Право в современном понимании: Право в современном понимании Текст научной статьи по специальности «Право»

Право в современном понимании Текст научной статьи по специальности «Право»

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

УДК 340

Мирошник С.В.

ПРАВО В СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ

В статье продолжается научная дискуссия о сущности права. Автор обращает внимание на практическую значимость универсального определения права.

Аrticle continues scientific debate about the nature of law. The author draws attention to the practical importance of a universal definition of right.

Ключевые слова: право, сущность права, мера справедливости, мера равенства, мера ответственности.

Keywords: law, the essence of law, the measure ofjustice, equality measure, a measure of responsibility.

Юридическая наука, несмотря на свое огромнейшее юридическое наследие, не пришла к единому мнению о том, что же такое право. Неслучайно известный немецкий ученый И. Кант отмечал, что вопрос о том, что есть право, так же труден для юриста, как и вопрос о том, что есть истина — для философа.

В истории правовой мысли неоднократно предпринимались попытки определить право исходя из различных оснований. Возникшие на ранних этапах развития общества религиозно-мифологические представления создали основу для понимания права как проявления воли божественных сил.

Непосредственное восприятие окружающей действительности породило у древних людей представление о действии общего закона, благодаря которому происходит смена дня и ночи, весны и лета, осени и зимы.

Значительное влияние на развитие правовой мысли оказали работы античных философов -Платона, Аристотеля, которые впервые указали на первооснову права — справедливость, на необходимость правления не людей, а законов — писаных и неписаных.

Дальнейшее развитие теории права в рамках позитивистской, психологической, естественно-правовой, исторической, социологической, юридико-либертарной концепций привело к формированию совершенно разных, прямо противоположных типов правопонимания.

Вопрос о сущности права имеет не только теоретический, но и ярко выраженный прикладной характер. Односторонние, категоричные суждения о праве опасны как для юридической науки, так и, особенно для юридической практики.

В связи с этим хотелось бы высказать свое мнение о сущности права в рамках научной дискуссии, развернувшейся на страницах журнала «СевероКавказский юридический вестник».

Сущность права — системная основополагающая категория, от понимания которой зависит определение сути абсолютно всех явлений, возникающих в правовой действительности. Понимание права — это «ключ» правового государства, основа построения правовых отношений между личностью и государством.

Право существует в любом обществе. Вместе с развитием общества изменяются и представления о правовом, внеправовом и неправовом. Соответственно, у каждого народа на единичном уровне формируется свое понимание права.

Общность исторического развития, схожесть правового менталитета позволяет выделить общие правовые начала на уровне каждой правовой семьи.

Можно ли двигаться дальше и сформировать универсальное определение права? Думается, что да. В качестве права будут выступать те идеи, которые выработаны в процессе правового развития и являются общими для всех народов. Соответствен-

но, возможны определения права на трех уровнях его познания: единичном, особенном и всеобщем.

Д.Ю. Шапсуговым сформулировано универсальное определение права как меры свободы, справедливости, равенства и ответственности социальных субъектов в их взаимных отношениях, содержание и форма которых исторически обусловлены объективно достигнутым уровнем социокультурного развития [1].

При этом Д.Ю. Шапсугов обращает внимание на то, что сущность права не может быть раскрыта исходя из содержания только одного принципа права, например, принципа формального равенства. Разделяя данную позицию, хотелось бы уточнить, что речь идет о понимании права с точки зрения современного общества и государства. Некорректными, на наш взгляд, являются исследования опыта правового развития народов через призму современных представлений. Вряд ли человек задумывался о сущности права на ранних этапах своего развития. Тем более, что принципы равенства и ответственности субъектов появляются позже.

По мнению С.А. Зинченко, категорией меры не может быть определена сущность права [2, с. 3]. Мера есть единство количества и качества. Позволим с этим не согласиться. Действительно, в этимологическом смысле слова «мера» понимается как единица измерения, предел, в котором проявляется что-нибудь.

Право регулирует поведение человека, определяет границы возможного и должного, желательного и нежелательного. Есть пределы, за превышение которых могут наступать неблагоприятные последствия. Содержательно данные пределы носят исторически конкретный характер.

Спорным является также понимание сущности права как чего-то неизменного. Мы не можем приравнивать правовые представления, сформировавшиеся в различные исторические периоды. Иначе говоря, современное универсальное понимание права будет верным только по отношению к нынешним обществам. Содержание и форма права зависят от уровня экономического, социального, культурного развития.

Меры свободы, справедливости, равенства и ответственности фактически представляют собой всеобщие правовые принципы, на которых и основывается универсальное определение права. В данном случае речь идет о том, что идеи свободы,

справедливости, равенства и ответственности имеют различные пределы своего выражения.

Спорным является также понимание равенства, справедливости, ответственности исключительно как компонентов свободы. Сегодня они представляют собой самостоятельные, связанные ценности.

Ряд ученых подразделяют науки о праве на несколько уровней. Первый уровень образуется практической юриспруденцией, позволяющей обеспечить законность правоприменительной деятельности. При этом утверждается, что практикующие юристы не способны увидеть право в целом из-за узости своего мышления.

Вторым, более высоким уровнем юридической науки является общая теория права, позволяющая выработать широкое юридической мышление. Оно является основой для предсказания и определения направлений развития законодательства.

Наконец, третий, самый высокий уровень наук о праве — философия права. Только философия права способна постигнуть сущность права [3, с. 40 -50].

С такими выводами мы принципиально не согласны. Опасным является деление наук на более высокие и низкие, противопоставление практикующих юристов и ученых, занимающихся проблемами философии права.

В течение длительного времени теория государства и права, многие другие юридические науки были весьма абстрактными, абсолютно оторванными от юридической практики. Сегодня теория права максимально приблизилась к потребностям юридической реальности. Именно общетеоретические положения, выводы ученых, занимающихся проблемами философии права, должны лежать в основе всех проводимых правовых преобразований. Сложности, с которыми довольно часто сталкивается наше государство, обусловлены во многом тем, что многие вопросы не имеют достаточного теоретического обоснования.

Таким образом, сущность права интересна не только и не столько для удовлетворения амбиций отдельных исследователей, сколько для практической деятельности.

Например, опираясь на универсальное понимание права, сформулированное Д.Ю. Шапсуго-вым, мы можем совершенно по-другому не только определить понятие налогового права, но и переосмыслить многие налогово-правовые категории,

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

91

значительно повысить правовую защищенность налогоплательщика, усовершенствовать механизм правового регулирования налоговых отношений в разрезе признания человека, его прав и свобод высшей ценностью.

С позиций современного понимания налоговое право выступает как система основанных на принципах справедливости, равенства и ответственности правовых представлений о должном и возможном поведении участников налоговых отношений, юридическое закрепление и реализация которых позволяют создать правовой режим налогообложения, гармонично сочетающий публичные, государственные и частные интересы.

Закономерно, что особое значение для сферы налогообложения имеет принцип справедливости. Именно он выполняет функцию «ведущего», «основополагающего». Как верно отмечается в литературе, современное понимание соотношения таких категорий, как справедливость, закон, налоги, можно сформулировать в виде одной аксиомы: законы о налогах должны быть справедливыми, т.е. устанавливать справедливые налоги [4, с. 46].

Абсолютно прав Р.С. Данелян, подчеркивающий, что справедливость — это «общая нравственная санкция совместной жизни людей, рассмотренная главным образом под углом зрения сталкивающихся желаний, интересов, обязанностей; способ обоснования и распределения между индивидами выгод и тягот их совместного существования в рамках единого социального пространства» [5].

В юридической науке обращается внимание на историческую переменчивость в понимании справедливости. Нет единства в восприятии справедливости и среди современных ученых. Сторонники нормативной концепции права рассматривают справедливость как нравственную основу возникновения, развития и функционирования права. Например, М.Н. Руткевич пишет, что в понятии справедливости фиксируется моральное и правовое представление о том, что соответствует законам, нормам права и общественной, господствующей в обществе морали, что заслуживает нравственного признания, а что — нет [6, с. 16].

Представитель либертарно-юридического типа правопонимания В.С. Нерсесянц считает, что «справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедли-

вость -это сущностное свойство и качество права» [7, с. 45].

Справедливость в налоговом праве основывается не только на нравственных началах, но и на экономических законах и аксиомах, испытанных временем и проверенных практикой налогообложения.

По мнению И.И. Кучерова, справедливое налогообложение должно строиться на основе гармоничного сочетания финансовых интересов государства, общества и налогоплательщиков. Необходимым условием этого является последовательная реализация принципов всеобщности равенства и соразмерности налогообложения [8].

На наш взгляд, справедливость в налоговом праве включает в себя следующие аспекты:

— каждое физическое лицо или организация, имеющие статус налогоплательщиков, обязаны участвовать в покрытии расходов государства соразмерно своим доходам, так как находятся на территории государства, пользуются его защитой, имеют личную и политическую свободу;

— государство обязано предпринимать все действия, направленные на предупреждение, пресечение совершения налоговых правонарушений, на привлечение виновных лиц к ответственности; в противном случае налоговое бремя будет возлагаться исключительно на добросовестных налогоплательщиков;

— государство, признавая формально-юридическое равенство налогоплательщиков, имеет право и обязано использовать налоги для решения социальных, экономических, демографических проблем путем нормативного закрепления налоговых преимуществ (налоговых льгот),

— государство, признавая равенство как общий принцип, обязано устанавливать публично-правовую ответственность за нарушение налогового законодательства, субъектами которой выступают все участники налоговых отношений.

Налоги возникли и развивались вместе с государством. В древнем мире налоги являлись признаком несвободного человека. Негативное отношение к фискальным платежам сохранилось до наших дней. Развитие научных представлений о налогообложении позволяет по-новому оценить роль и значение налогов в жизни современного общества. Налог — это единственная безвиновная форма отчуждения части собственности. Налог определяет

границы публично-правовых обязанностей налогоплательщика, который должен передать государству часть своей собственности, вся остальная собственность находится в полном распоряжении налогоплательщика. Именно поэтому так актуален вывод А. Смита: «Для тех, кто их (налоги) выплачивает, это признак не рабства, а свободы». Устанавливая меру допустимого вмешательства государства в отношения частной собственности, налоговое право призвано обеспечить необходимый баланс интересов участников налоговых отношений [9]. Свобода в налоговой сфере ограничивается правом государства на получение определенной части собственности в целях создания денежных фондов, необходимых для обеспечения жизнедеятельности общества и государства, а также правами других налогоплательщиков (лицо может свободно распоряжаться прибылью, доходами только после уплаты налогов; в противном случае это является посягательством на свободу других налогоплательщиков).

Как писал Гегель, «свобода бывает там, где господствует закон, а не произвол». Свобода в налоговой сфере может быть обеспечена исключительно действием правовых законов. Все обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы, государство имеет право и обязано изымать в виде фискальных платежей только тот минимум, который необходим для обеспечения эффективного осуществления основных направлений его деятельности. После выполнения своей налоговой обязанности налогоплательщик волен распоряжаться своей собственностью. В то же время государство, как властвующий субъект, не может вольно использовать полученные средства. Теперь уже бюджетные средства должны быть направлены исключительно на создание условий, обеспечивающих свободное развитие членов общества.

Хотелось бы затронуть еще один важный аспект — принцип ответственности. Данный общий принцип права находит свою конкретизацию в таком важнейшем признаке правового государства, как взаимная ответственность государства и личности. Без него не может быть обеспечена ни подлинная свобода, ни равенство, ни справедливость.

Общеправовой принцип ответственности в налоговом праве находит свое отражение в известной латинской формуле «gui pro guo» — одно вместо другого. Налогоплательщик добросовестно уплачивает законно установленные налоги и сборы, государство также добросовестно выполняет принятые на себя обязательства, они несут взаимную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение законодательно установленных обязанностей.

Определение права как меры свободы, справедливости, равенства и ответственности субъектов является четким, понятным. Оно дает возможность совершенствовать нашу жизнь, внедрять в законодательство и практику его применения правовые начала, позволяющие оценить право действительно как одну из высших социальных ценностей.

Литература

1. Шапсугов Д.Ю. Размышления о праве // СевероКавказский юридический вестник. 2012. № 2.

2. Зинченко С.А. О понятии сущности права // Северо-Кавказский юридический вестник. 2012. № 4.

3. Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах / Отв. ред. М.Н. Марченко. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007.

4. Голованов Г.Р., ВолковаМ.Г. О реализации принципа справедливости при рассмотрении налоговых споров о предоставлении налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. № 7.

5. Данелян Р.С. Судейское усмотрение. Теоретические, законодательные и правоприменительные акты // СПС «Консультант-Плюс».

6. Руткевич М.Н. О понятии справедливости // Правовые исследования. 2000. № 3.

7. Нерсесянц В.С. Философия права. М., 2010.

8. Кучеров И.И. Справедливость налогообложения и ее составляющие // Финансовое право. 2009. № 4.

9. Демин А.В. Право, справедливость, налогообложение: исходные предпосылки // СПС «Консультант Плюс».

§ 3. Право в современном понимании

Взгляды на право, его сущность, структуру, роль в общественной жизни складывались длительное время. Довольно четко юридическая наука определяет свойства права, те характерные черты, которые придают праву качество государственного регулятора общественных отношений: а) нормативность, поскольку право состоит из правил поведения общего характера; б) неразрывная связь с государством, так как нормы права исходят от государства и охраняются в необходимых случаях его принудительной силой.

Сущность права видится в “обеспечении” или “разграничении” жизненных интересов людей, в “выражении их воли”, в “установлении” определенного порядка общественной жизни. Имеются и другие научные взгляды на сущность права.

Новый подход к праву состоит в попытке установить различие между правом как объективным явлением общественной жизни и законом как формой выражения права и на этой основе сформулировать понятие правового закона (См.: Нерсесянц В. С. Право и закон. М., 1983. С. 342—353.).

Такой тип правопонимания исходит из того, что право и закон не всегда совпадают. Закон может полностью, частично или вообще не выражать сути права как объективного мерила человеческой свободы. Последнее подтверждают примеры недавней истории: фашистская Германия, сталинский период в Советском государстве, расистские режимы в странах Африки. Несмотря на обилие законов, нормативных предписаний исполнительной власти в этих странах, нельзя даже с приблизительной вероятностью говорить об их правовом характере. Это были антиправовые законы, не имеющие ничего общего с правом, справедливостью, свободой человека.

Концепция современного правопонимания исходит из естественно-правовых, материалистических и других прогрессивных взглядов, которые стремились выявить в праве специфический принцип регулирования, отличающий его от других регуляторов общественных отношений (морального, религиозного, уравнительного, властно-приказного). В рамках историко-материалистической концепции права таким специфическим принципом признается принцип формального равенства (См.: Нерсесянц В. С. Указ. соч. С. 351—360.).

Правовое равенство означает формальную независимость и свободу людей в их правовых отношениях. Оно имеет всеобщий характер, так как одинаково распространяется на всех субъектов определенного круга правовых отношений. Право — это всеобщий масштаб и равная мера свободы. Конечно, объем и конкретное содержание правового равенства изменялись: от деления на свободных и рабов до всеобщего формального равенства дня всех; но главное же состоит в том, что принцип равенства заложен в самой природе права и выражает присущую ему справедливость.

Принцип правового равенства, безусловно, является абстрактным выражением справедливости, о чем писали основоположники марксизма-ленинизма. Однако наличие в нем именно правовых начал объективно позволяет обеспечивать равные возможности людей в сфере правового регулирования, утверждать равное для всех значение справедливости, отсекая произвол в общественной жизни. Если же всеобщее и равное для всех значение справедливости подменяется какими-либо частными эгоистическими интересами, происходит разрыв границ между правом и произволом. В таком случае закон, как форма выражения права, лишается правового смысла и соответствующего критерия справедливости. В силу только лишь властной принудительности закон начинает выдаваться за исходное выражение того, что есть право и справедливость.

Смысл различения права и закона обусловлен двумя взаимосвязанными факторами:

1) необходимостью разграничения и противопоставления права и произвола;

2) необходимостью установления соответствия закона объективным требованиям права.

Представители же традиционного правопонимания, отождествляющие право и закон, считают, что право есть продукт властно-принудительного нормотворчества. При таком понимании права последнее обязательно лишь для подвластных. Сама же законодательная власть в своей деятельности руководствуется только процедурными нормами. Провозглашая идею господства закона и законности, сторонники традиционного правопонимания не учитывают главного: объективного критерия правомерности и справедливости этих законов и законности, соответствия их требованиям права, отличия их от произвола властей и несвободы подвластных.

Правовой закон характеризуется следующими признаками:

1. Правовой закон есть выражение и закрепление объективированной в праве меры свободы людей.

2. Правовой закон воплощает в себе принцип формального правового равенства, имеющего всеобщий характер справедливости. Его требования в одинаковой мере распространяются на государственную власть и граждан государства.

3. Правовой закон учитывает и охраняет интересы тех, кто находится за пределами правового равенства (больных, престарелых, безработных).

4. Правовой закон — это не продукт воли и субъективного усмотрения законодателя, а необходимая составная часть объективно складывающегося в данном обществе права. Законодатель не создает содержания права. Он только формулирует его в нормах, отражая объективные потребности развития общества.

5. Правовой закон — антипод произволу. Реальная жизнь закона возможна только в условиях правового государства.

Таким образом, заслуга представителей современного правопонимания состоит в том, что они объединили формальные признаки права и те объективные факторы, которые придают праву качество справедливого регулятора общественных отношений, обеспечивающего всеобщий масштаб и равную меру свободы дня всех, кто находится в сфере правового регулирования. Современные исследователи права наполнили идеи Руссо, Монтескье, Локка, Гегеля, Маркса, Кельзена и других своих предшественников новым содержанием, которое соответствует более совершенному уровню развития общества и государства, высказали собственное видение этой непреходящей научной проблемы.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ЗАКРЕПЛЕНИЯ ЗНАНИЙ

1. Закономерности и основные пути формирования права как объективного явления общественной жизни.

2. Изложите основные положение теории естественного права. Является ли она научной и насколько возможно ее применение в общественной жизни?

3. Особенности взглядов на право представителей исторической школы права.

4. В чем, с современной точки зрения, достоинства и недостатки научных положений реалистической школы права.

5. Социологическая школа права, представленная Эрлихом, Муромцевым, Паундом и другими имеет много поклонников среди современных юристов и социологов. Почему?

6. В какой мере нормативистская теория вошла во плоть нашей юридической науки? В чем это проявляется?

7. Какое значение психологическая теория права имеет для современной юридической науки и практики правового регулирования?

8. Изложите основные положения материалистической теории права. В чем, на ваш взгляд, ее сильные и слабые стороны?

9. Проанализируйте основные признаки права и дайте определение его понятия.

10. Каково взаимоотношение права с экономикой, политикой, религией, другими социальными явлениями?

12. Понятие источников права: их разновидности и краткая характеристика.

13. Почему юридический прецедент, как источник англо-саксонского права, не нашел широкого распространения в западно-европейских странах и России?

14. В чем вы видите различие между правом и законом?

15. Охарактеризуйте основные признаки правового закона.

1.2 Право в современном понимании. Мораль и право

Похожие главы из других работ:

Анализ международного права как нормативной модели системы международных отношений

1.2 Международные отношения и международное право в современном мире

Распад Советского Союза имел для международных отношений самые разнообразные последствия. С одной стороны, произошла дезинтеграция прежней биполярной международной системы…

Гражданское право

2.1. Гражданское общество в современном понимании.

Понятие «гражданское общество», будучи давно известным, оказалось, тем не менее, для нашей науки относительно новым и неразработанным. И если концепция правового общества, выдвинутая в России официально в середине 1980-х годов…

Избирательное право России

4. Избирательное право в России на современном этапе

Состояние избирательного права на современном этапе характеризуется нестабильностью выборного законодательства и реальной возможностью разрешения избирательных споров в судебном порядке…

Источники семейного права

1.2 Семейное право России на современном этапе развития государства

Русское семейное право на современном этапе характеризуется не только принятием нового Семейного кодекса, есть правовое регулирование этой области права на самом высоком конституционном уровне…

Мусульманское право: генезис и современность

Глава 2. Мусульманское право на современном этапе, перспективы развития

Рассматривая развитие мусульманского права на современном этапе, следует отметить, что, несмотря на происходящий процесс взаимодействия данной правовой семьи с иными правовыми культурами…

Наука уголовно-исполнительного права и история ее развития

3. УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Дальнейшее, современное нам развитие уголовно-исполнительного права продолжает осуществляться в рамках новой российской государственности. С 1 июля 1997 г…

Основные тенденции развития обязательственного права

2. Обязательственное право на современном этапе и тенденции его развития

Плюрализм понимания сущности государства

2. Плюрализм в понимании и определении государства

С давних времен мыслители пытались ответить на вопрос, что такое государство. Еще древнеримский оратор, философ и политический деятель Марк Туллий Цицерон спрашивал и одновременно отвечал: «Да и что такое государство…

Понимание права в отечественной и мировой юриспруденции

4. Основные подходы в понимании права.

При анализе подходов понимании права, считается, что имеет смысл выделить три основных подхода таких как: нормативный, социологический, нравственный; а также относительно новый подход в понимании права сформулированный В.С…

Понятие и сущность права

1. Многообразие в понимании права

С правом имеет дело в своей жизни каждый человек и на этом основании составляет о нем свое собственное представление. «Можно, пожалуй…

Право и мораль

§ 2. Право в современном понимании

Взгляды на право, его сущность, структуру, роль в общественной жизни складывались длительное время. Довольно четко юридическая наука определяет свойства права, те характерные черты…

Право собственности

1.2 Право частной собствен-ности в объективном и субъективном понимании

Право частной собствен-ности в объективном понимании — это совокупность правовых норм, которые определяют и охраняют материальные блага принадлежащих конкретным субъектам…

Развитие уголовно-исполнительного права России

3. Уголовно-исполнительное право на современном этапе

Дальнейшее, современное нам развитие уголовно-исполнительного права продолжает осуществляться в рамках новой российской государственности. С 1 июля 1997 г…

Сущность и социальное назначение права

1. Многообразие в понимании права

С правом имеет дело в своей жизни каждый человек и на этом основании составляет о нем свое собственное представление. «Можно, пожалуй…

Теория государства

II. ПЛЮРАЛИЗМ В ПОНИМАНИИ И ОПРЕДЕЛЕНИИ ГОСУДАРСТВА

Учение о становлении человеческого общества выделяет пять основных социально-экономических формации: 1. первобытнообщинная; 2. рабовладельческая; 3. феодальная; 4. капиталистическая; 5. коммунистическая. Первобытное общество…

Современное понимание права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Библиографическое описание:

Малютин, И. А. Современное понимание права / И. А. Малютин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 25 (263). — С. 314-316. — URL: https://moluch.ru/archive/263/60884/ (дата обращения: 02.03.2022).



Юридическая наука, несмотря на своё огромное наследие, не пришла к единому мнению о том, что же такое право.

В связи с этим хотелось бы проследить эволюцию понимания права в нашей стране.

Нормы и принципы естественного права в нашей стране исторически обладали религиозно-этическим обоснованием. Нормативно-ценностным ограничением стремлений естественного права выступала высшая справедливость, которая понималась в качестве универсального идеала, соответствующего основным устоям миропорядка. Но подобное понимание противоречило отечественным устоям, потому в нашей стране наблюдалось отрицательное отношение к позитивному праву [1].

В советский период получил утверждение тезис, в соответствии с которым без государства и его подавляющего аппарата права нет. В качестве идеологической основы советского тоталитаризма выступила социалистическая концепция права, в соответствии с которой право считалось продуктом государственной деятельности. На основании данного подхода право понималось в качестве системы предусмотренных и санкционированных государством формально-определенных, общеобязательных норм и правил, в которых выражена воля экономически господствующего класса и слоев, и которые являются классовым регулятором общественных отношений. Подобное понимание права господствовало до 80-х гг.

Право, в соответствии с данной интерпретацией, исходило напрямую от государства, хотя при этом не отрицалась и обусловленность права существующими общественными отношениями, объективными закономерностями исторического развития. В условиях тоталитарного государства законы часто не соответствовали реальным общественным нуждам и наоборот, были составлены так, чтобы в наибольшей степени приспособиться к нуждам и интересам узкой группы людей, которые находились у власти. Советский тоталитаризм мог навязать обществу единые идеалы и создать действенные правовые акты, которые способствовали развитию разных областей общественной жизни. Однако моноидеологичность и пренебрежение объективными социальными процессами опустили политическую систему СССР в кризис. Представляется, что большинство проблем советского права порождены недооценкой духовной составляющей.

