Последствия первой мировой войны таблица: “Первая мировая война 1914-1918” таблица с причинами и этапами кратко

Итоги первой мировой войны кратко — о войне 1914

(1914 -1918 года)

ГОДЫ ВОЙНЫ 1914, 1915, 1916, 1917, 1918 года

Об итогах и последствиях 1 мировой войны по пунктам очень кратко для Германии, России и т.д

 


Содержание по пунктам:

  • Версальский мир (итог для Германии)
  • Брест-Литовский сепаратный мир (ИТОГ для Российской империи)

ИТОГИ (таблица)

  1. Политические 
  2. Военные 
  3. Экономические 
  4. Демографическая катастрофа (число жертв конфликта)

Будет полезно для учащихся 9, 10 и 11 классов для подготовки к урокам
Кратко, из истории основным пунктом итогов Первой мировой войны считаются Версальское и Брест-Литовское мирные

соглашения.Итоги Первой мировой войны кратко по пунктам


Версальский мир

Перемирие между странами-участниками конфликта было заключено еще в ноябре 1918. Однако еще более полугода правительствам этих государств потребовалось, чтобы прийти к соглашению и проработать пункты мирного соглашения.
Согласно этому документу, подписанному главами США, Франции и Великобритании с одной стороны и германским правительством — с другой, последняя признавалась виновной в разжигании конфликта и должна была нести полную ответственность за свои действия.\

 

ИТОГИ для Германии

 

  • Чтобы возместить ущерб державам, одержавшим победу в войне, Германия должна была выплатить контрибуцию в размере 132 миллионов марок золотом (последние платежи по тому долгу были выплачены лишь в 2010 году).
  • Также, германская территория стала намного меньше, большую часть ее земель разделили между собой страны Антанты. Так, Эльзас и Лотарингия вновь отошли французам, Польша, в свою очередь, получила земли Восточной Пруссии, а Данциг (Гланьск) был признан вольным городом.
  • Кроме того, по Версальскому договору Германская армия должна была сократиться до 100 тыс. человек, а военная промышленность почти полностью прекратить свое существование.
  • При этом Германии было строго запрещено концентрировать войска и боевую технику на левом берегу Рейна (Рейнская зона), чтобы затруднить дальнейшее нападение германских войск на территорию Франции.


Брест-Литовский сепаратный мир

Что касается России, которая в силу внутренних преобразований в стране, раньше других государств прекратила военные действия и вышла из конфликта, то еще 3 марта между ней и членами блока Центральных держав был подписан Брест-Литовский мир.
Впоследствии Советская Россия уже не принимала участия ни в Парижской мирной конференции, ни в церемонии подписания договора в Версале. В результате она вместо компенсации за понесенные потери, лишилась ряда своих территорий.

 


Перечисляя кратко по пунктам, итоги Первой мировой войны для России были следующими:


— отторжение в пользу Германии губерний Царства польского, Украины и ряда других земель;
— потеря ряда областей на Кавказе в пользу Турции;
— демобилизация армии и флота;
— выведение Балтийского флота из финляндских и прибалтийских военных баз;

— передача Черноморского флота и всей его инфраструктуры в руки Центральных держав.
В результате Россия потеряла территории, где проживало около трети населения бывшей империи. Здесь же были расположены значительные сельхозугодья, широкая железнодорожная сеть, добывалось почти 90% угля и выплавлялось более 70% стали и железа.
Кроме того, согласно договору для России были высокие таможенные тарифы на границе с Германией. При этом Россия обязалась выплатить репарации и возместить убытки, понесенные германским правительством в результате русской революции.

Помимо заключения мирных соглашений, итоги Первой мировой войны кратко можно разделить еще на несколько пунктов в небольшой таблице: Политика, экономика, демограия, и военные итоги

Политические

По итогам войны политическая карта мира довольно значительно видоизменилась. С нее исчезли сразу четыре крупных государства Австро-Венгерская, Германская Османская, и Российская империи.

Правда вновь созданная Веймарская республика продолжала формально называться Германской империей (государством), но фактически таковой уже не являлась.

Военные

Завершившаяся война продемонстрировала, что теперь исход вооруженных конфликтов не может быть решен только сокрушением армии противника и его боевой мощи, что теперь в них будет вовлекаться все население противоборствующих сторон. Сами же войны будут требовать максимального напряжения всех сил участников. А закончится такое противостояние может только в случае полной капитуляции проигравшей стороны.
При этом война значительно ускорила гонку вооружений.

Экономические

Основными экономическими итогами конфликта стало то, что большая часть производства была адаптирована под военные нужды, что значительно повлияло на развитие экономики крупных мировых держав в межвоенный период.


Демографическая катастрофа

В военных действиях участвовали вооруженные силы 38 государств (из 59 существующих). Боевые действия шли на нескольких континентах.

В итоге в ходе войны были убиты более 10 миллионов военных и а так же жертавами стали около 15 миллионов мирных граждан. Около 55 млн получили тяжелые ранения. Российская армия потеряла в Первой мировой почти 75% своей армии.

Первая Мировая война – хронологическая таблица

 

Даты в таблице даны по новому стилю.

 

См. также статьи: Вторая Мировая война – хронология, Великая Отечественная война – хронология, Октябрьская революция 1917 – хронология, Гражданская война 1918-20 – хронология, Русско-японская война – хронология.

 

1914

[Подробнее см.: Первая Мировая война в 1914 (таблица в формате: дата – событие – итог).]

 

28 июня – Наследник австро-венгерского трона эрцгерцог Франц Фердинанд убит в Сараево сербским националистом Гаврилой Принципом.

23 июля – Австро-Венгрия предъявляет ультиматум Сербии в связи с убийством эрцгерцога.

28 июля – Австро-Венгрия объявляет войну Сербии за неполное выполнение требований ультиматума.

31 июля – Дружественная Сербии Россия объявляет всеобщую мобилизацию.

1 августа – Германия объявляет войну России.

3 августа – Германия объявляет войну Франции.

4 августа – Исполняя План Шлиффена, Германия вторгается в Люксембург и Бельгию, чтобы двинуться к Парижу в обход мощных укреплений на своей границе с Францией. Великобритания объявляет войну Германии.

6 августа – Австро-Венгрия объявляет войну России.

23 августа – Япония объявляет войну Германии.

29 августа – Немцы окружают русскую армию Самсонова в Восточной Пруссии, беря в плен более 90 тысяч человек (см. Самсоновская катастрофа).

3-4 сентября – Взятие русскими войсками Львова и Галича (принадлежащих тогда Австро-Венгрии).

5 – 12 сентября – Первая битва на Марне.

16 сентября – 15 октября – «Бег к морю»: оборудованная окопами линия фронта растягивается во Франции от окрестностей Парижа до Северного моря.

29 октября – Турция вступает в войну на стороне германского блока.

7 ноября – Японская армия захватывает Циндао – опорный пункт немцев в Китае.

21 ноября – Вторжение англичан в турецкую Месопотамию.

22 декабря – 17 января – Сарыкамышское сражение на Кавказском фронте.

 

Первая Мировая война. Часть 1

 

1915

[Подробнее см.: Первая Мировая война в 1915 (таблица в формате: дата – событие – итог).]

 

19 февраля – Начало Дарданелльской операции – попытки Англии и Франции вывести Турцию из войны захватом Черноморских проливов и Стамбула.

22 марта – Взятие русскими войсками Перемышля.

22 апреля – 25 мая – Вторая битва при Ипре. Немцы впервые в военной истории используют здесь ядовитый газ – хлор.

24 апреля – Начало геноцида армян турками.

2 мая – Горлицкий прорыв немецких войск Макензена – и начало русской армией четырёхмесячного «Великого отступления».

7 мая – Британский океанский лайнер «Лузитания» потоплен германской подводной лодкой у южного берега Ирландии, при этом гибнут ок. 1200 его пассажиров.

23 мая – Италия вступает в войну на стороне Антанты.

22 июня – Немцы отбивают у русских Львов.

4 августа – Взятие Варшавы немцами.

6 августа – Русская «Атака мертвецов» при обороне крепости Осовец.

5 сентября – Император Николай II лично принимает на себя обязанности главнокомандующего.

5-8 сентябряКонференция левых социалистов в швейцарском Циммервальде призывает пролетариат к борьбе через головы правительств за немедленный мир «без аннексий и контрибуций». «Циммервальдская левая» во главе с Лениным выставляет и лозунг «превращения империалистической войны в гражданскую» против буржуазии.

16 сентября – Взятие Вильно (Вильнюса) немцами – последний их крупный успех в летнем наступлении на русских 1915 года.

5 октября – Начало высадки англо-французских войск в греческих Салониках и создания Салоникского фронта.

9 октября – Вторгшиеся в Сербию германские и австрийские войска берут Белград.

14 октября – Болгария вступает в войну на стороне германского блока.

7 декабря – Отбив британское наступление на Багдад, турецкие войска запирают армию английского военачальника Таунсенда в Эль-Куте.

 

1916

[Подробнее см.: Первая Мировая война в 1916 (таблица в формате: дата – событие – итог).]

 

8 – 9 января – Англо-французские войска покидают Галлиполи после провала длившейся почти год операции по захвату Проливов.

Февраль – Побеждённые сербские войска и гражданские беженцы (более 150 тыс. человек) эвакуированы с албанского побережья на остров Корфу.

16 февраля – Русская армия Юденича берёт на Кавказском фронте турецкий Эрзерум.

21 февраля – Начало Битвы при Вердене на юго-восточном участке Западного фронта. Она идёт до конца года.

24 апреля – 30 апреля

– «Пасхальное восстание» в Ирландии.

29 апреля – Армия Таунсенда сдаётся туркам в Эль-Куте после 147-дневной обороны.

31 мая – 1 июняЮтландский морской бой – крупнейшее флотское сражение Первой мировой войны.

4 июня – 20 сентябряБрусиловский прорыв: русские войска продвигаются на 80-120 км. вглубь Австро-Венгрии.

1 июля – 18 ноябряБитва на Сомме: англо-французское наступление на северо-западном участке фронта, оно идёт с не меньшим ожесточением, нежели Верденское сражение.

27 августа – Румыния вступает в войну на стороне Антанты.

29 августа – Смещение германского главнокомандующего Эриха фон Фалькенхайна за неудачи под Верденом и на Сомме. Руководство немецким генштабом переходит к Гинденбургу и его помощнику Людендорфу.

6 декабря – Взятие Бухареста немцами.

13 декабря – Главнокомандующим французскими войсками вместо Ж. Жоффра назначен Р. Нивель – с планом начать следующей весной вместе с русской армией решительное наступление на немцев.

 

1917

[Подробнее см.: Первая Мировая война в 1917 (таблица в формате: дата – событие – итог).]

 

17 января – «Телеграмма Циммермана».

31 января – Германия объявляет неограниченную подводную войну.

11 марта – Возобновившие наступление в Ираке британцы входят в Багдад.

12 марта (27 февраля по старому стилю) – Вооружённое восстание Петроградского гарнизона – главнейшее событие российской Февральской революции.

14 марта – Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов издаёт «Приказ № 1», где предписывает передать управление всеми воинскими частями вместо офицеров солдатским комитетам. Этот приказ в несколько недель разваливает русскую армию.

15 марта – Российский император Николай II отрекается от престола.

6 апреля – США вступают в Первую Мировую войну на стороне противников Германии.

16 апреля – 9 мая – «Наступление Нивеля» на западном фронте. Оно быстро выдыхается почти без результатов, но при огромных потерях.

1 июля – 19 июля – «Наступление Керенского» – последняя попытка бросить русскую армию в победоносный натиск на врага оканчивается позорным провалом.

31 июля – 10 ноября – Третья битва при Ипре (Битва при Пашендейле).

3 сентября – Взятие Риги немцами.

Октябрь – Декабрь – В ходе битвы при Капоретто немцы продвигаются в Италии почти до Венеции.

8 ноября – Свергнувшие в России Временное правительство немецкие агенты большевики протаскивают на «Втором съезде Советов» Декрет о мире, требующий немедленного начала мирных переговоров с Германией.

11 декабря – Британские войска Э. Алленби, двинутые в Палестину против турок, берут Иерусалим.

15 декабря – Заключение в Бресте перемирия между Россией и Германией. Через неделю после этого начинаются мирные переговоры между большевиками и германским блоком. (См. Брестский мир – хронология.)

 

1918

[Подробнее см.: Первая Мировая война в 1918 (таблица в формате: дата – событие – итог).]

 

8 января – Президент США В. Вильсон объявляет в Конгрессе мирную программу «Четырнадцать пунктов».

9 февраля – Украинская Центральная Рада подписывает отдельный мир с Германией. В тот же день немцы предъявляет ультиматум ленинскому Совнаркому о принятии условий мира с отказом России от всей Прибалтики (см. статью Брестский мир).

10 февраля – Глава советской делегации в Бресте Троцкий отвергает германский ультиматум и уезжают с брестских переговоров.

18 февраля – Начало широкого немецкого наступления на Восточном фронте. Разложенная большевиками русская армия неспособна ему противостоять. Вечером этого дня Ленин склоняет ЦК большевиков принять все немецкие требования.

22 февраля – Ответ германского правительства на просьбу Ленина о мире: оно выставляет ещё более тяжёлые условия.

23 февраля – Ленинский ЦК принимает германский ультиматум. Большевицкие матросы Дыбенко трусливо бегут от наступающих немцев близ Нарвы. Несмотря на весь позор этого дня, он позднее провозглашён коммунистами «героическим» и объявлен праздником Советской армии.

Март – Германские войска целиком оккупируют Украину, Белоруссию, Прибалтику, захватывают даже Псков.

3 марта – Подписание большевиками Брестского мира на немецких условиях.

21 марта – 18 июля – «Весеннее наступление» немцев на Западном фронте.

8 августа – Начало Стодневного наступления Антанты на немцев. За три месяца германские войска отброшены к старой французской границе.

29 сентября – Капитуляция Болгарии – первой из германских союзниц.

28 октября – Чехословакия провозглашает независимость от Австро-Венгрии. 31 октября её примеру следует и Венгрия

29 октября – Основание Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. – Югославия).

30 октября – Мудросское перемирие: Турция выходит из войны.

3 ноября – Перемирие в Падуе: из войны выходит Австро-Венгрия.

4 ноября – Захват Киля восставшими немецкими матросами. Начало Ноябрьской революции в Германии.

9 ноября – Отречение кайзера Вильгельма II.

11 ноября – Германия подписывает перемирие в Компьенском лесу. В 11 часов утра 11.11 1918 года Первая Мировая война оканчивается.

 

1919

18 января – Открытие Парижской мирной конференции.

28 июня – Подписание Версальского мирного договора союзников с Германией.

10 сентября – Сен-Жерменский мирный договор союзников с Австрией.

27 ноября – Нейиский мирный договор союзников с Болгарией.

 

1920

4 июня – Трианонский мирный договор союзников с Венгрией.

10 августа – Севрский мирный договор союзников с Османской империей (позже заменённый Лозаннским договором 24.07.1923 с Ататюрком).

 

© Автор таблицы – Русская историческая библиотека.

 

Первая мировая война: Договоры и репарации

После опустошения, которым окончилась Первая мировая война, победившие Западные державы подписали с побежденным странами ряд договоров с довольно жесткими условиями. Эти договоры лишили центральные державы (Германию и Австро-Венгрию, а также Оттоманскую Турцию и Болгарию) значительных территорий и наложили на них существенные репарационные платежи.

Раньше очень редко происходили подобные фундаментальные изменения границ Европы. Прямым результатом войны стало прекращение существования Германской, Австро-Венгерской, Российской и Османской империй. Сен-Жерменский договор, подписанный 10 сентября 1919 года, утвердил образование республики Австрия, состоящей из большинства усеченных немецко-говорящих регионов империи Габсбургов. Австрийская империя уступила государственные земли только что созданным государствам-правопреемникам, таким как Чехословакия, Польша и Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, переименованное в 1929 году в Королевство Югославия. Она также передала Южный Тироль, Триест, Трентино и Истрию Италии, а Буковину – Румынии. В соответствии с одним важным положением договора Австрии запрещалось изменять свой только что полученный статус независимости. Этот запрет фактически препятствовал ее объединению с Германией, чего так долго желали пангерманисты и что было действительной целью уроженца Австрии Адольфа Гитлера и его национал-социалистической (нацистской) партии.

