Центральные органы отраслевого управления россии 16 века: Ваш браузер устарел

ПРИКАЗЫ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ПРИКАЗЫ — органы центрального управления в России в конце XV- первой четверти XVIII веках, первые в стране собственно государственные учреждения, пришедшие на смену великокняжескому дворцово-вотчинному управлению.

Ста­нов­ле­ние при­каз­ной сис­те­мы бы­ло вы­зва­но ус­лож­не­ни­ем за­дач, встав­ших пе­ред на­ро­ж­дав­шей­ся мо­нар­хи­ей в свя­зи с фор­ми­ро­ва­ни­ем Русского государства во второй половины XV века. На на­чаль­ном эта­пе за­ро­ж­де­ния приказов их со­став фор­ми­ро­вал­ся из дья­че­ско­го шта­та Каз­ны, Боль­шо­го двор­ца (смотрите в статье Двор­цы) и, воз­мож­но, ко­мис­сий Бо­яр­ской ду­мы.

При­каз­ная сис­те­ма, в це­лом сло­жив­шая­ся в 1530-1570-х годах, не от­ли­ча­лась функ­цио­наль­ной чёт­ко­стью: ка­ж­дый приказ об­ла­дал как ис­пол­ни­тель­ной, так и су­деб­ной вла­стью, од­но­род­ные функ­ции ис­пол­ня­ли раз­лич­ные приказы — в за­ви­си­мо­сти от ка­те­го­рии на­се­ле­ния и от тер­ри­то­рии, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­лись их пол­но­мо­чия.

Сре­ди приказов при­ня­то вы­де­лять двор­цо­вые, ве­дав­шие хо­зяй­ст­вом го­су­да­ря, об­ще­го­су­дар­ст­вен­ные (от­рас­ле­вые, тер­ри­то­ри­аль­ные, тер­ри­то­ри­аль­но-от­рас­ле­вые), а так­же пат­ри­ар­шие и ми­тро­по­ли­чьи. Для ре­ше­ния от­дель­ных, как пра­ви­ло, экс­т­ра­ор­ди­нар­ных за­дач соз­да­ва­лись вре­мен­ные приказы (например, Де­неж­но­го сбо­ра при­каз). Цен­тра­ли­за­ция государственного управ­ле­ния на про­тя­же­нии все­го XVII века осу­ще­ст­в­ля­лась пу­тём пе­ре­да­чи ру­ко­вод­ства не­сколь­ки­ми приказам од­но­му ли­цу (князю И.Б. Чер­кас­ско­му, Ф.И. Ше­ре­ме­те­ву, Б.И. Мо­ро­зо­ву, И.Д. Ми­ло­слав­ско­му, И.М. Ми­ло­слав­ско­му и другим). В 1655-1676 годы над­зор за дея­тель­но­стью всех приказов от име­ни ца­ря осу­ще­ст­в­лял Тай­ных дел при­каз. Фор­ми­ро­ва­ние при­каз­ной сис­те­мы про­ис­хо­ди­ло од­но­вре­мен­но с со­з­да­ни­ем ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния на мес­тах — зем­ских изб (смотрите в статье «Зем­ское управ­ле­ние») и губ­ных уч­ре­ж­де­ний.

К двор­цо­вым приказам от­но­си­лись Боль­шо­го двор­ца при­каз (1501 год, до 1527 года Двор­цо­вая из­ба), Ко­ню­шен­ный при­каз (1548 год, до 1573 года Ко­ню­шен­ная из­ба), Ка­зён­ный при­каз (начало 1580-х годов) и другие. Юрис­дик­ция важ­ней­ших об­ще­государственных от­рас­ле­вых приказов рас­про­стра­ня­лась главным образом на центр. уез­ды стра­ны (Ям­ской при­каз,Раз­ряд­ный при­каз, Стре­лец­кий при­каз, По­ме­ст­ный при­каз, По­соль­ский при­каз, Раз­бой­ный при­каз, Боль­шо­го при­хо­да при­каз). Од­но­вре­мен­но с ни­ми в середине XVI века об­ра­зо­ван об­ще­государственный тер­ри­то­ри­аль­ный Ка­зан­ско­го двор­ца при­каз (в 1637 году из не­го вы­де­лил­ся Си­бир­ский при­каз), ис­пол­няв­ший те же функ­ции, что и от­рас­ле­вые приказы, но на оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­рии. Схо­жи­ми с ним бы­ли при­каз Великого княжества Ли­тов­ско­го (1656-1666 годы; в 1673-1710 годах вме­сто не­го дей­ст­во­вал при­каз княжества Смо­лен­ско­го), Ма­ло­рос­сий­ский при­каз (1662-1722 годы) и ве­дав­ший Сло­бод­ской Ук­раи­ной Ве­ли­кой Рос­сии при­каз (1687-1700 годы). К тер­ри­то­ри­аль­но-от­рас­ле­вым приказам от­но­си­лись Вла­ди­мир­ский суд­ный при­каз, Мо­с­ков­ский суд­ный при­каз и другие Их уз­ко­спе­циа­ли­зированные пол­номо­чия (су­деб­ные) рас­про­стра­ня­лись на од­ну и ту же ка­тего­рию лю­дей, но на раз­ных тер­ри­то­ри­ях. Каз­ной и хо­зяй­ст­вом пат­ри­ар­шей ка­фед­ры управ­ля­ли Пат­ри­ар­ший двор­цо­вый при­каз, Пат­ри­ар­ший ка­зён­ный при­каз, а ми­тро­по­личь­их ка­федр — ми­тро­по­ли­чьи ка­зён­ные и двор­цо­вые приказы. Суд над ду­хо­вен­ст­вом и ми­ря­на­ми по ду­хов­ным де­лам в Пат­ри­ар­шей об­лас­ти (епар­хии) осу­ще­ст­в­ля­ли в раз­ные го­ды Пат­ри­ар­ший раз­ряд­ный при­каз и Пат­ри­ар­ший ду­хов­ный при­каз, в епар­хи­ях — суд­ные ми­тро­по­ли­чьи при­ка­зы.

В прав­ле­ние ца­ря Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го в оп­рич­ни­не дей­ст­во­ва­ли Ко­ню­шен­ный, По­стель­ный, Сыт­ный и другие приказы (в 1572-1584 годах су­ще­ст­во­ва­ли как приказы осо­бо­го цар­ско­го дво­ра). В пе­ри­од Смут­но­го вре­ме­ни од­но­вре­мен­но с приказами в Мо­ск­ве функ­цио­ни­ро­ва­ли приказы так­же в ла­ге­ре Лже­дмит­рия II и в ла­ге­рях Пер­во­го опол­че­ния 1611 года и Вто­ро­го опол­че­ния 1611-1612 годов. В первой четверти XVII века, по­сле осво­бо­ж­де­ния стра­ны от польско-ли­товских и шведских ин­тер­вен­тов, пра­ви­тель­ст­во ца­ря Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча при­сту­пи­ло к вос­ста­нов­ле­нию сис­те­мы государственной обо­ро­ны и народного хо­зяй­ст­ва. Для это­го оно, в ча­ст­но­сти, учре­ди­ло но­вые приказы — Ка­за­чий при­каз, Ино­зем­ский при­каз, Рей­тар­ский при­каз, Но­вую чет­верть, Боль­шой каз­ны при­каз.

Оп­ре­де­лён­но­му един­ст­ву при­каз­ной сис­те­мы спо­соб­ст­во­ва­ла опо­ра на еди­ную за­ко­но­дательную ба­зу. В сво­ей дея­тель­но­сти приказы ру­ко­во­дство­ва­лись пра­во­вы­ми обы­чая­ми, отдельными нор­ма­ми Су­деб­ни­ков 1497 и 1550 годов, цар­ски­ми ука­за­ми, а так­же при­го­во­ра­ми Бо­яр­ской ду­мы, ко­то­рые при­ни­ма­лись в от­вет на за­про­сы приказов, с середины XVII века — и ря­дом ста­тей Со­бор­но­го уло­же­ния 1649 года. Час­то раз­но­вре­мен­ные ак­ты объ­е­ди­ня­лись в осо­бые указ­ные кни­ги при­ка­зов (наи­бо­лее ран­няя — кни­га Раз­бой­но­го при­ка­за 1555/1556 годов). Ак­ты об уч­ре­ж­де­нии приказов, ус­та­нав­ли­вав­шие по­ря­док ра­бо­ты ве­дом­ст­ва, пер­со­наль­ный со­став его ру­ко­во­дства, це­ли, за­да­чи, ме­то­ды и сред­ст­ва дея­тель­но­сти, поя­ви­лись в первой трети XVII века [пер­вый из­вест­ный акт — указ ца­ря Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча об уч­ре­ж­де­нии Сы­ск­но­го при­ка­за от 23 февраля (5 марта)1622 года].

В XVII веке (воз­мож­но, со второй половины XVI века) приказы де­ли­лись, как пра­ви­ло, на «сто­лы», а те, в свою оче­редь, — на «по­вы­тья» (от­де­ле­ния) (ряд приказов де­лил­ся толь­ко на «по­вы­тья» или не имел струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний). Приказы дей­ст­во­ва­ли на мес­тах че­рез го­ро­до­вых вое­вод и при­каз­ные из­бы, а так­же губ­ные и зем­ские из­бы. Приказы воз­глав­ля­лись главным образом судь­я­ми, на­зна­чав­ши­ми­ся ца­рём и Бо­яр­ской ду­мой пре­им. по пред­став­ле­нию Раз­ряд­но­го при­ка­за из лиц, имев­ших дум­ный чин. Час­то во гла­ве приказа стоя­ли 2 су­дьи, сме­няв­шие друг дру­га в оп­ре­де­лён­ные дни не­де­ли (ка­ж­дый из них об­ла­дал всей пол­но­той вла­сти в приказах). Ап­па­рат приказов со­сто­ял из при­каз­ных лю­дей, их ра­бо­чий день длил­ся 12 ча­сов. Тех­нический пер­со­нал приказов со­став­ля­ли не­дель­щи­ки (при­ста­вы, ис­пол­няв­шие административные и су­деб­ные ре­ше­ния приказов и сме­няв­шие друг дру­га по не­де­лям) и сто­ро­жа. При Ап­те­кар­ском при­ка­зе, По­ме­ст­ном и По­соль­ском при­ка­зах в XVII веке су­ще­ст­во­ва­ли учеб­ные за­ве­де­ния.

Чис­ло приказов по­сто­ян­но ме­ня­лось. Од­но­вре­мен­но в сред­нем су­ще­ст­во­ва­ло 30-40 приказов. Од­ни­ми из по­след­них бы­ли уч­реж­де­ны Пре­об­ра­жен­ский при­каз (середина 1680-х годов), Ад­ми­рал­тей­ский при­каз (1700 год), а так­же Во­ен­ных дел при­каз вме­сто Ино­зем­ско­го, Рей­тар­ско­го и Стре­лец­ко­го при­ка­зов (1701 год). В 1710-1720-е годы боль­шин­ст­во приказов Пётр I за­ме­нил кол­ле­гия­ми.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Органы центрального управления в ХV веке

Пятнадцатое столетие в системе государственного управления Руси

Определение 1

Органы центрального управления в XV веке – это система органов государственного управления, основанная на усилении княжеской власти и направленная на обеспечение централизации государственного управления.

XV век выступил для Московского государства, переживающего период своей централизации, в качестве этапа формирования централизованного государственного аппарата и определения новой структуры государственной власти.

В XV веке Московское государство все еще являлось раннефеодальной монархией. В качестве главы государства выступал Великий князь, наделенный широким спектром прав, в том числе законодательного характера, проявляющихся в издании законов, исполнительного характера, состоящих в осуществлении практического государственного руководства, судебного характера. Централизация Московского государства обеспечивала усиление и изменение власти Великого князя. Изначально полномочия законодательного, административного и судебного характера осуществлялись Великим князем только в пределах собственного домена. Однако падение значения удельных княжеств обеспечило Великого князя подлинной властью на всей территории русского государства.

Мощным толчком для усиления власти Великого князя стало падение Золотой Орды. 1480 год стал для московских князей годом фактической и юридической независимости, с этого момента Московский князь стал суверенным государем. В период правления Ивана III Великий Московский князь получил наименование государя всея Руси (в 1478 году). В целях обеспечения роста авторитета на международной арене государь сочетался браком с племянницей последнего императора Византии Софьей Палеолог. Также Иван III продемонстрировал свои притязания на самодержавие. Византия наделила Русь атрибутами православной державы, государственной и религиозной символикой. В качестве великокняжеского герба стал использоваться двуглавый византийский орел.

Период правления Ивана III стал временем объединения русского государства. Московское княжество присоединило к себе Ростов, Пермь, Ярославль, Новгород. Этот период обеспечил формирование централизованного государства. Православная церковь провозгласила Москву «третьим Римом». В соответствии с этой концепцией Иван III выступил в качестве приемника державных прав императора Византии Константин XI. В обществе воцарилась идея союза власти князя и христианского мира. Таким образом, княжеская власть получила божественный статус, обеспечивший начало формированию на Руси цезаризма.

Готовые работы на аналогичную тему

Формирование центральных органов управления ХV века

Несмотря на развитие на Руси цезаризма, власть великого князя в этот период развития русской государственности была ограничена рамками органов управления раннефеодальным государством.

Существенная роль в системе государственного управления была возложена на Боярскую думу, которая получила свое начало от совета, действовавшего при Великом князе еще во времена Киевской Руси. С точки зрения ученых-историков формирование Думы относится именно к ХV веку.

Замечание 1

В отличие от княжеского совета Боярская дума была наделена большим объемом организационной и юридической оформленности.

Дума выступала в качестве постоянно функционирующего органа, отличалась относительно стабильным составом. В состав думы было включено 5-12 бояр и примерно 12 окольничьих. Дума являлась совещательным органом. Малочисленность состава Боярской думы обусловило приближение к государю в качестве советников только тех аристократов, которые заслужили его полное доверие. На Великого князя не возлагалась обязанности учитывать мнение Думы, но на практике каждое его решение должно было получать одобрение со стороны бояр, в противном случае оно не получало практической реализации. Это позволяло боярству осуществлять через Думу ту политику, которая была выгодна данному сословию. Значимость роли Боярской думы и господство в ее рамках крупных феодалов можно считать признаками раннефеодальной монархии.

Помимо этого, следует отметить еще одну особенность, характерную для раннефеодальной монархии, — это наличие в системе государственного управления ХV века характеристик государственного управления предшествующего периода в сочетании с зарождением нового приказного управления.

В качестве основных унаследованных от предыдущего периода характеристик государственного управления в форме дворцово-вотчинной системы можно обозначить следующие:

  • во-первых, осуществление управления дворцом дворским, в подчинении которого находились многочисленные слуги;
  • во-вторых, наличие людей (путей), призванных обеспечивать специальные нужды князя и его ближайшего окружения, в качестве которого выступали ловчие, конюшенные, сокольничьи, стольничьи и так далее.

В ведении путей находились отдельные княжеский села и местности. Пути наделялись правом сбора определенных податей с подчиненных им местностей, а также выполняли роль административных и судебных органов. В качестве руководителей путями выступали путные бояре.

В ХV веке система дворцово-вотчинных органов переживала постепенную трансформацию в систему общих государственных учреждений, задачи которых выходили за рамки удовлетворения личных нужд государя. Дворский в XV веке решал вопросы землевладение светских и церковных феодалов, контролировал местную администрацию. Также существенным изменением стало то, что выполнение княжеских поручений утратило временный характер, трансформировавшись в постоянную службу.

Расширение и усложнение функционального назначения дворцовых органов привело к формированию разветвленного аппарата государственного управления, деятельность которого подверглась определенной специализации. В системе государственного управления выделились великокняжеская казна, дворцовая канцелярия, архив и иные подразделения.

ХV век стал началом трансформации дворцово-вотчинной системы в форму приказной системы управления.

Приказы. Центральные органы отраслевого управления.

Первые приказы формируются при Иване Грозном, мы наблюдаем создание разветвленного приказного аппарата со сложной системой. Приказы могли быть совершенно разными, их классификация определялась целью их работы и территорией, на которые они распространяются.

Первые приказы.

    1. Челобитный приказ. Во главе с дьяком Висковатым. Приказ занимался рассмотрениями жалобами, этот приказ рассматривал жалобы и решал их.

    2. Посольский приказ.

    3. Поместный приказ.

    4. Разбойный приказ. Поиск и организация суда над разбойниками.

    5. Разрядный приказ. Этот приказ ведал сбором дворянского ополчения.

    6. Стрелецкий приказ. Управление стрельцами.

Расцвет системы приказов выпадает на 17 век. Недостаточность управления порождала сложность приказов, сложность выполнения их функций.

Основные виды приказов:

  • Государственные приказы

  • Дворцовые приказы.

  • Патриаршие приказы.

По мере развития финансовой деятельности в Московском государстве требуются и финансовые приказы (приказ большой казны – управление торговыми людьми, чеканка денег), (приказ большого прихода – ведение таможенными пошлинами).

Временные приказы. В период составления уложения 1649г. был создан приказ боярина Одоевского, который должен был разработать текст уложения.

Состав приказов. Во главе приказов стоит боярин. На протяжении столетия было около 80 приказов, но к концу века количество приказов сократилось до 40. Само по себе увеличение числа приказов делало этот аппарат все более сложным и громоздким.

Право. Источники права сословно-представительной монархии и их характеристика.

Судебник 1550 года.Он был принят при участии боярской думы, обсуждался и рассматривался ею. Утверждался при участии Стоглавого собора. Текст этого судебника был опубликован в первой трети 18 века. Он был назван «царским», поскольку был принят царем Иваном Грозным. Причиной его разработки стали разработки новых реформ, их закрепление в законодательстве. Помимо этого, развитие крепостного права нужно было отразить в документе. Судебник 1550г. подтвердил возможность ухода в Юрьев День, но несколько увеличил пожилое.

Судебник разбивается на 100 статей, расположенных по системе. Первой его частью выступил суд центральный, второй – суд областной, третьей – гражданское право и процесс, четвертой – дополнительные статьи.

По мере развития феодализма, судебник закрепил интересы дворян и купечества. Была повышена уголовная репрессия за покушение за жизнь, честь и имущество бояр и дворян. Кроме того, судебник усилил принципы розыскного процесса.

Судебник отразил характерную для периода 16 век законодательную процедуру. Инициатива разработки этого судебника была порождена докладом царю, в котором была мотивирована необходимость разработки новых принципов суда. Именно приговор царя формулировал норму разработки нового акта.

Уголовное право.Нужно отметить, что происходят изменения в понятии преступления. Государственное преступление полностью введено. Гос. преступление – покушение на феодальный правопорядок и на царя. Личность государя отождествляется с государством. Преступлением считалось всякое нарушение приказов царя. Судебник 1550г. непрерывно дополняется указными книгами (здесь фиксировались новеллы, касающиеся суда). В 1550г. был созван Стоглавый собор. Стоглав пытался унифицировать церковную жизнь, формируются нормы, диктующие особые нормы поведения духовенства. Стоглавый собор выступал против судебных поединков, азартных игр.

Система органов центрального управления Российской империи конца XIX

УДК 94(470):342.6

Д. А. Калинина

СИСТЕМА ОРГАНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX в.: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ И ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ*

На основе анализа российского законодательства конца XIX — начала XX в. и оценки исследований дореволюционных ученых в статье сделана попытка воссоздания общей картины сложившейся в России системы центральных законодательных, законосовещательных и исполнительных институтов государственной власти.

Based on the analysis of the Russian legislation late XIX — early XX century, then valuation of scientists’ research in the pre-revolutionary paper, in the article there is an attempt to recreate the general picture of the current system of central legislative, law-advisory and executive institutions of government in Russia.

Ключевые слова: система органов центрального управления, императорская власть, законодательные органы власти, совещательные органы власти, исполнительные органы власти, Россия конца XIX -начала XX в.

Keywords: central government, the imperial government, legislative bodies of power, law-advisory branches of power, executive authorities, the Russia of the late XIX — early XX century.

В позднеимперский период истории России система высших органов государственного управления подвергалась серьезным модификациям, которые являлись ответом на требования времени. Изменение статуса сословных групп, внешнеполитические перипетии, общественно-политические, макроэкономические процессы порождали трансформирование системы государственного аппарата.

Наиболее устойчивым институтом российского государственного строя была императорская власть. Царь обладал неограниченными правами в области законотворчества, исполнительной и судебной практики вплоть до 1905 г.

Исполнительная власть в условиях абсолютной монархии подразделялась на верховную, которую осуществлял непосредственно император, и представительную, реализуемую министерствами и ведомствами. Среди российских правоведов Н. А. Захарова, А. Д. Градовского, Н. М. Кор-кунова, Н. И. Лазаревского, В. М. Устинова, Л. А. Тихомирова и других развернулось широ-

* Статья напечатана при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 12-11-43004

© Калинина Д. А., 2012

кое обсуждение проблемы соотношения неограниченных правомочий монарха и существования институтов исполнительной власти. Наряду с крайними утверждениями о полноте власти императора, несмотря на наличие ограничительного законодательства и государственных учреждений, или об исключительно формальных, представительских компетенциях монарха наиболее убедительным является умозаключение о распределении властных функций и непосредственном участии главы государства в исполнительной власти при исключительных обстоятельствах. Император напрямую действовал в случае «неправильного применения закона или в случае необходимости разрешить те или другие затруднения в администрации, когда эти затруднения не могли быть устранены силою существующих законов» [1]. В последнем случае монарх разъяснял смысл принятых законов, разрешал все изменения в ранее принятых постановлениях правительства, утвержденных им ранее. Хотя в современной государственной практике перечисленные действия главы государства не являются экстраординарными, в конце XIX — начале ХХ в. законы Российской империи подобные действия не регламентировали, а, следовательно, оставляли их на усмотрение императора. Профессор П. Е. Казанский в дополнение к выводам А. Д. Гра-довского отмечал, что российский монарх осуществляет верховный контроль за правильным исполнением законов, ему принадлежит «служебное верховенство» в отношении всех государственных учреждений и служащих, которые «действуют именем государя» [2].

В рамках исполнительной власти император имел право составлять и утверждать акты, способствующие правильному исполнению законов [3]. В целом верховная исполнительная власть в том объеме, в каком она была у российского монарха, позволяла контролировать точность осуществления законов всеми центральными и местными учреждениями, она была всеохватной и практически неограниченной вплоть до падения самодержавия.

Важнейшей компетенцией верховной власти государя являлось законотворчество. Вплоть до 1906 г. император имел право принимать нормативные акты любой юридической силы, действующие в пределах Российской империи в отношении всех подданных. Правомочия законодательной инициативы помимо монарха были у Государственного совета, Совета министров, Комитета министров, экспертиза законопроектов находилась в руках уже названных верховных органов власти, однако окончательное решение о принятии или отклонении того или иного проекта будущей нормы права принадлежало исключительно главе государства. Российский монарх,

руководствуясь любыми причинами и не имея необходимости отчитываться за свои действия, мог подписать законопроект или отправить на доработку, в позднеимперский период часто практиковалось откладывание разработанной нормы «под сукно» на неопределенный срок и, как правило, без повторного обращения к ней. Не отмечая существенных недостатков предложенной модели нормы права, т. е. признавая ее состоявшейся, император отсрочивал ее подписание, тем самым останавливая все дальнейшие разработки конкретной проблемы. Отсутствие нужды обосновывать откладывание законопроекта давало удобный способ избегать опасных или неактуальных, по мнению верховной власти, решений. Временные рамки рассмотрения и подписания законопроекта также не оговаривались законодательством, следовательно, на полном усмотрении императора находилось решение вопросов о времени разбора проекта нормы права и о причинах его принятия, отклонения или откладывания.

Изменения в правообразующей компетенции российского государя произошли в результате реформы государственного строя 1905-1906 гг., правовой основой которой стали Манифест об усовершенствовании государственного порядка от 17 октября 1905 г. и Основные государственные законы от 1906 г. Из верховной власти монарха была выведена часть законодательных полномочий и передана Государственной думе и Государственному совету. Так, в Основных государственных законах от 1906 г. было прописано, что император осуществляет законодательную власть «в единении» с Государственным советом и Думой [4]. Теперь монарх лишился права единолично принимать все нормативно-правовые акты, имеющие юридическую силу закона, он сохранил право издавать подзаконные акты в виде высочайших указов.

В связи с разделением законодательной власти на две составляющие среди дореволюционных исследователей выделились противоположные точки зрения. Ряд авторов начала XX в., в числе которых В. М. Грибовский, В. В. Ивановский, признавали, что император сохранил лишь часть правообразующих компетенций [5]. Другая группа вместе с Л. А. Тихомировым, К. Н. Пасхаловым признавала сохранение за государем всей полноты законодательных правомочий, так как «закон есть выражение воли верховной власти» [6]. Со временем возобладала первая точка зрения, которая звучала в большинстве исследований, посвященных анализу государственной власти.

Ограничения правообразующей деятельности государя коснулись только гражданской, экономической областей, сферы правосудия, общественной безопасности. Во всех остальных облас-

тях высочайший указ обладал высшей юридической силой. По мнению многих исследователей, это свидетельствовало о том, что Россия в начале XX в. еще только становилась на путь конституционной монархии. Например, профессор С. А. Котляревский высказался, что «установление общих норм предоставляется русской Государственной думе и Государственному совету в меньшем объеме, чем это, обычно, имеет место при конституционном строе относительно законодательных органов» [7]. Помимо этого в Основных государственных законах отдельно прописывались исключительные прерогативы российского монарха: определение направления развития внешней политики, объявление войны и подписание мира, заключение международных договоров, верховное руководство армией и флотом, объявление местностей империи на военном и чрезвычайном положении и т. д. [8] В законодательстве отмечалось также единоличное право российского монарха быть инициатором всех изменений, вносимых в Основные законы, а также в случаях прекращения сессии Государственной думы издавать чрезвычайные указы, имеющие юридическую силу закона. В результате пра-вообразующие полномочия императора, хотя и были ограничены в 1905-1906 гг., все же давали широкий простор для независимых решений, определяющих направление развития страны.

Верховная судебная власть императора выражалась в том, что любое судебное решение выносилось от имени государя, который также обладал исключительным правом помилования и смягчения наказания. Только монарх мог инициировать судебное разбирательство в отношении высших государственных чиновников, в число которых входили члены Государственного совета и Государственной думы, председатель Совета министров, министры, наместники, генерал-губернаторы [9], что свидетельствовало о подотчетности этих должностных лиц только главе государства. Если учесть огромное влияние российского монарха на изменения состава высшей судебной инстанции — Сената — и возможность вывести любое судебное разбирательство из некассационных департаментов Сената в Особое присутствие Государственного совета, можно сделать вывод о широчайших возможностях императора по мере необходимости оказывать влияние на любое судебное решение. Несмотря на изменения в государственном устройстве, верховная судебная власть монарха сохранилась в прежнем объеме вплоть до 1917 г.

В связи с многократным усложнением социально-экономических, общественно-политических, международных политических и экономических процессов император в конце XIX — начале XX в. опирался на обширный аппарат госу-

дарственных учреждений, разделенный на две части: органы высшего и подчиненного управления. Основным отличием между этими группами организаций являлась подотчетность Правительствующему сенату. Неподконтрольными Сенату были Совет министров, Государственный совет, Государственная дума, Собственная Его Императорского Величества канцелярия, Совет государственной обороны, Военный совет и т. д. Все они были выведены из-под контроля Сената особыми постановлениями и должны были способствовать осуществлению верховной власти монарха. За подчиненными Сенату ведомствами, в числе которых были министерства и весь аппарат местного управления, признавались меньшие властные полномочия, они реализовывали взаимодействие с главой государства опосредованно. Подобное разграничение государственных учреждений было предложено в начале XX в. группой правоведов во главе с А. Д. Градовским, Н. А. Захаровым, Н. М. Коркуновым и являлось приоритетным длительное время. Современные исследователи преимущественно подразделяют аппарат управления на центральный, носящий общероссийский характер, и местный, проводящий государственную политику в отдельных местностях [10].

К центральным учреждениям в рассматриваемый период относились Совет министров, обладающий совещательными полномочиями, Государственный совет, изначально законосовещательный орган, который в период первой российской революции был наделен функциями верхней палаты парламента, с 1906 г. Государственная дума, имеющая правообразующие компетенции, Правительствующий сенат как высшая судебная инстанция, Святейший синод, ведавший церковными делами, и министерства, исполняющие принятые законы и подзаконные акты и контролирующие их реализацию на местах. Однако непосредственное взаимодействие с местными органами власти осуществляли министерства, и в первую очередь министерство внутренних дел, доводя до губерний узаконенные пути развития государства и наблюдая за их неукоснительным соблюдением.

Все вопросы, разрешаемые императором путем подписания высочайшего повеления, проходили предварительную обработку в Канцелярии Его Императорского Величества. В рассматриваемый период Канцелярия утратила свои прежние экстраординарные компетенции, связанные с работой третьего отделения по проведению политического сыска, которые перешли в Министерство внутренних дел, а второе отделение в 1882 г. преобразовано в кодификационный отдел при Государственном совете. Основной функцией Канцелярии в конце XIX — начале XX в. явля-

лось делопроизводство по всем бумагам, поступающим на имя российского монарха. В компетенцию личной императорской канцелярии были отнесены дела по исполнению поручений монарха, изготовлению высочайших указов, представление отчетов губернаторов и т. д. В целом, работа Канцелярии носила вспомогательных характер и не относилась к числу высших государственных учреждений, по своему статусу она приравнивалась к министерству, находящемуся на особом положении.

Государственный совет, образованный в 1810 г., до 1906 г. являлся законосовещательным органом власти, в его компетенцию входило создание новых или доработка законопроектов, их экспертиза, а также выражение собственной позиции по любому вопросу по требованию монарха. В конце XIX в. многие исследователи высказывались о бесполезности этого учреждения в связи с появлением дублирующих функций Государственного совета Комитета министров и Совета министров [11]. Однако А. Д. Градовский, ссылаясь на теорию Л. Штейна [12], озвучил мысль, что в России, как и в любой крупной монархии, необходим совещательный орган, не связанный с законодательной, исполнительной и судебной властью, что повышает степень объективности выносимых суждений [13].

В позднеимперский период любой законопроект обязан был пройти экспертизу Государственного совета, лишь после этого он поступал на подпись императору, только монарх имел право изъять будущую норму права из рассмотрения Госсовета [14]. Помимо текущих правовых тем здесь рассматривались проекты введения чрезвычайного или военного положения в той или иной части страны, решения о войне и мире и иные внешнеполитические резолюции, проекты распоряжений Сената и министерств, все финансовые вопросы, которые должен был утверждать император. В целом у данного ведомства был обширнейший спектр проблем, требующих авторитетного заключения, а следовательно, существование Государственного совета было оправдано.