С середины 50-х гг. изредка появляются публикации, в которых поднимается вопрос о необходимости расширения толкования права, о включении в его содержание вместе с нормами права также правоотношений, субъективных прав. Но при этом не подвергалась сомнению мысль о том, что право и закон совпадает, и это влекло необходимость вводить новые понятия, подчинять их основным установкам советской юриспруденции. Еще до того, как была объявлена перестройка, в СССР появились дискуссии о том, что появилась настоятельная необходимость в новом правопонимании, и главным вопросом стал вопрос различения права и закона.

С перестройкой связывается новый этап в исследовании проблемы сущности права. В качестве своеобразного прорыва в данном вопросе выступило исследование Л. С. Явича «Сущность права». Так, автором было предложено такое определение сущности права, под которым он понимал сферу свободы, которая получила основание в исторически определенных формах собственности [2]. Определяя сущность права, на первое место автор вывел категорию свободы.

С началом рыночных преобразований советское право показывает свою неспособность отражать новые общественные потребности. Подобное положение продиктовано постепенным возвратом отечественной философско-правовой мысли к опыту естественно-правового учения и развитию представлений по поводу идеальной сущности права.

В России современного времени проблема осознания сущности права не утратила актуальности. Из некоторых исследований, изданных за последнее десятилетие, можно назвать два фундаментальных труда — М. И. Байтина и О. Э. Лейста по данной тематике.

М. И. Байтин понимает право в качестве нормативного воплощения идей гуманизма, демократии и справедливости. С подобных позиций, по мнению исследователя, можно более эффективно критиковать существующее законодательство, обосновывать меры, связанные с его совершенствованием. Исследователь говорит о том, что требуется, не обостряя различия между разными подходами к трактовке права, больше сосредоточивать усилия на поисках того, что может выступить локомотивом в деле сближения позиций и взаимопониманию для приближения и выработки единого понятия права. «Сущность и содержание права определяются не только экономическим строем общества, — писал он, — но и политикой, моралью, правосознанием, наукой, культурой, религией и всеми другими реалиями социальной жизни, достигнутым уровнем цивилизации» [3].

О. Э. Лейст считает, что право можно рассматривать в качестве исторического факта, чья сущность понимается на уровне абстракции, в котором соединяются понятия и категории социологии, этики, психологии, политологии и собственно истории, т. е. на уровне наук, в которых исследуется общество в целом.

Исследователь считает, что основная цель права представляет собой порядок и социальную стабильность. Отсюда следует его предложение определять право в соответствии с его сущностью в качестве нормативной формы упорядочения, стабилизации и воспроизводства общественных отношений, которая поддерживается и охраняется средствами юридического процесса и государственным принуждением.

Так, он пишет, что право всегда обращается в будущее и предписывает нечто в качестве должного, поэтому идеалы (будущее) всегда представляются в связи с правом как помощью либо помехой в их достижении [4].

Право, следовательно, понимаемое в качестве способа регламентации поведения, имеет своей целью воздействовать на волевое поведение участников общественных отношений при помощи соответствующих стимулов. Именно в связи с этим право должно выражаться не как описание настоящего, а как предписание, которое обращено в будущее.

Право, которое воспринимается в качестве идеального выражения общественных отношений, представляется более функциональным и жизнеспособным в рамках соответствующей системы социокультурных отношений. Будучи признанным гармоничной частью духовного мира человека, оно превращается в наиболее действенный механизм обеспечения развития правовых форм отношений в обществе [5].

Литература:

  1. Скурко Е. В. Некоторые вопросы происхождения и генезиса права как элемента культуры // Правовые культуры. Жидковские чтения: Материалы Всероссийской научной конференции. Москва, 25 марта 2011 г. С. 73
  2. Явич Л. С. Сущность права. Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. Л., 1985. С. 87, 193
  3. Байтин М. И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001. С. 60
  4. Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2008. С. 13
  5. Ивашевский С.Л. Идеальная сущность права: постановка проблемы // Журнал российского права, 2007. С. 70

Основные термины (генерируются автоматически): качество, отношение, подобное понимание, советский тоталитаризм.

Проблема понимания права в современной России.

Проблема понимания права в современной России. В современной отечественной юридической науке бытуют различающиеся по форме определения права. Это: и один из видов регуляторов общественных взаимоотношений; и совокупность санкционированных или установленных государством общеобязательных правил(норм) поведения; и система общеобязательных формально определённых норм, выражающих меру свободы человека, принятых или санкционированных государством; и система общеобязательных формально-определённых, гарантированных государством правил поведения, регулирующих общественные отношения; и средство принудительной реализации справедливости. Привнесём свой скромный вклад в расширение горизонтов понятия сего замечательного явления и предложим на суд общественности ещё одно понимание права, общественно-политического начала его происхождения и содержания в следующих выражениях: право — исключительное достоинство участника взаимных отношений, состоит в осознанной общеизвестной определённой ожидаемой предсказуемости поведения участников таких отношений, обеспеченной способностью принуждения. Таким образом, можно наблюдать, что все определения, несмотря на отличия формулировок, имеют ввиду общественные отношения, что является характерной особенностью социума индивидов, то есть — присущи только одному животному виду природы, виду Homo sapiens-человек разумный, по современной классификации биологов или венцу творенья — человеку, в общепонятном смысле. Не образуя общества, человек не вступает в какие-то отношения, потомучто простое звериное, совершенно обособленное существование не вызывает возникновения сознания необходимости произвольных поступков. Все поступки в таком состоянии совершаются подсознательно, инстинктивно или (если можно так выразится) машинально-автоматически. Отношения в этом случае остаются природными, без какой-либо определённости отношениями живого мира, пищевой пирамиды или отношениями типа: хищник-жертва. Тогда безумное скотское поведение не нуждается в объяснении, истолковании, предсказуемости. Все действия направляются инстинктами и их успешность зависит только от физиологических данных индивида. Порядок при таких условиях определяется правом сильнейшего организма пожрать или уничтожить слабейшие организмы, и это — закон природы. Чем же отличается человеческое право от права зверя — закона клыка и когтя? Правдоподобными и довольно состоятельными видятся представление об основе различия в поведении зверя и человека: представление о способности человека мыслить отвлечённо от конкретных обстоятельств посредством второй сигнальной системы. Именно это представление ложится в основу гуманитарной организации человека — цивилизации. Использование такого замечательного свойства человеческого тела, как разум, сподвигает к поступкам и действиям, имеющим своей целью отсроченный во времени и пространстве результат, не обязательно и не только материального содержания, в грубом смысле этого слова. Материя человеческих чувств и интересов бывает очень тонка и не каждое живое существо может её усвоить, а равно и пережить ощущения и состояние человека. Так знаток повадок животных избегает атаки хищника, благодаря определённой жестикуляции и поведению, так же домашние животные перенимают привычки своих хозяев, но дикий зверь, не принявший плохого взгляда, даже с соблюдением всех известных правил животного мира и не сдерживаемый более по какой-то неведомой причине выработанным искусственным условным инстинктом страха хлыста и револьвера, бросается на дрессировщика и разрывает его. Почему же будучи в цивилизованном человеческом обществе мы можем находится без опаски быть разорванным внезапно нашими соучастниками? Что ограждает и защищает нас от безудержной животной ярости, от желания насытиться и удовлетворить другие низменные позывы? Думается, что этим сдерживающим фактором служит общее для всех соучастников мировоззрение, происходящее из одного мировосприятия, вытекающего из способности созидать, иначе говоря — производительного продуктивного труда. Живя продуктом труда, мы заинтересованы в том, чтобы этот продукт был востребован, значит нам нужны состоятельные потребители нашего труда окружающие нас и, важно, что бы они были предсказуемы, а эти окружающие и есть мы сами для каждого из нас в отдельности. То есть — заинтересованность в предсказуемости поведения исходит от всех и зависит от каждого лично, от всех же и от каждого в отдельности зависят условия этой предсказуемости и последствия сделанных поступков — собственно правила поведения при определённых обстоятельствах. Отказывать в персональной ответственности каждого за следствие поступка любого, равносильно утрате статуса участника такого общества, ведь очевидное нарушение предсказуемости нарушает ход жизни и устоявшийся порядок вещей, что может привести к необратимым и непредвиденным событиям. Итак, принимая вышеизложенное к сведению, попытаемся выразить сущность права, как общественного феномена. Право — продукт договорённости участников общества об условиях общежития и совместной деятельности. Типы и основания для классификации права. Так как право охватывает всё разнообразие отношений человеческого сообщества, то вполне справедливо выделить специфичный признак, по которому можно соотнести тип отношений и вид правовой деятельности в этом случае. Существует множество взглядов на параметры таких характерных признаков и их содержание: отношение человека к человеку; отношение человека к продуктам труда; отношение человека к прочей живой природе; отношение человека к неживой природе; отношение человека к условностям социума; отношение человека к своему обществу; отношение человека к чужому обществу; отношение между обществами или сообществами; Этот перечень довольно полно раскрывается в учебной научной литературе и приводить его пространное содержание теперь сочтём неблагодарным. Упомянем лишь об основе(модели или алгоритме) классификации типа отношений, как способе, позволяющем получить возможно полное представление об изучаемом признаке. В основе любой классификации находится конкретизация. Памятуя об этом, справедливым кажется знать: с каких позиций рассматриваются и описываются интересующие отношения. Далее необходимо уяснить: что это за позиция; кто её занимает; каковы её особенности; и: сопутствующие ей обстоятельства. Ответив на эти вопросы, можно определить характерный признак отношения, полезность и вредность для участников, место в общественном сознании и конкретное соображение относительно имеющегося явления. Отличительным качеством цивилизованного человека остаётся способность создавать ценность. И это представление позволяет назвать современную Россию цивилизованной страной. В письменной литературе осталось к сожалению очень мало свидетельств о быте и праве племён населяющих обозначенную территории. Из имеющегося явственно следует лишь то, что хазары облагали данью побеждённых в виде двух мечей с дома, значит рудокопство и кузнечное ремесло были известны нашим предкам. Ведь невозможно для большей части населения было бы покупать такое огромное количество дорогостоящего оружия на стороне. Вероятно оно изготавливалось на месте, об этом говорит и отличие данных мечей от хазарских, сиречь арабских, обоюдоострым клинком и отличие их от западно-европейских длинной клинка. Предположение о развитой металлургии делает возможным допущение о равномерном развитии племён наших предшественников, северо — и западно-европейских народов и восточных цивилизаций. И нет оснований для умаления правосознания наших предков в сравнении с другими цивилизациями. Явным отличием же была малонаселённость обширных территорий, следствием чего стала затруднённость взаимной помощи при нападении врага, то есть племён не обязанных союзом. Очень вероятно, что причиной приглашения варяжских князей и стала боеспособность и подвижность их отрядов-дружин.. Это следует и из рядов городов и союзных племён с приглашёнными наёмниками. По мере улучшения общения и сближения между наёмниками и местными жителями собственные обычаи наёмников, право их Родины и правила жизни аборигенов стали дополняться, заменяться, забываться, подменяться и использоваться до полного смешения их между собой. С этого ракурса происхождение отечественного права можно представить, как результат слияния местного права пригласивших племён и принесённого с собой права Родины наёмников. До того времени, когда наёмники породнились с местными жителями, местное право и обычаи наёмников не перекрещивались, ибо принимающая сторона задавала условия службы нанятым воинам и ограждала себя от их гражданских претензий. С того времени, как отношения между сильными в военном отношении иноземцами и могущественной экономически, но не столь боеспособной местной знатью стали родственными, возникло оправдание, для участия иноземных наймитов, но уже, как буд-то родных воинов в гражданских спорах. Это породило прецедент использования представлений иноземцев о жизненном укладе и порядке в конкретных ситуациях, когда слово требует незамедлительного действия и ситуация не терпит отложенных решений, так как ценой промедления может стать потеря состояния и даже жизни. Наёмник отличается от воина и, осознав собственную значимость, гораздо более склонен употребить любую открывшуюся возможность для умножения собственного блага, нежели думать об общественном благополучии. Так и произошло в нашем Отечестве, князья выступили против посильного противника независимо войдя в общественный процесс местного общества. Однако, благодаря произошедшей натурализации мировосприятие их переменилось и они стали чувствовать себя частью народа, что и произошло на самом деле. В свою очередь, местная знать обогатилась представлением о порядке регулярной войны. Со времени возникновения в обществе права, возникает потребность в систематизации правовых положений, их обобщении, придании им удобного для использования вида. Обязательным условием становится и ознакомление с такими правилами всех участников общественных отношений. Можно сказать, возникновение правоведения или юридической науки начинает быть с момента оглашения всеобщих правил поведения или прав какого-то определённого человеческого общества. В продолжающемся бытии отечественного правоведения условно можно выделить несколько значимых промежутков: 1.Допетровский период 2.Период российского единства до 1917 года 3.Советский период 4.Период возрождённого права 5.Нормологический период. Каждому из этих периодов свойственно специфичное понимание и истолкование содержания права. 1.Официальное содержание совпадает с народным пониманием: право — условия и принадлежности жизни народа зафиксированные, принятые и защищаемые выбраной властью, в обмен на лояльность к хозяйственной деятельности выбранной в государственную должность фамилии. 2.Расхождение между народным пониманием, которое претерпело несущественные изменения и оказывает лояльность не только к хозяйственной,но любой деятельности выбранной в государственную должность фамилии с ожиданием соблюдения условий такого выбора, то есть — защиты собственности и жизни от внешнего или внутреннего врага и официальным установлением узурпационного содержания права полного собственника на территорию страны и её населения. Это расхождение наглядно продемонстрировало результат конфликта , возникшего в следствии разного понимания условий договора о правилах поведения народа и той части его, кто исполнял должности — непрекращающиеся восстания и бунты, бегство за пределы страны или в трудно досягаемые районы. Официально право истолковывалось при этом, как не как результат договорённости равноправных, но как бесспорное преимущество собственника части населения, на землю народа и другую часть населения, обусловленное божественным промыслом и естественным положением. На исходе этого периода, впрочем, экономическая жизнь доказала несостоятельность такого мировосприятия и от указанной точки зрения пришлось отказаться под гнётом внешнего и внутреннего долга. Было признано начальным народное согласие в установлении содержания права и возврат к истоку человеческого общества — главенству производительного свободного труда. 3.В советском периоде толкование права претерпело некоторые метаморфозы на протяжении очень короткого времени. От полного отрицания значимости человеческой личности , при установлении порядка и уклада жизни ограниченными сообществами, до признания необходимости учёта мнений, интересов и естественных потребностей всех людей общества при формулировании законов и социальных норм. 4.Самый светлый и короткий период в жизни отечественного правоведения, расцвет юридической мысли, вознёсшей содержание права к его истинному значению — регулируемому гражданами порядку общественного устройства, но, к несчастью не доведший до настоящей реализации этой прекрасной идеи о создании интегрированного государства устойчивого развития в России. 5.Период начавшийся с середины 1990-х годов и продолжающийся до сих пор, когда право наполняется смыслом, противоречащим рассудку и определяется как норма жизни исходящая от государства. То что должно обеспечивать соблюдение правил, выполнять приказы и веления граждан и не может быть источником жизни, само претендует на мыслеустроение и изначальность. Продолжение следует.

Всеобщая декларация прав человека | Организация Объединенных Наций

Всеобщая декларация прав человека является основополагающим документом исторической важности.  Текст Декларации явился результатом тесного взаимодействия специалистов в области права, представлявших все регионы планеты.  Декларация была принята резолюцией 217 А Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Париже 10 декабря 1948 года в качестве документа, принципам, изложенным в котором, обязаны следовать все народы и страны.  Впервые в истории человечества был принят документ, провозгласивший необходимость защиты основных прав человека. Декларация переведена на 500 языков.

ПРЕАМБУЛА

Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и

принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения; и

принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и

принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и

принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод; и

принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства,

Генеральная Ассамблея,

провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

Статья 1

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Статья 2

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.

Статья 3

Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность.

Статья 4

Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах.

Статья 5

Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.

Статья 6

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Статья 7

Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.

Статья 8

Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Статья 9

Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию.

Статья 10

Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Статья 11

1. Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты.
2. Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в то время, когда преступление было совершено.

Статья 12

Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Статья 13

1. Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства.
2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну.

Статья 14

1. Каждый человек имеет право искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем.
2. Это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления, или деяния, противоречащего целям и принципам Организации Объединенных Наций.

Статья 15

1. Каждый человек имеет право на гражданство.
2. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство.

Статья 16

1. Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать свою семью. Они пользуются одинаковыми правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения.
2. Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон.
3. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.

Статья 17

1. Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими.
2. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества.

Статья 18

Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.

Статья 19

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Статья 20

1. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций.
2. Никто не может быть принуждаем вступать в какую-либо ассоциацию.

Статья 21

1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.
2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране.
3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования.

Статья 22

Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства.

Статья 23

1. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.
2. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд.
3. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.
4. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов.

Статья 24

Каждый человек имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск.

Article 25

1. Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам.
2. Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой.

Статья 26

1. Каждый человек имеет право на образование. Образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным, и высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.
2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами, и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.
3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.

Статья 27

1. Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами.
2. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является.

Статья 28

Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены.

Статья 29

1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.
2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.
3. Осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций.

Статья 30

Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано, как предоставление какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам права заниматься какой-либо деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в настоящей Декларации.

2. СОВРЕМЕННОЕ НОРМАТИВНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ — Теория государства и права

2. СОВРЕМЕННОЕ НОРМАТИВНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Любое определение права неполно, относительно, так как не может охватить всего многообразия различных его свойств, черт, характеристик, связей. Краткое определение призвано отразить лишь наиболее общие, основные, главные признаки этого сложного явления.

К таким наиболее существенным признакам права относятся: 1) государственно-волевой характер; 2) нормативность; 3) властно-регулятивная природа.

Следует также иметь в виду, что нормативное понимание права

сообразно современному уровню развития юридической науки в России претерпевает существенные изменения, нуждается в осмыслении

 См.: Сов. государство и право. 1979 № 7. С. 56-74; № 8. С. 48-67.

новых для него моментов2. Один из них заключается в необходимости

познания права не только с классовых, но и с общечеловеческих позиций.

Государственно-волевой характер права состоит в том, что право выражает государственную волю общества, обусловленную экономи- ческими и духовными, а также национальными, религиозными, демо-1 графическими, природными и другими условиями его жизни. I

Через государство «возводится в закон», становясь обязательной для всех, не только воля господствующего класса (там, где он есть), но также и воля других классов, слоев и групп данного общества, выражающая их интересы и притязания. Стремясь к смягчению и преодолению существующих противоречий, компромиссу между различными социальными слоями, государство учитывает и корректирует многосложную и противоречивую волю общества, придавая ей всеобщее выражение в виде воли государственной.

Право немыслимо вне осознанной, волевой деятельности людей. Право всегда есть воля, но не всякая воля – право. Так, не является правом воля отдельного индивида, социальных групп, слоев, классов. Не становится сама по себе правом также воля политических партий и других общественных объединений, выраженная в их документах. Это не государственные виды (формы) воли.

Только когда воля -«выражена как закон, установленный властью»2, она становится государственной.

От других разновидностей воли государственная воля отличается тем, что она, во-первых, аккумулирует экономические, политические, социальные, культурные и иные интересы и притязания различных классов, слоев и групп населения; во-вторых, является независимой от воли отдельных лиц и их объединений, обязательной для всего общества; в-третьих, объективируется в исходящих от государства и охраняемых им общеобязательных установлениях, правилах поведения, именуемых правовыми или юридическими нормами.

Эта государственная воля общества, воплощенная в правовых нормах, и есть право.

Сущность и содержание права определяются не только экономическим строем общества на данном этапе его развития, но и политикой, моралью, правосознанием, наукой, культурой и всеми другими реалиями социальной жизни, достигнутым уровнем цивилизации.

Особо следует выделить такой духовный общечеловеческий фактор, вот уже несколько столетий оказывающий мощное влияние на

1 См.: Байтии М.И. О современном нормативном понимании права // Журнал Российского права. 1999. № 1. С. 98-99.

2Ленин В И. Поли. собр. со». Т. 32. С. 340.

формирование и развитие права, как учение о естественных, прирожденных, неотъемлемых правах человека, которые должны лежать в основе позитивного, официально действующего в пределах того или иного государства права. Лишь в этом случае последнее, с позиций естественно-правовой теории, оценивается как соответствующее человеческому разуму, природе человека, а потому гуманное и справедливое.

С тех пор как провозглашенные естественно-правовой теорией законы, синтезирующие общечеловеческие представления об идеях и принципах морали и правосознания, впервые получили выражение в качестве государственной воли в одном из замечательных документов Великой французской революции – Декларации прав человека и гражданина (1789), они прошли большой и сложный путь, ознаменовавшийся их международно-правовым признанием в принятой ООН Всеобщей декларации прав человека (1948).

Вопрос о том, соответствует или не соответствует право того или иного государства идеям признания и охраны основных, фундаментальных прав и свобод человека и гражданина, стал фактически международно признанным критерием отнесения данного государства и права к демократическому или тоталитарному.

Воздействие идей естественно-правовой теории на развитие современного российского права впервые получило официальное признание и выражение в Декларации прав и свобод человека и гражданина РСФСР (1991) и особенно в Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г. Непосредственно с этим связан происходящий ныне процесс углубления нравственных начал отечественного права, сближения права и морали демократического общества. Естественное право практически неосуществимо без позитивного, а духовная основа, нравственная сила позитивного права коренится в праве естественном.

Соответственно один из новых моментов, характеризующих нормативный подход к праву, состоит в стремлении к полному преодолению существовавшего ранее отрыва от идей естественной школы права, обеспечению единства естественного и позитивного права в теории и

на практике.

Итак, в том, что право – государственная воля общества на данном

этапе его развития, обусловленная экономическими, духовными и другими условиями его существования, состоит общечеловеческая и классовая сущность права.

Нормативный характер права заключается в том, что право как

государственная воля общества проявляется вовне, выступает в реаль-

ной жизни не иначе как система официально признаваемых и действу ющих в данном государстве юридических норм в их материалистическом понимании. )

В специальной литературе эту систему норм принято называть правом в объективном смысле (объективным правом), имея в виду, что оно, будучи государственной волей общества, не зависит от воли отдельных индивидов и не приурочено к какому-либо определенному субъекту, в  отличие от права в субъективном смысле (субъективного права) как» права (правомочия) того или иного участника (субъекта) правоотношения либо совокупности таких прав (правомочий).

Нормативный признак права позволяет объяснить соотношение сущности, содержания и формы права. Вопрос этот сложный, неоднозначно трактуемый различными учеными, в том числе и сторонниками нормативного понимания права. Одни авторы смешивают содержание права с его сущностью, другие – с его формой.

Правильное решение данного вопроса можно найти на основе рассмотрения права под углом зрения его государственно-волевого и нормативного признаков. Если сущность права в том, что оно, как отмечалось выше, выражает обусловленную всей реальной жизнью государ- ственную волю общества, то его содержание составляет нормативное выражение этой воли. Иначе как путем издания или санкционирования властью общеобязательных норм не представляется возможным возвести волю общества в закон, выразить ее как государственную. Тем самым содержание права конкретизирует сущность права данного общества во всем многообразии составляющих его правовых норм.

Право отличается от других социальных норм (обычаев, морали, норм общественных объединений) рядом присущих только ему специфических особенностей, характерных черт. Наиболее существенные из них: связь с государством, охрана от нарушений возможностью государственного принуждения; общеобязательность; формальная определенность; институционность; качество официального регулятора общественных отношений.

Связь права с государством состоит в том, что составляющие право нормы, воплощающие государственную волю общества, в отличие от иных социальных норм, издаются или санкционируются государством и охраняются наряду с воспитанием и убеждением (что свойственно и другим социальным нормам), возможностью применения, когда это не-

) Данная идея получила обоснование и развитие в работах II.Г. Александрова, С.С. Алексеева, М И. Байтипа, С И Братуся, Л М. Васильева, А.В. Мицкевича, П.Е. Не-дбайло, А.С Пиголкипа, С.П. Полспипой, И.С. Самощенко, Ю.А. Тихомирова, Р.О Хал-финой, А.Ф. Чсрдаицсва, А.Ф. Шсбанова и др.

I обходимо, юридических санкций (что характерно исключительно для

нрава).