Вторая часть двуединой монархии, Венгрия, также стала независимым государством: в соответствии с условиями Трианонского договора (ноябрь 1920 г.) Венгрия передавала Трансильванию Румынии, Словакию и Карпатскую Русь – новообразованной Чехословакии, а другие венгерские государственные земли – будущей Югославии. 10 августа 1920 года Османской империей был подписан Севрский договор, свидетельствующий об окончании военных действий с Союзными державами. Но вскоре после этого началась война за независимость Турции. Новая Турецкая Республика, созданная по ее окончании, подписала в 1923 году заменяющий Лозаннский договор, фактически предусматривающий разделение старой Османской империи.

В январе 1918 года, примерно за десять месяцев до окончания Первой мировой войны, президент США Вудро Вильсон написал перечень предлагаемых целей войны, которые он назвал «Четырнадцать пунктов». В восьми из этих пунктов рассматривались в частности территориальные и политические урегулирования, связанные с победой держав Антанты, включая идею национального самоопределения этнических групп населения в Европе. Остальная часть принципов была направлена на предотвращение войны в будущем, а в последнем излагалось предложение Лиге Наций о проведении арбитражного разбирательства дальнейших международных споров. Вильсон надеялся, что его предложение поможет добиться справедливого и прочного мира, «мира без победы», чтобы положить конец «войне, которая положит конец всем войнам».

При подписании перемирия многие германские лидеры считали, что «Четырнадцать пунктов» лягут в основу будущего мирного договора, но, когда главы правительств США, Великобритании, Франции и Италии встретились в Париже, чтобы обсудить условия договора, у Европейского контингента «Большой четверки» был совсем другой план. Рассматривая Германию в качестве главного инициатора конфликта Европейские Союзные державы в конечном счете наложили более строгие договорные обязательства на побежденную Германию.

Версальский договор, представленный для подписания германским лидерам 7 мая 1919 года, вынуждал Германию передать территории Бельгии (Эйпен-Мальмеди), Чехословакии (Глучинская область) и Польше (Познань, Западная Пруссия и Верхняя Силезия). Эльзас и Лотарингия, аннексированные в 1871 году после Франко-прусской войны, возвращались Франции. Все зарубежные германские колонии становились мандатной территорией Лиги Наций, а Данциг с большим количеством этнического немецкого населения становился Вольным городом. В соответствии с условиями договора Рейнская область подлежала демилитаризации и оккупации, земле Саар присваивался особый статус и она переходила под управление Франции, будущее областей в северном Шлезвиге, находившемся на датско-германской границе, и частей Верхней Силезии должны были определить плебисциты.

Пожалуй, самой унизительной частью договора для побежденной Германии была Статья 231, известная под названием «War Guilt Clause» (статья о вине за развязывание войны), которая вынуждала Германию принять на себя полную ответственность за инициирование Первой мировой войны. Таким образом, Германия несла ответственность за весь нанесенный материальный ущерб, и премьер-министр Франции Жорж Клемансо особенно настаивал на наложении огромных репарационных платежей. Сознавая, что Германия, вероятно, не будет в состоянии заплатить такие гигантские долги, Клемансо и французы, тем не менее, чрезвычайно боялись быстрого восстановления Германии и начала новой войны против Франции. Поэтому французы стремились в послевоенном договоре ограничить усилия Германии, направленные на восстановление экономического превосходства и на перевооружение.

Германская армия должна была состоять не более чем из 100 000 человек, кроме того запрещался призыв на военную службу. Договор ограничивал флот наличием суден до 10 000 тонн с запретом на приобретение или сохранение подводного флота. Кроме того, Германии было запрещено иметь авиацию. Германия была обязана провести разбирательства против военных преступлений кайзера и других лидеров за ведение агрессивной войны. Лейпцигский процесс, во время которого на скамье подсудимых не было ни кайзера, ни других значимых национальных лидеров, завершился в основном оправдательными приговорами и воспринимался многими как обман, даже в Германии.

Новое сформированное демократическое правительство Германии рассматривало Версальский договор как «продиктованный мир» (Diktat). Хотя Франция, которая материально пострадала больше, чем другие участники «Большой четверки», настаивала на жестких условиях, мирный договор, в конечном счете, не способствовал урегулированию международных конфликтов, инициировавших Первую мировую войну. Напротив, он послужил препятствием налаживания сотрудничества между европейскими странами и усугубил основные проблемы, в первую очередь приведшие к войне. Ужасные жертвы войны и огромные человеческие потери, понесенные всеми сторонами, легли тяжелым бременем не только на потерпевших поражение в конфликте, но и на участников победившей стороны, таких как Италия, чьи послевоенные трофеи, казалось, несоизмеримы со страшной ценой, которую заплатил ее народ кровью и материальными благами.

Для народов побежденных держав – Германии, Австрии, Венгрии и Болгарии – соответствующие мирные договоры казались несправедливым наказанием. Их правительства, будь то демократическое, как в Германии и Австрии, или авторитарное в случае Венгрии и, периодически, Болгарии, быстро прибегли к нарушению военных и финансовых условий соглашений. Попытки пересмотра и отказа выполнять наиболее обременительные условия мира стали ключевым элементом в их внешней политике и оказались дестабилизирующим элементом в международной политике. Например, статья о вине за развязывание войны, возложенные репарационные платежи, а также ограничения по вооружению Германии были особенно угнетающими в сознании большинства немцев. Пересмотр Версальского договора представлял собой одну из политических платформ, обеспечивающих радикальным правым партиям в Германии, в том числе нацистской партии Гитлера, доверие среди основных избирателей в начале 1920-х и начале 1930-х годов.

Обещания о перевооружении, возвращении территорий Германии, особенно на Востоке, ремилитаризации Рейнланда и восстановлении выдающегося положения среди европейских и мировых держав после такого унизительного поражения и мира подогревали ультранационалистические настроения и способствовали недооцениванию средними избирателями более радикальных принципов нацистской идеологии.

1 августа 1914 года началась Первая мировая война

Информация о материале
Опубликовано: 01 августа 2021
Просмотров: 261856

107 лет назад начался первый военный конфликт мирового масштаба, в который были вовлечены 38 из существовавших в то время 59 независимых государств (две трети населения земного шара).

Война велась между двумя коалициями держав – Антантой (Россия, Франция, Великобритания) и странами Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия и Италия; с 1915 года – Четверной союз: Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария) – за передел мира, колоний, сфер влияния и приложения капитала, отмечается в «Большой российской энциклопедии».

Первая мировая война – одна из приоритетных тем работы Российского исторического общества.

Причины Первой мировой войны

На рубеже XIX–XX веков США, Германия и Япония стали опережать в экономическом развитии Великобританию и Францию и претендовать на их колонии. Наиболее агрессивно на мировой арене выступала Германия. Она стремилась овладеть колониями Великобритании, Бельгии и Нидерландов, закрепить за собой захваченные у Франции Эльзас и Лотарингию, отторгнуть Польшу, Украину и Прибалтику от Российской империи, подчинить своему влиянию Османскую империю и Болгарию и совместно с Австро-Венгрией установить свой контроль на Балканах.

Сразу после Франко-прусской войны 1870–1871 годов, в результате которой Франция ус-тупила Германии Эльзас и Лотарингию, угроза новой войны стала постоянной. Франция надеялась на возврат утерянных территорий, но боялась повторного германского нападения. Великобритания и Российская империя не хотели нового разгрома Франции и установления германской гегемонии в западной части Европейского континента. В свою очередь, Германия опасалась усиления Российской империи в Юго-Восточной Европе за счёт Австро-Венгрии в связи с обострившимися отношениями между этими империями после Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Это привело к заключению в 1879 австро-германского союза, к которому в 1882 году присоединилась Италия. Италию подтолкнула на это борьба с Францией за раздел Северной Африки. В противовес Тройственному союзу был создан Русско-французский союз 1891–1893 годов, отмечается в БРЭ.

В 1904 году между Францией и Великобританией было достигнуто соглашение по основным колониальным вопросам, которое послужило основой британо-французской Антанты («сердечного согласия»). Российская империя, ослабленная Русско-японской войной 1904–1905 годов и Первой революцией 1905–1907 годов, заключила, в свою очередь, в 1907 году аналогичное соглашение с Великобританией, что фактически означало присоединение России к Антанте.

Тем самым ведущие державы континента разделились на две противостоявшие друг другу группировки. Напряжённость в международных отношениях была усилена рядом дипломатических кризисов – франко-германским соперничеством в Марокко, аннексией австрийцами Боснии и Герцеговины в 1908–1909 годах, Балканскими войнами 1912–1913 годов. В этой обстановке любой новый конфликт мог привести к мировой войне. Кроме того, в усилении международной напряжённости и перспективах начала военных действий были заинтересованы крупные европейские и американские концерны, связанные с производством вооружений.

Готовиться к войне страны начали задолго до её начала. Наиболее упорное соперничество в гонке вооружений развернулось между Великобританией, Францией, Россией и Германией. С 1880-х годов до 1914 года эти державы почти вдвое увеличили численность своих армий. Французская армия мирного времени к началу Первой мировой войны насчитывала около 900 тысяч человек, германская – свыше 800 тысяч, российская – более 1,4 млн человек. Военно-экономический потенциал стран Антанты в целом был выше, чем потенциал её противников.

Поводом к началу Первой мировой войны послужило убийство сербскими националистами 15 (28) июня 1914 года в г. Сараево (Босния) наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. По договорённости с Германией Австро-Венгрия 10 (23) июля предъявила Сербии заведомо неприемлемый для суверенного государства ультиматум, а когда истёк его срок, 15 (28) июля объявила ей войну и сразу же провела артиллерийский обстрел Белграда. Страны Антанты предлагали Австро-Венгрии урегулировать конфликт мирным путём. Но после нападения её на Сербию, выполняя союзнические обязательства, Российская империя 17 (30) июля объявила всеобщую мобилизацию. Германия на следующий день потребовала от России прекратить мобилизацию. Не получив ответа на ультиматум, Германия 19 июля (1 августа) объявила войну России, а 21 июля (3 августа) – Франции и Бельгии, отвергшей ультиматум о пропуске германских войск через свою территорию. Великобритания потребовала от Германии сохранения нейтралитета Бельгии, но, получив отказ, 22 июля (4 августа) вместе со своими доминионами объявила войну Германии. 24 июля (6 августа) Австро-Венгрия объявила войну Российской империи. Союзница Германии и Австро-Венгрии по Тройственному союзу – Италия заявила о нейтралитете.


Эрцгерцог Франц Фердинанд

Первая мировая война продолжалась 1568 дней. В ходе войны её участницами стал ещё ряд стран: Япония, Румыния и другие. Численность воюющих армий превысила 37 млн человек. Общее количество мобилизованных в вооруженные силы – около 70 млн человек. Протяжённость фронтов составляла до 2,5–4 тыс. км. Людские потери сторон – около 9,5 млн. убитых и свыше 20 млн. раненых.

Первая мировая война завершилась полным поражением и капитуляцией Германии и её союзников.

Война не только не смогла разрешить тех противоречий, которые привели к её возникновению, но, наоборот, способствовала их углублению, усилила объективные предпосылки возникновения новых кризисных явлений в послевоенном мире. Сразу же после её окончания развернулась борьба за новый передел мира, которая спустя два десятилетия привела ко Второй мировой войне 1939–1945 годов, ещё более разрушительной по своим по-следствиям.

В ряде стран Первая мировая война закончилась мощным революционным взрывом и свержением правительств, стоявших за продолжение войны, говорится в БРЭ. Российская империя прекратила своё существование.

Победа Антанты в войне была закреплена в целом ряде договоров: Версальский мирный договор 1919 года, Сен-Жерменский мирный договор 1919 года и другие. На Парижской мирной конференции 1919–1920 годов была учреждена Лига Наций. В результате после-военного устройства значительно изменилась политическая карта мира. Распались Османская империя и Австро-Венгрия, появился целый ряд новых государств – Австрия, Венгрия, Чехословакия, Польша, Финляндия, Югославия.

День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914–1918 гг.

По инициативе российского парламента день вступления России в Первую мировую войну – 1 августа был установлен в качестве официальной памятной даты нашей страны как День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914–1918 гг. Соответствующий федеральный закон Президент России Владимир Путин подписал 30 декабря 2012 года.

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Коммунистические партии стран Европы «до» и «после» еврокоммунизма

Образован оргкомитет по подготовке празднования 650-летия Куликовской битвы

Анализ причин Первой мировой войны и его применение к современным международным отношениям

Сходная логика применялась и во время Карибского кризиса, но тогда эскалацию конфликта удалось остановить путем прямого контакта между лидерами СССР и США. Есть подозрение, что если бы число участников в Карибском кризисе было больше, последствия могли бы быть гораздо серьезнее…

Говоря об обстоятельствах возникновения Первой мировой войны, историки, как правило, очень много внимания уделяют политическим и экономическим факторам. Мне представляется, что при всей безусловной значимости этих факторов, недостаточное внимание уделяется чисто военным составляющим ситуации, а именно особенностям и роли мобилизационных планов сторон и техническим возможностям уничтожения живой силы противника. Накануне Первой мировой войны произошли события, существенно изменившие представления о возможности нанесения потерь противнику с использованием тяжелой артиллерии и, в связи с этим, с необходимостью иметь значительно больший по размеру численный состав армии. Эти новые идеи были опробованы в ходе русско-японской войны 1905 года, и в особенности в балканских войнах 1912–13 годов. Балканские войны отличались очень высокой степенью мобилизации населения, что стало возможным в результате исключительно интенсивно ведшейся националистической пропаганды во всех государствах-участниках войны. Уровень мобилизации во время второй балканской войны в Сербии достигал 20 процентов населения, а в Болгарии — 25 процентов населения. Эти совершенно запредельные цифры позволили Сербии — стране с населением в 3,5 миллиона человек, выставить огромную семисоттысячную армию. Еще большую армию выставила чуть более населенная Болгария. Европейские правительства охотно поставляли всем сторонам балканских войн тяжелое вооружение, в результате чего военные действия превратились в гигантскую бойню.

Уже эти события могли бы позволить европейским странам и их правительствам оценить реальные масштабы потерь и характер военных действий в назревающей Первой мировой войне. Но вместо того, чтобы предпринять какие-то меры по предотвращению конфликта, все основные европейские державы лишь ускоряли процесс перевооружения армий и совершенствовали характер мобилизационной системы. Во всех странах-участниках националистическая пропаганда использовалась чрезвычайно широко, ибо без соответствующего идеологического подкрепления просто невозможно было представить себе ведение боевых действий такого масштаба, и в течение столь долгого времени. Между тем структура и характер мобилизационных планов Франции, России, Германии и Австро-Венгрии во многом предопределили ход боевых действий в течение первых месяцев войны.

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление, и рассмотреть общие проблемы стратегической стабильности. Понятие стратегической стабильности широко используется в настоящее время для определения устойчивости систем ядерного оружия по отношению к случайно или преднамеренно начатому конфликту, а именно стратегически стабильной называется такое соотношение вооружений, когда любая из сторон, несмотря на нанесение первого удара противником, оказывается в состоянии нанести ответный удар, причиняющий заведомо неприемлемый ущерб. Знание каждой из сторон конфликта о неизбежности гарантированного неприемлемого ущерба для себя в случае начала конфликта, является естественным фактом сдерживания, не позволяющим никакой из сторон приблизиться к началу войны, и тем самым удерживающим стороны не только от нанесения первого удара, но и заставляющим их относиться очень осторожно к обычным ситуациям и конфликтам низкого уровня, не доводя до такого положения дел, когда взаимные военные действия могут ускользнуть из-под взаимного политического контроля.

Насколько мне известно, эта чрезвычайно широко распространенная идея в отношении баланса ядерных вооружений, не применялась в отношении обычных вооружений. Между тем, ситуация в Европе летом 1914 года является очень хорошим примером очевидного нарушения принципа стратегической стабильности. Дело в том, что Германия и Австро-Венгрия по совокупному людскому и техническому потенциалу явно уступали России и Франции, но лишь в долговременной перспективе. В реальности баланс наличных вооруженных сил в краткосрочной перспективе значительно отличался от баланса в долгосрочной перспективе благодаря существенному различию в скорости мобилизации. Германия и Франция были в состоянии мобилизовать свои вооруженные силы за время менее недели, в то время как России, обладавшей колоссальными людскими резервами, для мобилизации требовалось как минимум сорок дней. Дисбаланс военной мощи в долгосрочной перспективе заставлял немецких генштабистов очень серьезно задумываться над тем, что можно было предпринять для спасения ситуации. Именно поэтому немецкий генштаб с особой тщательностью разрабатывал мобилизационные планы, проводил постоянные тренировки офицеров, отвечающих за переброску войск, и в результате пристального внимания к этой проблеме довел до совершенства мобилизационный механизм, который работал как часы и был в состоянии перебрасывать огромные массы войск на значительные расстояния, например с западного на восточный фронт. Именно так созрел знаменитый план Шлиффена, который предполагал очень быструю мобилизацию немецких вооруженных сил и использование их для разгрома Франции в течение сорока дней путем вторжения во Францию через нейтральную Бельгию. Таким образом, если мы посмотрим на общую ситуацию с мобилизационными возможностями в Европе, мы обнаружим следующую вещь — благодаря медленным темпам мобилизации российской армии появлялся зазор во времени, который позволял превратить безнадежную с точки зрения долгосрочного использования ресурса войну на два фронта в последовательность двух войн — первую с Францией, вторую с Россией, в которых достижение победы не выглядело столь уж невероятным фактом.