В годы первой российской революции высочайшим манифестом были внесены изменения в государственный строй России, что стало причиной реформирования Госсовета, который наравне с Государственной думой получил законодательные полномочия [15]. Все проекты норм права, одобренные Думой, проходили обязательное рассмотрение членами Совета. Государственный совет получил также право законодательной инициативы в любой сфере, не вошедшей в основные государственные законы. Кроме того, Совет имел право требовать разъяснений у представителей Совета министров по вопросам, связанным с рассматри-

ваемым законопроектом, за исключением случаев, когда разглашение той или иной информации противоречит государственным интересам и по поводу незаконности действий чиновников и ведомств, входящих в систему исполнительной власти [16]. Государственный совет мог обращаться с Наказом с целью усовершенствования процесса правообра-зования. В состав Совета для более квалифицированного рассмотрения ряда конкретных вопросов входили два департамента, особое присутствие об отчуждении недвижимых имуществ и вознаграждении их владельцев и особое присутствие для предварительного рассмотрения всеподданнейших жалоб на определения департаментов Правительствующего сената, а также канцелярия, ведавшая делопроизводством. В итоге реорганизации Государственный совет представлял собой слаженную систему подразделений, выборных и назначенных членов Совета, чиновников, которые достаточно успешно выполняли функцию разбора законопроектов в той весьма ограниченной сфере, которая была предоставлена в начале ХХ в. императором. В своей деятельности Государственный совет активно взаимодействовал с главой государства, министерствами и Думой, которая выполняла обязанности нижней палаты парламента.

Государственная дума, введенная в число органов власти Манифестом в 1905 г. и впервые созванная в 1906 г., обладала полномочиями, дублирующими функции Государственного совета, с единственной разницей в том, что Дума рассматривала законопроект первой инстанцией, а Совет мог рассматривать только те проекты норм права, которые были одобрены Думой. Круг вопросов, в пределах которого избранные депутаты могли обсуждать проекты законов, был определен Учреждением о Государственной думе и не мог быть изменен депутатами, так как ст. 107 Основных государственных законов лишала законодательные органы власти права вносить изменения в Основные законы, а ст. 109 при определении круга дел, подведомственных Думе и Совету, делала отсылку к их официальным учреждениям, т. е. образующим документам. На этом основании, при попытке Государственной думы расширить свои полномочия, член Государственного совета П. Н. Дурново отмечал: «Мы, члены Государственного совета, занимающие места на правой стороне этого зала, не можем одобрить распространительных толкований Основных законов в сторону расширения компетенций и полномочий законодательных учреждений. В данном случае, по нашему убеждению, закон точно указывает путь, по которому мы должны идти. Всякое уклонение с этого пути мы считаем сознательной или бессознательной попыткой использовать кажущуюся неясность закона в целях вмешательства законодательных учреждений

и непринадлежащую нам область» [17]. Как и Государственный совет, Дума обладала правом законодательной инициативы с некоторыми ограничениями, правом интерпелляции и возможностью обращаться за разъяснениями к министрам и товарищам министров, издавать Наказ в целях улучшения процесса законотворчества.

Помимо ограничения основных полномочий Государственная дума была поставлена в прямую зависимость от императора и административных сил, что свидетельствовало об отсутствии принципа независимости законодательной власти. Российский монарх имел право распустить Думу, причем он практически не был стеснен необходимостью объяснять свои действия, подобная возможность создавала благоприятные условия для корректировки деятельности депутатов. Не сформировалось еще и понятие депутатской неприкосновенности, любой народный избранник мог быть подвергнут судебному преследованию на тех же основаниях, что и любой чиновник, у Думы спрашивали согласие только в случае лишения свободы одного из депутатов [18]. Данная практика вызвала дискуссию среди правоведов начала ХХ в. Ряд исследователей, в числе которых были В. В. Ивановский, С. А. Котляревский и Н. И. Лазаревский, довольно резко высказывались по поводу отсутствия независимости правообразующих органов власти. Так, В. В. Ивановский отмечал, что «этот порядок предания народных представителей суду, вместо гарантии от судебного преследования, устанавливает зависимость членов законодательного учреждения от администрации, чем нарушается та самостоятельность парламента, которая составляет его жизненную силу и политический смысл» [19]. Другая часть исследователей говорила о правомерности и даже необходимости сохранения общих оснований судебного преследования депутатов, видя в этом возможность избежать произвола представителей законодательной власти. Например, П. Е. Казанский высказал мысль о том, что «привлечение членов законодательных установлений к судебной ответственности за преступления по должности не только не противоречит «самому существу Государственной Думы», но, наоборот, совершенно согласно с общей конструкцией русского народного представительства, как особого учреждения с определенными возложенными на него обязанностями, и с общим юридическим положением членов его» [20]. Однако, несмотря на существенное стеснение свободы действий законодательных учреждений, новые органы власти заняли стержневое положение в государственном аппарате.

В целом, реализуя свои правообразующие полномочия, император, Государственный совет и Государственная дума формировали и видоиз-

меняли законодательный массив, на основании которого действовали остальные центральные и местные органы власти.

Помимо Государственного совета совещательными полномочиями обладали Комитет министров, существовавший до 1906 г., и Совет министров, являющийся в начале XX в. прототипом современного правительства. С момента появления первых министерств в государственном аппарате был сформирован Комитет министров, целью которого в первую очередь было решение межведомственных вопросов. Разграничение полномочий между двумя действующими совещательными органами определялось следующей формулой: особо важные дела рассматривались в Государственном совете, а все остальные текущие дела — в Совете министров. В разные периоды истории компетенция Комитета министров менялась в зависимости от условий развития государства. В конце XIX в. это учреждение рассматривало все дела, которые превышали власть отдельного министра, или не могли быть разрешены в рамках действующего законодательства, либо специально были переданы императором ему на рассмотрение. С одной стороны, существование узкого по составу совещательного органа власти естественно для абсолютной монархии и традиционно для России, с другой — такое учреждение было вызвано усложнением системы государственного управления и необходимостью дополнительной опоры для монарха при разрешении текущих вопросов. Образование различных межведомственных органов, обладающих совещательной властью, объяснялось попытками главы государства устранить разобщенность управления, несогласованность правительственных мероприятий, однако все попытки заканчивались неудачей. По мнению правоведа В. М. Гессена, провал намерений императора усовершенствовать управленческую практику был связан с отсутствием «института визирата» или поста премьер-министра [21].

В 1861 г. было сформировано новое совещательное учреждение — Совет министров, которое состояло из глав министерств и близких к ним по компетенции ведомств, секретаря Государственного совета и иных лиц, назначенных монархом. Под формальным председательством императора проходило заслушивание докладов о всех первоначальных инициативах органов исполнительной власти во избежание дублирования разрабатываемых проблем и общей осведомленности о делах каждого из входящих в Совет учреждений. Изначально компетенция Совета министров не имела четко установленных рамок, единственным критерием отбора обсуждаемых вопросов было разрешение главы государства. Отсутствие строго оговоренных функций, нео-

пределенное положение в системе подчиненности делали Совет министров практически бесполезным элементом института управления. Так, большинство исследователей начала XX в. отказывали ему даже в статусе учреждения, например, Н. М. Коркунов сделал вывод о том, что Совет — это «факультативная форма министерского доклада», В. М. Грибовский, в свою очередь, называл Совет министров «особой формой министерских докладов монарху в присутствии других министров» [22]. Обладая исключительно совещательными полномочиями, данный государственный орган не смог повысить согласованность действий разрастающегося аппарата исполнительной власти.

19 октября 1905 г. Совет министров был реорганизован и превратился в полноценное правительство. Реформированное учреждение получило статус постоянно действующего с четко очерченным кругом полномочий и частичной самостоятельностью в их осуществлении. Ведению нового Совета министров подлежали предварительное рассмотрение всех законопроектов, поступающих от министерств и ведомств на рассмотрение Государственной думе или императору, все предложения об изменении общего министерского устройства, крупные кадровые вопросы в рамках исполнительной власти, доклады на имя императора, имеющие межведомственный характер, все проекты законов, поступающие на рассмотрение монарха между созывами Думы, и т. д. [23] Благодаря обширным функциям Совет министров смог уже фактически объединить работу всех учреждений исполнительной власти, что повысило согласованность действий, а следовательно, и эффективность системы государственного управления. После реорганизации в Совете был введен пост председателя — им становился назначенный монархом «министр без портфеля», т. е. высший чиновник, не отвечающий ни за одно министерство или ведомство и имеющий право участвовать в делах любого из них. Глава Совета министров назначался и снимался с должности исключительно решением монарха, в этом проявлялась прямая зависимость от государя премьер-министра в частности и всего Совета в целом. Создание поста председателя Совета министров или премьер-министра завершило общую модернизацию исполнительной власти на общеевропейских началах, которые сочетались с сохранением сильной власти российского императора.

Деятельность высших институтов государственной власти была направлена на формирование общего пути развития России как одной из ведущих мировых держав, своевременно и верно отвечающих на требования времени. Император, Государственный совет и Государственная

дума при содействии совещательных органов власти принимали нормативно-правовые акты, которые вносили изменения в социально-экономическое и общественно-политическое устройство государства. В свою очередь задача по организации и техническим моментам воплощения закона или высочайшего повеления в жизнь ложилась на аппарат исполнительной власти, куда входили министерства и сходные с ними по статусу и компетенциям ведомства.

Министерства, образованные в 1802 г., относились к центральным государственным учреждениям, однако они имели меньшие по сравнению с вышеперечисленными органами властные правомочия и находились под контролем Правительствующего сената. На этих основаниях министерства в конце XIX — начале ХХ в. причислялись к организациям подчиненного управления. Хотя цепь подчиненности была довольно коротка: работа всех министерств и близких им ведомств координировалась Комитетом министров, а позднее, уже более основательно, — Советом министров, последние в свою очередь были подотчетны российскому монарху, однако аппарат исполнительной власти напрямую с императором практически не взаимодействовал.

Суть министерских полномочий, а также пределы действия были установлены в общем наказе министерствам, где данные учреждения названы проводниками решений высшей власти во всех сферах управления [24], что изначально определило отраслевой принцип их устройства. Отраслевой принцип организации исполнительной власти признавался российскими правоведами наиболее подходящим и естественным для России, которая всегда довлела к централизации аппарата управления. Эффективность данного способа устройства министерств и ведомств А. Д. Градовский объяснял необходимостью достижения единообразия в способах осуществления какой-либо задачи, а также создания системы прямой ответственности административных учреждений [25]. Выполнение этих задач возможно было при унифицированном применении законов в каждой отдельной сфере жизни государства, что стало осуществимым благодаря появлению единого ответственного лица, контролирующего правильное исполнение норм права. Министр в рамках вверенной ему отрасли обязан был устранять все неправильные толкования законов, разъяснять все затруднения в применении закона, пресекать злоупотребления полномочиями или преступные бездействия среди подконтрольных ему чиновников [26].

Главы министерств как представители верховной власти в качестве участников Комитета министров, Совета министров призваны воплощать в жизнь решения вышестоящих государственных институтов, помимо этого министры обладали кон-

тролирующими функциями в отношении нижестоящих чиновников центральных и местных органов управления, благодаря чему достигалось единообразие в процессе реализации властных решений.

Еще одной крупной прерогативой министерств являлось право законодательной инициативы. До 1884 г. любой подданный империи мог обратиться с прошением на имя монарха с проектом правовой нормы, однако с реорганизацией комиссии по прошениям возможность предложить главе государства новый законопроект была исключена и такое право сосредоточилось в ведении правительственного аппарата. Вопрос о том, кому именно принадлежит законодательная инициатива, вызвал дискуссию среди российских правоведов. Большинство исследователей на основе действующего законодательства утверждали, что право предлагать проекты норм права принадлежит исключительно монарху [27]. Объяснялось это тем, что любое представление министра могло быть внесено на рассмотрение только с разрешения императора [28]. А. Д. Градовский поддерживал данное мнение, полагая, что это необходимый атрибут неограниченной монархии, каковой была Российская империя. В противовес мнению большинства высказывался Н. М. Кор-кунов, который, ссылаясь на ст. 49 Основных законов, настаивал на том, что законодательная инициатива принадлежала еще и Сенату и Синоду, причем без необходимости получения высочайшего на то разрешения [29]. Но, несмотря на особую точку зрения Н. М. Коркунова, подавляющая масса правоведов осталась на прежних позициях. Право законодательной инициативы распространялось на министров и глав ведомств не напрямую, а через обсуждение Совета министров, только после одобрения которого проект поступал на рассмотрение Государственной думы.

С образованием законодательных органов власти в Российской государственной системе возникла необходимость выстраивать систему подчиненности между парламентом и органами исполнительной власти по одному из двух путей: парламентскому и дуалистическому. Парламентская модель взаимодействия предполагала полную подконтрольность правительства парламенту, дуалистическая — подчиненные монарху министерства и ведомства противостоят законодательным учреждениям, в результате в противоборстве устанавливается равновесие сил. В России, по мнению правоведов, отношения Государственной думы и правительства строились на дуалистических началах. С одной стороны, главы министерств назначались и снимались с должности решением императора, Совет министров, управляя действиями всех центральных органов исполнительной власти, подчинялся монарху, а не парламенту, с другой стороны, Государственная дума контроли-

ровала деятельность министерств и ведомств с помощью запросов и интерпелляций. Складывание подобной дуалистической системы свидетельствовало о постепенном переходе Российской империи в число ограниченных монархий.

В конце XIX — начале XX в. в число центральных органов исполнительной власти входило десять министерств: министерство внутренних дел, народного просвещения, финансов, торговли и промышленности, путей сообщения, юстиции, иностранных дел, военное, морское, императорского двора. Также приравнивались по статусу к министерствам главное управление землеустройства и земледелия, главное управление государственного коннозаводства и государственный контроль. Во главе министерства стоял министр, который опирался на помощников или товарищей министра, которые могли исполнять функции главы министерства в особых случаях. Министр обязан был действовать в рамках действующего законодательства и в пределах возложенной на него компетенции, однако в экстраординарных обстоятельствах он имел право выйти за установленные рамки, если считал, что для защиты и поддержания интересов государства требуются незамедлительные шаги. В таком случае глава министерства должен был отчитаться Правительствующему сенату о причинах, побудивших его на подобный поступок [30]. Основные властные полномочия министра заключаются в праве издавать подзаконные акты в виде распоряжений, направленных на уточнение законов.

Все министерства подразделялись на департаменты, во главе с директорами, главные управления, которые по статусу находились выше департаментов и обычно возглавлялись товарищами министра. Департаменты делились на отделения, отделения — на столы. Для согласования действий, распределения поручений, а также внутреннего контроля при каждом департаменте создавалось общее присутствие из начальников отделений под председательством директора. В целях рассмотрения наиболее важных дел в министерстве создавался совет министра под председательством главы министерства, куда входили товарищи министра, директора департаментов и иные лица, назначенные императором. Некоторые министерства для наиболее квалифицированного исполнения возложенных на них обязанностей имели в своем составе особенные установления: технические, ученые комитеты, коллегии и т. п. Последние имеют особое значение, так как в их состав включались чиновники из нескольких министерств для решения межведомственной задачи. Если при рассмотрении проблемы представитель другого министерства был не согласен с общей резолюцией и его поддерживал глава его ведомства, то вопрос рассматривался двумя министрами, а при отсут-

ствии компромиссного решения он обсуждался Советом министров. В целом особенности структуры и компетенции министерств определялись конкретной отраслью, в пределах которой оно действовало.

В итоге проведенного теоретико-правового анализа структуры и компетенций институтов и учреждений, входящих в систему высшего и центрального управления, можно представить общую картину процесса воплощения в жизнь законов, высочайших повелений и иных подзаконных актов. Мы можем проследить установленный и единообразный алгоритм действий по перепоручению определенных задач по ведомствам согласно сложившейся служебной иерархии, а также осуществлению контроля среди центральных общероссийских и верховных учреждений. Сложившаяся на протяжении длительного времени разветвленная система органов управления была связана воедино подчиненностью, взаимными правами и обязанностями, которые побуждали к активному взаимодействию на всех уровнях власти в целях успешного развития государства. Историографический анализ позволил выявить пробелы в нормативно-правовой базе центральных учреждений, а также неточности, двусмысленности в законах, которые порождали несовершенство системы управления Российской империи конца XIX — начала XX в.

Примечания

1. Градовский А. Д. Начала русского государственного права. Т. I. СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1875. С. 150-151.

2. Казанский П. Е. Власть всероссийского императора. Очерки действующего русского права. Одесса: Тип. «Техник», 1913. С. 214.

3. Свод основных государственных законов. 1906 г. Ст. 11 // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. СПб.: Рус. кн. тов. «Деятель», 1912. С. 1.

4. Там же. Ст. 7. С. 1.

5. Грибовский В. М. Государственное устройство и управление Российской Империи (из лекций по русскому государственному и административному праву). Одесса: Тип. «Техник», 1912. 268 с.; Ивановский В. В. Учебник государственного права. Казань: Универ. тип., 1913. 365 с.

6. Тихомиров Л. А. Монархическая государственность М.: Унив. тип, 1905. С. 215-216.; Пасхалов К. Н. Погрешности обновления 17 октября 1905 г. государственного строя и попытка их устранения. М.: Печатня А. Снегиревой, 1910. 70 с.

7. Котляревский С. А. Юридические предпосылки русских основных законов М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1912. С. 37.

8. Свод основных государственных законов. 1906 г. Ст. 12-23 // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 1.

9. Учреждение Государственного совета. 1906 г. Ст. 95 // Свод законов Российской империи. Изд. нео-фиц. Т. 1. С. 36.

10. См. Ерошкин Н. П. История государственных учреждений России. М.: Высш. шк., 1983. 352 с.; Зайонч-ковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. М.: Мысль, 1970. 444 с; и др.

11. Моль Р. Энциклопедия государственных наук. СПб.; М.: М. О. Вольф, 1868. 591 с.; Блунчли И. К. История общего государственного строя и политики с XVII в. до настоящего времени. СПб.: Изд-во О. И. Бакста, 1874. 597 с.

12. Штейн Ё. Учение об управлении и право управления с сравнением литературы и законодательств Франции, Англии и Германии. СПб.: Изд-во А. С. Гие-роглифова, 1874. 612 с.

13. Градовский А. Д. Начала русского государственного права. С. 29.

14. Высочайшее повеление от 23 января 1851 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание Второе. Т. XXVI. Отд. 1. 1851 г. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1852. 753 с.

15. Свод основных государственных законов. 1906 г. Ст. 106. // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 8.

16. Учреждение Государственного совета. 1906 г. Ст. 36, 44. // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 32-33.

17. Отчет Государственного совета. Сессия IV. С. 1349.

18. Учреждение Государственной думы. 1908 г. Ст. 22, 16 // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 42-43.

19. Ивановский В. В. Учебник государственного права. С. 170.

20. Казанский П. Е. Власть всероссийского императора … С. 219.

21. Гессен В. М. Основы конституционного права. Петроград: Изд-е юрид. кн. склада «Право»: Типо-лит. тов. А. Ф. Маркс, 1918. С. 160.

22. Коркунов Н. М. Русское государственное право. Т. 2. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1909. С. 246.; Грибовский В. М. Государственное устройство и управление Российской Империи … С. 62.

23. Учреждение Совета министров. 1906 г. // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 102-106.

24. Учреждения министерств. 1892 г. Ст. 152-153. // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 171.

25. Градовский А. Д. Начала русского государственного права. С. 121.

26. Там же. С. 122.

27. См. Алексеев А. С. Русское государственное право. М.: Тип. о-ва распространения полезных книг, 1897. С. 201; Сокольский В. В. Краткий учебник русского государственного права. Одесса: Тип. Новорос. император. ун-та, 1890. С. 70; Романович-Славатин-ский Н. Н. Система русского государственного права. Т. 1. М., 1886. С. 191; Градовский А. Д. Начала русского государственного права. С. 12; и др.

28. Учреждения министерств. 1892 г. Ст. 162 // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 172.

29. Коркунов Н. М. Русское государственное право. Т. 2. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1909. С. 122.

30. Учреждения министерств. 1892 г. Ст. 158. // Свод законов Российской империи. Изд. неофиц. Т. 1. С. 171.

УДК 2-75

К. М. Гринько

ДУХОВНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АРХИЕПИСКОПА ФАДДЕЯ (УСПЕНСКОГО) В КОНЦЕ XIX -ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ XX в.

Духовно-просветительская деятельность известного архипастыря Фаддея (Успенского) является важной составляющей общественного служения Русской православной церкви. В статье рассматривается отношение архиепископа Фаддея к проблеме выбора пути исторического развития России в начале XX в. и его педагогическое наследие.

The Spiritually-educational activities of the famous Archbishop Faddey (Uspensky) is an important part of the public devotion of Russian Orthodox Church. The article considers the attitude of Archbishop Faddey to the problem of the way choosing of the historical development in Russia in the early XXth century and His pedagogical ancestry.

Ключевые слова: Русская православная церковь, архиепископ Фаддей (Успенский), педагогика, просвещение, «Записки по дидактике».

Keywords: The Russian Orthodox Church, Archbishop Faddey (Uspensky), pedagogy, education, «Didactic notes».

Священномученик архиепископ Фаддей, в миру Иван Васильевич Успенский, был канонизирован Архиерейским Собором Русской православной церкви в 1997 г. На протяжении всей своей жизни он сочетал преподавательскую и административную деятельность с подвигом монаха-аскета. Особое внимание в своей просветительской деятельности, направленной на борьбу с духовно-нравственным разложением общества, архиепископ Фаддей уделял интеллигенции: студентам духовных школ, слушателям религиозно-нравственных чтений, учителям церковно-приходских и земских школ.

Согласно биографическим справкам, составленным администрацией Московской духовной академии, И. В. Успенский родился 12 ноября 1872 г. в селе Наруксово Лукъяновского уезда Нижегородской области в семье Василия Ивановича Успенского, пресвитера Мариинской институтской церкви в Нижнем Новгороде [1]. Однако, по воспоминаниям известного астраханского юриста А. И. Кузнецова, близко знавшего высокопреосвященного Фаддея, он родился в 1874 г. в городе Васильсурске Нижегородской губернии, обучался в Нижегородском духовном училище, а затем окончил Нижегородскую духовную семинарию в 1896 г. [2]

После окончания Нижегородской семинарии Иван Успенский продолжил обучение в Москов-

© Гринько К. М., 2012

Архитектура российской науки

В период с 1823 по 1826 годы в Москве по проекту Доменико Жилярди и Афанасия Григорьева построили здание Опекунского совета. Оно находилось неподалеку от Воспитательного дома – благотворительного учреждения, предназначавшегося для брошенных детей и сирот. Здесь им давали образование, обучали ремеслам, готовили к самостоятельной жизни. В Воспитательном доме действовали Латинские классы, Повивальный институт и Классические курсы, на которых молодых людей готовили к поступлению на медицинский факультет Московского университета.

Московский Опекунский совет управлял Воспитательным домом и его делами. Для пополнения своего бюджета он имел право заниматься ссудно-залоговыми операциями, печатать и продавать игральные карты, фарфоровые, кожевенные и другие изделия.

Поэтому он ведал банковскими учреждениями – Ссудной, Сохранной и Вдовьей казнами. Вырученные Опекунским советом деньги шли на содержание благотворительного заведения. Помимо московского Опекунского совета существовал также петербургский, который выполнял аналогичные функции в столице Российской империи. Позднее оба совета были объединены в один.

Здание Опекунского совета, выполненное в стиле ампир, стало украшением Солянки. Изначально ансамбль включал в себя шесть отдельно стоявших корпусов – их число, вероятно, намекало на количество членов Опекунского совета, состоявшего из шести Директоров, которые должны были «дом оный во всех нуждах защищать».

Центральным ядром композиции стал двухэтажный главный корпус с ионической колоннадой. Он предназначался для Совета Опекунов и Сохранной казны воспитательного дома. Его портик был украшен лепным гербом с двухглавым орлом, гирляндами по бокам и надписью «1825 годъ». Ниже располагалась золоченая надпись «Опенкунскiй Советъ», а также сложный фриз с изображением играющих детей. Этот декор можно видеть над входом в здание и сегодня.

Еще одна приметная архитектурная деталь – огромный купол, выполненный по образцу древнеримских храмов. Это характерная деталь стиля ампир. По главным осям каждого из фасадов были расположены полукруглые окна. К ним с двух сторон летят фигуры трубящей Славы.

По бокам основного здания находились два жилых флигеля, а во дворе – хозяйственные постройки. Между флигелями и главным корпусом разместились парадные въезды, которые украшали два белокаменных пилона, увенчанные фигурами лежачих львов. Спустя 20 лет здание было реконструировано по проекту Михаила Быковского, и все постройки были объединены в единое целое.

В разное время в здании находились первая Московская сберегательная касса, Дворец труда, Дом охраны младенца, Академия медицинских наук. Сейчас здесь расположились аппарат медицинского отделения Российской академии наук, Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, Российский научный фонд.

Фонд был создан в целях поддержки фундаментальных и поисковых исследований и развития коллективов, занимающих лидирующие позиции в различных областях науки. Сегодня РНФ – один из эффективных инструментов грантового финансирования. Благодаря гибкой системе управления он может своевременно реагировать на изменение тенденций в развитии мировой и отечественной науки.

Торгово-промышленная палата Российской Федерации

В ТПП РФ обсудили перспективы развития санаторно-курортного комплекса и оздоровительного туризма

18 февраля в ТПП РФ состоялось совместное заседание Комитета по предпринимательству в здравоохранении и медицинской промышленности и  Комитета по предпринимательству в сфере туризма на тему «Оздоровительный туризм и санаторно-курортное лечение: проблемы и перспективы». Открыл заседание вице-президент ТПП РФ Максим Фатеев. Обращаясь к участникам, он отметил актуальность темы – участие в онлайн формате приняли представители многих регионов, в т.ч. из Краснодарского и Ставропольского краёв, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Коми, Псковской, Тюменской, Челябинской, Калужской, Брянской, Белгородской, Ярославской, Архангельской областей. Вопросы здоровьесбережения, оздоровления и отдыха определены в качестве одной из национальных целей развития Российской Федерации на период до 2030 года. Многие эксперты обоснованно говорят о необходимости расширения государственных программ и объемов финансирования санаторно-курортного лечения. При этом важно стимулировать возросший в последние годы спрос на российские курорты посредством повышения уровня комфортности и доступности услуг лечебного туризма. Важно привлекать крупный капитал в санаторно-курортную отрасль страны в целях развития инфраструктуры. Учитывая высокую капиталоемкость, в целях эффективности капиталовложений в основные фонды необходимо предоставить налоговые льготы бизнесу в этом секторе экономики. Достаточно остро стоит кадровый вопрос – санаторно-курортному комплексу требуется большое количество сотрудников по широкому кругу специальностей, в том числе медицинский. Кроме того, важно предоставить максимально широкую информацию о возможностях санаторно-курортного комплекса. Причем не только медицинских, но и рекреационных, туристических, спортивных, развлекательных программах. Совместная работа позволит привлечь и в санатории, и в регионы в целом новых туристов. Максим Фатеев отметил, что специалисты ТПП РФ готовы подключиться к разработке и внедрению системы комплексной оценки санаторно-курортных организаций с присвоением категорий качества. Аналогичный опыт наработан в части гостиниц и объектов размещения. Сомодераторами заседания выступили председатель Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере туризма Юрий Барзыкин и председатель Комитета ТПП РФ по предпринимательству в здравоохранении и медицинской промышленности, академик РАН Валерий Сергиенко. Обращаясь к участникам, Юрий Барзыкин отметил, что конкурентоспособность на внутреннем туристическом рынке во многом обеспечивают именно оздоровительный туризм и санаторно-курортное лечение. Рекреационный потенциал территорий важно конвертировать в качественный туристский продукт. Несомненно, пандемия внесла коррективы и перенаправила спрос на российские курорты, но важно сохранить в перспективе спрос на внутренний туризм, обеспечить возвратность туристов. Еще одной серьезной задачей является перераспределение спроса в течение года, именно оздоровительный туризм является внесезонным. Валерий Сергиенко остановился на основных вопросах, которые стоят перед системой здравоохранения в сфере санаторно-курортного лечения. Он подчеркнул, что санаторно-курортное лечение является неотъемлемой частью лечебного процесса, обеспечивающей восстановление пациентов после тяжелых заболеваний, оздоровление при хронических заболеваниях, а также поддержание здоровья и профилактику. Поэтому при развитии медицинского туризма при наличии соответствующих показаний важно обеспечить оказание необходимых медицинских услуг не только за счет средств граждан, но и за счет государства. Выступление председателя Комитета Совет Федерации по социальной политике Инны Святенко было посвящено значению санаторно-курортного комплекса в здоровьесбережении и достижении национальных целей. Особенно актуальной тема стала в связи с распространением новой коронавирусной инфекции и необходимостью реабилитации граждан, перенесших COVID-2019. Всемирная организация здравоохранения отмечает наличие отложенных негативных эффектов, требующих длительного периода восстановления пациентов. Поэтому задача системы здравоохранения и санаторно-курортного комплекса состоит в как можно большей минимизации негативных последствий болезни. Вместе с тем, отметила Инна Святенко, такая сложная ситуация дала импульс для модернизации санаторно-курортного комплекса и лечебной базы. Особое внимание в выступлении было уделено вопросам сохранения и развития системы реабилитации и отдыха детей. По словам Инны Святенко, Советом Федерации разработан проект федерального закона, запрещающий перепрофилирование детских лагерей. Почетный президент Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько, говоря о перспективах развития санаторно-курортного комплекса, призвал ориентироваться на привлечение современных потребителей услуг, в том числе молодежи. Для этого необходимо разрабатывать и внедрять современные стандарты сервиса, включающие не только медицинские услуги, но и цифровизацию сервисов, современную инфраструктуру, повышение экологической составляющей. О значении профилактической направленности санаторно-курортного лечения рассказал заместитель директора по стратегическому развитию медицинской деятельности ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии» Минздрава России Максим Яковлев. В связи с тем, что в 2012 году произошло нормативно-правовое разделение понятий медицинской реабилитации и санаторного-курортного лечения, последнее не вошло в программы оказания медицинской помощи. При этом все специалисты единогласно говорят о необходимости его возвращения как вида специальной медицинской помощи и включения в программы ОМС. Для этого требуется внести изменения в Федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Кроме того, при предоставлении услуг гражданам важно разграничить и обозначить, что санаторно-курортное лечение включает в себя медицинскую помощь, а СПА-услуги носят косметический или релаксирующий характер. Максим Яковлев подробно рассказал о формируемом НМИЦ РК Государственном реестре курортного фонда Российской Федерации и обратился к участникам заседания с предложением принять участие в его формировании и предоставлении информации о санаторно-курортных организациях. В дальнейшем на базе реестра планируется создать интерактивную карту курортов, в которой будет представлена информация о природно-лечебных факторах и ближайших санаторно-курортных организациях, в которых можно пройти курс реабилитации по соответствующим показаниям. Главный внештатный специалист по санаторно-курортному лечению Минздрава России Михаил Никитин в своем докладе отметил, что пандемия COVID-19 поставила перед системой здравоохранения задачи по поиску эффективных мер по восстановлению большого количества пациентов с постковидным синдромом. Одним из основных резервов для восстановительного лечения является применение программ санаторно-курортного лечения. Даже с учетом действующих эпидемиологических ограничений рынок санаторно-курортных услуг продолжил расти в 2021 году. В качестве основных факторов роста он указал отложенный спрос, закрытые зарубежные направления, программу туристического кешбэка, которая позволила сохранить спрос в межсезонье. О практике регулирования и развития медицинского туризма как самостоятельного вида туристского продукта рассказал президент Ассоциации медицинского туризма и экспорта медицинских услуг, председатель Комитета РСТ по медицинскому туризму Евгений Чернышёв. Российское здравоохранение, в том числе санаторно-курортный и оздоровительный комплекс, имеют высокую международную репутацию. Именно поэтому важно продвигать эту отрасль на международном рынке медицинских и туристических услуг. О современных технологиях и моделях организации санаторно-курортного комплекса в регионах рассказали председатель ТПП Краснодарского края Александр Ткаченко, вице-президент ТПП Ставропольского края Любовь Валовая, президент ТПП КЧР Диана Хубиева, заместитель председателя ТПП г. Сочи Наталья Ахтырская, член Комитета по туризму ТПП Московской области Елена Королева, председатель ТПП города-курорта Анапы Игорь Ткачук. Об основных барьерах для развития санаторно-курортной отрасли и предложениях по комплексному развитию системы услуг санаторно-курортных организаций рассказали председатель Комитета ТПП города-курорта Анапы по предпринимательству в здравоохранении и медицинской промышленности, генеральный директор ЗАО «Санаторий «Русь» Дмитрий Ионов и и.о. директора пансионата «Кривск» Банка России  (Псковская область») Дмитрий Богданов. По итогам заседания участники поддержали предложения по продлению проекта «туристический кешбэк», внесению изменений в налоговое законодательство в части предоставления налогового вычета для граждан при приобретении санаторно-курортной путевки за счет личных средств, а также предоставления льгот для санаторно-курортных организаций по аналогии с медицинскими организациями (в первую очередь, в части налога на имущество). Большой интерес участников вызвала информация о расширении экспорта услуг санаторно-курортного комплекса и привлечения зарубежных туристов. Принято решение проработать вопрос о подготовке заседания по данной теме совместно с Российским экспортным центром. Резолюция совместного заседания будет направлена в Правительство Российской Федерации, Государственную Думу и Совет Федерации. Комитет ТПП РФ по предпринимательству в здравоохранении и медицинской промышленности, Н.Солдатова Комитет ТПП РФ по предпринимательству в сфере туризма, К.Жавгурян

Сенат Российской империи: история создания и функции

После того, как была принята Табель о рангах (закон о порядке государственной службы в Российской империи, регулирующий соотношение чинов по старшинству и последовательность производства в чины), члены Сената назначались царем из числа гражданских и военных чиновников первых трёх классов.