Следует заметить, что в специальной литературе была подвергнута

I справедливой критике в качестве одной из ошибок прошлого форму-1 лировка, сводящая право к мерам принуждения, что будто его применение «обеспечивается принудительной силой государства». Подобные выражения, неудачные, неточные сами по себе, особенно неприемлемы в нынешних условиях, так как большинство граждан добровольно и сознательно сообразуют свое поведение с нормами права. Однако в отличие от иных социальных норм за правом всегда «стоит» аппарат государства, способный в случае нарушения правовых норм принудить к их соблюдению. Стало быть, не в обеспечении принудительной силой государства, а в возможности государственного принуждения как гарантии реализации, охраны правовых норм от нарушений – одна из

наиболее важных особенностей права.

В прямой связи с изложенным находится другая важнейшая черта права – его общеобязательность. Все иные разновидности социальных норм (нравственные, корпоративные, религиозные и т.д.) обязательны лишь для той или иной части населения. И только право – система норм, обязательных для всех. Тем самым праву отводится роль нормативной основы законности и правопорядка, всей правовой системы общества.

Следующая неотъемлемая черта права – формальная определенность, т.е. точность, четкость, емкость, стабильность, чему способствуют, в частности, такие внутренние свойства, как предоставительно-обя-зывающий характер, специфическая структура (строение) правовых норм и юридическая техника их внешнего оформления.

Важным свойством права, придающим ему формальную определенность, является его институционностъ, заключающаяся в том, что составляющие право нормы издаются или санкционируются государством в строго определенных формах, своего рода знаковых системах, каковыми служат различные юридические источники. Как было показано выше, содержание права составляет система действующих юридических норм.

Что касается формы права, то под ней понимаются определенные способы выражения государственной воли общества. Форма показывает, каковы внешние проявления права, в каком виде оно существует и функционирует в реальной жизни. С помощью формы происходит придание воле государства доступного и общеобязательного характера, доведение этой воли до исполнителей. Посредством формы право как бы получает «путевку в жизнь».

Наиболее распространенной основной формой (источником) выражения российского права служат нормативно-правовые акты, ведущее , место в ряду которых принадлежит закону – нормативному акту, издаваемому на основе строго определенной демократической процедуры представительными и законодательными органами Российской Федерации и ее субъектов для регулирования наиболее важных общественных отношений и обладающему высшей юридической силой. Кроме того, имеются и иные формы выражения (юридические источники) права.

Раздельное рассмотрение содержания и формы права логически возможно лишь в порядке научной абстракции, в целях удобства исследования. В реальной же действительности они «не существуют обособленно друг от друга: бесформенное содержание права также немыслимо, как и его бессодержательная форма. Содержание права имеет место лишь постольку, поскольку оно оформлено»2.

Именно из единства содержания и формы права исходит его нормативное понимание. Вместе с тем нельзя не учитывать, что не всякая норма, изданная тем или иным государственным органом, обязательно выражает «возведенную в закон» волю общества. В связи со значительным увеличением объема законотворческой деятельности субъектов РФ и нормотворческого процесса, в том числе ведомственного, в масштабах Федерации, в теории права назрел вопрос о необходимости выработки основанных на Конституции РФ четких научных критериев соответствия отдельных норм, содержащихся в различных нормативных актах и других источниках, праву как государственной воле общества.

Такими критериями, соответственно духу и букве Конституции РФ, являются:

• для норм, выраженных в федеральном законе – соответствие Конституции РФ;

• для норм, содержащихся в законе субъекта РФ, в зависимости от конституционного или договорно закрепленного разграничения пределов ведения и полномочий, – соответствие федеральному закону или конституции (уставу) данного субъекта Федерации и в конечном счете Конституции РФ;

• для норм, содержащихся в подзаконных нормативных актах и других источниках права (нормативный договор, правовой обы-

 Подробнее об этом см.: Мицкевич А.В. Источники (формы выражения) российского права. Историко-тсорстичсский очерк // Закон: основание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998.

2Шебапов А.Ф. Форма советского права. М., 1968. С. 24-25.

чай), – соответствие нормам, выраженным в федеральных законах, уставах и законах субъектов Федерации и в конечном счете в Конституции РФ;

• для норм, содержащихся во всех источниках права, – соответствие основным правам и свободам человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, закрепленным и гарантированным в Конституции Российской Федерации (ст. 17,18) в качестве непосредственно действующих. Сообразно этому суд управомочен не применять при разрешении конкретных дел нормы, которые по его убеждению влекут нарушение прав и свобод граждан, в каждом подобном случае руководствоваться соответствующими нормами Конституции

РФ.

Наряду с четким различием содержания и формы права, нормы права и закона, нормативный признак подчеркивает их единство и однопорядковостъ, общую устремленность на упрочение законности и правопорядка, правовое обеспечение стоящих перед обществом и государством задач.

С этим связан вопрос о роли права как особого регулятора общественных отношений, без выяснения которого не может быть достаточно полного представления о праве и его особенностях в сравнении с другими социальными регуляторами.

Властно-регулятивный характер права раскрывает специфику социального назначения права как особого государственного регулятора

общественных отношений.

Для характеристики данного признака права недостаточно отметить, что оно есть «социальный регулятор», ибо роль подобного регулятора выполняют также обычаи, мораль, нормы общественных объединений и т.п. В сравнении с ними право – особый, а именно государственный регулятор. Как создание, так и реализация права, его активная роль в регулировании общественных отношений находятся в прямой зависимости от государственной власти, сопряжены с функционированием ее механизма, формами деятельности, контролем за точным соблюдением правовых норм всеми.

Данный признак проявляется и в том, что право регулирует отношения между людьми соответственно воплощенной в нем государственной воле общества. Поэтому, в отличие от других социальных регу-

 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета 1995. 28 дек; Постановление Конституционного Суда РФ по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации // Российская газета. 1998.30 июня.

ляторов, право данного общества может быть только одно; оно едино и/, однотипно с государством. .

Сообразно этому право является высокоэффективным инструментом проведения в жизнь политики государства, специфическим средством (формой) организации и обеспечения его разносторонней дея- тельности, осуществления задач и функций. Право – единственная, нормативная система, регулирующее воздействие которой на отношения между людьми влечет для их участников определенные юридичес-1 кие последствия.

Специфика регулятивной роли права связана с предоставительно-обязывающим характером его норм – правил поведения. Эти нормы, устанавливают для участников регулируемых отношений взаимные права и обязанности, которые гарантируются и охраняются государством. Тем самым регулируемым правом фактическим отношениям придается характер правовых отношений.

Все изложенное выше позволяет праву быть равной мерой, применяемой к различным людям, одинаковым масштабом их возможного и 1 должного поведения, упорядочения и развития отношений между  ними, в правовом урегулировании которых заинтересованы государство и общество. Тем самым – и это особенно важно для характеристики права как государственного регулятора общественных отношений – оно выступает в качестве единственного официального определителя и критерия правомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения, т.е. меры свободы.

Властно-регулятивная природа права в тесной связи с его волевым и нормативным признаками дает ответ на вопрос: почему именно право представляет собой наиболее всеобъемлющий и эффективный регулятор общественных отношений. Конечно, возможности воздействия права на социальную действительность не беспредельны, любые попытки их преувеличения, абсолютизации ведут к волюнтаризму. Международный, в том числе российский, опыт подтвердил, что «право» никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества».

На основе обобщения рассмотренных выше признаков права, образующих сердцевину его нормативного понимания, можно предложить следующее общее определение понятия права.

Право есть система общеобязательных, формально-определенных . норм, которые выражают государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер; издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений, наряду с мерами воспитания и

 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 19.

убеждения, возможностью государственного принуждения; являются властно-официальным регулятором общественных отношений.

II Право, существующее в реальной жизни, необходимо рассматри-, вать с учетом конкретизации его государственно-волевого, нормативного и властно-регулятивного признаков применительно к определенной ступени исторического развития и особенностям той или иной страны.

 

 

31

«Юриспруденция в современном понимании этого термина обязана своим происхождением западной правовой мысли» — Объясните.

Что такое юриспруденция?

Слово юриспруденция происходит от латинского слова « jurisprudentia », что означает «знание права». Латинское слово « juris » означает закон, а « prudentia » означает умение или знание. Таким образом, юриспруденция означает знание права и его применение.

Согласно Оксфордскому словарю юриспруденция – это систематическое и сформулированное знание или наука о человеческом праве.

В этом смысле он охватывает всю совокупность правовых принципов в мире. История понятия права показывает, что юриспруденция в разное время принимала разные значения. Поэтому трудно попытаться дать единственное определение термина. Она имеет долгую историю развития, начиная с классического греческого периода года до современной юриспруденции 21 -го века с многочисленными изменениями в ее характере на различных этапах ее эволюции. [1]

Специалисты в области юриспруденции или философы права надеются получить более глубокое понимание природы права, юридических рассуждений, правовых систем и правовых институтов.

Современная юриспруденция началась в 18 веке и была сосредоточена на первых принципах естественного права, гражданского права и права народов. Общая юриспруденция может быть разбита на категории как по типам вопросов, которые ученые стремятся решить, так и по теориям юриспруденции или школам мысли относительно того, как лучше всего отвечать на эти вопросы. [2]

  1. Информация получена с: http://en.wikipedia.org/wiki/Jurisprudence.
  2. 2. Коттеррелл, Р. (2003). Политика юриспруденции: критическое введение в философию права , 2-е изд. Оксфорд : Издательство Оксфордского университета .

Современная философия права, занимающаяся общей юриспруденцией, рассматривает проблемы в двух грубых группах:

  • Проблемы, внутренние для права и правовых систем как таковых.
  • Проблемы права как особого социального института в его отношении к более широкой политической и социальной ситуации, в которой оно существует.

В эпоху становления общего права в Англии термин «юриспруденция» использовался в общем смысле для включения изучения различных аспектов права. Однако в первые десятилетия 199027-го -го века с теориями, выдвинутыми Бентамом и его учеником Остином, термин «юриспруденция» приобрел определенное значение. Бентам проводил различие между изучением права как «оно есть» и «каким оно должно быть» и называл их «экспозиционной» и «цензурной» юриспруденцией соответственно.

Позднее Остин занимался в основном формальным анализом английского языка и связанных с ним понятий, которые до сих пор продолжают оставаться основным содержанием английской юриспруденции. [3]

Юриспруденция рассматривалась в разное время и разными школами мысли как философия, история или наука. В основном это касается природы и функции права. Он касается таких вопросов, как что такое закон, откуда он берется, что он делает или каковы средства для его выполнения.

Юриспруденция – ее значение»

Конечно, термин «право» имеет различные коннотации; здесь мы употребляем его в абстрактном смысле, т. е. не в смысле конкретных законов, а в смысле общих принципов, лежащих в основе права.

  1. 3.        Коттеррелл, Р. (2003). Политика юриспруденции: критическое введение в философию права , 2-е изд. Оксфорд : Издательство Оксфордского университета .

Таким образом, например: в современном государстве преобладают различные отрасли права, такие как договор, гражданское правонарушение, преступление, собственность, трасты, компании, трудовые отношения, несостоятельность и т. д., и в юриспруденции мы должны изучить основные принципы каждой из них. этих отраслей, и мы не касаемся подробных правил этих законов. Они должны быть изучены подробно, когда мы изучаем эти отрасли права по отдельности. [4]

Судебная практика исследует общие принципы уголовной ответственности, но не пытается детализировать сущность каждого правонарушения.Короче говоря, юриспруденцию можно рассматривать как изучение и систематизацию общих принципов права. В другом смысле юриспруденцию можно рассматривать как философию права, изучающую природу и функцию права. Этот подход к юриспруденции получает первенство в наше время, учитывая быстрые социальные изменения, происходящие во всем мире в последние десятилетия. В конечном итоге это привело к тому, что сейчас называется «функциональной юриспруденцией», акцент которой делается на взаимоотношении между законом и правосудием.[5]

Индийская юриспруденция обязана своим происхождением древней концепции «Дхармы», которая считалась лучшим способом дисциплинировать ум. Практика Дхармы позволила гражданам привить чувство дисциплины при поведении в обществе. Однако с течением времени и прогрессом индийского общества концепция права и, следовательно, юриспруденции радикально изменилась.

  1. Джон Витте-младший: Краткая биография Дойеверда, Хендрик ван Эйкема Хоммес , Inleiding tot de Wijsbegeerte van Herman Dooyeweerd (Гаага, 1982; стр. 1–4,132).Университетский колледж Искупителя.
  2. Информация получена с: http://en.wikipedia.org/wiki/Jurisprudence.

 Изучение юриспруденции как отдельной отрасли знаний заявлено у римлян. Для них юриспруденция означала «знание права». Но в современном понимании это значение является слишком расплывчатым и общим. Хотя римляне на практике никогда не смешивали закон с моралью или религией, теоретически это различие вряд ли существовало в прежние времена.

Определение и концепция юриспруденции римскими юристами могут показаться расплывчатыми или неадекватными в современном смысле этого термина, но заслуга признания юриспруденции в качестве самостоятельной отрасли юридической науки впервые принадлежит римским философам-правоведам, которые в конечном итоге проложил путь к развитию предмета в современном виде.

Римское гражданское право и опиравшееся на него церковное каноническое право первоначально представляли собой просто смесь прошлых декретов, распределенных по темам. Эти декреты часто противоречили друг другу, и ученые-юристы должны были определить, какие аспекты каждого декрета все еще имеют обязательную силу. Как правило, более поздний закон отменял старый закон только в том случае, если он явно противоречил старому закону или имел последствия, которые делали старый закон недействительным.

В некоторых странах гражданского права, таких как Италия, ожидается, что суды низшей инстанции будут толковать закон так же, как и Верховный суд, но строгого требования к этому нет.Действительно, не было бы никакого способа обеспечить это, поскольку прецедентное право не является формальным прецедентом; только законы, принятые законодателями, имеют обязательную силу. [6]

  1. Информация получена с:  http://www.arcaneknowledge.org/histpoli/commoncivil.htm

&  Информация получена с: http://en.wikipedia.org/wiki/Jurisprudence.

В европейской традиции существуют две великие системы юриспруденции: общее право и гражданское право. Судебная практика общего права, которая преобладает в Англии и большинстве бывших членов Британской империи, черпает свой авторитет из общей судебной практики и унаследованных традиций.

Общее право не обязательно кодифицировано или писано, но, как и английская конституция, это уже существующая реальность, которую магистраты должны уважать. Гражданское право, происходящее от римского права, господствует в большей части Европы и Латинской Америки. В своей современной форме он всегда кодифицирован, но более существенным для гражданского права является представление о том, что судьи связаны законами и могут выносить решения только по конкретным делам, не устанавливая общих правил. Таким образом, общее право и юриспруденция гражданского права влекут за собой очень разные роли судебной власти в формировании содержания права.

В девятнадцатом веке большинство европейских стран стремились кодифицировать свои законы, чтобы не было двусмысленности в отношении того, какие законы действуют. От Кодекса Наполеона 1804 г. до Кодекса Пио-Бенедиктинца 1917 г. все гражданское и каноническое право в континентальной Европе было организовано в письменные кодексы.

Хотя эта система имела выдающееся преимущество в том, что делала закон ясным, единообразным и рационально понятным, она отдавала полную юрисдикцию в руки государства, чьи статуты могли заменить даже самые незапамятные обычаи.Таким образом, древний обычай больше не мог служить препятствием для прихотей ныне живущих, как это делают обычаи, закрепленные в обычном праве. Государство имело полную свободу формировать общество по своему усмотрению; даже конституции Европы были написаны как юридические кодексы, в которые законодательные органы вносили поправки, как в закон.[7]

  1. Информация получена с:  http://www.arcaneknowledge.org/histpoli/commoncivil.htm

&  Информация получена с: http://en.wikipedia.org/wiki/Jurisprudence.

  • ·       Французская юриспруденция

В странах с гражданской юриспруденцией, напротив, решение судьи применяется только к конкретному рассматриваемому делу. Во Франции, например, решение часто состоит не более чем из формулировки приговора, за которым следует ссылка на соответствующие законодательные акты без какого-либо подробного толкования. Ожидается, что другие суды в будущих делах будут апеллировать непосредственно к статутам, а не к толкованию статута предыдущим судом.

ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЮРИСДАНЦИИ:-

Термин «юриспруденция» в разное время означал разные вещи. Вариация обусловлена ​​разными методами исследования и подхода к изучению предмета. Именно по этой причине Джулиус Стоун описал юриспруденцию как « экстраверсию юриста », подразумевая, таким образом, что юриспруденция включает в себя изучение предписаний, идеалов и методов права юристами в свете дисциплин, отличных от права. .Определение юриспруденции, данное некоторыми выдающимися юристами, можно сформулировать следующим образом:

Определение по Ульпиану :-

 Ульпиан определил юриспруденцию как « наблюдение за вещами человеческими и божественными, познание справедливого и несправедливого ».

Он имеет более или менее то же значение, что и термин «дхарма» в индуистской юриспруденции, и охватывает область религии, этики и философии.Таким образом, это определение является слишком широким и имеет более широкий смысл.

 

[9] Уиллис, Джон. «Общее право», Католическая энциклопедия , Vol. 9. Нью-Йорк: Robert Appleton Co., 1910.

.

 Определение по Грею :-

 Профессор Грей также определил юриспруденцию более или менее таким же образом. Он высказал мнение, что « юриспруденция — это наука о праве, изложение и систематизация правил, которым следуют суды, и принципов, включенных в эти правила ».

Таким образом, юриспруденция имеет дело с таким правом, которое состоит из правил, применяемых судами при отправлении правосудия. Другими словами, законы юриста имеют дело с человеком и стремятся регулировать внешнее поведение человека в обществе. [10]

  Определение Согласно Salmond :-

 Salmond определяет юриспруденцию как « науку о первых принципах гражданского права .Таким образом, он указывает, что юриспруденция имеет дело с особым видом права, а именно с гражданским правом или правом Государства.

Салмонд поддерживает Холланда и Остина в том, что юриспруденция является наукой, то есть систематическим изучением основных принципов отдельных конкретных правовых систем. Он классифицировал юриспруденцию в « общем » и « конкретном » смысле. Первый включает в себя всю совокупность правовых доктрин, тогда как последний означает только определенную ветвь таких доктрин.По его словам, только особый смысл является надлежащей юриспруденцией, поскольку он имеет дело с общими принципами конкретной правовой системы. [10]

Салмонд заметил, что в качестве « науки права » может быть три вида юриспруденции:

  • ·        Пояснительная или систематическая юриспруденция, рассматривающая содержание действующей правовой системы как существующей в любое время в прошлом или настоящем.
  • ·        История права, изучающая правовую систему в процессе ее исторического развития.

[10] Уиллис, Джон. «Общее право», Католическая энциклопедия , Vol. 9. Нью-Йорк: Robert Appleton Co., 1910.

.
  • ·        Наука о законодательстве, цель которой состоит в том, чтобы изложить закон таким, каким он должен быть. Он касается идеального будущего правовой системы и цели, которой она может служить.

Определение по Джону Остину :-

 Остин называет юриспруденцию « философией позитивного права .

Он был первым юристом, сделавшим юриспруденцию наукой. Под термином « позитивное право » он имел в виду « jus positivum ». Это закон, установленный конкретным начальником для того, чтобы заставить своих подданных повиноваться. Остин отличает право от обычаев и этических абстрактных идей. Он предпочел разделить юриспруденцию на две части, а именно:

(1)    Общая юриспруденция

(2)    Частная судебная практика

Под « Общая юриспруденция », он имел в виду «науку, занимающуюся изложением принципов наций, которые являются общими для всех систем права», тогда как « Частная юриспруденция » состояла из науки о любая такая система позитивного права, которая существует сейчас или когда-то действительно существовала в конкретно определенной нации.[11]

Историческое развитие гражданской юриспруденции

Римляне разработали всеобъемлющий свод гражданского права, который оказался более прочным наследием, чем их мировая империя. Практически каждый народ Европы ощутил влияние римского права либо в судебных учреждениях, либо в содержании законов. [12]

  [11] Уиллис, Джон. «Общее право», Католическая энциклопедия , Vol. 9. Нью-Йорк: Роберт Эпплтон Ко., 1910.

[12] Джозеф Раз, The Authority of Law (1979) Oxford University Press

Как и при обсуждении общего права, нас интересует не конкретное содержание римского права, а его принципы юриспруденции. [13]

Римское гражданское право

, или ius civile , возникло как разновидность общего права, представляя собой совокупность традиционных правовых обычаев, которые сначала не были зафиксированы в письменной форме. По крайней мере, со времен ранней республики гражданское право признавалось как ius populi , или народное право, поскольку оно определялось народными собраниями, особенно собранием центурионов ( comita centuriata ).

В отличие от афинской системы (но похожей на другие греческие города-государства), римское общественное собрание имело реальную законодательную власть. Тем не менее раннеримская концепция закона ( ius ), как и греческая nomos , вытекала главным образом из представления людей о том, что правильно и справедливо. Поскольку право воплощало в себе традиционные нравственные представления о справедливости, то вполне естественно, что сохранение закона сначала возлагалось на заботу жрецов. [14]

Хотя гражданское право выражало волю народа, римляне признавали его авторитет только в публичной сфере ( ius publicum ), а не в сфере частной.Частное право ( ius privatum ) регулировало споры между семьями и отдельными гражданами. На практике это может включать бдительность, поскольку пострадавшая семья может похитить сына из конкурирующей семьи, тем самым вынудив последнюю согласиться на арбитраж. В домашнем хозяйстве не существовало ни государственного, ни частного закона, кроме воли pater familias , который управлял своей женой, детьми, слугами, рабами и собственностью с абсолютной властью, пока он жил. [15] Таким образом, гражданское право было строго ограничено по своему охвату, и римское общество было далеко не таким законническим, как можно было бы ожидать.

  [13] Уиллис, Джон. «Общее право», Католическая энциклопедия , Vol. 9. Нью-Йорк: Robert Appleton Co., 1910.

.

[14] Джозеф Раз, The Authority of Law (1979) Oxford University Press

[15] Информация получена с:  http://www.arcaneknowledge.org/histpoli/commoncivil.htm

Около 450 г. до н.э. обычное право было кодифицировано в Двенадцати таблицах, которые включали то, что мы сегодня назвали бы уголовным и гражданским правом, а также судебными процедурами и религиозным правом.На содержание этого кодифицированного римского права, по-видимому, сильно повлияло афинское право, однако поведение римской юриспруденции сильно отличалось. Сначала Двенадцать таблиц были доверены жрецам, традиционным блюстителям закона. В начале третьего века до нашей эры законы были доступны для всех граждан, поэтому каждый мог знать, какие законы действуют в настоящее время. Свод законов состоял из официальных юридических актов ( lex ) и других письменных юридических материалов ( ius scriptum ), а также неписаных обычаев ( ius non scriptum , или нравов ).[17]

В Римской республике законы предлагались магистратами (исполнительными чиновниками) и утверждались народным собранием. Кроме того, преторы имели свои собственные законотворческие полномочия ( ius praetorianum , позже названный ius honorarium ) в силу своей должности. Правовые указы претора были включены в его инструкции для судей ( iuris dictum ), изданные в начале его срока. Указы претора и другие инструкции связывали судей на время его полномочий.

В современную эпоху гражданская юриспруденция была кодифицирована как статутное право, что не оставляло места для двусмысленности в отношении того, какие законы были в силе, а роль ученых-правоведов уменьшилась. Современные кодексы включают прусский свод законов 1794 года и очень влиятельный кодекс Наполеона 1804 года. Современные национальные государства континентальной Европы полностью доверили законотворчество конституционному законодательному органу, в то время как юристы имели меньшее влияние, будучи в состоянии только интерпретировать существующие законы, а не определять какие законы действуют.[18]

[17] Информация получена с:  http://www.arcaneknowledge.org/histpoli/commoncivil.htm

[18] Судебная практика». Энциклопедия американского права Уэста. Эд. Джеффри Леман, Ширель Фелпс. Детройт: Томсон/Гейл, 2005.

.

Даже каноническое право последовало этой тенденции кодификации, поскольку Corpus Iuris Canonici (дополненный указами более поздних пап и соборов) был заменен Пио-бенедиктинским кодексом 1917 года, недвусмысленным сводом законов. [19] Конституции современных европейских государств, как правило, представляют собой объемные документы с уровнем детализации, характерным для статутов.Таким образом, европейская судебная система обычно имеет мало полномочий, кроме как применять писаный закон к конкретному делу, не претендуя на установление каких-либо общих правил или прецедентов. Вся законотворческая власть находится в руках законодательной власти.

