Ситуативное общение: Ситуативно-личностное общение это

Ситуативно-личностное общение ребенка со взрослым (первое полугодие жизни)

Эту форму общения можно наблюдать, когда дети еще не овладели хватательными движениями целенаправленного характера… Взаимодействие со взрослыми разворачивается в перовые месяцы жизни детей на фоне своеобразной общей жизнедеятельности: младенец еще не владеет никакими приспособительными видами поведения, все его отношения с окружающим миром опосредствованы взаимоотношениями с близкими взрослыми, которые обеспечивают выживание ребенка и удовлетворение всех его первичных органических потребностей.

В развитом виде ситуативно-личностное общение имеет у младенца вид «комплекса оживления» – сложного поведения, включающего в виде компонентов сосредоточение, взгляд в лицо другого человека, улыбку, вокализации и двигательное оживление.

Общение младенца со взрослыми протекает самостоятельно, вне какой-либо другой деятельности и составляет ведущую деятельность ребенка данного возраста. Операции, с помощью которых осуществляется общение в рамках первой формы этой деятельности, относятся к категории экспрессивно-мимических средств общения.

Ситуативно-личностное общение имеет большое значение для общего психического развития ребенка. Внимание и доброжелательность взрослых вызывают у детей яркие радостные переживания, а положительные эмоции повышают жизненный тонус ребенка, активизируют все его функции. Помимо такого неспецифического влияния общения в лаборатории установлено и прямое воздействие этой деятельности на развитие психики детей. Для целей общения детям необходимо научиться воспринимать воздействия взрослых, и это стимулирует формирование у младенцев перцептивных действий в зрительном, слуховом и других анализаторах. Усвоенные в «социальной» сфере, эти приобретения начинают затем использоваться и для знакомства с предметным миром, что приводит к общему значительному прогрессу когнитивных процессов у детей.

Подраздел: Хрестоматия по возрастной психологии

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Хрестоматия:

Ситуативно-личностное общение со взрослым и его роль в развитии младенца

  1.  Первое полугодие жизни
  2. Ситуативно-личностное общение

 Первое полугодие жизни — совершенно уникальный период в жизни и ребенка, и взрослого. Этот возраст можно назвать периодом эмоцио­нального общения ребенка с матерью.

В это время их общение еще ничем не опосредовано: никаких пред­метов и никаких содержаний между ними нет. Поэтому такое общение называют непосредственным. Единственным содержанием этого обще­ния является выражение отношения к другому. Причем это отношение является абсолютно положительным и бескорыстным. Хотя уход за ребенком связан с многочисленными трудностями и заботами, эта бы­товая сторона не включена в отношения ребенка и матери: он радуется ей не потому, что она за ним ухаживает, а совершенно бескорыстно. Столь же бескорыстное и открытое отношение в этот период, как пра­вило, наблюдается и со стороны матери: она еще ничего не требует от него, не оценивает его способности, ничему не учит и радуется самому факту его существования.

И пусть уход за младенцем приносит мно­жество хлопот и неприятностей — бессонные ночи, бесконечные испачканные вещи, крики по непонятным причинам, — нормальной ма­тери не придет в голову осуждать, ругать, а тем более наказывать своего малютку. Любовь, которую можно определить как чувство «хорошо, что ты существуешь в мире» и в которой происходит утверждение бы­тия человека, осуществляется здесь в наиболее чистом виде. Ребенку еще ничего не нужно от взрослого, кроме присутствия и внимания. Единственное, против чего он выражает протест, — это против своей «незамеченное™». Он изо всех сил стремится привлечь к себе внима­ние, вызвать и выразить отношение, которое выражает мимикой, вока­лизациями, движениями, то есть средствами комплекса оживления (дру­гих у него еще нет).

В этот период младенец еще не реагирует на содержание обращений взрослых. В первом полугодии младенцы еще не различают положи­тельных и отрицательных воздействий взрослых: на все их слова и ин­тонации (даже гневные и грубые) они отвечают яркими положитель­ными эмоциями. Главная потребность в этом возрасте — это потребность во внимании взрослого.

Очень важно, что взрослый нужен ребенку сам по себе, независимо от своих предметных атрибутов, своей компетенции или социальной. Младенца совершенно не интересуют внешний вид взрослого, наличие предметов у него в руках, его материальное или социальное положение — для него просто не существует всех этих вещей. Он выде­ляет прежде всего целостную личность взрослого, обращенную к нему и не сводимую к каким-либо частичным, предметным свойствам. Имен­но личностные мотивы побуждают его к общению. Поэтому эту форму общения называют ситуативно-личностной.

Таким образом, первой формой общения ребенка со взрослым явля­ется «ситуативно-личностная» или «непосредственно-эмоциональная», д ля которой характерны потребность во внимании взрослого, личност­ные мотивы общения и экспрессивно-мимические средства.

Несмотря на свою кажущуюся бессодержательность и примитив­ность, первая форма общения играет исключительно важную и даже ключевую роль для дальнейшего развития ребенка. В этот период закладываются наиболее фундаментальные, глубинные основания лич­ности. Одно из них — выделенность самого себя как начальная форма самосознания.

Эта первичная форма самосознания заключается в отделении себя от окружающего мира и проявляется в стремлении и способности мла­денца воспринимать окружающее и относиться к нему. Именно эмоцио­нальное, заинтересованное отношение к окружающим людям и пред­метам говорит о том, что малыш выделяет себя из внешнего мира, что он воспринимает этот мир как нечто иное, не совпадающее с ним самим. Положительное эмоциональное самоощущение младенца, а значит его нормальное психическое развитие, отражается в ярких положительных эмоциях, в стремлении привлечь к себе взрослого, в его общей актив­ности.

Однако самоощущение младенца зависит от качества общения взрос­лого. Чем более чутко и внимательно взрослый относится к ребенку, тем раньше и яснее он выделяет самого себя PI активнее он действует. Глядя на мать и выделяя ее действия, обращенные к нему, младенец начинает выделять и чувствовать самого себя. Он чувствует себя как самое любимое и уникальное существо, с которым общаются и к ко­торому обращаются взрослые. Его присутствие в этом мире становит­ся очевидным через обращенность к нему близкого человека. Он чув­ствует себя как то, на что направлены взгляд, улыбка, слова взрослого. Поэтому его самоощущение неразрывно связано со взрослым и с его отношением. Его самоощущение отражает отношение взрослого. Взрос­лый является тем зеркалом, в котором младенец впервые видит и узна­ет себя. Это становится возможным в силу того, что взрослый отно­сится к ребенку как к абсолютно самоценной и уникальной личности  и отвечает на каждое проявление младенца: его крик, его движения, его мимику.

Одно из важнейших психологических новообразований данного воз­раста — появление привязанности к близкому взрослому. Это новообра­зование называют аффективно-личностными связями, которые способ­ствуют тому, чтобы у младенца формировались чувство уверенности в себе, активная позиция к окружающему миру и к самому себе.

Ситуативно-личностное общение оказывает также решающее влия­ние на формирование познавательной активности младенца и на его отношение к предметному миру. Этот факт был доказан в исследовании М. И. Лисиной. Задача работы состояла в том, чтобы установить, какие сдвиги в познавательной активности младенца происходят в результа­те эмоционального общения. Эксперименты проводились с детьми из дома ребенка, которые, как известно, испытывают дефицит индивиду­ального, эмоционального общения со взрослым.

Младенцы двух и четырех месяцев были разделены на две группы — экс­периментальную и контрольную. С детьми экспериментальной группы проводились индивидуальные «занятия», на которых взрослый осуществлял ситуативно-личностное общение. Он как бы давал им «дополнительную порцию» внимания и положительного эмоционального отноше­ния. Дети контрольной группы такой «добавки» не получали.

До и после «занятий» проводились замеры познавательной активнос­ти младенцев: выяснялось количество и эмоциональная насыщенность обследования игрушек, участие в обследовании глаза и руки, количество эмоциональных проявлений в ответ па игрушку, общая продолжитель­ность интереса к игрушке и пр.

Оказалось, что после занятий все эти показатели у детей эксперимен­тальной группы резко опережали аналогичные проявления у детей кон­трольной.

Основной вывод из этого исследования состоит в том, что система­тическое эмоциональное общение вызывает у детей первого полугодия жизни значительное повышение познавательной активности. Причем это влияние оказывается гораздо большим, если «занятия» начинаются уже в 2,5 месяца. С возрастом развивающее влияние эмоционального обще­ния несколько снижается.

Ситуативно-личностное общение младенца с взрослым в первом по­лугодии оказывает решающее влияние на появление хватательных дви­жений и предметных действий ребенка. В 4- 5 месяцев у большинства детей возникают первые целенаправленные хватательные движения — акт хватания. Эти движения первоначально организуются взрослым и рождаются как совместная деятельность ребенка со взрослым, хотя сами взрослые этого обычно не замечают.

Результаты работ, приведенные выше, убедительно показывают, что предметные действия младенца возникают и развиваются под прямым влиянием ситуативно-личностного общения со взрослым: «добавка» такого общения приводит к существенному возрастанию интереса к пред­метам и к повышению познавательной и двигательной активности де­тей, направленной на предмет. Недостаток эмоционального, личност­ного общения, который обычно наблюдается у младенцев в доме ребенка, напротив, вызывает общую пассивность детей и отсутствие познава­тельных интересов.

Общение ребенка с взрослым — Психологос

Общение с взрослым имеет исключительное значение для ребенка на всех этапах детства. Но особенно важным оно является в первые семь лет его жизни, когда закладываются все основы личности и деятельности растущего человека. Причем, »чем меньше ребенку лет, тем большее значение для него имеет общение с взрослыми.


Ситуативно-личностная форма общения

Ребенок не рождается на свет с готовой потребностью в общении. В первые две-три недели он не видит и не воспринимает взрослого. Но, несмотря на это, родители постоянно разговаривают с ним, ласкают его, ловят на себе его блуждающий взгляд. Именно благодаря любви близких взрослых, которая выражается в этих, на первый взгляд бесполезных, действиях, в конце первого месяца жизни младенцы начинают видеть взрослого, а потом и общаться с ним.

Сначала это общение выглядит как ответ на воздействия взрослого: мать смотрит на ребенка, улыбается, разговаривает с ним, и он в ответ тоже улыбается, машет ручками и ножками. Потом (в три-четыре месяца) уже при виде знакомого человека ребенок радуется, начинает активно двигаться, гулить, привлекать к себе внимание взрослого, а если тот не обращает на него никакого внимания или уходит по своим делам, громко и обиженно плачет. Потребность во внимании взрослого — первая и основная потребность в общении — остается у ребенка на всю жизнь. Но позднее к ней присоединяются другие потребности, о которых будет рассказано дальше.

Некоторые родители считают все эти воздействия ненужными и даже вредными. Стремясь не баловать своего ребенка, не приучать его к излишнему вниманию, они сухо и формально исполняют свои родительские обязанности: кормят по часам, перепеленывают, гуляют и т. д., не выражая при этом никаких родительских чувств.

Такое строгое формальное воспитание в младенческом возрасте очень вредно. Дело в том, что в положительных эмоциональных контактах с взрослым происходит не только удовлетворение уже существующей потребности малыша во внимании и доброжелательности, но и закладывается основа будущего развития личности ребенка — его активное, деятельное отношение к окружающему, интерес к предметам, способность видеть, слышать, воспринимать мир, уверенность в себе. Зародыши всех этих важнейших качеств появляются в самом простом и примитивном на первый взгляд общении матери с младенцем.

Если же на первом году жизни ребенок в силу каких-то причин не получает достаточного внимания и тепла от близких взрослых (например, оторванность от матери или занятость родителей), это так или иначе дает о себе знать в дальнейшем. Такие дети становятся скованными, пассивными, неуверенными или, напротив, очень жестокими и агрессивными. Компенсировать их неудовлетворенную потребность во внимании и доброжелательности взрослых в более позднем возрасте бывает очень трудно. Поэтому родителям необходимо понимать, как важно для младенца простое внимание и доброжелательность близких взрослых.

Младенец еще не выделяет отдельных качеств взрослого. Ему совершенно безразличны уровень знаний и умений старшего человека, его социальное или имущественное положение, ему даже все равно, как он выглядит и во что одет. Малыша привлекает только личность взрослого и его отношение к нему. Поэтому, несмотря на примитивность такого общения, оно побуждается личностными мотивами, когда взрослый выступает не как средство для чего-то (игры, познания, самоутверждения), а как целостная и самоценная личность. Что касается средств общения, то они на данном этапе имеют исключительно экспрессивно-мимический характер. Внешне такое общение выглядит как обмен взглядами, улыбками, вскрики и гуление ребенка и ласковый разговор взрослого, из которого младенец улавливает только то, что ему нужно, — внимание и доброжелательность.

Ситуативно-личностная форма общения остается главной и единственной от рождения до шести месяцев жизни.

В этот период общение младенца с взрослым протекает вне какой-либо другой деятельности и само составляет ведущую деятельность ребенка.

Ситуативно-деловая форма общения

Во втором полугодии жизни при нормальном развитии ребенка внимания взрослого уже недостаточно. Малыша начинает притягивать к себе не столько сам взрослый человек, сколько предметы, с ним связанные. В этом возрасте складывается новая форма общения ребенка с взрослым — ситуативно-деловая и связанная с ней потребность в деловом сотрудничестве. Эта форма общения отличается от предыдущей тем, что взрослый нужен и интересен ребенку не сам по себе, не своим вниманием и доброжелательным отношением, а тем, что у него есть разные предметы и он умеет что-то с ними делать. «Деловые» качества взрослого и, следовательно, деловые мотивы общения выходят на первый план.

Средства общения на этом этапе также существенно обогащаются. Ребенок уже может самостоятельно ходить, манипулировать предметами, принимать различные позы. Все это приводит к тому, что к экспрессивно-мимическим добавляются предметно-действенные средства общения — дети активно пользуются жестами, позами, выразительными движениями.

Сначала дети тянутся только к тем предметам и игрушкам, которые показывают им взрослые. В комнате может находиться много интересных игрушек, но дети не будут обращать на них никакого внимания и начнут скучать среди этого изобилия. Но как только взрослый (или старший ребенок) возьмет одну из них и покажет, как можно с ней играть: двигать машину, как может прыгать собачка, как можно причесывать куклу и пр. — все дети потянутся именно к этой игрушке, она станет самой нужной и интересной. Это происходит по двум причинам.

Во-первых, взрослый человек остается для ребенка центром его предпочтений, в силу этого он наделяет привлекательностью те предметы, к которым прикасается. Эти предметы становятся нужными и предпочитаемыми потому, что они — в руках взрослого.

Во-вторых, взрослый показывает детям, как можно играть в эти игрушки. Сами по себе игрушки (как и вообще любые предметы) никогда не подскажут, как ими можно играть или пользоваться. Только другой, старший человек, может показать, что на пирамидку нужно надевать колечки, что куклу можно кормить и укладывать спать, а из кубиков можно построить башню. Без такого показа ребенок просто не знает, что делать с этими предметами, а потому и не тянется к ним. Чтобы дети стали играть с игрушками, взрослый обязательно должен сначала показать, что можно делать с ними и как играть. Только после этого игра детей становится содержательной и осмысленной. Причем, показывая те или иные действия с предметами, важно не просто совершать их, но постоянно обращаться к ребенку, разговаривать с ним, смотреть ему в глаза, поддерживать и поощрять его правильные самостоятельные действия. Такие совместные игры с предметами и представляют собой деловое общение или сотрудничество ребенка с взрослым. Потребность в сотрудничестве является основной для ситуативно-делового общения.

Значение такого общения для психического развития ребенка огромно. Оно состоит в следующем.

Во-первых, в таком общении ребенок овладевает предметными действиями, учится пользоваться бытовыми предметами: ложкой, расческой, горшком, играть с игрушками, одеваться, умываться и т. д.

Во-вторых, здесь начинает проявляться активность и самостоятельность ребенка. Манипулируя предметами, он впервые чувствует себя независимым от взрослого и свободным в своих действиях. Он становится субъектом своей деятельности и самостоятельным партнером по общению.

В-третьих, в ситуативно-деловом общении с взрослым появляются первые слова ребенка. Ведь для того, чтобы попросить у взрослого нужный предмет, ребенку необходимо назвать его, то есть произнести слово. Причем эту задачу — сказать то или иное слово — опять же ставит перед ребенком только взрослый. Сам ребенок, без побуждения и поддержки взрослого, говорить никогда не начнет. В ситуативно-деловом общении взрослый постоянно ставит перед малышом речевую задачу: показывая ребенку новый предмет, он предлагает ему назвать этот предмет, то есть произнести вслед за ним новое слово. Так во взаимодействии с взрослым по поводу предметов возникает и развивается главное специфически человеческое средство общения, мышления и саморегуляции — речь.

Развитие речи

Появление и развитие речи делает возможным следующий этап в развитии общения ребенка с взрослым, который существенно отличается от двух предыдущих. Две первые формы общения были ситуативными, потому что основное содержание этого общения непосредственно присутствовало в конкретной ситуации. И хорошее отношение взрослого, выраженное в его улыбке и ласковых жестах (ситуативно-личностное общение), и предметы в руках взрослого, которые можно увидеть, потрогать, рассмотреть (ситуативно-деловое общение), находились рядом с ребенком, перед его глазами.

Содержание следующих форм общения уже не ограничивается наглядной ситуацией, а выходит за ее пределы. Предметом общения ребенка с взрослым могут стать такие явления и события, которые нельзя увидеть в конкретной ситуации взаимодействия. Например, они могут говорить о дожде, о том, что светит солнце, о птицах, которые улетели в далекие страны, об устройстве машины и пр. С другой стороны, содержанием общения могут стать собственные переживания, цели и планы, отношения, воспоминания и пр. Все это также нельзя увидеть глазами и почувствовать руками, однако через общение с взрослым все это становится вполне реальным, значимым для ребенка. Очевидно, что появление внеситуативного общения существенно раздвигает горизонты жизненного мира дошкольника.

Внеситуативное общение становится возможным только благодаря тому, что ребенок овладевает активной речью. Ведь речь — это единственное универсальное средство, позволяющее человеку создать устойчивые образы и представления о предметах, отсутствующих в данный момент перед глазами ребенка, и действовать с этими образами и представлениями, которых нет в данной ситуации взаимодействия. Такое общение, содержание которого выходит за пределы воспринимаемой ситуации, называется внеситуативным.