Этот расчет на эксплуатацию существующей стратегической нестабильности опирался, правда, на некоторые неизбежные допущения, а именно:

  1. Бельгия беспрепятственно пропускает немецкие войска через свою территорию;
  2. Англия не вступает в войну.

Оба эти допущения в реальности оказались нарушенными. Бельгия отказалась пропустить немецкую армию и сопротивлялась в течение двух недель, во время которых немецкие войска безуспешно пытались взять крепость Льеж. Второе нарушение условий плана Шлиффена произошло вследствие решения британского правительства, и было в значительной степени инициировано нарушением бельгийского суверенитета. Британцы не могли допустить появления немецких войск на берегу Ла-Манша, и даже родственные связи императора Германии с британским королевским домом не смогли удержать Британию от вступления в войну.

Другим важным элементом стратегической нестабильности в Европе 1914 года было отсутствие у России отдельных планов мобилизации против Германии и Австро-Венгрии. Россия, поставленная убийством эрцгерцога Фердинанда и австрийским ультиматумом Сербии в условия необходимости немедленной мобилизации, автоматически начала мобилизовывать армию и против Германии, чем вызвала паническую реакцию германского военного и политического руководства, так как стало очевидно, что план Шлиффена может провалиться. Император Вильгельм II посылал российскому императору Николаю II телеграммы, умоляя остановить мобилизацию, но в силу планов русского генштаба (это бы означало одновременно остановить мобилизацию против Австро-Венгрии) и общего настроения в стране сделать это уже было невозможно. Таким образом мы видим, что структура мобилизационных планов имеет по существу те же самые черты, и приводит к тем же самым результатам, что и стратегическая нестабильность в случае наличия у сторон ядерного оружия.

Другим, не менее важным фактором чисто военного свойства, была аналогичная структура договора между Францией и Англией о распределении ответственности в защите береговой линии. В соответствии с меморандумом, подписанным только военными властями (о содержании которого не было ничего известно даже британскому кабинету министров, за исключением премьер-министра и лорда Грэя, ответственного за внешнюю политику), ответственность по защите морского побережья определялась следующим образом: британский флот брал на себя задачу прикрытия Атлантического побережья Франции и пролива Ла-Манш, в то время как французский флот сосредотачивался в Средиземном море для защиты южной морской границы Франции. Когда британский кабинет министров узнал о наступлении германских войск на Францию через Бельгию, лорд Грэй обратился к британскому парламенту с просьбой о военных кредитах, и раскрыл перед депутатами реальное положение дел с ответственностью британского и французского флотов. Он сообщил изумленным депутатам, что в силу заключенной конвенции, если Британия немедленно не вступит в войну, то ключевое для обороны Британии французское побережье Ла-Манша останется без прикрытия и, соответственно этому, вступление Британии в войну на стороне Франции в текущей ситуации является неизбежным. Вступление Британии в войну являлось в большой степени неожиданностью для германского руководства, в особенности для императора Вильгельма II, который надеялся удержать Британию от военных действий в силу близкородственных отношений с британским королевским домом. Но, как и в случае с Россией, расчеты Вильгельма II на личные связи монархического характера оказывались недействующими. Впоследствии в многочисленных мемуарах участники событий июля–августа 1914 года неоднократно отмечали, что сползание в войну происходило помимо их воли. Как представляется, дело здесь не столько в конкретной политической воле руководства втянутых в войну европейских стран, сколько в том, что мобилизационные планы имеют скверную особенность оказывать решающее влияние на менталитет военного руководства, которое, в свою очередь, ставит политическое руководство стран перед свершившимся фактом, и настаивает на том, что «изменить уже ничего нельзя». В сочетании с хорошо известным выводом о резком сужении горизонта принятия решений в условиях стресса (а стресс в июле–августе 1914 года с очевидностью наблюдался в руководстве всех европейских стран), война действительно становилась неизбежной и практически ее начало не зависело от воли руководства вступающих в нее стран.

В то же время во Франции и Великобритании после войны наблюдались многочисленные попытки возложить ответственность за начало войны на Германию. Формально это вполне справедливое утверждение, так как именно Германия объявила войну России и Франции, и вторглась на территорию нейтральной Бельгии для того, чтобы получить наиболее легкий доступ на французскую территорию. По существу же все стороны несут ответственность за возникновение вооруженного конфликта, прежде всего из-за наличия тайной дипломатии. Взаимные обязательства между Россией и Францией, Францией и Великобританией держались в глубоком секрете до самого начала войны, создавая искаженную картину ситуации в Европе у германского руководства, и возбуждая у немецкого генштаба надежды на легкую победу с помощью исключительно сложных для выполнения маневров войсковыми ресурсами.

Конечно, это утверждение ни в какой мере не оправдывает германское руководство, которое ввязывалось в войну в условиях достаточно явного дисбаланса сил, но совершенно не случайно после присоединения США к Антанте и победы в войне в ноябре 1918 года, американский президент Гарольд Вильсон начал настаивать на проведении более открытой и ясной для общества политики военных союзов и дипломатической активности. Известный британский дипломат Гарольд Никольсон в своей книге «Как делался мир в 1919 году» даже разделяет мировую дипломатию на две фазы — до и после Версальского мира. Несомненно, после Версальского мира дипломатия не только под влиянием Вильсона, но и под влиянием большевистского правительства стала более открытой. Это не спасло, однако, Европу от Второй мировой войны, причины которой были весьма далеки от описанных выше факторов, способствовавших возникновения Первой мировой войны, и имели существенно более глубокий идеологический характер.

Рассматривая условия возникновения Первой мировой войны в современной перспективе, представляется полезным обратить внимание на процесс эскалации конфликта, который был вызван структурой мобилизационных планов. А именно: Австро-Венгрия, объявив войну Сербии, вызвала вступление в войну России. Объявив мобилизацию против Австро-Венгрии и Германии, Россия, у которой не было отдельного плана мобилизации против Австро-Венгрии, поставила Германию перед необходимостью отмобилизовать вооруженные силы и вступить в войну одновременно против России и Франции. Наступление через Бельгию, предусмотренное планом Шлиффена, в свою очередь поставило перед Великобританией необходимость вступления в войну. Мы видим цепочку эскалационных действий, неизбежно завершающихся всеобщим конфликтом, причем на каждом этапе эскалации решения, принимаемые политическим руководством, представляются достаточно обоснованными, но не учитывают самого факта последующей эскалации.

Сходная логика применялась и во время Карибского кризиса, но тогда эскалацию конфликта удалось остановить путем прямого контакта между лидерами СССР и США. Есть подозрение, что если бы число участников в Карибском кризисе было больше, последствия могли бы быть гораздо серьезнее. Отчасти это подтверждается реакцией Фиделя Кастро на соглашение между СССР и США.

В современном мире, где число участников любого достаточно серьезного конфликта намного больше двух и, по крайней мере, сравнимо с числом участников Европейского конфликта 1914 года, опасность эскалации становится весьма реальной. Особенно велика она в случае, когда некоторые из участников конфликта (даже не самые крупные) ведут себя совершенно безответственно (примером чего является поведение Украины в настоящее время). Возможно, что подобное поведение вызвано внутренней нестабильностью и является средством решения внутриполитических задач.

Но тогда особое значение приобретает комплексный двухуровневый анализ ситуации, учитывающий как внешнеполитические, так и внутриполитические аспекты.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Кто выиграл и кто проиграл на полях Первой мировой войны

Первая мировая война изменила экономику континентов. Пока европейцы пытались защитить свои торговые интересы оружием, американцы освоили их рынки. Из войны в плюсе вышли не только оружейные короли, но и производители бюстгалтеров.

28 июля 1914 года Австро-Венгерская империя объявила войну Сербии, и в конфликт со временем была втянута вся Европа. Первая мировая длилась четыре года и практически уничтожила экономику стран-участниц. В выигрыше оказались только США.

До Первой мировой военные расходы великих держав составляли порядка 2-3% ВВП. Все изменил выстрел в эрцгерцога Франца Фердинанда — война съела 60-80% их расходов в 1914-1918 годах.

По разным оценкам, конфликтующие стороны потратили от 83,3 до 186 млрд довоенных долларов, что соответствовало доходам Российской империи за 11 лет до начала Первой мировой.

Больше всего пострадала экономика Западной Европы. Совокупный ВВП двенадцати крупнейших стран рухнул на 14% — с $840,6 млн в довоенном 1913 году до $721,9 млрд в мирном 1919-м. Наибольшие убытки ожидаемо пришлись на проигравших: Австро-Венгрия потеряла 38% своего ВВП (с $23,45 до 14,5 млрд), а Германия — 34% (с $237,3 до 156,6 млрд).

Впрочем, некоторым немцам удалось выйти из Первой мировой войны победителями. Капитал пушечного короля Альфреда Круппа за годы войны вырос в шесть раз, а поставщика металла и топлива для немецкой армии Гуго Стиннеса — в десять раз. По одной из версий, именно на его деньги Максим Горький и Александр Тихонов издавали газету «Новая жизнь» в 1917-1918 годах.

Сохранявшие нейтралитет страны также оказались в выигрыше — как правило, они торговали по обе стороны фронта. В 1914 году Норвегия увеличила экспорт рыбы в Германию почти в три раза, а в воевавшую с ней Российскую империю — в девять раз. Испания, оставшись нейтральной, смогла расплатиться с зарубежными кредиторами и увеличить золотовалютные запасы в четыре раза.

Победителям повезло меньше: их территории и экономика были опустошены войной. Во Франции были разрушены 20603 завода и 7985 километров железнодорожных путей, а ВВП страны с 1913 до 1919 год сократился на 24,7% (со $144,5 до 108,8 млрд). Британия за годы войны увеличила госдолг в 11 раз — с £0,7 до 7,5 млрд.

Советская Россия вышла из Первой мировой войны досрочно, но еще четыре года пребывала в состоянии гражданской войны. К 1928 году ее ВВП сократился на 0,2% по сравнению с показателями Российской империи на 1913 год (с $232,3 до $231,9 млрд).

Чтобы отыграть потери, рядовой европеец десятилетиями вынужден был работать дольше. В 1953 году житель Западной Германии трудился в неделю на 12 часов больше американца и только к 1973 году сократил разрыв на пять часов. Гражданин Великобритании переработал на 5,1 час в 1953 году и 8,9 часов в 1973 году. Но и это не помогло восстановить статус-кво.

В 1913 году ВВП Германии составлял $237,3 млрд, что равнялось примерно 45% ВВП США. Вернуть военные потери в денежном исчислении Берлину удалось в 1927 году, но к тому времени ВВП Германии составлял лишь 35% от американского объема. В 1953 и 1973 годах это соотношение колебалось от 20 до 27%, а в 2018 году, по данным Всемирного банка, упало до 19,5%.

Эхо Первой мировой раздавалось еще многие десятилетия. По условиям Версальского мирного договора, Германия должна была выплатить победителям 269 млрд золотых марок или примерно 100 тысяч тонн золота. Последний платеж по долгам Первой мировой войны был проведен 3 октября 2010 года.

Богатство на крови

Для США эпоха процветания началась именно после Первой мировой войны.

К 1914 году уже были прорыты Суэцкий и Панамский каналы, изобретены телеграф и телефон — мир пережил первую волну глобализации. Страны открыли границы для иностранных товаров, и Вашингтон смог извлечь из этого максимальную выгоду.

США довольно долго сохраняли нейтралитет. До 1917 года их участие в войне было в основном экономическим — выполняли заказы стран Антанты и выдавали им кредиты. По некоторым оценкам, сумма этих займов составила $9,5–11 млрд, а прибыль американских компаний за годы войны — $34-35 млрд.

США доставляли на фронт сырье, боеприпасы и продовольствие. Поскольку потребности Антанты были велики, страна перешла на массовое производство. Кустарные методы оказались в опале — еще в годы войны в США запретили 250 типов плугов и 755 типов сеялок.

Сборы пшеницы в итоге увеличились в 1,5 раза, а ВВП США — на 15,8% (с $517,4 в 1913 году до 599,1 млрд в 1919-м).

В руках американских компаний оказалось 50% мировой добычи каменного угля, 60% меди, 70% нефти и 85% автомобилей. Из должника с минусом в $7,2 млрд США превратились в крупнейшего кредитора. Среди промышленников появилась шутка, что вся мировая торговля рассчитана и зарегистрирована в Вашингтоне.

Помимо прочего, война дала толчок женскому движению. Более 70 млн мужчин были мобилизованы в ходе Первой мировой. Их рабочие места заняли женщины, и некоторые из них не захотели возвращаться домой после подписания перемирия. Если в 1910 году работали 8,08 млн американок, то в 1920 году их число увеличилось до 8,55 млн (на 5,8%). Причем число личных помощниц и прислуги сократилось – женщины устремились в офисы и на производства.

Многие перестали носить металлические корсеты, и в этом тоже есть заслуга военного руководства США. В 1914 году американские власти попросили соотечественниц отказаться от корсетов с металлическими пластинами. Из сэкономленного материала удалось построить два военных корабля, но американки остались без нижнего белья. Проблему решила Мери Фелпс Джейкоб: домохозяйка сшила из двух носовых платков первый бюстгальтер. Компания по их производству называлась Caresse Crosby и заработала $15 млн за первые 30 лет продаж.

Революция Первой мировой — Ведомости

Центральным фактором Русской революции 1917 г. и последующих преобразований в России была Первая мировая война. Война подготовила как объективные, так и субъективные причины революции.

В состав русской армии входила самая дееспособная часть населения, 15 млн мужчин работоспособного возраста. Русская армия (как и другие участники Первой мировой) испытала влияние небывалой войны – индустриальной, массовой, тотальной. От прошлых войн ее отличал громадный размах военных действий – от Черного до Балтийского моря. Воздействие на воюющего человека осуществлялось на земле, на воде, под водой, в воздухе, под землей и в «четвертом измерении» – в виде пропаганды. Военные действия носили производственный характер, передовая походила на «строительную площадку», а воин превращался в «рабочего войны» (Эрнст Юнгер), полностью оторванного от личных интересов и преданного общему делу.

Русская армия в значительной степени не соответствовала требованиям войны нового типа. Это было следствием незаконченности довоенной модернизации России. Вплоть до конца войны страна уступала в обеспечении армии тяжелыми орудиями и снарядами к ним, пулеметами, самолетами, военно-инженерными сооружениями. Если в западных армиях количество пехотных частей постоянно уменьшалось, сменяясь артиллерийскими, пулеметными, инженерными частями, то в русской армии количество пехотинцев, наоборот, постоянно увеличивалось. В результате русским солдатам приходилось бороться «телом против стали». Несоответствие техническому характеру войны проявлялось и в составе армии. Ее первый состав, из кадровой армии и запасников, прошедших военную службу в армии мирного времени (чуть больше 4,5 млн человек), еще был достаточно обучен, дисциплинирован. Однако этот контингент в течение войны практически исчез. Его заменил новый состав армии, состоявший из запасников второй очереди и новобранцев, никогда не проходивших военной службы (10,5 млн человек). Новые солдаты несли на себе значительный груз традиционализма, характерный для основного населения России, на 85% состоявшего из крестьян. Это резко контрастировало с характером современной войны и давало повод командованию называть армию этого состава ополчением «совершенно скверно-милиционного характера» (генерал Брусилов). Последние пополнения армии, в основном из молодежи 18–19 лет, включали в себя хулиганствующие, антивоенные, а порою и преступные элементы, отражавшие проблемы внутренней России в период разразившегося социально-экономического кризиса накануне 1917 г.