Общая юриспруденция в США

Введение современных законодательных органов оказало иное влияние на юриспруденцию общего права, чем на гражданскую юриспруденцию. Страны континентальной Европы кодифицировали гражданское право таким образом, чтобы уменьшить влияние юристов и усилить власть законодательной власти.Однако в Англии суды общего права уже разработали относительно недвусмысленный свод законов посредством правила прецедента, что создавало потенциал для конфликта с современными законодательными органами. Действительно, когда парламент впервые получил законодательные полномочия, ему было запрещено законом изменять или ограничивать общее право. Поскольку юридическое общее право предшествовало законодательной власти парламента, ему было разрешено оставаться в качестве проверки власти парламента, так же как nomoi Афин не входили в компетенцию генеральной ассамблеи.Точные отношения между законодательной и судебной властью получат дальнейшее развитие в английских колониях, которые впоследствии станут Соединенными Штатами Америки. [20]

 [19] Уиллис, Джон. «Общее право», Католическая энциклопедия , Vol. 9. Нью-Йорк: Robert Appleton Co., 1910.

.

[20] Информация получена с:  http://www.arcaneknowledge.org/histpoli/commoncivil.htm &

.

Фридрих Карл фон Савиньи, О призвании нашего века к законодательству и юриспруденции (Авраам А.Хейворд пер., 1831)

Таким образом, юристы дали разные определения термина «юриспруденция». Однако ни одно определение нельзя назвать общеприемлемым. Возможно, точная коннотация этого термина невозможна, потому что как метод юриспруденция имеет дело с понятиями, которые регулируют человеческое поведение в соответствии с ценностями, потребностями и целями каждого общества. Эти ценности, потребности и цели и т. д. меняются время от времени и от общества к обществу, а также внутри одного и того же общества в разное время, и, следовательно, значение и объем юриспруденции также различаются.

Общеизвестно, что « закон », будучи динамическим понятием, меняется с развитием общества в различных социально-экономических и политических условиях. Быстрые изменения в наше время породили новые проблемы и вопросы, которые должны решаться законом посредством прагматичного подхода в толковании права. При этом современная юриспруденция должна учитывать социальный дух и изменяющиеся модели общества, что значительно расширяет ее возможности как юридической науки.

Определение Остина, рассмотренное выше, также является относительно правильным. Остин, по крайней мере, расширил сферу применения юриспруденции, разделив ее на две категории: « General » и « Private », а также указав, что юриспруденция включает в себя изучение принципов, общих для всех государств, а также анализ этих принципов. в конкретной определенной нации.

Подводя итог, юриспруденция — это исследование, понимание знаний, философия или исследование основных правовых принципов.Это любая мысль или письмо о праве и его связи с другими социальными науками, такими как экономика, психология, философия, социология, политика, этика и т. д. Это копание в историческое прошлое и попытка создать симметрию сада из беспорядка разная противоречивая правовая система. Он состоит в том, что закон думает, говорит и делает в любой сфере человеческого общества.

№ по каталогу

  • Коттеррелл, Р. (2003). Политика юриспруденции: критическое введение в философию права , 2-е изд.Оксфорд : Издательство Оксфордского университета .
  • Фридрих Карл фон Савиньи, О призвании нашего века к законодательству и юриспруденции (перевод Авраама А. Хейворда, 1831 г.)
  • GHOSH, J., 2000. Судебная практика Европейского суда по вопросам налогообложения и основных свобод. Обзор корпоративного налога , 3(1), стр. 43-70.
  • HLA Hart, Концепция права (1961) Oxford University Press, ISBN 0-19-876122-8.
  • Информация получена от: http://www.arcaneknowledge.org/histpoli/commoncivil.htm
  • Информация получена от:

http://en.wikipedia.org/wiki/Юриспруденция.

  • Джон Витте-младший: Краткая биография Дойеверда, Хендрик ван Эйкема Хоммес , Inleiding tot de Wijsbegeerte van Herman Dooyeweerd (Гаага, 1982; стр. 1–4,132). Университетский колледж Искупителя
  • Джозеф Раз, The Authority of Law (1979) Oxford University Press
  • «Юриспруденция».Энциклопедия американского права Уэста. Эд. Джеффри Леман, Ширель Фелпс. Детройт: Томсон/Гейл, 2005.
  • .
  • Патни, Альберт Х. Популярная юридическая библиотека , 2-е изд., Том. 1. Чикаго: Cree Publishing Co., 1910.
  • .
  • Уиллис, Джон. «Общее право», Католическая энциклопедия , Vol. 9. Нью-Йорк: Robert Appleton Co., 1910.v
  • .

(PDF) Современная концепция верховенства права: сравнительный подход

6

https://orcid.org/0000-0002-5230-2030

конечно, законы, разработанные

из разговоров, конечной целью которых было

получить

верховенство права было определено как «орган

правил действий или поведения, предписанных

контролирующим органом, и имеющий обязательную

юридическую силу.То, что должно соблюдаться и

соблюдаться гражданами, подлежащими

санкциям или

юридическим последствиям, является законом».

Несмотря на то, что правовая система и ее законы предназначены для защиты

основных прав и

законов,

граждан с готовностью понимаются средним гражданином.

В какой момент мы пересекаем эту прекрасную

черту между законным и незаконным, и на каком основании

вообще проводится эта черта на первом месте

?

Большинство людей понимают (и принимают)

законы, запрещающие акты убийства,

кражи,

физический вред и финансовые злоупотребления,

но существует множество других законов, которые могут

заставить нас задуматься.Например, в штате Миннесота

любая игра, в которой участники пытаются

поймать смазанную жиром или маслом свинью, является незаконной. Те же законы

также запрещают омлет из индейки.

Не пытайтесь заменить хорьком

охотничью собаку в Западной Вирджинии. Любой, кто

охотится, ловит, берет, убивает, ранит или

преследует дикое животное или птицу с хорьком

, подлежит штрафу в размере не менее 100 долларов (но не

более 500 долларов) и не менее 10 (но

не более 100) суток СИЗО.В то время как вы

, возможно, никогда не рассматривали возможность участия в

схватке с индейкой или охоте с хорьком,

велики шансы, что вы нарушили какой-то

закон в какой-то момент, возможно, даже в последние

двадцать четыре часа. Превышали ли вы скорость

Инграм, П. (1985). Поддержание верховенства закона. The

Philosophical Quarterly (1950-), 35 (141), 359–381.

Шауэр, Ф. (1991). Правила и верховенство права. Харв.

JL и паб. Поли, 14, 645.

Эндикотт, Т. (1999). Невозможность правила закона

. Оксфордский журнал юридических исследований, 19(1), 1-18.

ограничение во время вождения? Проехать через знак остановки

на пустом перекрестке на велосипеде

? Ехать в магазин, не пристегнув

ремней безопасности? Хотя маловероятно, что вас

привлекут к ответственности и посадят в тюрьму за эти незначительные

нарушения правил дорожного движения, факт в том, что вы нарушили

закон.Почему у нас так много законов? Давайте

подробнее рассмотрим роль закона в

обществе и почему законы создаются на первом

месте.

Цели верховенства Закона в

современном восприятии:

В таком обществе, как Соединенные

Государства, право воспитывает существование в широком

ассортименте способов и находит свое отражение в

различных отраслях закон. Например,

договорное право регулирует соглашения о торговле

продуктами, администрациями или чем-либо еще

уважением, поэтому оно включает в себя все, от

покупки билета на транспорт до обмена

альтернативами в рекламе дочерних компаний.

Закон о собственности характеризует права людей

и обязанности в отношении существенного имущества,

считая подлинное владение (т. е. подлинную

собственность, такую ​​как недвижимость или здания) и

другую их собственность (т. е. частную

собственность, такую ​​как как одежда, книги, транспортные средства и

и далее), а также нематериальное имущество, такое как

банковские счета и предложения акций. Закон о правонарушениях

дает вознаграждение, когда кто-то или

их имущество пострадали, будь то в транспортном средстве

несчастным случаем или клеветой характера.

Это отрасли гражданского права, которые занимаются

спорами между физическими лицами. Правонарушения

против

федерального, государственного или местного сообщества сами по себе являются предметом уголовного права, которое

предусматривает, что правительство должно наказать правонарушителя

.

Закон служит многим целям.

Четыре основных из них: установление

стандартов, поддержание порядка, разрешение

споров и защита свобод и прав.

Ингрэм, П. (1985). Поддержание верховенства закона. The

Philosophical Quarterly (1950-), 35 (141), 359–381.

Законы Дивайн, Моралл и Мартиалл – Энциклопедия Вирджиния

Все трое, которые издали и первыми применили законы, были профессиональными армейскими офицерами, и поскольку большая часть кодекса была военным положением для управления солдатами, кодекс было неправильно истолковано как введение военного положения для всех в колонии. Его также ошибочно называют законами Дейла, как будто заместитель губернатора сэр Томас Дейл, который управлял кодексом большую часть времени, пока он действовал, был его единственным или основным автором.

Компания Вирджиния получила в 1609 году новую хартию, которая разрешала ей посылать военного губернатора в испытывающую трудности колонию. Сэр Томас Гейтс отплыл в Вирджинию в 1609 году, но его корабль, Sea Venture , потерпел крушение на Бермудских островах во время урагана. Когда он прибыл в Вирджинию в мае 1610 года, он обнаружил в Джеймстауне остатки гарнизона, пережившего смертоносную зиму, известную как Время голодания. 24 мая 1610 года Гейтс издал первый из приказов, составленных Уильямом Стрейчи и опубликованных в Англии в 1612 году в книге под названием для колонии в Вирджинии Британия.Законы Божественные, Моралл и Мартиалл и т. д.

Через несколько недель Гейтс и оставшиеся в живых колонисты решили собраться и отправиться в Ньюфаундленд, чтобы вернуться в Англию на борту рыболовного флота. На пути вниз по реке Джеймс они встретили экспедицию помощи под командованием Томаса Уэста, барона Де Ла Варра, который был назначен губернатором колонии Вирджинской компанией. Выжившие вернулись в Джеймстаун. 12 июня 1610 года Де Ла Варр подтвердил и начал добавлять правила, о которых впервые объявил Гейтс.Из компиляции Стрейчи в большинстве случаев невозможно узнать, кто какие приказы издавал и издавали ли их губернаторы в той же последовательности, в какой их публиковал Стрейчи. Некоторые приказы, например, упоминающие новый колодец, который был вырыт позже, явно датируются более поздними первыми приказами Гейтса и Де Ла Варра. Весь свод законов, который Стрейчи составил перед возвращением в Англию в 1612 году, занимает восемнадцать страниц в его книге. В названии он назвал их «божественными» и «моральными» законами, а в другой части — «божественными» и «политическими» законами.

В мае 1611 года сэр Томас Дейл прибыл в Вирджинию с припасами, домашним скотом и множеством новых поселенцев. Он командовал большой и хорошо оснащенной военной силой и 22 июня 1611 года издал подробное военное положение для управления солдатами. Он занимает шестьдесят девять страниц книги Стрейчи и представляет собой довольно стандартный военный кодекс, предписывающий обязанности и ответственность всех солдат и офицеров и предусматривающий суровые телесные наказания или смерть за нарушение дисциплины. Дейл приказал охраннику дважды в день публично читать семистраничную молитву.Он управлял колонией большую часть времени до весны 1616 года во время длительного отсутствия Гейтса и Де Ла Варра, но маловероятно, что он подвергал гражданских жителей Вирджинии военному положению. Приказы, налагаемые на гражданское население, к которым Дейл, вероятно, добавлял другие, были достаточно строгими, чтобы создать дурную репутацию законам, а их исполнение Дейлом было достаточно суровым, чтобы вызывать у него много критики тогда и впоследствии.

Законы определяли обязанности служителей и требовали, чтобы каждый человек посещал церковь дважды каждое воскресенье.Законы устанавливали порядок распоряжения имуществом умерших колонистов, регулировали торговлю с индейцами, запрещали ненужный убой скота, требовали содержания домов и постельных принадлежностей в чистоте, запрещали стирать грязную одежду и кухонную утварь или заниматься «естественными потребностями». в четверти мили от новой скважины. Законы также регулировали сбор долгов и торговлю с мужчинами на борту кораблей, и они требовали, чтобы торговцы, повара, прачки и другие выполняли свои задачи, а мужчины собирались для защиты по вызову.

Законы предписывают суровые телесные наказания за многие правонарушения, такие как протыкание языка булавкой за проклятия или неуважительные высказывания в адрес духовенства или должностных лиц компании. Кодекс предусматривал порку и другие физические наказания за азартные игры, непосещение церкви, блуд, прелюбодеяние, убийство скота без необходимости, кражу сельскохозяйственных орудий или чужого урожая.

Список преступлений, наказуемых смертью, был длинным: богохульство, произнесение изменнических слов или слов с критикой компании, убийство, мужеложство, грабеж, лжесвидетельство, лжесвидетельство, торговля с индейцами без разрешения, воровство у индейцев, обман компании или торговца мысом (который управлял складом компании), торговля с моряками без разрешения и отправка товаров из колонии без разрешения.Он предписывал смертную казнь за третье преступление за несколько преступлений, которые должны быть наказаны в первой или второй инстанции поркой, стоянием в колодках или у позорного столба, просверливанием или отрезанием языка.

Законы требовали, чтобы каждый служитель «читал все эти законы и постановления публично на собрании собрания».

Весьма вероятно, что Дейл (а также Гейтс и Де Ла Варр во время их непродолжительного пребывания в Вирджинии) издал больше приказов после того, как Стрейчи покинул Вирджинию в начале 1612 года, но эти приказы или законы не сохранились.Строгое соблюдение кодекса, которым был отмечен Дейл, помогло компании восстановить порядок и дисциплину в Вирджинии. Военные губернаторы компании применяли кодекс до 18 апреля 1619 года, когда сэр Джордж Ярдли прибыл в Джеймстаун и начал управлять в соответствии с новой Великой хартией 1618 года. С 30 июля по 4 августа 1619 года он председательствовал на первом заседании Генеральной Ассамблеи. штата Вирджиния, принявшего первые законы нового гражданского правительства.

Суд присяжных — Великая хартия вольностей: Муза и наставник | Выставки

Право на суд присяжных, одно из самых проверенных временем наследий Великой хартии вольностей в законодательстве Соединенных Штатов, относится к гарантии того, что суды будут зависеть от группы граждан при вынесении решений по большинству гражданских и уголовных дел.Истоки суда присяжных предшествуют созданию Великой хартии вольностей. Однако в главе 39 Великой хартии вольностей короля Иоанна содержится гарантия того, что ни один свободный человек не может понести наказание без «законного приговора равных себе». Этой мерой бароны стремились заставить короля делегировать часть своей судебной власти людям, равным подсудимому. Хотя Великая хартия вольностей не устанавливала систему присяжных в современном понимании, ее политическое намерение — предотвратить господство короля в судах — вдохновило последующие поколения рассматривать право на суд присяжных как одну из основных гарантий свободы от произвола правительства. .

Американцы восемнадцатого века считали право на суд присяжных одной из основных свобод свободной страны. Они рассматривали присяжных как независимый совещательный орган, который мог отказаться сотрудничать с несправедливым судом или законом. Хотя Конституция Соединенных Штатов признавала право на суд присяжных по уголовным делам, штаты потребовали внесения поправки в конституцию, гарантирующей суд присяжных и по гражданским делам, что привело к созданию Седьмой поправки.

Позднесредневековое жюри

После норманнского завоевания 1066 года законы и обычаи средневековой Нормандии и Англии во многом пересекались.Поэтому средневековые сборники обычного права Нормандии особенно ценны для понимания истории английского права. Одним из обычаев, который широко практиковался по обе стороны Ла-Манша, было использование большого жюри, как показано в этой рукописи пятнадцатого века.

Средневековое жюри, изображенное в Grand Coutumier de Normandie [Обычное право Нормандии]. Иллюстрированная рукопись на пергаменте, ок. 1450–1470 гг. Юридическая библиотека, Библиотека Конгресса (039)

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/trial-by-jury.html#obj039

Судили за государственную измену

Джон Лилберн был левеллером, членом группы английских политиков середины семнадцатого века, которые стремились к религиозной терпимости и прекращению парламентской коррупции. Лилберн, который утверждал, что английские подданные унаследовали совокупность индивидуальных свобод, закрепленных в Великой хартии вольностей, часто попадал в тюрьму за свои взгляды. Во время судебного процесса по обвинению в государственной измене в 1649 году Лилберн читал суду лекции о роли присяжных в предотвращении несправедливых суждений, зачитывая вслух ключевые отрывки из толкования Великой хартии вольностей сэром Эдвардом Коуком.На этом выгравированном фронтисписе Лилберн размахивает копией «Кока-колы Institutes ».

Джон Лилберн (1614?–1657). Суд над подполковником Джоном Лилберном. . . . 24, 25 и 26 октября 1649 . Лондон: H. Hills, 1710. Юридическая библиотека, Библиотека Конгресса (040)

.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/trial-by-jury.html#obj040

Дело Уильяма Пенна и Уильяма Мида

На суде в 1667 году за публичную проповедь своей квакерской веры Уильям Пенн убедил присяжных, что как англичане они могут отказаться от осуждения.Когда присяжные отказались признать Пенна и его товарища-квакера Уильяма Мида виновными, несмотря на убедительные доказательства обвинительного приговора, лорд-главный судья Джон Келиндж (1607–1671) заключил в тюрьму и отказал членам присяжных в предметах первой необходимости, пока они не вынесли обвинительный вердикт. В ответ на прошение Эдварда Бушеля, одного из присяжных, о судебном приказе о хабеас корпус, лорд-главный судья Воган (1603–1674) Суда по общим делам постановил, что судья не может заключать в тюрьму присяжных за отказ доставить желаемое. приговор.

Уильям Пенн (1644–1718). Древние и справедливые свободы народов, заявленные на суде над Уильямом Пенном и Уильямом Мидом . Лондон, 1670. Юридическая библиотека, Библиотека Конгресса (041)

.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/trial-by-jury.html#obj041

Краун против Джона Питера Зенгера

Джон Питер Зенгер (1697–1746), печатник из колониального Нью-Йорка, был обвинен в подрывной клевете за публикацию в газетах статей с критикой колониального губернатора Уильяма Косби.В ходе судебного разбирательства адвокат Зенгера признал, что его клиент напечатал статьи, но попросил присяжных вынести оправдательный вердикт, утверждая, что это дело «в своих последствиях может затронуть каждого свободного человека, живущего под британским правительством на большей части Америки. ” Вопреки указанию судьи решать только вопрос о фактах присяжные признали Зенгера невиновным.

Судебный процесс над Джоном Питером Зенгером из Нью-Йорка, печатником, которого недавно судили и оправдали за печать и публикацию клеветы против правительства: с заявлениями и аргументами обеих сторон .Лондон: напечатано для Дж. Уилфорда, 1738 г. Юридическая библиотека, Библиотека Конгресса (042)

.

Добавьте этот пункт в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/trial-by-jury.html#obj042

Проект по делу

Дункан против Луизианы

Дункан против Луизианы было делом, рассмотренным Верховным судом США, которое возникло в результате осуждения подростка из Луизианы за простое нанесение побоев, проступок, который по законам Луизианы не требовал суда присяжных.Верховный суд постановил, что обвинительный приговор был недействительным, поскольку он нарушал пункт о надлежащей правовой процедуре Четырнадцатой поправки, которая гарантирует право Шестой поправки на рассмотрение уголовных дел присяжными в государственных судах. Ссылаясь на Великую хартию вольностей, большинство заявило: «Суд присяжных по уголовным делам имеет основополагающее значение для американской системы правосудия».

Верховный суд США. Дункан против Луизианы (1968). Распечатанный документ с рукописными заметками.Байрон Р. Белые книги, Отдел рукописей, Библиотека Конгресса (043)

Добавьте этот пункт в закладки: //www.loc.gov/exhibits/magna-carta-muse-and-mentor/trial-by-jury.html#obj043

Наверх

ТША | Закон

В некотором смысле предмет права почти безграничен, потому что правила создаются и применяются на всех уровнях общества для всех видов действий. Однако в обычном понимании термина закон ограничивается общими правилами государства, регулирующими отношения между гражданами (частное право) и отношениями между гражданами и их правительством (публичное право).Уголовное право (запрещающее и наказывающее определенные виды поведения) и конституционное право (предписывающее структуру правительства и права по отношению к нему) являются видами публичного права. Муниципальное право включает в себя полномочия, осуществляемые органами местного самоуправления.

Законодательство Техаса очень похоже на законодательство других частей Соединенных Штатов. Правительство штата определяется писаной конституцией, которая устанавливает судебную систему для разрешения споров. Разрешение споров между гражданами и между гражданами и государственными органами является основной функцией судебной власти.Закон, применяемый для этой цели, представляет собой смесь традиционных принципов (в основном заимствованных из английского и англо-американского права) и статутов, принятых законодательным собранием Техаса, а также статутов, принятых Конгрессом Соединенных Штатов, и принципов, воплощенных в Соединенных Штатах и Конституции Техаса. Как и в большинстве других штатов и федеральном правительстве, в Техасе есть гражданские и уголовные суды первой инстанции и промежуточные апелляционные суды. В отличие от федерального правительства и всех других штатов, кроме Оклахомы, в Техасе есть два высших апелляционных суда: Верховный суд Техаса по гражданским делам и Техасский апелляционный уголовный суд по уголовным делам.Правила гражданского судопроизводства обнародуются Верховным судом штата и иногда дополняются законодательным актом. Большинство уголовно-процессуальных правил предусмотрено законом, хотя правила доказывания по уголовным делам и правила апелляции по уголовным делам обнародованы в судебном порядке. Правила административного права — это те, которые регулируют административные органы правительства Техаса (например, Железнодорожную комиссию). В соответствии с законодательными полномочиями административные правила как материального, так и процессуального характера обнародуются в письменной форме административными органами для решения рассматриваемых ими вопросов.Наряду с судами штата федеральные суды в Техасе функционируют в соответствии с Конституцией Соединенных Штатов для разрешения споров между техасцами и не-техасцами, а также споров, поднимающих федеральные вопросы в соответствии с законодательством Соединенных Штатов, включая вопросы банкротства и адмиралтейства.

В 1836 году в Республике Техас было принято англо-американское общее право преступлений с судом присяжных. Эти правила легли в основу Уголовного кодекса 1856 года, и с тех пор уголовное право регулируется законами наряду с гарантиями конституций США и Техаса.Нестатутное гражданское общее право Техаса было разработано с тех пор, как республика приняла «общее право Англии в качестве правила принятия решений» в 1840 году. «Общее право» понималось как включающее такие вопросы, как обязательства, возникающие по возникающие в результате травмы (деликты), а также притязания на собственность (земли и движимое имущество), статус граждан (например, брак, развод, благосостояние детей, корпорации и товарищества) и ту совокупность правовой доктрины, охватываемой в рамках английское понятие справедливости.Многие из этих правил были утверждены актом законодательного органа, а другие нет. В случае кодификации законодательные нормы интерпретируются судами и дополняются судебными решениями. Некодифицированные принципы права можно найти в судебных решениях и научных трудах. Только решения апелляционных судов, предназначенные для публикации, рассматриваются как источники общего права, и только около 20 процентов апелляционных решений обозначаются таковыми апелляционными судами, принимающими решения.

До принятия англо-американского права в Техасе преобладало испанское (кастильское) право; и испанские правила не претерпели существенных изменений в мексиканском Техасе (1821–1836 гг.). Записи латиноамериканских городов в долине реки Сан-Антонио (Сан-Фернандо и Ла-Баия) и Накогдочес в Восточном Техасе показывают эффективное действие испанского законодательства, что также видно из записей Эль-Пасо-дель-Норте и Ларедо, которые находились за пределами территориальных границ. испанского Техаса. Однако во время испанского режима в Техасе не было ни судей с юридическим образованием, ни практикующих юристов в современном понимании.Единственным профессиональным юристом, работавшим в Техасе в течение всего испанского периода, был нотариус-самоучка из Сан-Фернандо Франсиско де Ароча. Несмотря на нехватку профессиональных юристов и небольшое европейское население, которое редко прибегало к правовым нормам, испанское законодательство поддерживалось за счет использования нескольких юридических книг, на которые ссылались администраторы и граждане при подготовке юридических документов и в судебных процессах для урегулирования споров. Это положение дел мало изменилось при мексиканском режиме, за исключением одной важной особенности: среди англо-американских колонистов 1820-х и 1830-х годов было несколько юристов из Соединенных Штатов, которые оказывали юридические услуги своим собратьям-колонистам и познакомились с преобладающие принципы испано-мексиканского права.Как следствие, некоторые нормы испанского права были установлены и поддержаны законодательством республики. Хотя некоторые из этих принципов сохранились и в других областях права Техаса, их основное значение сегодня находится в праве семейной собственности.