В первые годы существования Сенат занимался государственными доходами и расходами, ведал явкой дворян на службу, являлся органом надзора за бюрократическим аппаратом. Вскоре в центре и на местах были введены должности фискалов, которые доносили обо всех нарушениях законов, взяточничестве, казнокрадстве и других подобных действиях. После создания коллегий (центральных органов отраслевого управления) в Сенат вошли все главы коллегий, однако такой порядок просуществовал недолго, и впоследствии главы коллегий в Сенат не входили. Сенат осуществлял надзор за всеми коллегиями, кроме иностранной. Была введена должность генерал‑прокурора, который контролировал всю работу Сената, его аппарата, канцелярии, принятие и исполнение всех его приговоров, их опротестование или приостановление. Генерал‑прокурор и обер‑прокурор Сената подчинялись только государю. Основной функцией прокурорского контроля была забота о соблюдении правопорядка.

С 1711 по 1714 гг. местом пребывания Сената была Москва, но иногда на время, в целом составе или в лице нескольких сенаторов, он переезжал в Петербург, который с 1714 г. стал постоянным его местопребыванием. В Москву с тех пор Сенат переезжал только временно, в случае поездок туда Петра на продолжительное время. В Москве осталась часть сенатской канцелярии.

В апреле 1714 г. был издан запрет приносить царю жалобы на несправедливые решения Сената, что являлось для России нововведением. До того времени государю можно было жаловаться на каждое учреждение. Запрещение это было повторено в указе 22 декабря 1718 г., причем за принесение жалобы на Сенат была установлена была смертная казнь.

После смерти Петра I положение Сената, его роль и функции в системе государственного управления постепенно изменялись. Создавались другие высшие государственные органы, к которым переходили функции Сената. При Екатерине II Сенат был отстранен от основных, имеющих политическое значение законодательных функций. Формально Сенат был высшей судебной инстанцией, однако большое влияние на его деятельность оказывали решения генерального прокурора и допущение жалоб на него (несмотря на формальный запрет). Екатерина II предпочитала возлагать функции Сената на своих доверенных лиц.

В 1802 г. Александр I издал указ о правах и обязанностях Сената, который, однако, почти не повлиял на реальное положение дел. У Сената было формальное право разрабатывать законопроекты и впоследствии представлять их императору, однако он этим правом на практике не пользовался. После учреждения в этом же году министерств за Сенатом остались функции высшего судебного органа и органа надзора, поскольку основные управленческие функции остались за Комитетом министров (ставшим высшим органом исполнительной власти).

В 1872 г. в составе Сената было создано «Особое присутствие для суждения о государственных преступлениях и противозаконных сообществах» — высший политический суд России.

К началу XX в. Сенат окончательно потерял свое значение высшего органа государственного управления и превратился в орган надзора за законностью действий правительственных лиц и учреждений и высшую кассационную инстанцию по судебным делам. В 1906 г. был учрежден Верховный уголовный суд, рассматривавший преступления главным образом чиновников.

В 1917 г. были упразднены Особое присутствие и Верховный уголовный суд.

Декретом Советской власти от 5 декабря (22 ноября) 1917 г. Сенат был упразднен.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Бюрократическая реформа и переходный период в России: загадки процесса формирования политики

Прежде чем приступить к обсуждению фактов, объясняющих процесс бюрократических изменений в России, необходимо кратко остановиться на динамике этапа формулирования политики, включая цели и механизмы, используемые реформаторами для модернизации российской бюрократии. Это необходимо для того, чтобы понять, как и почему этап планирования политики влияет на результаты реализации политики в рамках подполя реформирования российской государственной службы.

Текущий этап реформы государственной службы в России (начавшийся в 1999 г.) предполагает, что набор субъектов, вовлеченных в КСО, состоял из (1) экспертов по политике (практиков и ученых), которые были вовлечены в процесс выявления проблем и определения повестки дня. ; (2) министры и другие карьерные политики, участвовавшие в разработке вариантов политики и предложений; (3) Администрация Президента (АП) – ключевое лицо, принимающее решение по вопросу иерархической подчиненности, и, наконец, (4) группа реализаторов политики (карьерные бюрократы), структура мотивации которой, как упоминалось ранее, включала материальные и нематериальные ценности. -материальные стимулы, такие как уровень оплаты труда или система взаимосвязанных защит и другие возможные условия их постоянной рабочей среды (подробнее см. Оболонский, 2006).

Федеральное правительство поставило общие цели, такие как сокращение численности государственных служащих и разработка законодательной базы для совершенствования процедур управления человеческими ресурсами (прием на работу, обучение, оплата и продвижение государственных служащих). Соответственно, ранняя Концепция реформы государственной службы (Указ Президента № 1496 от 15 августа 2001 г.) предлагала длинный список политических целей, сосредоточенных на повышении уровня бюрократического профессионализма, организационной согласованности, эффективности и действенности государственной бюрократии.

С 1999 года в организационное ядро ​​процесса планирования политики входил Центр стратегического анализа при Председателе Правительства Германе Грефе, известном деятеле российской политики. Этот центр, руководивший первой президентской кампанией Владимира Путина, наблюдал за подбором назначенцев в исполнительную систему России и разрабатывал комплексные предложения по экономической политике России, включая реформу государственных монополий; создание благоприятной среды для российского бизнеса; реформа Центрального банка России; реформа налоговой системы России; наконец, земельная реформа, включая закон об обороте сельскохозяйственных земель, который коммунистическая партия долго не давала принять, опасаясь разграбления земель.

В начале ноября 2000 года ПО поручило Правительству, Администрации Президента и Совету Безопасности Российской Федерации подготовить (до 1 мая 2001 года) и представить предложения по реформированию системы государственной службы. За этим поручением последовало создание Межведомственной рабочей группы, в состав которой вошли представители Минэкономразвития, Минтруда, Минфина, Минюста и Федеральной службы статистики, в том числе первый зам. Глава Администрации Президента Российской Федерации Д.А. Медведев. Руководителем первой рабочей группы стал бывший советник президента Ельцина Михаил Краснов. Таким образом, концепция реформы государственной службы (2001 г.) была создана как продукт совместных усилий в рамках постсоветской традиции межведомственных консультаций.

Со временем общественные комитеты по административной реформе и реформе государственной службы разделились. Эти комитеты возглавлялись разными людьми и как таковые не были тесно связаны между собой. Например, комитеты по государственному управлению возглавляли ведущие и видные российские политики, такие как Борис Алешин, Дмитрий Козак, Александр Жуков и Сергей Нарышкин.Один из них, заместитель главы Администрации Президента, курировал в федеральном правительстве отношения между федеральным центром и российскими регионами, что фактически подчинило глав регионов президенту России. Напротив, комитеты по реформированию госслужбы состояли, в основном, из академических экспертов, и их редко посещали чиновники высшего уровня (подробнее см. Барабашев и др., 2003, с. 174).

Управленческий дискурс в сфере КСО (см. список выступлений президента на http://kremlin.ru) предполагает, что существовало множество пересекающихся соображений относительно реформы российской бюрократической системы. Одним из них было ухудшение качества работы бюрократии, что постепенно подрывало доверие общества к правительству. Вторая проблема касалась недостаточной дееспособности государства (тесно связанной с отсутствием иерархической подчиненности), что угрожало выживанию унаследованной административной системы. В своем ежегодном послании 2001 года президент Путин заявил, что в России «не будет ни революций, ни контрреволюций» ( Российская газета , 2001, 4 апреля).Это утверждение сопровождалось обсуждением несовершенства бюрократической системы и сопровождалось обещанием восстановить правопорядок в российском обществе (Ежегодные Послания и Бюджетные Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 2000–2000 гг.). 2018). Сноска 2

Хронология этапа формирования политики при Путине охватывала почти 10 лет и существенно совпадала с этапом реализации политики, который состоял из указов и поручений Президента или Правительства.Концепция и Программы (на период 2003–2005 гг. и на период 2009–2013 гг.) обещали провести комплексную бюрократическую реформу за счет поддержания организационной слаженности институтов государственной службы, развития профессиональной бюрократической системы, адаптированной на цели государственной дееспособности и бюрократической эффективности «исходя из исторических, культурных, национальных и иных особенностей России» (Концепция № 1496, 2001 г.).

Примечательно также, что начиная с начала 2000-х гг. федеральные реформы в сфере государственной службы и государственного управления проходили в рамках «смешанной» стратегии, направленной на «объединение» разнородных принципов неовеберианской точки зрения с принципами новой парадигмы государственного управления (NPM).Первый набор принципов самого раннего правительственного пакета преследовал цель ограничить дискреционные полномочия государственных чиновников подробными и узкими правилами. Этот набор идей включал политические предложения и последующий выбор в пользу процедур регулирования и стандартизации, определяющих обязанности и ответственность государственных служащих, а также критерии их оценки (это был длительный процесс, который занял почти одно десятилетие, чтобы завершить с помощью критериев оценки, которые применялись не полностью).Второй набор принципов включал такие цели, как политическая децентрализация, ориентация на граждан/клиентов, расширение прав и возможностей сообщества и введение рыночных сил в деятельность государственных органов. Эти принципы были включены во всеохватывающую всеобъемлющую реформу государственного управления. Конечным результатом этих процессов стало проведение реформы государственных закупок, открытие многофункциональных центров оказания услуг и разработка проектов электронного управления, направленных на создание механизмов, посредством которых можно было бы соблюдать индивидуальную ответственность государственных служащих (Всемирный банк, 2006а).

Общеизвестно, что Новое государственное управление традиционно ориентировалось на административную модернизацию, включая государственное управление, ориентированное на результат, и использование интегрированных экономических, социологических и других передовых концептуальных моделей. Эти идеи послужили хорошей отправной точкой для разработки новаторских политических предложений. Однако реализация целей инновационной политики требовала значительного бюрократического потенциала для «абсорбирования» изменений в политике. Некоторые проекты, такие как внедрение систем электронного управления (механизмов предоставления электронных услуг), ведут к усилению подотчетности государственных служащих.Другие, такие как введение системы государственных закупок, привели к обострению коррупции, которую было трудно отследить, учитывая масштабы ресурсов и участников, вовлеченных в этот процесс (дополнительную информацию см. в World Bank, 2006b).

Этап реализации реформы государственной службы, начиная с начала 2000-х годов, состоял из принятия Закона о системе государственной службы №. 58 (2003 г.) и Закон о государственной службе №. № 79 (2004 г.), к которым прилагается перечень регламентирующих процедур (Указов Президента), направленных на обеспечение соблюдения нового законодательства.Одним из основных критических замечаний по поводу нового законодательства в этом контексте было развитие «смешанной», а не основанной на заслугах системы государственного управления, а также необоснованное количество исключений из правила найма на основе заслуг, которое оно включены (см. Статью 22 Закона № 79), что было наиболее значительным эффектом «компромисса» между противоречивыми политическими целями. Чтобы проиллюстрировать характер тайного конфликта вокруг реформы, один из опрошенных, занимающихся планированием политики (эксперт Центра стратегического анализа), отмечает, что различные комитеты Государственной Думы внесли 245 поправок в проект Закона о системе государственной службы) в для уточнения принципов системы государственного бюрократического аппарата, основанной на заслугах.Однако только 39 поправок были рекомендованы к принятию головным комитетом, ответственным за рассмотрение этого законопроекта (Комитет по делам федерации и региональной политике) (подробнее см.: Южаков, 2005). Сноска 3 Поправки касались таких областей, как процедуры найма, прозрачность, профессионализм, культура, ориентированная на оказание услуг, системы оплаты труда и продвижения по службе (там же).

Вступление в силу Закона №. 58 сопровождалось обсуждением полярно противоположных идей, таких как пресловутое политическое предложение об исключении принципа беспартийности, внесенное в попытке преодолеть постсоветское наследие.Примечательной особенностью этой дискуссии было то, что процесс слушаний происходил в основном с позиций президентской программы. Председатель Комитета по делам федерации и региональной политике будет последовательно требовать, чтобы предложенный в Государственную Думу проект соответствовал Концепции Администрации Президента (ключевой вопрос в повестке дня политиков). Впоследствии Федеральный закон был одобрен без существенных проблем, но Государственной Думой, Советом Федерации и Президентом менее чем за 2 месяца с апреля по май 2003 г.Политическими партиями, внесшими поправки и впоследствии утвердившими новое законодательство, были «Единство» («Единство» 98,8% депутатов), ОВР («Отечество вся Россия» (100%), ЛДПР (100%), Группа депутатов «Народный депутат» (100%). %), «Регионы России» (57,4%) и «Яблоко» (29,4%). одна из ранних версий Кодекса этики была представлена ​​самим Президентом в 2002 году.Этот законопроект, первоначально поддержанный СПС, не получил полной поддержки Государственной Думы и впоследствии был отклонен нижней палатой российского парламента в ожидании законопроекта о реформе государственной службы, предложенного Президентом. Администрация (Барабашев, Клименко, 2010).

Федеральный закон №. 79 (Закон о государственной службе), который касался основных вопросов государственной службы, разрабатывался почти 9 месяцев (с сентября 2003 г. по июль 2004 г.) — отчасти из-за изменений в Государственной Думе (выборы в декабре 2003 г.) и рекомендаций головной комиссией в ходе первого тура парламентских слушаний.Этот новый законодательный акт определял государственную службу как профессиональную деятельность, оплачиваемую за счет российского бюджета. Условия найма были контрактными и ориентированными на производительность. Срок пребывания на государственной службе больше не гарантировался. В целом система государственной службы была реорганизована в соответствии с гибридным характером системы государственного управления, основанной на сочетании старых (табель о рангах) и новых (управление эффективностью) принципов.

Результаты интервью (Экспертные интервью автора (анонимно), 2010–2013 гг.) определяют следующие основные характеристики цикла политики КСО.Одним из них было отсутствие согласия между российскими академическими экспертами и высокопоставленными чиновниками (в то время считавшимися высшими государственными служащими) относительно целей и ценностей, лежащих в основе усилий бюрократической модернизации. Наиболее явным в этом контексте был идейный раскол в отношении принципов бюрократической организации, включая принципы бюрократического найма, продвижения по службе и гарантии пребывания в должности.

Например, в связи с идеологическим расколом, вызванным столкновением интересов и институциональных мандатов, некоторые министерства, участвовавшие в стадии разработки политики, такие как Министерство труда, выступали за необходимость создания системы государственной службы, основанной на карьере. с четкими линиями подчинения, детальным анализом должностных обязанностей государственных служащих и карьерных стимулов, продвигающих идею пожизненного найма.Минэкономразвития, напротив, выступало за необходимость стимулирования государственных служащих к более продуктивному труду, рекомендуя, таким образом, использование краткосрочных контрактов и оплаты по результатам для повышения оперативного потенциала организаций госслужбы (бывший сотрудник Минэкономразвития). труда Российской Федерации (федеральный уровень), интервью автора, Москва 2010). Окончательная редакция Закона №. 79 возникла в результате консенсуса между различными идеями и интересами, вовлеченными в реформу.Некоторые из наиболее популярных идей (например, оплата по результатам) стали частью Закона, хотя условия для обеспечения соблюдения соответствующих процедур реализации не были созданы.

Второй наблюдаемой особенностью этапа формирования политики стало так называемое «ускоренное принятие решений», характеризующееся отсутствием публичного обсуждения и тенденцией российского правительства проводить свои заседания за закрытыми дверями. Такой стиль выработки политики был охарактеризован опрошенными как печально известная часть российской традиции, характеризующаяся тенденцией «перескакивать через необходимые этапы» и ограничивать масштаб публичного обсуждения важных решений (академический эксперт, НИУ ВШЭ, интервью автора, Москва 2010).Однако выбор такого подхода не был случайным, так как он свидетельствовал о стремлении ПА перехитрить оппозицию и продвигать версию закона в соответствии со своими предпочтениями.

Авторитетный источник, занимающий руководящий пост в одном из российских аналитических центров, предполагает, что ключевыми особенностями процесса принятия решений в России в то время был так называемый «ведомственный» или «ведомственный» подход к реформе государственного управления . Этот подход привел к полезным, но нескоординированным усилиям по реформированию и, как таковой, к разработке непоследовательного законодательства:

Учитывая наше относительно слабое гражданское общество и политические партии, основным форумом для представительства и согласования интересов являются органы исполнительной власти.Соответственно, государственные органы и ведомства являются основными акторами, участвующими в формировании политической повестки, а также в ее реализации. Но ведомственный (ведомственный) подход к реформам ограничен по определению. Радикальный агентский проект является прорывом в одной относительно узкой области и не соответствует общему состоянию государственного сектора и государственного управления. Такой прорыв, во-первых, редко бывает успешным сам по себе; во-вторых, это имеет тенденцию производить неожиданные эффекты в смежных областях; и, в-третьих, предполагает «наведение мостов» между реформируемым сектором и окружающей его средой.К таким «мостам» относятся многочисленные поправки к законам, делающие их внутренне противоречивыми. Кроме того, любое ведомство, как реформистское, так и консервативное, старается усилить свое влияние и облегчить выполнение своих функций (член Экспертной комиссии при правительстве России (кросс-аффилированная, руководящая роль), интервью автора, Москва 2010).

Другой авторитетный источник (бывший советник президента Ельцина) также предполагает, что российские политические институты — в том виде, в каком они формировались за годы президентства Ельцина — «сузили поле свободы для акторов, не принадлежащих к государственной исполнительной власти». (Бывший советник президента Ельцина, интервью автора, Москва, 2010 г.).Эту точку зрения поддерживают ведущие академические эксперты по России, указывающие на то, что модель принятия решений в этой стране представляет собой серьезную проблему для возможности достижения оптимального результата развития (дополнительную информацию см. в Huskey, 1999).

Учитывая все обстоятельства, динамика этапа формулирования политики в области КСО была обусловлена ​​все более сложной стратегией реформ и отсутствием консенсуса между ориентированными на реформы и «статус-кво» интересами (Оболонский, 2006).Совокупность предложений экспертов заложила основу для комплексной программы реформ (эксперты действовали по требованию федерального правительства, обращаясь за советом к эксперту). Однако ход событий, сопровождавших создание Закона №. 79, выявил трудности программных предложений, прошедших стадию парламентских слушаний (Интервью, 2010). Обсуждение реформы государственной службы как публично, так и в Государственной Думе (нижней палате российского парламента) в первые годы президентства Путина было ограниченным (Барабашев и др., 2003). Разработка процедур госслужбы происходила в ускоренном режиме, что выявило контроль НС над этапом формирования повестки дня в стремлении перехитрить оппозицию. Аналогичные изменения в то время наблюдались в отношении пакета российского антикоррупционного законодательства (см. Дмитриев, 2006).

В конечном счете, многие нормы, содержащиеся в Законе №. 79 (см. ст. 11 («Система рангов»), ст. 31 («Организационная перестройка органов государственной службы»), ст.33 («Положение о прекращении трудовых отношений») и ст. 50 («Система оплаты труда и возмещения») были настолько общими, что требовали дополнительных разъяснений и доработок, и на их принятие у федерального правительства ушло более десяти лет (подробнее см. Тихомиров, Горохов, 2009).

Администрация Байдена вводит дополнительные санкции в отношении России

19 апреля 2021 г.

Щелкните для просмотра PDF

15 апреля 2021 года США объявили о существенном расширении санкций в отношении России, включая новые ограничения способности У.S. финансовые учреждения для работы с российским суверенным долгом и обозначение более 40 физических и юридических лиц для поддержки злонамеренной деятельности Кремля за рубежом. В рамках обширного пакета мер администрация Байдена ввела секторальные санкции в отношении некоторых наиболее экономически значимых учреждений России, включая центральный банк страны, министерство финансов и суверенный фонд благосостояния. Администрация также внесла в черный список ряд физических и юридических лиц, причастных к аннексии Крыма Россией, иностранному вмешательству в выборы и кибератаке на SolarWinds.Большинство санкционных полномочий, включенных в недавно изданный Исполнительный указ («ЭП») 14024, уже действовали в ряде более ранних Исполнительных указов и мер, обнародованных в ответ на первоначальное вторжение России в Крым в 2014 году, злонамеренные действия Москвы в киберпространстве, вмешательство в выборы, нападения с применением химического оружия и нарушения прав человека. Эта новая инициатива, однако, предполагает, что администрация Байдена готова действовать агрессивно, чтобы удержать Москву от дальнейшего участия в дестабилизирующей деятельности.Более того, мы считаем, что эта новая инициатива администрации Байдена призвана, по крайней мере частично, заручиться многосторонней поддержкой, главным образом со стороны Соединенного Королевства и Европейского союза. Примут ли заокеанские союзники Вашингтона этот призыв (по всей видимости, скоро поступит и Лондон) и изменят ли эти меры в конечном итоге поведение России, еще неизвестно. Тем временем и без того прохладные отношения между Западом и Москвой, по-видимому, еще больше ухудшатся, что может иметь серьезные последствия для многонациональных компаний, работающих в обеих юрисдикциях.

Исполнительный указ 14024

Э.О. № 14024 разрешает блокировать санкции в отношении, в частности, (1) лиц, намеренных работать в определенных секторах российской экономики; (2) лица, которые, как установлено, несут ответственность или соучастники в определенных действиях от имени российского правительства, таких как злонамеренная кибердеятельность, иностранное вмешательство в выборы и транснациональная коррупция; (3) российские правительственные чиновники; и (4) политические подразделения, агентства и органы российского правительства.Как отмечалось выше, многие из этих оснований для назначения уже существуют в соответствии с более ранними исполнительными указами. Дублирование этих органов предполагает, что администрация Байдена, возможно, стремится как наложить свой собственный отпечаток на политику санкций США, так и иметь единый консолидированный инструмент санкций, который она может использовать для борьбы со всем спектром злонамеренного поведения России. Э.О. 14024 также расширяет некоторые из этих предыдущих полномочий, например, разрешая наложение санкций в отношении супругов и взрослых детей лиц, подвергшихся санкциям в соответствии с новым законом E.O. Это несколько необычное положение, по-видимому, предназначенное для предотвращения уклонения от санкций теми, кто может попытаться перевести активы на близких родственников — стратегия, которую Соединенные Штаты видели в своем применении и обеспечении соблюдения российских санкций, особенно в отношении олигархов.

Ограничения по суверенному долгу России

Несмотря на то, что 46 обозначений отдельных лиц и организаций (более подробно обсуждаются ниже) потенциально влияют на конкретные стороны, на которые нацелены, наиболее системно важный компонент E.O. 14024 представляет собой новую директиву, изданную Управлением по контролю за иностранными активами Министерства финансов США («OFAC»). Такие директивы в прошлом издавались только в контексте секторальных санкций, введенных против России. Эта последняя Директива запрещает финансовым учреждениям США с 14 июня 2021 года либо (1) участвовать на первичном рынке «новых» рублевых и нерублевых облигаций, выпущенных Центральным банком Российской Федерации, Фондом национального благосостояния Российской Федерации (основного суверенного фонда России) или Министерства финансов Российской Федерации, или (2) предоставления кредита в рублях или не в рублях этим трем организациям.Новая Директива, созданная по образцу ранее введенных секторальных санкций, направленных против крупных игроков в сфере финансовых услуг, энергетики, обороны и нефти в России, запрещает финансовым учреждениям США участвовать только в определенных узких категориях операций с участием целевых организаций. При отсутствии какого-либо другого запрета банки США могут продолжать участвовать во всех других законных сделках с указанными организациями. Это отражает хрупкий баланс, который президент Байден и предыдущие администрации пытались установить, навязывая значимые последствия для крупных и значимых в глобальном масштабе субъектов, не вызывая в то же время потрясений на мировых рынках или навязывая неприятные побочные последствия для США.С. союзники. Примечательно, что администрация Байдена воздержалась от более драконовских мер, таких как занесение в черный список суверенного фонда благосостояния России или самого российского правительства (как это сделала администрация Трампа в Венесуэле).

Секторальные санкции в отношении российского центрального банка, суверенного фонда благосостояния и министерства финансов дополнительно ограничены в нескольких ключевых аспектах. Во-первых, они вступают в силу только через 60 дней после издания Директивы. Во-вторых, это один из редких случаев, когда правило пятидесяти процентов OFAC не применяется, а это означает, что ограничения Директивы распространяются только на облигации, выпущенные тремя названными российскими государственными органами, и не распространяются на какие-либо другие предприятия, в которых они могут владеть прямым или косвенным большинством акций.В-третьих, Директива также не запрещает финансовым учреждениям США участвовать на вторичном рынке российских суверенных облигаций — потенциально широкая лазейка, с помощью которой банки США могут продолжать покупать такие долговые обязательства, но не напрямую у трех целевых организаций. Это лазейка, которую можно было бы значительно закрыть, если бы Великобритания и Европейский Союз приняли аналогичные меры, что еще раз подтверждает нашу оценку того, что администрация разработала эти ограничения частично для введения наряду с аналогичными ограничениями, обнародованными Лондоном и Брюсселем.

В частности, в свете существующих ограничений на возможность участия банков США в первичном рынке нерублевых российских суверенных облигаций, а также на предоставление нерублевых денежных средств российскому суверенному, основное значение Директивы заключается в том, что с 14 июня 2021 года правительству России будет сложнее заимствовать новые средства в местной валюте. Таким образом, с политической точки зрения Директива, похоже, рассчитана на дальнейшее ограничение потенциальных источников финансирования российского государства — по сути, наложение штрафа на Кремль за счет повышения его стоимости заимствований.Такое, казалось бы, узкое расширение ограниченной деятельности также оставляет место для дальнейшего усиления мер, если злонамеренная деятельность Кремля продолжится.

Санкции в отношении других вызывающих беспокойство действий России

Помимо введения ограничений на суверенный долг России, администрация Байдена также внесла десятки физических и юридических лиц в список особо охраняемых и заблокированных лиц («SDN») OFAC за их причастность к дестабилизирующим операциям России за рубежом.В результате этих назначений лицам США, как правило, запрещается участвовать в сделках с участием целевых физических и юридических лиц, а любое имущество и интересы в собственности целевых лиц, подпадающие под юрисдикцию США, замораживаются. Подчеркивая масштаб озабоченности администрации Байдена, эти санкции нацелены на совокупную деятельность России в предыдущие месяцы, включая усилия по закреплению российского контроля над крымским регионом Украины, иностранное вмешательство в выборы и кибератаку на SolarWinds.

Среди пострадавших было восемь физических и юридических лиц, причастных к аннексии Крыма Россией. В частности, OFAC определило различных лиц, причастных к строительству моста через Керченский пролив, который соединяет Крымский полуостров по железной дороге с материковой частью России. Эти обозначения также были направлены против российских и местных государственных чиновников за попытку установить контроль над Крымом, а также следственным изолятором в крымском городе Симферополе, который был замешан в нарушениях прав человека.Этими действиями, которые происходят на фоне сообщений о сосредоточении российских войск на восточной границе Украины, Соединенные Штаты, похоже, сигнализируют о своей неизменной приверженности территориальной целостности Украины.

Во второй серии назначений OFAC добавило еще 32 физических и юридических лица в список SDN за попытки повлиять на демократические выборы в Соединенных Штатах и ​​Африке по указанию российского государства. Примечательно, что эти обозначения включают в себя сеть веб-сайтов, связанных с российской разведкой, которые якобы участвовали в кампании по дезинформации и вмешательству в выборы.OFAC также преследовало сообщников и помощников Евгения Пригожина, основного финансового спонсора базирующегося в России Агентства интернет-исследований, а также российского политического консультанта Константина Килимника. Этот набор санкций нацелен не только на российских субъектов, занимающихся дезинформацией от имени российского правительства, но и на тех, кто способствует этому вредоносному поведению, добавляя новый уровень ответственности к обширным санкциям, связанным с дезинформацией, введенным в действие за последние пять лет.

Наконец, администрация Байдена объявила о долгожданном назначении шести компаний российского технологического сектора в ответ на нашумевшую в прошлом году кибератаку SolarWinds на государственные и частные сети, которую Соединенные Штаты впервые окончательно приписали российской службы разведки. Эти технологические компании, которые первыми были включены в список в соответствии с E.O. 14024, стали мишенью, потому что они финансируются и управляются Министерством обороны России и якобы помогали исследовать и разрабатывать вредоносные кибероперации для трех основных российских спецслужб.