Существует две формы внеситуативного общения — познавательная и личностная.

Познавательная форма общения

При нормальном ходе развития познавательное общение складывается примерно к четырем-пяти годам. Явным свидетельством появления у ребенка такого общения являются его вопросы, адресованные взрослому. Эти вопросы в основном направлены на выяснение закономерностей живой и неживой природы. Детей этого возраста интересует все: почему белки от людей убегают, почему рыбки не тонут, а птички не падают с неба, из чего делают бумагу и т. д. Ответы на все эти вопросы может дать только взрослый. Взрослый становится для дошкольников главным источником новых знаний о событиях, предметах и явлениях, происходящих вокруг.

Интересно, что детей в этом возрасте удовлетворяют любые ответы взрослого. Им вовсе не обязательно давать научные обоснования интересующих их вопросов, да это и невозможно сделать, так как малыши далеко не все поймут. Достаточно просто связать интересующее их явление с тем, что они уже знают и понимают. Например: бабочки зимуют под снегом, им там теплее; белки боятся охотников; бумагу делают из дерева и т. д. Такие весьма поверхностные ответы вполне удовлетворяют детей и способствуют тому, что у них складывается своя, пусть еще примитивная, картина мира.

В то же время детские представления о мире надолго остаются в памяти человека. Поэтому ответы взрослого не должны искажать действительности и допускать в сознание ребенка все объясняющие волшебные силы. Несмотря на простоту и доступность, эти ответы должны отражать реальное положение вещей. Главное, чтобы взрослый отвечал на вопросы детей, чтобы их интересы не остались незамеченными. Дело в том, что в дошкольном возрасте складывается новая потребность — потребность в уважении со стороны взрослого. Ребенку уже недостаточно простого внимания и сотрудничества с взрослым. Ему нужно серьезное, уважительное отношение к его вопросам, интересам и действиям. Потребность в уважении, в признании взрослым становится основной потребностью, побуждающей ребенка к общению.

В поведении детей это выражается в том, что они начинают обижаться, когда взрослый отрицательно оценивает их действия, ругает, часто делает замечания. Если дети до трех-четырех лет, как правило, не реагируют на замечания взрослого, то в более старшем возрасте они уже ждут оценки. Им важно, чтобы взрослый не просто заметил, но обязательно похвалил их действия, ответил на их вопросы. Если ребенку слишком часто делают замечания, постоянно подчеркивают его неумение или неспособность к какому-нибудь занятию, у него пропадает всякий интерес к этому делу и он стремится избежать его.

Лучший способ научить чему-то дошкольника, привить ему интерес к какому-то занятию — это поощрять его успехи, хвалить его действия. Например, что делать, если ребенок пяти лет совсем не умеет рисовать?

Конечно, можно объективно оценивать возможности ребенка, постоянно делать ему замечания, сравнивая плохие его рисунки с хорошими рисунками других детей и призывая его учиться рисовать. Но от этого у него пропадает всякий интерес к рисованию, он будет отказываться от того занятия, которое вызывает сплошные замечания и нарекания со стороны воспитателя. И конечно же, таким образом он не только не научится лучше рисовать, но будет избегать этого занятия и не любить его.

А можно, наоборот, формировать и поддерживать веру ребенка в свои способности похвалой его самых незначительных успехов. Даже если рисунок далек от совершенства, лучше подчеркнуть его минимальные (пусть даже не существующие) достоинства, показать способности ребенка к рисованию, чем давать ему отрицательную оценку. Поощрение взрослого не только внушает ребенку уверенность в своих силах, но и делает важной и любимой ту деятельность, за которую его похвалили. Ребенок, стремясь поддержать и усилить положительное отношение и уважение взрослого, будет стараться рисовать лучше и больше. А это, конечно же, принесет больше пользы, чем страх перед замечаниями взрослого и сознание своей неспособности.

Итак, для познавательного общения ребенка с взрослым характерны:

  1. хорошее владение речью, которое позволяет разговаривать с взрослым о вещах, не находящихся в конкретной ситуации;
  2. познавательные мотивы общения, любознательность детей, стремление объяснить мир, что проявляется в детских вопросах;
  3. потребность в уважении взрослого, которая выражается в обидах на замечания и отрицательные оценки воспитателя.

Личностная форма общения

Со временем внимание дошкольников все более привлекают события, происходящие среди окружающих людей. Человеческие отношения, нормы поведения, качества отдельных людей начинают интересовать ребенка даже больше, чем жизнь животных или явления природы. Что можно, а что нельзя, кто добрый, а кто жадный, что хорошо, а что плохо — эти и другие подобные вопросы уже волнуют старших дошкольников. И ответы на них опять же может дать только взрослый. Конечно, и раньше родители постоянно говорили детям, как нужно вести себя, что можно, а что нельзя, но младшие дети лишь подчинялись (или не подчинялись) требованиям взрослого. Теперь, в шесть-семь лет, правила поведения, человеческие отношения, качества, поступки интересуют уже самих детей. Им важно понять требования взрослых, утвердиться в своей правоте. Поэтому в старшем дошкольном возрасте дети предпочитают разговаривать с взрослым не на познавательные темы, а на личностные, касающиеся жизни людей. Так возникает самая сложная и высшая в дошкольном возрасте внеситуативно-личностная форма общения.

Взрослый по-прежнему является для детей источником новых знаний, и дети по-прежнему нуждаются в его уважении и признании. Но для ребенка становится очень важно оценить те или иные качества и поступки (и свои и других детей) и важно, чтобы его отношение к тем или иным событиям совпало с отношением взрослого. Общность взглядов и оценок является для ребенка показателем их правильности. Ребенку в старшем дошкольном возрасте очень важно быть хорошим, все делать правильно: правильно вести себя, правильно оценивать поступки и качества своих сверстников, правильно строить свои отношения с взрослыми и ровесниками.

Это стремление, конечно же, должны поддерживать родители. Для этого нужно чаще разговаривать с детьми об их поступках и отношениях между собой, давать оценки их действиям. Старшие дошкольники по-прежнему нуждаются в поощрении и одобрении взрослого. Но их уже больше волнует не оценка их конкретных умений, а оценка их моральных качеств и личности в целом. Если ребенок уверен, что взрослый хорошо относится к нему и уважает его личность, он может спокойно, по-деловому относиться к его замечаниям, касающимся его отдельных действий или умений. Теперь уже отрицательная оценка его рисунка не так уж сильно обижает ребенка. Главное, чтобы он в целом был хорошим, чтобы взрослый понимал и разделял его оценки.

Потребность во взаимопонимании взрослого — отличительная особенность личностной формы общения. Но если взрослый часто говорит ребенку, что он жадный, ленивый, трусливый и т. д., это может сильно обидеть и ранить ребенка, и отнюдь не приведет к исправлению отрицательных черт характера. Здесь опять же для поддержания стремления быть хорошим значительно более полезным будет поощрение его правильных поступков и положительных качеств, чем осуждение недостатков ребенка.

В старшем дошкольном возрасте внеситуативно-личностное общение существует самостоятельно и представляет собой «чистое общение», не включенное ни в какую другую деятельность. Оно побуждается личностными мотивами, когда другой человек привлекает ребенка сам по себе. Все это сближает эту форму общения с тем примитивным личностным (но ситуативным) общением, которое наблюдается у младенцев. Однако личность взрослого воспринимается дошкольником совсем по-другому, чем младенцем. Старший партнер является для ребенка уже не абстрактным источником внимания и доброжелательности, а конкретной личностью с определенными качествами (семейным положением, возрастом, профессией и пр.). Все эти качества очень важны для ребенка. Кроме того, взрослый — это компетентный судья, знающий, «что такое хорошо и что такое плохо», и образец для подражания.

Таким образом, для внеситуативно-личностного общения, которое складывается к концу дошкольного возраста, характерны:

  1. потребность во взаимопонимании и сопереживании;
  2. личностные мотивы;
  3. речевые средства общения.

Внеситуативно-личностное общение имеет важное значение для развития личности ребенка. Это значение заключается в следующем. Во-первых, ребенок сознательно усваивает нормы и правила поведения и начинает сознательно следовать им в своих действиях и поступках. Во-вторых, через личностное общение дети учатся видеть себя как бы со стороны, что является необходимым условием сознательного управления своим поведением. В-третьих, в личностном общении дети учатся различать роли разных взрослых: воспитателя, врача, учителя и т. д. — и в соответствии с этим по-разному строить свои отношения в общении с ними.

Правильный ход развития общения

Таковы основные формы общения ребенка с взрослым в дошкольном возрасте. При нормальном развитии ребенка каждая их этих форм общения складывается в определенном возрасте. Так, первая, ситуативно-личностная форма общения возникает на втором месяце жизни и остается единственной до шести-семи месяцев. Во втором полугодии жизни формируется ситуативно-деловое общение с взрослым, в котором главное для ребенка — совместная игра с предметами. Это общение остается главным примерно до четырех лет. В возрасте четырех-пяти лет, когда ребенок уже хорошо владеет речью и может разговаривать с взрослым на отвлеченные темы, становится возможным внеситуативно-познавательное общение. А в шесть лет, то есть к концу дошкольного возраста, возникает речевое общение с взрослым на личностные темы.

Но это лишь общая, усредненная возрастная последовательность, отражающая нормальный ход развития ребенка. Отклонения от нее на незначительные сроки (полгода или год) не должны внушать опасений. Однако в реальной жизни достаточно часто можно наблюдать значительные отклонения от указанных сроков возникновения тех или иных форм общения. Бывает, что дети до конца дошкольного возраста остаются на уровне ситуативно-делового общения. Достаточно часто у дошкольников вообще не формируется речевого общения на личностные темы. А в некоторых случаях у дошкольников пяти лет преобладает ситуативно-личностное общение, которое характерно для младенцев первого полугодия. Конечно, поведение дошкольников при этом совсем не похоже на младенческое, но в сущности своей отношение к взрослому и общение с ним у вполне большого ребенка может быть таким же, как у младенца.

Например, дошкольник стремится только к физическому контакту с воспитателем: обнимает, целует его, замирает от блаженства, когда взрослый гладит его по головке, и т. д. При этом всякий содержательный разговор или даже совместная игра вызывают его смущение, замкнутость и даже отказ от общения. Единственное, что ему нужно от взрослого, — это его внимание и доброжелательность. Такой тип общения нормален для ребенка двух — шести месяцев, но если он является основным для пятилетнего ребенка, это тревожный симптом, который свидетельствует о серьезном отставании в развитии.

Обычно это отставание вызвано тем, что дети в раннем возрасте недополучили необходимого им личностного, эмоционального общения с взрослым; оно, как правило, наблюдается в детских домах. В нормальных условиях воспитания это явление встречается довольно редко. А вот «застревание» на уровне ситуативно-делового общения до конца дошкольного возраста является более типичным. Оно заключается в том, что дети хотят только играть с взрослым, их волнует только то, какие игрушки разрешит взять сегодня воспитатель, какую игру он им предложит. Они с удовольствием играют с взрослым, но избегают любого разговора на познавательные и личностные темы. Это естественно для ребенка от года до трех лет, но не для пяти-шестилетних детей. Если до шестилетнего возраста интересы ребенка ограничиваются предметными действиями и играми, а его высказывания касаются только окружающих предметов и сиюминутных желаний, можно говорить о явной задержке в развитии общения ребенка с взрослым.

В то же время в некоторых, достаточно редких случаях развитие общения опережает возраст ребенка. Например, отдельные дети уже в три-четыре года проявляют интерес к личностным проблемам, человеческим отношениям, любят и могут разговаривать о том, как надо себя вести, стремятся действовать по правилу. В таких случаях можно говорить о внеситуативно-личностном общении уже в младшем дошкольном возрасте. Однако такое опережение также далеко не всегда благоприятно. В тех случаях, когда внеситуативо-личностное общение возникает сразу после ситуативно-делового, период внеситуативно-познавательного общения оказывается пропущенным, а значит, у ребенка не формируются познавательные интересы и зачатки детского мировоззрения.

Правильный ход развития общения заключается в последовательном и полноценном проживании каждой формы общения в соответствующем возрасте.

А каждый возраст, как было показано выше, характеризуется соответствующей ему формой общения с взрослым.

Конечно, наличие ведущей формы общения отнюдь не означает, что при этом исключаются все другие формы взаимодействия и что ребенок, достигший, например, внеситуативно-личностной формы общения, должен только и делать, что разговаривать с взрослым на личностные темы. В реальной жизни сосуществуют самые разные виды общения, которые вступают в действие в зависимости от ситуации. Умение общаться (и у ребенка, и у взрослого) как раз и заключается в том, насколько поведение человека соответствует задачам и требованиям обстановки, как широко он использует и варьирует деловые, познавательные и личностные контакты с другим человеком. Но уровень развития общения определяется по высшим достижениям ребенка в области общения. Показателем развития общения является не преобладание тех или иных контактов, а возможность и способность общаться на разные темы, в зависимости от ситуации и от партнера.

Как учить ребенка общаться

Но что же делать, если ребенок существенно отстает от своего возраста в развитии общения? Если в четыре года он не умеет играть вместе с другим человеком, а в пять-шесть лет не может поддержать простой разговор? Можно ли научить ребенка общаться с взрослым? Да, можно. Но для этого нужны специальные занятия, направленные на развитие общения. Характер этих занятий зависит от индивидуальных особенностей и возможностей каждого ребенка. Однако, несмотря на бесконечное разнообразие конкретных индивидуальных занятий с детьми по развитию их общения, можно выделить общий принцип организации таких занятий. Это опережающая инициатива взрослого. Взрослый должен давать ребенку образцы того общения, которым тот еще не владеет. См. →

Развитие личности дошкольника в общении с взрослым

Говоря о личности человека, мы всегда подразумеваем его ведущие жизненные мотивы, подчиняющие себе другие. У каждого человека всегда есть что-то самое главное, ради чего можно пожертвовать всем остальным. И чем ярче человек осознает, что для него главное, чем настойчивее стремится к этому, тем более его поведение является волевым. Мы говорим о волевых качествах личности в тех случаях, когда человек не только знает, чего он хочет, но упорно и настойчиво сам добивается своей цели, когда его поведение не хаотично, а направлено на что-то. См. →

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000 русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300 мирных украинских жителей погибли
Более 2 000 мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

«Это не война, а только спец. операция.»

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

«Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.»

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет «Мирных жителей это не коснется.»

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

«У российских войск нет потерь.»

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

«В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.»

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

«Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.»

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

«Украинцы это заслужили.»

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Ситуативно–деловая форма общения. Формирование личности ребенка в общении

Ситуативно–деловая форма общения

Эта форма общения появляется в онтогенезе второй и существует у детей в возрасте от 6 мес. до 3 лет. Но она очень сильно отличается от первой генетической формы общения.

Начать с того, что она уже не занимает место ведущей деятельности – на это место выдвигается теперь предметно–манипулятивная деятельность детей. Общение со взрослыми вплетается в новую ведущую деятельность, помогая ей и обслуживая ее. Главные поводы для контактов детей со взрослыми связаны теперь с их общим делом – практическим сотрудничеством, и поэтому на центральное место среди всех мотивов общения выдвигается деловой мотив. Ребенка необычайно занимает, что и как делает с вещами взрослый, и старшие раскрываются теперь детям именно с этой стороны – как удивительные умельцы и искусники, способные творить с предметами истинные чудеса.

Мы сажали годовалого малыша за столик и разыгрывали перед ним крошечное и совсем непритязательное представление: игрушечная собачка скачет по дорожке (дощечке), находит тарелку с «косточкой» (кусочком поролона), грызет ее, а потом, довольная и сытая, укладывается спать. Ребенок наблюдал за представлением, затаив дыхание. Когда оно кончалось, он стряхивал с себя оцепенение, с улыбкой взглядывал на взрослого и нетерпеливо тянулся за игрушками. Как правило, ему не удавалось повторить с ними так понравившиеся ему действия, и он, немного повозившись, начинал настойчиво совать собачку в руки экспериментатора, умоляя повторить спектакль. А тем временем вокруг столика собирались другие воспитанники группы (дело было в яслях) и с увлечением следили за всем происходящим.

Что же за потребность опредмечивалась в описанных деловых мотивах? Мы пришли к выводу, что по своему содержанию это была коммуникативная потребность ребенка в сотрудничестве со взрослым. Прежнее стремление детей к доброжелательному вниманию полностью сохранялось. (Забегая вперед, скажем, что и во всех последующих случаях более раннее содержание потребности в общении всегда сохраняется, а новое для данного возрастного этапа содержание надстраивается над ним и занимает руководящее положение. В табл. 1.3 мы попытались изобразить свое представление о том, как это происходит.) Дети по–прежнему и даже еще более настойчиво требовали присутствия взрослого, протестовали против его ухода; они постоянно устраивались со своими вещичками и игрушками по соседству со взрослым, частенько даже приваливались к его ногам, опирались на его колени. Но в резком отличии от младенцев (то есть тех, кто моложе 6 мес.), начиная со второго полугодия дети уже не соглашались просто обмениваться с ним ласками. Если взрослый брал ребенка на руки, тот тут же либо затевал игру (прятался, шутливо отворачивался в сторону, а потом «пугал» взрослого, внезапно приближая к нему лицо), либо включал в прежнее – «чистое», ничем не опосредствованное – общение какие–либо объекты: показывал пальчиком на окно, на другого ребенка, приглашал полюбоваться своей пуговицей или иной безделицей.

Когда контакты со взрослым включались в дело и одобрение старших означало похвалу за какое–то достижение малыша (залез на диван, взобрался по ступенькам, сделал «куличик»), обнаруживалось, что описанные изменения не означают, будто дети теперь меньше ценят взрослых или не так дорожат их вниманием: нет, значение взрослых в их жизни полностью сохраняется, даже увеличивается, но качественно изменяется по своему характеру. Ребенок теперь нуждается в том, чтобы взрослый сотрудничал с ним в деле, организуя его, помогая в трудную минуту, подбадривая при неуспехе, хваля за достижения.