Главным фактором, влиявшим на моральный дух войска, была крестьянская ментальность солдат. Она определяла мотивацию борьбы, моральную стойкость, с одной стороны, а с другой – изменчивость солдатских настроений вплоть до неприятия самой войны. Такой менталитет лежал в основании «пассивного» патриотизма в виде долга перед царем, семьей, крестьянским миром. В письмах солдаты-крестьяне писали: «суждено», «пришлось», «судьба», «так угодно господу», «такая участь» «оказаться на военной службе, защищать свою родину и царя-батюшку» и т. п. Тяготы современной войны было трудно выдержать при наличии имевшихся ресурсов, человеческого контингента, традиций ратного труда, привычных форм трудовой дисциплины. Война не была похожа на «старые» войны с их многодневными маневренными действиями и «решающими», в несколько дней, битвами. Теперь господствовали крупные сражения, тянувшиеся месяцами с неослабевающей интенсивностью и напряжением. А периоды «бездействия» превращались в тягостное «окопное сидение», порою менее переносимое, чем открытый бой. Это противоречило ожидавшемуся по примеру прошлых войн ритму военных действий, совпадавшему с сезонным распорядком труда и отдыха солдат-крестьян. Характерная для русских солдат выносливость подверглась эрозии перед лицом лучше вооруженного противника. Привычное для прошлых войн полковое братство было утрачено в результате больших потерь и постоянной смены состава частей. Потери в офицерском составе привели к утрате устоявшейся иерархии с «отцами-командирами», сменившимися молодыми, не имевшими авторитета «офицерами военного времени» – прапорщиками. Не соответствовали реалиям войны и привычные представления о противнике как об «азиате», «басурмане». Война велась на западных окраинах страны с враждебным в своей массе населением, что ставило под вопрос смысл войны. Крайне угнетающим фактором для солдат-крестьян были сведения из тыла о тяготах, перед которыми оказалось крестьянское хозяйство в условиях войны.

Все это привело к моральному кризису в армии. Уже с осени 1914 г. начались массовые сдачи в плен, нараставшие весь 1915 год и продолжавшиеся до конца войны (3,6 млн человек, 24% всех призванных). С 1916 г. возникла новая проблема – массовое дезертирство (свыше 450 000 только задержанных до начала революции). Другой формой ухода от войны являлось членовредительство (около 200 000 «палечников»). Дезертиры не только оказывали негативное действие на состав армии, но и являлись серьезным фактором роста общей преступности в стране. На театре военных действий дезертиры участвовали в незаконных реквизициях, погромах, прямых грабежах и т. п. Во внутренних районах России дезертиры терроризировали местное население, выступали зачинщиками антивоенных беспорядков, продовольственных бунтов и т. п. В армии широко распространялись антивоенные настроения, что проявилось в феномене братания, набиравшего обороты вплоть до конца войны, большого количества отказников (не менее 2000 человек). В конце 1916 – начале 1917 г. армию поразила серия военных бунтов, отказов идти в бой, прямых восстаний. Особенно опасная ситуация сложилась в Петроградском районе. Здесь было сосредоточено до полумиллиона запасных солдат, готовившихся к отправке на фронт. Но именно в Петрограде скопилось несколько десятков тысяч дезертиров, вступивших в контакт с запасниками, городскими слоями, страдавшими от затянувшейся войны.

Важной частью недовольных войной были рабочие, не считавшие повышение зарплаты достаточным для покрытия тягот от дороговизны и нехватки предметов первой необходимости. Против войны выступали и крестьяне, не согласные с постоянными «рабочими реквизициями» для оборонительных работ, попытками провести продразверстку (с декабря 1916 г.). Недовольному населению внутри страны добавляли смелости прямые призывы с фронта к протестам на почве дороговизны, военных тягот. Антивоенные настроения стали главным фактором роста революционных настроений на фронте, в столице и в стране в целом.

Власти с первых месяцев войны пытались противодействовать негативным тенденциям в армии. Однако серьезность ситуации была недооценена. Военная цензура, проводившая грандиозный мониторинг солдатских настроений, настаивала вплоть до начала революции на преобладании «бодрых настроений». К таковым относили как раз пассивные стратегии поведения, «жизнерадостный фатализм» и т. п. Еще менее прочным для противостояния в современной войне оказался ресурс пропаганды, не обеспеченный ни количеством газет, ни ясным для полуграмотных солдат идейным концептом. Духовенство во главе с протопресвитером русской армии и флота Георгием Шавельским пыталось противопоставить «угнетенным настроениям» в армии «комиссарские методы» работы с паствой на фронте: чтение брошюр, ежедневные беседы, рекрутирование для агитации на фронте учителей семинарий и преподавателей духовных академий, порой в ходе своих лекций одевавшихся в военную форму. Однако религиозное обеспечение военных действий не смогло противостоять широко распространенным в армии антивоенным настроениям, успешной деятельности пацифистов-отказников. Перед лицом громадного количества воинских преступлений военно-судебную машину постиг паралич. Множество преступников на фронте избегали наказания. Происходила, в сущности, латентная декриминализация воинских преступлений, что приняло открытый характер в революционном 1917 году.

Война произвела грандиозный эффект на все российское общество, власти, социальные группы. И здесь сыграли особенности современной, технической войны, требовавшие особого производственного и социально-политического обеспечения. Индустриальный характер войны сопровождался беспрерывными инновациями в сфере вооружений, структура которых резко отличалась от «традиционных» войн, которые велись в основном накопленными средствами. В новой войне до 90% объема вооружений производилось в ходе самих военных действий. Для этого нужна была соответствующая экономика, как по масштабу, так и по управляемости. Война превращалась в «войну заводов и фабрик». Под стать экономике и все общество должно было перестроиться на началах «мобилизации» и «организации страны для обороны». Это включало связь между фронтом и тылом, особую слаженность социального организма, ликвидацию социальных перегородок, допуск к социальной и управленческой деятельности различных групп населения и общественно-политических сил. В странах Запада такая «мобилизация» привела к «внутреннему миру» между буржуазией и пролетариатом, ограничению эксплуатации со стороны первых и социальных требований со стороны вторых. В политическом отношении в ведущих воюющих странах это привело к вхождению в состав правительства представителей социалистических партий. Основными инструментами экономической политики являлись регулирующие мероприятия, введение государственной монополии на товары первой необходимости, обеспечение социальными и материальными гарантиями всех членов общества. Это достигалось участием в сфере управления и распределения множества общественных, кооперативных, муниципальных организаций. По своему характеру такая система уравнительно-распределительных мер носила характер «военного социализма».

В России фактор войны пытались использовать все общественно-политические силы для трансформации общества и государства. Но единства добиться не удалось. Причиной была нехватка компромисса между властями и обществом в довоенной политической жизни. Для власти главным было достижение геополитических интересов, поставленных внешней политикой царской России, а основным инструментом являлась деятельность царской бюрократии. Для либеральной общественности победа в войне вместе с западными демократиями над «реакционной» Германией представлялась залогом развития России на демократических, либеральных началах. Социалистические группы меньшевиков, эсеров, народных социалистов стояли на оборонческих позициях и делали упор на социально-распределительной работе, которая, по их мнению, приближала общество к достижению социалистических идеалов. Высшее военное руководство, недовольное неэффективностью царской бюрократии, настаивало на всеобщей милитаризации. В своих планах военные полагали опереться на общественные организации. Все эти группы хотели мобилизации страны, продолжения войны для воспитания и упрочения новой нации в общей работе. И только группы радикальных демократов – большевиков, эсеров-интернационалистов, анархистов и т. п. – делали ставку на прекращение войны и реализацию широких социально-уравнительных мер, что совпадало с чаяниями как армии, так и городского населения России. Все указанные общественные группы при поддержке армии и населения считали возможным осуществить свои планы. Выиграли в итоге радикальные.

Автор – доцент РГГУ

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Последствия Первой мировой войны — Апокалипсис 10 жизней

Человеческие аспекты

Всего в Первой мировой войне было мобилизовано 73,8 миллиона солдат: 48,2 миллиона для союзников и 25,6 миллиона для центральных держав. Из них около 9,5 миллионов человек были убиты или пропали без вести, что эквивалентно более чем 6000 смертей в день. Великобритания потеряла 11% своих комбатантов, Германия 15%, Франция 18% и Канада 9,8%, или 60 661 из 639 626 мужчин и женщин в канадской форме.Сербия была страной, наиболее пострадавшей пропорционально, потеряв 40% своих комбатантов (источник: Ined). Кровавый характер этого конфликта был беспрецедентным.

Гражданских не пощадили. Во время вторжения Центральных держав в Бельгию и северную Францию ​​в 1914 году с августа по октябрь погибло 6 500 человек. В результате бомбардировок Великобритании весной 1917 года 1414 человек погибли и 3416 были ранены. На Восточном фронте, по оценкам, 800 000 армян были убиты турецким режимом после того, как он пришел к власти в результате государственного переворота в 1913 году.

Всего было ранено 21,2 млн человек, в том числе 172 950 канадцев. Многие инвалиды и 300 000 gueules cassées (солдаты, получившие деформирующие лицевые раны) были видимым напоминанием о жестокости конфликта. Как национальные правительства могли бы помочь им в их послевоенной жизни? Вопрос о военных пенсиях был поднят во время написания Версальского договора вместе с вопросом об экономической компенсации. Правительства несли ответственность за будущее ветеранов-инвалидов, вдов и детей героев, погибших за свои страны.(О ситуации в Канаде см. Morton, Desmond and Glenn Wright, Winning the Second Battle: Canadian Veterans and the Return to Civilian Life , Toronto, University of Toronto Press, 1987.)

Эти человеческие жертвы имели значительные демографические последствия после войны. Аномально высокая смертность привела к соответствующему дефициту рождаемости 20 лет спустя с эффектом «пустого класса», вызванным кровоизлиянием целого поколения в его оптимальные репродуктивные годы.

Реконструкция

Территории, расположенные в зонах боевых действий, таких как Бельгия, Италия и Сербия, были опустошены.Франция особенно пострадала на севере и востоке страны, где фронт длился четыре года. Некоторые деревни были буквально стерты с лица земли, в том числе Курселетт, место памятной победы 22-го (франко-канадского) батальона Канадского экспедиционного корпуса в 1916 году. Сельскохозяйственные угодья пришли в негодность из-за разрывов снарядов. Необходимость восстановления этих пространств для хозяйственного использования обусловила жизнь в сельских обществах, которые от них зависели.

Фабрики должны были быть перестроены или (пере)конвертированы для производства в мирное время.Реконструкция началась в контексте девальвации валюты, инфляции и задолженности. Однако конфликт стимулировал технологическое развитие, которое принесло пользу определенным компаниям в области производства или процессов. Канадское общество, которое на момент начала войны было в основном сельским, стало городским. Индустриализация ускорилась из-за более широкого использования двигателя внутреннего сгорания, электричества и каучука. Производство автомобилей расширилось в США и Канаде, затем в Европе. Экономический спад, вызванный войной, длился недолго.Во Франции, например, с 1907 по 1913 год экономика росла со скоростью 4–5% в год, а с 1922 по 1929 год — на 5–6% в год. Глобальный экономический рост был отражением желания людей улучшить свой уровень жизни. после моральных и материальных испытаний Первой мировой войны — это был рассвет общества потребления, начавшегося в Северной Америке в 1920-е годы и распространившегося на Западную Европу во второй половине 20 века.

В годы войны нациям приходилось обеспечивать себя, и привычка к самодостаточности сохранилась и в послевоенные годы, что привело к обращению экономики внутрь.Более того, в условиях реконструкции внутренний спрос был очень сильным, поглощая многие продукты, которые были экспортированы до войны. Колебания валютных курсов, связанные с политикой девальвации в США и Великобритании, препятствовали развитию внешних рынков. Торговые сети пришлось реорганизовать.

Временно ослабленная Европа по-прежнему оставалась экономически мощной, но теперь столкнулась с конкуренцией со стороны США и Японии.

Политические потрясения и новая дипломатия

Европейские державы вовлекли свои колонии в войну, используя их для получения бойцов и ресурсов.Это стало бы одним из оправданий националистических и освободительных движений 20-го века. Великобритания, крупнейшая из колониальных империй мира, признала суверенитет Доминионов Вестминстерским статутом в 1931 году. Эти страны получили равный статус с Великобританией в составе Империи и были связаны с «метрополией» только как члены Британское Содружество. Канада была первым Доминионом, которому были предоставлены все судебные полномочия, за исключением вопросов конституции, которые оставались в руках британской короны до тех пор, пока не были «репатриированы» в 1982 году.Великобритания установила привилегированные экономические связи со своими бывшими «белыми» колониями, в том числе с Канадой. Индия, которая требовала таких же прав с 1920-х годов, добилась независимости от Великобритании в 1947 году.

Война ускорила политические изменения в России. 3 марта 1918 года по Брест-Литовскому договору было установлено перемирие между Россией и Германией. Российская империя была свергнута большевистской революцией, погрузившей страну в гражданскую войну, закончившуюся коммунистической диктатурой.Международные отношения с Западной Европой и США были прерваны до времени нацистской угрозы.

Центральных держав больше нет. Веймарской республике в Германии было трудно выполнить условия, навязанные условиями мирного урегулирования. Сначала ему пришлось защищать демократические институты от коммунистической турбулентности, но затем он оказался бессилен против подъема нацистской идеологии, которая снова разрушила мировое равновесие.

Во Франции коалиционное правительство, известное как Священный союз, прекратило свое существование в 1917 году.Премьер-министр Жорж Клемансо поставил Францию ​​в центр мирных переговоров, которые начались в Париже в январе 1919 года.

На Парижской мирной конференции был выработан новый мировой порядок, рожденный войной 1914–1918 годов. Тот факт, что эти мирные переговоры проходили в Париже, укрепил мысль о том, что Европа по-прежнему остается центром мировой дипломатии даже после катастрофической войны.

Жестокие реалии Первой мировой войны

В августе 1914 года обе стороны рассчитывали на быструю победу.Ни лидеры, ни гражданские лица воюющих наций не были готовы к продолжительной и жестокой войне, унесшей миллионы жизней к ее концу в 1918 году. Потери жизней были больше, чем в любой предыдущей войне в истории, отчасти потому, что военные использовали новые технологии, включая танки, самолеты, подводные лодки, пулеметы, современную артиллерию, огнеметы и отравляющие газы.

На приведенной ниже карте показаны самые дальние наступления сил Оси и союзников на фронтах к западу, востоку и югу от Германии и Австро-Венгрии.Большинство крупных сражений войны произошло между линиями самого дальнего наступления на каждом фронте. Первоначальной целью Германии было вывести французов из войны, оккупировав Бельгию, а затем быстро двинуться во Францию ​​и захватить Париж, ее столицу. Затем немецкие войска могли сосредоточиться на войне на востоке. Этот план провалился, и к концу 1914 года обе стороны зашли в тупик. Вскоре они столкнулись друг с другом через линию траншей длиной 175 миль, которая шла от Ла-Манша до швейцарской границы.Эти окопы стали символом нового вида войны. Молодой офицер по имени Гарольд Макмиллан (позже ставший премьер-министром Великобритании) объяснял в письме домой:

Пожалуй, самое необычное на современном поле боя — это запустение и пустота. . . . Ничего не видно ни от войны, ни от солдат — только расколотые и разбитые деревья да разрывы случайных снарядов раскрывают правду. Можно смотреть на мили и не увидеть человека. Но в этих милях страны таятся (кажется, как кроты или крысы) тысячи, даже сотни тысяч людей, постоянно планирующих друг против друга какое-то новое средство смерти.Не показывая себя, они стреляют друг в друга пулями, бомбами, воздушными торпедами и снарядами. И где-то тоже. . . это маленькие баллоны с газом, ожидающие только момента, чтобы выплюнуть свой тошнотворный и разрушительный дым. А между тем в пейзаже всего этого ничего не видно — ничего, кроме нескольких сломанных деревьев и трех-четырех тонких полосок земли и мешков с песком; они и руины городов и деревень — единственные признаки войны где бы то ни было.

Блеск красных мундиров — воинственные мелодии флейты и барабана — адъютанты, снующие туда и сюда на роскошных конях — сверкающие копья и сверкающие мечи — какими иными, должно быть, были старые войны.Острые ощущения от битвы приходят теперь только один или два раза в [год]. Нам нужна не столько храбрость наших отцов; нам нужна (и, во всяком случае, в нашей армии, я думаю, вы ее найдете) та неукротимая и терпеливая решимость, которая снова и снова спасала Англию. 1

Первая мировая война велась между центральными державами и союзными державами одновременно на нескольких фронтах в Западной Европе, Восточной Европе и на Ближнем Востоке. См. полноразмерное изображение для анализа.