В совокупности эти действия, направленные на широкий спектр подрывных действий за пределами России, свидетельствуют о значительной эскалации давления США на Москву. Министр финансов США Джанет Йеллен в своем заявлении назвала эти меры «началом новой кампании США против злонамеренного поведения России», подразумевая, что на горизонте могут появиться новые назначения. Например, вскоре может быть объявлен новый раунд санкций, если находящийся в заключении российский диссидент Алексей Навальный получит дополнительный вред.

Следующие шаги между Вашингтоном и Москвой

Широкомасштабные санкции против Москвы, введенные на этой неделе, позволяют предположить, что президент Байден, вероятно, продолжит использовать санкции и другие инструменты экономического принуждения, чтобы сдерживать Кремль и возлагать на него издержки. Что касается того, что это последнее событие означает для иностранных инвесторов и транснациональных компаний, ответ частично зависит от того, как в конечном итоге отреагирует Россия. По имеющимся сведениям, в ходе недавнего телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным, который, как сообщается, указывал на возможность проведения саммита между США и Россией, а также воздерживаясь от введения более жестких санкций, президент Байден, по-видимому, оставил открытой возможность ограниченных ответных мер со стороны России и, в конечном итоге, отмены санкций. -эскалация напряженности между Вашингтоном и Москвой.Публичная реакция Кремля до сих пор была приглушенной, включая высылку горстки американских дипломатов и введение санкций против восьми высокопоставленных американских чиновников. Однако, если бы Россия отреагировала более решительно — например, начав вторжение вглубь Украины или возобновив кибератаки против Соединенных Штатов и их союзников, — введение более жестких санкций, запрещающих гражданам США участвовать во вторичном рынке российских облигаций или может произойти назначение крупного предприятия энергетического сектора страны.Как минимум, санкции, объявленные на прошлой неделе, скорее всего, еще больше увеличат риски и доходность, связанные с новым выпуском российских суверенных долговых обязательств, что станет началом новой главы в усилиях правительства США по изменению поведения российского правительства, или по крайней мере, повлечет за собой значительные расходы, если Кремль откажется изменить курс.


Следующие юристы Gibson Dunn помогали в подготовке этого обновления клиента: Скотт Туссен, Джудит Элисон Ли, Адам Смит, Стефани Коннор, Кристофер Тимура и Лаура Коул.

Юристы Gibson Dunn готовы помочь в решении любых вопросов, которые могут у вас возникнуть в связи с вышеуказанными событиями. Пожалуйста, свяжитесь с юристом Gibson Dunn, с которым вы обычно работаете, с авторами или любым из следующих руководителей и членов международной торговой группы фирмы:

США:
Джудит Элисон Ли — сопредседатель, Международная торговая практика, Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3591, [email protected])
Рональд Кирк — сопредседатель, Международная торговая практика, Даллас (+1 214-698-3295, [email protected])
Jose W. Fernandez — Нью-Йорк (+1 212-351-2376, [email protected])
Nicola T. Hanna — Лос-Анджелес (+1 213-229-7269, [email protected])
Marcellus А. Макрей — Лос-Анджелес (+1 213-229-7675, [email protected])
Адам М. Смит — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3547, [email protected])
Стефани Л. Коннор – Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-955-8586, [email protected])
Кристофер Т. Тимура – ​​Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3690, [email protected])
Кортни М.Браун — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-955-8685, [email protected])
Лаура Р. Коул — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3787, [email protected])
Р.Л. Пратт — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3785, [email protected])
Саманта Сьюэлл — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3509, [email protected])
Audi K. Syarief — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-955-8266, [email protected])
Скотт Р. Туссен — Вашингтон, округ Колумбия (+1 202-887-3588, [email protected])
Шуо (Джош) Чжан — Вашингтон, округ КолумбияC. (+1 202-955-8270, [email protected])

Asia:
Kelly Austin – Hong Kong (+852 2214 3788, [email protected])
Fang Xue – Beijing (+86 10 6502 8687, [email protected])
Qi Yue – Beijing – (+86 10 6502 8534, [email protected])

Europe:
Attila Borsos – Brussels (+32 2 554 72 10, [email protected])
Nicolas Autet – Paris (+33 1 56 43 13 00, [email protected])
Susy Bullock – London (+44 (0)20 7071 4283, [email protected])
Патрик Дорис — Лондон (+44 (0)207 071 4276, [email protected])
Саша Харбер-Келли — Лондон (+44 20 7071 4205, [email protected])
Пенни Мэдден — Лондон (+44 (0)20 7071 4226, [email protected])
Стив Мелроуз – Лондон (+44 (0)20 7071 4219, [email protected])
Мэтт Алексик – Лондон (+44 (0)20 7071) 4042, [email protected])
Бенно Шварц – Мюнхен (+49 89 189 33 110, [email protected])
Михаэль Вальтер – Мюнхен (+49 89 189 33-180, [email protected])
Richard W. Roeder — Мюнхен (+49 89 189 33-160, [email protected])

© 2021 ТОО «Гибсон, Данн энд Крутчер»

Адвокатская реклама: Прилагаемые материалы подготовлены только для общих информационных целей и не предназначены для юридической консультации.

Состояние российской экономики: баланс политических и экономических приоритетов

Сильная и динамичная экономика, отвечающая интересам и заботам всего населения, является фундаментальным национальным интересом всех стран.Россия не исключение. Однако достичь этих целей непросто. Роль как правительства, так и частного сектора заключается в том, чтобы работать вместе, чтобы оптимизировать потенциал друг друга и стремиться к достижению наилучших возможных результатов для национальной экономики.

В этом эссе я рассмотрю состояние российской экономики и проблемы, с которыми сталкивается российское правительство и частный сектор в построении экономики, отвечающей потребностям государства и граждан Российской Федерации.


Популярный сегодня взгляд на российскую экономику в двух мемах

«У нас нет денег, но ты держись. С наилучшими пожеланиями! Ваше здоровье! Заботиться!» Эти ставшие печально известными слова были произнесены бывшим премьер-министром Дмитрием Медведевым во время визита в Крым 23 мая 2016 года в ответ на вопросы толпы пенсионеров, жалующихся на то, что их мизерные пенсии не соответствуют росту стоимости жизни. С тех пор веселые, но пренебрежительные слова Медведева — «держись там» — стали вирусным мемом, часто используемым для описания безразличия российского правительства к нуждам простых граждан, особенно тех, кто находится на нижних ступенях экономической лестницы.

Второй популярный мем — это изображение огромного желтого «резинового утёнка», плавающего в утином пруду в обширном роскошном поместье, предположительно принадлежащем Медведеву. Воздушные шары и картинки в виде «резиновых уточек» появляются на российских митингах протеста как символ повсеместной коррупции российской элиты. Они подкрепляют мем «ты держись» об огромном разрыве в российском обществе между «имущими» и «неимущими» и вопиющем равнодушии элиты к тому, что стало самым большим разрывом и потенциальной причиной будущих беспорядков. в современном российском обществе.

Россия — не единственная страна с резкими общественными разногласиями, основанными на различиях в экономическом и социальном статусе. Эта проблема преследует большинство стран, как богатых, так и бедных. Для России это усугубляется периодом надвигающейся политической неопределенности, поскольку последний президентский срок Владимира Путина подходит к концу в 2024 году. Что будет дальше, неизвестно. Найдет ли Путин способ удержать власть? Появится ли кто-то его законным преемником, который обеспечит плавный переход власти? Или в российском обществе высвободятся силы, усиленные огромным имущественным неравенством, способные нарушить политическое, экономическое и социальное устройство страны? Эта политическая неопределенность сочетается с продолжающимся экономическим застоем и обществом, которое становится все более и более неудовлетворенным своей жизнью, особенно представители молодого поколения, которые все больше требуют права голоса в будущем своей страны.

Экономика, отвечающая потребностям людей, станет ключевым фактором, определяющим будущее России. Россияне традиционно были более терпимы, чем большинство трудностей, и сумели оторваться от политических махинаций элиты, чтобы сосредоточиться на своей повседневной жизни. Но как долго это продлится?

В ранние годы президент Путин заключил с обществом неформальный общественный договор: государство обеспечит людям повышение уровня жизни, но люди должны оставаться в стороне от политической жизни страны.Этот общественный договор работал около восьми лет до экономического коллапса 2008 года. На какое-то время его заменил Кремль, продвигающий консервативные социальные ценности, рост национализма и более широкое использование государственных инструментов запугивания и силы. Похоже, сейчас общество менее готово воспринимать кремлевскую пропаганду. Люди устают от экономики, которая на макроэкономическом уровне выглядит хорошо, но на микроэкономическом уровне стагнирует. Многочисленны напоминания о застое брежневских лет, и люди, особенно молодежь, все больше обеспокоены будущим российской экономики.Многие выражают желание уехать из России, чтобы жить и работать за границей.

Поиск выхода из этой экономической трясины будет ключом к сохранению контроля и стабильности в обществе, которое может становиться все более беспокойным. Это сложнейшая задача в обществе, где подавляющее большинство — 86% по данным недавнего опроса — людей считают, что социальная напряженность растет. Российское общество фрагментировано, в первую очередь из-за экономического неравенства, что делает антагонизм между богатыми и бедными серьезной проблемой.Этот антагонизм противопоставляет «имущих» (политическую элиту Путина и тесно связанных с ней олигархов) «неимущим» (подавляющее большинство населения) в битве интересов, в которой первые имеют подавляющее преимущество. Установление более справедливого баланса будет иметь решающее значение для будущего российской экономики.

Корни современной экономики: советский эксперимент и его наследие

Немецкий философ и политический теоретик Карл Маркс был одним из самых влиятельных мыслителей последних двух столетий.Его теории и призыв к действию, основанные на его анализе худших злоупотреблений капиталистической системы в быстро индустриализирующейся Европе 19-го века, оказали катастрофическое воздействие не только на Европу, но и на весь мир. Марксово видение капиталистического общества заключалось в эксплуатации, злоупотреблениях и великом неравенстве со стороны правящей элиты и владельцев средств производства. Массы — в основном угнетенные, обедневшие промышленные рабочие — рассматривались как жертвы жестокой системы, которая изменится только в том случае, если рабочие восстанут против тирании эксплуатации и создадут новое социалистическое общество, которое позволит рабочим контролировать средства производства. .Но этот процесс не будет завершен до тех пор, пока общество не достигнет своей последней стадии развития — достижения коммунизма, при котором, согласно марксистскому изречению, каждому члену общества будет предоставлен свободный доступ к товарам, капиталу и услугам и их распределение на основе Принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

Хотя Марксово описание капиталистического общества и его призыв к оружию были нацелены на промышленно развитую Европу, именно в России с преобладанием крестьян марксизм достиг своего наибольшего успеха.Это произошло прежде всего благодаря усилиям умелого и проницательного революционера Владимира Ульянова, более известного как Владимир Ленин. Ленин преобразовал и применил учение Маркса к отсталому, слабо индустриализированному, преимущественно крестьянскому обществу России и создал новый доктринерский комплекс учений, названный марксизмом-ленинизмом. Октябрьская революция 1917 года под руководством Ленина низвергла остатки имперской России и поставила страну на путь развития, которого еще не знал мир.Возникла новая страна: Союз Советских Социалистических Республик. При Ленине и его преемнике Иосифе Сталине коммунисты, как называли ленинскую революционную партию, начали эксперимент по построению нового общества и экономической системы, который потряс бы весь мир.

Режим, установленный Лениным и Сталиным, был трансформационным. За относительно короткое время она создала из отсталого крестьянского общества крупную промышленную державу с плановой экономикой. Но перемены произошли огромной ценой.Верхние слои имперского российского общества — дворянство, политическая и социальная элита, интеллигенция, промышленники, духовенство и даже наиболее состоятельные крестьяне — были в значительной степени уничтожены либо в результате принудительной эмиграции, либо путем физического истребления. Между тем, когда война, голод и насильственная коллективизация сельского хозяйства опустошили страну, произошли огромные демографические сдвиги, поскольку миллионы крестьян были вынуждены бежать из сельской местности в города в поисках работы.

Возглавляемая государством кампания террора нанесла огромный урон как элите, так и рядовым гражданам.Страна жила в смертельном страхе при жестоком режиме Сталина, поскольку террор, давление и пропаганда приносили краткосрочные результаты советскому обществу и советской экономике. В результате огромного давления на население экономическая статистика была впечатляющей. Советский Союз быстро рос и стал моделью развития для стран третьего мира, соперничая с моделями промышленно развитого Запада. Советское руководство вложило огромные ресурсы в военно-промышленный сектор страны и развило военный потенциал, бросивший вызов Соединенным Штатам и их союзникам по НАТО.

Хотя Советский Союз представлял собой мощную промышленно развитую страну с экономикой, которая, казалось, обладала потенциалом для долгосрочного внутреннего роста и расширения влияния во всем мире, внутренняя картина представляла другую реальность. Бремя строительства советской экономики несли советские люди с большой ценой и болью. Инвестиции в благосостояние населения были минимальными. Нехватка жилья была безудержной, а то, что существовало, часто было некачественным. Многие горожане были вынуждены жить в коммуналках с другими семьями.Здравоохранение было всеобщим, но далеко не адекватным. Нехватка продовольствия была частой, и длинные очереди даже за основными продуктами были частью повседневной жизни. Советская пропаганда работала сверхурочно, чтобы убедить советских людей, которые были в значительной степени изолированы от внешнего мира из-за ограничений на зарубежные поездки и глушения иностранных радиопередач, в том, что они живут в самой развитой, самой прогрессивной стране мира. Многие поверили государственной лжи, но с течением времени и ухудшением условий советская пропаганда начала просачиваться, и люди становились все более циничными и разочарованными.Однако поводов для выражения своего недовольства у горожан было немного. Подавляющее большинство было аполитичным. Демонстрации были редки, а те единичные случаи, когда они имели место, быстро подавлялись.

Небольшое диссидентское сообщество выразило свои взгляды в самиздате самиздате , который тайно распространялся среди тех, кто имел достаточно смелости, чтобы делиться «антисоветскими» произведениями. Если кого-то ловили за написанием, распространением или даже чтением самиздата , ценой обычно была тюрьма или ссылка в ГУЛАГ — советскую сеть трудовых лагерей, расположенных в самых негостеприимных частях Советского Союза.

Для обывателя самым смелым средством выражения недовольства был юмор и популярные советские анекдоты, отражавшие суть злоупотреблений и нелепостей советского строя. Одна такая шутка, ставшая популярной в последние дни Советского Союза, так объясняла разницу между капитализмом и социализмом: «Капитализм — это эксплуатация человека человеком. При социализме как раз наоборот».

Несмотря на множество негативных сторон Советского Союза и неэффективность и несправедливость советской экономики, сегодня растет ностальгия по советскому прошлому, в том числе среди молодого поколения, которое никогда не жило в СССР.Согласно недавнему опросу Левада-центра, 66 процентов россиян ностальгируют по Советскому Союзу. Частично это связано с эффективной кремлевской пропагандистской машиной, которая использует прошлое для создания национализма через гордость за наследие России. Это хорошо действует на представителей старшего поколения, переживших экономические трудности после падения советского режима.

Хотя у советских граждан было немного материальных благ и финансовых средств, они находили утешение в том, что почти все остальные находились в таком же затруднительном положении.Было чувство справедливости и безопасности, что, хотя советским гражданам был предоставлен доступ только к самому минимуму для удовлетворения их потребностей, по крайней мере, эти скудные активы и услуги были гарантированы им государством.

В то же время многие понимали, что принимают миф. Они знали, что представители элиты живут по-другому, что к ним относятся по-особому, что у них есть доступ к специальным магазинам, где они могут покупать иностранные товары. Люди просто приняли это как реальность власти.Пока с соседями и сослуживцами обращались не лучше, чем с ними самими, большинство людей удовлетворялось «равенством лишений», которое пронизывало большую часть советской жизни. Это было иронично, но также типично для советских взглядов, что, когда Генеральный секретарь Михаил Горбачев пытался спасти советскую систему в дни ее умирания в конце 1980-х годов и позволил создавать небольшие частные кооперативные предприятия — в основном кафе, рестораны, салоны красоты — и управляемые частными лицами, соседи и взволнованные горожане временами приходили в ярость и наносили удары по своим предприимчивым соотечественникам, саботируя их предприятия и даже сжигая их.Их возмущало, что те, кто воспользовался новым законом, осмелились «выйти из коллектива» в поисках лучшей жизни. Они предпочитали, чтобы все оставались одинаково несчастными.

Это явление, усиленное советским строем, имеет глубокие корни в многовековой крестьянской общественной традиции, согласно которой, если кто-то покидал небольшую крестьянскую общину, которая боролась за сохранение своего существования против сил природы, диких зверей, мародеров, и злых землевладельцев, это ослабило бы способность общества защищать себя.Хотя кое-что из этой традиции все еще может сохраняться, препятствуя поощрению индивидуальной инициативы и независимости, особенно в более сельских, отсталых частях современной России, она — наряду с основами советского общества, его идеологией, его политическим и экономическим фундамент — был разорван относительно мирным крахом в декабре 1991 года несостоятельной, обанкротившейся советской системы. То, что началось более 70 лет назад как эксперимент по созданию нового международного порядка, рухнуло под тяжестью неудач и внешнего давления.Наступала новая эпоха, отвергнувшая советское прошлое, но не сумевшая избежать бремени его наследия.

Рождение новой страны и новой экономики: бурные 1990-е

1990-е годы как нельзя более отличались от первых десятилетий того века, но по иронии судьбы они имели определенное, хотя и ограниченное, сходство. Революции 1917 года — во-первых, Февральская революция, свергнувшая имперское правление России и предпринявшая неудачную попытку перейти к более демократической системе; затем Октябрьская революция, которая привела к власти Ленина и его разношерстную банду радикальных социалистов и положила конец слабым попыткам «демократов» найти более справедливую замену многовековому имперскому правлению, — принесла в Россию гражданскую войну, разруху и смуту.Число погибших в результате войны, а также принудительного изгнания и истребления правительством было высоким. Эмиграция — добровольная и вынужденная — бывшей российской элиты, интеллигенции, бизнес-лидеров и предпринимателей истощила страну ценными ресурсами и опустошила общество и экономику. Для нового режима во главе с Лениным и Сталиным это было не только желательно, но и необходимо, если им предстояло построить новый международный социалистический порядок — сначала у себя, а затем и во всем мире — и создать нового советского человека — модель советского граждане будущего.

Распад Советского Союза и появление новой России под руководством президента Бориса Ельцина в 1991 году также требовали радикальных перемен, но они произошли при совсем других обстоятельствах. Одним росчерком пера, а не выстрелом из винтовки, Советскому Союзу пришел мирный и бесславный конец. Советская система исчерпала себя и измотала советских людей. Многие хотели перемен. Горбачев пытался сохранить и реформировать советскую политическую и экономическую структуру страны, но потерпел неудачу.Система была неремонтопригодна. Переворот против Горбачева в августе 1991 года, совершенный небольшой группой сторонников жесткой линии, потерпел неудачу. Демонстрации на улицах Москвы и других городов разрастались и требовали перемен. Эти демонстрации были в основном мирными, и правительство избегало применения силы, за некоторыми исключениями. В воздухе витали перемены, но не революция. Путь, отличный от того, который был выбран в 1917 году, был целью.

Ельцин, прагматичный и популярный лидер коммунистической партии, был избран первым президентом России в июне 1991 года — за шесть месяцев до официального распада Советского Союза.Месяц спустя он вышел из Коммунистической партии и приступил к реализации программы радикальных реформ, которая должна была преобразовать Россию от советской модели централизованно планируемой экономики к рыночной экономике. Подобно ленинской революции 1917 года, преобразование российской экономики, к которому стремились осуществить Ельцин и его правительство, было беспрецедентным по своим масштабам и размаху. Администрация Ельцина стремилась построить новую систему в стране, которая пыталась подражать западным практикам и опыту, но не имела фундамента, необходимого для поддержки перехода.В отличие от советского эксперимента, Ельцин и его небольшая армия реформаторов стремились сделать это мирным путем, избегая силы и принуждения. Чего России не хватало в знаниях и умениях, так она надеялась заручиться поддержкой Запада, и действительно, западная помощь шла. Но была ли это правильная поддержка и совет, и был ли он адекватным, до сих пор ведутся жаркие споры. Самой большой проблемой была попытка построить капиталистическую систему в стране, в которой ее никогда не было и которая была отягощена пережитками советского экономического гиганта, а также взглядами и убеждениями государственных чиновников и простых граждан, которые все еще были привязаны к советскому прошлому.

Ельцин провел ряд экономических реформ, подобных «шоковой терапии»[1], которая несколько лет назад с некоторым успехом применялась в небольших, более управляемых экономиках Восточной Европы. Оглядываясь назад, можно сказать, что цели были нереально высокими, а их реализация была очень болезненной для простых россиян. В конце концов, российское правительство не осуществило в полной мере «шоковую терапию», как это практикуется в Восточной Европе, потому что боялось, что это приведет к массовой безработице и банкротству.Среди мер, которые он предпринял, были отмена советского контроля над ценами, крупномасштабная приватизация и усилия по стабилизации рубля. Однако даже эти меры были разрушительными для большинства людей. Когда контроль над ценами был снят, цены на основные продукты питания, такие как хлеб и масло, подскочили на 500 процентов за считанные дни. Почти в одночасье большие слои населения погрузились в глубокую нищету.

К 1994 году около 70 процентов российской экономики было приватизировано, что было значительным достижением, поскольку одним из краеугольных камней советской системы была государственная собственность на все отрасли экономики, включая промышленные предприятия, землю, мелкие магазины и даже жилые дома. пространство.

Многие из самых серьезных нарушений приватизации крупных промышленных предприятий были связаны с предвыборной кампанией президента Ельцина в 1996 году. ресурсы для поддержки его кампании, в том числе крупные вливания финансовых ресурсов. Для этого он учредил программу под названием «кредиты в обмен на акции», в рамках которой право собственности на некоторые из крупнейших и наиболее ценных российских предприятий по добыче полезных ископаемых передавалось влиятельным бизнесменам, которых называли «олигархами».Со своей стороны, эти олигархи были обязаны помочь финансировать кампанию по переизбранию Ельцина, используя свое вновь обретенное богатство. Ельцин был переизбран, а олигархи стали богаче и влиятельнее в экономике и политической жизни, которые все больше действовали по системе взяточничества и принуждения.

В то же время процветала преступность. Гангстеры владели улицами, требуя взятки и деньги за защиту даже от самых мелких владельцев частного бизнеса. Беззаконие и коррупция со стороны государственных чиновников превратили жизнь граждан России в битву за выживание.Многие русские впали в крайнюю нищету и были вынуждены продавать свои семейные реликвии на улицах. Жизнь среднего гражданина резко контрастировала с вульгарной показной демонстрацией богатства новыми сверхбогатыми. Неравенство стало и остается главной проблемой российского общества. Это было особенно болезненно для пожилых россиян, которые больше всего пострадали после распада Советского Союза и с ностальгией вспоминали «миф о равенстве», увековеченный при советском режиме.В капиталистической России понятие «равенства» было перевернуто с ног на голову. По мере того как экономика находилась в состоянии свободного падения, а правила устанавливали олигархи, гангстеры и коррумпированные чиновники, обнищавшее большинство становилось все более беспомощным и подавленным.

Несмотря на страдания граждан и общую неэффективность российской экономики, реформы Ельцина дали определенные положительные результаты. Что наиболее важно, к середине 1990-х годов был достигнут достаточный прогресс в переходе к рыночной экономике, что сделало маловероятным возврат к централизованному планированию в советском стиле.

Однако русских это мало заботило, и они изо всех сил пытались выжить в хаотической среде. За первые семь лет правления Ельцина валовой внутренний продукт (ВВП) страны упал почти на 40 процентов, а многочисленные приступы гиперинфляции уничтожили сбережения многих российских граждан.

К концу 1990-х годов правительство Ельцина было не в состоянии управлять экономикой, которая стремительно выходила из-под контроля. Проблемы правительства усугублялись нарастающим международным экономическим кризисом.Когда азиатский экономический кризис 1997 года распространился по всему миру, а цены на нефть, от которых Россия сильно зависела как главный источник дохода в твердой валюте, упали, российская экономика больше не могла поддерживать себя. В 1998 году российское правительство объявило дефолт по краткосрочным государственным облигациям на сумму 40 миллиардов долларов, девальвировало рубль и объявило мораторий на выплаты иностранным кредиторам. Этот катастрофический дефолт нанес ущерб правительству Ельцина и привел к тому, что чуть более года спустя Ельцин ушел с поста президента.

Путинская экономика: от хаоса к стабильности

В канун Нового 1999 года Ельцин — больной и измученный — обратился к народу и объявил, что немедленно уходит с поста президента Российской Федерации. Путин, бывший офицер КГБ, который лишь недавно стал премьер-министром, стал следующим президентом России. Нация была потрясена, но приветствовала перемены. Люди отчаянно нуждались в восстановлении порядка и возвращении стабильности в свою жизнь. Это стало миссией Путина, и он ее выполнил.Он восстановил дисциплину и порядок в правительстве; подчинил своей воле Государственную думу — российский парламент; отменили выборы губернаторов регионов и превратили их в назначаемых должностных лиц; захватили контроль над СМИ; и расправился с олигархами, многих из них сослав или посадив в тюрьму. Путину помог скачок цен на нефть с минимума в 10 долларов за баррель до максимума в 150 долларов за баррель, и он мудро использовал этот огромный приток денег в государственную казну, чтобы построить российскую экономику и вернуть стабильность в страну. жизни русского народа.Как следствие, большие слои населения России, находившиеся в нижней части экономического спектра, переместились в средний класс. Между администрацией Путина и народом был заключен неформальный общественный договор: если народ останется вне политики, Путин обеспечит стабильность и процветание. В течение следующих восьми лет этот общественный контракт давал положительные результаты. Но экономика непостоянна; они зависят от многих факторов, над которыми правительственные чиновники не имеют полного контроля.2008 год стал годом, когда это стало очевидным не только для России, но и для большей части мира.

До 2008 года Россия процветала во многом благодаря экономическим реформам, которые Путин начал с помощью своего министра финансов, известного либерального экономиста Алексея Кудрина. Они увеличили доходы от налогов, упростив налоговый кодекс и введя фиксированную 13-процентную ставку на личный доход, что увеличило количество людей, включенных в налоговые списки. Они также ужесточили меры в отношении тех, кто не платил.Они модернизировали и дисциплинировали бюджетный процесс на федеральном и региональном уровнях. И, пожалуй, самое главное, они создали стабилизационный фонд для защиты государства и экономики от колебаний цен на нефть и газ, которые являются крупнейшим источником доходов России. В течение первых двух президентских сроков Путина (2000–2004 и 2004–2008 годы) российская экономика процветала, и люди разделяли этот экономический бум. По словам известного российского экономиста Сергея Гуриева, «за десять лет с 1999 по 2008 год ВВП России вырос на 94%, а ВВП на душу населения удвоился.Это самое выдающееся десятилетие в современной российской экономической истории».

Но другая группа выиграла еще больше. Возникла новая элита, сменившая многих олигархов ельцинских времен. Это были люди, близкие к Путину еще со времен его службы в КГБ или когда он был заместителем мэра Санкт-Петербурга в 1990-е годы. Благодаря своим тесным связям с Путиным они смогли получить контроль над важными секторами российской экономики и стали руководителями государственных компаний, выросших после национализации активов многих бывших олигархов ельцинской эпохи.Шаг за шагом Путин создал государство кланового капитализма, которое поддерживали так называемые силовиков — влиятельные фигуры из силовых и военных служб, которые были активными участниками путинской все более коррумпированной системы.

Появились фракции и соперники, которые сражались за активы. В рамках этой системы Путин вознаграждал одних, а не других, но те, кто получал вознаграждение, были обязаны реализовывать проекты, приносящие большую политическую и/или экономическую выгоду для страны. Сегодня понятно, кто является фаворитом Путина, но называть Путина кукловодом — это чрезмерное упрощение.Многое из того, что происходит в высших эшелонах путинских дружков, теперь происходит без прямого вмешательства Путина, поскольку система, хотя и громоздкая, продолжает функционировать как фундаментальная опора путинского режима. Хотя это дает определенные результаты, в долгосрочной перспективе это нездорово для роста российской экономики. Он задерживает развитие инициативы и предпринимательства на местах и ​​ставит под угрозу перспективы реформ, столь необходимых для будущего российской экономики.Нынешняя система работает на фаворитизме, коррупции и взяточничестве — трех аспектах российской жизни, которые не только ограничиваются элитой, но и пронизывают общество. Система ложится тяжелым бременем на простых россиян и особенно болезненна, когда экономика вступает в период экономического спада.

Путинская экономика: от стабильности к стагнации

В мае 2008 года Владимир Путин ушел с поста президента после двух сроков, установленных Конституцией России. Он передал пост президента своему премьер-министру Дмитрию Медведеву, который занимал этот пост следующие четыре года.Путин, в свою очередь, занял пост премьер-министра, но на самом деле оставался властью «за троном», как это делали регенты для молодых, неопытных царей в имперские годы России.

Медведев слыл в свое время либеральным реформатором. Став президентом, он запустил смелый план по модернизации российской экономики и переключению ее зависимости с нефти и газа на технологии. Краеугольным камнем этой программы было создание сложного, грандиозного технологического центра под названием «Инновационный центр Сколково», расположенного на окраине Москвы и возглавляемого Виктором Вексельбергом, одним из путинских дружков и «новым» олигархом.Хотя Сколково внесло свой вклад в развитие технологий в России, оно не оправдало ожиданий стать Силиконовой долиной России. Отчасти это связано с общим отсутствием критического предпринимательского духа и инициативы, которые подавляются коррупцией, отсутствием достаточной защиты прав собственности, слабым обеспечением верховенства закона и общей непривлекательной деловой средой. В России очень талантливые ученые и инженеры, но многие из них уезжают на более привлекательные должности за границу, а не остаются в России.

Президент Медведев также пообещал укрепить верховенство закона, защитить гражданские свободы и провести реформы для содействия экономической свободе и развитию. Но эти стремления были недолгими. Экономический кризис, разразившийся в России в 2008 году, свел на нет все планы реформ, и Россия была вынуждена перейти в режим ликвидации последствий. Многие из экономических достижений предыдущих лет потерпели неудачу, после которой они не смогли полностью оправиться. Кремль сосредоточился на том, чтобы помочь государственным компаниям пережить экономический шторм.Мелкие предприятия, которые не могли рассчитывать на помощь государства, разорялись или терпели серьезные убытки. Государство не выполняло свою часть неформального общественного договора с русским народом. Обещания Кремля о дальнейшем процветании и экономическом росте перестали быть реалистичными.

В мае 2012 года Путин вернулся на пост президента, а Медведев вновь занял пост премьер-министра. Этот обмен, который русские называют «рокировкой», используя шахматный термин, стал возможен благодаря поправке к Конституции России, внесенной во время президентства Медведева, которая позволила Путину избираться еще на два срока и увеличила срок полномочий президента с четырех. до шести лет.