В наших опытах (М. И. Лисина // Развитие общения…, 1974) мы сравнивали поведение 10–15–месячных детей в условиях различного взаимодействия со взрослым. В I серии опытов взрослый организовывал так называемый обращенный показ. Он развертывал перед ребенком представление с участием игрушек вроде той «пьесы» с собачкой, о которой рассказано выше. В ходе обращенного показа экспериментатор постоянно адресовался к ребенку по имени, часто взглядывал на него, ответно ему улыбался. Когда ребенок сам действовал с игрушкой, взрослый мимикой и словами поощрял каждую попытку малыша повторить показанные манипуляции. Во II серии – с так называемым необращенным показом – все оставалось по–прежнему, за исключением единственной детали: взрослый не обращался больше лично к ребенку. В III серии ребенку просто давали игрушку, ничего не показывали ему и предоставляли полную возможность заниматься с ней по своему усмотрению (серия без показа).

Сравнение поведения детей в трех сериях опытов показало, что меньше всего и беднее всего они манипулировали в серии без показа, там они быстро теряли всякий интерес к предметам. Показ взрослого стимулировал ребенка, вызывал у него прилив энергии. В опытах с необращенным показом активность ребенка имела характер беспорядочного возбуждения: дети многократно повторяли одно и то же примитивное действие (размахивали, стучали игрушкой о стену, стол, возили ею по столу), шумели, кричали. В экспериментах с обращенным показом повышенная активность детей была направлена на попытки повторить действия взрослого, а манипуляции здесь оказались и намного богаче, и качественно более высокими.

Установленные факты говорят о высокой чувствительности детей к личностному общению, но при условии включения их в совместные со взрослым деловые контакты.

Итак, при ситуативно–деловом общении детям необходимо присутствие взрослого и его доброжелательное внимание, но этого недостаточно – ему нужно, чтобы взрослый имел отношение к тому, чем занимается ребенок, и участвовал в этом процессе.

В главе 2 мы уже говорили о коммуникативных операциях предметно–действенной категории. Поэтому здесь ограничимся тем, что подчеркнем их ведущее положение в ситуативно–деловом общении. Как раз вследствие роли этих средств общения на втором уровне развития коммуникативной деятельности мы и называли некоторое время вторую форму общения «предметно–действенной». Однако позднее было решено в основу наименования форм общения класть не средства, а мотивы как более существенный аспект деятельности, а также упоминать степень ситуативности контактов. При второй форме контакты детей со взрослыми приурочены к данному месту и времени, они в высшей степени ситуативны. И это несмотря на то, что в середине 2–го года жизни многие дети начинают говорить. Они ухитряются даже речь подчинить ситуации и во многих случаях строят высказывания так, что понять их можно, только учитывая сиюминутные обстоятельства.

Подобно тому как ситуативно–личностное общение обусловливает адаптацию младенца к обстоятельствам его жизни и в конечном счете его выживание, так и ситуативно–деловое общение имеет важнейшее значение в жизни детей раннего возраста. В тесном взаимодействии со взрослым, имеющем практический характер и одновременно согретом теплом взаимного личностного духовного соприкосновения «большого и маленького», ребенку открывается редкая возможность постичь заложенное в предметах общественно–историческое содержание и овладеть им, употребляя эти предметы по назначению и в соответствии с той функцией, для которой они были созданы. Привязанность ко взрослому рождает у ребенка естественное желание следовать в своих действиях поведению старших как образцу. Благодаря личному контакту замечания взрослого – его похвалы и упреки – приобретают для детей огромное значение при усвоении нужных, правильных действий с предметами. Иначе говоря, существование ситуативно–делового общения – это время, в течение которого дети переходят от неспецифических примитивных манипуляций с предметами ко все более специфическим, а затем – к культурно–фиксированным действиям с ними (Р. Я. Лехтман–Абрамович, Ф. И. Фрадкина, 1949). Процесс преобразования предметных действий был неоднократно прослежен советскими психологами (А. В. Запорожец, Д. Б. Эльконин // Психология детей…, 1964; Психология личности., 1965). Решающая роль общения в их преобразовании показана в ряде работ (В. В. Ветрова, 1975; М. Г. Елагина, 1977; Т. М. Сорокина, 1978; Д. Б. Эльконин, 1978).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Ситуативно-деловое общение. Формы общения со сверстниками

Деловая игра «ЛИДЕР» Представьте себе, что в вашем коллективе в одночасье исчезли все связывающие людей формальности. Среди вас больше нет начальников и подчиненных. Никто никому ничего не должен, не обязан. Никто не может ничего приказать. Любой член группы может уйти и

автора Коллектив авторов

Деловая поездка «Страдалец». Когда он что-то просит, то строит фразы так, чтобы вызвать чувство вины у собеседника, надеясь, что тот поймет, скольким ему приходится жертвовать, и даст то, что нужно. Тогда «страдальцу» не придется прямо просить о чем-то. Ему трудно

Из книги автора

Деловая женщина Современная жизнь, когда женщина может заработать и обеспечить себя, создала этот стереотип женщины. Они не надеются на помощь и обеспечение мужчиной, как представительницы некоторых других стереотипов женского поведения. Эти женщины встали «на ринг» и

Из книги автора

Деловая экономическая игра «Едем на Гоа» Пояснительная запискаУчастникам деловой экономической игры предлагается организовать туристические агентства для привлечения туристов на остров Гоа. В ходе игровой деятельности участники знакомятся с историей, культурой

Из книги автора

Деловая игра «Потерпевшие кораблекрушение» Пояснительная запискаДеловая игра «Потерпевшие кораблекрушение» предназначена для освоения и осмысления инструментальных задач, связанных с построением реальной деятельности, достижением конкретной цели,

По нашим экспериментальным данным, в течение пяти лет (от 2 до 7) после возникновения у дошкольников потребности в общении со сверстником их коммуникативная деятельность заметно видоиз­меняется по всем рассматриваемым параметрам. Эти изменения могут протекать плавно, однако порой в них наблюдаются качествен­ные сдвиги, как бы «переломы». Отмечается два таких «перелома» в развитии общения детей с ровесниками. Первый происходит» приблизительно в 4 года, второй — около 6 лет. Внешне первый «перелом» проявляется в резком изменении иерархии потребностей и места общения в цел окуп ной системе жизнедеятельности ребенка. Если к моменту своего возникновения и в течение первых двух лет после этого (2-4 г) она занимает скромное место (четвертое, вслед за потребностью в активном функционировании, общении со взрос­лым и во впечатлениях), то у четырехлетних детей эта потребность выдвигается на первое место (см. главу третью). Теперь уже дети начинают предпочитать всему сверстника (Р. И. Деревянко, 1983). Развитие отдельных параметров этой сферы у дошкольников харак­теризуется тем, что во всех (или почти во всех) из них в это время происходят существенные изменения (см. табл. 24).

Второй «перелом», выраженный менее четко, нежели первый, происходит у шестилетних детей. Его внешние проявления — срав­нительно четко оформившаяся избирательность во взаимоотно­шениях со сверстниками и возникновение дружбы между детьми. Этот момент в развитии общения дошкольников также сопровожда­ется существенными изменениями во всей структуре их коммуника­тивной деятельности.

На основании сказанного мы считаем возможным предположить существование трех этапов в развитии уже ставшей коммуникатив­ной деятельности, вследствие этого обсуждать три формы общения дошкольников со сверстниками, которые последовательно сменяют друг друга на протяжении пяти лет жизни дошкольников» (2-7 лет). Об этом свидетельствуют наши исследования, выявившие, что рас­смотренные выше параметры общения дошкольников со сверстни­ками своеобразно структурируются, образуя три особые формы обще­ния. Кратко остановимся на их характерных чертах (см. табл.25).

Эмоционально-практическая форма общения детей со сверстника­ми (2-4-й годы жизни ребенка). 3-й и 4-й годы жизни детей — время существования самой простой формы их коммуникативного взаимо­действия, этап закрепления и упрочения тех процессов, которые произошли у малышей на 2-м году жизни.

Таблица 25 Генезис форм общения с ровесниками у детей 2-7 лет

Формы общения Параметры форм общения
Примерная дата появления в онтогенезе (возраст детей, лет) Место в системе общей жизнедеятельности Содержание потреб­ности в общении Ведущий мотив в общении Основные средства общения жнут) Значение формы общения в развитии психики
(ведущий компонент подчеркнут)
Эмоциональ­но-практи­ческая Уступает стремле­нию ребенка к предметной дея- тельности, к об щению со взрос­лым, к новым впе­чатлениям и ак­тивному функцио­нированию Соучастиеровес­ника в шалостях и пр. Самовыражение Поиск доброжела­тельноговнимания сверстника Личностно-деловой(эмоцио­нальная раз­рядка) Деловой Экспрессивно-ми­мические Предметные дейст­вия Речь (в начале этапа -.5%, в конце — 75% всех контактов) Развитие представления о своих возможностях р азвитие эмоций, инициативность
Ситуативно-деловая Сверстник стано­вится предпочи­таемым партнером по сравнению со взрослым Вне контактов с ровесником невоз­можно осуществ­ление сюжетно-ролевой игры, ве­дущей деятель­ности Сотрудничество ровесников Признаниесверст­никами успехов ре­бенка Поиск доброжела­тельного внимания Деловой Личностный Познаватель­ный Ситуативная речь (85% контактов) Экспрессивно-ми­мические средства р азвитие самосознания (представления о своих возможностях, возникно­вение относительной са­мооценки) развитие инициативы развитие творческого на­чала Развитие любознатель­ности
Внеситуа­тивно-дело­вая 6-7 » » + игра с пра­вилами Сотрудничество Уважение Доброжелательное внимание Сопереживание, взаимопонимание Деловой Личностный Познаватель­ный речь Развитие самосознания Формирование готовности к школе Овладение правилами и нормами взаимоотноше­ний Формирование избира­тельных взаимоотноше­ний

ним вместе или попеременно, поддержал и усилил общее веселье. Детей радует сам процесс действий с игрушками.

Главенствующее положение в рамках ранней формы общения со сверстником занимает деловой мотив. Но, так назвать его можно только с большими оговорками. Никакого дела малыши не соверша­ют. Они ценят в товарище готовность вместе развлекаться и шалить. В деловом мотиве описанной формы выделяется еще одна особенность: каждый участник взаимодействия, прежде всего, озабо­чен тем, чтобы привлечь внимание к себе и получить оценку своим действиям. Будучи типичной чертой всех ровесников, указанная особенность приводит к тому, что они мало прислушиваются к партне­ру, стремясь демонстрировать себя, друг другу, причем это желание уживается в детях с интересом к делам товарищей.

В 2-3 года и позднее детей привлекает сам процесс совместных действий: манипуляции, сооружение построек, убегание. Процесс заключает для них в себе и главную цель практической деятель­ности. Взаимодействие сводится к Совместному участию в процессе, а результат часто вообще исчезает из виду.

Обнаруженные особенности мотивов общения: сосредоточенность детей на самовыявлении, восприятие другого ребенка без увязывания с собственными делами, поверхностный процессуальный характер совместных занятий — обусловливают нечеткость образа ровесника у ребенка. В сверстнике воспринимается лишь отношение к себе. В образе себя формируется только позитивный диапазон. В образ себя проникает только положительная информация. Первая форма общения детей между собой занимает все еще скромное место в их жизнедеятельности. Они подолгу играют в одиночестве, комментируют свои действия, вслух размышляют о дальнейших планах. Сюжет и роли в играх намечены слабо, фабула строится фрагментарно, интерес сосредоточен главным образом на предметах. Шумные, эмоциональные занятия с ровесниками пред­ставляют недолгие эпизоды, вкрапленные в углубленную и мирную игру рядом. Последняя прерывается короткими, но важными для детей наблюдениями за тем, что делают другие, и проверкой по их отклику ценности собственных дел; после чего дети вновь расходятся и погружаются каждый в свой мир.

Общаясь, дети используют все те средства, которыми овладели, контактируя с взрослыми. В 2-3 года они широко применяют вы­разительные жесты, позы, мимику. Эмоциональная яркость взаимо­действия малышей придает ведущее значение экспрессивно-мими­ческим средствам коммуникации. Эмоциональные экспрессии в сфе­ре общения со сверстниками отличаются повышенной силой, не­редко они просто чрезмерны. Интенсивность экспрессии отражает глубину переживаний детей, общую раскованность их состояния и взаимное влияние. Немалое место занимают и предметно-действен­ные операции, особенно у детей со слаборазвитой речью. Речь мало представлена в контактах 2-3-летних детей и уже заметно 158 у детей 3-4 лет (5 и 75% соответственно). Чаще всего слова детей сопутствуют жестам, мимике, сохраняя высокую степень си­туативное, что вполне соответствует сути первой формы общения сверстников (ситуативной по своему характеру). Дети 2-4 лет не способны договориться друг с другом. Мы не раз наблюдали, как два ребенка, вцепившись в один предмет, тянут его каждый к себе и кричат. Они как будто бы смотрят друг на друга, но не видя и не слыша при этом партнера.

В рамках генетически первой формы общения дошкольников между собой выделяются два периода: 2-3 и 3-4 года. Единая по своим основам (содержание потребности, ведущие мотивы и т. д.) форма общения выступает как бы в двух обличиях в начальном и конечном периодах своего развития. Более непосредственная в начале, она утрачивает эту особенность по мере включения предме­тов во взаимодействие детей и развития их речи. Взаимодействие детей от 2 до 4 лет нуждается в постоянной и тщательной коррекции взрослых.

Самая ранняя генетическая форма общения детей со сверстни­ками (эмоционально-практическая) не повторяет ни одну из форм сферы общения дошкольников с взрослым. Ребенок участвует в нем, владея многими способами, усвоенными им в контактах со старшими, но ищет он особенное, то, что может получить только от ровесников. Однако было бы ошибкой недооценивать общение детей друг с другом. С ровесниками ребенок чувствует и ведет себя сво­бодно и на равных, получая возможность составить представление о своих достоинствах и недостатках путем сопоставления с близким к нему существом. Отсюда его внимание и интерес к сверстнику. Но еще больше привлекает готовность ровесника включиться в заба­вы, где он пробует на все лады свои силы, возможность выразить свое мнение о способностях ребенка.

Особенности первой формы общения со сверстниками способ­ствуют развертыванию инициативы детей; они благоприятствуют резкому расширению диапазона эмоций малыша — и положитель­ных, и отрицательных — за счет включения — самых ярких, крайних экспрессии. Обращение этого рода помогает становлению самосоз­нания малыша и формированию основ его личности.

Ситуативно-деловая форма общения детей со сверстниками (4 6 лет) наиболее типична для дошкольного детства. Примерно в 4 года у детей, посещающих дневные группы детского сада, сверст­ник по своей привлекательности начинает обгонять взрослого и становится предпочитаемым партнером. Роль общения со сверстника­ми у детей старше 4 лет заметно возрастает среди всех других видов активности ребенка. Это связано с преобразованием ведущей дея­тельности дошкольников — сюжетно-ролевой игры. 4-6 лет — эпоха ее расцвета. Сюжет приобретает четкость, в нем выделяются закон­ченные эпизоды, тесно связанные между собой. Но самое главное состоит в том, что с 4 лет сюжетно-ролевая игра становится 159

по-настоящему коллективной.

Общение сверстников в коллективной игре имеет два вида: это общение персонажей (разыгрываемые отношения) и общение испол­нителей (отношения разыгрывающих). Оба вида переплетаются; их уровень определяет возможности детей развернуть содержательное представление с разнообразными эпизодами; повторение игр упраж­няет детей в налаживании ролевых и реальных отношений. Следова­тельно, общение со сверстниками после 4 лет поднимается в своем значении и занимает более высокое место в иерархии прочих видов деятельности детей, чем это было на предыдущем этапе.

Контактируя со сверстниками в рамках второй генетической формы общения, дошкольники стремятся наладить между собой де­ловое сотрудничество. Эта направленность и составляет основное содержание их коммуникативной потребности. Прежде всего, под­черкнем отличие сотрудничества от соучастия. При эмоционально-практическом общении дети действовали рядом, редко и поверхност­но соприкасаясь между собой. Подобные контакты мы и обозначили термином «соучастие». При ситуативно-деловом общении дошколь­ники заняты общим делом, они тесно кооперированы, и хотя что-то каждый и выполняет индивидуально, дети все же стараются согласовывать действия для достижения единой цели. Эти контакты мы назвали сотрудничеством. Переход от соучастия к сотрудни­честву — заметный прогресс во второй сфере коммуникативной дея­тельности. Конечно, сотрудничество детей друг с другом отлича­ется от такового со взрослым: там участие старшего придавало целе­направленный характер совместной деятельности; тут основное значение сдвигается с результата на процесс, и тем не менее сюжетно-ролевая коллективная игра теряет бесцельность процессуальных манипуляций и потому наполняет контакты детей зримым содержа­нием.

Потребность в игровом сотрудничестве опредмечивается в дело­вых мотивах общения детей. Применительно ко второй генетической форме общения сверстников мы считаем возможным, хотя и с ого­ворками, писать уже о деле. Все основные поводы для обращения друг к другу возникают у детей в процессе их занятий: игры, выпол­нения бытовых работ и пр. Вопросы, ответы, разъяснения, иро­нические реплики, насмешки свидетельствуют о внимании дошколь­ников к умениям и поступкам товарищей и еще более об их желании привлечь внимание к себе.

Деловые качества самого ребенка и его товарищей, служащие причиной их обращений друг к другу, отличаются чрезвычайной ситуативностью. «Сейчас и здесь» — вот что принимает в расчет ребенок. Как и на предыдущем уровне, в рамках ситуативно-делового общения ребенок жадно стремится стать объектом интере­са и оценки своих товарищей. Он чутко ловит в их взглядах и мимике признаки отношения к себе, не успевая хорошенько всмот­реться в самих партнеров. Это достигает максимальной яркости 160

и приобретает форму специфического феномена «невидимого зерка­ла». Но невидимость сверстника в дошкольном возрасте совершенно особенная — она сочетается с ревнивым и пристрастным интересом ко всему, что тот делает. На 5-м году жизни дети постоянно спраши­вали у нас об успехах своих товарищей; давали советы, кого сле­дующим взять на опыт; просили скрыть от сверстников свои промахи и неудачи.

Обычно дошкольникам свойственна особая манера поведения. Ее иногда называют соревновательностью или склонностью к конку­ренции. Мы видим ее корень в стремлении ребенка узнать о себе лучшее на уровне ситуативно-делового общения. Это связано со вторым по значению для детей этого возраста содержанием потребности в общении со сверстником — в признании и уважении.