Район между окопами противоборствующих армий был известен как «Ничья земля» не зря. Спустя пятьдесят лет после войны Ричард Тобин, служивший в британской Королевской военно-морской дивизии, вспоминал, как он и его однополчане вошли в нейтральную полосу, пытаясь прорвать линию обороны врага. «Как только вы перешагнули через край, — сказал он интервьюеру, — страх покинул вас, и это ужас. Вы не смотрите, вы видите. Ты не слышишь, ты слушаешь. Твой нос наполнен дымом и смертью.Вы пробуете на вкус верхнюю часть рта. . . . Тебя преследуют обратно в джунгли. Лак цивилизации стерся». 2

В отличие от войны на западном фронте Германии, война на восточном фронте была войной стремительного движения. Войска неоднократно пересекали одни и те же территории. Мирные жители часто попадали под перекрестный огонь, и миллионы людей были эвакуированы из своих домов и изгнаны с территорий при приближении армий. С обеих сторон конфликта многие пришли к выводу, что они переживают не войну, а «массовую бойню».Рядовой британской армии объяснил: «Если вы пойдете вперед, вас, скорее всего, расстреляют, если вы пойдете назад, вас отдадут под трибунал и расстреляют, так что, черт возьми, вы делаете? Что ты можешь сделать? Ты просто иди вперед». 3

Бойня была непонятна всем, так как погибли миллионы солдат и мирных жителей. Историк Мартин Гилберт подробно описывает количество погибших:

человек.

В Первой мировой войне погибло более девяти миллионов солдат, моряков и летчиков. По оценкам, еще пять миллионов мирных жителей погибли в результате оккупации, бомбардировок, голода и болезней.Массовое убийство армян в 1915 году [см. чтение Геноцид под прикрытием войны] и эпидемия [испанского] гриппа, которая началась, когда война еще шла, были двумя ее разрушительными побочными продуктами. Бегство сербов из Сербии в конце 1915 года было еще одним жестоким эпизодом, в результате которого погибло большое количество мирных жителей; то же самое было и с морской блокадой Германии союзниками, в результате которой погибло более трех четвертей миллиона немецких мирных жителей. 4    

На приведенной ниже диаграмме представлены оценки числа солдат, убитых, раненых и пропавших без вести во время Первой мировой войны.Точные цифры часто оспариваются, и их почти невозможно определить по разным причинам. В разных странах использовались разные методы подсчета погибших и раненых, и некоторые методы были более надежными, чем другие. Записи некоторых стран были уничтожены во время войны и после нее. Кроме того, некоторые страны могли изменить количество жертв в своих официальных отчетах по политическим причинам. Число мирных жителей каждой страны, убитых во время войны, оценить еще труднее.Цифры на диаграмме отражают оценки, сделанные сегодня большинством историков (см. чтение «Переговоры о мире» в главе 3).

Жертвы Первой мировой войны

Страна

Итого
Мобилизованные силы

Убит или умер*

Раненые

Заключенные
или пропавшие без вести

Всего пострадавших

Союзные державы

Россия

12 000 000

1 700 000

4 950 000

2 500 000

9 150 000

Британская империя 8 904 467 908 371 2 090 212 191 652 3 190 235

Франция**

8 410 000

1 357 800

4 266 000

537 000

6 160 800

Италия

5 615 000

650 000

947 000

600 000

2 197 000

США

4 734 991

116 516

204 002

320 518

Япония

800 000

300

907

3

1 210

Румыния

750 000

335 706

120 000

80 000

535 706

Сербия

707 343

45 000

133 148

152 958

331 106

Канада 5

424 000

59 694

172 000

3 800 6

61 082

Бельгия

267 000

13 716

44 686

34 659

93 061

Греция

230 000

5000

21 000

1000

27 000

Португалия

100 000

7 222

13 751

12 318

33 291

Черногория

50 000

3000

10 000

7000

20 000

ИТОГО

42 612 810

5 211 809

13 003 004

4 124 890

22 165 291

Централ Пауэрс

Германия

11 000 000

1 773 700

4 216 058

1 152 800

7 142 558

Австро-Венгрия

7 800 000

1 200 000

3 620 000

2 200 000

7 020 000

Турция

2 850 000

325 000

400 000

250 000

975 000

Болгария

1 200 000

87 500

152 390

27 029

266 919

ИТОГО

22 850 000

3 386 200

8 388 448

3 629 829

15 404 477

ИТОГО

65 462 810

8 598 009

21 391 452

7 754 719

37 569 768

 

Источник: «Таблицы потерь и смертей в Первую мировую войну», первоначально опубликованные на веб-сайте PBS.Статистические данные также доступны на веб-сайте Британской энциклопедии.

 

* Включает смерти от всех причин.

** Официальные данные.

Когда в августе 1914 года началась Первая мировая война, обе стороны рассчитывали на быструю победу. Ни лидеры, ни гражданские лица воюющих наций не были готовы к продолжительной и жестокой войне, унесшей миллионы жизней к ее концу в 1918 году. Погибло больше, чем в любой предыдущей войне в истории.Бойня Первой мировой войны была непонятна всем, так как погибли миллионы солдат и мирных жителей.

В приведенной ниже таблице представлены оценки числа солдат, убитых, раненых и пропавших без вести во время Первой мировой войны. Точные цифры часто оспариваются, и их почти невозможно определить по целому ряду причин. В разных странах использовались разные методы подсчета погибших и раненых, и некоторые методы были более надежными, чем другие. Записи некоторых стран были уничтожены во время войны и после нее.Кроме того, некоторые страны могли изменить количество жертв в своих официальных отчетах по политическим причинам. Число мирных жителей каждой страны, убитых во время войны, определить еще труднее, хотя историки оценивают число погибших среди гражданского населения примерно в 5 миллионов человек. 1 Цифры в таблице отражают оценки, сделанные большинством современных историков.

Жертвы Первой мировой войны

Страна

Итого
Мобилизованные силы

Убит или умер*

Раненые

Заключенные
или пропавшие без вести

Всего пострадавших

Союзные державы

Россия

12 000 000

1 700 000

4 950 000

2 500 000

9 150 000

Франция**

8 410 000

1 357 800

4 266 000

537 000

6 160 800

Британская империя

8 904 467

908 371

2 090 212

191 652

3 190 235

Италия

5 615 000

650 000

947 000

600 000

2 197 000

США

4 734 991

116 516

204 002

320 518

Япония

800 000

300

907

3

1 210

Румыния

750 000

335 706

120 000

80 000

535 706

Сербия

707 343

45 000

133 148

152 958

331 106

Канада 2

424 000

59 694

172 000

3 800 3

61 082

Бельгия

267 000

13 716

44 686

34 659

93 061

Греция

230 000

5000

21 000

1000

27 000

Португалия

100 000

7 222

13 751

12 318

33 291

Черногория

50 000

3000

10 000

7000

20 000

ИТОГО

42 612 810

5 211 809

13 003 004

4 124 890

22 165 291

Централ Пауэрс

Германия

11 000 000

1 773 700

4 216 058

1 152 800

7 142 558

Австро-Венгрия

7 800 000

1 200 000

3 620 000

2 200 000

7 020 000

Турция

2 850 000

325 000

400 000

250 000

975 000

Болгария

1 200 000

87 500

152 390

27 029

266 919

ИТОГО

22 850 000

3 386 200

8 388 448

3 629 829

15 404 477

ИТОГО

65 462 810

8 598 009

21 391 452

7 754 719

37 569 768

 

Источник:
Таблицы потерь и смертности во время Первой мировой войны, «Великая война и формирование 20-го века», PBS / WGHBH.

 

* Включает смерти от всех причин.

** Официальные данные.

Участие США в Великой войне (Первая мировая война)  | От прогрессивной эры к новой эре, 1900–1929 | Хронология основного источника истории США  | Материалы для занятий в Библиотеке Конгресса  | Библиотека Конгресса

Угол поля битвы под Аррасом, 8 августа 1918 года.
Detroit Publishing Company

Летом 1914 года в Европе разразилась война, в которой Центральные державы во главе с Германией и Австро-Венгрией с одной стороны и союзные страны во главе с Великобританией, Франция, а с другой Россия.В начале войны президент Вудро Вильсон заявил, что Соединенные Штаты сохранят нейтралитет. Однако этот нейтралитет был испытан и яростно обсуждался в США

.

Подводная война в Атлантике поддерживала напряженность, а потопление Германией британского океанского лайнера Lusitania 7 мая 1915 года унесло жизни более 120 граждан США и вызвало возмущение в США. В 1917 году нападения Германии на американские корабли и ее попытки вмешательство в американо-мексиканские отношения привлекло У.С. в войну на стороне союзников. США объявили войну Германии 6 апреля 1917 года.

В течение нескольких месяцев тысячи американских мужчин были призваны в армию и отправлены на интенсивную подготовку. Женщины, многие из которых никогда раньше не работали вне дома, устроились на фабрики, производящие товары, необходимые для военных действий, а также служили в корпусе скорой помощи и Американском Красном Кресте дома и за границей. Детей привлекали для продажи военных облигаций и посадки садов победы в поддержку военных действий.

Соединенные Штаты отправили более миллиона солдат в Европу, где они столкнулись с войной, не похожей ни на одну другую, — войной, которая велась в окопах и в воздухе и отмечена появлением таких военных технологий, как танк, полевой телефон и ядовитый газ. В то же время война сформировала культуру США. После того, как 11 ноября 1918 года боевые действия были прекращены по соглашению о перемирии, в послевоенные годы наблюдалась волна движения за гражданские права за равные права для афроамериканцев, принятие поправки, закрепляющей право голоса и большую роль в мировых делах для Соединенных Штатов.

Изучая первоисточники в этой группе, ищите доказательства различных ролей, которые граждане США играли в военных действиях, а также влияние войны на народ Соединенных Штатов.

Чтобы найти дополнительные источники, посетите страницу Первой мировой войны Библиотеки Конгресса. Вы также можете выполнять поиск в онлайн-коллекциях Библиотеки, используя такие термины, как Первая мировая война или Великая война , или искать конкретные темы или имена, такие как Вудро Вильсон, болванчики, окопная война, или «Вон там.

Для анализа первоисточников, подобных этим, используйте Библиотечный инструмент анализа первоисточников.

Документы

Человеческие жертвы войны «Чтобы положить конец всем войнам»: NPR

Покончить со всеми войнами

История верности и восстания, 1914-1918

Адам Хохшильд

Человеческие жертвы Первой мировой войны были огромными. Более 9 миллионов солдат и около 12 миллионов мирных жителей погибли в ходе четырехлетнего конфликта, в результате которого 21 миллион военнослужащих был ранен.

«У многих из них отсутствовали руки, ноги, кисти, гениталии или они сошли с ума от контузии», — говорит историк Адам Хохшильд. «Но была и человеческая цена в более широком смысле, в том смысле, что я думаю, что война изменила мир к худшему во всех мыслимых отношениях: она зажгла русскую революцию, она заложила почву для нацизма и сделала Вторую мировую войну почти неизбежной. … Довольно сложно представить вторую мировую войну без первой».

Хохшильд прослеживает патриотический пыл, подтолкнувший Великобританию к войне летом 1914 года, — а также небольшое, но решительное британское пацифистское движение — в своем историческом повествовании «Положить конец всем войнам: история верности и восстания», 1914- 1918 .В книге Великая война представлена ​​не как борьба между народами, а как борьба между отдельными людьми, иногда даже членами семьи, которые поддерживали войну и выступали против нее.

Разделенные семьи

Раскололась одна семья: Панкхерсты, которые до начала войны были одними из самых воинственных сторонников британского суфражистского движения. Эммелин Панкхерст, матриарх семьи, была арестована накануне войны за перерезание телеграфных проводов, закладывание бомб в почтовые ящики и даже за то, что бросила камень в резиденцию британского премьер-министра.

«Однако в момент начала войны … она прекратила всю свою политическую деятельность, и она и ее дочь Кристабель поставили себя на службу британскому правительству на время войны … [кто использовал их ], чтобы сплотить женщин для участия в войне».

Но другая дочь Эммелин, Сильвия — тоже воинствующая суфражистка — резко выступила против войны и перестала разговаривать с сестрой, говорит Хохшильд.

«Она издавала ведущее антивоенное издание того периода, неоднократно выступала против войны, поддерживала отказников по убеждениям и заключенных и публиковала некоторые из наиболее важных антивоенных показаний армейцев», — говорит он.

Хохшильд также представляет своих братьев и сестер Джона Френча и Шарлотту Деспард. Она стала соучредителем женского крестового похода за мир и была ярым сторонником антивоенных организаций. Тем временем ее брат был главнокомандующим на Западном фронте.

«Интересно, что они по-прежнему любили друг друга и несколько раз виделись во время войны», — говорит он. «Они перестали говорить только тогда, когда в 1918 году британское правительство отправило его в Ирландию для подавления вспыхнувшего националистического восстания против британского правления.Она уехала в Ирландию, чтобы работать на ИРА. В этот момент они замолчали.»

Адам Хохшильд является автором семи книг, в том числе Призрак короля Леопольда и Похороните цепи . Он преподает в аспирантуре журналистики Калифорнийского университета в Беркли. Искра Медиа скрыть заголовок

переключить заголовок Искра Медиа

Адам Хохшильд является автором семи книг, в том числе Призрак короля Леопольда и Похороните цепи .Он преподает в аспирантуре журналистики Калифорнийского университета в Беркли.

Искра Медиа

Пропаганда в тылу

Хохшильд также пишет об огромной пропагандистской кампании в Великобритании, направленной на вовлечение гражданского населения. Правительство публиковало плакаты и календари, осуждающие немцев, и нанимало известных авторов, включая Джеймса Барри, Артура Конан Дойля и Г.Г.Уэллса — упоминать в своих произведениях патриотическую тематику.

«Публике было неизвестно, что правительство заключало сделки с издателями, согласно которым они соглашались покупать заранее книги и брошюры, которые считались достаточно патриотичными», — говорит он. «Публика просто думала, что они публикуются как обычно».

Они также снимали фильмы после битвы на Сомме в 1916 году, когда Англия потеряла более 120 000 человек. Британское правительство выпустило пропагандистский фильм под названием « Битва на Сомме, », который Хохшильд описывает как «один из самых ранних и влиятельных пропагандистских фильмов всех времен».»

«По оценкам, его посмотрела более половины населения Британских островов», — говорит он. мне показывает одну из ужасных вещей, которые случаются на всех войнах, — говорит Хохшильд. — По мере того, как страдания нарастают… у людей дома, у их семей возникает сильная потребность чувствовать, что [солдаты] страдают и умереть за что-то стоящее.И поэтому в каком-то смысле демонстрация графических изображений страданий обычно не настраивает людей против войны. На самом деле, обычно это не так.»

Основные моменты интервью

О том, почему Первая мировая война была столь смертоносной для офицеров

«Если вы посмотрите на конфликты, в которые наша страна была вовлечена в последние годы — Вьетнам, Афганистан, Ирак — то это бедняки, которые сделали большую часть Как правило, на протяжении всей истории элитам очень хорошо удавалось заставить кого-то другого умирать за них.Но в Первую мировую было иначе. Это было по-другому, потому что в большинстве крупных стран было принято, чтобы молодые люди из высших слоев общества делали военную карьеру, а затем это стало теми молодыми капитанами и лейтенантами, которые выводили своих людей из окопов под град пулеметного огня. . … 31 процент мужчин, окончивших Оксфорд в 1913 году, были убиты. … Премьер-министр Англии потерял сына. Канцлер Германии потерял сына.»

Об ужасах окопной войны

«Одна проблема заключается в том, что уровень грунтовых вод в большей части Западной Европы, по крайней мере там, где велись боевые действия, находится довольно близко к поверхности земли .Так что это означало, что большую часть времени солдаты с каждой стороны были буквально по колено в грязи. Поэтому они соорудили насосы, чтобы попытаться откачать воду из траншей, но это было безнадежно, особенно когда шел дождь. Было огромное изобилие крыс. Была ужасная траншейная стопа, когда, если неделю за неделей ходить в мокрых носках и леггинсах, ноги начинают сохнуть и гнить. И это был вопрос жизни под землей — не самое приятное место для жизни».

О проникновении британского правительства в антивоенные группы

«У агентов такое же мышление [как у современных агентов.] Скотленд-Ярд, ФБР — когда они сажают этих диссидентов под наблюдение, они всегда представляют себе строгую иерархию с лидером и другими людьми, которые следуют его командам. В то время как эти движения сопротивления, как правило, анархичны и неорганизованы, и трудно сказать, кто ими руководит». более 300 британских солдат, казненных за дезертирство…что значительно больше людей — в несколько раз больше — немецких солдат, расстрелянных за аналогичные преступления во время войны. Немцы стали гораздо более суровыми во время Второй мировой войны. В последние десятилетия велась долгая битва за посмертное помилование этих людей, и она превратилась в косвенную битву за то, как следует помнить о самой войне».