Большая часть законодательства республики носила государственный характер или принималась в интересах отдельных граждан. Однако из-за нестабильного состояния обороны и правительства в то время ни законодательные органы, ни суды не функционировали очень эффективно.Помимо нескольких гражданских статутов республики и ранней государственности, увековечивших латиноамериканские правовые институты, большинство общих гражданских и уголовных законов были заимствованы из статутов различных американских штатов. После аннексии в 1845–1846 годах некоторые гражданские нормы, которые считались особенно важными и непреходящими, были воплощены в конституционных положениях, чтобы их нельзя было легко изменить законодательными органами. Концепции отдельной собственности, совместной собственности и закона о поместье входят в число доктрин, которым предоставлена ​​конституционная защита.Во времена республики использование суда присяжных вышло далеко за рамки обычного права, и сохранилось широкое соблюдение суда присяжных. Статут 1846 г. разрешал присяжным выносить приговоры по уголовным делам, за исключением дел, караемых смертной казнью, или случаев, когда наказание было установлено законом, а первое ограничение было снято в 1857 г. В 1846 г. законодательный орган также отменил некоторые из наиболее архаичных элементов английского закона. процессуальное право, но только в 1871 г. все заинтересованные стороны получили право давать показания в гражданских спорах, и только в 1889 г. лицу, обвиняемому в преступлении, было разрешено давать показания под присягой от своего имени.В течение первых двенадцати лет существования штата Верховный суд Техаса постоянно состоял из трех человек, обладавших значительными способностями и опытом, — Джона Хемфилла, Эбнера С. Липскомба и Ройала Т. Уилера. Они заложили прочную основу для общего права Техаса до конца века.

С приближением Гражданской войны внимание законодателей переключилось с других вопросов на вопросы войны. Хотя Верховный суд продолжал функционировать в ограниченной степени во время войны, в течение десятилетия после этого срок пребывания судей в должности был коротким, поскольку одно краткое правительство сменяло другое, и связи с правовым прошлым были разорваны.Хотя правительство было возвращено электорату Техаса после выборов 1874 г. и принятия Конституции 1876 г., разрыв с прошлым так и не был полностью устранен. Законодательство Техаса, как и политика Техаса, приобрело оттенок популизма, который сохранялся на протяжении большей части двадцатого века. До окончания Гражданской войны основное гражданское право и процесс Техаса сохраняли некоторые элементы испанского права, в частности простую систему квазииспанского гражданского судопроизводства, которая преобладала среди англо-американцев в мексиканском Техасе.Но новое обучение в юридической школе штата, основанной в 1883 году, привело к появлению техасского юриста нового типа, обученного нюансам гражданского судопроизводства, заимствованного из старой английской системы, которую начали заменять более современными правилами в других частях Соединенных Штатов. Озабоченность закона Техаса большой процедурной формальностью продолжалась до середины двадцатого века. Хотя очень многие юристы продолжали получать образование исключительно путем ученичества, качество адвокатуры (и, следовательно, судебной системы) было значительно улучшено формальной юридической подготовкой.Частные юридические школы были созданы до Гражданской войны, но вскоре после этого исчезли. Доступность государственного юридического образования по скромной цене и с хорошим обучением во многом способствовала восстановлению преемственности в законодательстве Техаса.

С 1846 г. до принятия Конституции 1876 г. различные авторы публиковали аннотированные сборники статутного права в качестве коммерческих предприятий. В этих сборниках законы обычно располагались в алфавитном порядке, но не предпринималось никаких усилий для их систематической кодификации.Конституция 1876 г. предусматривала, что каждые десять лет законодательный орган будет пересматривать общий статутный закон. Первое составление законодательным актом было произведено в 1879 г. Назначив комиссию из трех юристов для пересмотра законов, а затем повторно приняв их пересмотр, законодательный орган добился переупорядочения статутных законов и устранения некоторых несоответствий в 1895 г., в 1911 г. и, наконец, в 1925 году. Однако каждый раз законодательный орган не выполнял конституционную директиву о пересмотре уставов каждые десять лет.По конституции 1876 г. (как и по другим конституциям, кроме конституции 1869 г.) законодательный орган собирается раз в два года в течение 4,5 месяцев и на таких других специальных сессиях, которые может созывать губернатор, но с ростом населения и новыми проблемами правительства было легко отложить пересмотр закона. как вспомогательная функция законодательной ответственности.

Враждебное отношение джексоновской демократии к банкам привело к запрету законодательного предоставления банковских хартий в Конституции 1845 года, а попытка управлять банком в соответствии с мексиканской хартией 1835 года была успешно подавлена ​​уголовным преследованием, завершенным в 1859 году.С конца Гражданской войны до Второй мировой войны в Техасе по-прежнему преобладали некоммерческие интересы. Большинство населения осталось на суше и в городах с населением менее 20 000 человек. Законы отражали этот ограниченный коммерциализм. Со времен республики были сильные общественные настроения против централизации капитала и вытекающего из этого антагонизма к банкам и некоторым другим коммерческим занятиям. До окончания Гражданской войны банковской деятельностью занимались торговые дома.Государственная усадьба была организована в 1873 году и в значительной степени отвечала за принятие конституционных ограничений на железных дорогах. Многие техасцы сомневались в целесообразности предоставления земли для строительства железных дорог, а законы, регулирующие железнодорожные тарифы 1870-х и 1880-х годов, отражали антижелезнодорожные настроения. Комиссия по железным дорогам была учреждена поправкой к конституции в 1891 году. Хотя Верховный суд Соединенных Штатов признал недействительной предыдущую попытку принятия законодательства о контроле над бизнесом в 1888 году, эта попытка контролировать железные дороги выдержала конституционный вызов.

Как и остальная часть страны, к концу девятнадцатого века техасцы были очень встревожены растущей властью деловых трестов, и почти за год до принятия федерального антимонопольного закона 1890 года законодательный орган Техаса принял аналогичную меру. это имело небольшой эффект, но указывало на отношение к увеличению финансовой власти в руках немногих. Хотя законодательные органы Реконструкции в начале 1870-х годов предоставили некоторые банковские хартии, а также был учрежден ряд федеральных (национальных) банков, большая часть штата вел дела без чартерных банков до 1905 года, когда закон был изменен, чтобы разрешить выпуск государственных банковских уставов.Однако конституция штата продолжала запрещать работу филиалов до 1986 года. В 1893 году Закон об акциях и облигациях был направлен на контроль над выпуском государственных ценных бумаг железными дорогами, а Закон о страховании 1907 года требовал, чтобы страховые компании инвестировали три четверти всех премий в Техас. Подобно железным дорогам, деятельность банков строго контролировалась государственной комиссией, и в десятилетие, непосредственно предшествовавшее Первой мировой войне, были приняты законы, регулирующие эмиссию ценных бумаг в целом.

В то время как банки были жестко ограничены, страховые компании контролировались менее строго.Это развитие было во многом случайным. Инвестиции в страхование жизни были популярной формой сбережений для обеспечения нужд семьи, оставшейся без основного кормильца, а накопление страхового капитала не рассматривалось как острая экономическая опасность, поскольку страховые компании не занимались выдачей мелких займов. В результате нестрогих законов об учреждении и менее чем жесткого регулирования страховых компаний Техас привлек внимание к созданию страховых компаний, которые, в свою очередь, обеспечили себе политическую власть.

После Гражданской войны и в двадцатом веке законодательные органы уделяли мало внимания конкретным нормам частного права, регулирующим отношения и споры между гражданами. Когда в частное право вносились изменения, они применялись как средство проведения социальных и экономических реформ, как, например, при введении в 1913 году системы компенсации рабочим. Эта схема страхования от травм зародилась в Германии в конце девятнадцатого века и имела были приняты в других странах Западной Европы и США.В качестве средства оперативного урегулирования требований работников к работодателям о возмещении убытков в рамках установленных пределов финансовой ответственности государство учредило систему страхования, на которую подписались работодатели. Рабочие выиграли от того, что они были освобождены от трех общеправовых препятствий для возмещения ущерба: доктрины соучастия в небрежности, доктрины сослуживца и принципа предполагаемого риска. Ни работодатели, ни работники не приняли эту систему без сопротивления. Однако через некоторое время эта схема стала эффективно функционировать в рамках судебной системы в качестве альтернативы взысканию по общему праву.

Движение за избирательное право женщин, которое было особенно сильным в Техасе в первые годы двадцатого века, привело к реформе закона о семейной собственности еще до того, как женщинам было предоставлено избирательное право. В 1911 году законодательный орган предоставил замужним женщинам право добиваться судебного разрешения на ведение бизнеса без участия их мужей. Два года спустя законодательный орган предоставил замужним женщинам единоличное право распоряжаться доходами от их отдельной собственности. На последующих законодательных сессиях имущественные права замужних женщин были еще больше расширены.Однако в течение десятилетия сразу после Первой мировой войны Верховный суд Техаса объявил некоторые из этих законов неконституционными, и тем самым были ограничены новые права собственности, полученные замужними женщинами. Тем временем восемнадцатая и девятнадцатая поправки к федеральной конституции, первая из которых объявляла продажу, производство и распространение спиртных напитков незаконными, известная как запрет, а вторая отменяла пол как критерий для голосования, стали законом. Реформа сухого закона легла тяжелым бременем на правоохранительные органы, как и социальные потрясения, вызванные крахом национальной экономики в начале 1930-х годов.Тюремная реформа была проведена с некоторым успехом перед Первой мировой войной, но внимание к уголовному праву было отвлечено другими вопросами. Гражданское право Техаса также не сильно пострадало от экономического кризиса, за исключением существенного расширения типов движимого имущества, освобожденного от требований кредиторов.

Наиболее значительной правовой реформой, проведенной в годы, непосредственно предшествовавшие Второй мировой войне, стал общий пересмотр правил гражданского судопроизводства, направленный на устранение некоторых ловушек и задержек в разбирательствах, которые ранее не позволяли истцам обращаться со своими исками в суд.Это изменение, которое потребовало большой работы со стороны судебной системы и профессорско-преподавательского состава, находилось под сильным влиянием аналогичной реформы в федеральных судах и свидетельствовало о возрождении внешнего влияния на законодательство Техаса. Восприимчивость техасцев к новым идеям отражала широко распространенную национальную открытость к реформам и экспериментам, которые были особенно популярны в юридических школах. В 1951 году Техас принял два закона, обнародованных Уполномоченными по единым законам штата, а впоследствии принял более тридцати других единых законов.

Процесс правовой реформы, последовавший за Второй мировой войной, был усилен расширением общего кругозора в результате войны и экономического процветания. Коллегия адвокатов штата Техас была очень активной силой в этом процессе. Первоначальное участие коллегии адвокатов заключалось в подготовке Кодекса о наследстве (1955 г.) и Закона о коммерческих корпорациях (1955 г., с поправками 1961 г.), за которыми последовала реформа законодательства о некоммерческих корпорациях в 1959 г. и закона о партнерствах в 1961 г. Процесс был ускорен после того, как законодатели осознали, что предусмотренный конституцией десятилетний пересмотр статутного закона не проводился с 1925 г., хотя уже была достигнута некоторая значительная консолидация законов в области страхования (1951 г.) и правопреемства (1955 г.).В 1963 году законодательный орган ввел новую схему пересмотра законодательства, в соответствии с которой крупные отдельные правовые темы будут перекомпилированы в виде независимых кодексов. Адвокатура принимала активное участие в этом процессе переформулировки статутного законодательства: пересмотр уголовного процесса (1965 г.), коммерческого права (1967 г.), семейного права (1967–73 гг.), водного права (1971 г.), уголовного права (1973 г.) и гражданского процесса. и практика (1985). В ходе этих событий законодательный орган отменил доктрину общего права о соучастии в небрежности и заменил принцип сравнительной небрежности при возмещении деликта (1973 г.).Тем не менее, процесс законодательного пересмотра по-прежнему зависел от существования системы общего права, по отношению к которой законодательная кодификация была лишь вспомогательной. Кодексы не представляют собой исключительный свод правовых норм, за исключением случаев, когда речь идет об уголовном праве. В результате распространения понятия «правовой реализм», привитого юридическим факультетом Техасского университета в 1920-х и 1930-х годах, и идеологии судебной активности в других частях страны, Верховный суд Техаса участвовал в процессе правовой реформы во время два десятилетия после 1960-х годов, особенно в области деликтного права.Законодательный орган также занялся проведением реформы деликтного права, приняв закон о мошеннической торговой практике (1973 г.). Политический характер Верховного суда заметно изменился в конце 1980-х — начале 1990-х годов. В 1995 году впервые после Реконструкции в суде было республиканское большинство.

По Конституции 1876 г. окончательный апелляционный пересмотр уголовных решений по воле заключенного был возложен на Апелляционный суд, который также рассматривал апелляции по некоторым гражданским делам.В 1891 году в конституцию были внесены поправки, предусматривающие рассмотрение всех уголовных дел в апелляционном порядке в Апелляционном уголовном суде, а гражданские апелляции рассматривались в региональных апелляционных гражданских судах с дальнейшим обжалованием в Верховном суде. Поскольку единый апелляционный суд по уголовным делам стал неадекватным для рассмотрения большого количества апелляций, в 1980 году апелляционные суды по гражданским делам были преобразованы в региональные апелляционные суды, которые рассматривают как гражданские, так и уголовные апелляции, а также гражданские апелляции в Верховный суд и уголовные обращения в апелляционный суд по уголовным делам.В 1989 году государству также было разрешено подавать апелляции в уголовные дела.

Для поощрения заселения и развития в восемнадцатом и девятнадцатом веках прежние суверенитеты и государство распоряжались огромным количеством земли по очень низким ценам. Предоставление земли было ограничено действующими нормами закона в отношении формальностей и масштабов, но нарушения при приобретении обычно не заявлялись, кроме как последующим правительством. Гранты обычно определялись их собственными условиями, и эти условия иногда подвергались сомнению, как в случае с плантациями Вальмонта (1962 г.), в котором были определены права на воду для испанских грантов в нижнем течении Рио-Гранде.Испанские и мексиканские гранты часто имели водоток в качестве одной из своих границ, и их форма была неправильной. После 1840 года большинство земельных участков имели более геометрическую форму, а позже были разделены на блоки на североамериканский манер. Морские границы прибрежных грантов приближаются к морю ближе, чем гранты, предоставленные до обретения Техасом независимости, из-за различий между испанским и английским законодательством в этом отношении. В Конституции 1866 г. от притязаний государства на полезные ископаемые (сохранившиеся от испанского режима) отказались в пользу поверхностных владельцев земли.По мере того, как общественное достояние сокращалось, законодательные органы начали менять свое мнение в отношении его распоряжения. В 1895 году была принята политика невключения прав на воду в последующие земельные наделы. В 1901 году было решено, что государство будет распоряжаться долями полезных ископаемых только на фиксированных условиях, и впоследствии права на поверхность были проданы без основных полезных ископаемых. На изменение отношения к использованию полезных ископаемых повлияло открытие большого количества нефти и решение о том, что этот ресурс, лежащий в основе государственных земель, должен использоваться в общественных интересах.Разработка нефтяных и газовых месторождений с большими финансовыми интересами также породила новый предмет закона Техаса, который возник по мере возникновения споров. Этот свод законов, провозглашенный судами, приобрел специфически техасское содержание: «аренда» полезных ископаемых — это не просто договорное право на использование земли в течение нескольких лет, а право собственности на подземные полезные ископаемые.

Когда Техас вступил в Союз, его общественные земли не перешли к национальному правительству; поэтому федеральные земельные владения в Техасе (в основном ограниченные военными и военно-морскими объектами) намного меньше, чем в большинстве западных штатов.Хотя Верховный суд Соединенных Штатов постановил в споре о Tidelands (1950 г.), что морское дно побережья Техасского залива не подлежит суверенитету штата, акт Конгресса 1953 г. передал Техасу территорию шириной более десяти миль, как заявлено в Hispano. -Мексиканское право. Однако общее земельное право осталось в значительной степени неизменным, за исключением случаев, когда на карту была поставлена ​​общая социальная политика или частные интересы. Таким образом, некоторые крупные землевладельцы смогли убедить законодательный орган отказаться от права собственности государства на русла рек, когда землевладелец владел обеими сторонами ручья (1929 г.).Преодолевая конституционные аргументы, связанные с сильной зависимостью от законодательной власти, Верховный суд в 1981 году одобрил переход регулирования прав на воду от судебного к административному надзору. С появлением федерального контроля над экологическими проблемами основная политика определяется федеральным правительством, но управление экологическими программами в большинстве случаев было делегировано штату. Контроль за землепользованием, как сельским, так и городским, в целом оставался под контролем государства. В спорах между частными собственниками земли нормы общего права в основном остались без изменений.Независимо от того, является ли передача права собственности на землю абсолютной собственностью (простая плата) или меньшим процентом или требованием, передача обычно осуществляется с помощью официального письменного документа (акта), который регистрируется в округе, где находится земля. для того, чтобы уведомить любого потенциального покупателя земли о статусе права собственности на землю. Хотя многие граждане часто кажутся неосведомленными о правилах, право собственности на землю может быть утрачено в результате длительного владения ею лицом без документа или лицом, имеющим документ от кого-либо, кроме владельца, особенно когда заявитель уплатил ежегодные государственные налоги на землю. земля.Претензия на право прохода или иной сервитут может быть также установлена ​​неблагоприятным использованием, а также даром от собственника земли. Однако иск о неправомерном владении не может быть предъявлен к государству. Количество лет неправомерного владения или использования, необходимое для изменения права собственности на землю, зависит от обстоятельств открытого владения или использования. Для того чтобы защитить себя от иска, который впоследствии может быть предъявлен к нему, продавец земли обычно снабжает покупателя страховым полисом на этот случай.Хотя притязания на право собственности на землю могут быть доказаны различными способами, наиболее формальным способом является процесс изгнания по общему праву, обычно известный как посягательство на право владения.

Законы Техаса о контрактах, торговле и бизнес-учреждениях практически идентичны законам в остальной части Соединенных Штатов с некоторыми небольшими отличиями. Как и в других штатах, иногда считается, что предъявление исков о деликте в конце двадцатого века ложится чрезмерным бременем как на профессионалов, так и на непрофессионалов в их деятельности.Стоимость страхования от таких претензий настолько увеличилась вместе с количеством взысканий по деликту, что многие считают стоимость страхования не по средствам. Также иногда утверждается, что вердикты некоторых присяжных выходят далеко за рамки разумной оценки убытков и что адвокаты истцов договариваются о слишком высокой части возмещения ущерба за свои гонорары.

Законы Техаса о семейной собственности и наследовании значительно отличаются от законов большинства других штатов тем, что в Техасе действует система совместной собственности мужа и жены.Законодательство Техаса также далеко не идентично законодательству любого из восьми других штатов с общинной собственностью, хотя изменение закона 1987 года, согласно которому оставшийся в живых супруг чаще получает долю умершего супруга в общем имуществе при отсутствии завещания, привело к принятию закона Техаса. в более тесной гармонии с другими государствами общественной собственности. Хотя Техас разрешает справедливое (и, следовательно, неравное) разделение общего имущества между супругами при разводе, после развода не допускается присуждение поддержки (алиментов) бывшему супругу.Закон Техаса о браке аналогичен законодательству большинства других штатов, за исключением того, что Техас поддерживает принцип неофициального (или гражданского) брака, а большинство американских штатов — нет. Однако в отношении правил, регулирующих отношения родителей с детьми, законодательство Техаса похоже на законодательство большинства других штатов, хотя закон Техаса об усыновлении несколько сложнее, чем в большинстве других штатов. См. также ПРАВИТЕЛЬСТВО, БАНКИ И БАНКОВСКАЯ СЛУЖБА, ЮРИДИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ, ТЮРЕМНАЯ СИСТЕМА, СОВЕТ ПО ПОМИЛОВАНИЮ И УДОСТОВЕРЕННОМУ УДОСТОВЕРЕНИЮ, ЖЕНЩИНЫ И ЗАКОН.

Новое чувство направления (1968)

Мартин Лютер Кинг-младший. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО: Дик ДеМарсико (CC)

WORLDVIEW INTRODUCTION, АПРЕЛЬ 1972

A За несколько месяцев до своего убийства в Мемфисе, 4 апреля 1968 года, д-р Кинг обратился к персоналу Конференции христианских лидеров Юга, собравшейся во Фрогморе, Южная Каролина. Он готовил их к Кампании бедных, запланированной на весну 1968 года.Последняя тщательная оценка Кингом «движения», его перспектив и проблем, которыми мы располагаем. В то время как описание городского насилия может показаться устаревшим, анализ доктора Кинга причин городской несправедливости и методов лечения остается тревожно актуальным. Его понимание того, что происходило среди молодежи, а также его понимание американского милитаризма, к лучшему или к худшему, одинаково уместны. Ввиду нынешних заявлений о том, что доктор Кинг претерпел фундаментальные изменения в политической философии к концу своей жизни, особенно важным является его заключительное утверждение ненасилия.

МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ: Это примерно третий раз, когда я пытаюсь разобраться со всем этим вопросом о «состоянии движения» в наших ретритах для персонала, вопросом , где мы находимся, и , где мы иди отсюда . Уверяю вас, нелегко каждый раз по-новому взглянуть на один и тот же старый вопрос, но я попытался переформулировать его в своем обсуждении, подготовленном к этому вечеру. Я надеюсь, что в результате наших дискуссий мы вместе сможем найти новые ориентиры и «новое чувство направления.»

В недавнем прошлом наша борьба разделилась на две фазы. Первая фаза началась в начале пятидесятых, когда негры захлопнули дверь перед подчинением и подчинением; приспособление ненасильственного сопротивления к гнетущим условиям нашей страны. Мы вывели чернокожих на южные улицы, чтобы потребовать уважения их гражданства и мужественности. Учитывая, что мы были на Юге — с такой сложной системой жестокой сегрегации — мы действительно открывали восстание.Просто пройти маршем по улицам означало до основания расшатать статус-кво. Бойкот автобусов в Монтгомери, демонстрации в Олбани и Бирмингеме — настоящих цитаделях сегрегации; бросая вызов оружию, собакам и дубинкам в Сельме, сохраняя при этом дисциплинированно-тактическую ненасильственную стратегию… все это совершенно сбивало с толку расистских правителей Юга. Если они позволили нам маршировать, они разрушили свой миф о том, что черный человек доволен. Если они стреляли в нас или жестоко обращались с нами, они говорили миру, что они бесчеловечные звери.Нас пытались остановить угрозами террора и страха — тактикой, которая долгое время была эффективным инструментом подавления. Ненасильственная стратегия заставила их замолчать, а негритянское неповиновение подорвало их уверенность. Когда они, наконец, добрались до дубинок, собак и оружия, они обнаружили, что мир и нация наблюдают за ними. Именно в этот момент проявилась сила ненасильственного протеста . Он драматизировал основной смысл и природу конфликта и в увеличенных штрихах прояснял, кто был злодеем, а кто был недостойной и угнетенной жертвой.Нация и мир проснулись и приступили к отмене тысяч южных законов, разрывая зияющие дыры в здании сегрегации посредством национального законодательства.

Безусловно, это были дни ярких побед. Негры и белые сотрудничали во имя человеческого достоинства. Но мы должны признать, что у наших достижений был предел. Я решил, что это основная вещь, которую я хочу сообщить.

Негров возмутило вопиющее неравенство.Их конечной целью была полная, безоговорочная свобода. Большинство белых прогрессистов были возмущены проявленной жестокостью. Их целью было улучшение или ограниченный прогресс. Получение права пользоваться общественными учреждениями, регистрироваться и голосовать, символизирующее повышение уровня образования, приносило неграм чувство достижения; он почувствовал импульс. Но это принесло белым чувство завершенности. Когда негры настойчиво поднялись на вторую ступеньку лестницы, проявилось твердое сопротивление со стороны белого сообщества.

Сопротивление стало характеризовать вторую фазу, которую мы сейчас переживаем. Остановка ограниченного прогресса белым сопротивлением выявила скрытый расизм, глубоко укоренившийся в нашем обществе. Короткая эпоха всеобщей доброй воли быстро испарилась. По мере того как ликование и ожидания умирали, негры все отчетливее осознавали, что цель свободы все еще далека. Наше непосредственное бедственное положение было еще в значительной степени агонией лишений.