Для общения между собой дошкольники используют все три категории средств: выразительные, изобразительные и знаковые. Го­ворят дети между собой много, примерно в полтора раза больше, чем со взрослым, но речь их все еще весьма ситуативная. По-преж­нему преобладает эмоциональная окраска всех контактов, легкость перехода от одних эмоций к другим, часто с противоположным знаком. Разнообразие, богатство и даже само несовершенство средств общения красноречиво свидетельствуют о сохранении той раскрепощенности и непринужденности в отношениях, которая наметилась еще в конце 1-го года жизни детей.

Отставание дошкольников при переходе к ситуативно — деловому общению оказывает заметное неблагоприятное воздействие на их пси­хическое развитие. Дети тяжело переживают свою отверженность от группы. Те, кого «не принимают» в игру, или огорченно замыкают­ся, или пытаются помешать сверстникам. Такое состояние ребенка вызвано невозможностью осуществить ведущую деятельность своего возраста — игру, а потребность в ней на этом возрастом этапе занимает высшее место в иерархии потребностей.

Ситуативно-деловая форма общения сверстников — основная для дошкольного детства разновидность коммуникативного взаимо­действия. Для нее характерна потребность в сотрудничестве и приз­нании, реализуемая в коллективной сюжетно-ролевой игре. Эта потребность опредмечивается в деловых мотивах, имеющих выражен­ный ситуативный характер и нацеленность на самопознание и самооценку. Ситуативно-деловое общение сверстников благоприят­ствует развитию основ личности и самосознания, а также — любо­знательности, смелости, оптимизма, активности, творческого и само­бытного начала в самом широком смысле этого слова. Неблаго­получие в сфере общения со сверстниками мешает этим важнейшим процессам: дети становятся пассивными, замкнутыми, держатся не­доброжелательно. Становление ситуативно-деловой формы общения требует заботы взрослых, и особенно в случаях задержки ее разви­тия, бедности содержания. Воздействуя на группу сверстников, взрослые в состоянии подчас успешнее и быстрее, чем в индивидуаль-

6 Зак. 1045 161

ной работе с ребенком, помочь общему психическому развитию детей.

Внеситуативно — деловая форма общения детей со сверстниками (6 7 лет). В самом конце дошкольного возраста у некоторых детей складывается новая форма общения, которую мы назвали внеситуа­тивно-деловой. Она наблюдается у немногих детей. Но в то же время тенденция к ее развитию намечается довольно ясно и элементы формирующегося контура вырисовываются отчетливо у всех старших дошкольников. Да и сама логика движения детей от одних форм общения к другим предрекает преобразование контактов сверстни­ков именно в направлении внеситуативно-деловых взаимоотноше­ний. Неуклонно растет у детей число внеситуативным контактов (в 4-6 лет их уже около 50% от всех взаимодействий сверстни­ков). Увеличивается и отделенностью общения со сверстниками от совместной предметно-практической деятельности.

Основное стремление, побуждающее дошкольников к наиболее сложным контактам этого периода детства, — жажда сотрудничества. Как и на предыдущем этапе, сотрудничество носит практический характер — оно развертывается на фоне совместной игровой деятель­ности детей. Но сильно изменяется сама игра. На смену представле­ниям с сюжетом и ролями приходят все более условные схемы. Игры с правилами, согласно Ж. Пиаже и Д. Б. Эльконину, служат для старших дошкольников упражнениями в отношениях с другими людь­ми: они помогают им осознать свои обязанности, выступающие тут в виде всеобщих правил; подойти к пониманию норм морали, всеобъемлющих требований справедливости, обязательств, которые каждый человек имеет перед всеми другими и перед собой. Сохраняя свою непринужденность, необязательность, игры с правилами приобретают целенаправленность и результативность. Стройная архитектоника новых игр создает жесткую необходимость догово­риться, спланировать дела, выявляет способность ребенка к деловому сотрудничеству в усложнившихся обстоятельствах. Во всех этих случаях сотрудничество, оставаясь практическим и сохраняя связь с реальными делами детей, приобретает внеситуативный характер. Именно это и отличает содержание коммуникативной потребности в рамках третьей генетической формы общения.

Свойства, ради которых дошкольник обращается к товарищам,- это в основном их деловые качества. Контакты рождаются в кол­лективной игре и в нее же проецируются. Но ведущий мотив на этом этапе общения сверстников заметно видоизменяется. Его главное преобразование связано с преодолением ситуативности. Занятия детей теряют чрезмерную заземленность — они превраща­ются как бы в конкретный случай более общего правила. Одновре­менно смягчается ситуативность побуждающих ребенка к общению качеств — и своих, и чужих.

Опыт разных, встреч с ровесником нанизывается на единый стержень. Складывается во многом уже внеситуативный устойчи-

вый образ товарища. Между старшими дошкольниками возникает привязанность, появляются первые ростки дружбы между сверстни­ками — умение видеть в партнере его лучшие качества, с горячностью о них рассказывать другим людям, убеждая их в достоинствах своего друга.

Развитие представления детей о сверстниках имеют и вторую. сторону — уяснение образа Я; причем наибольшей точности дети добиваются в осознании своих практических умений (И. Г. Димитров, 1979).

Конечно, контакты между детьми 6-7 лет отнюдь не ограничи­ваются деловыми соображениями. Дошкольники беседуют и на познавательные и на личностные темы; деловые мотивы далеко не единственные поводы для общения. Но наши данные дают основа­ние считать, что деловые мотивы все же сохраняют ведущее положение. Это соображение и обусловило наименование внеситуа­тивно-деловой формы общения старших дошкольников. Внеситуатив­но-деловая форма занимает центральное место в иерархии различ­ных видов активности детей по тем же основаниям, что и предыду­щая: благодаря своему значению для ведущей деятельности детей.

Важнейшая функция социального наследования, или присвоения, общественно-исторического опыта требует общения не только со старшими: дети-ровесники создают ребенку возможность усвоить преподанные старшими образцы человеческих действий и поступков, поупражняться в их воспроизведении, поглядеть со стороны, как v выучил тот же урок другой ребенок. Так выясняется еще одна важнейшая функция контактов сверстников в их общем психи­ческом развитии. Весьма отчетливо высвечивается и потеря, которую испытывают изолированные дети, не имеющие достаточных по ко­личеству и качеству контактов с ровесниками.

В рамках внеситуативно-делового общения дошкольники исполь­зуют все три категории средств, но ведущее место, несомненно, при­надлежит речи. Беседы детей теряют приуроченность к сиюминут­ным делам. — Налаживание внеситуативно-деловых контактов детей составляет, важную часть их подготовки к школе и облегчает грядущие трудности подросткового возраста, когда положение в группе сверстников приобретает доминирующее значение для само­чувствия ребенка.

Основная магистраль формирования товарищеских связей с ро­весниками — становление субъектного отношения к ним, т. ё. умения видеть в них равную себе личность, человека с теми же чувствами и мыслями, и постоянная готовность действовать на благо товарища, задумываясь о своих собственных интересах только во вторую оче­редь.

Высшая форма общения дошкольников внеситуативно-деловая. Тенденции к ее появлению отмечаются у всех воспитанников дет­ского сада. Но она обретает законченность примерно у 10-15% старших дошкольников.

Эта форма общения появляется в онтогенезе второй и существует у детей в возрасте от 6 мес. до 3 лет. Но она очень сильно отличается от первой генетической формы общения.

Начать с того, что она уже не занимает место ведущей деятельности – на это место выдвигается теперь предметно–манипулятивная деятельность детей. Общение со взрослыми вплетается в новую ведущую деятельность, помогая ей и обслуживая ее. Главные поводы для контактов детей со взрослыми связаны теперь с их общим делом – практическим сотрудничеством, и поэтому на центральное место среди всех мотивов общения выдвигается деловой мотив. Ребенка необычайно занимает, что и как делает с вещами взрослый, и старшие раскрываются теперь детям именно с этой стороны – как удивительные умельцы и искусники, способные творить с предметами истинные чудеса.

Мы сажали годовалого малыша за столик и разыгрывали перед ним крошечное и совсем непритязательное представление: игрушечная собачка скачет по дорожке (дощечке), находит тарелку с «косточкой» (кусочком поролона), грызет ее, а потом, довольная и сытая, укладывается спать. Ребенок наблюдал за представлением, затаив дыхание. Когда оно кончалось, он стряхивал с себя оцепенение, с улыбкой взглядывал на взрослого и нетерпеливо тянулся за игрушками. Как правило, ему не удавалось повторить с ними так понравившиеся ему действия, и он, немного повозившись, начинал настойчиво совать собачку в руки экспериментатора, умоляя повторить спектакль. А тем временем вокруг столика собирались другие воспитанники группы (дело было в яслях) и с увлечением следили за всем происходящим.

Что же за потребность опредмечивалась в описанных деловых мотивах? Мы пришли к выводу, что по своему содержанию это была коммуникативная потребность ребенка в сотрудничестве со взрослым. Прежнее стремление детей к доброжелательному вниманию полностью сохранялось. (Забегая вперед, скажем, что и во всех последующих случаях более раннее содержание потребности в общении всегда сохраняется, а новое для данного возрастного этапа содержание надстраивается над ним и занимает руководящее положение. В табл. 1.3 мы попытались изобразить свое представление о том, как это происходит.) Дети по–прежнему и даже еще более настойчиво требовали присутствия взрослого, протестовали против его ухода; они постоянно устраивались со своими вещичками и игрушками по соседству со взрослым, частенько даже приваливались к его ногам, опирались на его колени. Но в резком отличии от младенцев (то есть тех, кто моложе 6 мес.), начиная со второго полугодия дети уже не соглашались просто обмениваться с ним ласками. Если взрослый брал ребенка на руки, тот тут же либо затевал игру (прятался, шутливо отворачивался в сторону, а потом «пугал» взрослого, внезапно приближая к нему лицо), либо включал в прежнее – «чистое», ничем не опосредствованное – общение какие–либо объекты: показывал пальчиком на окно, на другого ребенка, приглашал полюбоваться своей пуговицей или иной безделицей.

Когда контакты со взрослым включались в дело и одобрение старших означало похвалу за какое–то достижение малыша (залез на диван, взобрался по ступенькам, сделал «куличик»), обнаруживалось, что описанные изменения не означают, будто дети теперь меньше ценят взрослых или не так дорожат их вниманием: нет, значение взрослых в их жизни полностью сохраняется, даже увеличивается, но качественно изменяется по своему характеру. Ребенок теперь нуждается в том, чтобы взрослый сотрудничал с ним в деле, организуя его, помогая в трудную минуту, подбадривая при неуспехе, хваля за достижения.

В наших опытах (М. И. Лисина // Развитие общения…, 1974) мы сравнивали поведение 10–15–месячных детей в условиях различного взаимодействия со взрослым. В I серии опытов взрослый организовывал так называемый обращенный показ. Он развертывал перед ребенком представление с участием игрушек вроде той «пьесы» с собачкой, о которой рассказано выше. В ходе обращенного показа экспериментатор постоянно адресовался к ребенку по имени, часто взглядывал на него, ответно ему улыбался. Когда ребенок сам действовал с игрушкой, взрослый мимикой и словами поощрял каждую попытку малыша повторить показанные манипуляции. Во II серии – с так называемым необращенным показом – все оставалось по–прежнему, за исключением единственной детали: взрослый не обращался больше лично к ребенку. В III серии ребенку просто давали игрушку, ничего не показывали ему и предоставляли полную возможность заниматься с ней по своему усмотрению (серия без показа).

Сравнение поведения детей в трех сериях опытов показало, что меньше всего и беднее всего они манипулировали в серии без показа, там они быстро теряли всякий интерес к предметам. Показ взрослого стимулировал ребенка, вызывал у него прилив энергии. В опытах с необращенным показом активность ребенка имела характер беспорядочного возбуждения: дети многократно повторяли одно и то же примитивное действие (размахивали, стучали игрушкой о стену, стол, возили ею по столу), шумели, кричали. В экспериментах с обращенным показом повышенная активность детей была направлена на попытки повторить действия взрослого, а манипуляции здесь оказались и намного богаче, и качественно более высокими.

Установленные факты говорят о высокой чувствительности детей к личностному общению, но при условии включения их в совместные со взрослым деловые контакты.

Итак, при ситуативно–деловом общении детям необходимо присутствие взрослого и его доброжелательное внимание, но этого недостаточно – ему нужно, чтобы взрослый имел отношение к тому, чем занимается ребенок, и участвовал в этом процессе.

В главе 2 мы уже говорили о коммуникативных операциях предметно–действенной категории. Поэтому здесь ограничимся тем, что подчеркнем их ведущее положение в ситуативно–деловом общении. Как раз вследствие роли этих средств общения на втором уровне развития коммуникативной деятельности мы и называли некоторое время вторую форму общения «предметно–действенной». Однако позднее было решено в основу наименования форм общения класть не средства, а мотивы как более существенный аспект деятельности, а также упоминать степень ситуативности контактов. При второй форме контакты детей со взрослыми приурочены к данному месту и времени, они в высшей степени ситуативны. И это несмотря на то, что в середине 2–го года жизни многие дети начинают говорить. Они ухитряются даже речь подчинить ситуации и во многих случаях строят высказывания так, что понять их можно, только учитывая сиюминутные обстоятельства.

Подобно тому как ситуативно–личностное общение обусловливает адаптацию младенца к обстоятельствам его жизни и в конечном счете его выживание, так и ситуативно–деловое общение имеет важнейшее значение в жизни детей раннего возраста. В тесном взаимодействии со взрослым, имеющем практический характер и одновременно согретом теплом взаимного личностного духовного соприкосновения «большого и маленького», ребенку открывается редкая возможность постичь заложенное в предметах общественно–историческое содержание и овладеть им, употребляя эти предметы по назначению и в соответствии с той функцией, для которой они были созданы. Привязанность ко взрослому рождает у ребенка естественное желание следовать в своих действиях поведению старших как образцу. Благодаря личному контакту замечания взрослого – его похвалы и упреки – приобретают для детей огромное значение при усвоении нужных, правильных действий с предметами. Иначе говоря, существование ситуативно–делового общения – это время, в течение которого дети переходят от неспецифических примитивных манипуляций с предметами ко все более специфическим, а затем – к культурно–фиксированным действиям с ними (Р. Я. Лехтман–Абрамович, Ф. И. Фрадкина, 1949). Процесс преобразования предметных действий был неоднократно прослежен советскими психологами (А. В. Запорожец, Д. Б. Эльконин // Психология детей…, 1964; Психология личности., 1965). Решающая роль общения в их преобразовании показана в ряде работ (В. В. Ветрова, 1975; М. Г. Елагина, 1977; Т. М. Сорокина, 1978; Д. Б. Эльконин, 1978).

Эмоционально-практическое общение со сверстниками преобладает в возрасте 2-4 лет. Его характеризует:

· интерес к другому ребенку,

· повышенное внимание к его действиям;

· стремление привлечь внимание сверстника к себе;

· желание продемонстрировать ровеснику свои достижения и вызвать его ответную реакцию.

К 4 годам складывается ситуативно-деловая форма общения.

Это период развития ролевой игры. Сверстники теперь занимают в общении больше места, чем взрослые. Дети предпочитают играть не в одиночку, а вместе. Выполняя взятые на себя роли, они вступают в деловые отношения, нередко при этом изменяя свой голос, интонацию и манеру поведения. Это способствует переходу к личностным отношениям. Но главным содержанием общения остается деловое сотрудничество. Наряду с потребностью в сотрудничестве выделяется потребность в признании сверстника.

В 5 лет происходит качественная перестройка отношения к ровеснику. В среднем дошкольном возрасте ребенок смотрит на себя «глазами сверстника». Одногодок становится для ребенка предметом постоянного сравнения с собой. Это сравнение направлено на противопоставление себя другому. В ситуационно-деловом общении появляется соревновательное начало. Напомним, у трехлеток сравнение было направлено на обнаружение общности.

Другой человек есть зеркало, в котором ребенок видит себя.

В этот период дети много разговаривают друг с другом (больше, чем со взрослыми), но их речь остается ситуативной. Взаимодействуют они в основном по поводу предметов, действий, представленных в наличной ситуации.

Хотя дети в этот период меньше общаются со взрослым, но во взаимодействии с ним возникают внеситуативные контакты.

В конце дошкольного детства у многих складывается внеситуативно-деловая форма общения.

В 6-7 лет дети рассказывают друг другу о том, где они были и что видели. Они дают оценки поступкам других детей, обращаются с личностными вопросами к сверстнику, например: «Что ты хочешь делать?», «Что тебе нравится?», «Где ты был, что видел?».

Некоторые могут подолгу разговаривать, не прибегая к практическим действиям. Но все же самое большое значение для детей имеют совместные дела, то есть общие игры или продуктивная деятельность.

В это время формируется особое отношение к другому ребенку, которое можно назвать личностным . Сверстник становится самоценной целостной личностью, а значит, между детьми возможны более глубокие межличностные отношения. Однако такое личностное отношение к другим складывается далеко не у всех детей. У многих из них преобладает эгоистическое, конкурентное отношение к сверстнику. Такие дети нуждаются в специальной психолого-педагогической

Формы общения со взрослым

Подчеркнем, что строго фиксирована в онтогенезе только последовательность появления форм общения, но не их связь с возрастом.

Каждая форма общения вносит свой вклад в психическое развитие ребенка. Ситуативно- личностная (сохраняется до трёх лет) стимулирует, главным образом, становление перцептивных действий разных систем и анализаторов и реакции хватания. Ситуативно-деловое общение приводит к переходу от отдельных действий к предметной деятельности и развитию речи. Внеситуативно-познавательное (младший дошкольный возраст) общение помогает дошкольникам неизмеримо расширить рамки мира, доступного для познания, проследить взаимосвязь явлений, раскрыть некоторые причинно-следственные связи и другие отношения между предметами.

Внеситуативно-личностная форма общения (к концу дошкольного возраста) вводит ребенка в мир социальных отношений и позволяет занять в нем адекватное место. Ребенок постигает смысл взаимоотношений между людьми, усваивает нравственные нормы и ценности, правила социального взаимодействия.

Важнейшее значение данной формы состоит в том, что ребенок узнает благодаря ей о взрослом как об учителе и усваивает представление о себе как об ученике. Поэтому наиболее успешно приобретает новые знания.