Вехи: 1914–1920 — Офис историка

2 апреля 1917 года президент Вудро Вильсон предстал перед совместное заседание Конгресса с требованием объявить войну Германии.Вильсон сослался на нарушение Германией своего обязательства приостановить неограниченный доступ подводных лодок. войны в Северной Атлантике и Средиземном море, а также его попытки склонить Мексику к союзу против Соединенных Штатов, поскольку его причины для объявление войны. 4 апреля 1917 года Сенат США проголосовал за эту меру. объявить войну Германии. Палата согласилась два дня позже.Позже Соединенные Штаты объявили войну союзнику Германии Австро-Венгрии. 7 декабря 1917 г.

Окопы Первой мировой войны во Франции

Возобновление Германией атак подводных лодок на пассажирские и торговые суда в 1917 г. стала основной причиной решения Вильсона возглавить Соединенные Штаты. в Первую мировую войну. После того, как в марте 1916 года в Ла-Манше затонула невооруженная французская лодка «Сассекс», Уилсон угрожал разорвать дипломатические отношения с Германией, если Правительство воздержалось от нападения на все пассажирские суда и разрешило экипажам вражеским торговым судам покинуть свои корабли перед любой атакой.4 мая, В 1916 году правительство Германии приняло эти условия в том, что касается быть известен как «Сассекское обязательство».

Однако к январю 1917 г. ситуация в Германии изменилась. Во время войны конференции в том же месяце представители ВМС Германии убедили военное руководство и кайзер Вильгельм II, что возобновление неограниченной подводная война может помочь победить Великобританию в течение пяти месяцев.Немецкий политики утверждали, что они могут нарушить «Сассекское обещание», поскольку Соединенные Штаты больше не могли считаться нейтральной стороной после поставки боеприпасов и финансовой помощи союзникам. Германия также считал, что Соединенные Штаты поставили под угрозу свой нейтралитет, уступив союзническая блокада Германии.

Канцлер Германии Теобальд фон Бетман-Хольвег выразил протест это решение, полагая, что возобновление подводной войны привлечет Соединенные Штаты в войну от имени союзников.Это, по его мнению, приведет к поражение Германии. Несмотря на эти предупреждения, правительство Германии решило возобновить неограниченные атаки подводных лодок на все союзные и нейтральные суда в пределах прописали зоны боевых действий, рассчитывая, что немецкие подводные лодки надолго закончат войну до высадки в Европе первых американских военных кораблей. Соответственно, 31 янв. 1917 г., посол Германии в США граф Иоганн фон Бернсторф. представил У.С. Государственный секретарь Роберт Лансинг нота, в которой объявляется о намерении Германии возобновить неограниченную подводную войну следующий день.

Канцлер Германии Теобальд фон Бетман-Хольвег

Ошеломленный этой новостью, президент Вильсон 3 февраля предстал перед Конгрессом, чтобы объявить о разрыве дипломатических отношений с Германией. Однако он воздержался от просьбы об объявлении войны, потому что сомневался, что У.С. общественность поддержала бы его, если бы он не предоставил достаточных доказательств того, что Германия намеревалась атаковать корабли США без предупреждения. Уилсон оставил открытой возможность переговоры с Германией, если ее подводные лодки воздержатся от нападения на США. перевозки. Тем не менее в течение всего февраля и марта 1917 г. немецкие подводные лодки нацелились и потопили несколько кораблей США, в результате чего погибли многие американские корабли. моряки и горожане.

26 февраля Вильсон обратился к Конгрессу за разрешением вооружить американских торговцев. корабли с военно-морским персоналом и оборудованием США. Хотя мера, вероятно, прошли голосование, несколько антивоенных сенаторов возглавили успешный флибустьер которые поглотили оставшуюся часть сессии Конгресса. В результате этого неудаче, президент Вильсон решил вооружить американские торговые суда указом президента, ссылаясь на старый закон о борьбе с пиратством, который давал ему право делать это.

Пока Уилсон взвешивал свои варианты относительно проблемы с подводной лодкой, он также должен был рассмотреть вопрос о попытках Германии закрепить тайный союз с Мексика. 19 января 1917 года британская военно-морская разведка перехватила и расшифровала телеграмму, отправленную министром иностранных дел Германии Артуром Циммерманом Посол Германии в Мехико. «Телеграмма Циммермана» пообещала мексиканцу правительство, что Германия поможет Мексике вернуть территорию, которую она уступила США после мексикано-американской войны.В обмен на это помощи, Германия попросила Мексику о поддержке в войне.

«Телеграмма Циммермана»

Первоначально британцы не делились новостями Циммерманн Telegram с официальных лиц США, потому что они не хотели, чтобы немцы узнали, что британцы дешифровщики взломали немецкий код. Однако вслед за Германией возобновление неограниченной подводной войны в феврале англичане решили используйте записку, чтобы повлиять на U.S. официальное и общественное мнение в пользу присоединения война. Британцы, наконец, переслали перехваченную телеграмму президенту. Уилсон, 24 февраля. На следующей неделе американская пресса опубликовала эту историю.

Несмотря на шокирующие новости из Telegram Циммермана, Уилсон все еще колебался. просит объявить войну. Он дождался 20 марта, прежде чем созвать Заседание кабинета министров для обсуждения этого вопроса — почти через месяц после того, как он впервые увидел телеграмма.Точные причины решения Вильсона избрать войну в 1917 году остаются неизвестными. предметом споров среди историков, особенно в свете его усилий избежать войны в 1915 г. после потопления британских пассажирских лайнеров «Лузитания» и «Арабик», имевших привел к гибели 131 гражданина США.

Однако к 1917 году продолжающиеся атаки подводных лодок на американские торговые и пассажирские кораблей, а в «телеграмме Циммермана» содержалась угроза немецкого нападения на Соединенные Штаты, поколебали У.Общественное мнение С. в поддержку объявления войны. Кроме того, международное право предусматривало, что размещение военно-морских сил США личного состава на гражданских кораблях для их защиты от немецких подводных лодок уже представлял собой акт войны против Германии. Наконец, немцы своим действия, продемонстрировали, что они не заинтересованы в мирном прекращении конфликт. Все эти причины способствовали решению президента Вильсона просить Конгресс объявить войну Германии.Они также поощряли Конгресс удовлетворить просьбу Вильсона и официально объявить войну Германии.

Последствия Первой мировой войны

Первая мировая война велась на полях сражений по всей Европе в период между 1914 и 1918 годами. Она сопровождалась человеческими жертвами в беспрецедентных ранее масштабах, и ее последствия были огромными. Человеческое и структурное опустошение сильно изменило Европу и мир почти во всех аспектах жизни, подготовив почву для политических конвульсий на протяжении оставшейся части века.

Новая великая держава

До вступления в Первую мировую войну Соединенные Штаты Америки были страной с неиспользованным военным потенциалом и растущей экономической мощью. Но война изменила Соединенные Штаты двумя важными способами: вооруженные силы страны превратились в крупномасштабную боевую силу с интенсивным опытом современной войны, силу, которая явно не уступала силам старых великих держав; и баланс экономической мощи начал смещаться от истощенных народов Европы к Америке.

Однако ужасные потери, понесенные войной, заставили политиков США отступить от мира и вернуться к политике изоляционизма. Эта изоляция изначально ограничивала влияние экономического роста Америки, который по-настоящему осуществился только после Второй мировой войны. Это отступление также подорвало Лигу Наций и формирующийся новый политический порядок.

Социализм выходит на мировую арену

Крах России под давлением тотальной войны позволил социалистам-революционерам захватить власть и превратить коммунизм, одну из растущих мировых идеологий, в крупную европейскую силу.Хотя глобальная социалистическая революция, в приближение которой верил Владимир Ленин, так и не произошла, присутствие огромного и потенциально могущественного коммунистического государства в Европе и Азии изменило баланс мировой политики.

Политика Германии изначально колебалась в сторону присоединения к России, но в конце концов отказалась от полного ленинского изменения и сформировала новую социал-демократию. Это подверглось бы сильному давлению и потерпело бы неудачу из-за вызова со стороны правых Германии, тогда как авторитарный режим России после царизма просуществовал десятилетиями.

Крах империй Центральной и Восточной Европы

Германская, Российская, Турецкая и Австро-Венгерская империи участвовали в Первой мировой войне, и все они были сметены поражением и революцией, хотя и не обязательно в таком порядке. Падение Турции в 1922 г. в результате революции, вызванной непосредственно войной, равно как и падение Австро-Венгрии, вероятно, не было большой неожиданностью: Турция долгое время считалась больным человеком Европы, и стервятники кружили над ней. территории на десятилетия.Австро-Венгрия оказалась рядом.

Но падение молодой, могущественной и растущей Германской империи после восстания народа и вынужденного отречения кайзера стало большим потрясением. На их место пришла быстро меняющаяся серия новых правительств, структура которых варьировалась от демократических республик до социалистических диктатур.

Национализм преображает и усложняет Европу

Национализм рос в Европе за десятилетия до начала Первой мировой войны, но после войны произошел значительный рост новых наций и движений за независимость.Частично это было результатом изоляционистской приверженности Вудро Вильсона тому, что он называл «самоопределением». Но отчасти это было также ответом на дестабилизацию старых империй, которую националисты рассматривали как возможность провозгласить новые нации.

Ключевым регионом для европейского национализма была Восточная Европа и Балканы, где возникли Польша, три Прибалтики, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев и другие. Но национализм сильно противоречил этническому составу этого региона Европы, где множество различных национальностей и этносов иногда жили в напряженных отношениях друг с другом.В конце концов, внутренние конфликты, проистекающие из нового самоопределения национального большинства, возникли из-за недовольных меньшинств, которые предпочли правление соседей.

Мифы о победах и неудачах

Немецкий командующий Эрих Людендорф пережил психический срыв, прежде чем призвал к перемирию, чтобы положить конец войне, а когда он выздоровел и обнаружил условия, которые он подписал, он настоял на том, чтобы Германия отказалась от них, заявив, что армия может продолжать сражаться. Но новое гражданское правительство отвергло его, поскольку после установления мира у армии не было возможности продолжать сражаться.Гражданские лидеры, свергнувшие Людендорфа, стали козлами отпущения как для армии, так и для самого Людендорфа.

Так начался в самом конце войны миф о непобедимой немецкой армии, получившей «нож в спину» от либералов, социалистов и евреев, которые нанесли ущерб Веймарской республике и способствовали восхождению Гитлера. Этот миф исходил непосредственно от Людендорфа, готовившего мирных жителей к падению. Италия не получила столько земли, сколько ей было обещано в секретных соглашениях, и итальянские правые использовали это, чтобы жаловаться на «изувеченный мир».»

Напротив, в Британии успехи 1918 года, которые частично были одержаны их солдатами, все чаще игнорировались в пользу рассмотрения войны и всей войны как кровавой катастрофы. Это повлияло на их реакцию на международные события 1920-х и 1930-х годов; возможно, политика умиротворения родилась из пепла Первой мировой войны.

Самая большая потеря: «Потерянное поколение»

Хотя не совсем верно, что целое поколение было потеряно — и некоторые историки жалуются на этот термин, — во время Первой мировой войны погибло восемь миллионов человек, что составляло, возможно, каждого восьмого участника боевых действий.В большинстве великих держав трудно было найти кого-нибудь, кто бы не потерял кого-то на войне. Многие другие люди были ранены или контужены настолько сильно, что покончили с собой, и эти потери не отражены в цифрах.

Социальные издержки войны | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение↑

Популярные отчеты о Первой мировой войне, как правило, сосредоточены на том, что война неожиданно и бесповоротно изменила западное общество.Эта история гласит, что после столетия или более технического прогресса и триумфа буржуазии великие державы погрузились в Армагеддон, который никого не оставил невредимым. При рассмотрении фактического воздействия войны традиционная наука сосредоточилась на узких понятиях невиновности и вины. [1] Однако, по крайней мере, с 1970-х годов ученые, не отвергая катаклизмический подход, все чаще предполагали, что культурный разрыв не был всеобъемлющим. Политические институты и традиционные элиты, которые доминировали над ними, остались — за несколькими примечательными исключениями — более или менее нетронутыми.Колониальные империи оставались нормой для великих держав и целью внешней политики новых держав, таких как Германия, Япония и США. Растущее количество личных сообщений свидетельствует о том, что, хотя общественное отношение изменилось, влияние войны на социальные структуры стало более неоднозначным, и до недавнего времени англоязычные ученые в значительной степени игнорировали влияние войны на Юго-Восточную Европу и заморские колонии.

Переосмысление вопросов о значении Первой мировой войны путем рассмотрения социальных издержек войны устраняет разрыв между отношением и влиянием, личными и общественными жертвами, а также между Восточным и Западным фронтами.С этой точки зрения высокие социальные издержки войны создали аморфные, но могущественные жертвенные сообщества, основанные на ожидаемых, реальных и увековеченных издержках войны. В части 1 обсуждаются предполагаемые издержки технологической войны. Учитывая социально-политический климат на рубеже веков, чем люди собирались пожертвовать? Какие ожидаемые затраты сформировали элитарное и народное восприятие войны в 1914 г.? Часть 2 рассматривает некоторые из самых разнообразных фактических затрат, включая как добровольные, так и обязательные взносы на военные нужды, а также более широкие структурные затраты — некоторые из которых были очевидны, тогда как другие оставались в значительной степени невидимыми.Часть 3 посвящена демографическим группам, которые заплатили особенно высокую цену за свое участие в войне, а затем освещает жертвы и издержки, понесенные отдельными национальными группами. Наконец, в части 4 определяются несколько более долгосрочных последствий, предполагающих, что даже по прошествии более 100 лет современный мир все еще оплачивает социальные издержки Первой мировой войны.

Предполагаемые затраты↑

Одной из отличительных черт отношения к войне на рубеже веков было понятие Burgfrieden или union sacreé .Движимые двойными силами культурного и политического национализма, как традиционные элиты, так и средний класс ожидали, что военный конфликт по своей сути объединит нацию; исчезнет назревающая социально-экономическая рознь между классами, регионами и конфессиями. Германию и Францию ​​часто называют яркими примерами этой «воли к войне», но убежденность в том, что война может ослабить внутреннюю напряженность, пронизывала также Австро-Венгрию, Великобританию, Россию и даже барахтающуюся Османскую империю. По иронии судьбы, этнические меньшинства во всех империях также ожидали, что военный конфликт свяжет их собственные политические интересы с интересами имперских правительств.Как американский гуманитарный работник и обладатель золотой медали Сербского Красного Креста Элбридж Колби (1891–1982) заметил в 1917 году:

Сходство [современной сербской риторики] с древними традициями и песнями поразительно… Народ, который баюкает свою молодость, подобно героям Гомера, античным песнопениям высокого мужества, всегда сохраняет древнюю доблесть… Они сражаются до конца , эти сербы, потому что они всегда борются за свободу… песни рассказывают одну и ту же историю. [2]

Недавнее прошлое также сформировало представления образованных классов о цене такой войны.Согласно статистике 199048-го -го века, Крымская война (1854-1856 гг.) унесла жизни около 600 000 комбатантов, а Гражданская война в США — около 370 000 человек. [3] Более поздние исследования значительно увеличили эти цифры, но на рубеже веков многие образованные наблюдатели ожидали, что технологии сделают войну более эффективной. Большинство западноевропейцев также считали, что колониальные войны были и будут более распространенными и более смертоносными, чем теоретический континентальный конфликт. Более того, и культурный романтизм, и наука 19 веков изображали войну как ценную, даже необходимую часть исторического развития; религиозные метафоры и культурные мифы еще больше окрашивали восприятие жертвоприношения.Будь то на индивидуальном, культурном или биологическом уровне, конфликт и борьба казались естественными, неизбежными и, что особенно важно в эпоху прогресса и эффективности, полезными. Военные стратеги и промышленные предприниматели призывали великие державы увеличивать военные расходы, чтобы не отставать от соперников, в то время как более мелкие страны, такие как Сербия, надеялись, что инвестиции в технологии уравняют правила игры. Короче говоря, развитие вооружений опережало стратегические инновации. Поскольку технология ускорила и удешевила производство потребительских товаров, казалось рациональным, что промышленная война также будет более эффективной.«Рынок» обеспечит быструю и недорогую войну. Даже в регионах, почти не затронутых индустриализацией, немногие европейцы представляли себе жертвы, которых потребует от них современная промышленно развитая война.