Возвращение Путина на пост президента возмутило значительные слои населения России, которые вышли на улицы Москвы, Санкт-Петербурга и других городов с протестами. Самая ожесточенная демонстрация, на которой многие были избиты и арестованы, состоялась на Болотной площади через Москву-реку от Кремля 6 мая 2012 года, за день до инаугурации президента Путина на третий срок. Образы на телевидении и в мировых СМИ были наглядными. Они резко контрастировали с пустынными улицами центра Москвы на следующий день, когда Владимир Путин ехал в своем лимузине в Кремль на свою инаугурацию.Послание было как нельзя более четким: российский народ — по крайней мере, часть его громкоголосого — не хотел еще шести, а может быть, и двенадцати лет правления Путина.

Президент Путин, по многочисленным сообщениям, был шокирован демонстрациями против него и пообещал расправиться с оппозицией ему и его режиму. Физическая сила могла донести мощное послание, но Путину нужно было нечто большее, чем просто усиление авторитарного правления и демонстрация государственной мощи. Ему также нужен был месседж, привлекательный для большинства россиян, не протестовавших активно, но недовольных своей жизнью.

Когда в 2012 году Путин вернулся на пост президента, модель экономического развития, которой был нанесен смертельный удар в 2008 году, была исчерпана. Процветание первых восьми лет путинского правления и неформальный общественный договор закончились. Вместо этого режим сформировал идеологию, основанную на консервативных социальных и религиозных ценностях, и возродил традиционную угрозу России со стороны враждебного Запада. Правление Путина стало более авторитарным, а политическая оппозиция, возглавляемая небольшим, но активным меньшинством, все больше подавлялась.

Требовалось ускорение политических и экономических реформ. Произошло замедление. Хотя режим продолжал говорить о необходимости реформ, мало что было сделано. Темпы роста стали быстро снижаться. По оценке российского экономиста Сергея Гуриева, среднегодовые темпы роста с 2010 по 2019 год составили менее 2 процентов. Россия вступила в период стагнации и не подавала никаких признаков экономического подъема. Иностранные инвестиции резко сократились, а отток капитала ускорился.К периоду с 2014 по 2018 год, по прогнозам Сергея Гуриева, потери от вывода российских денег из страны составили 320 миллиардов долларов, или примерно 4 процента ВВП в год.

2014 год стал еще одним критическим годом для России и вызвал политические и экономические кризисы, от которых России еще предстоит полностью оправиться. В течение большей части своего третьего срока Путин продолжал отвлекать внимание от слабой экономики, нападая на своих внешних и внутренних врагов и продвигая масштабные проекты, такие как зимние Олимпийские игры 2014 года, которые стоят более 50 миллиардов долларов — самые дорогие Олимпийские игры в истории.Большая часть финансирования поступила от друзей-миллиардеров Путина, включая Виктора Вексельберга, который также финансировал Сколково. Но гордости за такие проекты было недостаточно, чтобы отвлечь россиян от их растущих экономических проблем. Кроме того, акцент на консервативных ценностях и туманная угроза со стороны Запада уже не вызывали такого интереса и энтузиазма, как в предыдущие несколько лет. Это отразилось на рейтинге одобрения Путина, который упал до 60-ти пунктов. Нужно было что-то более зрелищное.

Эта потребность была удовлетворена аннексией Крыма Россией и активной поддержкой и участием в войне в украинском Донбассе. Путин сплотил нацию вокруг себя. Своими действиями на Украине он привил подавляющему большинству русского народа национальную гордость. Взамен он получил их лояльность и поддержку. Опасения по поводу экономического роста на время отложили в сторону. Путин покорил россиян, и его рейтинг взлетел до небес.

Но эта эйфория длилась недолго.Экономические санкции, введенные Западом, и контрсанкции России против европейских продуктов питания[2] начали кусаться. Вскоре Россия вступила в очередной экономический кризис, выход из которого был медленным и неравномерным.

В 2014 году цены на нефть снова упали. Санкции Запада усилились и проникли глубже в российскую экономику. Инвесторы, как российские, так и иностранные, искали более привлекательные рынки. 5 ноября 2014 года Центральный банк России объявил, что больше не будет гарантировать стоимость рубля.

В течение двух лет государственный бюджет России демонстрировал признаки экономического спада. Расходы на оборону, у которых был амбициозный прогноз роста, были сокращены, как и расходы на программы социального обеспечения. Уровни производства снизились, как и общее качество жизни в России. К 2019 году, через пять лет после начала последнего экономического кризиса, рост в России оставался слабым и ниже темпов роста в большинстве развитых стран. С поправкой на инфляцию средний россиянин зарабатывал в 2019 году меньше, чем в 2014 году.

Однако в это неспокойное время российское правительство и российская экономика приспособились к санкциям и извлекли из них определенные выгоды. По данным Международного валютного фонда, санкции сократили объем производства в России всего на 1,0–1,5 процента. Некоторые разделы экономики выросли. Одним из важных секторов является сельское хозяйство, которое сейчас переживает бум в результате санкций и контрсанкций в отношении продуктов питания. На своей ежегодной пресс-конференции 19 декабря 2019 года президент Путин указал на эти достижения.Он также рекламировал рост оборонного производства. «В России никогда не было вертолетостроения. Теперь делаем… У нас не было двигателей для морских кораблей. Теперь да… Наша экономика… адаптировалась к внешним шокам, а национальная валюта, кстати, стала гораздо более стабильной по отношению к возможным колебаниям цен на энергоносители».

Россия также приспособила свой финансовый сектор к санкциям. Он избавился от большей части своих казначейских облигаций США и накапливает золото. Он также разработал собственную независимую систему банковских переводов на случай, если ему будет заблокировано использование SWIFT — всемирной межбанковской финансовой телекоммуникационной системы.

Цены на нефть до недавнего времени росли, и российский бюджет в гораздо лучшем состоянии. Экономика снова растет, но медленно. Кремль сейчас сосредоточен на так называемых «национальных проектах» по улучшению российской инфраструктуры, тем самым стимулируя экономический рост. С макроэкономической точки зрения российская экономика улучшается, хотя и очень медленно. В настоящее время Россия имеет профицит бюджета и установила консервативные бюджетные цели.

Однако с микроэкономической точки зрения российская экономика находится не в лучшем состоянии, несмотря на небольшой рост (0.8 процентов в 2019 году) в росте реальных располагаемых доходов населения. Российское правительство не восстановило расходы на социальные программы до докризисного уровня. Более того, на россиян ложатся дополнительные нагрузки в виде повышения пенсионного возраста и повышения налога на добавленную стоимость (НДС) с 18 до 20 процентов — бремя, от которого страдает российский потребитель. Граждане России считают, что их жизнь не становится лучше, и возлагают ответственность на Путина. По данным независимого социологического агентства «Левада-центр», около 65% российских домохозяйств не имеют сбережений, а число банкротств растет.

Одним из ключевых факторов, влияющих на рост российской экономики, являются частные инвестиции. Правительство утверждает, что условия для инвестиций сейчас хорошие. Он указывает на рекордно низкую инфляцию, профицит бюджета и стабильный рубль. Но инвесторы остаются с подозрением. Их беспокоит непредсказуемость правил ведения бизнеса в России, политизация судебной системы и сложность получения справедливых решений судов, продолжающееся вмешательство и давление на бизнес со стороны силовых структур, отсутствие стимулов и реформы судебной системы. экономика, необходимая для стимулирования инвестиций и роста, и всепроникающая, укоренившаяся коррупция, которая, согласно некоторым опросам, усугубляется.

В результате санкций госбюджет и государственные банки являются основными источниками инвестиций. Следовательно, экономика сделала значительный акцент на крупномасштабных финансируемых государством проектах, которыми управляют государственные корпорации, возглавляемые одними из самых богатых друзей Путина, которые, по иронии судьбы, находятся под международными санкциями. В результате эти государственные компании становятся больше и богаче, косвенно благодаря санкциям, цель которых состояла в том, чтобы наказать этих бизнесменов за участие в незаконной деятельности России в Крыму и на востоке Украины.

Важным аспектом любой здоровой экономики является вклад малых и средних предприятий (МСП). В России МСП определяется как предприятие, в котором занято менее 150 человек, годовой доход которого составляет менее двух миллиардов рублей (около 31 миллиона долларов США), и которое соответствует определенным правилам владения и управления. В течение многих лет малые и средние предприятия боролись с вялой экономикой, широко распространенной коррупцией, отсутствием эффективного верховенства закона и произвольными и быстро меняющимися правилами.По данным Росстата, государственного статистического агентства, МСП составляют всего 20,2 процента российской экономики. Это снижение по сравнению с 22 процентами в 2017 году. Для поддержания роста российской экономики необходимо сделать гораздо больше, чтобы способствовать расширению роли МСП. Напротив, три балтийских государства — Эстония, Латвия и Литва, которые также были частью бывшего Советского Союза, успешно повысили роль МСП в своей экономике. Сейчас на их долю приходится более двух третей их соответствующего ВВП.

Хотя российская экономика растет, она растет недостаточно быстро, чтобы идти в ногу с остальным миром. Это означает, что со временем российская экономика в том виде, в каком она сейчас устроена и в которой отсутствуют масштабные реформы и реструктуризация, неизбежно столкнется со снижением уровня жизни и экономической стагнацией. Рост в 2019 году остался на уровне около 1,0 процента — показатель, который оставался довольно постоянным с начала экономического кризиса 2014 года. Экономисты надеются, что рост улучшится в 2020 году, но мнения о том, насколько быстро он ускорится, расходятся.Российское правительство возлагает надежды на «национальные проекты» по оживлению экономики, а чиновники продолжают говорить об экономической реформе. Прогресс в этих двух важных мерах по стимулированию российской экономики имеет решающее значение для ее роста и процветания страны.

Проклятие российской экономики: имущественное неравенство и бедность

В начале этого эссе я процитировал два популярных мема, которые русские люди часто повторяют, сталкиваясь с главной проблемой, с которой они сталкиваются в своей повседневной жизни, — огромным имущественным неравенством и бедностью.Согласно совместному исследованию Высшей школы экономики и государственного ВЭБ Банка, «самые богатые 3 процента россиян владели 89 процентами всех финансовых активов в 2018 году». Moscow Times сообщает, что «число миллиардеров в России выросло с 74 до 110 в период с середины 2018 по середину 2019 года, а число миллионеров выросло со 172 000 до 246 000». Хотя российские богатые действительно понесли убытки в самые тяжелые годы последнего финансового кризиса (2014–2015 гг.), они быстро восстановились.Согласно рейтингу Forbes, совокупное состояние 200 крупнейших россиян в 2019 году на 15 млрд долларов превысило показатель 2014 года.

На другом конце экономического спектра Росстат сообщил в прошлом году, что 14,3 процента населения (21 миллион человек) бедны. Это увеличение с 2018 года, когда этот показатель составлял 12,9 процента. Эти люди не оправились от последнего финансового кризиса. По словам экономиста из Йельского университета Кристофера Миллера, россияне становятся все беднее и беднее.«2018 год стал пятым годом подряд, когда располагаемые доходы россиян с поправкой на инфляцию упали». Далее Росстат сообщает, что «почти две трети (63,5%) российских домохозяйств имеют средства только на покупку продуктов питания, одежды и других предметов первой необходимости». По данным Центрального банка России, 75 процентов населения не имеют возможности ежемесячно откладывать что-либо, а почти треть тех, кому удается откладывать деньги на сбережения, делают это, экономя на еде.

россиян очень беспокоит состояние экономики.Независимое российское социологическое агентство «Левада-центр» сообщает, что «72 процента россиян говорят, что их беспокоит рост цен, 52 процента ссылаются на растущее обнищание, а 48 процентов говорят, что одной из самых больших проблем страны является безработица». Эти опасения выходят за рамки тех, кто находится на нижних ступенях экономической лестницы, и проникают в средний класс. По мере стагнации экономики и снижения покупательной способности российских потребителей растущее социально-экономическое недовольство грозит усилением нестабильности и повышает риск народных выступлений против путинского режима, что в последний год происходит все чаще.Популярная российская газета «Московский комсомолец » сообщает о росте социальной напряженности в российском обществе. Согласно недавнему опросу ВЦИОМ, «86% населения считают, что антагонизм между богатыми и бедными стал сегодня главной проблемой. Общество раздроблено, прежде всего из-за экономического неравенства».

Реакция российского правительства на растущее недовольство экономическим положением значительной части населения России состоит в том, чтобы продолжать обещать реформы, оказывать давление, когда это необходимо, и подавлять — часто с усилением насилия — народные демонстрации против ухудшения экономических условий.Однако наиболее вопиющим является полное игнорирование правительством бедственного положения своих граждан с низкими доходами. Недавно ведущая новостей в восточном регионе России на Камчатке расхохоталась, читая отчет об увеличении некоторых социальных выплат. Согласно отчету, получатели будут получать чуть более 1500 рублей (23,50 доллара США) в месяц на оплату лекарств, санаторно-курортных путевок и «международных поездок» на курорты. Неудивительно, что среди населения так много цинизма по поводу заинтересованности правительства в их нуждах.

Миллер из Йельского университета цитирует русский рассказ, который иллюстрирует затруднительное положение, с которым сталкиваются как российский потребитель, так и власти. Миллер говорит, что

населения находится в перетягивании каната между своими холодильниками и телевизорами. Холодильник пуст, но телевизор говорит, что все отлично. А для тех, кто не верит телевидению, есть милицейская дубинка… Пока россияне сидят дома, у Кремля нет причин держать их холодильники полными.

Несмотря на более успешные макроэкономические показатели России, последствия на микроэкономическом уровне застойной экономики для потребителя и населения в целом представляют собой серьезный вызов будущему российской экономики и ее политической системы.Обещание реформ, которое повторялось до тошноты на протяжении многих лет, как панацеи от болезней России, содержит в себе неотъемлемую угрозу самой политической системе — системе, которая в значительной степени ответственна за беды России. Сможет ли российская экономика и дальше шататься без существенных изменений? Будет ли проведение реформы неизбежным? Решения, которые будут приняты в ближайшие годы, вполне могут определить судьбу российской экономики.

Императив реформ

Нет никаких сомнений в том, что Россия не может продолжать свой нынешний путь и погрязнуть в экономической стагнации, если она хочет восстановить свой статус великой державы, стать более сильным игроком на мировой экономической арене и обеспечить лучшую жизнь для своего народа.Россия должна модернизироваться и провести значимые реформы, чтобы двигаться вперед. Без перемен Кремль рискует усилить социальные волнения и дальнейшее ухудшение уровня жизни.

Президент Путин признал эту проблему в своем Послании Федеральному собранию от 15 января 2020 года, в котором он сказал, что повышение уровня доходов граждан России является «… важнейшей задачей правительства и Центрального банка. ” Он подчеркнул, что «нужны структурные изменения в народном хозяйстве и повышение эффективности.Он также пообещал более высокие темпы роста ВВП и увеличение инвестиций в экономику. Такие обещания — это хорошо, но без выдержанных, агрессивных государственных программ и частной предпринимательской инициативы это пустые слова.

Самый известный либеральный экономист России и бывший министр финансов Кудрин выразил озабоченность по поводу направления российской экономики. В июне 2019 года он дал следующую оценку: « За последние шесть лет страна не воспользовалась возможностями, и наша доля в мировой экономике упала.Мы не стали более конкурентоспособными и эффективными. Мы находимся в состоянии экономической стагнации, которая не внушает оптимизма». Он добавил, что наблюдается «снижение реальных доходов. И когда так много молодежи живет за чертой бедности в 2019 году, это меня беспокоит, и многие граждане могут начать выражать свою озабоченность». Под этим он имеет в виду, что сейчас больше шансов, что молодые люди выйдут на улицы и протестуют, несмотря на угрозу подавления со стороны правительства и насилия. Разочарование нарастает, но удовлетворительная коррекция курса не за горами.

Препятствия для проведения реформ огромны. Самым большим препятствием является само государство. Государство и его высшее руководство, его бюрократия и подчиненные ему олигархи извлекли огромную выгоду из нынешней системы и разбогатели благодаря строгому контролю, который они осуществляют над экономикой. У них нет намерения отказываться от этого контроля и симбиотических отношений между этими центрами силы, из которых они получают свою поддержку и силу. Поэтому они будут продолжать полагаться на спонсируемые государством проекты, эксплуатацию природных ресурсов и ограничительные правила, чтобы сохранить свое господство и помешать конкуренции и инициативе снизу.Следовательно, такие важные элементы свободной и справедливой экономики, как неприкосновенность частной собственности, личная свобода, справедливое и равноправное соблюдение верховенства закона, независимая судебная система и эффективная и настойчивая борьба с коррупцией, отвергаются как анафема для поддержания Текущий политический и экономический режим.

Из-за репрессивного управления и нарастающей экономической стагнации, которые все больше напоминают некоторые из худших черт брежневского режима 1970–1980-х годов, снижается способность экономики к диверсификации и росту.Путин периодически смело говорит об изменениях, повышении уровня жизни и устранении худших злоупотреблений своего коррумпированного режима, а также о проведении значимых реформ и инвестировании в человеческий капитал и следующее поколение лидеров. Однако такие шаги, если они будут предприняты, могут поставить под угрозу разрушение самой структуры контроля, на которой зиждется его власть. Результатом может быть хаос.

«Нацпроекты» — надежда на экономическое процветание?

Разочарование — это не просто эмоция, присущая большой части населения; это также мнение многих талантливых экономистов, руководителей предприятий и государственных чиновников, которые хотели бы, чтобы Россия пошла по другому пути.Они разочарованы тем, что их голоса не слышны, что они не в состоянии осуществить позитивные изменения и реально изменить жизнь своих соотечественников. Многие продолжают попытки, но другие могут дольше терпеть несправедливость системы и отсутствие возможностей для профессионального развития. Вместо этого они предпочитают оттачивать свои знания и навыки и развивать свою карьеру за пределами России. Хотя внешний мир выигрывает от этих талантливых юношей и девушек, Россия проигрывает, будущее России проигрывает.

Тем временем режим Путина продолжает искать выход из своего экономического лабиринта, не отказываясь от рычагов управления, которые он так свято охраняет. Последней надеждой на построение «светлого будущего»[3] являются так называемые «национальные проекты».

Программа «12 национальных проектов», которую Кремль инициировал в 2018 году, — это попытка создать новую экономическую модель, основанную на инвестициях со стороны предложения. Программа направлена ​​на массовое развитие инфраструктуры, значительное повышение уровня здравоохранения и образования, а также крупномасштабную экономическую модернизацию в течение шести лет стоимостью 400 миллиардов долларов, треть которых должна поступить из частного сектора.Эта программа включает в себя крупные проекты по строительству дорог, мостов, железных дорог и аэропортов, существенное возрождение городского жилья, расширение и модернизацию нефте- и газопроводов, а также крупномасштабные инвестиции в развитие арктического морского пути «Северный проход» между Дальний Восток и Европа.

Критика национальных проектов широко распространена не только среди широких слоев населения, но и среди многих экономистов. Они утверждают, что программа слишком амбициозна и не сможет перевернуть экономику, что от нее выиграет крупный бизнес, а не российский потребитель.В Минэкономразвития утверждают, что инвестиции в нацпроекты приведут к 85-процентному увеличению темпов роста за шесть лет. Но экономист Евгения Слепцова из Oxford Economics утверждает, что: «Национальные проекты не являются прорывом для российской модели роста, пока институты продолжают сдерживать производительность, а численность трудоспособного населения сокращается. Россия по-прежнему ищет роста не в тех местах». Российский экономист Гурьев также весьма критически относится к национальным проектам.Он утверждает, что они обойдутся российским налогоплательщикам в триллионы рублей, но увеличат ВВП России, по данным Международного валютного фонда, в среднем лишь на 1,4 процента до 2023 года, что, указывает Гуриев, вернет Россию на уровень в 2008 году он составлял

Гуриев резюмирует критику нацпроектов так:

Неудивительно, что эксперты и инвесторы мало верят в эффективность масштабных государственных инвестиций в печально известной коррупцией стране.Решение проблем России лежит как раз в обратном направлении — в реализации давно обещанных реформ: защите прав собственности, уважении законности и конкуренции, снижении роли государства в экономике, борьбе с коррупцией, реинтеграции России в мировую экономику, и инвестирование в человеческий капитал.

Другие критики признают проблемы нацпроектов и признают, что они, скорее всего, не принесут ожидаемых результатов, но утверждают, что эти проекты следует рассматривать не только с экономической, но и с политической точки зрения.Даже если будет достигнут лишь ограниченный прогресс, Кремль расценит это как знак своей приверженности делу улучшения жизни в России для всех. В преддверии выборов — в 2021 году в Государственную Думу и в 2024 году в президенты — это может стать мощным инструментом для политиков.

Технология и реформа

Одной из основных проблем, с которыми сталкивается Россия, является недостаточная диверсификация экономики. Его основным источником дохода на протяжении многих лет была разработка и экспорт природных ресурсов, в первую очередь нефти и природного газа.Кремль осознает эту проблему, признает необходимость увеличения инвестиций в технологии и цифровизацию экономики, но борется с реализацией необходимых мер для решения этой проблемы. Бывший премьер-министр Медведев был известен своим увлечением технологиями. Он был одним из первых российских высокопоставленных государственных чиновников, у которых был Apple iPhone. Он был большим поклонником Силиконовой долины и стремился повторить развитие инновационных технологий, построив инновационный центр «Сколково».Новый премьер-министр Михаил Мишустин — экономист, известный тем, что продвигает цифровые технологии на рабочем месте. Есть надежда, что Мишустин будет более успешным промоутером, чем Медведев, в деле расширения в России развития инновационных технологий.

К сожалению, передовые технологии и цифровизация, а также их коммерциализация сталкиваются с теми же проблемами и препятствиями, что и большинство других аспектов экономики. Хищнические действия правительства, отсутствие законности, удушение инициативы, произвольное государственное регулирование и плохой инвестиционный климат оказывают сдерживающее воздействие, особенно на частные российские компании, обладающие талантом, но не имеющими ресурсов для преодоления многочисленных препятствия, которые государство ставит на их пути к успеху.До тех пор, пока государство не изменит свою традиционную концепцию, согласно которой народ служит государству, на концепцию, которая расширяет права и возможности народа и предоставляет экономические и политические ресурсы для реализации инициатив, приносящих пользу обществу и государству, Россия будет оставаться намного ниже ведущих стран мира в областях развития технологий и инноваций. По словам российского ученого Эндрю Качинса, Путин сказал, что «страна, в которой доминирует искусственный интеллект, будет править миром». Качинс утверждает, что «может быть, он прав, может быть, нет.Однако ясно, что его политика в течение почти 20 лет по большей части нанесла ущерб, а не помогла технологической конкурентоспособности России и перспективам долгосрочного устойчивого экономического роста».

Перспективы значимой реформы

Путин предпринял несколько попыток реформ за 20 лет своего пребывания у власти. Большинство этих попыток провалились. Есть ли надежда на то, что реализация нацпроектов, смена руководства правительства при новом премьер-министре или ожидание предстоящих выборов приведут к достаточным изменениям в политике, которые могли бы привести к оживлению экономики, служащей интересам не только элиты? но и простых граждан?

Большинство экспертов настроены пессимистично.Как минимум, они утверждают, что в связи с предстоящими выборами власти не будут предпринимать никаких радикальных изменений, которые могли бы повредить их избирателям или поставить под угрозу правящую элиту. Ключом к 20-летнему правлению Путина было поддержание хрупкого политического баланса между различными фракциями власти и богатства в стране. Как поясняет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский: «Российский президент скорее будет сидеть сложа руки, чем рискнет нарушить хрупкий политический баланс, обеспечивающий его власть.

Бершидский далее объясняет, почему реформы представляют угрозу для Кремля. Реформы, утверждает Бершидский, сократят

государственный след подорвал бы важнейшую опору путинского режима. Более надежной опорой Путина являются сотрудники различных ветвей власти и государственных компаний. Друзья-миллиардеры Путина разбогатели на государственных закупках… и это остается единственным источником их постоянного процветания. И Путину нужно, чтобы его дружки были довольны, если он хочет избежать удара в спину.Учитывая политические ограничения режима, трудно понять, как Россия может обезвредить экономические бомбы замедленного действия, такие как падение инвестиций, хронический отток капитала и пугающая структура долга домохозяйств.

В своей книге Путинская система Григорий Явлинский, опытный либеральный политический деятель и экономист, утверждает, что «перспективы [экономической реформы] мрачны. Неспособность реформировать экономику обрекает Россию на ужесточение авторитаризма и медленный коллапс». «Единственное решение, — говорит Явлинский, — это обучить достаточно граждан, чтобы, когда наступит следующая «развилка», они могли изменить систему.

Следующая «развилка дорог» может произойти в 2024 году с президентскими выборами, а может и раньше, если Путин решит, что его будущее уже надежно обеспечено. Изменение системы может означать, среди прочего, новую экономическую модель и политику для России. Этого можно добиться, создав более благоприятный климат для иностранных и отечественных инвесторов, приняв и внедрив соответствующие правила и механизмы правоприменения для привлечения большего числа инвесторов, а также поощряя, а не препятствуя инициативе снизу.

Как мы видели в прошлом, Кремль и его союзники рассматривают такие изменения как угрозу своему контролю и власти, несмотря на выгоды для страны. Российское правительство встревожило международное инвестиционное сообщество, когда в феврале 2019 года арестовало по сомнительным обвинениям крупного американского инвестора в России Майкла Калви. После нескольких месяцев в тюрьме Калви был заключен под домашний арест, где он все еще ожидает суда и решения о своей судьбе. Это решение не только определит судьбу Калви; это также может повлиять на судьбу будущих иностранных инвестиций и на курс российской экономики.

Негативные тучи, нависшие над российской экономикой, еще долго не рассеются, даже если Россия будет искать другое направление на будущей «развилке дорог». До тех пор, похоже, Кремль будет продолжать сидеть на корточках и избегать любых шагов, которые могут угрожать статус-кво правящей элиты, их влиятельных деловых партнеров и поддерживающей их системы.

Что прогнозируют российской экономике ведущие эксперты?

Дальнейшее направление российской экономики неясно, и прогнозы экспертов сильно расходятся.Они варьируются от слегка оптимистичных (мнение некоторых представителей российского правительства) до ужасных. Большинство аналитиков видят продолжающуюся стагнацию на микроэкономическом уровне с небольшим улучшением уровня жизни, в зависимости от того, насколько серьезно власти относятся к выделению ресурсов на эти усилия. Мало кто из экспертов сомневается, что правящая элита откажется от жесткой хватки экономики и своих источников дохода.

Некоторые придерживаются более радикальной точки зрения и предсказывают потенциальный социально-экономический апокалипсис, если радикальная политическая реформа не будет запущена в 2024 году, когда закончится срок Путина на посту президента и будет избран новый президент.Большинство экспертов возражают против таких взглядов, настаивая на том, что русские исторически гораздо более терпимы к авторитарному правлению и готовы мириться с определенными трудностями до тех пор, пока им предоставляется возможность вести свою повседневную жизнь разумно приемлемым образом.

Вместо прогнозного вывода в связи с неопределенностью пути российской экономики предлагаю выборку взглядов видных экспертов на то, чего ожидать от российской экономики в ближайшие годы.

Тренин, директор Московского Центра Карнеги, проницательный наблюдатель и аналитик российской сцены, рассматривает проблему в широком политико-экономическом контексте.Он написал в Твиттере 21 января 2020 года следующее: «В 1999 году Путину достался почти хаос; за последующие 20 лет ему удалось превратить ее в условно устойчивый — авторитарный и персоналистский политический режим. Теперь его цель — преобразовать режим в государство. Тяжелая работа.»

После назначения Мишустина новым премьер-министром России 15 января 2020 года Кирилл Дмитриев, генеральный директор суверенного фонда «Российский фонд прямых инвестиций», дал неудивительно положительную оценку.Он сказал, что ожидает, что правительство Мишустина сосредоточится на «росте, привлечении дополнительных инвестиций и увеличении темпов реализации национальных проектов — задача, которую обозначил президент в своем послании Федеральному собранию». Дмитриев считает, что эти меры должны помочь увеличить экономический рост до 3 процентов в 2021 году — показатель, которого Россия не видела уже несколько лет.

В интервью популярной газете Московский комсомолец 8 августа 2019 года Игорь Николаев, экономист и профессор престижной Московской Высшей школы экономики, дал более мрачную оценку.Он предсказал, что Россию ждет новый экономический кризис, и объяснил почему:

Четыре причины неизбежности нового кризиса: структурные диспропорции в российской экономике, санкции и контрсанкции, тенденция к снижению цен на нефть и замедление развития мировой экономики… Кризис обязательно будет… Скорее всего, он будет наступит в 2020 году. В лучшем случае это может затянуться до 2021 года… Если санкции будут более жесткими, то рубль тут же отреагирует падением… [За этим] последует рост цен и, следовательно, инфляция будет расти.

Чтобы предотвратить такой кризис, он призвал принять три меры: «…снижение налогов, отказ от контрсанкций и установление подлинной свободы для предпринимателей. Однако наше правительство, во всяком случае, до сих пор действовало прямо противоположным образом».

Увидев угрозу, которую слабая экономика представляет для внутренней и внешней политики России, Stratfor, известная американская платформа геополитической разведки, опубликовала свою оценку в Worldview 14 декабря 2019 года.Они предсказали, что «в конечном итоге экономические проблемы России не только будут способствовать внутренней политической и социальной нестабильности, но и продолжат ограничивать способность Москвы проецировать силу на международном уровне». Они отмечают, что «экономическая слабость ограничивает ресурсы, доступные России для реализации своих интересов за рубежом, а также заставляет Россию уделять особое внимание экспорту и добыче полезных ископаемых, которые могут способствовать развитию экономики дома».

Миллер из Йельского университета предлагает наиболее общепринятую точку зрения на будущее российской экономики.«Ждите больше обещаний от государства», — говорит нам Миллер,

.

[B]но не ждите больших изменений. Кремлевский стиль правления внутри страны и конфронтация с Западом за рубежом загнали его в угол. Согласно прогнозам правительства страны, в ближайшие пять лет российская экономика практически не вырастет. Учитывая такие мрачные прогнозы, в отсутствие нового внешнего кризиса, вокруг которого можно было бы сплотиться, россияне, вероятно, сочтут политику Кремля устаревшей. Но устаревшее может быть стабильным, даже если рейтинг одобрения Путина еще больше упадет.… Россияне, к сожалению, привыкли к экономическому застою и неэффективному правительству, и вряд ли в ближайшее время им предложат альтернативу.