Организуемая взрослым практика общения с детьми обогащает и преобразует их коммуникативные потребности. Важнейшее значение для развития общения имеют воздействия взрослого и его опережающая инициатива в установлении и поддержании контактов с ребенком.

Психологические особенности развития ребенка в младенческом возрасте. Общая характеристика анатомо-физиологических особенностей новорожденных. Основные формы общения со взрослыми. Развитие речи, движений, сенсорных процессов. Общие возможности психического развития к концу первого года жизни.

С точки зрения М.И. Лисиной (1986), ребенок уже с первых недель своей жизни становится субъектом общения. Результаты ее систематических наблюдений показывают, что младенцы после двух месяцев вступают во взаимодействие со взрослым, которое можно назвать общением, так как они развивают особую активность, объектом которой является взрослый, стремятся привлечь его внимание. В первые месяцы жизни происходит оформление потребности в общении. Автор выделила критерии, наличие которых позволяет установить сформированность данной потребности:

– внимание и интерес ребенка к взрослому; взрослый является объектом особой активности ребенка;

– эмоциональные проявления в адрес взрослого, через которые ребенок обнаруживает оценку взрослого, которая неразрывно связана со знанием о нем;

– инициативные действия ребенка, направленные на привлечение интереса взрослого, в чем усматриваются стремления ребенка познакомить взрослого с собой;

– чувствительность ребенка к отношению взрослого, в которой обнаруживается восприятие детьми той оценки, что дает им взрослый.

Решающее значение для возникновения потребности в общении у ребенка имеет поведение взрослого, его позиция по отношению к ребенку как субъекту общения, наделение его действий определенным смыслом.

На период младенчества приходятся такие формы общения взрослого и ребенка, как ситуативно-личностная и ситуативно-деловая (по М.И.Лисиной). Проанализируем их подробнее. Ситуативно-личностная форма общения появляется примерно в 2 месяца и имеет самое короткое время существования – до 6 месяцев. Место общения – общение с близкими людьми, обеспечивающими выживание ребенка. Мотив – личностный, взрослый – индивидуализированный источник активной ласки и внимания, не связанный с действиями ребенка. Средства общения – экспрессивно-мимические. Значение данной формы общения для психического развития ребенка заключается в неспецифической общей активации ребенка, становлении у него перцептивных действий, подготовке к овладению действием хватания. Ребенок первого полугодия жизни четко реагирует на различия в интенсивности внимания взрослого (появление, улыбка, разговор), но не умеет еще отличать их от отрицательных экспрессий взрослого (укоризна, гнев). Лишь во втором полугодии дети начинают адекватно реагировать на подобные экспрессии: хмурятся, плачут, отстраняются. Своеобразие общения младенцев также состоит в том, что в первом полугодии жизни, умея различать градации внимания взрослого, они не отличают одного взрослого от другого. Только к концу полугодия дети начинают устойчиво узнавать мать. Если после 8 месяцев младенцы начинают бояться чужого человека, то до этого времени просто меньше радуются ему, меньше проявляют инициативу общения, т.е. в количестве обращений к родному и чужому есть различия. Качественные различия становятся заметными только со второго полугодия.

С 6 месяцев до 3 лет функционирует ситуативно-деловая форма общения ребенка со взрослым (в ходе совместной со взрослыми предметной деятельности). Содержание потребности в общении – потребность в сотрудничестве. Мотив – деловой: взрослый как партнер по совместной деятельности, образец для подражания, эксперт по оценке умений и знаний, помощник. Средства общения – предметно-действенные операции. Значение данной формы общения для психического развития ребенка – в развитии предметной деятельности, подготовке к овладению речью; это первый этап развития активной речи.

Из зарубежных теорий развития ранний опыт общения ребенка и близкого взрослого активно обсуждается в психоанализе. Здесь подчеркивается, что опыт отношений с родителями на первом году жизни, порождающий или не порождающий привязанность к взрослому, определяет дальнейший ход психического развития ребенка (Дж. Боулби, А. Фрейд, М. Эйнсворт). Привязанность определяется тем, в какой мере мать обеспечивает защиту и безопасность ребенка. Качество привязанности зависит от раннего опыта отношений мать – ребенок. Нежность, заботливость формируют надежную привязанность и доверие к миру, влияют на успехи в школе, отношения с ровесниками, на решение социальных и познавательных проблем. Типичное поведение ребенка, имеющего надежную привязанность к матери, по мнению ученых данного направления, характеризуется активной исследовательской деятельностью в новой обстановке, отсутствием страха перед незнакомцами и радостью при появлении матери. Авторы данного направления считают, что тенденция к формированию привязанности обусловлена врожденными генетическими механизмами. Кроме надежной, выделяют ненадежную и тревожно-амбивалентную привязанности.

По определению чешского ученого З. Матейчека привязанность – это психологическое явление, а не биологическое, и проявление привязанности к матери – это граница в эмоциональном развитии ребенка. Специфическая эмоциональная привязанность проявляется у большинства детей к 7 месяцам и после этого к

8 месяцам формируется страх чужого человека.

Согласно Э. Эриксону о наличии веры во взрослого у ребенка можно судить по легкости его кормления, глубоком сне и нормальной работе кишечника. Первое социальное достижение младенца состоит в готовности позволить матери исчезнуть из виду безо всякой чрезмерной тревожности или гнева, поскольку ее существование стало внутренней уверенностью, точно так же как и ее новое появление – предсказуемым.

Такое постоянство, непрерывность и тождественность жизненного опыта формируют зачаточное чувство собственной индивидуальности.

Хочется подчеркнуть, что в психоаналитическом подходе к пониманию сущности развития в младенчестве, как и в культурно-исторической теории Л.С. Выготского, акцент делается на неразрывной связи матери и ребенка и на переживании ребенком этого единства.

Специфика социальной ситуации развития младенца в культурно-исторической концепции отражена в главном противоречии возраста: желании общаться с взрослым и отсутствии речевых средств реализации этого желания. Овладение эмоциональным общением происходит только к концу младенческого периода. В развитии речи как средства общения выделяются две связанные между собой линии: понимание речи взрослого; становление собственно активной речи. Развитие понимания речи взрослого опережает развитие собственной речи ребенка. Ребенок слушает и различает звуки, фонемы в речи близкого человека. Развитие внутренней речи идет от предложения к слову, а внешней – от слова к предложению.

Собственно активная речь младенца в своем становлении проходит ряд этапов: первые вокализации и гуление (пропевание гласных звуков), которые уже входят в состав комплекса оживления. В начале второго полугодия появляется лепет (произнесение слогов: ба-ба-ба; па-па-па; да-да-да), и к 8,5–9,5 месяцам ребенок вокализирует модулированным лепетом (Кольцова, 1979) – лепет с интонированием или лепетным говорением.

К концу года в речи ребенка появляются первые слова (от 5–6 до 10–12). Это простые слова, содержащие повторяющиеся слоги (мама, баба, дай и др.), слова-звукоподражания.

Центральная психологическая функция сознания младенца – сенсомоторика. Сенсомоторика – это психофизиологическое целое, когда движения являются продолжением восприятия. Дифференциация сенсорики и моторики происходит благодаря слову взрослого, которое «вклинивается» в развитие этих функций, делая их самостоятельными. Все другие психические функции (память, мышление, речь) подчинены в своем развитии логике развития центральной функции. Ориентировка на новое, развивающаяся на протяжении всего второго полугодия жизни, представляет собой уже форму поведения, а не простую реакцию. В ходе манипулирования предметом ребенку открываются его новые качества. При переходе в ранний возраст предметные действия, способы действия с предметами становятся содержанием общения ребенка и взрослого, т.е. происходит смена типа общения.

Центральным новообразованием литического периода младенчества является чувство доверия к близкому взрослому, а через него – к другим людям, миру в целом.

Лишение младенца непосредственного общения с взрослым человеком, связанное с отсутствием необходимых тактильных контактов проявляется в феномене госпитализма. Понятие «госпитализм» вошло в науку после Второй мировой войны, когда психологи описали поведение детей, воспитывающихся в Домах малютки. Поддержание физиологического существования младенцев было хорошим – детей вовремя кормили, пеленали, выполнялись все необходимые гигиенические правила ухода. Несмотря на это, процент заболеваемости и смертности детей был высоким. У здоровых детей наблюдались необоснованные физиологически отклонения – судороги, учащённое сердцебиение, рвота. Дальнейшее развитие этих детей показывало другие признаки госпитализма — нарушаются речевое развитие, познавательные функции, страдает эмоциональная сфера, позже наблюдается отсутствие волевого поведения, инициативы, такие дети способны лишь повторять и выполнять задания по инструкции. Безличное отношение к взрослому человеку характеризует их поведение, они не проявляют избирательности по отношению к сверстникам и взрослым. Исследования госпитализма позволили специалистам сформулировать советы по предотвращению этого психологического недуга. Основное направление – обеспечение стабильного личностного общения взрослого и ребёнка. Взрослый, обеспечивающий тактильные контакты младенцу, учитывающий его индивидуальные реакции, дающий ему возможность сориентироваться в окружающей действительности, помогающий перейти к собственным действиям, помогает формированию эмоционально-положительного отношения ребёнка сначала к самому взрослому, а как следствие – ко всему, что его окружает. Обретение «базового доверия к миру» мыслится Э.Эриксоном как жизненная задача в младенческий период развития. Важнейшую роль в формировании доверия-недоверия к миру играет позиция матери. Она решает, что хорошо для ребёнка и, исходя из этого решения, формирует картину мира у младенца. Традиции русского материнского фольклора показывают, каким образом мать помогала ребёнку воспринимать окружающий мир и своё место в нём. Колыбельные, пестушки, потешки призваны как можно раньше, даже заранее, дать ребёнку ориентиры во взаимоотношениях с миром. В телесных играх, где пальчики, ладошки, ушки младенца становятся персонажами сюжетной игры, ребёнок осваивает пространство своего тела. В колыбельных песнях можно обнаружить характеристику мира, в котором предстоит малышу жить. Как правило, описание начинается с фиксации того места, где положен ребёнок. «Исходной точкой отсчёта в мировой системе координат является ребёнок, лежащий в своей колыбели, а пространство окружающего мира выстраивается вокруг ребёнка через противопоставление тёплого дома-защиты, внутри которого находится колыбель с младенцем, и опасного внешнего мира – тёмного леса, луга, речки, куда до поры до времени ребёнку ходить не надо»(62, с. 16) Уже в младенчестве даются понятия края, как опасной границы двух миров. Ограничения, с которыми знакомят ребёнка в самом раннем возрасте, помогают ему ориентироваться в пространстве окружающего мира. Край, как граница объекта, помогает воспринимать предметный мир. Край, как граница знакомого и незнакомого мира помогает выработать соответствующую стратегию поведения. Таким образом, зачастую русский материнский фольклор обозначает желаемые для ребёнка области доверия миру и область недоверия, опасения и даже запрета. Это позволило М.В.Осориной назвать главной задачей младенческого периода обретение базового доверия к жизни (а не к миру, как переводят Э.Эриксона). «Для полноценного психического развития ребёнку важно утвердиться в том, что место, занимаемое его «Я» в этом мире, — самое хорошее, мама – самая лучшая, дом – самый родной… На этом глубинном чувстве базового доверия к жизни будет основан потом жизненный оптимизм взрослого, его желание жить вопреки всем невзгодам и его иррациональная уверенность в том, что всё кончится хорошо вопреки обстоятельствам».

Особое значение имеют для ребёнка все те действия взрослого, которые в народной педагогике именуют традициями пестования, это телесные игры и забавы. В таких известных всем незатейливых играх, как «Идёт коза рогатая…» или «Мы ехали-ехали по кочкам-кочкам, да в ямку – бух!» взрослый пестует растущее тело младенца, и оно, по народному выражению «подходит как тестечко». Для того, чтобы младенец подрос, ему просто необходим частый физический контакт с взрослым, который обеспечивает дальнейшее развитие и тела, и психики ребёнка. В этой связи можно сказать, что «испортить» ребёнка заботой, любовью и вниманием взрослого в этот период невозможно.

Первую половину младенчества часто называют «вбирающей», «впитывающей». Ребёнок взаимодействует с миром поначалу как реципиент – вбирает в себя пищу, прислушивается к разнообразию звуков, вглядывается в окружение, делает первые попытки взять предметы. Это очень чувствительный период. Для того, чтобы первый опыт жизни ребёнка был плодотворным, взрослым следует обратить внимание на своевременность и умеренность тех стимулов, которые он адресует малышу. Святитель Феофан Затворник советует родителям: «Пусть чувства получают первые впечатления от предметов священных: икона и свет лампады- для глаз, священные песни – для слуха…»(84, с. 35). Вторую половину младенчества связывают с прорезыванием зубов, которые, по ироничному замечанию Э.Эриксона, позволяют «не только вбирать, но и кусать». В развитии младенца берёт начало тенденция к активному регулированию, воздействию на окружающую действительность. В это время малыш научается более эффективно управлять своим телом – меняет позиции, учится сидеть, совершенствует механизмы хватания. Актуальной становится задача удержания – предметов, положения собственного тела, внимания взрослого человека. Присутствие матери позволяет малышу спокойно, без тревожности знакомится с окружением. Специалистами подмечен тот факт, что появление нового человека или предмета, которое во второй половине младенчества обычно сопровождается тревогой и даже страхом, в присутствии матери переживается более спокойно. Мама является гарантом стабильности ситуации для младенца. Поэтому показателем психической стабильности самого ребёнка к концу первого года жизни становится его готовность отпускать из поля зрения маму. Если младенец позволяет матери исчезнуть из виду без чрезмерной тревожности или раздражения, значит, в нём сформировалась внутренняя уверенность в мамином существовании. Как правило, эта внутренняя уверенность вызревает в детях, окружённых родительской лаской и любовью, для которых были найдены оптимальные формы выражения. «Способность ребёнка любить окружающих тесно связана с тем, сколько любви он получил сам, и в какой форме она выражалась».

Завершает младенчество кризис одного года. Основные новообразования к концу первого года жизни – прямохождение и слово.

Внешний вид. Для здорового доношенного новорожденного характерно спокойное выражение лица. Начало осмотра нередко сопровождается громким эмоциональным криком. Длительность крика здорового ребенка адекватна действию раздражителя (голод, тактильные или болевые раздражения), вскоре после его устранения крик прекращается. Крик больного ребенка оценивается как по силе, так и по длительности. Слабый крик или его отсутствие у глубоко недоношенного ребенка не вызывает беспокойства у неонатолога. Афоничный крик может быть вследствие проведения реанимационных мероприятий (травматизация трахеи) или поражения ЦНС. Особенности крика новорожденного могут способствовать диагностике обменных нарушений и некоторых наследственных заболеваний (болезнь Дауна, синдром «кошачьего крика»).

Движения новорожденного ребенка носят избыточный, не координированный характер. Характерно физиологическое усиление тонуса мышц сгибателей, которое обуславливает позу ребенка (поза флексии, эмбриональная поза): голова слегка приведена к груди, руки согнуты в локтевых суставах и прижаты к боковой поверхности грудной клетки, кисти сжаты в кулачки. Нижние конечности согнуты в коленных и тазобедренных суставах, при положении ребенка на боку голова иногда запрокинута. Тремор в области голеностопных и челюстных суставов обычны для здорового ребенка. Выражение лица и поза здорового новорожденного зависят от положения плода в родах. При разгибательных вставлениях (лобное, лицевое) лицо отечное, возможны обильные петехии, голова обычно запрокинута. При тазовом предлежании ноги могут быть резко согнуты в тазобедренных суставах и разогнуты в коленных.

В норме у здоровых новорожденных вызываются следующие основные рефлексы периода новорожденности:

1. Сосательный — на раздражение губ путем прикосновения ребенок отвечает сосательными движениями.

2. Ладонно-ротовой рефлекс Бабкина — при надавливании на ладони ребенка большими пальцами он открывает рот и слегка сгибает голову.

3. Ладонный хватательный рефлекс Робинсона — при вкладывании в руку ребенка пальца происходит сжатие кисти и ребенок плотно охватывает палец.

4. Рефлекс Моро — при ударе по поверхности, на которой лежит ребенок или дуновении в лицо руки ребенка разгибаются в локтях и отводятся в стороны (I фаза) с последующим «обниманием» туловища (II фаза).

5. Рефлекс опоры и автоматической ходьбы — ребенка берут под мышки и ставят вертикально, поддерживая пальцами заднюю часть головы. При этом его ножки поначалу сгибаются, а затем происходит выпрямление ножек и туловища. При небольшом наклоне вперед ребенок делает шаговые движения (автоматическая ходьба).

6. Рефлекс ползания Бауэра — в положении ребенка на животе к его согнутым ножкам приставляют ладонь и ребенок начинает ползти, выпрямляя ноги и отталкиваясь.

7. Защитный рефлекс новорожденного — в положении на животе ребенок поворачивает голову в сторону (защита).

8. Рефлекс Галанта — штриховыми движениями пальца раздражается кожа вдоль позвоночника сверху вниз. В ответ ребенок изгибает туловище в сторону раздражения.

Выражение лица. Недовольное «болезненное» — характерно для многих заболеваний новорожденных. Беспокойное выражение лица, «испуганный» взгляд или гипомимическое, иногда маскообразное лицо нередко сопровождает субарахноидальные кровоизлияния, гипоксию головного мозга, билирубиновую энцефалопатию. Лицо новорожденного может быть асимметричным в связи с особенностями положения плода в родах, параличом VII пары черепных нервов.

Голова у новорожденных отличается преобладанием мозгового черепа над лицевым. У недоношенных новорожденных форма черепа как при гидроцефалии, так как для них характерен интенсивный рост головного мозга. Кости черепа у подавляющего большинства не сращены, открыт большой родничок (его размеры 1–2 см), швы могут быть сомкнуты, слегка расходиться или находить друг на друга (дискомплектация), что обусловлено процессом родов, и характерно для затяжного течения. В зависимости от особенностей протекания родов форма головы может быть различной: долихоцефалической (вытянутой спереди назад), брахицефалической (вытянутой вверх) или неправильной (асимметричной). Нормальная форма головы, как правило, восстанавливается в течение первой недели жизни. Выбухание родничка может быть обусловлено повышением внутричерепного давления, менингитом или гидроцефалией. При обезвоживании роднички западают. У здорового доношенного ребенка окружность головы составляет 33(32)–37(38) см.