Конечно, история также учит, что война потребует перекалибровки некоторых аспектов общественной жизни; многие ожидали, что личные свободы будут принесены в жертву — временно — ради национального дела. Таким образом, мало кто удивился, когда национальные правительства расширили и централизовали экономическое регулирование и ограничили свободу печати.К августу 1914 года европейские правительства использовали риторику о коллективных жертвах, чтобы подвергнуть цензуре использование «вражеских языков». Такие запреты, конечно, в первую очередь коснулись меньшинств; степень, в которой такие правила действительно применялись, сильно различалась. Например, российское правительство угрожало говорящим по-немецки штрафами или депортацией, но редко вмешивалось в жизнь богатых немцев, живших в империи. Точно так же публичные заявления о патриотических жертвах не помешали британцам из высшего сословия жаловаться на задержки производства, стоимость доставки и нехватку неквалифицированной рабочей силы. [4] Профсоюзные организаторы и другие общественные активисты также использовали язык жертвоприношения. В то время как городской рабочий класс мало что мог дать, риторика жертвы могла быть использована для узаконивания жалоб на эксплуататорских работодателей; «спекулянты» наносили ущерб не только заработной плате, но и военным усилиям, а также мифу о том, что национальная солидарность важнее традиционных классовых конфликтов. [5]

Однако такие аргументы так и не прижились. Ссылаясь на патриотический долг, национальные правительства по всей Европе просили граждан, партии меньшинств, феминисток и профсоюзы отложить в сторону свои разногласия.Это была немалая жертва и не был очевидным выбором, особенно в таких странах, как Германская империя и Италия, относительных новичках в политическом национализме. По всему континенту мужчины из рабочего класса лишь постепенно приобретали голос в национальной политике. В Италии, Великобритании и России, например, всеобщее избирательное право мужчин оставалось открытым вопросом в 1914 году. Даже в дюжине стран, предоставивших право голоса взрослым мужчинам (Дания, Австрия, Бельгия, Франция, Норвегия, Португалия, Испания, Германии, Сербии, Греции и Швеции) рабочий класс практически не влиял на политику правительства.Многие радикальные феминистки, особенно в Центральной Европе, аналогичным образом отказались от политических требований во имя национального единства. [6] По крайней мере, в 1914 году призывы к национальному единству и риторика жертвенности и единства возобладали над индивидуализмом.

Непосредственные или видимые затраты↑

Призыв нести или поддерживать расходы на крупную войну быстро вышел за рамки риторики и стал включать как добровольные, так и обязательные жертвы. Широкое добровольческое движение в первые месяцы войны продемонстрировало эффективность риторики о жертвах.Летом и осенью 1914 года миллионы молодых людей наводнили рекрутские пункты, особенно в Великобритании, где около 2,6 миллиона добровольцев пополнили ряды относительно небольшой профессиональной армии. В других странах добровольцев было меньше из-за общей практики всеобщей воинской повинности. Однако в ходе войны Австро-Венгрия набрала более 20 000 польских новобранцев, отчасти за счет создания отрядов, состоящих только из поляков; Точно так же Великобритания набрала еще 130 000 человек — как протестантов, так и католиков, — создав отряды только для ирландцев.Добровольцы, как правило, были богаче и образованнее призывников и считали себя служащими как национальным, так и личным интересам. Тем не менее, несмотря на то, что белые воротнички-добровольцы получали больше, чем призывникам, они также осознавали, что военная служба нанесет некоторый урон их семьям.

Женщины из среднего класса также пошли добровольцами на государственную службу, в первую очередь в качестве военных медсестер и помощниц. Хотя эти должности не были новыми (например, в Британии женщины-военные медсестры вербовались с 1902 г.), их число резко возросло.Эти оплачиваемые добровольцы укомплектовали пункты первой помощи, столовые, базы отдыха и автобазы. Женщины также вызывались на множество должностей в рамках кампаний, направленных на освобождение мужчин для службы на передовой. К ним относятся работа с боеприпасами, которая в первую очередь привлекала женщин из рабочего класса, а также более престижные работы. Большинство фабрик наняли женщин-надзирателей по социальному обеспечению для наблюдения за работающими женщинами, а более 55 000 образованных британских женщин оказывали административную поддержку через Женский вспомогательный армейский корпус.В некоторых случаях женщины-добровольцы даже служили механиками и наземными экипажами в авиационном корпусе. Здесь тоже была важна риторика; волонтерство продемонстрировало уровень патриотизма и личной свободы действий, и независимо от того, получали они зарплату или нет, добровольцы из среднего класса считали себя жертвой. Они также воспринимали инвестиции в военные облигации как жертву, часто перенаправляя значительные средства на финансирование военных действий, особенно в Соединенных Штатах и ​​​​Канаде. [7] Военные облигации были менее популярны в Великобритании, возможно, из-за относительно длительного периода погашения.К третьему выпуску облигаций (в 1917 г.) некоторые официальные лица рекомендовали сделать подписку обязательной; вместо этого процентные ставки были повышены до более чем 5 процентов.

Удивительно, но семьи среднего класса не всегда связывали участие в военных действиях с приостановкой покупок предметов роскоши. Например, в то время как международные резервации в таких курортных городах, как Блэкпул и Сан-Себастьян, поначалу прекратились, в годы войны бизнес резко вырос. В дополнение к привлечению большего количества семей среднего класса из соответствующих регионов, эти города фактически продлили сезон, разместив тысячи беженцев и солдат, чьи расходы были оплачены государством.Даже в городах, относительно близких к линии фронта, помещики из среднего класса извлекли выгоду из этого стабилизирующего эффекта. [8] С другой стороны, трудности ведения бизнеса в военное время наносили ущерб небольшим семейным предприятиям. Не имея возможности конкурировать за прибыльные государственные контракты, многие из них были проданы крупным корпорациям. [9]

Среди элитных семей затраты на войну были более неоднозначными. В то время как некоторые ученые указывают на демографический коллапс высших классов Европы, уровень смертности гражданского населения среди элиты был значительно ниже; богатые семьи, очевидно, имели больше возможностей как избежать боевых действий, так и смягчить последствия нормирования.Однако как традиционная, так и новая элита часто приносили в жертву транснациональные сети, в которых укоренилась довоенная Европа. Конечно, многие промышленники процветали, и удивительное количество межрегиональных деловых контактов пережило распад центральноевропейских империй. Тем не менее война и подпитываемые ею националистические настроения значительно ослабили стабилизирующее влияние элитных сетей на международные социально-экономические отношения. Давнее научное сотрудничество — и соперничество — рухнуло из-за исключающего национализма. [10]

Оценить добровольные взносы рабочих семей на войну сложнее. В некоторых случаях семьи рабочего класса оказались в лучшем положении. Военная заработная плата часто соответствовала или даже превышала заработную плату полуквалифицированного рабочего, и многие чернорабочие находили более высокооплачиваемые полуквалифицированные должности в военной промышленности. Тем не менее, семьи рабочего класса также подверглись значительному давлению, чтобы продемонстрировать поддержку войны; из-за нехватки времени, чтобы присоединиться к благотворительным/служебным организациям, даже небольшие финансовые взносы приобретали символическое значение.В США, например, сертификаты военных сбережений, которые можно было приобрести в рассрочку по 25 центов, продавались в основном рабочему классу, молодежи и даже призывникам.

Понятное внимание воюющих государств к добровольным взносам и жадным жертвам часто затмевает то, что они требовали от своих граждан во время Первой мировой войны; на практике грань между добровольными и обязательными взносами была в лучшем случае размытой. Например, все крупные державы, кроме Великобритании и США, содержали вооруженные силы по призыву; на бумаге это требовало базовой военной подготовки всех подходящих мужчин и давало профессиональным офицерам экономически эффективный запас боеспособных войск.Однако в 1914 году мужчины, освобожденные от обязательной службы, часто вызывались добровольцами. Кроме того, давление со стороны населения часто побуждало призывников заявлять о своем желании служить. Более 75 процентов мужчин призывного возраста в Австро-Венгрии, Франции и Германии прошли военную службу, но менее ясно, как они понимали призыв к службе. [11]

Обязательные сборы на войну выходили за рамки срочной службы. Все воюющие страны подняли налоги, чтобы компенсировать в значительной степени непредвиденное увеличение бюджета.Закон Соединенных Штатов о военных доходах 1917 года, например, облагал налогом доходы свыше 50 000 долларов по ставке более 18 процентов и взимал новые налоги на алкоголь, табак, жевательную резинку и другие товары. Великобритания также использовала свой контроль над имперской торговлей, покупая практически всю шерсть, произведенную в Австралии и Новой Зеландии, для удовлетворения спроса военного времени. [12]

Социальные жертвы и издержки↑

Продовольственное нормирование, как и большинство коллективных жертвоприношений, стирало грань между добровольным и обязательным жертвоприношением. Первоначально воспринятое как осязаемый признак патриотизма, нормирование потеряло популярность в последние годы войны, и государственные чиновники просто не могли обеспечить соблюдение единообразия.Следовательно, более богатые классы могли — и делали — нарушать формальные правила со значительной безнаказанностью, как это делали многие сельские семьи. С другой стороны, городским рабочим было труднее организовать продукты питания; нормирование ударило по ним раньше и сильнее. К концу 1918 года все центральные державы, а также Франция, Бельгия, Сербия, Румыния и большая часть Российской империи задокументировали острую нехватку продовольствия. Всему сельскохозяйственному сектору не хватало рабочей силы, лошадиных сил и удобрений. Механизированная война опустошила акры земли, особенно в Силезии, Бельгии и восточной Франции, и правительство США подсчитало, что европейские союзные державы зависели от внеевропейских источников для получения более 50 процентов своих продуктов питания.Это привело как к физическим, так и к культурным жертвам, таким как отказ от традиционных диет. В некоторых частях Италии, например, нормирование ограничивало содержание пшеницы в макаронах. Пшеница была настолько строго нормирована во Франции, что хлеб исчез даже из высококлассных ресторанов и столовых. [13] Мясо и жиры также строго нормировались, а заменители, такие как маргарин, требовали большей обработки/энергии, которой также не хватало.

Помимо продовольствия, все воюющие страны страдали от острой нехватки угля, древесины, кожи и других предметов, реквизированных для военных нужд.Дефицит, как правило, был больше в городских районах, что способствовало быстрому исчезновению различий между работающей беднотой и средним и даже высшим классом. В Варшаве, например, нехватка кожи означала, что даже белые воротнички и студенты университетов были вынуждены носить деревянные сабо, которые ассоциировались с бедными классами. [14] Со временем нехватка привела к нарушению социальных норм военного времени. Даже домохозяйки из среднего класса регулярно посещали черный рынок, в то время как владельцы магазинов копили товары до тех пор, пока их нельзя было обменять на еду. [15] Ростовщики обнаружили высокий спрос на свои услуги, и арендная плата резко возросла, особенно в Англии, где симпатия к «бедной Бельгии» не мешала домовладельцам выселять обедневших беженцев. Тем временем во Франции в одном отчете говорилось, что более 50 процентов молока на рынке было разбавлено водой. В Соединенных Штатах сторонники сухого закона успешно утверждали, что пьянство продуктивно сокращает военное время и обогащает немецко-американских пивоваров. Однако принятие в декабре 1917 года Поправки 18 th привело к возникновению прибыльного черного рынка.Эта относительно мелкомасштабная эксплуатация местных условий перекликалась с спекуляцией военного времени на национальном и международном уровнях; Американские, норвежские и голландские судоходные компании получали рекордные прибыли, как и фирмы, производившие оружие, продукты из кукурузы или сахар. [16]

Вообще говоря, народы всех воюющих наций уступили значительную часть местной власти своим соответствующим национальным правительствам. В демократических государствах избиратели и парламенты уступили власть исполнительной власти и приняли как контроль над ценами, так и производственные квоты.Новые правила означали, конечно, новые или расширенные регулирующие органы, специализирующиеся на определенных секторах производства. Ограничения также привели к тому, что как гражданские лица, так и солдаты все чаще обвиняли бюрократов в нехватке материалов, в то время как конкуренция за ресурсы часто противопоставляла друг другу армию, флот и жизненно важные отрасли промышленности. Наконец, либеральные «поборники индивидуальной автономии… стали сторонниками групповой безопасности». Воспользовавшись войной для «[оправдания] массовой передачи богатства от отдельных лиц, семей и других частных источников государству, [и] подавления частной жизни и даже неприкосновенности частной жизни», многие европейские государства сохранили в послевоенные годы резко разросшуюся бюрократию. период, который, возможно, облегчил распространение тоталитарных движений. [17]

Сообщества жертвоприношения ↑

Отличительной чертой Первой мировой войны является высокая цена, которую платят мирные жители. В таких городах, как Ипр, Верден, Варшава и Белград, из-за большого числа погибших мирных жителей было практически невозможно поддерживать траурные ритуалы, и большинство национальных правительств анонимизировали эти смерти, часто быстро используя их в пропагандистских целях. «Изнасилование Бельгии» и потопление «Лузитании» — это всего лишь два примера, которые мало что могут пролить свет на природу и степень страданий гражданского населения, особенно в Восточной и Юго-Восточной Европе, где линии фронта перемещались взад и вперед по широким полосам земли. земли и через крупные города, такие как Варшава и Киев.По всей Европе стоимость жизни удвоилась, утроилась или даже учетверилась, несмотря на контроль над ценами и другие правительственные меры; это тоже общая черта жертвенных сообществ. Однако среди миллионов «простых людей», несших на себе социальные издержки войны, выделяются несколько групп.

Потери, взимаемые с детей, часто связаны с потерей одного или обоих родителей, братьев и сестер, членов расширенной семьи, учителей или других общественных деятелей. Однако в большинстве стран общественная поддержка была сосредоточена на «сиротах войны» — ярлыке, под который подпадали только дети погибших солдат; «как рабочие, крестьяне и символы нации и ее будущего», дети явно и намеренно становились мишенью милитаристской политики.Их жертвы помогли оправдать нападения на вражеское гражданское население, а их одежда, игрушки и игры стали инструментами нормализации насилия в частной сфере. На публике дети были ключевой целью демографического восстановления. Учебники все больше анонимизировали и демонизировали врагов и этнические меньшинства, особенно — но не исключительно — в Венгрии и на немецко-польско-чешском пограничье. В Юго-Восточной Европе «националистическая демографическая политика превратила детей в товар, которым можно владеть, похищать или переделывать. [18] Например, армянских и греческих детей насильно забирали из христианских домов и воспитывали как турок-мусульман. [19] Короче говоря, общества военного времени одобряли и нормализовали этническую дискриминацию для целого поколения детей.

Ветераны↑

В период с 1914 по 1918 год было мобилизовано около 65 000 000 человек. Хотя не все проходили службу на передовой, уровень потерь (убитых, раненых и пропавших без вести в процентах от числа мобилизованных) составлял более 50 процентов среди австро-венгерских, австралийских, болгарских, Французские, немецкие, русские и силы АНЗАК. [20] 8,5 миллионов солдат погибли и как минимум вдвое больше были ранены. Из них не менее 9,5 миллионов человек считались инвалидами с травмами, навсегда ограничивающими их экономические и социальные перспективы. Социальные и психологические издержки не поддаются исчислению и часто сводятся к исследованиям, связывающим бесполезную жестокость войны с военизированными организациями и авторитарной политикой 1930-х годов. Хотя это и правда, военная служба также подготовила поколение ветеранов, которые возглавили основную политику и даже — особенно в Германии, Франции и Италии — пополнили ряды пацифистских групп. [21]

Из всех ветеранов больше всего пострадали русские ветераны, так как зарождающийся Советский Союз выплачивал пенсии только ветеранам большевистской Красной Армии. Из крупных европейских держав Германия предложила ветеранам-инвалидам самые полные льготы, включая супружеские надбавки и надбавки на ребенка, а также профессиональную реабилитацию. Австралия, Новая Зеландия, Франция и США также оказали значительную поддержку недееспособным. В Великобритании к 1929 году только 1,6 из более чем 2 миллионов ветеранов-инвалидов имели право на получение пенсии.Другие в основном полагались на благотворительность и надежду на то, что государственные стимулы побудят работодателей нанимать нетрудоспособных ветеранов. [22] Немецкий «Закон об инвалидах», например, требовал, чтобы фирмы с более чем двадцатью пятью сотрудниками резервировали 2 процента должностей для работников с ограниченными возможностями. Тем не менее военные пенсии ветеранам, вдовам и сиротам составляли более 20 процентов федерального бюджета Германии в начале 1930-х годов.

