шатким, а Ельцин уверенным.На Украине и лидеры, и население отвергли просьбу Буша дать Горбачеву больше времени для либерализации СССР.

Ни американский, ни советский президент не осознавали, что смертельная угроза СССР уже возникла. С весны Владимир Крючко, глава КГБ, разжигал заговор, чтобы заставить Горбачева объявить чрезвычайное положение и передать большую часть своей власти хунте сторонников жесткой линии. В августе 1991 года заговорщики поместили Горбачева и его семью под домашний арест в их загородном доме на Черном море.

Переворот потерпел фиаско. Заговорщики были недееспособны и по крайней мере в одном случае были пьяны; другой покончил жизнь самоубийством. Но тем не менее для Горбачева это была серьезная неудача, в которой он тоже был виноват. Таубман ясно дает понять, что Горбачев игнорировал предупреждения, в том числе и от президента Буша, о грядущем перевороте. Один из ближайших и самых верных помощников Горбачева сетовал на самоуверенность своего начальника. Горбачев «не мог поверить», что заговорщики предают его. Почему? Потому что он думал, что они «ни на что не способны без своего лидера.

Москвичи спасли Горбачева, выйдя на улицы на мирные демонстрации. Однако их целью было не столько вернуть его к власти, сколько защитить свою новорожденную демократию, которую Горбачев сделал возможной, а теперь отстаивал Ельцин. Ельцин забрался на танк, сплотил толпу и показал миру, что он человек будущего. Для Горбачева переворот был не только политической, но и личной трагедией. У Раисы случился инсульт на фоне стресса от унижений и опасности домашнего ареста в Крыму.Она так и не восстановилась полностью.

В то время как заговорщики были отправлены в тюрьму, а Горбачев вернулся в свой кабинет в Кремле, его силы были исчерпаны. Он ушел с поста генсека в надежде, что и ему удастся дистанцироваться от партии, что позволит ему остаться президентом Советского Союза. Было слишком поздно. Ельцин и лидеры других республик вели переговоры о договоре о создании Содружества Независимых Государств. СССР распался 26 декабря, а к Новому 1992 году флаг с серпом и молотом, который шестьдесят восемь лет развевался над Кремлем, сменился триколором царского прошлого России.

Переход был гораздо менее бурным, чем опасался Горбачев. Как отмечает Таубман, он использовал частный канал, чтобы попросить помощи у Буша в защите его от репрессий или унижений. (Историк Майкл Бешлосс и я были посредниками.) Государственный секретарь Буша Джеймс Бейкер подчинился, увещевая Ельцина относиться к своей победе «достойно — как на Западе». 3

В 2006 году интервьюер спросил Горбачева, рассматривал ли он возможность применения смертоносной силы как средства сохранения целостности СССР.«Конечно, нет, — настаивал Горбачев. «Это никогда не приходило мне в голову, потому что иначе я не был бы Горбачевым». 4  Этот высокопарный возврат к третьему лицу предполагает, что лев зимой все еще считал себя героической фигурой. Вероятно, это вызвало бы протест Раисы. Но она умерла от лейкемии семь лет назад, в 1999 году, в больнице в Германии. «Конечно, я виноват», — публично заявил он в трауре. «Я тот, кто ее убил. Политика пленила меня.И она приняла все это близко к сердцу. Если бы наша жизнь была скромнее, она была бы жива сегодня».

Триумф Ельцина и эйфория его сторонников были недолгими. Ошибки, неудачи и унижения ожидали его в начале его бурного восьмилетнего правления, так же как они бросили тень на достижения его предшественника. Но, как и Горбачев, Ельцин цеплялся за свое отвращение к жестокости коммунистического прошлого. Он тоже не хотел применять силу или рисковать нестабильностью, когда крупнейшее в мире территориальное государство само себя расформировало.Одним из важнейших его решений было сохранение границ, разделяющих республики СССР, в качестве новых международных границ для постсоветских независимых государств. Это решение и его исполнение избавили бывший СССР от той реваншистской, религиозной и национальной бойни, которая сопровождала распад Югославии.