Глаза в первые дни жизни почти все время закрыты. Они самопроизвольно открываются и закрываются при покачивании, что служит проявлением лабиринтных рефлексов. Зрачки приобретают симметричность через несколько недель после рождения. Диаметр зрачков не превышает 3 мм. Склеры обычно белого цвета. У недоношенных детей склеры могут быть голубыми, так как они у них тонкие. Если склеры темно-голубые, необходимо исключить несовершенный остеогенез. Пятна Брашфилда на радужке, радужная оболочка как бы обсыпана солью с перцем, часто наблюдается при синдроме Дауна. Субконъюнктивальное кровоизлияние — разрыв мелких капилляров конъюнктивы может отмечаться и у здоровых новорожденных, но чаще является результатом травматических родов. Впервые дни жизни может отмечаться самопроизвольный горизонтальный нистагм (мелкоамплитудные непроизвольные подергивания глазных яблок), симптом «заходящего солнца».

9. Психологические особенности ребенка раннего возраста.

Раннее детство — возраст от рождения до 3 лет — особый период для развития. Рассмотрим особенности данного периода (Н.М. Аксарина). В раннем детстве развитие идет максимально быстрыми темпами, как ни в каком другом возрасте. Происходит наиболее интенсивное становление и развитие всех особенностей, свойственных человеку: осваиваются основные движения и действия с предметами, закладываются основы для психических процессов и личности;

Рекомендуем также

Какие формы общения наблюдаются в дошкольном возрасте

Ребенок дошкольного возраста общается по-разному с такими же детьми, как он сам, и со взрослыми. Происходит это на интуитивном уровне и объясняется ожиданиями дошкольника, что он хочет получить от коммуникации. В психологии выделяют формы общения дошкольников, сложившиеся на основе потребностей, подталкивающих ребенка к взаимодействию. 

Общение как условие удовлетворения потребностей дошкольника

Прежде чем у ребенка сформируется потребность в том, чтобы общаться с окружающими, он тянется к другим ради комфортных ощущений, ради обретения безопасности, ради получения впечатлений. Эти потребности проявляются с первых дней жизни.

К 3-летнему возрасту на первый план выходит познавательная потребность. Где же ее и удовлетворять, как не в обращении к взрослому?

Малышам нужно сделать столько открытий и понять, как устроен этот мир, что они постоянно нуждаются в разъяснениях и помощи родителей, воспитателей, старших братьев и сестер.

Младшие дошкольники не только задают вопросы. Они стремятся проявить свое Я. Нужно же кому-то адресовать: «Я сам!». Или обратить внимание на себя таких же детей, заявив «Этот мои игрушки», «Смотри, какую куклу мне подарили». Для подобного самоутверждения нужны зрители, слушатели, партнеры. Их обеспечивает общение.

К пяти годам формируется потребность в уважении. Дети демонстрируют то, чему они уже научились, и что знают или умеют делать. В общении со сверстниками часто звучат назидательные фразы: «Посмотри, как нужно делать», «Делай так, как я!». К тому же, в среднем дошкольном возрасте мальчики и девочки нуждаются в равных партнерах по игре. Детские игры – не что иное, как организованный вид общения.

У старших дошкольников актуализируется потребность в том, чтобы рассказать о своих впечатлениях, передать интересную информацию и утвердить свою авторитетность среди сверстников. Поэтому их коммуникации охватывают все больший круг сверстников. Дошкольники уже хорошо выделяют нравственные качества, поэтому они тянутся к тем сверстникам, которые им ближе.

Мы привели малый перечень потребностей, которые дошкольники удовлетворяют в общении с окружающими.

Коммуникации, возникающие на основе определенных потребностей, мотивов, а также используемых речевых и невербальных средств, образуют устойчивые формы общения.

У малышей практически все взаимодействия привязаны к конкретным ситуациям. С взрослением происходит развитие форм общения у дошкольников, и они приобретают внеситуативный характер.

Как выстраивается общение дошкольников с окружающими

Если рассматривать кратко, как прогрессируют формы общения в дошкольном возрасте, то лучше всего обратиться к наработкам известного психолога Лисиной М.И., которая выделила от младенчества до 7 лет четыре уровня общения, обозначив их как форму:

  • Ситуативно-личностная
  • Ситуативно-деловая
  • Внеситуативно- познавательная
  • Внеситуативно-личностная

Первые в этом перечне формируются раньше с опорой на конкретные действия, предметы, переживания. К старшему дошкольному возрасту они не исчезают, а частично уступают место более развитым формам, не привязанным к ситуации. Этим переменам способствует развитие у детей речи и словесно-логического мышления.

Высшей формой общения для дошкольного возраста является та, которая способствует осознанию смысла человеческих взаимоотношений, а также усвоению норм и ценностей социума. Следовательно, таковой выступает внеситуативно-личностная форма общения.

Формы общения дошкольников со сверстниками

В период от 3-х до 7-ми лет наблюдаются формы общения со сверстниками, которые последовательно актуализируются от младшего к старшему дошкольному возрасту:

  • Эмоционально-практическая
  • Ситуативно-деловая
  • Внеситуативно-деловая

Общение младших дошкольником побуждается эмоциями или практическим действием. Малыши могут просто подбежать друг к другу с радостной улыбкой, и это уже знак к тому, что им интересно общаться. Не так важно, как надолго увлечет их общение. Ценна эмоциональность контакта.

Совместные действия малышей еще кратковременны. Они могут слепить рядом куличики или покатать машинки. Могут продемонстрировать, как далеко они бросают мячик или съезжают с горки. Однако эмоционально-практическая форма общения являет собой почву для формирования инициативности в общении.

В среднем дошкольном возрасте активно развивается деловое общение детей. Это связано с прогрессом сюжетно-ролевой игры. Дошкольники уже играют не просто рядом, а вместе, выбирая более сложные сюжеты, распределяя роли, договариваясь о правилах.

Проявляются некоторые деловые качества, но они привязаны к ситуациям. Например, ребенок может выступать строгим контролером в игре в соответствии с выбранной ролью, но несмело вести себя в обычных контактах.

Внеситуативные отношения позволяют сместить внимание с действий партнера по общению на саму личность. Неожиданно для себя дошкольник начинает видеть в партнере по игре собеседника, личность со своими интересами и предпочтениями. Другое дело, что открывшиеся качества личности могут как понравиться, так и оттолкнуть. Как мальчик, так и девочка, могут заявить о своем вчерашнем приятеле, что больше с ним не играют, потому что он берет без разрешения чужие игрушки, обижает других и пр.

Среди детей дошкольник усваивает поведенческие навыки, учится взаимопониманию, открывает для себя социальные ценности.

Поведение сверстников служит своеобразным зеркалом, позволяющим ребенку увидеть самого себя со стороны. А заметить нюансы мимики и высказываний, которые раньше ускользали от внимания, помогает дошкольнику развивающийся социальный интеллект.

Формы общения детей со взрослыми

Общение со взрослыми – это, по сути, взаимодействия в «зоне ближайшего развития», поскольку дошкольник задействует свой потенциал, заполняет белые пятна в своих знаниях.

Начиная с 3-летнего возраста, малыш становится активным исследователем всего вокруг.

Потребность в познавательной деятельности и стремление получить ответы на озадачивающие вопросы направляет его к родителям или другим значимым взрослым. Взаимодействие принимает внеситуативный характер и реализуется в двух формах общения, которые идут друг за дружкой.

Внеситуативно-познавательная  коммуникативная форма

Общение может иметь ситуативный характер, и ребенок может просить нарисовать такого зайчика, который у него в руках. Но все чаще интерес выходит за пределы ситуаций. Дошкольник спрашивает, где живет зайчик, есть ли у него домик, и тут же продолжает задавать вопросы обо всех известных ему животных.

Взрослый является для ребенка экспертом, который все знает и все умеет. Малыш принимает любой ответ. Зачастую эти ответы подаются в фантазийном или сказочном контексте. Да и как иначе ответить малышу на вопрос в стиле, поет ли Медведица песенки своему Медвежонку?.. Тем не менее, дошкольник удовлетворяет свой актуальный познавательный интерес.

Познавательное общение со взрослым дает ребенку реальные представления о мире и расширяет его понимание причинно-следственных связей между окружающими предметами и явлениями.

Внеситуативно-личностная форма общения

Чем старше становится дошкольник, тем больше он понимает, что социальное окружение гораздо шире и разнообразнее, чем привычная для него среда. Ребенок осознает, что ему нужно научиться, как правильно себя вести и поступать в разных ситуациях. Тем более что он видит различное поведение своих сверстников, которое подталкивает к выводу, что не все ведут себя так, как следовало бы.

У дошкольника появляются вопросы к старшим, чтобы уяснить смысл взаимоотношений между людьми. В какой-то степени старший дошкольник сверяет свою точку зрения, совпадает ли она с позицией взрослого. Так присваиваются общепринятые социальные нормы.

Разговаривая со взрослыми, ребенок учится стандартам высказываний и поведенческим культурным нормам. У дошкольника появляются свои авторитеты. Для понимания определенной ситуации он все чаще обращается к тому взрослому, которого считает наиболее компетентным в данном вопросе.

Некоторые особенности личностного общения

Стремление коммуницировать со взрослым в большой степени зависит от личностных ожиданий дошкольника. Если у ребенка преобладает положительный опыт предыдущих контактов с конкретными взрослыми, он тянется к ним. И наоборот, негативные впечатления перечеркивают желание общаться. Некоторые бабушки удивляются, почему внуки с такой неохотой идут к ним в гости. Они даже не замечают, как ревностно оберегают неприкосновенность своих полок, как строго одергивают ребенка, когда он нарушает привычный порядок в их квартире.

В личностном отношении дошкольник нуждается в теплых эмоциональных связях и в том, чтобы взрослые интересовались им самим, его занятиями и умениями. Ребенок ждет поддержки и сопереживания, он чувствителен к похвале. Это не значит, что следует захваливать детей. Но всегда найдутся достижения, которые стоит отметить.

Любопытно, но наблюдается следующее явление: любящие родители и бабушки-дедушки всегда находят повод поддержать и похвалить ребенка. Если же теплые чувства отсутствуют, ребенка чаще ругают и указывают на его промахи, чем поддерживают.

Детей привлекает положительная эмоциональная окрашенность отношений со значимыми взрослыми. Это тот благоприятный фон, на котором успешно реализуется познавательное и личностное общение.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Межличностное и ситуационное общение®

Существует фундаментальное различие между межличностным общением и ситуационным общением ® . Последнее — это то, чем лидеры занимаются ежедневно, и для достижения желаемых результатов требуются знания, опыт и навыки, чтобы овладеть искусством ситуационного общения ® .

Является ли межличностное общение тем же, что и ситуативное общение ® ?

Одним словом «НЕТ».

Что такое межличностное общение?

Мы все можем согласиться с тем, что любое общение с участием двух или более человек является некоторой формой межличностного общения . Верно? Но давайте попробуем определить его чуть дальше…

Межличностное общение — это процесс, посредством которого люди обмениваются идеями, чувствами и мыслями с помощью вербального и невербального массажа. Люди обычно участвуют в межличностном общении для создания общих смыслов и достижения социальных целей.Как правило, это взаимодействие лицом к лицу, потому что для общения используются как устная речь, так и язык тела.

Взгляните на следующую диаграмму. Обратите внимание, что межличностное общение может происходить в деловой или личной обстановке и обычно считается более социальным по своей природе (и обычно не касается деловых или профессиональных вопросов). Другими словами, это имеет тенденцию быть более спонтанным и неформальным — без запланированной выгоды. Думайте об этом как о вдумчивом занятии, которое чаще всего не требует усилий.

Что такое ситуационная коммуникация

® ?

Ситуационное общение ® принципиально отличается от межличностного общения. Это четкая, краткая и сфокусированная стратегия общения и взаимоотношений, которая позволяет максимально сократить минимальное количество времени для достижения успешных результатов и эффективных отношений. Хотя ситуационное общение ® часто используется в личных целях, оно в основном предназначено для деловых и профессиональных взаимодействий (особенно сложных, когда точки зрения, интересы или предпочитаемые решения коммуникаторов различаются или конфликтуют).Ситуационная коммуникация ® — это именно тот тип коммуникаций, который лидеры должны уметь планировать и осуществлять, чтобы быть успешными и эффективными.

Эти взаимодействия сильно отличаются от ваших обычных межличностных взаимодействий, которые, как правило, не требуют усилий и вдумчивы. Ситуационное общение ® представляет вдумчивое взаимодействие – с целью . В этом случае предусмотрена плановая выплата.Эти типы взаимодействия более формальны, структурированы и хорошо спланированы, требуют значительной энергии и внимания.

Закон Парето

Ситуационная коммуникация ® — закон Парето в действии. 80 % ваших наиболее важных взаимодействий с руководством происходят из 20 % ситуаций, в которые вы вовлечены. И эти ситуации представляют собой сложные сценарии с высоким риском, где чрезвычайно важны как ваши результаты, так и вовлеченные отношения.


Нахождение общего в сложных ситуациях

Найдите минутку, чтобы подумать о важных темах взаимодействия, возникающих между вами и вашим начальством, коллегами, подчиненными, клиентами и другими людьми.Теперь спросите себя: «Почему эти темы сложны и часто трудно достичь результатов, которые я хочу с , а не за счет вовлеченных отношений?» Вы обнаружите, что все эти темы взаимодействия имеют нечто общее: у участвующих сторон разные или конфликтующие точки зрения, интересы или предпочитаемые решения.

Это типы взаимодействия, с которыми лидеры сталкиваются каждый день.

Даже когда вы делаете знаете, как планировать и выполнять их успешно и эффективно, эти разговоры сложны, сопряжены с высоким риском и трудны.И когда вы не не знаете, как управлять ими, чтобы положительно повлиять на результат, это становится невероятно разочаровывающим и негативным опытом.

Чтобы быть успешным…

Лидеры должны быть в состоянии заставить вещи происходить, сталкиваясь с такого рода проблемами и взаимодействиями лицом к лицу, сосредоточив свою способность на достижении желаемого результата таким образом, чтобы ценить, включать, поддерживать, прислушиваться и беспристрастно учитывать взгляды. других. И они должны делать это четко, лаконично и целенаправленно.

Быть актуальным…

Лидеры должны быть в состоянии успешно справляться с такими ситуациями и разговорами, чтобы неизменно приносить результаты.

До последнего…

Лидеры должны уметь эффективно управлять этими разговорами, чтобы развивать важные, коллегиальные и совместные отношения. Они должны быть такими лидерами, которые могут наступить на вашу обувь, не испортив ее блеска.

Они успешные/эффективные лидеры .

*******************

Чтобы узнать о различиях между Успешными/Эффективными и Успешными/Неэффективными лидерами , следите за нашим следующим блогом.

*******************

Д-р Дон МакРэй — автор и страстный руководитель ситуационного общения ® и генеральный директор Lachlan Enterprises Incorporated (The Lachlan Group).

Знаете ли вы основную причину, по которой сегодня лидеры и потенциальные лидеры терпят неудачу? Дело не в том, что они делают, а в том, как они это делают, другими словами, в их навыках работы с людьми . Узнайте, как улучшить свой успех и эффективность коммуникации, воспользовавшись БЕСПЛАТНОЙ версией веб-сайта/вебинара Situational Communication ® .

Ситуационная коммуникация®: процесс коммуникации стратегического лидерства и стили взаимоотношений успешных/эффективных лидеров . Эмоционально интеллектуальные стратегии общения, переговоров и установления отношений, которые максимизируют минимальное количество времени для последовательного достижения успешных результатов и развития эффективных отношений.

Повышайте доверие к личному, деловому и профессиональному лидерству, уважение, справедливость, гордость и коллегиальность.Научитесь общаться, договариваться и относиться к другим с личной силой, влиянием и убеждением каждый раз, особенно в трудных и сложных ситуациях.

Узнайте больше о том, что Ситуационное общение ® может сделать для вас, вашей карьеры, вашего лидерства, вашей организации и вашего профессионального развития. Свяжитесь с нами сегодня.

О нас – Ситуационное общение

Об авторе/ведущем вебинара

Дональд Л.Макрей является основателем и генеральным директором The Lachlan Group, а также всемирно известным автором, консультантом по вопросам управления, спикером конференций и ведущим семинаров/вебинаров. Он развил свои навыки в качестве автора, консультанта по вопросам управления и педагога как в деловых, так и в академических кругах. Доктор Макрей был телеведущим и продюсером, профессором колледжа и администратором, соавтором двух учебников по общению в колледже, ведущим двух образовательных телесериалов по психологии общения и организационному поведению, а также обозревателем Businessweek.

Его образование включает степени бакалавра и магистра в области речи и коммуникации Университета штата Уэйн в Детройте, штат Мичиган, а также степень доктора педагогических наук Университета Торонто, Онтарио. Доктор Макрей является автором вебинара «Ситуационное общение ® », книги «Ситуационное общение: стили взаимоотношений ® » (на английском и французском языках) и брошюры «Стили взаимоотношений успешных/эффективных переговорщиков™».

О группе Лахлан

Lachlan Enterprises Incorporated, действующая как The Lachlan Group, была зарегистрирована в Канаде в 1984 г. с упором на «человеческие навыки» в обучении лидерству и менеджменту: достижение успешных результатов благодаря эффективным отношениям, а не за счет них. С тех пор д-р Макрей и The Lachlan Group постоянно обучают и развивают концепции и навыки ситуационного общения ® на семинарах, а теперь и в цифровом формате для бизнес-лидеров и профессиональных лидеров, менеджеров и отдельных участников по всему миру.

Мы успешно работали на личном уровне с широким спектром средних и крупных международных корпораций и профессиональных организаций. Наша рыночная ориентация теперь ориентирована на Интернет, что делает ситуационную коммуникацию ® доступной для частных лиц, а также для бизнеса и профессиональных организаций в режиме 24/7.

Situational Communication ® является зарегистрированным товарным знаком Lachlan Enterprises Incorporated, зарегистрированным в Канаде в Канадском ведомстве интеллектуальной собственности (CIPO) и в Соединенных Штатах Америки в U.S. Ведомство по патентам и товарным знакам (USPTO).