В последнее десятилетие мало что было сделано для решения серьезных проблем северных гетто.Этот факт был очевиден, потому что все законодательство о гражданских правах было разработано для исправления южных условий. Чувство бесполезности и разочарования распространилось и захлебнулось против ожесточенных белых взглядов. Ненасилие как актуальная форма протеста подвергалась нападкам как тактическая теория. Северные негры выразили свое смятение и враждебность в череде беспорядков. Десятилетие с 1955 по 1965 год с его элементарными конструктивными периодами ввело нас в заблуждение. Все недооценили степень ярости, которую подавляли негры, и степень фанатизма, которую скрывало белое большинство.

Беспорядки сейчас в центре внимания и предлагаются в качестве основы для противоречивых позиций белых и негров. Некоторые негры утверждают, что они являются зачаточными формами восстания и партизанской тактики, которые будут характерной чертой негритянского восстания. Они представлены как новый этап негритянской борьбы, пришедший на смену старой и якобы изжившей себя тактике ненасильственного сопротивления. В то же время некоторые белые силы используют беспорядки как доказательство того, что негры не способны к конструктивным изменениям и своим беззаконным поведением лишаются всех прав и оправдывают любые формы репрессивных мер.

Теперь я хотел бы рассмотреть оба вопроса. Во-первых, вина за беспорядки лежит исключительно на неграх? И являются ли они естественным развитием к новому этапу борьбы? Будет написано и сказано миллион слов, чтобы проанализировать вспышки гетто. Но для проницательного и яркого выражения вины я хотел бы представить две фразы, которые многие из вас, вероятно, уже слышали, как я цитировал из-под пера Виктора Гюго. «Если душа останется во тьме, будут совершаться грехи. Виновен не тот, кто совершает грех, а тот, кто вызывает тьму.«Политики белого общества вызвали тьму. Это они создали разочаровывающие трущобы. Они увековечивают безработицу, нищету и угнетение. Возможно, то, что негры совершали преступления, неоспоримо и прискорбно, но по сути это производные преступления. Они рождены величайшими преступлениями белого общества.

Призывая негров соблюдать закон, давайте также заявим, что белый человек не соблюдает закон. День за днем ​​он нарушает законы о благосостоянии, чтобы лишить бедняков их скудных наделов.Он грубо нарушает строительные нормы и правила жилищного строительства. Его полицейские силы — настоящее издевательство над законом. Он нарушает законы о равном трудоустройстве и образовании. Трущобы — дело рук порочной системы белого общества. В них живут негры, но они делают их не больше, чем заключенный делает тюрьму. Итак, давайте прямо скажем, что, если подсчитать все нарушения закона в трущобах, совершенные белым человеком за эти годы, и сравнить их с нарушениями закона в течение нескольких дней беспорядков, закоренелым преступником легко окажется белый человек.Используя термин «белый человек», я пытаюсь в общих чертах описать противника негра. Я не стремлюсь классифицировать всех белых людей каким-либо использованием термина «белый человек». Я думаю, это очень важно сказать, ибо миллионы людей поднялись нравственно над господствующими предрассудками. Они готовы разделить власть и принять структурные изменения общества, даже ценой традиционных привилегий. Отрицать их существование, как это делают некоторые ультранационалисты, значит отрицать очевидную истину. Более того, она имеет тенденцию отталкивать союзников, которые могут усилить нашу борьбу и усилили ее.Их поддержка служит не только укреплению нашей власти, но их разрыв с отношением общества в целом раскалывает и ослабляет нашу оппозицию. Чтобы развить чувство черного сознания и народности, не требуется, чтобы мы презирали белую расу в целом. Мы боремся не с расой как таковой, а с политикой и идеологией, сформулированными лидерами этой расы для увековечивания угнетения.

Подводя итог общим причинам беспорядков, мы должны были бы сказать, что структура власти белых все еще стремится сохранить стены сегрегации и неравенства практически нетронутыми, в то время как решимость негров прорваться через них усилилась.Я нахожу пять основных причин бунтов: реакция белых; широко распространенная дискриминационная практика; безработица; война во Вьетнаме; и городские проблемы преступности и обширной миграции.

Белая реакция является основной причиной, потому что она объясняет свирепость эмоционального содержания их вспышек и их спонтанность. Порочность ответной реакции белых разрушила надежду на то, что зарождаются новые взгляды. Возвращение к варварскому поведению белых, отмеченное чередой убийств на Юге, возрождением белого хулиганства на северных улицах и холодным систематическим уходом некоторых бывших белых союзников, представляло собой мрачное заявление для негров.Им сказали, что существуют твердые пределы их прогресса, что они должны быть готовы к постоянному неравенству и постоянной бедности.

Распространенность дискриминационных практик настолько воспринимается как должное, что их провокационный эффект легко забывается. Даже когда негру удается закрепиться на экономической лестнице, дискриминация угрожает оттолкнуть его, даже если он поднялся всего на несколько ступеней. Он преследует его на всех уровнях, чтобы свести на нет эту инициативу и оскорбить его существо.Для тех жалких немногих, кто лезет в экономическую безопасность, она сохраняется и закрывает разные двери.

Тесно связано с дискриминацией одно из ее худших последствий, а именно безработица . Вы помните, что Соединенные Штаты балансировали на грани революции в 1930-х годах, когда безработица в стране достигла 25 процентов населения. Но на Юге и особенно на Севере, в разгар исторического процветания, безработица среди негритянской молодежи, по правительственным данным, во многих городах достигает 30-40%.Понимая, что большая часть их жизней еще впереди, можно ожидать, что хлопанье дверей перед их лицами вызовет ярость и бунт.

Четвертая причина война во Вьетнаме . Мы совершаем ужасные злодеяния во Вьетнаме. Мы остаемся стоять перед миром, пресыщенным нашим собственным варварством. Мы вовлечены в войну, которая стремится повернуть часы истории вспять и увековечить белый колониализм. Бомбы во Вьетнаме взрываются дома — они разрушают мечту и возможность достойной Америки.Я также должен отметить, что бедняков призывают в двойном размере для участия в боевых действиях. Они составляют более 24 процентов передовых войск в войне беспрецедентной жестокости. Наши молодые люди маршируют под лозунгами демократии, якобы для защиты сайгонского правительства, презирающего демократию. Дома они знают, что подлинной демократии для их народа не существует и что по возвращении их вернут к мрачной жизни, даже если они будут украшены медалями героя. Чернокожему человеку, который безудержно бегает по гетто во время беспорядков, был дан наглядный пример того, как его собственное правительство свирепствует по всему миру.

Наконец, существует комплекс причин, обнаруживаемых в деградирующих условиях извращенной городской жизни . Наши города задыхаются от загрязнения воздуха, плотного дорожного движения и неадекватных систем водоснабжения. Общественные объекты изношены и неадекватны. В этом хаосе запущенности негры задыхаются на самом дне, в убогих условиях трущоб, равных которым нет ни в одной индустриальной стране мира. Каждый большой город пожинает плоды бесчисленного множества бедняков и чернокожих, которые мигрировали туда в отчаянных поисках американского удовлетворения.Хотя общеизвестно, что миллионы негров были вынуждены покинуть земли Юга из-за сокращения занятости в сельском хозяйстве за последние два десятилетия, не было принято никакого национального плана для исправления этого бедствия.

Когда белые иммигранты прибыли в Соединенные Штаты в конце девятнадцатого века, доброжелательное правительство предоставило им бесплатную землю и кредит для построения полезной, независимой жизни. Напротив, когда негр мигрировал, он был предоставлен своей собственной инициативе и ресурсам.Он переполнял города, его загоняли в гетто, лишали работы, подвергали грубой эксплуатации в условиях жесткой дискриминации. Хотя другие меньшинства сталкивались с препятствиями, ни одно из них не подвергалось столь жестокому презрению и столь последовательному отказу в возможностях, как негры.

Эти условия стали взрывоопасным топливом для насилия и беспорядков. Как сказал социальный психолог Кеннет Кларк: «Удивительно только то, что вспышек не было раньше.«Есть вдумчивые социологи, которые теперь признают, что элементы социальной катастрофы накопились в таком огромном количестве, что не может быть никаких средств для их устранения.

Должен признаться, я не совсем оптимистичен. Но я не могу принять поражение. Я считаю, что есть несколько серьезных программ, способных обратить вспять волну социальной дезинтеграции. Помимо этого, я считаю, что, какими бы разрушительными ни были беспорядки, они были проанализированы по существу однобоко. Есть один поразительный аспект насилия во время беспорядков, который вызвал мало комментариев и еще меньше анализа.Во всех беспорядках вместе взятых материальный ущерб достигал колоссальных размеров, превышая миллиард долларов. Однако телесные повреждения, наносимые неграми белым людям, были незначительными по сравнению с ними. Острие оружия насилия в руках негров применялось почти исключительно против собственности, а не против людей. Внутренняя ярость негров еще не выражается в антигуманизме. Существует глубоко укоренившееся отвращение к насилию по отношению к людям, особенно случайным лицам, которые не представляют непосредственной угрозы.Тысячи белых людей ежедневно находятся в гетто и остаются невредимыми. Я чувствую, что было бы серьезной ошибкой не принимать во внимание ненасилие как силу, присутствующую в негритянской жизни. Многим наблюдателям нравится верить, что городской негр слишком изощрен и слишком зол, чтобы быть ненасильственным. Он изображен как едва контролируемое животное. Эти же наблюдатели рационализируют ненасильственные марши и демонстрации на Юге как неуместные на том основании, что они по существу представляли собой шествия набожных пожилых женщин.Дело в том, что во всех наших маршах принимали непосредственное участие мужчины, которые обычно отличались очень агрессивными наклонностями.

В Бирмингеме для нас было обычной процедурой собрать сотни ножей до начала демонстраций, чтобы застраховаться от сиюминутной слабости участников. Мы знаем из непосредственного опыта, что даже крайне склонный к насилию индивидуум может дисциплинировать себя, если его цели достигаются другими средствами. Этот опыт повторен для нас на Севере. В 1966 году в Чикаго, когда на тротуарах выстроились злобные кричащие белые хулиганы, нашими охранниками во многих случаях были молодые лидеры и члены банд.Эти люди, привыкшие к насилию и опытные в его практике, если бы они были освобождены от своей приверженности мирному маршу, были бы вполне способны превратить белых хулиганов в дрожащее месиво. Они были способны к мирному поведению и железной дисциплине, потому что были готовы экспериментировать с нами в поисках конструктивного решения.

Теперь это заставляет меня сказать, что мы должны сформулировать программу и мы должны разработать новую тактику, которая не рассчитывает на добрую волю правительства, а вместо этого служит для того, чтобы заставить нежелающие власти уступить мандатам правосудия.Мы должны потребовать, например, чрезвычайной программы для обеспечения работой всех, кто нуждается в работе, или, если программа работы нецелесообразна, гарантированного годового дохода на уровне, который поддерживает жизнь в достойных условиях. Второй чертой нашей программы должен стать снос трущоб и их восстановление силами проживающего в них населения. В-третьих, мы должны сделать огромный шаг к самоопределению и формированию своей судьбы. Другими словами, мы должны избавиться от домашней колонии, которой является гетто.В-четвертых, мы должны углубиться в политическую арену. Везде, где это возможно, мы должны избирать высококвалифицированных и преданных делу негров-кандидатов, как мы это сделали в Кливленде, Гэри и во всех штатах Юга. В Миссисипи, Луизиане и Джорджии мы впервые имеем негров в законодательных собраниях штатов. Мы должны расширить программу такого рода, и давно пора отправить в отставку всех белых расистов в Конгрессе. Они могут быть отправлены в отставку, если мы проголосуем в большем количестве.

Сейчас среди негров почти нет разногласий по поводу этих мер.Разделения возникают только вокруг методов их достижения. Я все еще убежден — и это основной пункт, к которому я хочу прийти, — что решение ненасилия остается возможным. Однако ненасилие должно быть адаптировано к городским условиям и городским настроениям. Ненасильственный протест теперь должен созреть до нового уровня, чтобы соответствовать повышенному нетерпению черных и усиленному сопротивлению белых. Высший уровень массовое гражданское неповиновение . Эта концепция хорошо известна в нашей борьбе за справедливость. Должно быть нечто большее, чем заявление для общества в целом — должна быть сила, которая прерывает его функционирование в какой-то ключевой момент.Однако это прерывание не должно быть тайным или тайным. Он должен быть открыт. Не нужно облекать его партизанской романтикой. Она должна быть открытой и проводиться большими массами без насилия. Если тюрьмы будут заполнены, чтобы остановить нас, смысл станет еще яснее. Негр будет говорить: я не избегаю наказаний за нарушение закона, я готов терпеть все ваши наказания, потому что ваше общество не сможет вынести клеймо насильственного и публичного угнетения своих меньшинств ради сохранения несправедливости.Массовое гражданское неповиновение как новый этап борьбы может превратить глубокий гнев гетто в созидательную силу. Нарушение функционирования города, не разрушая его, может быть более эффективным, чем бунт, потому что он может быть более длительным и более дорогостоящим для общества в целом, но не бессмысленно разрушительным. Это средство социального действия, которое правительству труднее подавить превосходящей силой. Ограничение бунтов, если оставить в стороне вопросы морали, в том, что они не могут победить, и их участники это знают.Следовательно, бунты не революционны, а реакционны, потому что они ведут к поражению. Они предлагают эмоциональный катарсис, но за ними должно следовать чувство тщетности. Гражданское неповиновение в его массовом применении имеет перспективу успеха. Оно воинственно и вызывающе, но не разрушительно.

Поскольку в той программе, которую я довольно схематично обрисовал, молодым людям предстоит сыграть большую роль, позвольте мне сказать несколько слов о настроении американской молодежи. Это важно по многим причинам, ибо настроение молодежи является частью настроения нации в целом.Под воздействием уникальных для своего времени социальных сил молодежь раскололась на три основные группы.

Самая большая группа молодых людей изо всех сил пытается приспособиться к преобладающим ценностям нашего общества. Без особого энтузиазма они принимают систему правления, экономические отношения системы собственности и социальные расслоения, порождаемые нашей системой. Тем не менее, они представляют собой группу, испытывающую серьезные проблемы, и являются резкими критиками статус-кво. В этой самой многочисленной группе социальные установки не застыли и не детерминированы, они подвижны и ищущи.Хотя недавние исследования указывают на войну во Вьетнаме как на предмет их беспокойства, большинство из них не готовы сопротивляться призыву или занимать четкую позицию по вопросам насилия и ненасилия. Но их совесть была затронута нарастающим во всем мире чувством ужаса и безумия войны. Они чувствуют настоятельную необходимость уважать жизнь и безотлагательность отказа от войны как способа решения международных проблем.

Есть вторая группа молодых людей, в настоящее время немногочисленная, но динамичная и растущая.Они радикалы. Они варьируются от умеренных до крайних в степени, в которой они хотят изменить социальную систему. Все они согласны с тем, что только путем структурных изменений можно устранить нынешнее зло, потому что корни находятся в системе, а не в человеке или в ошибочных операциях. Это новое поколение радикалов. Очень немногие придерживаются какой-либо установленной идеологии или догмы: некоторые заимствуют старые доктрины революции, но практически все они воздерживаются от суждений о том, какой должна быть форма нового общества.Они серьезно восстают против старых ценностей и еще не сформулировали конкретно новые. Они не повторяют прежних революционных доктрин. Большинство из них даже не читали революционной классики. По иронии судьбы, их бунт возникает из-за разочарования в поисках перемен в рамках существующего общества. Они пытались построить расовое равенство и встретили упорное и яростное сопротивление. Они работали над прекращением войны во Вьетнаме и потерпели неудачу.

В стремлении к высшим общественным ценностям им мешало сочетание материального изобилия и духовной бедности, душившее чистое творческое мировоззрение.И поэтому они ищут новый старт с новыми правилами в новом порядке. Будет справедливо сказать, что в настоящее время они знают, чего они не хотят, а не чего хотят. Их радикализм растет, потому что сегодняшняя структура власти неумолима в защите не только своей социальной системы, но и содержащихся в ней зол. Каково отношение этой второй, радикальной группы к проблеме насилия? Одним словом, я думаю, что это смешано. Сегодня есть молодые радикалы-пацифисты, и есть много кабинетных революционеров, настаивающих на политической и психологической необходимости насилия.Эти молодые теоретики насилия тщательно пренебрегают процессом диалога в пользу тактики конфронтации. Они прославляют партизанское движение и особенно его нового мученика Че Гевару. Но есть ли объединяющая нить во всем спектре отношения к насилию, который можно найти среди радикалов? Читают ли они Ганди или Фанона, все радикалы понимают необходимость действия — прямого, самопреобразующего и структурно-преобразующего действия. Это может быть их самым творческим коллективным пониманием.

Молодых людей из третьей группы иногда называют хиппи. Они борются за то, чтобы отделиться от общества и выразить свое неприятие его. Они отказываются от ответственности за организацию общества. В отличие от радикалов, они ищут не перемен, а бегства. Когда они время от времени сливаются с демонстрацией мира, это делается не для того, чтобы улучшить политический мир, а для того, чтобы выразить свой собственный мир. Закоренелые хиппи — удивительное противоречие. Он использует наркотики, чтобы уйти в себя, от реальности, чтобы обрести покой и безопасность.И все же он защищает любовь как высшую человеческую ценность; любовь, которая может существовать только в общении между людьми, а не в обособленности личности.

Хиппи не могут выжить как массовая группа, потому что нет решения в побеге. Большинство из них перегруппируются, присоединившись к радикалам или вернувшись в мейнстрим. Некоторые из них могут сохраниться, превратившись в светскую религиозную секту. Их движение уже имеет много таких характеристик. Мы могли бы увидеть, как некоторые из них основывают утопические колонии, подобные общинам XVII и XVIII веков, созданным сектами, глубоко противостоящими существующему порядку и его ценностям.Эти общины не выжили, но они были важны, потому что их мечта о социальной справедливости и человеческих ценностях остается мечтой человечества. В этом контексте очень важна одна мечта группы хиппи, и это их мечта о мире. Большинство хиппи — пацифисты, и некоторые из них продумали убедительную и психологически изощренную мирную стратегию. Общество в целом теперь может быть более готово извлечь уроки из этой мечты, чем столетие или два назад; он может выслушивать аргументы в пользу мира не как мечту, а как практическую возможность, которую можно выбрать и использовать.

Из этого беглого обзора трех основных групп нашей молодежи должно быть очевидно, что это поколение находится в состоянии духовного брожения. Даже та большая группа, которая не недовольна обществом, выдвигает основные вопросы. Их неугомонность помогает объяснить радикалов с их гневным протестом и хиппи с их систематическим уходом в себя. Все три группы склонны согласиться с этим легкомысленным, но глубоким комментарием разочарованного студента о взрослой Северной Америке: «Даже если вы выиграете крысиные бега… вы все равно остаетесь крысой.»

В начале 1950-х палачом среди солдат холодной войны был маккартизм. В течение многих лет он душил свободу слова и запугивал мрачным молчанием не только либералов и радикалов, но и людей, занимающих высокие и защищенные посты. Очень небольшая группа мужественных людей дала отпор, не боясь остракизма, клеветы и потери средств к существованию. Постепенно и мучительно пробуждался демократический инстинкт американцев и разгромлялась идеологическая грубая сила. Однако маккартизм оставил в наследство социальный паралич.Страх сохранялся годами, а социальная реформа оставалась заторможенной и оборонительной. Одеяло конформизма и запугивания заставляло молодых и старых превозносить посредственность и условности.

Одеяло страха было поднято негритянской молодежью нации. Когда они вынесли свою борьбу на улицы, зародился новый дух сопротивления. Вдохновленная смелостью и изобретательностью негров, белая молодежь вступила в бой и сформировала союз, пробудивший сознание нации. Трудно переоценить творческий вклад динамичных молодых негров последних восьми лет.Они оказали ненасильственное сопротивление, впервые примененное в Монтгомерве, штат Алабама, в массовых размерах и разработали оригинальные приложения — сидячие забастовки, поездки на свободу и переходы. Для достижения этих целей они сначала преобразовали себя. Молодые негры традиционно подражали белым в одежде, поведении и мышлении в строгом образце среднего класса. Гуннар Мюрдал назвал их преувеличенными американцами. Теперь они перестали подражать и начали инициировать. Лидерство перешло в руки негров, и их белые союзники стали у них учиться.

Это была революционная и полезная разработка для обоих. По иронии судьбы сегодня так много педагогов и социологов ищут новые методы для привития негритянской молодежи ценностей среднего класса как идеала социального развития. Именно тогда, когда молодые негры отказались от своих ценностей среднего класса, они внесли исторический социальный вклад. Они отказались от этих ценностей, когда отодвинули карьеру и богатство на второстепенную роль, когда они радостно превратились в арестантов и нарушителей спокойствия. Когда они сняли одежду Brooks Brothers и надели комбинезоны, чтобы работать в изолированном сельском Юге, они бросили вызов и вдохновили белую молодежь подражать им.Многие бросили школу не для того, чтобы отказаться от учебы, а для того, чтобы искать ее более прямыми путями. Они были конструктивными бросившими школу, укрепляющими общество и самих себя. Эти негритянские и белые юноши предшествовали созданию Корпуса мира, и я думаю, можно с уверенностью сказать, что их работа вдохновила его организацию в международном масштабе.

Эти годы, конец шестидесятых, — самое решающее время для тех движений, которые я описывал. В определенном смысле альянс ответственных молодых людей, который представляло это движение, распался под воздействием неудач, разочарований и, как следствие, экстремизма и поляризации.Движение за социальные перемены вступило в период искушения впасть в отчаяние, потому что теперь ясно, насколько глубоки и систематичны те бедствия, с которыми оно сталкивается. Есть сильное искушение отчаяться в программах и действиях и растратить энергию на истерические разговоры. Возникает соблазн разделиться на взаимно подозрительные группы, в которых черные отвергают участие белых, а белые отвергают реалии собственной истории.

Между тем, пока молодые люди сталкиваются с кризисом, мы в SCLC должны разработать программы, чтобы вывести движения за социальные изменения из их ранней и теперь неадекватной фазы протеста в стадию массового, активного, ненасильственного сопротивления злу. современного корпоративного общества.По мере того, как эта работа и планирование продолжаются, мы начинаем видеть огромные перспективы того, что может означать для мира, если новые программы сопротивления преуспеют в создании еще более широкого союза сегодняшней пробужденной молодежи. Ненасильственное, активное сопротивление социальным порокам, включая массовое гражданское неповиновение, может объединиться, я считаю, в новую акцию, синтезирующую лучшие идеи всех трех групп молодежи. От хиппи он может принять видение мирных средств к цели мира, а также их чувство красоты, мягкости и уникальных даров духа каждого человека.От радикалов он может перенять жгучую безотлагательность, признание необходимости прямых и коллективных действий, а также необходимость стратегии и организации. И поскольку новая программа не является ни анархией, ни отчаянием, она может приветствовать работу и идеи тех молодых людей, которые не отвергли наше нынешнее общество во всей его полноте. Они могут бросить вызов более экстремистским группам, чтобы они интегрировали новое видение в историю, как она есть на самом деле, в общество, как оно на самом деле работает. Они могут помочь движению не сломить надломленную трость и не погасить дымящийся фитиль ценностей, которые уже признаны в обществе, которое мы хотим изменить.Они могут помочь сохранить открытой возможность благородного компромисса.

По мере того, как я выхожу из стадии анализа и приближаюсь к своему заключению, я хотел бы сказать несколько вещей, которые я считаю основными, если мы собираемся творчески двигаться вперед. Несколько минут назад я говорил об искушении отчаяния. Мы все сталкиваемся с этим искушением в нашей повседневной работе; бывают моменты, когда нам почти хочется сдаться. Мы все были обожжены пламенем испепеляющего разочарования. Разочарование негра реально, оно является частью повседневного меню нашей жизни.В нашей личной жизни мы слишком часто превращаем наши разочарования в эссенцию горечи, или тонем себя в глубоких водах жалости к себе, или принимаем фаталистическую философию, согласно которой все, что происходит, должно произойти, что все события определяются необходимостью. Эти реакции отравляют душу и оставляют шрамы на личности. Единственный здоровый ответ — это честное признание разочарования, даже если он цепляется за обрывки надежды, принятие ограниченного разочарования, цепляясь за бесконечную надежду.