Русские часто сравнивают хаотичное президентство Ельцина с так называемым Смутным временем, междуцарствием между царскими династиями в конце шестнадцатого и начале семнадцатого веков.Тем не менее, Ельцин так же сильно, как и Горбачев, пытался установить партиципативную демократию и партнерство с Западом. Несмотря на антипатию между ними, оба хотели, чтобы их дети жили в «нормальной, современной стране» — намеренно заниженная фраза для результата, для достижения которого, как знали реформаторы, потребуется долгий, трудный и часто опасный процесс.

На протяжении всей российской истории прогресс часто будил силы регресса. В последний день ХХ века Ельцин, страдающий болезнью сердца и политически истощенный, без предупреждения ушел с поста президента.За время своего руководства у него было шесть премьер-министров, один из которых назначался дважды, а четырех из них он уволил. 5  Путин, как последний премьер-министр перед отставкой Ельцина, получил максимальное повышение. Основным фактором его восхождения была его стратегия выжженной земли в подавлении чеченских сепаратистов. Возвращение родного Кавказа под власть Москвы укрепило репутацию Путина как жесткого и энергичного лидера. За последние семнадцать лет, особенно после окончания своего второго президентского срока в 2008 году, он повернул эволюцию России вспять, разрушив зарождающуюся демократию, установление которой и Горбачев, и Ельцин считали своей жизненной миссией.

Что, если бы Политбюро не решило тридцать два года назад обойти старую гвардию и рискнуть молодым, новаторским Горбачевым? СССР, Коммунистическая партия Советского Союза, Варшавский договор, железный занавес, Берлинская стена и холодная война могли бы просуществовать и в двадцать первом веке. В этом альтернативном сценарии подполковник Путин, работавший под прикрытием в сонном захолустье Восточной Германии в течение пяти лет пребывания Горбачева у власти, мог бы провести остаток своей профессиональной жизни, служа советскому государству в безвестности.

Вместо этого, после сжигания файлов в КГБ резидентура в Дрездене, Путин вернулся в свой родной Ленинград (скоро станет Санкт-Петербургом) и присоединился к орбите мэра Анатолия Собчака, бывшего ведущего либерального депутата в новом, Подлинно демократический парламент, созданный Горбачевым, судьбоносный шаг, который вскоре сделает Путина избранным преемником Ельцина. Незадолго до смерти Ельцина в 2007 году он в частном порядке признал, какой катастрофической ошибкой был этот выбор.В том же году Путин усилил свою брань в адрес Запада, запугивая соседей России, концентрируя власть в своих руках, запугивая парламент, затыкая рот независимым СМИ, фальсифицируя выборы в России и вмешиваясь в политику других стран.

Не изменилось одно: Россия сегодня хромает вместе с неблагополучной экономикой, доставшейся в наследство от советской и ельцинской эпох. Ему по-прежнему не хватает надежных секторов производства и услуг для внутреннего и внешнего рынков, и он зависит от природных ресурсов, добываемых или выкачиваемых из-под земли, и больше, чем когда-либо, страдает от вопиющей институционализированной коррупции, которая сама по себе является формой диктатуры.

Российский народ и мир живут с путинизмом уже более десяти лет. Сейчас самое время задать вариант ленинского вопроса: чье видение будущего России возьмет верх? Был ли горбачевско-ельцинский эксперимент по демократизации отклонением от нормы, а путинская тирания — уделом России? Есть много либеральных (и, следовательно, смелых) россиян, настроенных оптимистично, хотя бы в долгосрочной перспективе. Они видят, как их нынешний президент обращается к ужасному прошлому в поисках средств для укрепления своей власти, надеясь, что он снова сделает Россию великой.

0 comments on “Внешняя политика брежнева кратко по пунктам: Внешняя политика при Брежневе (кратко)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.