Я заканчиваю оценкой Джейка Корделла, репортера по вопросам бизнеса и экономики для Moscow Times , который в основном фокусируется на макроэкономических вопросах, которые на первый взгляд представляют более позитивную картину. В статье Moscow Times от 26 декабря 2019 года Корделл написал:

2019 год был впечатляющим в российском деловом мире.Российский фондовый рынок был одним из лучших в мире, увеличившись более чем на 40% в долларовом выражении и установив при этом новые рекорды. Прибыль корпораций резко возросла, увеличившись на 12% и приближаясь к знаменательной отметке в 15 трлн рублей (340 млрд долларов). Доля корпоративной прибыли в России составляет около 14%, что более чем в два раза превышает уровень Китая и 8,5% в США. Предприятия ожидают большего в 2020 году. Тем не менее, поверхностный оптимизм и возможности быстро наталкиваются на немаловажный набор проблем.Существует много рисков и опасений, и предприятия не уверены в своем будущем. Риск падения внутреннего спроса продолжает беспокоить бизнес — большая часть этого, несомненно, связана с замедлением темпов роста экономики, повышением НДС, повышением пенсионного возраста, торговым эмбарго [санкциями] и другими тенденциями, такими как многолетняя снижение доходов потребителей. Знакомый набор нерешенных проблем, в том числе вмешательство правительства в деятельность частных компаний и очевидный недостаток защиты инвесторов, также не дает покоя деловому сообществу.«По мере приближения 2020-х годов Россия разрывается между необходимостью найти новые драйверы роста, чтобы подстегнуть затухающий экономический рост, и политической экономией, призванной защитить корыстные интересы устоявшихся игроков», — говорится в [британской фирме, занимающейся глобальным риском и стратегическим консалтингом] Maplecroft’s [ Дараг] Макдауэлл. Основной тенденцией 2020 года станет ужесточение условий для российского интернета и технологического пространства. Бизнес-ассоциации и инвесторы по-прежнему высказывают опасения, которые преобладали в начале 2000 или 2010 года — криминализация корпоративных споров, раздутый бюрократический аппарат, вмешательство, устаревшие правила, слабая защита инвесторов, политизированная судебная система — все это показывает, что изменения в России происходят медленно.Опросы также выявляют сильную неудовлетворенность современным бизнес-климатом среди российских предпринимателей. Опрос PwC [PriceWaterhouseCoopers] показал, что 52% владельцев бизнеса считают, что в неспокойные 1990-е вести бизнес было проще, чем сегодня. Стюарт Лоусон, опытный британский банкир, приехавший в Россию в 1990-е годы, сказал: «Когда дело доходит до России, я люблю говорить: все никогда не бывает так плохо, как кажется, но никогда не бывает так хорошо, как вы надеетесь».

«Это никогда не бывает так плохо, как кажется, но и не так хорошо, как вы надеетесь.Эти слова верны для многих вещей в России, не только для экономики. Они также напоминают проницательное замечание Виктора Черномырдина, бывшего премьер-министром Бориса Ельцина дольше всех, который сокрушался: «Мы хотели как лучше, а получалось всегда одинаково». Ради российского народа и его будущего будем надеяться, что два мема, приведенных в начале этого очерка, со временем сменятся более позитивным и многообещающим мировоззрением и «светлым будущим», которое народу обещали со времен советской власти. дней и был таким неуловимым, на самом деле становится реальностью.

Вашингтон, округ Колумбия
Март 2020 г.

[1] Шоковая терапия — это стратегия скорейшего перехода к рыночной экономике. Стратегия опирается на либерализацию цен, стабилизацию бюджета, прекращение субсидий и приватизацию промышленности.

[2] Стремясь отомстить санкциям, введенным Западом, Россия ввела собственные контрсанкции, сводившиеся в основном к запрету на ввоз многих западных продуктов питания. Хотя это и оказало экономическое влияние на некоторых европейских производителей, россияне еще больше ощутили контрсанкции.Они были не только лишены любимых продуктов питания, но и стали свидетелями нелепых сцен уничтожения западных товаров, оставшихся в России после введения контрсанкций или ввезенных в страну контрабандным путем. Сваи качественной продукции были снесены бульдозерами, подожжены или уничтожены другими способами. Хотя это могло привить определенную степень патриотизма среди определенного класса русских, оно вызвало отвращение, гнев и разочарование у многих других.

[3] «Светлое будущее», или по-русски светлое будущее , — термин, широко использовавшийся советскими чиновниками для сплочения нации вокруг дела коммунизма и всех чудесных благ, ожидающих советских людей.Со временем это слово стало предметом насмешек среди советских граждан и до сих пор рассматривается так.

мифов и заблуждений в спорах о России

В этом отчете разбираются 16 наиболее распространенных мифов, формирующих современное западное представление о России, и объясняется их пагубное влияние на разработку и осуществление политики.

Политика Запада в отношении России не достигла своей основной цели — установления стабильных и управляемых отношений с Москвой, потому что их мышление часто было нереалистичным или просто ошибочным.Это исследование призывает западные правительства и институты пересмотреть свои представления о России, чтобы разработать более эффективные ответы на растущие вызовы, с которыми сталкивается страна. «Эффективный» в данном контексте означает, в частности, сдерживание российской агрессии за рубежом и, в конечном счете, обеспечение менее враждебных отношений с Россией без ущерба для принципов суверенитета и безопасности и тех ценностей, на которых они основаны.

С этой целью в отчете представлены 16 наиболее распространенных «мифов» — в широком смысле — которые искажают политические дебаты Запада по России.В нем показано, как конкретные заблуждения получили необоснованную поддержку в политических кругах на «Западе» (понимаемых здесь в основном как Западная Европа и Северная Америка). В нем описывается влияние этих неправильных представлений на политику Запада в отношении России и в каждом случае предлагается, как могла бы выглядеть более информированная политика.

Происхождение и причины этих мифов можно разделить на несколько широких категорий. Некоторые берут свое начало на Западе, исходя из стандартных предположений политиков и политиков, чей формирующий опыт ограничивался работой в западных демократических системах и взаимодействием со странами-единомышленниками.Убеждение, например, в том, что у России и Запада одно и то же желаемое конечное состояние отношений, возникает, когда мы проецируем наши собственные ценности на Москву и предполагаем, что по умолчанию у нас общее понимание основных принципов. То же самое относится и к аргументу о том, что Западу необходимо или желательно идти на уступки, чтобы добиться сотрудничества с Россией по определенным вопросам. Точно так же представление о том, что проблема в отношениях с Россией заключается в отсутствии диалога, предполагает, что расширение диалога сузит разногласия, тогда как на самом деле нынешнее руководство России сильно мотивировано поддерживать конфронтацию как средство принуждения Запада к уступкам.

Другие распространенные мифы просто отражают недостаточное знание России. Например, широко распространенное мнение о том, что режим фактически представляет собой моноспектакль, контролируемый Владимиром Путиным, является следствием недостаточного понимания того, как на самом деле управляется страна, и той значительной роли, которую играют другие отдельные должностные лица и подконтрольные им институты в управлении государством. формирование, обсуждение и реализация политики. Точно так же предположение о том, что то, что придет после Путина, обязательно должно быть лучше, чем нынешнее руководство, проистекает из чисто человеческой склонности к оптимизму, которое не умерено знакомством с реалиями российской политики и истории.

Еще одна отдельная категория мифов касается отношений России с Китаем. Например, идея о том, что Запад в целом может найти общий язык с Россией против Китая или изобрести средства, чтобы настроить Россию и Китай друг против друга, представляет собой смесь множества мифов, особенно в отношении сложной природы китайско-китайского конфликта. Сами отношения России и долгосрочные цели России в отношении ее собственных отношений с евроатлантическими государствами и институтами.

Однако большинство мифов, представленных здесь, стали неотъемлемой частью западного политического дискурса как прямой результат преднамеренного российского лоббирования и дезинформации.Некоторые мифы распространены не только потому, что они возникают спонтанно и добросовестно, но и потому, что в интересах Кремля их культивировать. Некоторые из них отражают давние устремления России: ее поиск общеевропейской системы безопасности по российскому проекту продолжается в различных формах с 1950-х годов. Точно так же некоторые мифы отражают более широкие стратегические нарративы, обеспечивающие основу для легитимации внешнеполитических целей России: например, представление о том, что Россия может по праву претендовать на сферу привилегированных интересов; или предположение о том, что украинцы и белорусы вместе с русскими являются одним славянским народом, а не имеют свою идентичность и отдельные формы государственности.В других случаях цель России по распространению мифа может быть связана с отдельным результатом внешней политики, таким как продвижение Евразийского экономического союза как проекта экономической интеграции, эквивалентного ЕС.

Многие из этих мифов, преднамеренно продвигаемые и распространяемые Россией или нет, находят желанную аудиторию на Западе, потому что они комфортно воспринимаются аудиторией, не настроенной на понимание истории Россией и определение национальных интересов ее нынешними лидерами. Приверженность мифам иногда может служить удобным оправданием для бездействия или стратегиями преодоления перед лицом страха и дискомфорта по поводу идеи о России как о стратегическом противнике, а также перед лицом российских действий, которые в противном случае должны были бы быть неприемлемыми.Таким образом, мифы оказывают пагубное влияние на политику Запада, искажая ее в пользу или допущение результатов, желательных для России, но не для Запада.

Одной из целей этого отчета является разоблачение этих мифов и поощрение переоценки политиков Запада, которые слишком долго неверно истолковывали природу отношений с Россией. Оспаривая неверные предположения о России и ошибочные политические аргументы, основанные на них, этот отчет призывает западных политиков и официальных лиц пересмотреть свою позицию в отношении России и влияние своих предположений на политику.

В апреле 2021 года президент США Джо Байден заявил о желании «предсказуемых и стабильных отношений» с Россией. Это не был наивный призыв к перезагрузке. Явное приглашение к деэскалации, сопровождающее тщательно выверенный пакет новых санкций, продемонстрировало явное намерение повлиять на российский расчет рисков и выгод и предложить России путь к лучшим и менее чреватым отношениям с США и Западом в целом.

Немедленный и решительный отказ России от этого предложения означает, что отношения, похоже, вернулись в свое обычное нестабильное русло.Тем не менее, в одном отношении отношения с Россией предсказуемы: анализ, представленный в этом отчете, убедительно свидетельствует о том, что Россия в обозримом будущем будет продолжать попирать международно признанные принципы поведения и беспрепятственно совершать дальнейшие агрессии, используя некоторые из приведенные ниже мифы в качестве оправдания.

Российское руководство, конечно же, продолжит свои усилия по пересмотру баланса мировых сил и переговорам с Вашингтоном в более благоприятном для России контексте.Для американских политиков и их союзников, а также для их соответствующей общественности отделение мифов от реальности в отношениях с Россией, возможно, никогда не было более важным.

Мифы

Миф 01: «Россия и Запад такие же «плохие», как друг друга»

Это широко распространенное мнение игнорирует существенные различия в политике и поведении. «Запад» — это сообщество общих интересов и ценностей; Расширения НАТО и ЕС были обусловлены спросом. Вместо этого Россия стремится навязать «твердое добрососедство» другим государствам, согласны они с этим или нет, и рассматривает «сферу привилегированных интересов» как право.Разногласия по поводу военного вмешательства Запада не идут ни в какое сравнение с двуличием, отсутствием дипломатии и массовым аннулированием договоров, которые предшествовали вмешательству России в Грузию и Украину. Запад требует большей ясности в представлении своей собственной политики, но здесь нет эквивалентности, которую следует признать.

Миф 02: «Россия и Запад хотят одного и того же»

Политика Запада, направленная на взаимодействие с Россией, терпит неудачу, если она основана на представлении о том, что на каком-то уровне интересы России и Запада должны совпадать или, по крайней мере, пересекаться.Стремление к нормализации отношений без устранения фундаментальных причин разногласий ухудшает, а не улучшает ситуацию. Как в стратегическом плане, так и в деталях по конкретным вопросам российские цели и лежащие в их основе предположения об отношениях между государствами несовместимы с тем, что западные государства и общества считают приемлемым. Признание того, что западные и российские ценности и интересы несовместимы, и приспособление к этой реальности в долгосрочных отношениях является ключом к управлению этими конфликтами и противоречиями.

Миф 03: «России обещали, что НАТО не будет расширяться»

Вопреки предательскому нарративу, культивируемому сегодня Россией, СССР никогда не предлагались формальные гарантии в отношении пределов расширения НАТО после 1990 года. Москва просто искажает историю, чтобы помочь сохранить антизападный консенсус внутри страны. В 1990 году, когда Михаил Горбачев дал согласие на вхождение объединенной Германии в НАТО, он не просил и не получал никаких формальных гарантий того, что дальнейшего расширения НАТО за пределы территории объединенной Германии не будет.Распад Варшавского договора и распад СССР изменили ситуацию с безопасностью в Европе. Новые лидеры России не ставили под сомнение принцип, согласно которому страны Европы были полностью свободны в принятии собственных мер безопасности. Точно так же в Основополагающем акте России и НАТО, подписанном в 1997 г., признавалось «неотъемлемое право» всех государств «выбирать средства для обеспечения собственной безопасности».

Миф 04: «Россия не находится в конфликте с Западом»

Евроатлантические политики могут неохотно признавать это, но естественное состояние Москвы — состояние конфронтации с Западом.Ключевой особенностью конфликта является использование нетрадиционных враждебных мер, которые остаются выше порога общепринятых действий мирного времени, но ниже порога ведения войны. Кремль стремится подорвать интересы Запада с помощью хорошо зарекомендовавшего себя инструментария, такого как вмешательство в выборы, целенаправленные санкционированные государством убийства и информационная война. Важно отметить, что нетрадиционные враждебные меры и непрямые действия являются не только чертами этого конфликта, но и способствуют (ошибочному) восприятию отсутствия конфликта.

Миф 05: «Нам нужна новая общеевропейская архитектура безопасности, включающая Россию»

Российские лидеры выступают за основанную на договорах общеконтинентальную систему европейской безопасности, которая заменит существующие «евроатлантические» структуры, особенно НАТО. Это предложение проблематично: оно игнорирует основные разногласия между Россией и странами Запада по вопросу о суверенитете. Россия хочет для себя привилегий «великой державы», ограничения суверенитета соседних стран и соглашения о том, что государства не должны подвергаться критике, если они ведут свои внутренние дела таким образом, который несовместим с ценностями демократии, прав человека и верховенства закона.Эта точка зрения противоречит основным западным интересам и ценностям. Таким образом, даже если будет создана новая общеевропейская архитектура безопасности, фундаментальные различия во взглядах между двумя сторонами помешают функционированию такой системы. Западным политикам должно быть ясно, что разногласия с Россией по архитектуре европейской безопасности глубоки и вряд ли будут урегулированы в ближайшее время.

Миф 06: «Мы должны улучшать отношения с Россией, даже без российских уступок, так как это слишком важно»

Этот миф основан на том, что сочетание якобы самоочевидного геополитического веса, взаимных экономических интересов и компенсации проигрыш в холодной войне являются первостепенными императивами для успешной перезагрузки отношений с Россией, что обязательно приведет к полноценным отношениям.То, что это может сделать «меньшие силы» более уязвимыми для запугивания или влияния, является, по мнению тех, кто поддерживает этот миф, неприятным побочным эффектом и/или ценой, которую стоит заплатить. Тем не менее, несмотря на глубокую этическую двусмысленность такого приспособления, такая договоренность просто не сработает.

Отчасти это связано с тем, что представление Запада и, в частности, США как угрозы «Крепости России» является существенной поддержкой все более авторитарного внутреннего правления Кремля.Лишь немногие области кажутся перспективными для сотрудничества с Россией. Усилия в наиболее часто обсуждаемых областях — кибербезопасность, Ближний Восток и Северная Африка, торговля — пока не увенчались успехом из-за нелиберального подхода России к каждому вопросу. Также стоит помнить, что сама Москва не выдвигает пожеланий к сотрудничеству; они неизменно являются делом рук западных политиков и дипломатов. Западные политики должны ожидать, что представление Кремля о России как о крепости, имеющей право на господствующую роль в мире, которой угрожают внешние силы, и в частности США, останется в основе его убеждений.

Миф 07: «Россия имеет право на оборонительный периметр — сферу «привилегированных интересов», включая территорию других государств»

Идея о том, что Россия должна иметь право на исключительную сферу влияния в других государствах, особенно в Европе и Центральной Азии, является глубоко проблематичным. Это несовместимо с провозглашаемыми евроатлантическими ценностями, касающимися суверенитета государств и права на самоопределение. Это наносит ущерб геополитическому порядку и международной безопасности, поскольку косвенно дает разрешение на действия России — территориальную агрессию, аннексию и даже открытую войну — которые рискуют вызвать нестабильность у соседей России и в Европе в целом.Это фактически дает России право доминировать над соседними государствами и нарушать их территориальную целостность. И это неверно истолковывает современные геополитические реалии, такие как неохотное принятие Россией второго игрока рядом с ней — Китая (в частности, в связи с расширением влияния Китая в Центральной Азии). Если оставить в стороне предательство, сомнительно, чтобы Запад вообще был в состоянии уступить сферу влияния России или что такое понимание сработает, если оно каким-то образом установится.Неспособность критически пересмотреть геополитические доктрины по этому вопросу рискует воспроизвести редуктивные позиции времен холодной войны. И хотя некоторые постсоветские и восточноевропейские государства — и даже их население — могут желать более тесных отношений с Россией, ни одно из них не хочет жертвовать своими суверенными правами.

Миф 08: «Мы должны вбить клин между Россией и Китаем, чтобы помешать им действовать сообща против интересов Запада»

Представление о том, что Запад может использовать напряженность между Россией и Китаем, неверно понимает природу двух стран и переоценивает свою восприимчивость к внешнему давлению.Следствием мифа является предположение, что Россия и Китай образуют единую стратегическую единицу, которой каким-то образом «позволили» развиваться нерадивые западные политики. Но так же, как Запад не соединил Россию и Китай вместе, он не может их разлучить. Две державы имеют естественную идеологическую совместимость, а также взаимодополняющие экономики и интересы в ряде сфер, включая технологии, киберсотрудничество и оборону. В то же время миф искажает природу китайско-российских отношений, приписывая им поведенческую конвергенцию и великий заговорщический характер, упуская из виду высший императив каждого государства сохранять полную автономию в принятии решений.Учитывая, что две державы в настоящее время больше выигрывают от сотрудничества, чем от конкуренции, и Россия, и Китай решили отодвинуть свои разногласия на задний план в обозримом будущем. Но скрытая двусторонняя напряженность может выйти на первый план в будущем, поскольку господство Китая продолжается. Таким образом, появление «оси авторитаризма» не предвидится.

Миф 09: «Отношения Запада с Россией должны быть нормализованы, чтобы противостоять подъему Китая» — завоевал суверенитет других постсоветских государств.Более того, подписаться под этим мифом — значит предполагать, что Кремль хочет даже нормализации отношений с Западом, и забывать, что улучшение отношений с Россией, какой бы ценой оно ни было, мало что сделает для того, чтобы досягаемость и возможности Китая продолжали расти. Самое главное, хотя нарушения Китаем международного права и нарушения прав человека можно простить не больше, чем нарушения России, союз с Кремлем неявно исключает возможность установления устойчивых отношений между Китаем и Западом в долгосрочной перспективе.Западные страны не могут позволить себе роскошь сосредотачиваться исключительно на проблемах, исходящих от Китая, и при этом как-то замалчивать агрессивное поведение России.

Миф 10: «Евразийский экономический союз является подлинным и значимым аналогом ЕС»

Россия представляет Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в качестве партнера ЕС в предлагаемой зоне свободной торговли «от Лиссабона до Владивостока» ‘. На самом деле ЕАЭС — это политический проект, лишенный черт настоящего общего рынка.Россия игнорирует правила той самой организации, через которую она пытается восстановить свою власть и с которой хочет, чтобы ЕС сотрудничал. Торговая политика не является отдельным, неполитизированным направлением внешней политики России; он подчинен ему. В силу такого инструментального использования и глубокой политизации экономической дипломатии ЕАЭС функционально неспособен выступать в качестве интеграционного органа в Евразии, хотя бы потому, что у России нет экономической заинтересованности во всесторонней либерализации торговли ни внутри ЕАЭС, ни через зону свободной торговли с ЕС.

Миф 11: «Народы Украины, Белоруссии и России — одна нация»

Кремль искажает историю региона, чтобы узаконить представление о том, что Украина и Белоруссия являются частью «естественной» сферы влияния России. На самом деле обе страны имеют более сильные европейские корни, чем Кремль хочет признать. Исторически неверно утверждать, что Россия, Украина и Беларусь когда-либо составляли единое национальное образование (действительно, последние две страны также имеют политические и культурные корни в изначально европейских структурах , таких как Великое княжество Литовское).Кремлевский нарратив, который служил для оправдания претензий России на статус primus inter pares среди постсоветских республик, признает право России на вмешательство во внутренние дела своих соседей и по сей день. Идея «триединой» русской нации принижает уникальность исторических культур коренных народов. Более того, ставя под сомнение аутентичность украинской идентичности и жизнеспособность «белорусскости» как национальных строительных блоков, она стремится закрепить стереотипы международного общественного мнения, которые затруднили бы для двух стран более тесную интеграцию с Европой.

Миф 12: «Крым всегда был российским»

Кремль пропагандирует миф о том, что Крым законно и добровольно «отделился» от Украины и «воссоединился» с Россией в 2014 году. полномочия в другом месте. Последующая резкая милитаризация Крыма Россией и незаконные ограничения последней на судоходство в Азовском море повышают уязвимость как Черного, так и Средиземного морей перед российскими угрозами безопасности.

Однако реальность такова, что Крым находился в руках России лишь часть своей истории. Исторически (до 2014 года) Крым принадлежал России всего  168 лет, или менее 6% его письменной истории. С момента обретения Украиной независимости в 1991 году в Крыму не существовало ни одного крупного сепаратистского движения. Украинцы, русские и крымские татары мирно сосуществовали на широкой автономии, предусмотренной конституцией Автономной Республики Крым. «Референдум», организованный Россией и проведенный под давлением 16 марта 2014 года, на самом деле был просто дымовой завесой для оформления военного захвата полуострова Россией.

Миф 13: «Либеральная рыночная реформа 1990-х годов была плохой для России»

Миф состоит в том, что в России 1990-х либеральная рыночная реформа привела к затяжной рецессии. Это правда, что была предпринята попытка провести либеральную реформу, и объем производства за шесть лет сильно упал, но первое не стало причиной второго. Либеральная реформа в том виде, в каком она была задумана изначально, так и не была реализована в России полностью и адекватно. В Польше, напротив, где была проведена реформа  – , спад производства был кратковременным и скромным.В России политически слабые власти не смогли стабилизировать экономику (включая контроль над инфляцией и управление государственными финансами), в то время как другое ключевое направление реформы, приватизация, было омрачено коррупцией. Ложная вера в то, что хорошо функционирующая рыночная экономика каким-то образом несовместима с Россией, ослабляет политику Запада.

Миф 14: «Санкции — это неправильный подход»

Экономические санкции уже продемонстрировали практическую и нормативную ценность в качестве ответа на неприемлемое поведение России, но им нужно дать время подействовать, и их эффективность не следует оценивать на основе невозможных испытаний .Несмотря на заявления об обратном, санкции повлияли на действия России и вступили в силу, несмотря на трудности, связанные с их применением против крупной и устойчивой цели. Санкции также демонстративно осуждают неприемлемое поведение и подтверждают коллективную приверженность нормам и принципам международного порядка.

Миф 15: «Все дело в Путине — Россия — это управляемая вручную централизованная автократия»

Управление в России — это не шоу одного человека. Вопреки распространенному мнению, многие различные субъекты и учреждения могут играть значимую роль в принятии решений и реализации политики в стране.Личная роль президента часто преувеличивается, внешние наблюдатели упускают или не понимают роли коллегиальных органов (например, Администрации Президента и Совета Безопасности), переоценивают степень управленческой компетентности и дисциплины (например, распоряжения Президента часто не выполняются). выполнено), или игнорирование корыстного поведения действующих лиц помимо Путина. Хотя у Путина может быть способность вмешиваться во все виды принятия решений, это не означает, что он всегда это делает или хочет.Чтобы понять, как на самом деле работает управление в стране, нам нужно принять во внимание силу и сложность российской бюрократии, значение которой будет только расти.

Миф 16: «То, что будет после Путина, должно быть лучше, чем Путин»

Этот миф снова отражает торжество надежды над опытом и анализом. У России есть структурные проблемы, которые выходят за рамки трудностей, связанных с правлением Путина. В результате вероятность построения в постпутинской России жизнеспособной демократической политической системы сейчас ниже, чем в 1990-е годы.В частности, стране потребуются новые профессиональные кадры элитных бюрократов и политиков, если она хочет обеспечить подотчетное и эффективное управление. А условий для выращивания таких кадров в сегодняшней России нет. Независимо от того, кто в конечном итоге станет преемником Путина, политическая культура России, несомненно, будет продолжать препятствовать развитию более конструктивных отношений с Западом.

Рекомендации

Каждый из авторов в этом томе сопровождал свой анализ определенного мифа рекомендациями по улучшению политики, более основанной на реальности.В этих рекомендациях в полной мере используется совокупный многолетний опыт представленных здесь аналитиков, опыт, который, в отличие от опыта политиков, не ограничивался и не сдерживался электоральными условиями или циклами политической моды. Для простоты представления собранные рекомендации собраны здесь и сгруппированы по темам. (Краткий набор из 10 принципов более эффективного и рационального взаимодействия с Россией, основанный на отдельных рекомендациях авторов и приведенных ниже пунктах, также представлен в главе «Заключение» настоящего доклада.)

Авторы предлагают следующие советы западным политикам:

Первые принципы: понимание отношений

  • Поймите, что Россия в настоящее время не является партнером Запада, и осознайте реальность разногласий. Есть веские причины, по которым попытки найти общий язык с Россией на протяжении последних 25 лет неизменно терпели неудачу: стратегические интересы Москвы и Запада в настоящее время несовместимы.
  • Не думайте по умолчанию, что Россия заинтересована в сотрудничестве для снижения напряженности, или что западные страны могут убедить российское руководство изменить свою позицию.Конфронтация с Западом в настоящее время помогает Кремлю укреплять свою власть дома.
  • Признайте, что плохие отношения с Россией не являются трагедией, если в настоящее время нет средств для их улучшения. Дипломатическая напряженность — неизбежный результат правильного понимания природы российской системы в ее нынешнем виде.

Обращение к лидерам России

  • Определите, каким должно быть реалистичное желаемое состояние отношений с Россией – чего Западу ожидать от России, и с чем он может и не может жить? Определить действия, которые являются «неприемлемыми» , и обеспечить значимые последствия нарушения Россией международного права и норм.
  • Признание роли людей и институтов помимо Путина в принятии решений. Необходимо признать пределы власти Путина, а также важность многих действующих лиц, которые помогают ему, а иногда и ограничивают его.
  • В то же время не исходят из политики ожидаемого улучшения ситуации в России после ухода нынешнего руководства. Путин и его окружение придерживаются давних принципов российской политики, и их подрывная внешняя политика не должна автоматически рассматриваться как аномалия.

Поддержка Восточной Европы и постсоветского пространства

  • Настаивать на том, что Россия не имеет права на исключительную сферу влияния за счет суверенитета своих соседей. Российское вето в отношении внешней политики и политики безопасности независимых стран на ее периферии должно быть публично признано неприемлемым не только потому, что оно противоречит западным ценностям и приоритетам, но и потому, что оно дестабилизирует безопасность Европы.
  • Отказаться от концепции единой русской нации, включающей Украину и Беларусь. Утверждение России о том, что основные славянские нации являются «единым народом», является попыткой узаконить вмешательство в дела этих наций. Идея должна быть оспорена, потому что она является серьезным препятствием для стабильного развития обеих стран.
  • Поддерживать приверженность суверенитету, независимости и территориальной целостности соседей России, включая Украину, и четко сообщать об этом России. Незаконность оккупации и аннексии Крыма нельзя замалчивать или больше не обсуждать просто потому, что это неудобно.
  • Развивайте успех программ безопасности НАТО в регионе Балтийского моря, расширив их до Черного моря. Такие меры должны включать усиленное передовое присутствие в Болгарии, Венгрии и Румынии, а также использовать новую Программу расширенных возможностей для Украины в качестве средства повышения безопасности на Черном море.

Международная безопасность

  • Систематически разоблачать, приписывать и дискредитировать враждебные действия России. Это должно оставаться многонациональным усилием, демонстрирующим и подтверждающим международную солидарность.
  • Сохраняйте спокойствие. Российские политики будут продолжать нервировать западную аудиторию и ослаблять ее поддержку европейских институтов безопасности, например, преувеличивая опасность нестабильности и войны. Россия хочет, чтобы ее противники боялись эскалации.
  • Признайте, что история имеет значение, и что Россия манипулирует фактами с определенной целью. Это требует, чтобы высокопоставленные западные чиновники не только были хорошо информированы и были уверены в фактах, но и были готовы бросить вызов российским собеседникам, когда они представляют ложные нарративы.

Россия и Китай

  • Признайте, что в нынешних обстоятельствах попытки разделить Россию и Китай будут тщетными и контрпродуктивными. Развитие более эффективных союзов с многосторонними или региональными организациями было бы лучшим способом для западных правительств и институтов противостоять любому региональному влиянию, которое две страны накапливают, будь то индивидуально или совместно.
  • Вместо того, чтобы приписывать китайско-российским отношениям грандиозный заговорщический характер, отдают приоритет конкретным угрозам и вызовам , которым Запад может успешно противостоять. Сосредоточение внимания на предполагаемом партнерстве двух стран затушевывает более важные вопросы, например, как Россия может бросить вызов в качестве игрока-одиночки.
  • Убедитесь, что западные страны сохранят способность решать проблемы более чем на одном фронте. Сосредоточение внешней политики на Китае не должно приравниваться к игнорированию России.

Санкции

  • Продолжать использование санкций как наиболее мощного инструмента Запада. Санкции могут быть точным инструментом, нацеленным на отдельных лиц и секторы и практически не влияющим на более широкие слои населения, особенно по сравнению с внутренними структурными факторами. Запад имеет здесь преимущество в эскалации и может применить более жесткие меры в случае дальнейшего неприемлемого поведения России.
  • Не проводите санкции к невозможным испытаниям, они неизбежно провалятся. Санкции сами по себе не могут заставить Россию отменить наиболее важные действия, которые она предприняла. Но ни один внешнеполитический инструмент не достигает всех своих целей. Санкции влияют на возможности и выбор России и препятствуют эскалации действий режима в определенных случаях.

Бизнес-сообщество и российская экономика

  • Не позволять России использовать интересы западного бизнеса для подрыва принципов политики. Трагедия вокруг газопровода «Северный поток — 2» — классический пример того, как подход «бизнес прежде всего» к межгосударственным отношениям противоречит политическим целям и ослабляет солидарность.
  • Решительно опровергнуть мнение о том, что западные идеи несут ответственность за экономические проблемы России. Российский нарратив об «унижении» и «эксплуатации» Западом в постсоветский период убедителен, но пагубен, и ему необходимо сопротивляться ради разумной политики в будущем.
  • Учитывая инструментальное использование Россией торговой дипломатии, ограничивают взаимодействие ЕС с Евразийским экономическим союзом текущим техническим диалогом. Любое такое взаимодействие должно основываться на выполнении Россией четких предварительных условий, например, в отношении ее действий в Украине и ее обязательств в качестве члена Всемирной торговой организации.