Регистрация – Ситуационное общение

Часть первая: Теория посвящена ключевым теоретическим концепциям: Система, Стили отношений, Ситуационный анализ и ключевым навыкам, необходимым для достижения Результатов в отношениях .

Часть вторая: Профили касается разработки опросников «Я-профессионал» и «Профессионал-другое», а также указаний о том, как анализировать и интерпретировать поведенческие профили, которые вы получите в отчетах о профилях на основе отзывов из этих опросников. .

Зарегистрируйтесь и начните улучшать свою личную силу сегодня

Бесплатная регистрация

Вот что вы получите
  1. 12 месяцев на сайте. Однако, если вы не заходите на сайт в течение 4 недель подряд, дальнейший доступ будет запрещен, и все сохраненные данные больше не будут доступны.
  2. 1 Отчет о профиле
  3. Нет загрузок
Если вы хотите больше…
  1. Чтобы получить статус лицензии, зарегистрируйтесь, уплатив индивидуальный лицензионный сбор в размере 99 долларов США.00 + налог (если применимо) или записавшись на 1-часовую коуч-сессию, 250 долларов США + налог (если применимо).
  2. Все загрузки и ранее сохраненные данные будут доступны вам, и в течение оставшихся 12 месяцев не будет никаких ограничений на использование вашего сайта.

Индивидуальная лицензия

Индивидуальный лицензионный сбор: 99,00 долларов США + налог (если применимо)

Вот что вы получите
  1. Лицензия на 12 месяцев: без ограничений на доступ, загрузку или отчеты о профилях.
  2. Доступно
  3. 1-часовых коуч-сессий.
    Плата: 250 долларов США + налог (если применимо)

Лицензии на обучение и коучинг

Мы готовы помочь вам начать работу на веб-сайте ситуационных коммуникаций ® . Важно заполнить каждое из полей ниже. Эта информация предназначена для защиты ваших данных и конфиденциальности; разрешить нам отправить вам ссылку на сайт по электронной почте; и сохранить вашу информацию на сайте для вашего использования в течение одного года.

Имя *

Фамилия *

Адрес электронной почты *

Подтвердите адрес электронной почты *

Пароль *

Подтвердите пароль *

Страна * Пожалуйста выберите…AfghanistanAland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBolivia, многонациональное государство ofBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика theCook IslandsCosta RicaIvory CoastCroatiaCubaCuraçaoCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские) Фарерские островаФиджиФинляндияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные ТерриторииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГваделупаГуамГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГаитиHear d Island и McDonald IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKosovoKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestine, Государство ПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарРеюньонРумынияРоссийская ФедерацияРуандаСент-БартельмиСент-Хелена, Вознесение и Тристан-да-КуньяСент-Китс и НевисСаи нт LuciaSaint Мартин (французская часть) Сен-Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Томе и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSint Маартен (Голландская часть) SlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSouth SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor -ЛестеТогоТокелауТонгаТринидад и ТобагоТунисТурцияТуркменистанОстрова Теркс и КайкосТувалуУгандаУкраинаОбъединенные Арабские ЭмиратыСоединенное КоролевствоСоединенные ШтатыОтдаленные Малые острова СШАУругвайУзбекистанВануатуВенесуэла, Боливарианская РеспубликаВьетнамВиргинские острова, Британские Виргинские острова, У.С.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Провинция/штат * Пожалуйста, выберитеАльбертаБританская КолумбияМанитобаНью-БрансуикНьюфаундленд и ЛабрадорСеверо-Западные территорииНовая ШотландияНунавутОнтариоОстров Принца ЭдуардаКвебекСаскачеванЮкон

Бесплатная регистрация

Индивидуальная лицензия

Лицензии на обучение и коучинг

Навыки ситуационного общения | вн

Назад к обзору

Будучи социальными существами, мы тратим много времени и усилий на общение с другими.Овладение искусством общения увеличивает наши шансы на успех как в профессиональной, так и в личной жизни. Любое улучшение производительности здесь напрямую приведет к выгоде для вашей команды, вашей работы и вашей личной жизни. Навыки общения можно приобрести и освоить посредством постоянной практики.

Ситуативные стили общения различаются в зависимости от социальной среды, в которой они используются. Различные стили общения можно разделить на четыре основные категории, каждая из которых преследует разные цели.Эффективный коммуникатор учится применять наиболее подходящий стиль общения для любой данной социальной ситуации.

Цели обучения

К концу этого курса участники смогут:

  • Понимать стили поведения и то, как они влияют на общение
  • Осведомляться о поведении других людей и о том, как адаптироваться к их потребностям
  • Узнавать, что вы знаете о себе и что другие думают о вас поведение может быть воспринято другими
  • Узнайте, как разрешать конфликты в позитивном ключе
  • Стать более эффективным в общении как с внутренними, так и с внешними клиентами
  • Приспособить наше поведение к стилям аудитории
  • Убедительно общаться, став гибким человеком

Учебная аудитория

  • Кто хочет сразу же улучшить межличностные, убедительные и гибкие коммуникации, более эффективно общаться с коллегами, наверстать упущенное, что вам нужно для достижения наибольшего успеха в работе.

Схема обучения

СЕАНС ​​1: ОСОЗНАНИЕ

  • Понимание идеального общения и различных стилей общения
  • Создание поддерживающей беседы с другими
  • Станьте открытым человеком
  • Понимание поведения других людей и того, как адаптироваться к их потребностям
  • Узнайте, что вы знаете о себе и как другие думать о тебе
  • Читать людей по языку их тела и лучше понимать их стиль и мотивы

Инструменты приложения: 4 стиля общения D.I.S.C Assessment, Соединительный разговор

СЕССИЯ 2: ПРИНЯТЬ

  • Понимание влияния эмпатии на общение
  • Использование простой эмпатической техники для построения предложений на основе того, что вы слышите от других, и создание эмпатического общения
  • Узнайте, над какими областями вам нужно работать, чтобы улучшить себя, основываясь на впечатлении других людей из вас

Прикладные инструменты: эмпатические техники, концепция эмоционального интеллекта и 7 алмазных человеческих принципов

СЕССИЯ 3: АДАПТАЦИЯ

  • Изучите свои жесты
  • Поймите разницу между открытыми и закрытыми жестами тела и как они влияют на ваше общение с другими
  • Управляйте своим голосом, чтобы добиться максимального эффекта язык и стиль со стилем и потребностями аудитории

Инструменты применения: высказывания на языке тела, голосовые приемы, конгруэнтное общение: слово-голос-язык тела, матрица соответствия

СЕССИЯ 4: КОММУНИКАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ

  • Узнайте, как разрешать конфликты в позитивном ключе
  • Повысьте эффективность работы как с внутренними, так и с внешними клиентами.
  • Улучшить существующий подход к решению проблем с гибкостью
  • Убедительно общаться с четкой стратегией

Прикладные инструменты: Стратегия коммуникации

Дополнительная информация

Дата: 14 и 15 марта 2016 г.

Комиссия: 5 100 000 VND / PAX

Язык курса: Вьетнамский

Скидка

Скидка: 20% для посещения курсов, проведенных в январе, феврале и марта, 2016 г.

Для получения дополнительной информации и регистрации обращайтесь по телефону Ms.Lan

Тел. +84 8 3842 0600 (доб. 137) — HP. +84 909 361 656 — [email protected] / [email protected]

Подробная информация

Место проведения: TÜV Rheinland Vietnam
Unit 805-806,
CentrePoint Building,
106 Nguyen Van Troi Street,
Phu Nhuan District
Ho Chi Minh City
Даты событий: 14-03-16 — 14-03-16

Введение в ситуационный анализ | Связь для профессионалов

Коммуникатор в профессиональной организации должен иметь дело с несколькими переменными, которые одновременно являются общими (культурный фон, возраст и т.) и специфичные для организации (роль человека в организации, организационная атмосфера и др.). Вы можете подумать: «Фу! Существует так много переменных — как вообще можно стать эффективным коммуникатором?»

Осознайте, прежде всего, что вас не нужно «бомбардировать» коммуникационными переменными. Вместо этого вы можете подходить к ним систематически, получать контроль и использовать их в своих интересах при создании профессиональных коммуникаций, выполняя первоначальный ситуационный анализ или оценку переменных в предстоящей ситуации общения.Ситуационный анализ может организовать коммуникационные переменные следующим образом:

 

Переменные связи
Аудитория все переменные, связанные с прошлым и текущими ролями ваших слушателей или читателей — их интересы, культурное наследие, образование, занятость, возраст, понимание ваших тем, роль в компании, ценности и т. д.
Назначение причина, по которой вы создаете сообщение; что вы надеетесь получить в результате общения
Содержание информация, которую вы хотите отправить в конкретной ситуации; твоя основная идея
Роль ваша должность в общении (сотрудник, менеджер, тренер, стажер и т.д.)
Тон то, как вы хотите, чтобы общение «звучало» (прямо, дружелюбно, авторитетно и т. д.)
Организационный и культурный контекст что характеризует организацию: ее ценности, общая история, способы коммуникации, уровень формальности или неформальности, ее цели и т. д.  А также то, что характеризует человека или группу с точки зрения национальности, возраста, пола и т. д.
Средний способ отправки сообщения (электронная почта, личное обсуждение, меморандум, отчет, сообщение в блоге и т. д.)
Ограничения вещи, которые вы не можете контролировать (доступное время для создания сообщения, ожидания в отношении формата и т. д.)

Обратите внимание, что ситуационный анализ идентифицирует тип информации и характеристики коммуникационной ситуации; он , а не предоставляет фактическую информацию или саму связь.

Например, следующий ситуационный анализ был проведен руководителем перед тем, как написать начальное электронное письмо сотрудникам, сообщив им, что им необходимо посетить личное совещание по поводу предстоящих изменений в офисных помещениях.Начальник, но не сотрудники, знал, что компания приняла решение продвигать удаленную работу и предоставлять сотрудникам ноутбуки и мобильные телефоны. В то же время планируется перевести всех ниже управленческого уровня в кабинки при работе в офисе.

Образец ситуационного анализа
Аудитория все сотрудники ниже управленческого уровня
Назначение , чтобы привлечь затронутых сотрудников к участию в собрании и заложить основу для принятия предстоящих изменений
Содержание необходимо присутствовать на совещании по поводу изменений в служебных помещениях
Роль руководитель, взрослый, рациональный, поддерживающий
Тон спокойный, поддерживающий, ободряющий
Организационный и культурный контекст традиционная организационная структура сверху вниз; разнообразная группа сотрудников с разными культурами представлена ​​
Средний электронная почта
Ограничения Предупреждение и устранение неофициальных слухов, обеспечение того, чтобы все прочитали электронную почту и посетили

Ситуационный анализ всегда должен быть самым ранним шагом в создании профессиональных коммуникаций.Вам нужно сознательно идентифицировать и понимать ситуацию или контекст, в котором будет происходить общение, чтобы вы могли знать и, таким образом, эффективно манипулировать коммуникативными переменными. Общение меняется от человека к человеку и от ситуации к ситуации. Эффективные коммуникаторы определяют коммуникативные переменные и заставляют их работать в своих интересах.

В приведенном выше примере, основываясь на своем анализе ситуации, руководитель сделала сознательный выбор в пользу электронной почты, чтобы информировать свою аудиторию о личной встрече, поскольку электронная почта – это стандартный способ, которым ее организация объявляет о встречах.Она решила отложить сообщение конкретных новостей до встречи лицом к лицу, так как знала, что новости будут встречены неоднозначно и породят множество вопросов, на которые она могла бы более эффективно ответить группе в целом, помогите обеспечить понимание. Она решила сообщить своей аудитории общую тему встречи, но не подробности, потому что не хотела, чтобы сотрудники, пришедшие на встречу, расстраивались. Она поняла, что ей нужно использовать очень прямой, обычный деловой тон.Проведение ситуационного анализа было важным первым шагом в этом случае, как и во всех случаях, когда общение представляет собой нечто большее, чем простой ответ да или нет .

Видео ниже, посвященное общей концепции «риторической ситуации», усиливает концепцию планирования коммуникации, которую определяет ситуационный анализ.

В следующем видео кратко рассматриваются концепции ситуационного анализа аудитории, тона и среды в контексте общения на рабочем месте.

 

Теория ситуационного кризисного общения и как это помогает бизнесу

Каждый бизнес сталкивается с кризисами, и хотя многих из них можно избежать, вполне вероятно, что ваш бизнес рано или поздно попадет в один из них. Это потому, что многие кризисы происходят не по вине организации. Вместо этого неконтролируемые факторы могут создать непредвиденный ситуационный кризис, который заставит ваш бизнес реагировать немедленно.

Специалист по кризисным коммуникациям Тимоти Кумбс выдвинул теорию, позволяющую лучше понять, как организация должна общаться в ответ на кризис.

В этом посте мы рассмотрим, что это за теория и как вы можете использовать ее, чтобы помочь вашему бизнесу успешно реагировать на кризисы.

Пропустить вперед:

Что такое кризис?

Согласно Кумбсу, кризис — это негативное обстоятельство, затрагивающее организацию и ее заинтересованные стороны, такие как сотрудники, клиенты и инвесторы. В этих ситуациях бизнесу необходимо интерпретировать, кто несет ответственность за кризис и как проблема повлияет на отношения заинтересованных сторон с организацией.

Существует три основных типа кризисов, каждый из которых зависит от того, кто несет ответственность за кризис и как кризис влияет на репутацию организации. Важно отметить, что угроза репутации организации часто определяется ее кризисной историей и существующей репутацией среди заинтересованных сторон.

Давайте рассмотрим типы кризисов, с которыми может столкнуться ваш бизнес.

1. Кризис жертвы

Этот тип кризиса возникает, когда организация воспринимается как жертва ситуации.Например, кризис жертвы может случиться, когда, по слухам, виновата организация — как, например, когда Тайленол был ошибочно обвинен в 1982 году в отравлении семи чикагцев. Вместо этого смерть на самом деле была вызвана тем, что убийца добавлял в магазины Тайленол с цианидом. Тайленол чуть не взял на себя вину за кризис, который они никак не могли предотвратить.

Более распространенным примером кризиса жертвы являются стихийные бедствия. Эти события могут разрушить физическую инфраструктуру компании, лишив ее возможностей для ведения бизнеса.В подобных случаях кризис жертвы практически не представляет репутационной угрозы для организации, поскольку ситуация неизбежна, и у компании нет возможности ее предотвратить.

2. Случайный кризис

Это происходит, когда организация виновата в кризисе, но ее действия были непреднамеренными. Случайный кризис может возникнуть, когда организация сталкивается с отказом продукта или оборудования — например, когда Samsung пришлось отозвать Galaxy Note 7 из-за возгорания и взрыва батарей.

Кроме того, случайные кризисы могут возникать, когда обвинитель бросает вызов организации. Одним из примеров этого является случай, когда на Starbucks подали в суд за недостаточное количество латте. Хотя на первый взгляд это может показаться неактуальной проблемой, эти кризисы все же могут нанести значительный ущерб репутации вашего бренда. Даже если они кажутся тривиальными, важно решать эти кризисы быстро, прежде чем они успеют обостриться.

3. Предотвратимый кризис

Это происходит, когда организация намеренно идет на риск, который приводит к отрицательному результату или событию.Пример предотвратимого кризиса произошел во время землетрясения на Гаити в 2010 году, когда Американский Красный Крест собрал 500 миллионов долларов и заявил, что использует эти средства, чтобы помочь 4,5 миллиардам человек «встать на ноги». Однако вместо того, чтобы инвестировать деньги в инфраструктуру Гаити, организация построила только шесть постоянных домов.

Кризис, который можно предотвратить, — это наихудшая угроза для организации, поскольку существует высокая репутационная угроза для бизнеса. В этих ситуациях огромное давление оказывается на реакцию организации, а также на ее действия по продвижению после кризисов.Хотя бренд может принять меры для разрешения ситуации, восстановить свою репутацию после одного из таких событий крайне сложно.

Все эти типы кризисов являются примерами ситуационных кризисов, поскольку все они являются неожиданными событиями, которые находятся вне контроля бизнеса. Важно знать, как в целом может выглядеть ситуационный кризис, чтобы вы могли быстро и адекватно отреагировать на него.

Что такое ситуационный кризис?

Ситуационный кризис – негативное событие, подвергающее риску компанию и ее заинтересованные стороны.Кризис жертвы, случайный и предотвратимый кризисы — все это типы ситуационных кризисов. Обоснованный ситуационный кризис должен представлять угрозу для бизнеса, должен быть неожиданным и должен вынуждать компанию к быстрому принятию решения. Это также может представлять репутационный риск.

Что вызывает ситуационный кризис?

Ситуационный кризис вызван неожиданным событием, которое полностью находится вне контроля бизнеса и заставляет его действовать быстро. Они могут быть вызваны целым рядом причин, включая экстремальные погодные явления, проблемы в цепочке поставок, дефектную продукцию, а также падение или увеличение спроса.

Организация также может непреднамеренно вызвать собственный ситуационный кризис действиями сотрудника или руководства. Примером может служить неправомерно обработанная жалоба клиента в социальных сетях или на других публичных форумах, которая наносит ущерб репутации компании.

Ситуационный кризис Пример

Фрито-лей

В 2021 году некоторые покупатели обнаружили, что их любимые соленые закуски были в дефиците на полках продуктовых магазинов или полностью отсутствовали.Frito-Lay столкнулась с дефицитом из-за проблем с цепочкой поставок, вызванных COVID-19, которые заставили их «временно приостановить производство некоторых товаров». В это время в компании также произошла забастовка рабочих, что еще больше увеличило нагрузку на производство.

Источник изображения

Быстро распространились слухи о том, что компания прекращает выпуск Flamin’ Hot Cheetos, что вызвало небольшую панику среди поклонников этой закуски. Темы также появлялись на форумах, таких как Reddit, где пользователи поощряли друг друга запасаться своими любимыми предметами.

Компания Frito-Lay заверила клиентов, что не прекращает выпуск Flamin’ Hot Cheetos. И хотя они сократили производство некоторых из своих товаров, они смогли прийти в норму и инвестировать больше ресурсов в производственные площадки в США и нанять дополнительно 15 000 сотрудников, чтобы не отставать от спроса.