Городские рабочие ↑

Трудности военного времени нанесли особый ущерб городскому рабочему классу, даже если непосредственные последствия объявления войны казались в значительной степени положительными.Как отмечалось выше, во время войны доходы неквалифицированных рабочих часто росли; в Великобритании, по словам Артура Марвика, реальная заработная плата выросла несколько больше, чем стоимость жизни во время Первой мировой войны, так что многие семьи рабочего класса действительно стали экономически лучше после войны. При этом рабочие были более подвержены дефициту и болезням, а смерть основного кормильца могла привести семьи к необратимой бедности. Затраты были аналогичными по натуре, но намного выше в Восточной и Юго-Восточной Европе и отражались в сокращении размера семей рабочего класса.В России, например, средний размер городских домохозяйств неуклонно снижался с 1914 по 1920 год; во многих городах эта тенденция не изменится до 1945 года. [23] Коррупция также сыграла свою роль, особенно когда чиновники ожидали краха правительства. По словам поэта шейха Наджи Мутлиба, все местные, региональные и национальные бюрократы стремились «раздувать свои собственные кебабы», и перемирие редко прекращало такую ​​практику. Между тем, во многих регионах в начале 1920-х гг. военная поддержка правил промышленной безопасности в значительной степени исчезла. [24]

По всей Европе социальная политика, обещанная правительствами военного времени, редко претворялась в жизнь, вызывая недовольство как работодателей, так и политиков, тех самых людей, которые призывали профсоюзы отказаться от политических требований во имя патриотизма. У рабочего класса также было меньше ресурсов для восстановления жизни и ухода за ветеранами-инвалидами после войны. Даже в Веймарской Германии, где государственные расходы на ветеранов-инвалидов были самыми высокими, бюджеты все больше поддерживали политику, в которой здоровье нации ставилось выше отдельного пациента. [25] Следовательно, многие в рабочем классе пришли к выводу, что «элиты» ничем не пожертвовали для военных действий, и скрытый классовый конфликт обострился по мере увеличения материальных трудностей. В частности, в Центральной и Восточной Европе за жертвами военного времени последовали сокрушительная инфляция и нехватка жилья. Во Франции к концу войны ярлыки «ветеран» и «социалист» стали противоположными. Даже нейтральные Нидерланды боялись революции; когда социалисты потребовали роспуска верхней палаты парламента, всеобщего избирательного права и государственного регулирования жилья и заработной платы, мэр Роттердама попытался задобрить их ключами от города.По всему континенту репрессии против предполагаемого большевизма и городской преступности несоразмерно нацелены на рабочие сообщества. Таким образом, хотя война могла временно ослабить классовую иерархию в некоторых областях, страдания во время войны нанесли более длительный урон низшим классам. [26]

Перемещенные лица↑

Переселенцы также заплатили за войну высокую цену. За первыми волнами «добровольных» беженцев последовали как эвакуации по распоряжению правительства, так и спонтанное бегство в годы войны.Хотя бельгийские беженцы встречали сравнительно теплый прием как воплощение немецкой жестокости, даже у этого были свои пределы. В Нидерландах к зиме 1914-1915 годов сочувствие местных жителей к беженцам испарилось. Если беженцы находили работу, их критиковали за то, что они устраивались на местные рабочие места, подрывали контракты с профсоюзами или комбинировали заработную плату и благотворительную помощь, чтобы улучшить свою судьбу. Конечно, если они не работали, местные принимающие сообщества быстро описывали их как ленивых, опасных или даже «микробов шпионажа».Короче говоря, эти иностранцы разрушали рынки труда, угрожали местной идентичности и стирали различия между друзьями и врагами. [27] На юге Франции беженцы стали известны как «северные немцы», и после того, как Западный фронт в основном стабилизировался, более 3 миллионов французских и бельгийских беженцев были вынуждены вернуться в департаментов под немецкой оккупацией. [28]

В Юго-Восточной Европе беженцы угрожали нарушить хрупкую демографическую стабильность, что привело к, казалось бы, противоречивой политике.Государственные власти Австро-Венгрии, например, прославляли патриотизм галицких евреев, которые скорее покинули свои дома, чем уступили российскому господству. Однако одновременно в Вене участились антисемитские инциденты, и жители охарактеризовали вновь прибывших как грубых и нечестных. Тем временем итальянские, польские и украинские беженцы чаще концентрировались в наспех построенных лагерях для интернированных. [29] Как беженцы, так и местные жители были призваны вражескими войсками на различные виды работ.Международное право разрешало оккупационным вооруженным силам набирать гражданских рабочих. Это было частой практикой, поскольку большинство гражданских лиц рассматривали добровольную работу на оккупационные силы в любом качестве как сотрудничество, а наем местных жителей экономил оккупантам расходы на жилье, транспорт и питание. После войны беженцы были особенно склонны к обвинениям в уклонении от своего патриотического долга или братании с врагом. [30]

Меньшинства и колониальное население↑

Общины меньшинств во всех воюющих странах дорого заплатили за военные действия.Наиболее печально известно, что война позволила туркам-османам обострить десятилетия преследований. Ссылаясь на присутствие этнических армян в российской армии, османы отправили более 1,5 миллиона анатолийских армян в лагеря для интернированных в пустыне, почти полностью уничтожив армянскую общину. Большинство союзных стран ограничивали передвижение и гражданские права даже натурализованных этнических немцев. Британский Закон об ограничении въезда иностранцев 1914 года, например, закрыл немецкоязычные газеты и общественные организации и отменил слушания по натурализации на время конфликта.К 1915 году Великобритания также интернировала более 32 000 уроженцев Германской, Австро-Венгерской и Османской империй и депортировала многих из них в конце войны. [31] В России серия антинемецких погромов в 1915 году уничтожила давние русско-немецкие общины. К 1917 году война лишила этнические меньшинства законных прав не только во всех воюющих странах, но и в теоретически нейтральных странах, таких как Бразилия и США. Даже самые интегрированные меньшинства пожертвовали диаспорной идентичностью, поскольку линии фронта пересекали многоэтнические регионы Европы.Поляки-русские столкнулись с этническими поляками — часто бывшими соседями или членами расширенной семьи — в немецкой и австро-венгерской армиях. На Западе эльзасцы и лотарингцы служили как во французской, так и в немецкой армиях.

Население колоний вдали от линии фронта понесло аналогичные расходы, но также пожертвовало мечтами о независимости. В Индии, например, надежды среднего и рабочего класса на реформы рухнули, когда колониальное правительство вело переговоры с региональными князьями и политическими активистами, людьми, которые, согласно Лахорскому Прабхату , «имеют представление о значении патриотизма». в то время как неграмотные массы распространяли смехотворные слухи, предполагающие определенную симпатию к Центральным державам, и подпитывали решение ввести военное положение в Пенджабе, где базируется подавляющее большинство южноазиатских войск. [32]

Национальная жертва↑

Само собой разумеется, что международные военные конфликты подкрепляют национальные нарративы о жертвах — и что послевоенные правительства стремились создать политически целесообразные нарративы посредством публичных поминовений и официальных хронологий, документирующих военные и территориальные потери. Учитывая множество работ по этой теме, включая многочисленные статьи в этой энциклопедии, три примера иллюстрируют, как социальные издержки войны повлияли на политические изменения.В 1916 году в России довоенные цены уже удвоились, а количество смертей, связанных с войной, означало, что женщин было в два раза больше, чем мужчин. К концу гражданской войны каждая четвертая городская женщина была вдовой; по всей стране в середине 1920-х годов количество вдов превышало количество вдовцов более чем 7: 1. В тот же период неоднократные национальные усилия по регулированию распределения продовольствия встречали сопротивление со стороны местных и региональных властей, которые все больше накапливали запасы и обвиняли государство в нехватке. Эта напряженность между Советами, региональными властями и временным правительством сохранялась десятилетиями. [33]

(Вторая) Польская Республика также столкнулась с огромными социальными проблемами. Более 3 миллионов поляков были призваны на службу в немецкую, австрийскую или российскую армии, и ни один из них не хотел — или имел финансовую возможность — поддерживать польских ветеранов или их семьи. На юге побежденные австрийские власти оставили экономическую и политическую анархию, в то время как во всем регионе политический оппортунизм и взаимная подозрительность среди ветеранов различных армий препятствовали усилиям республики по восстановлению порядка.Пограничные споры с Германией и Украиной и война с Советским Союзом разжигали антисемитизм и этническую неприязнь к трети населения, считавшейся «чужой». Депутат парламента Станислав Грабский (1871–1949) резюмировал мнение поляков: «Иностранный элемент должен увидеть, не будет ли ему лучше в другом месте». Министр внутренних дел Сирил Ратайски (1875–1942) утверждал, что «каждый немец, от которого мы можем каким-то образом избавиться, должен уйти». В целом, поляки, в основном принадлежащие к высшему классу, получив политическую независимость, столкнулись с враждебными европейскими соседями, небольшой поддержкой со стороны крестьян и рабочих, уязвимой экономикой и очень реальной угрозой революции. [34] Другие новые независимые государства Центральной Европы также боролись; потеряв немецкий капитал и рынки, большинство из них еще больше изолировали себя с помощью протекционистских торговых законов.

До 1914 года Османская империя, возможно, находилась в лучшем положении, чем предполагала ее репутация «больного человека Европы». Революция 1908 г. установила многопартийную светскую парламентскую систему. Кроме того, немногие этнические националисты были уверены, что распад Османской империи будет способствовать достижению их целей, учитывая интересы Запада в регионе.Для многих иракцев, например, падение Багдада в 1917 году ознаменовало не только конец османского владычества, но и более проблематичную гибель многовекового социального порядка от рук западной современности. [35] Это подпитывало послевоенное недовольство среди элит, быстро растущий культурный разрыв между космополитическими купцами и рабочим классом и широко распространенный цинизм по отношению к колониальным представлениям о прогрессе и цивилизации. Иракский поэт Шейх Наджи Мутлиб был лишь одним из многих общественных деятелей, сетовавших на эту реальность.

О Печаль! Наш вид деградирует

С Запада мы берем нашу одежду—

Мы следовали за светом Запада

И мы остаемся в его тени

Никто не заботится о нашем ячмене

Пиво стало его рабабом (скрипкой). [36]

Социальные нормы как жертва↑

Жестокие общества↑

Изучение долгосрочных социальных издержек Первой мировой войны вызвало в последние годы значительно больший интерес, выходя далеко за рамки — и даже оспаривая — наблюдение о том, что война подготовила одно или несколько поколений к авторитаризму в 1930-х годах. [37] Анхель Алькаде и Бенджамин Циманн отмечают, что ветераны в Германии, Франции и Италии также пополнили ряды послевоенных пацифистских групп и благотворительных организаций. Кроме того, многие ветераны вообще избегали политики. [38]

Однако в общественном дискурсе доминировал страх перед жестоким обращением с ветеранами, мирным населением и социальными нормами. [39] Он установил новую историю взросления, основанную не на исследованиях, завоеваниях или профессиональных достижениях, а скорее на травме, которая не поддавалась пониманию и сводила людей к анонимным рекрутам, отправила в массовом порядке в ничейную зону. -земля.Во многих общинах опасения по поводу долгосрочных последствий травм военного времени были вполне обоснованными, хотя и не касались особо контуженных ветеранов. Скорее, избиратели требовали, чтобы полиция расправилась с правонарушениями несовершеннолетних, которые часто включали не только организованное насилие, но и незначительные преступления, такие как говорение на иностранном языке или публичная сквернословие. [40]

Война одновременно сделала общество более чувствительным к опасности городских беспорядков и утвердила государство в качестве регулятора не только общественного, но и частного поведения, роль, которую традиционно навязывали старейшины или неформальные иерархии.Другими словами, тотальная война профессионализировала как определение норм поведения, так и их соблюдение. Однако, уступив так много полномочий по самодисциплине национальным военным усилиям, местные сообщества, возможно, были более склонны к политическим волнениям по мере ухудшения социально-экономических условий. Это подорвало заверения правительств в том, что мир предвещает возвращение к нормальной жизни, и, возможно, поставило под угрозу легитимность этих самых чиновников в глазах общества, жаждущего безопасности и защищенности. Одним из послевоенных признаков общественного цинизма была сильная поддержка местных гражданских ополченцев в странах по всей Европе. [41]

Религиозные традиции↑

Многие религиозные учреждения также заплатили высокую цену во время и особенно после войны. Молодое духовенство часто вызывалось добровольцами в качестве военных капелланов, в то время как старшее духовенство цеплялось за устаревшие методы и доминировало как в местных, так и в национальных иерархиях. Пожертвования сократились или были перенаправлены на военные нужды, что препятствовало способности церкви выполнять свою диаконскую роль в то время, когда потребность в ней возрастала в геометрической прогрессии. В то же время нехватка рабочей силы и материалов в военное и послевоенное время привела к увеличению стоимости содержания зданий средневековой эпохи, которые стоили дороже из-за нехватки квалифицированной рабочей силы и строительных материалов.Наконец, по мере роста числа погибших ирландско-католическое, греко-православное и немецкое лютеранское духовенство оказались вынуждены порвать с давней традицией священно-светского сотрудничества. [42] Последствия войны, конечно же, подвергли Русскую Православную Церковь большевистским гонениям. Точно так же падение Османского халифата подготовило почву для религиозно-политических беспорядков в регионе. Даже в Западной Европе религиозные институты редко оправлялись от потерь военного времени. [43]

Дезориентированный феминизм↑

Стоимость войны для феминистских движений более неоднозначна, отчасти потому, что ученые традиционно переводили женскую военную работу, по крайней мере для некоторых категорий женщин, в большую личную автономию и политическое участие. [44] В этом, конечно, есть доля правды, что подтверждается широким распространением права голоса на женщин во многих воюющих странах в 1920-х годах. Точно так же влияние занятости в военное время и финансовой независимости повлияло на ожидания и образ жизни феминисток спустя долгое время после окончания войны.Однако в более поздних работах предполагается, что было бы точнее учитывать «дезориентирующее» влияние войны на феминистские движения. Работа Виктории де Грация об Италии, например, подчеркивает специфические для класса способы, которыми мобилизация во время войны формировала послевоенную активность. Военная работа женщин из высшего и среднего класса действительно открывала доступ к правительственным бюрократическим аппаратам, возможно, прокладывая путь к более активному участию в гражданской жизни после войны. Работа Патриции Фара о женщинах-ученых в Британии военного времени указывает на аналогичные связи между профессиональной и политической эмансипацией.Однако женщины из рабочего класса брались за оплачиваемую работу на фабриках и, во всяком случае, тянулись в социалистические организации, в то время как профсоюзы стремились к социально-экономическому выравниванию. Следовательно, к концу войны итальянское женское движение было менее сплоченным и менее эффективным. Исследование сельских польских женщин, проведенное Малгожатой Дайнович, приводит к аналогичным выводам; повседневная борьба препятствовала политической активности женщин не только во время войны, но и во время последовавшей за ней нестабильной независимости. [45]

Заключение↑

Первая мировая война стоила западной цивилизации самодовольного оптимизма.«Долгий» 19 век заставил как политические элиты, так и революционеров поверить в то, что европейская культура будет развиваться вечно. К 1916 году это общее чувство уверенности было глубоко поколеблено, а растущий цинизм в отношении природы западной цивилизации усилил потери тотальной войны. Даже там, где довоенные институты сохранились после 1919 года, они утратили легитимность. В то же время вторжение государства в частную сферу стало постоянной чертой современной жизни. Везде, где государство предоставляло льготы, оно также требовало регулирующего надзора, подрывая общественную ценность неформальных норм и неоплачиваемой работы.

Посредством пропаганды и практики Первая мировая война часто сводила сложные социальные идентичности к исключительным жертвенным сообществам, которые боролись за признание и ресурсы. Например, в то время как Центрально-Восточная Европа оставалась демографической мозаикой, националистические партии использовали войну для усиления антагонистических нарративов и исключающих политических программ. Это было наиболее очевидно в Украине, Беларуси, Германии и Польше, но также изменило исторические нарративы в Венгрии, Турции и некоторых частях Западной Европы, где давно существовавшие меньшинства были переосмыслены как культурные «чужаки». [46] Из патриотизма и самопожертвования военного времени вышли как требование национальных государств, так и — что, пожалуй, важнее — широко распространенное амбивалентное отношение к тем же этнонациональным проектам.


Кимберли А. Реддинг, Университет Кэрролла

Редактор раздела: Майкл Гейер

.

0 comments on “Последствия первой мировой войны таблица: “Первая мировая война 1914-1918” таблица с причинами и этапами кратко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.