Мы, черные и бедные люди, которые так долго мечтали о свободе, все еще заключены в тюрьму сегрегации и дискриминации. Должны ли мы реагировать с горечью и цинизмом? Я настаиваю на том, что мы этого не сделаем, потому что это может привести к такому отчаянному гневу черных, что это закончится самоубийством черных. Должны ли мы обратиться внутрь в жалости к себе? Конечно, нет, потому что это может привести к саморазрушительной черной паранойе. Должны ли мы сделать вывод, что мы не можем победить? Конечно нет, потому что это приведет к отчаянному черному нигилизму, который ищет разрушения ради разрушения.Должны ли мы, фаталистически заключая, что сегрегация является предопределенной моделью вселенной, смиряться с угнетением? Конечно, нет, ибо пассивное сотрудничество с несправедливой системой делает угнетенных такими же злыми, как и угнетатель. Наш самый плодотворный курс — стоять твердо, двигаться вперед с агрессивным ненасилием, принимать разочарования и цепляться за надежду. Наш решительный отказ не быть остановленным в конце концов распахнет дверь к свершению.

Я очень хорошо помню, как в 1956 году я летел из Нью-Йорка в Лондон на винтовом самолете, который требовал девять с половиной часов для полета, который мы сейчас совершаем примерно за шесть часов на реактивном самолете.Возвращаясь из Лондона в США, стюардесса объявила, что время полета составит двенадцать с половиной часов, хотя расстояние было таким же. Зачем еще три часа? Когда пилот вошел в кабину, я спросил его, почему. Он сказал то, что я никогда не забуду. — Вы должны кое-что понимать в ветрах, — сказал он. «Когда мы покидаем Нью-Йорк, сильный попутный ветер дует в нашу пользу, но когда мы возвращаемся, сильный встречный ветер дует против нас». А затем добавил: «Не волнуйтесь, эти четыре двигателя способны бороться с ветрами.»

В любой социальной революции бывают времена, когда попутный ветер триумфа и свершения благоприятствует нам, а бывают времена, когда против нас беспощадно бьют сильные встречные ветры разочарования и неудач. Мы не должны позволять неблагоприятным ветрам сокрушать нас, когда мы путешествуем по Атлантике жизни. Нас должны поддерживать энергии мужества или двигатели мужества, несмотря на ветры — этот отказ быть остановленным, это мужество быть, эта решимость идти вперед, несмотря ни на что, является отличительной чертой великих движений.В предстоящие дни мы не должны считать непатриотичным поднимать основные вопросы о нашем национальном характере. Мы должны спросить, почему в стране, переполненной таким невероятным изобилием, сорок миллионов бедняков. Мы должны задаться вопросом, почему наша нация поставила себя в положение военного агента Бога на земле, опрометчиво вмешиваясь во Вьетнам и Доминиканскую Республику. Почему мы заменили высокомерную задачу охраны всего мира высокой задачей навести порядок в собственном доме? Ради самого своего выживания Америка должна пересмотреть старые предположения и освободиться от того, что веками считалось священным.Чтобы зло расизма, бедности и милитаризма умерло, должен родиться новый набор ценностей. Наша экономика должна стать более ориентированной на человека, чем на собственность, и на прибыль. Наше правительство должно больше полагаться на свою моральную силу, чем на свою военную мощь.

Поэтому давайте не будем думать о нашем движении как о стремлении интегрировать негра во все существующие ценности американского общества. Давайте будем теми творческими инакомыслящими, которые призовут нашу нацию к более высокой судьбе, к новому плато сострадания, к более благородному выражению человечности.Мы превосходно оснащены для этого. Мы были покрыты шрамами в пламени страданий. Мы познали агонию быть неудачником. Мы узнали из нашего статуса неимущего, что мало пользы нации в том, чтобы получить весь мир средств и потерять цель, свою собственную душу. У нас должна быть страсть к миру, порожденная ужасами войны, дающая нашу абсолютную верность империи вечности.

Мы также должны быть хранителями созидательной черной силы. Мы должны найти плюсы в черной силе и не бояться утверждать, что мы абсолютно согласны с этими плюсами.Я так часто говорил, что наша проблема в гетто в том, что мы бессильны, и мы должны преобразовать это бессилие в творческую силу. Мы отчаянно нуждаемся в том, чтобы найти свою идентичность. Мы должны гордиться своим наследием. Нам нужно гордиться тем, что мы черные, а не стыдиться этого. Но, ища свою идентичность, мы должны искать ее честно. Каждый человек должен, в конечном счете, ответить на вопрос: «Кто я?» и постарайтесь ответить на него честно. Одним из первых принципов личностной адаптации является принцип самопринятия.Величайшая дилемма негра состоит в том, что для того, чтобы быть здоровым, он должен принять свою амбивалентность. Негр — дитя двух культур, Африки и Америки. Проблема в том, что в поисках целостности слишком многие негры стремятся охватить только одну сторону своей натуры. Одни, стремясь отвергнуть свое наследие, стыдятся своего цвета кожи, стыдятся черного искусства и музыки и определяют, что красиво и хорошо по меркам белого общества. В итоге они разочарованы и лишены культурных корней. Другие стремятся отвергнуть все американское и полностью отождествить себя с Африкой, вплоть до ношения африканской одежды.Такой подход также приводит к фрустрации, поскольку американский негр — не африканец. Старый гегелевский синтез до сих пор предлагает лучший ответ на многие жизненные дилеммы. Американский негр не является ни полностью африканцем, ни полностью западным. Он афроамериканец, настоящий гибрид, сочетание двух культур.

Кто мы? Давайте не будем бояться сказать это. Мы потомки рабов. Мы потомки знатных мужчин и женщин, похищенных с родной земли и закованных в корабли, как звери.Мы наследники великого и эксплуатируемого континента, известного как Африка. Мы наследники изнасилований, пожаров и убийств, и я, например, не стыжусь этого прошлого. Мне стыдно за тех, кто стал таким бесчеловечным, что смог подвергнуть нас этой пытке. Мы тоже американцы, какими бы оскорбленными и презираемыми мы ни были, наша судьба связана с судьбой Америки. И, несмотря на психологическую привлекательность идентификации с Африкой, негр должен признать тот факт, что Америка теперь его дом, дом, который он помог построить кровью, потом и слезами.Поскольку мы американцы, решение нашей проблемы будет заключаться не в стремлении построить отдельную черную нацию внутри нации, а в поиске этого творческого большинства и совместном движении к той бесцветной силе, которая нам нужна для безопасности и справедливости.

Теперь я хочу сказать то, что, я уверен, вы ожидаете от меня, а именно то, что мы должны оставаться верными любви и ненасилию. Я должен и впредь противостоять любым попыткам добиться нашей свободы методами злобы, ненависти и насилия, методами, характерными для наших угнетателей.Ненависть так же вредна для ненавистника, как и для ненавидимого. Подобно необузданной раковой опухоли, ненависть разъедает личность и разъедает ее жизненное единство. Он не имеет пограничных линий. Буквально вчера вечером я разговаривал с некоторыми молодыми людьми, которые решили бойкотировать Олимпиаду. Одна из вещей, которая расстроила их больше всего на свете, заключалась в том, что они решили сделать свое заявление на конференции чернокожих в Лос-Анджелесе, и они прибыли на эту встречу только для того, чтобы обнаружить, что чернокожие избивают и угрожают убить других чернокожих. просто потому, что хотели поднять некоторые непопулярные вопросы.Я сказал себе, слушая, что это больше, чем что-либо другое, показывает мне, что ненависть не имеет границ. Я отказываюсь ненавидеть. Я видел выражение ненависти на лицах слишком многих шерифов Миссисипи и Алабамы, чтобы советовать неграм опускаться до этого жалкого уровня. Ненависть — слишком тяжелое бремя .

Конечно, вы можете сказать мне: «Это непрактично. Жизнь состоит в том, чтобы отомстить, нанести ответный удар, собака съела собаку». «Возможно, в какой-нибудь далекой утопии, — скажете вы, — этот идеал сработает, но не в том жестком, холодном мире, в котором мы живем.«Мой единственный ответ заключается в том, что человечество уже давно идет по так называемому практическому пути, и это привело к еще большему беспорядку и хаосу. Время загромождено обломками отдельных людей и сообществ, которые поддались ненависти и насилию. Я уверен, что многие из вас читали книгу Франца Фанона « Несчастные земли ». Ближе к концу он говорит: «Итак, товарищи, не будем платить дань Европе. . . создавая государства, институты и общества, которые черпают из нее вдохновение.Человечество ждет от нас чего-то другого, кроме такой имитации, которая была бы чуть ли не непристойной карикатурой. Если мы хотим превратить Африку в новую Европу. . . и Америки в новую Европу, давайте оставим судьбу наших стран европейцам. Они будут знать, как это сделать лучше, чем самые одаренные из нас. Но если мы хотим, чтобы человечество шло вперед, шагало дальше, если мы хотим поднять его на иной уровень, чем тот, который показала ему Европа, то мы должны изобретать и делать открытия.И затем он переходит к концу, чтобы сказать: «Для Европы, для нас самих и для человечества, товарищ, мы должны перевернуть новую страницу. Мы должны разработать новые концепции и попытаться создать нового человека».

Это смелые и сложные слова, и я счастлив, что молодые чернокожие мужчины и женщины цитируют их, но проблема в том, что Фанон (и те, кто цитирует его слова) стремится разработать новые концепции и пустить в ход нового человека. с готовностью подражать старым концепциям насилия. Нет ли здесь основного противоречия? Насилие было неразлучным близнецом материализма — отличительной чертой его величия.Это единственная черта современной цивилизации, которой я не хочу подражать. Человечество ждет нечто иное, чем слепое подражание прошлому. Если мы действительно хотим продвинуться еще на шаг, если мы хотим перевернуть новую страницу и действительно поставить нового человека на ноги, мы должны начать отвращать человечество от долгой и безрадостной ночи насилия. Может быть, новый человек, в котором нуждается мир, — это ненасильственный человек? Лонгфелло сказал: «В этом мире человек должен быть либо наковальней, либо молотом». Мы должны быть молотами, формирующими новое общество, а не наковальнями, вылепленными старым.Это не только сделает нас новыми людьми, но и даст нам новую силу. Это не будет представление лорда Эктона о власти, которая имеет тенденцию развращать, абсолютной власти, которая развращает абсолютно. Это будет сила, наполненная любовью и справедливостью, которая превратит темные вчера в светлое завтра. Я должен сказать каждому из вас, что я принял решение.

Я вспомнил одну историю. Столетия назад царь Навуходоносор отдал приказ всем, кто попал под его власть. Этот приказ заключался в том, что при звуке трубы все должны были склониться перед золотым образом.Отказ поклониться означал бы, что человек будет брошен в огненную печь. Приказ услышали трое молодых людей. Они знали о судебном запрете, но что-то глубоко внутри подсказывало им, что они должны нарушить судебный запрет и проявить гражданское неповиновение. Они встали перед царем и сказали: «Мы знаем, что Бог, которому мы поклоняемся, может избавить нас… но если нет, то мы не преклонимся. Мы знаем, что сила, которую мы испытали и о которой читали в природе, способна чтобы избавить нас. Мы знаем, что та сила, которая имеет власть вздымать гигантские горы, целовать небеса, как будто купая их вершины в величественной синеве, власть бросать звезды, чтобы украсить небеса, как качающиеся фонари вечности , также имеет право избавить нас.. . а если нет, то мы не склонимся». Они говорили, что открыли что-то такое дорогое, такое драгоценное и такое великое, что они собираются жить с этим. Они пришли сказать, что собираются делать то, что велит им совесть. был прав. Они обнаружили, что, в конечном счете, великая вера — это не вера, основанная на торгах. Это никогда не «если бы», а вера «хотя». ты сделаешь это в одном месте, а это в другом, тогда я буду служить тебе, но дальше говорится: «Хоть он и убьет меня, но я буду доверять ему.А великий жизненный опыт — это опыт «хотя». Брак — это не опыт торга, это опыт «хотя».

Я решил, что в этом вопросе ненасилия я буду стоять на своем. Я буду любить, потому что это просто прекрасно любить. Я буду ненасильственным, потому что верю, что это решение проблем человечества. Я не собираюсь торговаться с реальностью, но я буду стоять за ненасилие, несмотря ни на что. И поэтому я говорю вам, что я дал обет — я, Мартин Лютер Кинг, беру тебя, Ненасилие, в мою замужнюю жену, к лучшему или к худшему, к богатству или к бедности — это не опыт торга — за богатого или за бедного, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас.Я продолжаю в вере и с этой решимостью. Я верю, что если мы сохраним веру, а затем эскалируем наши действия, мы сможем дойти до Вашингтона и создать активное движение по городам нашей страны. И тысячами мы будем переезжать, и многие будут задаваться вопросом, откуда мы пришли, и нашим единственным ответом будет то, что мы выходим из великих испытаний и невзгод. Кто-то из нас будет из Миссисипи, кто-то из Алабамы, кто-то из Чикаго, кто-то из Детройта, кто-то из Кливленда, но все мы будем исходить из одних и тех же условий.Мы будем искать город, строителем и создателем которого является Бог. И если мы сделаем это, мы сможем перевернуть эту нацию с ног на голову и с ног на голову, и мы, возможно, просто сможем приблизить тот день, когда люди повсюду смогут кричать, что мы дети Божьи, сотворенные в его образе. Это будет славный день; в тот момент утренние звезды будут петь вместе, и души Божьи будут восклицать от радости.

 


«Новое чувство направления» впервые доступно широкой аудитории с любезного разрешения Коретты Скотт Кинг.Мы также благодарны редакторам Drum Major , когда-то издававшегося на Конференции христианских лидеров Юга.

Цензура и секретность, социальные и правовые аспекты

Цензура и секретность, социальные и правовые аспекты Цензура и секретность, социальные и правовые аспекты
Международная энциклопедия социальных и поведенческих наук, 2001.

ссылки | Вернуться на главную страницу

Гэри Т.Маркс

Реферат: Секретность и цензура включает в себя нормы о контроле информации. Цензура общение в современном понимании связано с большими, сложными городскими общества со степенью централизованного контроля и техническими средствами эффективного выход на массовую аудиторию. Он включает в себя определение того, что может, и не может (или в случае неправительственных усилий должен и должен не) выражаться в свете данных политических, религиозных, культурных и художественные нормы.Появление новых коммуникаций (например, печать прессы или Интернета) технологии неизменно создают требования из противоречивых группы за большую открытость и свободу общения и требования больший контроль. Власти пытаются (часто тщетно) контролировать новые методы массовой коммуникации. Три основных средства прямой цензуры (до публикации контроль, лицензирование и регистрация, а также государственная монополизация) профилактический характер. Среди демократий существуют значительные различия в цензуре по содержанию, средствам коммуникации, месту, периоду времени и через общества.Существуют степени цензуры и индивидуальных интересов уравновешены по отношению к обществу, как бы трудно оно ни было определять. Более распространенным, чем прямой запрет, является сегментация материал, связанный с ограничениями по времени, месту и лицам. Прямое правительство средства цензуры следует рассматривать отдельно от наличия ресурсов для создания и распространения информации, деятельность частных групп и от неформальной цензуры, включая исключение из источников информация и самоцензура.В демократическом обществе секретность и открытость существуют в постоянном динамическом напряжении.

1. Секретность

Секретность включает нормы о контроль информации, будь то ограничение доступа к ней, ее уничтожение, или запрещение или формирование его создания. Секретность является общим и фундаментальным социальный процесс, известный всем обществам. Может характеризовать взаимодействие на любом уровне — от информации, которую человек скрывает, до секретных обрядов перехода от доиндустриальных обществ к тайнам современного братские или деловые организации, к государственной информации о национальных безопасность.Нормы секретности встроены в ролевые отношения и предполагают обязательства и права не раскрывать информацию, будь то взаимные или единичные. При предотвращении или ограничении общения используется юридически поддерживаемая форма Цензура, обсуждаемая здесь, предполагает секретность. Тем не менее, наибольшая секретность (например, сокрытие информации о вечеринке-сюрпризе или аспектах прошлого) не включает в себя формальный закон, а закон включает в себя секретность во многих других способы.

В демократическом обществе тайна и открытость отражают конфликтующие ценности и социальные потребности и существуют в постоянно меняющееся динамическое напряжение.Попытки контролировать информацию происходят в богатое разнообразие контекстов. Нормы о сокрытии информации и ограничения на общение в идеале должны рассматриваться наряду с противоположных им норм, предписывающих раскрытие информации и защищающих свобода знать и общаться. Такие нормы могут включать формальные юридические правила, такие как Закон Великобритании о государственной тайне или Закон США о свободе Закона об информации, не имеющие обязательной юридической силы формальные политики, такие как банки отказ раскрыть информацию о клиенте в отсутствие ордера или информация о потребителе, добровольно предоставленная на этикетках некоторых продуктов, или могут включать неформальные ожидания (ожидается, что близкие друзья не раскроют поделились секретами с посторонними, но ожидается, что они раскроют определенные личные детали друг к другу, такие как истинные чувства по поводу общих интересов).То корреляты и последствия таких вариаций дают богатый материал для анализа социологии секретности. В этой статье рассматриваются некоторые избранные социальные формы, процессы и последствия соблюдения тайны и закона применительно к цензура.

Нет общепризнанного на общих теоретических или концептуальных основах рассмотрения секретности вопросы. Учитывая их социальную значимость, наблюдается удивительное отсутствие эмпирических данных. или объяснительное исследование, стремящееся понять контуры секретности и открытость и почему, и с какими последствиями некоторые формы имеют поддержку закона.Также не проводилось много исследований, противопоставляющих различные формы юридическая тайна.

Философы рассмотрели этика, (Бок 1989) студенты-политологи значение для демократии, (Shils 1956, Laquer 1985, Donner 19 Moynihan 1998) и другие социологи. изучили формирование паттернов, процессы и корреляты информационного контроля правил в институтах и ​​обществах. (Зиммель 1964, Гоффман 1969, Теффт 1980, Wilsnak 1980, Scheppele 1988). ученые, делающие упор на юриспруденцию в часто связанных областях, таких как Первый Поправка, непристойность и порнография, национальная безопасность и привилегия исполнительной власти, свобода информации, коммерческая тайна, неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность, информатор личности, мошенничество и подразумеваемые гарантии, но обычно игнорируя объяснения или более широкие социальные процессы.

2. Цензура
2.1 Определения и различия

Цензура связи в современном смысле ассоциируется с большими, сложными городскими обществами с степень централизованного контроля и технических средств эффективного достижения массовая аудитория. Он включает в себя определение того, что можно, а что нельзя, (или в случае неправительственных усилий должны и не должны) быть выражены более широкой аудитории в свете данных политических, религиозных, культурных, и художественные нормы.Цензура может заключаться в сокрытии или редактировании существующих информации, а также предотвращение создания информации. в заинтересованность в сохранении материала от более широкой аудитории, содержание, которое считается быть оскорбительным или вредным для общественного благосостояния, подавляется или регулируется.

На самом общем уровне любое правило, кодифицированное или принятое, запрещающее самовыражение (например, нагота, прическа, украшение тела, использование языка) или слежка и подавление личного общения (телефон, почта) можно рассматривать как форма цензуры.Но наше внимание в первую очередь сосредоточено на усилиях, поддерживаемых государством. контролировать массовую коммуникацию, оправдываемую требованиями защиты общества интерес, форма, имеющая глубокие последствия для демократического общества.

Цензура предполагает, что определенные идеи и формы выражения угрожают индивидуальному, организационному и общественное благополучие, определяемое теми, кто находится у власти, или теми, кто вовлечен в моральном крестовом походе и, следовательно, должны быть запрещены. Он предполагает абсолютное стандарты, которые нельзя нарушать.

Большая часть цензуры предполагает, что все люди, а не только дети, уязвимы и нуждаются в защите из оскорбительного материала — будь то порнография или радикальная критика существующих политической и религиозной власти. Нельзя доверять решение отдельным лицам что они хотят видеть и читать или свободно формировать собственное мнение.

Некоторая цензура во многом символический, предлагающий способ повысить социальную солидарность, избегая оскорблений к общим ценностям (т.г., запрет на сжигание флага). Это может быть форма нравственного воспитания, как и запреты на расистские и сексистские высказывания. Или маскируясь под высокие принципы защиты общественного благосостояния и нравственности, это может быть просто желание защитить интересы политически, экономически и религиозно могущественным, ограничивая альтернативные взгляды, критика и делегитимация информации.

Среди наиболее распространенных исторических мотивы политические (подстрекательство к мятежу, измена, национальная безопасность), религиозные (богохульство, ересь), нравственные (непристойность, нечестие) и социальные (бескультурье, неуважение, беспорядок).Конечно, они могут быть взаимосвязаны. То, что они акция — это заявление о том, что общественные интересы будут негативно затронуты связи. Цензура может быть расположена относительно других правовых форм секретности. Цензура оправдывается защитой общественного благосостояния. Обоснование других юридически поддерживаемых форм включает в себя: защиту частная собственность на коммерческую тайну; обоснование экономической эффективности и справедливости в спорах по общему праву о секретной информации; поощрение честных общение и/или защита от возмездия в нижележащих формах, таких как конфиденциальность адвокат-клиент и врач-пациент, тайное голосование и судья в закрытом заседании постановил, что личность осведомителя не обязательно должна быть раскрытый; защита интимных отношений в случае супружеской привилегии; защита от неправомерно полученных признаний, лежащих в основе 5-го Поправка; оправдание стратегического преимущества запечатанных варрантов и обвинительные акты и уважение достоинства и частной жизни лица оправдание ограничения на сбор и использование личной информации, включая переписные, налоговые, библиотечные или арестные (в отличие от обвинительных) записи.У них есть было мало эмпирических исследований о том, насколько хорошо и с какими последствиями и при каких условиях эти обоснования выполняются.

Цензура невольная, в отличие от соглашения о неразглашении, которое стороны в судебном урегулировании добровольно согласиться с. Цензура унитарна и недискреционна: у него нет возможности общаться. В отличие от диады конфиденциального профессиональные отношения являются дискреционными для одной стороны, такой как клиент и с разрешения клиентов врач или юрист могут раскрывать конфиденциальную Информация.Цензура стремится скрыть информацию от массовой аудитории, а не конкретный человек, как в случае со спорными законами, препятствующими разоблачению личности биологических родителей усыновленных. Куда уходит информация, но цензоры препятствуют его выпуску, он должен оставаться в секрете. Напротив представляют собой юридические секреты, включающие естественный цикл раскрытия информации, такие как запечатанные обвинительные заключения и ордера на обыск и арест, о которых становится известно при их исполнении, или отраслевое соглашение о конфиденциальности, срок действия которого может истечь через несколько лет.Цензура как форма секретности стоит особняком. Это не взаимно и функционально связан с противоположным ему юридическим мандатом на раскрытие. Для например, некоторые гражданские большие жюри заставляют давать показания, но затем обещают сохранить это конфиденциально.

Цензура отличается от государственное регулирование мошеннических или вводящих в заблуждение коммерческих коммуникаций, которое, в отличие от мнения и художественного выражения, предлагает более четкую основу для эмпирически определяя истину, как с правдой Федеральной торговой комиссии в требованиях к рекламе.Цензура отделена от ограничений на сообщение, основанное на нарушении авторских прав, когда речь не идет о секретности, но неправомерное использование. Он также отличается от редакционного контроля, основанного на по другим критериям, таким как качество, стоимость, спрос и актуальность, а также в дело о регулировании массовых демонстраций и развлечений, общественной безопасности и порядок. Они, конечно, могут маскировать желание подвергать цензуре, которая не в противном случае иметь юридическую поддержку.

Государственная узаконенная цензура отличается от критических результатов, которые могут возникнуть в результате действий частные группы.При отделении церкви от государства только цензура правительством имеет поддержку закона. Неправительственные организации, такие поскольку религиозная группа или общественное движение могут запрещать или пытаться отговорить членов и других лиц от создания, распространения или чтения, прослушивания или просматривать материалы, которые считаются нежелательными. Они могут запросить редакционную изменения, выступать за бойкот и лоббировать школьные советы, библиотеки, книжные магазины и театры, чтобы исключить такой материал.

Когда мы смотрим на социальные процессы информационного контроля, такого как сокрытие информации и выборочное представление, форму цензуры иногда можно увидеть в пропаганде, связях с общественностью и рекламы, поскольку субъекты государственного и частного секторов преследуют свои интересы в создании благоприятного общественного впечатления.Рассмотрим, например, сигарету компании, скрывающие информацию о рисках для здоровья, связанных с курением или производители не сообщают о том, что их шины небезопасны.