ДеваКерл

В начале 2020 года бренд средств по уходу за волосами DevaCurl стал объектом публичного скандала, связанного с сообщениями о том, что люди теряли волосы после использования партий продукции бренда 2018–2019 годов.Кризис начался, когда бывший инфлюенсер DevaCurl опубликовал видео, рассказывающее о своем опыте потери волос.

Скандал быстро набрал обороты. Группа Facebook была создана для оказания поддержки клиентам, потерявшим волосы, и вскоре последовал коллективный иск.

DevaCurl первым ответил, подчеркнув эффективность и безопасность своей продукции. Компания разместила уведомление сообщества, заверяющее клиентов, что она протестировала формулы продуктов. Он не атаковал бывшего влиятельного лица напрямую.Бренд также создал веб-сайт для борьбы с некоторыми претензиями и опасениями, высказанными его бывшими клиентами.

Источник изображения

Однако эта тактика не увенчалась успехом. В начале 2021 года бренду пришлось полностью перезапуститься. Компания изменила формулу почти всех своих продуктов и изменила дизайн упаковки, чтобы отделить новые продукты от их старых версий.

Пример

DevaCurl — кошмарный сценарий для большинства предприятий. Если вы когда-либо оказывались в ситуационном кризисе, вы можете использовать Теорию ситуационного кризисного общения Тимоти Кумб, чтобы создать эффективную стратегию реагирования, которая рассеет проблему, прежде чем вам придется снова начинать с нуля.

Теория ситуационного кризисного общения

Теория ситуационной кризисной коммуникации (SCCT) определяет стратегии реагирования, которые организации могут использовать для преодоления кризиса. Он основан на том, кто несет ответственность за возникновение кризиса, а также на том, насколько серьезна угроза для репутации бизнеса.

SCCT намечает путь для связи в кризисной ситуации, но бизнес по-прежнему определяет, какие действия они предпримут в зависимости от ситуации. SCCT основан не только на понимании организацией кризиса, но и на их предвзятом представлении о том, как заинтересованные стороны будут реагировать на каждый тип реагирования.

Для планирования реагирования заинтересованных сторон существует четыре основных стратегии реагирования на кризис.

1. Стратегия восстановления

Эта стратегия направлена ​​на восстановление отношений с заинтересованными сторонами путем восстановления репутации организации. Это достигается путем принятия на себя ответственности за кризис и принесения извинений или компенсации тем, кого затронул его результат.

Стратегии восстановления после кризиса чаще всего следует использовать в ответ на случайные кризисы, особенно когда организация уже сталкивалась с подобными кризисами и/или приобрела негативную репутацию в прошлом.Стратегии восстановления также следует всегда рассматривать для предотвратимых кризисов, когда отношения с заинтересованными сторонами могут быть необратимо нарушены. Хотя для возрождения отношений может потребоваться больше времени, эти действия станут первым шагом к выздоровлению.

2. Стратегия уменьшения

Эта стратегия направлена ​​на минимизацию объема ответственности, возлагаемой на организацию. Это достигается путем оправдания и оправдания действий компании.

Стратегии уменьшения кризиса чаще всего следует использовать в ответ на кризисы жертв, когда компания не виновата в проблеме.Если его использовать в ответ на случайные кризисы, это может заставить вас выглядеть небрежно или защищаться. Если вы все еще используете его в ответ на случайный кризис, убедитесь, что у вас нет истории кризисов и относительно положительная репутация в отрасли.

В случае небольших кризисов эта стратегия может помочь компаниям свести к минимуму негативные последствия ситуации, избегая при этом ненужной вины.

3. Стратегия отказа

Эта стратегия полностью перекладывает вину с организации.Это достигается путем противостояния обвинителю (обвинителям) за их необоснованные обвинения, утверждению об отсутствии кризиса или обвинению в кризисе другой стороны.

Кризисные стратегии «Отказ» следует использовать в кризисных ситуациях жертвы, когда организация сталкивается с слухами или обвинениями, которые вредны, но не соответствуют действительности. Вместо того, чтобы восстанавливать отношения, лучше сразу же противостоять причине кризиса, чтобы избежать дальнейшей эскалации. Важно помнить, что эта стратегия эффективна только в том случае, если ваш бизнес действительно не виноват в сложившейся ситуации.

4. Стратегия поддержки

Эта стратегия направлена ​​на то, чтобы позиционировать организацию как актив для заинтересованных сторон. Это достигается путем напоминания заинтересованным сторонам о прежних добрых делах организации и похвалы заинтересованным сторонам за их самоотверженность и лояльность. Стратегии поддержки кризиса можно использовать в сочетании с другими основными стратегиями кризиса, особенно когда организация сталкивается с кризисом жертвы.

Хотя прогнозируется, что каждая из этих стратегий будет эффективной в конкретных изложенных кризисах, невозможно точно знать, как заинтересованные стороны — и общественность в целом — отреагируют на выбранный организацией ответ.Поэтому важно подготовиться не только к реакции общества на кризис, но и к его реакции на ваши последующие действия.

Это означает создание плана коммуникации в кризисной ситуации, который защищает вашу репутацию и надлежащим образом решает проблемы общественности. Если вы не знаете, как начать его писать, мы собрали лучшие примеры кризисной коммуникации от реальных брендов.

Вы можете подумать, что все это прекрасно, но как SCCT на самом деле помогает мне написать хороший план коммуникации в кризисной ситуации? Разве я не могу просто адаптировать каждую стратегию кризисной коммуникации к конкретному кризису в данный момент? Это отличные вопросы.Когда вы создаете план коммуникации, Теория коммуникации в кризисных ситуациях поможет вашему бизнесу во многих отношениях.

Как использовать теорию ситуационного кризисного общения

Как вы используете SCCT для создания полномасштабного процесса антикризисного управления в вашем бизнесе? Если у вас есть группа кризисного реагирования, возможно, у вас уже есть процесс. Но если ваш бизнес небольшой, возможно, вы еще не разработали план.

К сожалению, многие предприятия не готовы к кризису.Неформальный опрос руководителей LinkedIn, опрошенный специалистом по связям с общественностью Филадельфии Родом Хьюзом, показал, что 67% респондентов указали, что у них нет плана кризисных коммуникаций. Опрос, проведенный PR Newswire, показал несколько лучшие результаты: 62% компаний заявили, что у них есть план, но не уверены, как часто он обновляется.

SCCT может помочь вам разработать план действий в условиях кризисной ситуации. Несмотря ни на что, старайтесь двигаться быстро; если кризис ускользает от вас, может быть слишком поздно возмещать нанесенный ущерб.

1. Определите тип кризиса, с которым вы столкнулись.

Прежде чем публично ответить в социальных сетях, опубликовать уведомление на своем веб-сайте или отправить пресс-релиз, выясните, с каким типом кризиса вы столкнулись. Помните, три типа:

  • Кризис жертвы : Кризис жертвы возникает, когда ваш бизнес не играет никакой роли в кризисе и не виноват.
  • Случайный кризис : Случайный кризис возникает, когда ваш бизнес виноват в кризисе, но это произошло из-за непреднамеренной ошибки.
  • Предотвратимый кризис : Предотвратимый кризис возникает, когда бизнес предпринял целенаправленные действия, которые привели к негативным последствиям.

Существует множество других кризисов, с которыми может столкнуться ваш бизнес. Знание типа кризиса, с которым вы столкнулись, определит стратегию коммуникации с общественностью, которую вы будете использовать позже. В некоторых случаях вам может вообще не понадобиться общаться с общественностью. Например, если вы находитесь в разгар природного кризиса, вам, скорее всего, не нужно будет отправлять пресс-релиз, чтобы защитить свою репутацию.

2. Выберите стратегию внутренней кризисной коммуникации.

То, что вы говорите своим заинтересованным сторонам, не обязательно должно совпадать с тем, что вы говорите публике. Будьте максимально честны с сотрудниками, вовлеченными в кризис; или, если кризис касается всей компании, свяжитесь со всеми в вашем бизнесе, чтобы сообщить им, что произошло.

Настало время внести ясность. Излишняя осторожность может иметь неприятные последствия и сделать вас менее заслуживающим доверия. Хотя сообщение, которое вы отправляете своим сотрудникам, не будет достоянием общественности, вы все равно можете использовать SCCT.Например, если вы выберете стратегию перестройки внутренней коммуникации, вы сможете признать перед заинтересованными сторонами, что вы были виноваты, но что рабочие места у всех в безопасности.

3. Определите свою цель по ту сторону кризиса.

Реагируя на кризис, важно определить цель того, как будет выглядеть ваш бизнес после его окончания. Слишком легко перейти в режим устранения повреждений и забыть, что ваш бизнес может и будет успешно выходить из этого кризиса.

Ваша цель напрямую повлияет на стратегию SCCT, которую вы выберете позже.

Ваша цель — удержать как можно больше клиентов? Это для защиты вашей общественной репутации? Чтобы восстановить доверие к вашему бренду? Хотя они не исключают друг друга, сосредоточение внимания на одной цели поможет вам эффективно реагировать и получить желаемый результат.

Если бы DevaCurl стремилась восстановить доверие к бренду, немедленно изменив формулу всех своих продуктов, она, вероятно, могла бы избежать коллективного иска.Это один из примеров, который показывает, почему важно иметь цель.

4. Решите, кому вам нужно публично ответить.

Теперь пришло время решить, на какие группы вам нужно ответить. Это ваши нынешние клиенты? Это широкая публика? Или это только ваши сотрудники? Например, если ваш бизнес стал жертвой стихийного бедствия и все имущество было потеряно в результате наводнения, вы должны сначала сообщить своим сотрудникам, а затем извиниться перед своими клиентами за возможные перебои в обслуживании.

Однако, если возникла проблема с продуктом, вы захотите ответить публично, потому что проблема затрагивает как текущих, так и потенциальных клиентов.

5. Выберите от 2 до 3 доверенных советников для выбора стратегии реагирования.

Теперь пришло время выбрать стратегию реагирования, описанную SCCT. Но не делайте этого в одиночку: соберите несколько доверенных консультантов, чтобы выбрать стратегию реагирования и провести мозговой штурм возможных формулировок.

Доверенными консультантами могут быть все, чью информацию вы считаете ценной, но, если возможно, постарайтесь привлечь внештатного специалиста по кризисным коммуникациям, адвоката и заинтересованное лицо, например, члена совета директоров.

Объедините все свои усилия, чтобы выбрать стратегию SCCT:

  • Стратегия восстановления : Возьмите на себя ответственность за кризис и предложите компенсацию.
  • Стратегия уменьшения : Минимизируйте свою ответственность за кризис и оправдайте компанию.
  • Запретить Стратегия : Переложить вину с компании на сторону, которая, по вашему мнению, несет ответственность за кризис.
  • Стратегия поддержки : подчеркните превосходный послужной список компании, чтобы позиционировать себя как актив.

6. Отправьте электронное письмо всем своим клиентам.

Теперь, когда у вас есть коммуникационная стратегия, пришло время сначала отправить уведомление вашим текущим клиентам. Вы не хотите, чтобы они узнали, прочитав новостную статью о скандале или кризисе.

Если применимо, предложите компенсацию, если они столкнулись с проблемой в результате кризиса. Не забудьте добавить индивидуальный подход, включив способ напрямую связаться с вашей командой и получить ответы на их вопросы, если это необходимо.

7. Распространите пресс-релиз или публичное заявление.

Ваши сотрудники и клиенты знают о кризисе. Теперь пришло время написать пресс-релиз и распространить его среди общественности.

В вашем пресс-релизе укажите:

  • Краткое изложение того, что произошло
  • Причина кризиса — если вы еще не знаете, скажите, что сейчас изучаете проблему
  • Шаги, которые вы предпринимаете для разрешения кризиса
  • Как изменится ваша компания в будущем

Если вы не знаете, как приступить к написанию пресс-релиза, вы можете использовать шаблон кризисного сообщения.

Загрузите бесплатные шаблоны кризисных сообщений здесь .

Как SCCT помогает вашему бизнесу

SCCT может сэкономить ваше время и нервы, обеспечив более плавное реагирование на кризис, когда и если ваш бизнес сталкивается с кризисом. В дополнение к краткосрочному ответу ниже приведены несколько примеров долгосрочных преимуществ, которые SCCT может предоставить вашей компании.

1. Это поможет вам попрактиковаться и заранее подготовиться к кризисам.

Как бы вы нервничали, если бы пришли на большое, важное собеседование совершенно неподготовленным? Вы не изучали организацию и не практиковались в вопросах интервью, и вы понятия не имеете, кто у вас берет интервью.Я предполагаю, что вы будете очень нервничать и не сможете выступить в меру своих возможностей.

То же самое касается кризисного реагирования. Вы никогда не захотите идти в кризис вслепую, не подготовившись к нему. Вот почему так важно проводить ролевые игры с вашей командой на примерах тематических исследований. Все в вашей команде по кризисным коммуникациям должны быть в курсе того, как немедленно справляться с негативными событиями, которые влияют на вашу организацию.

2. Снижает вероятность того, что вы будете паниковать, когда возникнет неожиданный кризис.

Легко запаниковать, столкнувшись с серьезным кризисом. Ваши нервы дают о себе знать, вы чувствуете себя обескураженными резкими комментариями в социальных сетях, и давление ударяет вам в голову. Обычно это путь к катастрофе, результатом которой является незапланированная реакция в последнюю минуту, которая усугубляет ситуацию.

Когда у вас есть кризисные стратегии, разработанные SCCT, вам не нужно придумывать правильный ответ на кризис с нуля. Скорее, вы можете сослаться на свои существующие стратегии SCCT, чтобы составить план действий на случай неожиданного кризиса.

3. Это поможет вам классифицировать каждый кризис, облегчая его преодоление.

SCCT позволяет разделить ваш кризис на три типа: жертва, несчастный случай или предотвратимый. Даже если у вас нет конкретного плана для текущей ситуации, эта категоризация дает вам основу для работы. Наличие этой отправной точки заставит вас почувствовать, что вы принимаете меры для разрешения своего кризиса, а не ждете и задаетесь вопросом, что делать дальше.

4. Напоминает вам, что общественное мнение должно быть в приоритете.

Жизненно важно, чтобы компания не ставила в приоритет свои собственные потребности при реагировании на кризис. Как и в любом организационном действии, основное внимание уделяется успеху клиента, а не организации.

Возможно, вы считаете, что лучший способ отреагировать на кризис — это немедленно отвергнуть обвинения и защитить репутацию вашей организации. Однако что ваши заинтересованные стороны хотят услышать? Что заставит их снова доверять вам? Иногда это означает отложить в сторону свою гордость и взять на себя ответственность за свои действия в надежде, что ваша честность вернет их лояльность.

Используйте теорию ситуационного кризисного общения, чтобы построить лучший бизнес.

При наличии стратегии кризисного управления она может подавить чувство паники. Часто именно то, как организация справляется с кризисом, а не сам кризис, определяет ее репутацию в будущем.

То, как вы справляетесь с кризисом, может многое сказать о вас и вашем бизнесе. Применяя SCCT к процессу антикризисного управления, вы можете гарантировать, что ваша репутация останется неизменной во время кризиса и после него.Таким образом, ваш бизнес не понесет никаких убытков — более того, он может оказаться даже лучше с другой стороны.

Примечание редактора: этот пост был первоначально опубликован в марте 2019 года и обновлен для полноты картины.

Как вы создаете (и используете) ситуационную разведку?

 

Доктор Роберт С. Чандлер недавно описал разницу между ситуационной осведомленностью и ситуационным интеллектом. Ситуационная осведомленность фокусируется на сборе информации из «традиционных или формальных каналов информации».”  Это могут быть новости, городские или корпоративные сообщения, радио или видео и т. д. В первую очередь это «пассивные» источники. Ситуационная разведка, с другой стороны, представляет собой скорее «динамический процесс сбора информации (входные данные), интерпретации данных (понимание) и информирования других/запроса обратной связи (взаимодействие) — сочетание ситуационной разведки и социальной разведки». Он привлекает людей, которые близки к ситуации, и предполагает двустороннее общение. Это не только черчение из пассивных источников, но и активное общение с теми, кто вовлечен.

 

Если вы посмотрите на сетевой эффект Эвербриджа, одна организация может собирать информацию от других организаций, чтобы повысить их уровень разведки о событии. Например, корпорация или школа могут получать немедленные данные о пандемии гриппа. Эта информация, полученная в начале пандемии, может повлиять на общение, подготовку и действия корпорации и школы.

 

Точно так же, используя такой инструмент, как интеграция Everbridge с Zapier, одно уведомление может быть отправлено в Facebook, Twitter и на веб-страницу менее чем за минуту.Доверенный сотрудник службы экстренного реагирования, использующий Mobile Member, может даже сейчас инициировать сообщение получателям и социальным сетям, находясь на месте происшествия, — и все это с помощью одного уведомления.

 

Однако, чтобы быть действительно готовым использовать ситуационную разведку с помощью социальных сетей, что еще требуется? Сержант Мэтью Саймонс, координатор по социальным сетям города Ньюберипорт, Массачусетс, недавно определил три отправных точки.

 

  • Сначала вам нужна поддержка со стороны глав агентств или руководства вашей организации для разработки программы.Они должны понимать ценность социальных сетей и ситуационной разведки.
  • Во-вторых, должна быть установлена ​​политика в отношении социальных сетей, в которой излагаются правила, контент, поведение и ограничения на личное использование. Использование этих элементов для обучения и авторизации отправителей сообщений.
  • В-третьих, должна быть стратегия для социальных сетей. Почему вы используете социальные сети? Какие социальные сети будут соответствовать вашим целям? Полицейское управление может использовать его, чтобы помочь своим сообществам узнать о текущих тенденциях и методах преступности, которые могут помочь гражданам чувствовать себя в большей безопасности.Корпорация может использовать его, чтобы держать своих сотрудников в курсе событий во время PR-кризиса или строить отношения со своими клиентами.

 

Этот простой Обзор стратегии социальных сетей предоставляет соответствующее понимание этого, касающееся важности использования социальных сетей «Что, Кто, Цель, Частота, Тип сообщения и Пример сообщения» для создания ситуационной разведки.

 

Чтобы узнать больше об этом важном аспекте создания ситуационной разведки, присоединяйтесь к вебинару на следующей неделе: Создание ситуационной разведки: использование информации для принятия лучших решений, часть 2.

0 comments on “Ситуативное общение: Ситуативно-личностное общение это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.