Устранение ошибок Запада

  • Настаивайте на прозрачности. Западные страны не только должны продолжать предать гласности враждебные действия России, чтобы их политики и общественность были достаточно хорошо информированы для обсуждения соответствующих политических мер, но эти реакции должны быть публично объяснены и оправданы. Объяснение политики является частью разработки политики.
  • Сделайте больше, чтобы предотвратить обвинения России в лицемерии. Чаще действуя в соответствии с провозглашаемыми ценностями, западные правительства укрепят свой авторитет, будут услышаны с большим уважением и, следовательно, смогут более эффективно защищать и продвигать свои интересы.
  • Экспертиза Invest in Russia. Прежде всего, этот том демонстрирует непреходящее значение хорошо информированного анализа России. Инвестиции в кадры специалистов по России в широком спектре областей — это инвестиции в эффективную политику в отношении России, а значит, и в будущую безопасность Европы и Северной Америки.

Формальные и неформальные институты и их иерархия в регулировании аренды лесов в России | Лесное хозяйство: Международный журнал лесных исследований

Аннотация

Целью данного исследования является выявление и анализ институциональных механизмов, регулирующих аренду лесных участков и связанные с ними рынки деловой древесины в России.Теоретическая основа получена из институциональной экономики. Институты, их иерархия и сплоченность рассматриваются на конституционном, коллективно-выборном и операционном уровнях. Описана организация долгосрочной аренды леса и ее вклад в устойчивое лесопользование и развитие лесной промышленности, проверены региональные различия в организации лесного хозяйства. Кроме того, анализируются ожидаемые последствия нового федерального Лесного кодекса.

Введение

Российские леса, составляющие 20 процентов мирового объема древесины, имеют большое значение для глобальной экологии и углеродного баланса.Огромные лесные ресурсы еще не превратились в источники благосостояния и экономического процветания, как предполагалось. Лесной сектор дает менее 3% валового внутреннего продукта России. Развитию препятствуют медленное развитие институтов и отсутствие инвестиционных стимулов. Создание рыночной системы в лесном секторе еще не завершено. В 1990-е годы в российском лесном секторе были официально установлены рыночные структуры, и лизинг стал основным способом коммерческого лесопользования.Последующие исследования, тем не менее, показали, что институциональные факторы по-прежнему препятствуют созданию рынков, регулирующих доступ к лесным ресурсам, а в отсутствие открытого рынка официальные порубочные сборы остаются низкими (например, Jacobsen, 1999; Carlsson et al. , 2000). Низкая экономическая эффективность также негативно влияет на социальную и экологическую устойчивость.

Общая политическая и экономическая обстановка не смогла обеспечить прочную основу для развития лесного сектора.Государственная администрация, играющая важную роль в организации деловой среды в России, играет ключевую роль в обеспечении соблюдения законов и программ в лесном секторе. Однако инерция структурных реформ и сохранение неформальных сетей снизили эффективность административной работы (Jakobson, 2001).

В постсоветской России лесное хозяйство претерпело ряд реформ. Федеральная служба леса была подчинена Министерству природных ресурсов (МПР) в 2000 году.В 2004 году было создано Федеральное агентство лесного хозяйства ( Рослесхоз ). Агентство является суверенным государственным органом управления лесным хозяйством, который обеспечивает соблюдение правил, реализует государственную политику и управляет государственными лесами. На региональном и местном уровнях Агентство представлено региональными агентствами и местными управлениями лесного хозяйства ( лесхозы ). Лесхозы выполняют лесоустроительные работы, готовят лесные массивы к аренде и заключают договор с арендатором. Годовая лицензия на рубку, подготовленная и утвержденная лесной администрацией, предоставляет арендатору фактическое право на рубку.

Российская природоохранная служба ( Росприроднадзор ) осуществляет контроль и надзор за использованием природных ресурсов. Региональные управления контролируют законность лесопользования. Экологические неправительственные организации поставили под сомнение способность Природонадзора обеспечить надежный контроль за лесопользованием в рамках МПР, которое в основном заинтересовано в добыче природных ресурсов (Massa and Tynkkynen, 2001). Природоохранный надзор также был ослаблен резким сокращением штата и ресурсов (Сологуб, 2005).

В настоящее время институциональная реформа лесной политики России происходит путем принятия и введения в действие нового федерального Лесного кодекса – основного документа, регламентирующего управление и использование лесов. Новый Кодекс, принятый 1 января 2007 года, обеспечивает общую основу для лесного хозяйства и лесопользования. Предполагается, что модернизированная система долгосрочной аренды леса даст импульс, необходимый для реализации новых частных инвестиций. Одновременно в лесном хозяйстве проводится масштабная реконструкция, включающая упразднение централизованной системы управления лесами.

Выявленная институциональная структура раскрывает сложность формальной и лежащей в основе неформальной сети влияний, влияющих на условия и содержание аренды леса: на практике они воспринимаются как договор аренды леса (рис. 1).

Рисунок 1.

Учреждения и организации, влияющие на формирование условий аренды лесных угодий в России по определению договора аренды в соответствии с Лесным кодексом в 2006 г. (сплошная линия – формальное, пунктирная – неформальное влияние).

Рис. 1.

Учреждения и организации, оказывающие влияние на формирование условий аренды лесных участков в России по определению договора аренды в соответствии с Лесным кодексом в 2006 г. (сплошная линия – формальное, прерывистая – неформальное влияние).

Основной целью данного исследования является определение того, как эти институциональные и организационные рамки облегчают долгосрочный доступ к лесным ресурсам и доступ к рынку древесины в России и, следовательно, способствуют устойчивому управлению и использованию лесов.Основное внимание уделяется анализу ситуации, предшествовавшей принятию Лесного кодекса 2007 года. Элементы нового Кодекса будут рассмотрены с точки зрения долгосрочной аренды леса и устойчивого лесопользования.

Теоретический подход, методология и данные

Теоретическая основа

В рамках институциональной экономики в качестве инструментов для иллюстрации организации лесопользования в России были выбраны три концепции: формальные и неформальные институты, права собственности и транзакционные издержки.

Институты повышают предсказуемость ситуации принятия решений, устанавливая правила, которыми управляют игроки, допустимые действия и стратегии, разрешенные результаты и связи между решениями (Heywood, 2000). Институты состоят из формальных правил и неформальных ограничений. Хельмке и Левицкий (2004) определяют их различие следующим образом: «формальные институты открыто кодифицированы в том смысле, что они устанавливаются и передаются по каналам, широко признанным официальными… , сообщается и применяется вне официально санкционированных каналов».Неформальные институты в равной степени известны, но не зафиксированы в письменной форме, и они, как правило, более устойчивы, чем формальные правила (North, 1997). В то время как стабильная формальная институциональная база является предварительным условием устойчивого лесопользования, неформальные институты играют решающую роль в российском лесном секторе (Nystén-Haarala, 2001).

Права собственности являются ключевыми институтами, которые определяют использование ресурсов и влияют на поведение пользователей ресурсов. Бромли (1991) определяет собственность как поток выгод, согласно которому иметь собственность означает иметь контроль над этим потоком.Права собственности можно рассматривать как часть более широкого набора факторов, определяющих доступ к лесам (Ribot and Peluso, 2003). В лесном секторе России на права собственности влияет дихотомия: с одной стороны, государственная собственность на леса, а с другой стороны, лесопользование, осуществляемое в основном частными предприятиями. Многоуровневое управление лесами, усиленное новым Лесным кодексом, также влияет на оформление прав собственности.

Транзакционные издержки, состоящие, например, из затрат на информацию, ведение переговоров, защиту прав, контроль и обеспечение выполнения соглашений, отражают эффективность политических и экономических институциональных рамок, регулирующих транзакцию (North, 1990).Чем ниже затраты, тем эффективнее существующие институты (Coase, 1960). Клемперер (1996) определяет основные принципы рынка следующим образом: фирмы и потребители стремятся максимизировать свои выгоды, фирмы являются ценополучателями, например, одна фирма не может влиять на рыночную цену, фирмы имеют свободный доступ на рынок и существует свободный мобильность труда и капитала. В данной работе функционирование рынков исследуется с точки зрения доступа к лесным ресурсам и рынку древесины.

Методология и данные

Кисер и Остром (1982) определили теорию иерархии и институциональных подходов, состоящую из трех уровней анализа. Структура иллюстрирует потенциал институциональных моделей для объяснения широкого круга ситуаций с институциональными механизмами, связывающими каждый уровень принятия решений со следующим уровнем в иерархии. Схема структурирована следующим образом: Используемые данные состоят из официальных данных, данных из литературы, исходных данных и некоторых неопубликованных данных Федерального агентства лесного хозяйства.Исходные данные были получены от трех региональных лесных ведомств на северо-западе России (таблица 1). Вклад арендаторов в лесоводство был проанализирован путем сравнения доли арендаторов с общим объемом лесохозяйственных работ (в гектарах) на уровне лесничеств лесхозов . Региональные данные были составлены из данных уровня лесхозов . Статистическую значимость различий между регионами проверяли с помощью попарного сравнения двух долей независимых выборок, более подробно описанных Муром и Маккейбом (2003).

  • 1  Высший уровень — это мир «конституционного принятия решений», где устанавливаются политические и правовые механизмы.

  • 2  На втором уровне, в мире «коллективного выбора», должностные лица принимают решения о принудительном применении или изменении действий, разрешенных конституционными нормами. Коллективные решения — это планы будущих действий, которые также подлежат принудительному исполнению в отношении лиц, не соблюдающих правила: должностные лица имеют право обеспечивать соблюдение коллективного плана, а также налагать санкции на лиц, нарушающих официальные правила.

  • 3  На «операционном уровне» актор – это индивидуум или организационная единица, поведение которых во многом определяется институциональной структурой, т.е. коллективным выбором и конституционными нормами. Присоединяясь к коллективным действиям, субъекты на операционном уровне могут влиять на структуру, созданную на более высоких уровнях (Кизер и Остром, 1982).

Таблица 1:

Наблюдаемые и измеряемые переменные для трех популяций (регионы на северо-западе России), где n = размер выборки (количество лесхозов, наблюдаемых), X = количество успехов (лесоводственные работы, проведенные Арендаторы) и P = пропорция образца

8 = 9 9 9

6

6

6

6

6

6

0 0

9 7 5 7 0253 Карелия 27 16 0,581 Новгород 24 3 0,112 Итого 78 26

Население N

x x

6
P
Ленинград 7 27 7 0.253
Карелия 27 16 0,581
Новгород 24 3 0,112
Итого 78 26
Таблица 1:

Наблюдаемые и измеряемые переменные для трех популяций (регионы на северо-западе России), где n = размер выборки (количество лесхозов, наблюдаемых), X = количество успехов (лесоводственные работы, выполненные арендаторами) и P = пропорция образца

5

6 P
N
27 7 0.253
Карелия 27 16 0,581
Новгород 24 3 0,112
Итого 78 26
Население N

x x

6
P
Ленинград 7 27 7 0.253
Карелия 27 16 0,581
Новгород 24 3 0,112
Итого 78 26

правовой анализ Лесной кодекс 1997 г. и вновь принятый Лесной кодекс 2007 г. выполняются. Проведен обширный анализ российской и зарубежной научной и профессиональной литературы.

Результаты

Конституционные нормы – погоня за стабильностью

Первые годы постсоветской России характеризовались крахом устоев общества и ослаблением формальных институтов (Хашим, 2005). Конституция Российской Федерации передала политические и экономические полномочия на региональный и местный уровни. Разграничение полномочий между регионами и центром оставалось нечетким, а исполнительная власть во главе с президентом стала важнейшим центром фактической власти (Sakwa, 2002).Усиление исполнительной власти ослабило независимость законодательной и судебной власти (Гельман, 2004).

Правовая база лесов установлена ​​Конституцией, согласно которой вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами и лесного законодательства находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Федерации, т.е. регионов ( Конституция Российской Федерации, 1993). В Лесном кодексе указано, что Федерация как собственник лесного фонда ( Лесной фонд ) имеет исключительное право владения, пользования и распоряжения своим имуществом (Лесной кодекс Российской Федерации, 1997).Лесной фонд – это площадь, которая в соответствии с законодательством должна быть покрыта лесами, составляющая 99,5% общей площади лесов России. Разделение полномочий между уровнями власти было центральным вопросом разработки лесной политики (Моисеев, 2002). Лесной кодекс 1993 г. предоставил муниципалитетам право контролировать доступ к лесам и устанавливать цены на древесину, тогда как федеральные власти отвечали за управление лесами. Лесной кодекс 1997 года передал контрольно-пропускной режим и законодательные полномочия руководителям регионов, а в 2005 году полномочия по принятию решений были вновь переданы федеральным властям (Петров и др., 2004; Торниайнен и др. , 2006).

Восстановление стабильности в обществе занимало центральное место в политике российского правительства во время президентства Владимира Путина (Ross, 2003; Ruutu, 2006). Гармонизация регионального законодательства с федеральными законами рассматривалась как шаг к укреплению верховенства закона и, таким образом, к созданию равных прав на всей территории федерации (Hashim, 2005). С другой стороны, централизация и контроль над регионами, СМИ и гражданским обществом рассматривались как попытки установить более авторитарную модель управления.Концентрация власти создает условия для проведения более последовательной и согласованной национальной политики.

Переход к рыночной системе не был стабильным или целенаправленным. Формулировка политики характеризуется краткосрочной постановкой целей под влиянием различных групп интересов (Sutela, 2003). Это часто приводило к непредсказуемым изменениям в ходе экономического развития. Государственная политика направлена ​​на то, чтобы сместить экономическую структуру с сильной зависимости от экспорта сырья на производство с более высокой добавленной стоимостью.Имеются смешанные сигналы, указывающие, с одной стороны, на модернизацию формальной институциональной базы и привлечение иностранных инвестиций, а с другой стороны, на более широкое государственное управление стратегическими областями экономики (Волков, 2004).

Мало найдется стран с рыночной экономикой, где экономические и политические силы настолько переплетены, как в современной России. Эти связи еще теснее на региональном уровне (Sutela, 2003). Политическая и экономическая элиты, столь тесно интегрированные в Советский Союз, смогли захватить местную власть и собственность, когда система рухнула (Тихомиров, 2000).Для удержания власти политические лидеры полагались на тесные связи с бизнесом и руководителями важных региональных предприятий. В обмен на финансовую помощь на выборах и предотвращение социальной напряженности путем предоставления рабочих мест бизнес получал государственные субсидии, дешевую энергию и природные ресурсы, освобождение от налогов и т. д. (Gaddy, Ickes, 2002; Orttung, 2004). Несмотря на шаги в направлении централизации, губернаторы по-прежнему контролируют землепользование, выдачу разрешений и распределение бюджетных средств, цены на электроэнергию и общие условия ведения бизнеса (Волков, 2004).

Важность лесов находит свое отражение в региональной политике. В богатых лесами регионах, например, на северо-западе России, компании лесного сектора играют важную роль на региональном уровне с точки зрения экономики и занятости. На Северо-Западе России доля лесной промышленности в промышленном производстве составляла в 1999 г. 11,5%. Вклад в региональное производство был самым высоким в Архангельской области (44%) и в Карелии (42%) (Дударев и др.). , 2002).

Коллективно-выборные правила, определяющие условия аренды леса

Правоприменение, исполнение и толкование законодательства и политики являются неотъемлемыми институтами установления верховенства права в любой сфере деятельности, регулируемой государством. В России на совершение этих действий заметное влияние оказывают некоторые характеристики администрации. Джейкобсон (2001) считает, что администрация и государственное управление традиционно демонстрировали разрыв между официальными правилами и условиями реальной жизни, наличие сетей неформальных связей, отсутствие подотчетности и переплетение экономической, политической и административной деятельности.Концентрация политической и исполнительной власти в сочетании с отсутствием сильного управления и горизонтальной подотчетности усиливает недемократический метод управления и его неспособность проводить определенную политику (Hashim, 2005).

Получение ренты может рассматриваться как практика, поощряемая самим правительством с целью получения конкретных выгод от регулирования бизнеса и создания административных барьеров, таких как лицензирование и регистрация, налогообложение, контроль над ценами, ограничение перемещения товаров и предоставление исключительных прав.Погоня за рентой является прямым следствием ненадежности прав собственности в сочетании со строгими формальными правилами и отсутствием приверженности правам собственности (Савулкин и Заостровцев, 2001).

Управление лесным хозяйством в значительной степени не только имеет общие характеристики, представленные выше, но также имеет определенные особенности. Что касается государственного лесопользования, бюджет не смог обеспечить достаточное финансирование лесохозяйственной деятельности, как того требует лесное законодательство. Таким образом, Лесхозы в основном концентрируются на получении внешнего дохода, в основном за счет выполнения промежуточных рубок и продажи древесины.В 2002 г. лесхозов № заготовили 15,3 млн м3 3 древесины, что составило 12,4% от общего объема вывозки древесины в России (Васин, 2003). Структура и административные процессы в 1800 лесхозах в России остались в основном нетронутыми. Их операционная модель напоминает плановую экономику с сочетанием управления, контроля и бизнеса (Петров, 2003а). Роль лесхозов на рынке отличается от роли частных предприятий, поскольку они не обязаны платить подоходный налог или налог с продаж.В 2004 г. общее финансирование лесоуправления равнялось 770 млн евро (по среднегодовому курсу Европейского центрального банка), из которых 38 % поступило из бюджета и 62 % — из внешних источников, в основном от продажи древесины. (Министерство природных ресурсов, 2006 г.). В Ленинградской области в 2003 г. внешнее финансирование покрывало 89% всех затрат на управление лесным хозяйством (Петров, 2004 г.).

Аренда основана на соглашении, по которому владелец позволяет другому субъекту использовать ресурс в течение определенного времени, обычно в обмен на оплату или другие согласованные условия (Grunebaum, 1987).В России сторонами договора аренды леса являются государство как собственник леса и арендатор, которым является физическое или юридическое лицо. Общее содержание аренды леса определено в Лесном кодексе. Леса могут быть переданы в аренду для заготовки древесины, сбора второстепенных и недревесных продуктов леса и охоты (Лесной кодекс Российской Федерации, 1997). Договор аренды, заключенный между арендатором и лесхозом , определяет условия аренды леса в каждом конкретном случае.Однако договор – это прежде всего оговорка, опцион на рубку леса в будущем. Фактическое право на рубку, которое определяет объем лесозаготовок и ограничения на лесозаготовительные работы, дается в годовой лицензии на рубку, которая требует от арендатора соблюдения законов и нормативных, лесозаготовительных и лесохозяйственных правил, контролируемых лесхозами (Lehtinen, 2005).

Помимо арендной платы существуют и другие требования, связанные с арендой леса. Согласно Lehtinen (2006), лизинговые соглашения обычно касались дополнительных требований, услуг и платежей арендаторам в Карелии и Ленинградской области.Условия аренды официально объявлены в тендерной документации. Однако требования, не включенные в официальные критерии отбора, составляют важный элемент процесса отбора. Эти условия, которые в конечном итоге могут сыграть решающую роль при выборе, определяются в ходе неформальных переговоров между участником торгов и официальными лицами. Практически у всех арендаторов есть дополнительные обязанности, хотя они и предлагаются на добровольной основе (Сологуб, 2005).

Прямые налоговые платежи уплачивались в управление лесного хозяйства и/или в областные и местные администрации или другие органы власти или сообщества.Платежи варьировались от фиксированной цены до относительной доли годовой арендной платы (Lehtinen, 2006). Услуги заключались в доставке дров или лесоматериалов бесплатно или по фиксированной цене или в покупке и доставке оборудования и машин для использования, т.е. по предупреждению лесных пожаров. В контракты также были включены меры против незаконных рубок (Сологуб, 2005). Незаконно заготовленная древесина с арендованной площади включается в квоту на заготовку арендатором, что снижает возможность законной заготовки (Lehtinen, 2006).Эта практика возлагает на арендатора, даже если он не участвует в незаконных рубках, материальную ответственность за экономический ущерб в государственных лесах.

Условия договора также регулируют и ограничивают доступ арендатора к рынку. Согласно законодательству, заготовленная древесина принадлежит арендатору, который вправе решать, как получить от нее выгоду (Петров, 2003б). В действительности вывоз и транспортировка древесины в другие регионы иногда ограничивались, когда определенное количество древесины нужно было переработать внутри региона.В некоторых случаях также регулировались цены на заготовленную древесину. Арендатор может быть обязан продавать древесину ниже рыночной стоимости (Lehtinen, 2006). Эти ограничения противоречат законодательству о конкуренции. Протекционистские правила также работают непосредственно против новых инвестиций. Создание современной системы лесозаготовок, являющейся необходимым условием развития лесной промышленности, чрезвычайно затруднено в условиях ограничения межрегиональной торговли древесиной.

Система распределения лесов способствует передаче доходов в обход законного владельца, государства.Местные и региональные органы власти, не имея прав на леса, контролируют доступ к лесным ресурсам и, следовательно, извлекают выгоду из ресурсов. Дополнительные требования, даже если они являются частью формальных документов об аренде, могут противоречить существующей правовой базе. Формальная цена на древесину низка, потому что, в отличие от неформальных платежей и услуг, она не всегда является главной целью переговоров.

Оперативный уровень: конкурс по аренде леса на северо-западе России

В Советском Союзе отличительными чертами лесозаготовок были территориальная экспансия и экстенсивное использование: лесозаготовительные предприятия перемещались в соответствии с наличием древесины, а лесозаготовительные площади в основном оставались без обеспечения возобновления лесов (Гиряев, 2003).Это было ресурсоемко и дорого из-за строительства новой инфраструктуры и увеличения расстояния транспортировки – в среднем 1800 км (Niskanen et al. , 2003). В 1990-х годах площадь арендуемых лесов быстро росла и в настоящее время передано в аренду более 90 млн га, или около 8% всего лесного фонда (рис. 2). Это составляет 68 процентов экономически доступных лесов с учетом существующей инфраструктуры (World Bank, 2003). Большинство доступных лесов уже используются, и доступ к более отдаленным районам потребует крупных инвестиций в инфраструктуру.С другой стороны, в России реализуется только 23% расчетной лесосеки. На северо-западе России лесопользование является наиболее интенсивным с коэффициентом использования 40 %, самый высокий показатель в Карелии — 66 % (Karvinen et al. , 2005). Существует потенциал для повышения интенсивности уже используемых доступных лесных площадей.

Рис. 2.

Арендованные площади лесов в России в 1993–2004 гг. (источники: Васин, 2003; Минприроды, 2006).

Рис. 2.

Арендованные площади лесов в России 1993–2004 гг. (источники: Васин, 2003; Минприроды, 2006).

Европейско-Уральский регион, где проживает 80% населения, содержит около 20% лесных ресурсов (Ильин, 1999). На аренду приходится 28% эксплуатационных лесов лесного фонда в целом, но на Северо-Западе России она составляет 67%, а больше всего в Карелии и Ленинградской области (табл. 2). Лесной сектор характеризуется местной лесной промышленностью и, благодаря близости к западным рынкам, экспортом заготовленной древесины.Наиболее интенсивная заготовка велась в доступных лесах вблизи железных дорог, основных дорог и водотоков (Niskanen et al. , 2003). Точно так же возрастает потребность в начале лесозаготовительных работ в экологически ценных старовозрастных лесах.

Таблица 2:

Регионы Северо-Западного и Центрального федеральных округов с общей площадью арендованных лесов более 300 000 га на 31 декабря 2004 г. Доля арендованных лесов (%) Эксплуатация лесов (1000 га) доля аренды в эксплуатации лесов (%) 91 993 91 993 1 172 322 7.8 329 789 27,9 Северо-западный федеральный округ 38 109 116 360 32,8 56 902 67,0 Ленинградская область 3706 5594 66,3 2668 138,9 Республика Карелия 10 094 14 843 68,0 7844 128,7 Республика Коми 5119 38 873 13.2 18 489 27,7 Архангельская область 12 982 28 768 45,1 15 556 83,5 Вологодская область 4047 11 636 34,8 6446 62.8 Мурманская область 452 9832 9832 4104 2104 21.54 Новгородской области 1348 4077 33.1 2753 49,0 Псковская область 346 2436 14,2 860 40,2

9075 91 993 1 172 322 138,9 128,7
Выделенная область (1000 га) Форест любят площадь ( 1000 га) Доля арендованных лесов (%) эксплуатационного леса (1000 га) доля аренды в эксплуатации лесов (%)
91 993 7.8 329 789 27,9
Северо-западный федеральный округ 38 109 116 360 32,8 56 902 67,0
Ленинградская область 3706 5594 66,3 2668
Республика Карелия 10 094 14 843 68,0 7844
Республика Коми 5119 38 873 13.2 18 489 27,7
Архангельская область 12 982 28 768 45,1 15 556 83,5
Вологодская область 4047 11 636 34,8 6446 62.8
Мурманская область 452 9832 9832 4104 2104 21.54
Новгородской области 1348 4077 33.1 2953 5 2953 49.0
Pskov Region 346 2436 2436 14.2 860 40.2
Таблица 2:

Районы в Северо-Западе и Центральному федеральным округам с более чем 300 000 Ха арендованные леса по состоянию на 31 декабря 2004 года

138,9 128,7
арендованные площадь (1000 га) лесной береговой площадь (1000 га) Доля арендованных лесов (%) Эксплуатация лесов (1000 га) Доля аренды в эксплуатируемых лесах (%)
Вся Россия 91 993 1 172 322 7.8 329 789 27,9
Северо-западный федеральный округ 38 109 116 360 32,8 56 902 67,0
Ленинградская область 3706 5594 66,3 2668
Республика Карелия 10 094 14 843 68,0 7844
Республика Коми 5119 38 873 13.2 18 489 27,7
Архангельская область 12 982 28 768 45,1 15 556 83,5
Вологодская область 4047 11 636 34,8 6446 62.8
Мурманская область 452 9832 9832 4104 2104 21.54
Новгородской области 1348 4077 33.1 2753 49,0
Псковская область 346 2436 14,2 860 40,2
9075 91 993 1 172 322 138,9 128,7

9076 9079

Удаление древесины от арендованных лесов составляет 66 процентов от всех промышленных уборков в России. В Карелии и Вологде вывозка древесины из арендованных лесов была самой высокой – более 70% (Васин, 2003). Рогов и Родионов (2004) утверждают, что местные власти, как правило, избегают конкуренции, чтобы поддерживать местные предприятия даже за счет доходов.В 2004 году 54 процента договоров аренды были заключены на срок до 5 лет. Эти краткосрочные контракты могут быть предоставлены административным решением без проведения конкурса. В результате уменьшились поступления в государственный бюджет. Цена древесины, полученной путем прямого административного распределения, была значительно ниже арендной платы и аукционной цены (Рисунок 3). По сравнению с конкурсной арендой леса потеря государственных доходов из-за неконкурентной аренды леса составила в 2005 г. примерно 7,1 млн. евро. Это примерно 37% бюджетного финансирования лесного хозяйства.

Рисунок 3.

Рисунок 3.

Согласно Gray (2003), часто утверждается, что более длительные сроки аренды будут стимулировать устойчивое лесопользование. С другой стороны, возобновляемые владения, основанные на продемонстрированной эффективности, обеспечивают сильные стимулы для устойчивого управления, независимо от продолжительности контракта (Boscolo and Vincent, 2000). Петров и др. (2004) утверждают, что существующая структура, которая делает акцент на краткосрочной аренде, в значительной степени препятствует устойчивому лесопользованию и инвестициям в России.При более внимательном рассмотрении трех регионов обнаруживаются значительные изменения в нагрузке лесохозяйственных работ, выполняемых арендатором (рис. 4). В Карелии только 28% лесов сдано в аренду на 10 лет и более, в Новгороде — 66%, а в Ленинграде — 61%. Тем не менее в Карелии арендаторы вносят больший вклад в лесоводство, чем в двух других регионах. Доля арендаторов в лесохозяйственных работах между Карелией и Новгородом существенно различалась при 95-процентном доверительном интервале (табл. 3).Другие различия не были статистически значимыми, хотя разница между Карелией и Ленинградом была почти статистически значимой. Как правило, при сравнении двух порций количество успехов должно быть пять и более (Moore and McCabe, 2003). В случае Новгорода это требование не выполнено ( X = 3), что может снизить эффективность тестирования.

Таблица 3:

Оценочные переменные и значения парной значимости для тестов для сравнения двух пропорций в трех популяциях (регионы на северо-западе России) 0.417

Выделенная область (1000 га) Форест любят площадь ( 1000 га) Доля арендованных лесов (%) эксплуатационного леса (1000 га) доля аренды в эксплуатации лесов (%)
91 993 7.8 329 789 27,9
Северо-западный федеральный округ 38 109 116 360 32,8 56 902 67,0
Ленинградская область 3706 5594 66,3 2668
Республика Карелия 10 094 14 843 68,0 7844
Республика Коми 5119 38 873 13.2 18 489 27,7
Архангельская область 12 982 28 768 45,1 15 556 83,5
Вологодская область 4047 11 636 34,8 6446 62.8
Мурманская область 452 9832 9832 4104 2104 21.54
Новгородской области 1348 4077 33.1 2953 49.0756 49.0756 49.0754 Pskov Region 346 2436 4 2436 14.2 860 40.2
0,127 1,587 0,056
Ленинградское Новгород 0,187 0,107 1,056 0,145
Карелия Новгород 0,360 0,115 2,172 0,015
Z р
Сравнения суммарная оценка р ГП Бр
Ленинград-Карелия 0.417 0,127 1,587 0,056
Ленинградское Новгород 0,187 0,107 1,056 0,145
Карелия Новгород 0,360 0,115 2,172 0,015
Таблица 3:

Оценочные переменные и значимость парной значимости для тестов сравнения двух пропорций в трех популяциях (регионы Северо-Запада России) Z P Ленинград-Карелия 0.417 0,127 1,587 0,056 Ленинградское Новгород 0,187 0,107 1,056 0,145 Карелия Новгород 0,360 0,115 2,172 0,015

Z р
Сравнения суммарная оценка р ГП Бр
Ленинград-Карелия 0.417 0,127 1,587 0,056
Ленинградское Новгород 0,187 0,107 1,056 0,145
Карелия Новгород 0,360 0,115 2,172 0,015

Рисунок 4.

Вклад арендаторов в лесоводство в 2004 г. в процентах от общей площади работ (га) (источник: исходные данные, 2005 г.).

Рисунок 4.

Вклад арендаторов в лесоводство в 2004 г. в процентах от общей площади работ (га) (источник: исходные данные, 2005 г.).

Администрация, являясь монополистом в распределении лесов, может диктовать или в меньшей степени влиять на условия аренды в конкурентной ситуации с несколькими потенциальными претендентами. В обратном случае, как сообщал Якобсен (1999) в Мурманске при наличии лишь нескольких участников торгов, конкуренция может превратиться в неформальные двусторонние переговоры между продавцом и наиболее вероятным покупателем.