2.2 Историческое развитие

Интерес к теме есть тесно связаны с развитием коммуникационных технологий и текущим Мероприятия. В современный период, продолжая тенденцию, начавшуюся с книгопечатания пресса, новые технологии, включая газеты, книги и журналы массового производства, радио, телеграф, телефон, телевидение, кино, аудиокассеты, видео, факс и Интернет с их беспрецедентной способностью относительно легко, недорого и эффективно охватить большое количество людей, создали требует от конфликтующих групп большей открытости и свободы общения и больший контроль над ним.Конфликт и дебаты продолжаются, отмечают конфликты через кабельное телевидение и усилия по регулированию контента и доступа в Интернет . После разоблачений Уотергейта в США в 1970-х годах. и правительственный шпионаж и подрыв гражданских прав и антивоенных движений, был принят новаторский Закон о свободе информации, и Верховный Суд решительно подтвердил принцип отсутствия предварительных ограничений в отношении прессы. в деле Pentagon Papers (New York Times 1971).

Как показано на примере Сократ, который решил умереть, а не подвергнуть цензуре свои идеи (или Платон выступавшие за цензуру искусства), римляне, подвергавшие цензуре пьесы и изгнал поэтов-оскорбителей, папа Геласий в пятом веке издал первый папский список запрещенных книг и начало инквизиции в 1231 г., технология вряд ли нужна для поощрения цензуры.

Однако требует цензуры Религиозные и политические идеи получили значительный импульс в 15 в. века с появлением самой разрушительной из технологий (после изобретение письменности) —печатный станок и последующее распространение грамотности.Это нарушило историческую монополию, пусть и ограниченную, религиозной и государственных учреждений по связи с массами. Власти пытались и до сих пор пытаются (часто тщетно) контролировать новые методы массовой коммуникации. Позднее с отделением церкви от государства и усиление власти национального государства, охват религиозной цензуры отказались (например, судебное преследование за богохульство), а политическая цензура получила по важности, как и идеи свободы слова, которые одновременно противодействовали и спровоцировал цензуру.

На Западе культурные ценности из просвещения, разработанного Эмануилом Кантом, а затем И.С. Мельница и другие подчеркивали важность свободы слова и открытости. как центральное место в поиске истины, а также для стабильности и эффективности демократического правительства. С оптимизмом предполагалось, что люди ответственные и разумные существа, которые пришли бы к лучшим выводам, будь то включая нормативную или эмпирическую истину, с полной информацией и обсуждением.Научные идеалы, предполагающие способность задавать вопросы и свободу общаться подходят и здесь. И для правительства, и для науки прозрачность или прозрачность считается центральным фактором подотчетности. Позже аргументы подчеркивали, что психологическое благополучие и достоинство человеку лучше всего служила свобода самовыражения и формирования собственные мнения. Аргумент, основанный на личности, был сильнее в Европе. чем в Соединенных Штатах.

Во второй половине 20-х гг. века, с победой союзников над фашистскими правительствами во Второй мировой войне, падение колониализма и окончание холодной войны, культурная сила демократических идеалов, связанных со свободой исследования и выражения, выросли сильнее. Принцип свободы выражения содержится в Первом Поправка к Конституции Соединенных Штатов, различные документы Организации Объединенных Наций, Европейские конституции и документы, такие как Европейская конвенция о Права человека и основные свободы.В США Верховный Суды распространяют защиту Первой поправки на штаты, означало, что многочисленные государственные и местные законы 19-го и начала 20-го века, санкционирующие цензура в принципе неконституционна, хотя на практике часто была сильная местная поддержка таких законов. Это можно увидеть в борьбе над образованием (например, испытание над обезьяной Скоупса, включающее обучение дарвинизма в Теннесси в 1925 г.), обычное отрицание Первой поправки права протестующих рабочих до 1930-х годов и протестующих за гражданские права в течение 1960-х годов и различных местных столкновений из-за попыток запретить книги из библиотек.

Для плюралистов в западном стиле демократии официальная государственная цензура является скорее исключением, чем правило, по крайней мере, относительно абсолютистских авторитарных режимов, которые верят они имеют единственную истину (политическую, религиозную или моральную) и не допускать противоположных взглядов. В 2000 году ежегодное исследование свободы прессы показало, что что 80% населения мира живет в странах с менее чем свободным нажимать. Считалось, что около трети стран имеют свободную прессу. и системы вещания, и у одной трети были системы с сильным правительством контроль.(Freedom House 2000) Крайний пример — правительство. Ирана, где книга Саламана Рушди «Сатанинские стихи» была не только запрещена за богохульство, но за смерть Рушди была предложена награда.

Прямые организационные средства государственной цензуры следует рассматривать отдельно от наличия ресурсов для создания и распространения информации и из неформальных средств цензуры со стороны правительства или частных лиц, включая самоцензуру.Хотя свобода слова является центральным компонентом современной демократической государство, среди демократий, есть значительные различия в цензуре по содержанию, средствам коммуникации, месту и периоду времени. конституционный и законодательные гарантии права личности на свободу выражения не являются абсолютными. При рассмотрении социальных последствий физических упражнений право, суды и законодательные органы уравновешивают его с другими правами и общественными потребности и стандарты, такие как наличие явной и настоящей опасности Судья Холмс писал в (Schenck 1919).В случае Соединенных Штатов 1968 г. v. OBrien Верховный суд постановил, что местные законы могут регулировать время, место и способ выражения, если они сделаны в нейтральной по содержанию манере, узко приспособлены для обслуживания существенных государственных интересов, и если альтернативные каналы выражения остались открытыми.

Часто возникают разногласия о социальных последствиях самовыражения и о том, насколько материальным должно быть определенный. Таким образом, подверженность сексуальным или жестоким откровенным словам и изображения приводят к подстрекательству и мимикрии, как утверждают некоторые исследователи (Итцин 1993, Национальная академия наук 2000) или это предохранительный клапан и альтернатива выражать их, как утверждают другие (Segal and McIntosh 1993, Hein 1993)? Отражает ли распространенность насильственного и сексуального контента или создает ли это общественное мнение? спрос? Можно ли прийти к разумному консенсусу относительно различия между порнография и эротическое искусство? Могут ли разнородные, быстро меняющиеся общества с многократно пористыми границами осмысленно говорить о стандартах сообщества?

Было мало исследований о разнице в цензуре.Политическое и религиозное самовыражение, как правило, получили большую юридическую поддержку, чем другие формы, такие как сексуальное выражение. Печатная продукция имеет большую защиту, чем другие носители. Кино, живая публика презентации, интернет и кабельное телевидение имеют большую защиту, чем обычные телевидение и радио там, где не хватает спектра. Художественное выражение может вызвать озабоченность у цензоров, обычно игнорируется до тех пор, пока не будет для охвата массовой аудитории через средства массовой информации или музеи.Материал соответствующий для взрослых может не быть для детей. Свобода слова и доступ к информация обычно имеет большую защиту в Соединенных Штатах, чем в Европе (например, большая терпимость к ненависти и другим оскорбительным высказываниям, и более сильные законы о свободе информации и средства защиты от клеветы костюмы).

2.3 Методы цензуры

Три основных средства прямого цензура носит превентивный характер. Их цель состоит в том, чтобы остановить материалы, считающиеся неприемлемым из-за появления или, если это невозможно, из-за того, что его видят или услышали, запретив их распространение:

Формальный обзор перед публикацией требует, чтобы потенциальные коммуникаторы представили свои материалы для сертификации, перед их публичным предложением.Вскоре после изобретения книгопечатания прессе, Церковь требовала обзора и одобрения, прежде чем что-либо могло быть напечатано. Однако непрактичный и трудно реализуемый в современных условиях период, в той или иной степени такое предварительное сдерживание обнаруживается в авторитарных обществ, основанных на светских политических (как на Кубе) или религиозных доктрины (как в Иране и Афганистане) на рубеже веков. Это можно увидеть в демократиях в периоды чрезвычайных ситуаций, таких как война.Там могут быть официальные наблюдательные советы или цензоры могут быть назначены непосредственно для работы в газетах и ​​на радиостанциях.

Правительство или заинтересованная группа монополизация издательства. Здесь цензоры фактически являются производителями и являются единственными, кому разрешено предлагать средства массовой информации. Для большей части В своей истории церковь была тесно связана с государством и, по сути, единственный издатель. В бывшем Советском Союзе пресса и СМИ были государственный контроль и частные средства были запрещены.

Лицензирование и регистрация. Средства производства и передачи информации могут быть ограничены доверенным группам, которые соглашаются на самоцензуру в свете предыдущих ограничений. В Англии в 16 веке печать была ограничена одним официальным компания и все книги должны были быть одобрены религиозными властями до к публикации. Четыре столетия спустя Китай потребовал, чтобы весь интернет-контент провайдеры должны быть зарегистрированы в правительстве и соблюдать расплывчатое содержание ограничения.Может потребоваться разрешение на владение печатным станком, а в в некоторых странах регулируется даже право собственности на пишущую машинку.

Программы, субсидируемые государством для искусства и журналистики могут быть политические и культурные связи прикрепил. В Советском Союзе спонсирование объединений художников и писателей подчеркивал социалистический реализм, доктрину, согласно которой искусство должно служить цели государства. Те, кто отвергал это, не получали ни субсидий, не предлагали доступ к публике и рисковали преследованием, как в случае с Нобелем. Лауреат премии автор Александр Солженицын.

В США в 1990 г. Национальный фонд искусств по настоянию Конгресса потребовал что получатели гранта подписывают клятву непристойности и что художественные достоинства определяться с учетом общих норм приличия. Федеральный суд (Karen 1992) постановил, что пункт о приличиях был слишком широким и что государственное финансирование искусства имело право на защиту Первой поправки.

Связанный аспект включает неофициальное лишение лицензии, при котором лица считаются ненадежными относительно официальных стандартов запрещено к общению.Для Например, в 1950-е годы голливудские сценаристы, подозреваемые в коммунистической симпатиям было запрещено работать в отрасли через черный список.

Более тонкая форма исключения предполагает отказ в доступе, например, когда правительственные чиновники предоставляют информацию только привилегированным журналистам, которые, как считается, придают приемлемый оттенок своим отчеты. Даже там, где средства связи свободно доступны в юридическом смысле неравенство ресурсов часто означает, что многие потенциальные голоса не слышны.Журналист А.Дж. Лейблинг заметил, что свобода пресса уверяют тех, у кого она есть. Связанный с этим вопрос связан с тенденцией к объединению газет, журналов, телевидения и кино при все меньшем количестве владельцев. Такие монополии вряд ли будут выражать широкий спектр точек зрения, как это было бы при более децентрализованном владение. Соответствующую область лицензирования можно увидеть в местных требованиях. чтобы желающие провести публичную демонстрацию получили разрешение.Дано Конституционная защита, такие разрешения обычно предоставляются в Соединенных Государства, хотя могут быть ограничения, оправданные необходимостью поддерживать общественный порядок.

В западных демократиях транслируется средства массовой информации (например, радио и телевидение), в отличие от печатных СМИ, подлежат лицензированию. Нехватка полосы пропускания требует государственного регулирования и зависимости по используемым критериям, может быть приглашением к цензуре. Федеральный Комиссия по связи, например, имеет неоднозначные правила в отношении управление транслируемым контентом.Использование определенных четырехбуквенных слов считается вести себя неприлично запрещено. Хотя это редко практикуется, существует возможность об отзыве или непродлении лицензии за нарушения.

В честь комика Джорджа Карлина использовал слово «ебать» в ночном эфире в 1973 году, оскорбительное радио Станция получила письмо с предупреждением от FCC. Затем станция подала в суд, утверждая, что правила FCC о непристойной речи нарушают Первую поправку. Верховный суд (FCC v.Pacifica Foundation 1978) поддержал FCC и добавлено дополнительное спорное, очень широкое обоснование цензуры, известное как доктрина вездесущности. Регулирование требуется, потому что трансляция средства массовой информации прочно вошли в жизнь всех Американцы и оскорбительные и непристойные материалы, переданные по радиоволнам противостоит гражданину не только на публике, но и в частной жизни дом. Учитывая легкость, с которой могут проникнуть непристойные сообщения дома дети должны быть ограждены от невольного или добровольного столкновения их.

Эластичность такой стандарт, как вездесущность, может использоваться для оправдания цензуры в любой форме, даже в книгах и газетах, которые также пронизывают общество. Конечно когда Конгресс принял в 1996 году Закон о приличии в коммуникациях, чтобы регулировать интернет-контент, среда, не характеризующаяся дефицитом спектра, была утверждал, что Интернет проникает в дом так же, как радио и телевидение. делают и, следовательно, должны регулироваться. Однако Верховный суд признал этот закон неконституционным в ACLU v.Рино в 1997 году. По мере развития Интернета и до такой степени, что он становится платформой для передачи голоса и видео сообщения, которые параллельны традиционным вещаниям, конфликты из-за целесообразность его регулирования, вероятно, усилится.

В отличие от применяемых средств постфактум, которые стремятся буквально заблокировать или уничтожить коммуникации или наказать и удержать. Классический пример, вероятно, выжженный в памяти из всех, кто видел это на пленке, это сжигание книг нацистами в 1933 году.Материалы из подозрительных источников, не сотрудничающих с цензорами и/или из-за пределов страны могут быть категорически заблокированы. Это может происходить с помощью технических средств, как когда бывший Советский Союз в электронном виде глушение связи Радио Свободная Европа или изъятие материала на границах. Китай построил электронную стену вокруг своего интернета, чтобы блокировать доступ к материалам из неутвержденных источников (например, среди заблокированных сайтов это New York Times и CNN).До Верховного суда США (США, 1934) обнаружил, что «Улисс» Джеймса Джойса был произведением искусства, хотя она содержала ненормативную лексику, таможенные органы США регулярно конфисковывали литературу признан нецелесообразным. Почтовая служба США запрещает ввоз и внутригосударственная передача определенных форм непристойного общения. С участием решение 1934 года мы видим семена более поздних постановлений Верховного суда, таких как как Миллер (1973), который считал, что работа может быть запрещена только в том случае, в целом оно не имело искупительной ценности как искусство или наука, было явно оскорбительным, и не соответствовало стандартам местного сообщества.

Конфликт между принцип отсутствия предварительных ограничений и любая законная потребность современного общества контролировать некоторую коммуникацию привела к множеству постфактум санкции (например, уголовные преступления, связанные со шпионажем, раскрытие национальной секреты, непристойность, порнография и подстрекательство, судебные запреты на прекращение публикации и административные санкции, и гражданско-правовые средства правовой защиты, такие как вторжение в частную жизнь, клевета и диффамация).

В США в 2000 г. в отличие от Великобритании, где действует Закон о государственной тайне, раскрытие должным образом классифицированной информации (за некоторыми исключениями, такими как информация о конструкции ядерного оружия и именах агентов разведки) не является преступлением.Однако раскрытие такой информации может привести к убыткам. о допуске к службе безопасности, увольнении и штрафах.

Связь имеет особое качество в отличие от большинства других регулируемых законом предметов. Есть парадокс и некоторая неопределенность и риск для коммуникаторов, особенно для тех, границы, в то время как большинство коммуникаций не могут быть запрещены законом до того, как они будут предложены, после того, как они будут предложены, могут применяться юридические санкции. Цель здесь, помимо наказания за рассматриваемое нарушение, заключается в предупреждении и сдерживать других в надежде на поощрение самоцензуры.

На статистической основе Основной формой цензуры в западных обществах является самоцензура. Издатели, редакторы и производители средств массовой информации осознают границы не пересечься, даже если есть много серых зон. Коммуникаторы в целом оставаться в пределах границ, будь то во избежание судебного преследования или судебных исков, чтобы избегать оскорбления различных социальных групп, чтобы сохранить каналы власти информация открыта, чтобы угодить акционерам и рекламодателям, или вне их чувство патриотизма и нравственности.

Пресса и организации вещания (например, Национальная ассоциация телерадиовещателей) и крупные газеты и телевизионные сети имеют кодексы этики и добровольные стандарты. Между журналист, пишущий статью и ее появление, имеет несколько уровней обзора. В крупных вещательных компаниях есть внутренние подразделения, которые проверяют все, от рекламы до содержания программ, прежде чем они появятся. Когда Элвис Пресли впервые появился на национальном телевидении, только была показана его верхняя часть тела, учитывая озабоченность цензоров тем, что тогда считалось чтобы его похотливое бедро тряслось.

Другая распространенная неправительственная средства, часто предпринимаемые для того, чтобы избежать угрозы более жесткого контроля, включает добровольные рейтинговые системы. Здесь цель не в том, чтобы запретить материала, а дать потребителям справедливое предупреждение, чтобы они могли восполнить свои собственный разум. В 1920-х годах Американская ассоциация кинематографистов создала знак одобрения для фильмов, соответствующих его стандартам. В 1968 году было создано его рейтинговая система (расширенная в 2000 г.) для фильмов, основанных на наготе и насилии. содержание.Некоторые комиксы, телевизионные программы и музыкальные клипы, видеоигры, музыка и веб-сайты также оцениваются. Это можно приветствовать как информацию для потребителей. или рассматривается как цензура, которая может охладить выражение лица и создать нежелательное климат, открывая двери для большего контроля.

Технические средства информации например, V-чип, который позволяет программировать телевизор так, он не будет получать нежелательные материалы и различное программное обеспечение. фильтры, которые отсеивают веб-сайты на предмет сексуального и насильственного контента, облегчают частный контроль.Такие средства считаются более эффективными, чем деспотичное правительственной цензуре и более соответствует открытому, весьма неоднородному общество. Те, кто хочет такие материалы, имеют доступ, в то время как те, кто может быть обиженным может избежать разоблачения.

Существуют степени цензуры. Чаще встречается, чем прямой запрет, особенно в случае эротических материал (который получил усиленную правовую защиту в последние десятилетия перед лицом местных правовых запретов, появившихся в XIX в.), ограничения по времени, месту, способу и лицам, требуемые правительством или осуществляется добровольно.Потенциально оскорбительные материалы сегментированы и отгорожены стеной от тех, для кого это считается неуместным. Например порнографические материалы могут быть ограничены районами красных фонарей, для взрослых и ночные программы, когда считается, что несовершеннолетние не смотрят, детям может быть запрещено посещать определенные концерты, а магазины могут отказать чтобы продать им жестокие видео.

2.4 Ограничения цензуры

Во время государственной цензуры делает символическое заявление, это часто довольно непрактично, если не считать краткого запустить, учитывая вездесущий характер и постоянное совершенствование средств массовой коммуникации технологии и дырявый характер большинства социальных систем.Конечно компьютер основанные на технологиях могут упростить отслеживание того, с кем общается человек с и какой материал они получают доступ. Но в итоге появляются технологии скорее будет на стороне свободы слова, чем на стороне цензоры. Легкость современных коммуникаций, в частности дистанционных форм чья передача может выходить за национальные границы, такие как радио, телевидение, факс, Интернет и средства воспроизведения, которые недороги и относительно просты в использовании и скрыты, такие как копировальные аппараты, сканеры, аудио видеозапись и печать через компьютер ограничивают возможности цензоры.Интернет, если он доступен, может сделать каждого издатель. Связь многих со многими через лабиринтные сети (чаты, доски объявлений и электронная почта) гораздо труднее подвергать цензуре. чем традиционное общение в газете или на телевидении станция.

Учитывая расширяющуюся шкалу опубликованных материалов и распространение коммуникационных технологий, которые началось с печатного станка, правительство и религиозные организации навсегда пытаясь догнать.Это имеет место даже в современных высокоавторитарных настройки. Например, в Китае во время акции протеста на площади Тяньаньмэнь факс технологии держали Китай и мир в курсе событий. В Иране падению шаха способствовали контрабандой аудиозаписи, призывающие к его свержению. Сильное шифрование, которое защищает сообщения, также делает задачу цензоров труднее.

Помимо технических факторов, цензура часто сопровождается спросом на цензурированный материал. Цензура материал может привлечь к нему внимание и сделать его более привлекательным (запрещенное фрукты/запрещено в бостонском эффекте).Спрос на такой материал на черном рынке вполне вероятно, что некоторые люди возьмут на себя риск создания и распространения это, будь то по убеждению или для получения прибыли. Потенциальные коммуникаторы часто найти способы избежать или обмануть цензоров, используя сатиру, притчу, код языке, меняя названия запрещенных изданий и просто вопреки закону, как и во многих подпольных самиздатских изданиях, бросавших вызов коммунистическое правление в Восточной Европе.

Также бывает, что иногда правда выходит наружу.В условиях демократии нелегитимная политическая цензура во имя национальной безопасности или исполнительной власти уязвима к открытию обратите внимание на Уотергейт и дело Иран-контрас. Несмотря на его зависимость от правительственных источников, средства массовой информации могут играть важную уравновешивающую роль здесь, наблюдая за теми, кто стремится наблюдать. Помимо расследования репортеры часто используют Закон о свободе информации, такие грязные данные могут быть выявлены в судебном порядке в судебном порядке, путем утечки, эксперименты или тесты, разоблачители и участники Достоевского принуждение к признанию и неконтролируемые обстоятельства, такие как несчастные случаи (т.е.г., крушение самолета с деньгами Уотергейта за молчание). Чем больше сложное и важное сокрытие или незаконный заговор, тем более уязвимым это к откровению. Даже самые законно засекреченные государственные секреты имеют срок годности и должны быть раскрыты через 75 лет.

В долгосрочной перспективе это также цензорам трудно отрицать прагматические результаты и те, которые получены эмпирическим путем. очевидный. Это поднимает интригующий вопрос социологии знания о связь культуры с ее значительным, но не безграничным, эластичность и уровень реальности или истины, который в конфликте с культура, со временем может разрушить ее.Какова бы ни была власть Церкви преследовать Галилея за ересь и запретить его работу, или размах ее мегафон, чтобы утверждать, что земля плоская, он не мог скрыть правду надолго.

Каталожные номера

ACLU против Рино, , 1997 г.

Аументе, Дж. 1999 Роль и Влияние журналистики и самиздата до 1989 г. в Aumente J, Гросс П., Хиберт Р., Джонсон О., Миллс Д. (ред.) Восточноевропейская журналистика До, во время и после коммунизма .Хэмптон Пресс, Инк., Кресскилл,

Нью-Джерси Фридом Хаус Обзор прессы 2000 г.

Бок С. 1989 Секретность на Этика Сокрытия и Разоблачения . Винтажные книги, Нью-Йорк.

Кортес, Дж. 1996 Дарение Правонарушение: Очерки цензуры . Издательство Чикагского университета

Де Сола, Пул. 1983 Технологии Свободы . Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс. FCC против Пасифика Основание 1978 г.

Freedom House 2000 Press Обзор свободы.2000 Дом свободы, Вашингтон, округ Колумбия

Грин, Дж. (ред.). 1990 Энциклопедия Цензуры . Факты в файле, Нью-Йорк.

Гоффман, Э. 1969 Стратегический Взаимодействие . Университет Пенсильвании Press, Филадельфия.

Хайн, М. 1993 Секс, Грех, и богохульство . Свободная пресса, Нью-Йорк.

Герман Э. и Хомский Н. 1988 Согласие на производство: политическая экономия средств массовой информации .Пантеон, Нью-Йорк.

Itzin, C. 1993 Порнография: Женщины, насилие и гражданские свободы . Издательство Оксфордского университета, Нью-Йорк.

Карен Финли и др. в. Национальный фонд искусств и Джон Фронмайер (1992)

Лакер, В. 1985 Мир секретов . Основные книги, Нью-Йорк

Маркс, Г. Т. 1984 Примечания по Сбор и оценка скрытых и грязных данных. у Дж. Шнайдера и Дж.Kitsuse (eds.) Исследования по социологии социальных проблем . Аблекс, Нью-Йорк

Миллер против Калифорнии 1973 г.

Мойнихан, Д. 1998 Секретность: Американский опыт . Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен

Национальная академия наук

New York Times Co. v. США 1971

Поппер, К. 1962 The Open Общество и его враги . Рутледж и Пол, Лондон.

США против О.Брайена 1968 г.

Сигал, Л. и Макинтош, М. (ред.) 1993 Разоблачение секса: дебаты о сексуальности и порнографии . Рутгерс University Press, Нью-Брансуик, Нью-Джерси

Шенк против США, 249 США 47, 52 (1919).

Шеппеле, К. 1988 Юридический Секреты: равенство и эффективность в общем праве .

0 comments on “Право в современном понимании: Право в современном понимании Текст научной статьи по специальности «Право»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.