Основные принципы нового Лесного кодекса в отношении аренды леса

Новый Лесной кодекс внесет существенные изменения в организацию ведения лесного хозяйства. Преобладает федеральная собственность на леса, но функции лесопользования, в том числе организация аренды лесов, будут делегированы региональным правительствам. В лесопользовании предполагается усиление роли арендатора при сохранении за государством его регулирующих функций и предоставления коммунальных услуг (табл. 4).Существующие договоры аренды также будут приведены в соответствие с требованиями нового Кодекса.

Таблица 4:

Основные признаки Лесного кодекса Российской Федерации от 2007 г. в отношении аренды леса

1 соответствующая политика, установление резервных цен на древесину (81§). Федеральный орган также несет ответственность за финансирование лесного хозяйства и контроль и надзор за выполнением делегированных полномочий региональными органами власти (83§).
2  Региональные органы власти издают региональные нормы и правила в отношении лесов и организуют управление лесами, включая управление ими, охрану, сохранение (82§) и использование на их территории (83§).
3  Аренда осуществляется на открытом аукционе (78§), но стратегические инвесторы могут получить леса без конкурса (74§). Срок аренды составляет 10–49 лет, после чего добросовестный арендатор имеет преимущественное право на новый срок (72§).
4  В соответствии с планом освоения лесов (12§) арендатор должен заниматься лесоводством и защитой от пожаров. План лесозаготовок, оплачиваемый арендатором, разрабатывается уполномоченной проектной организацией. Лесное управление уведомляется о рубке лесной декларацией, поданной арендатором за две недели до начала рубки (26§).
5  Договор аренды является предметом субаренды, права могут передаваться и использоваться в качестве залога в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (93§).
1  Федеральный орган власти осуществляет, в том числе, нормативное регулирование, разработку и реализацию лесной политики, установление резервных цен на древесину (81§). Федеральный орган также несет ответственность за финансирование лесного хозяйства и контроль и надзор за выполнением делегированных полномочий региональными органами власти (83§).
2  Региональные органы власти издают региональные нормы и правила в отношении лесов и организуют управление лесами, включая управление ими, охрану, сохранение (82§) и использование на их территории (83§).
3  Аренда осуществляется на открытом аукционе (78§), но стратегические инвесторы могут получить леса без конкурса (74§). Срок аренды составляет 10–49 лет, после чего добросовестный арендатор имеет преимущественное право на новый срок (72§).
4  В соответствии с планом освоения лесов (12§) арендатор должен заниматься лесоводством и защитой от пожаров. План лесозаготовок, оплачиваемый арендатором, разрабатывается уполномоченной проектной организацией.Лесное управление уведомляется о рубке лесной декларацией, поданной арендатором за две недели до начала рубки (26§).
5  Договор аренды является предметом субаренды, права могут передаваться и использоваться в качестве залога в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (93§).
Таблица 4:

Основные характеристики Лесного кодекса Российской Федерации 2007 г. в отношении аренды леса

1 реализация лесной политики, установление резервных цен на древесину (81§).Федеральный орган также несет ответственность за финансирование лесного хозяйства и контроль и надзор за выполнением делегированных полномочий региональными органами власти (83§).
2  Региональные органы власти издают региональные нормы и правила в отношении лесов и организуют управление лесами, включая управление ими, охрану, сохранение (82§) и использование на их территории (83§).
3  Аренда осуществляется на открытом аукционе (78§), но стратегические инвесторы могут получить леса без конкурса (74§).Срок аренды составляет 10–49 лет, после чего добросовестный арендатор имеет преимущественное право на новый срок (72§).
4  В соответствии с планом освоения лесов (12§) арендатор должен заниматься лесоводством и защитой от пожаров. План лесозаготовок, оплачиваемый арендатором, разрабатывается уполномоченной проектной организацией. Лесное управление уведомляется о рубке лесной декларацией, поданной арендатором за две недели до начала рубки (26§).
5  Договор аренды является предметом субаренды, права могут передаваться и использоваться в качестве залога в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (93§).
1  Федеральный орган власти осуществляет, в том числе, нормативное регулирование, разработку и реализацию лесной политики, установление резервных цен на древесину (81§).Федеральный орган также несет ответственность за финансирование лесного хозяйства и контроль и надзор за выполнением делегированных полномочий региональными органами власти (83§).
2  Региональные органы власти издают региональные нормы и правила в отношении лесов и организуют управление лесами, включая управление ими, охрану, сохранение (82§) и использование на их территории (83§).
3  Аренда осуществляется на открытом аукционе (78§), но стратегические инвесторы могут получить леса без конкурса (74§).Срок аренды составляет 10–49 лет, после чего добросовестный арендатор имеет преимущественное право на новый срок (72§).
4  В соответствии с планом освоения лесов (12§) арендатор должен заниматься лесоводством и защитой от пожаров. План лесозаготовок, оплачиваемый арендатором, разрабатывается уполномоченной проектной организацией. Лесное управление уведомляется о рубке лесной декларацией, поданной арендатором за две недели до начала рубки (26§).
5  Договор аренды является предметом субаренды, права могут передаваться и использоваться в качестве залога в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (93§).

В организации управления лесным хозяйством надзор будет отделен от хозяйственной деятельности. Административные органы больше не могут рубить леса для получения прибыли. Это означает, что лесная администрация потеряет свой основной источник доходов.В 2008 году лесхозов будут преобразованы из саморегулируемых единиц государственного управления в государственные предприятия. Эти новые государственные предприятия, в отличие от государственных лесоуправлений, будут участвовать с частными предприятиями в аукционах и торгах по лесохозяйственным контрактам на равных основаниях.

Новый Лесной кодекс усилит рыночную ориентацию лесного сектора. Права аренды будут получены на основе открытого конкурса на ценовой основе, несмотря на то, что планы инвестиций и управления, а также местные перерабатывающие мощности имеют значение в процедуре отбора.Сдаваемые в аренду леса также рассматриваются как недвижимость, что расширяет возможности финансирования арендатора (см. Таблицу 4).

Лесной кодекс обеспечивает общую основу для лесного хозяйства и лесопользования. Более подробные положения будут установлены по мере принятия федеральных и в дальнейшем региональных нормативных актов, регламентирующих управление, охрану и использование лесов.

Обсуждение

Разрушение институциональной иерархии

Институты, обеспечивающие стабильность и предсказуемость, являются краеугольным камнем любой хорошо функционирующей экономики.Четкое определение и надежная защита прав собственности возможны только тогда, когда правила коллективного выбора и договорные условия соответствуют законодательству. На конституционном и коллективно-выборном уровнях многочисленные институциональные факторы все еще препятствуют развитию долгосрочной аренды леса в сторону рыночной системы (таблица 5). Совместное управление лесами из-за неконсолидированной федеральной и региональной политики сделало формулировку политики неясной как в нормативном регулировании, так и на практике (Torniainen et al., 2006). Более того, нечеткое, а иногда дублирующее и противоречивое разделение полномочий подрывает права собственности общества и арендатора на леса.

Таблица 5:

Институциональные несоответствия, которые мешают созданию открытого рынка в долгосрочном лесу в России

4

Уровень конституционного уровня
Распространенность непредсказуемых и кратковременных целей. Установка экономической политики
Расхождения между федеральными и региональными политиками, регулирующими экономическое развитие и лесную политику
двусмысленная делиная степень между административным уровням
Отсутствие доверия приверженность прав собственности на администрацию
Уровень коллективного выбора
    Договорные условия аренды противоречат действующей правовой базе
    Существующая система отвода лесов непрозрачна
Leskhozy имеют двойную роль в лесном секторе в качестве лесного администратора и актер рынка
Уровень эксплуатации
инвестиций в неформальные отношения и социальный капитал за счет технологического улучшения
Слабое приверженность Для реализации устойчивого леса
Низкий уровень новых частных инвестиций
9071 9

56
Распространенность непредсказуемых и кратковременных целей постановки экономической политики
несоответствия между федеральными и региональной политики, регулирующей экономическое развитие и лесопользование
    Неоднозначное разграничение полномочий между административными уровнями
    Отсутствие надежной приверженности администрации правам собственности 9075 6
Уровень коллективного выбора
Договорные условия аренды конфликта с действующей правовой базой
нынешняя система выделения лесов не хватает прозрачности
Административные барьеры в организации лесного использования. Рынок
Leskhozy имеют двойную роль в лесном секторе в качестве лесного администратора и актер рынка
Уровень эксплуатации
Инвестиции в неформальные отношения и социальный капитал за счет технологического улучшения
приверженность внедрению устойчивого лесопользования
    Низкий уровень новых частных инвестиций
Конституционный уровень
Распространенность непредсказуемых и кратковременных целей. Установка экономической политики
Расхождения между федеральными и региональными политиками, регулирующими экономическое развитие и лесополучение
неоднозначный разграничение полномочий между Административные уровни
Отсутствие доверия приверженности прав собственности на администрацию
Уровень коллективного выбора
Договорные условия аренды конфликта с действующей правовой базой
нынешняя система выделения лесов не хватает прозрачности
    Административные барьеры в организации лесопользования ограничивают доступ арендатора к рынку R
Уровень эксплуатации
Инвестиции в неформальные отношения и социальный капитал за счет технологического улучшения
Слабое приверженность осуществлению устойчивого лесного хозяйства
Низкий уровень новых частных инвестиций
Конституционный уровень
Распространенность непредсказуемых и кратковременных целей. Установка экономической политики
Расхождения между федеральными и региональными политиками, регулирующими экономическое развитие и лесополучение
неоднозначный разграничение полномочий между административные уровни
    Отсутствие надежной приверженности прав собственности со стороны администрации
Уровень коллективного выбора
    Конфликт с условиями договора аренды Правовая база
Текущая система распределения лесов не хватает прозрачности
Административные барьеры в Организации лесопользования Предел Доступ арендатора к рынку
Leskhozy имеет двойную роль в лесном секторе в качестве администратора Актер рынка
Уровень эксплуатации
Инвестиции в неформальные отношения и социальный капитал за счет технологического улучшения
Слабая приверженность осуществлению устойчивого леса
Низкий уровень новых частных инвестиций

Усиление государственного контроля над регионами и соответствующие институциональные реформы способствуют гармонизации федеральной и региональной политики.Передача полномочий региональным правительствам могла бы обеспечить синергию между планированием лесопользования и развитием местного и регионального бизнеса. Институциональная среда, определяющая разделение принятия решений и распределения выгод, должна поощрять ответственное управление лесами. В противовес обязательствам должны быть предоставлены достаточные экономические и социальные стимулы в отношении лесных ресурсов для всех компетентных лиц, принимающих решения.

Помимо неопределенностей общей политической и экономической обстановки, существуют заметные противоречия между формальными и неформальными институтами, регулирующими доступ к лесным ресурсам и рынку древесины.Неформальная процедура торга означает, что в формальные договоры аренды были введены неформальные правила. Следовательно, результат может противоречить правовой базе. Ситуация является проблематичной, особенно для арендатора, который должен соблюдать как законы, так и условия аренды. Соблюдение неформальных правил подрывает правовую защиту прав собственности арендаторов, подвергая их административному произволу, а несоблюдение может привести к исключению из лесных ресурсов.

Согласно Helmke and Levitsky (2004), неформальные институты могут играть либо роль решения проблем, либо роль создания проблем в зависимости от эффективности формальных правил и степени совместимости целей акторов. В случае эффективных формальных институтов неформальные институты выступают в качестве дополнения или приспособления к формальным правилам: они заменяют или конкурируют с неэффективными формальными институтами. При аренде леса неформальные институты конкурируют с формальными правилами, изменяя распределение доходов между центральным правительством и местными жителями.В соответствии с законодательством доходы от лесного хозяйства поступают в центральный и региональные бюджеты. Таким образом, на местном уровне неформальные платежи заменяют отсутствие налоговых поступлений. Определение институтов права собственности является политическим процессом. Однако было бы полезно рассмотреть возможность перераспределения части доходов от леса, т.е. путем изменения налогообложения, в муниципалитеты. Это также послужит сильным экономическим стимулом для содействия устойчивому управлению лесами на местном уровне.

Система аренды леса имеет особенности, неблагоприятные как для собственника, так и для арендатора. Дополнительные требования действуют как налоговая нагрузка на арендатора и затемняют формирование реальных издержек производства у участников рынка. Эти обязательства также снижают прозрачность и соответствие правилам аренды леса и, таким образом, увеличивают транзакционные издержки арендатора. С лесопользователями могут обращаться неравноправно, поскольку доступ к лесам является не только результатом экономической конкурентоспособности, но и зависит от относительной переговорной силы по отношению к властям.

Услуги, требуемые от арендатора, такие как доставка дров в школы или больницы, могут иметь большое значение и, следовательно, быть оправданными с точки зрения местных сообществ. С другой стороны, эти дополнительные обязательства представляют собой увеличение себестоимости производства древесины для арендатора. По крайней мере, применяемые механизмы должны распределять обязанности более равным и прозрачным образом, т.е. в условиях официальных торгов. Это также уменьшит транзакционные издержки арендаторов.

Максимизация стоимости актива зависит от структуры собственности. Обобщая, «чем легче другие могут повлиять на поток доходов от чьих-либо активов, не неся полной стоимости своих действий, тем ниже стоимость этого актива» (North, 1990). Альтернативным путем нынешней многоуровневой организации разработки политики, управления и контроля мог бы стать постепенный переход от чисто государственной собственности к более разнообразным структурам, включая региональную, общинную и частную собственность.

Государственное управление лесами из-за лесхозов , действующих одновременно в качестве администратора лесного хозяйства и оператора рынка, сочетает операции коллективного выбора и оперативного уровня. Эта двойная роль представляет собой источник неопределенности на рынке древесины. Разделение административных и хозяйственных задач и возложение на арендатора ответственности за всю цепочку производства древесины должно повысить экономическую эффективность. Высокие транзакционные издержки, связанные с ведением переговоров и получением информации, указывают на неэффективность формальной институциональной среды и преобладание конкурирующих неформальных правил.Неопределенность, царящая в операционной среде, способствует получению краткосрочной прибыли за счет долгосрочного развития. Инвестиции в политические и неформальные отношения могут быть более выгодными для некоторых акторов, чем повышение производительности и участие в открытой конкуренции (Carlsson et al. , 2000; Gaddy and Ickes, 2002). Эти вопросы решаются в новом Лесном кодексе.

Влияние нового Лесного кодекса на управление и использование лесов

Как уже отмечалось, российская лесная политика находится на перепутье.Происходит развитие в сторону более интенсивного режима лесопользования. Это выгодно не только с экономической, но и с экологической точки зрения, поскольку должно помочь сохранить оставшиеся нерубленные леса в более отдаленных районах. Тем не менее, принятие новой модели управления лесами требует крупных инвестиций со стороны частных предприятий как в лесоводство, так и в инфраструктуру. Это вряд ли произойдет без функционирующих рынков.

Конкурсная система распределения лесов должна сделать доступ к лесным ресурсам более прозрачным.С другой стороны, отбор, основанный исключительно на экономических критериях, может работать против экологической устойчивости. Участник, предлагающий самую высокую цену, не всегда может быть самым надежным лесопользователем, особенно если отсутствуют экономические стимулы для надежного лесопользования. Передача лесоводческих обязанностей арендаторам проясняет роли частных и государственных субъектов в лесном секторе. Это также делает бенефициара, арендатора, ответственным за всю цепочку производства.

В принципе эффективность затрат должна повыситься за счет внедрения рыночных принципов в управление лесным хозяйством.На самом деле переход может оказаться трудным. Ключевой вопрос заключается в том, как арендаторы реагируют на новые обязательства. Частные компании практически не имеют опыта управления лесами. Им может не хватать ресурсов, капитала, персонала, оборудования или знаний, необходимых для проведения лесохозяйственных операций. Ограничения компаний могут угрожать экологической устойчивости лесопользования. В долгосрочной перспективе качество лесохозяйственных работ во многом зависит от наличия экономических стимулов.Босколо и Винсент (2000) утверждают, что условия продления, которые зависят от соблюдения правил и качества работы, создают мощный стимул для устойчивого управления даже в рамках краткосрочных договоров аренды. Новый Лесной кодекс предусматривает, что после расторжения договора аренды приоритет для последующих действий будет отдан ответственному арендатору. Однако сомнительно, что одно только возможное продление будет достаточным стимулом, учитывая неопределенную деловую среду, препятствующую долгосрочному планированию.

Новый закон может иметь далеко идущие последствия для деловой среды. Обязательства по лесоводству и потенциальное усиление рыночной ориентации при распределении лесов увеличат себестоимость производства древесины. Это может препятствовать новым инвестициям. С положительной стороны, новые условия аренды, в частности введение субаренды и ипотеки, дадут больше возможностей для приобретения капитала для инвестиций. С другой стороны, ужесточение ограничений на экспорт круглого леса и повышение таможенных пошлин сокращают доступные рыночные возможности арендатора.

Новый закон предъявляет строгие формальные требования к аренде леса. Для малых и средних лесозаготовительных предприятий, которые уже борются с растущими затратами, новые обязательства могут оказаться непреодолимыми. В то же время крупные интегрированные компании в силу своих финансовых возможностей находятся в более выгодном положении, поэтому Кодекс может ускорить консолидацию лесопромышленного комплекса России.

Выводы

Система распределения лесов, предшествовавшая принятию нового Лесного кодекса, была неоднозначной, ей не хватало прозрачности и согласованности, необходимых для открытой системы на основе маркировки.Новый Лесной кодекс дает возможность сделать важный шаг к функционированию рынков как с точки зрения доступа к аренде леса, так и к рынку древесины. Исполнение нового закона будет играть ключевую роль в установлении нового режима управления лесами. Региональные правительства могут взять леса в свои руки, но Федерация как владелец лесов должна обеспечить, чтобы, несмотря на признание региональных особенностей, по всей стране применялись одни и те же основные правила.

Заявление о конфликте интересов

Не объявлено.

Каталожные номера

, .

Продвижение лучших методов лесозаготовок в тропических лесах

Land Econ.

,

2000

, том.

1

 (стр. 

1

14

). , 

Окружающая среда и экология: права собственности и государственная политика

1991

Кембридж, Массачусетс

Блэквелл

,  ,  . , 

Почему русский медведь все еще спит после десяти лет перехода

2000

Лаксенбург, Австрия

Промежуточный отчет IIASA IR-00-019

pg.

35

 .

Проблема социальных издержек

J. Law Econ.

,

1960

, том.

3

 (стр. 

1

44

),  ,  . , 

Из лесов России на мировые рынки

Хельсинки

ETLA, серия B 195. Taloustieto Oy

Федеральная служба лесного хозяйства

,

Лесной фонд

,

2003

Москва

ВНИИЦлесресурс

,  . , 

Виртуальная экономика России

2002

Вашингтон, округ Колумбия

Brookings Institution Press

.

Незаконность в процессе становления

Европейско-азиатский конный завод.

,

2004

, том.

56

 (стр. 

1021

1040

). ,

Лесопользование в России

,

2003

Москва

ВНИИЛМ

с.

240

  . .

Реализация политики лесных концессий и систем доходов

Институциональные изменения в управлении лесным хозяйством: Материалы семинара

2003

(стр. 

51

64

)., 

Частная собственность

1987

Лондон

Routledge & Kegan Paul Ltd

.

Путинский проект этатизации и ограничения демократических реформ в России

,

2005

, том.

38

 (стр. 

25

48

),  .

Неформальные институты и сравнительная политика: программа исследований

Перспектива. полит.

,

2004

, том.

4

 (стр. 

725

740

)., 

Ключевые концепции политики

2000

Бейзингсток, Англия

Palgrave Macmillan

. ,  ,  .

Некоторые проблемы состояния лесного хозяйства России

,

Проблемы экономики лесного комплекса и лесной политики России в переходный период

,

1999

Россия

Tacis PCP3/FIN-10-R, Санкт-Петербург ЗСТ

( стр.

55

57

).

Аукционы без конкурса: дело о реализации лесоматериалов в Мурманской области

,

Рабочие документы ir99072

,

1999

стр.

19

 .

Государственное управление в России: изменения инерции

Межд. Общественное управление. J.

,

2001

, том.

4

 (стр. 

27

48

),  ,  . , 

Luoteis-Venäjän Metsätalouden Taskutieto

2005

Финляндия

Metsäntutkimuslaitos Joensuu

pg.

118

  ,  . .

Три мира действия: метатеоретический синтез институциональных подходов

,

Стратегии политического исследования

,

1982

(стр.

179

222

). , 

Экономика и финансы лесных ресурсов

1996

NY

McGraw-Hill

Конституция Российской Федерации

Правительство Российской Федерации. Издательство Юридическая Литература

,

1993

Москва

стр.

137

  .

Puunhankintamahdollisuudet

,

Puuntuojan opas

,

2005

pg.

76

  .

Venäjän metsäoikeudesta

Lapin yliopiston oikeustieteellisiä julkaisuja

2006

 

Лесной Кодекс Российской Федерации.

,

проспект. Проспект, Москва

,

1997

с.

64

  ,  .

Борьба российской экологической политики Кикимора Публикации

,

2001

Series B17, Helsinki

Министерство природных ресурсов

,

Сведения

,

Сведения О Добдах Лесного Хозяйиства I И.Н. , 

Национальная Лесная Политика России

2002

Москва

МГЮЛ

,  ., 

Введение в практику статистики

2003

4-е изд.

NY

W.H. Фримен и компания

,  ,  . ,  ,  .

Моделирование и оценка экономической доступности лесов Новгородской области, Россия

Экономическая доступность лесных ресурсов Северо-Запада России. EFI Proceedings 48.

,

2003

Saarijärvi

Gummerus Printing

(стр.

45

52

). , 

Институты, институциональные изменения и экономическая деятельность

1990

NY

Cambridge University Press

., 

Вклад новой институциональной экономики в понимание проблемы перехода

1997

Helsinki

WIDER Ежегодная лекция 1. UNU World Institute for Development Economics Research

(стр. 

1

) , 

Российские права собственности в переходный период. Промежуточный отчет IR-01–006

2001

Лаксенбург, Австрия

Международный институт прикладного системного анализа

.

Бизнес и политика в регионах России

,

Пробл Почта Община

,

2004

, том.

2

 (стр. 

48

60

). .

Актуальные задачи реформирования системы управления лесным хозяйством России

В Институциональные изменения в лесном хозяйстве: Материалы семинара

2003

(стр. 

1

5

), ,  ,  . , 

Государственное Управление Лесным Хозяйством

,

2004

Москва

ВНИИЛМ

пг.

264

  .

Частная собственность на Леса в России

,

Лесное Хозяйство

,

2003

, том.

1

 (стр. 

14

16

) .

Лесной Передел

,

Лесная Газета

,

2004

, том.

90

 (стр. 

2

3

) ,  .

Теория доступа

,

Сельская соц.

,

2003

, том.

2

 (стр. 

153

181

),  .

Лесные Аукционы и Конкурсы: Оценка Участников

,

Лесопользование и Охрана Природных Ресурсов России

,

2004

, том.

2

 (стр. 

67

70

) .

Путинские федеральные реформы и укрепление федерализма в России: шаг вперед, два шага назад!

,

Коммунистический пост Коммунистический конный завод

,

2003

, том.

36

 (стр. 

29

47

). , 

Venäjän Politiikka ja Perustuslaki

2006

Kikimora Publications, Series A 14 Helsinki

 . , 

Российская политика и общество

2002

3-е изд.

Лондон

Routledge

,  ..

Получение ренты в регионах: бюрократия и административные барьеры

том. 3

стр.

332

 . ,

Лес, Дорога, Браконьер

,

2005

. , 

Рыночная экономика России

2003

Хельсинки

Издания Кикиморы, серия B 31

стр.

31

 .

Политическая экономия постсоветской России

Martin’s Press Inc.

,  ,  .

Лесная политика России в суматохе меняющегося баланса сил

,

За. Полис Экон.

,

2006

, том.

4

 (стр. 

403

416

).

Эзё Раз об Аренде Лесов в России

,

Лесное Хозяйство

,

2003

, том.

4

 (стр. 

10

13

) .

Враждебные поглощения предприятий: экономика России в 1998–2002 гг.

Rev. Cent. Восток Евр.Закон

,

2004

, том.

4

(стр.

527

527

548

)

Всемирный банк

,

Вопросы в реформе лесной политики в Российской Федерации

,

2003

Вашингтон, DC

Обсуждение Всемирного банка, 30 марта 2003 г., Всемирный банк

стр.

20

© Институт дипломированных лесников, 2007 г. Все права защищены. Чтобы получить разрешение, отправьте электронное письмо по адресу: [email protected]

.

Россия и Китай в 21 веке.На пути к кооперативному поведению

https://doi.org/10.1016/j.euras.2017.02.003Получить права и контент

Резюме

Между Россией и Китаем происходит политическое и экономическое сближение в ряде областей: энергетика, производство вооружений , торговля национальными валютами и стратегические проекты в области транспорта и вспомогательной инфраструктуры. Это развитие, которому способствуют политика и действия Запада, в том числе санкции в отношении Украины, похоже, усиливается, несмотря на оговорки, связанные с непростыми прецедентами, противоречивыми взглядами и неопределенными экономическими прогнозами.Этому развитию способствует политика Китая, направленная на европейские рынки через возрождение Шелкового пути. «Один пояс — один путь» задуман как альтернатива или дополнение к морским путям, ставшим небезопасными из-за беспорядков в сопредельных странах, преступности и жесткого контроля Соединенных Штатов над морями. В то время как Россия, продвигая дружественные инвестиционные структуры, продвигается на восток, чтобы развивать российский Дальний Восток, граничащий с Китаем, последний расширяется на запад, ведя трудоемкие переговоры со странами Центральной Азии и дорогостоящие инвестиции в инфраструктуру и логистику.По каждой сфере в статье утверждается, что обе страны, несмотря на экономическую и политическую конкуренцию и страх потерять контроль, заинтересованы в сотрудничестве, и обсуждаются сферы, в которых это происходит, хотя и медленно и с трудом. Вопрос о том, может ли экономическое сотрудничество перерасти в стратегический союз, включая оборону, обсуждается в свете совместных военных учений, торговли оружием и планов по расширению сферы деятельности Организации Договора о коллективной безопасности, Шанхайской организации сотрудничества (членами которой недавно стали Индия и Пакистан). ) и Общее сообщество АСЕАН.Этот путь труден и омрачен противоречивыми интересами участников. Но нельзя исключать и некоторых положительных результатов.

Ключевые слова

ключевых слов

Китай

Китай

Eurasia

Eurasia

EURASIA

Дальневосточные территории ускоренного развития

Экономическое сотрудничество

Стратегические планы и альянсы

Рекомендуемые статьи Статьи (0)

Copyright © 2017, Азиатско-Тихоокеанский научный центр, Ханьянский университет. Производство и хостинг Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Политика России в Центральной Азии и роль русского национализма

%PDF-1.4 % 1 0 объект > эндообъект 5 0 объект /Creator (PDFCreator версии 0.9.3) /Ключевые слова (Исследования и академические круги,Исследовательский документ/Рабочий документ/Академический отчет,Миграционная политика,Миграционный контроль,Экономическая политика,Национализм,Внешняя политика,Региональное сотрудничество,Центральная Азия,Россия) /ModDate (D:200805055+09’00’) /Заголовок /kms_ShortTitle () /kms_Subtitle () /kms_Pages (79) /kms_ISBN (978-91-85937-16-5) /kms_VolumeNumber () /kms_PublishersUrl (www.Silkroadstudies.org) /kms_CallNumber () /kms_Авторы /kms_Editors () /kms_Title /kms_номер_проблемы () /kms_тест () /kms_NavTitle () /kms_OtherIssuingBody () /kms_Цена () /kms_DocumentSource () /kms_Breadcrumb () /kms_PublisherNames (Институт Центральной Азии и Кавказа и Программа изучения Шелкового пути \(CACI-SRSP\)) /kms_ProductNo () >> эндообъект 2 0 объект > поток GPL Ghostscript 8.54Россия, Центральная Азия, Региональное сотрудничество, Внешняя политика, Национализм, Экономическая политика, Миграционный контроль, Миграционная политика, Исследовательский документ / Рабочий документ / Академический отчет, Исследования и академические круги 2008-05-09T10:22:55+09:002008 -04-14T17:53:55+02:00PDFCreator Версия 0.9.32008-05-09T10:22:55+09:0084851bdc-0c96-11dd-0000-9fd2e2a8de9euuid:4e3544a6-08b1-4517-90e3-1f22194c66a0application/pdf

  • Политика России в Центральной Азии и роль русского национализма 9054
  • Марлен Ларюэль
  • Россия
  • Центральная Азия
  • Региональное сотрудничество
  • Внешняя политика
  • Национализм
  • Экономическая политика
  • Средства управления миграцией
  • Миграционная политика
  • Исследовательская работа / Рабочий документ / Академический отчет
  • Исследования и научные круги
  • конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 6 0 объект 4678 эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 27 0 объект > эндообъект 28 0 объект > эндообъект 29 0 объект > эндообъект 30 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 32 0 объект > эндообъект 33 0 объект > эндообъект 34 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 36 0 объект > эндообъект 37 0 объект > эндообъект 38 0 объект > эндообъект 39 0 объект > эндообъект 40 0 объект > эндообъект 41 0 объект > эндообъект 42 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 44 0 объект > эндообъект 45 0 объект > эндообъект 46 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 48 0 объект > эндообъект 49 0 объект > эндообъект 50 0 объект > эндообъект 51 0 объект > эндообъект 52 0 объект > эндообъект 53 0 объект > эндообъект 54 0 объект > эндообъект 55 0 объект > эндообъект 56 0 объект > эндообъект 57 0 объект > эндообъект 58 0 объект > эндообъект 59 0 объект > эндообъект 60 0 объект > эндообъект 61 0 объект > эндообъект 62 0 объект > эндообъект 63 0 объект > эндообъект 64 0 объект > эндообъект 65 0 объект > эндообъект 66 0 объект > эндообъект 67 0 объект > эндообъект 68 0 объект > эндообъект 69 0 объект > эндообъект 70 0 объект > эндообъект 71 0 объект > эндообъект 72 0 объект > эндообъект 73 0 объект > эндообъект 74 0 объект > эндообъект 75 0 объект > эндообъект 76 0 объект > эндообъект 77 0 объект > эндообъект 78 0 объект > эндообъект 79 0 объект > эндообъект 80 0 объект > эндообъект 81 0 объект > эндообъект 82 0 объект > эндообъект 83 0 объект > эндообъект 84 0 объект > эндообъект 85 0 объект > эндообъект 86 0 объект > эндообъект 87 0 объект > эндообъект 88 0 объект > эндообъект 89 0 объект > эндообъект 90 0 объект > эндообъект 91 0 объект > эндообъект 92 0 объект > эндообъект 93 0 объект > эндообъект 94 0 объект > эндообъект 95 0 объект > эндообъект 96 0 объект > поток xYM5Ն@H/iCW\mHN

    .

    0 comments on “Центральные органы отраслевого управления россии 16 века: Ваш браузер устарел

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.