Внешняя политика ссср в годы войны: Внешняя политика СССР в годы Великой Отечественной войны

Внешняя политика СССР в годы Великой Отечественной войны

В первые месяцы Великой Отечественной войны начала активно складываться антигитлеровская коалиция в составе СССР, Великобритании и позднее США. Это были ее главные участники, к которым присоединялись и другие страны. Коалиция была основана на общей идее борьбы против фашизма, сохранении суверенитета и независимости своих государств. Западные демократии, несмотря на ненависть к советскому строю, понимали необходимость сотрудничества с СССР.

Таким образом, совершенно различные общественно-политические системы пошли на сближение перед лицом общей опасности.

Каждая из сторон преследовала свои собственные политические цели. Это обусловливало сложный и противоречивый характер их сотрудничества. Советский Союз стремился выйти из международной изоляции и был готов принять помощь западных стран для отражения гитлеровской агрессии. Запад намеревался максимально использовать людской потенциал Советского Союза для достижения победы.

Поэтому вопрос об открытии Второго фронта, т. с. непосредственного участия Великобритании и США в широкомасштабных боевых операциях против Германии на центральном европейском направлении (во Франции и Бельгии) стал главным предметом переговоров между союзниками.

Московская конференция

Осенью 1941 г. состоялась московская конференция союзников. СССР, Англия и США рассмотрели план экономических поставок в СССР. В 1941—1942 гг. Советское правительство заключило соглашения с Чехословакией, Польшей, Югославией, Францией (их эмигрантскими правительствами в Лондоне) о совместной борьбе против фашистского блока и будущих контурах послевоенного переустройства Европы.

1 января 1942 г. 26 государств мира подписали Декларацию объединенных наций. Это означало создание коалиции во главе с СССР, Великобританией и США против германского блока. Однако вопрос об открытии Второго фронта в 1941—1942 гг., несмотря на дипломатические усилия СССР, не был решен. Союзники Советского Союза предпочитали действовать на периферийных направлениях Второй мировой войны, укрепляя свои позиции на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Тихоокеанском регионе. Высадка англо-американских войск в Северной Франции по-прежнему откладывалась.

Тегеранская конференция

В конце 1943 г. состоялась первая встреча трех руководителей ведущих держав антигитлеровской коалиции (И. В. Сталин, У. Черчилль, Ф. Рузвельт) — Тегеранская конференция. Условия заключенных соглашений во многом диктовались крупными военными успехами СССР летом — осенью 1943 г. США и Великобритания дали обещание открыть Второй фронт в Северной Франции не позднее мая 1944 г.

Обсуждались некоторые вопросы послевоенного устройства Европы. Союзники приняли решение о передаче СССР части Восточной Пруссии (ныне — Калининградская область Российской Федерации). Договорились о восстановлении независимой Польши в границах 1918 г. Важное стратегическое положение Польши непосредственно на границе СССР вызывало постоянное обсуждение вопроса о ее будущей судьбе.

Австрия и Венгрия после окончания войны провозглашались независимыми и свободными государствами. Союзники признали присоединение Прибалтики к СССР, предав ее народы из-за своих собственных интересов. Решение вопроса о будущем устройстве Германии было отложено.

В обмен на эти уступки СССР согласился оказать помощь США на Дальнем Востоке и объявить войну Японии не позднее чем через 3 месяца после окончания военных действий в Европе.

Выполняя постановления Тегеранской конференции и в условиях мощного, решающего наступления Красной Армии на Восточном фронте (с выходом на Балканы и страны Восточной Европы), 6 июня 1944 г. войска союзников, переправившись через проливы Ла-Манш и Па-де-Кале, высадились в Нормандии (операция «Овер-лорд»). Началось освобождение Франции.

Ялтинская конференция

На завершающем этапе Второй мировой войны, когда победа над Германией не вызывала сомнений, состоялась Ялтинская конференция (февраль 1945 г.). На ней решались вопросы послевоенного устройства Европы.

Германия делилась союзниками на четыре оккупационные зоны: английскую, американскую, советскую и французскую. Требование СССР о немецких репарациях в размере 10 млрд. долларов было признано законным.

Они должны были поступать в форме вывоза товаров и капиталов, использования людской силы. (Это решение Ялтинской конференции не было до конца выполнено. Кроме того, в СССР вывозилась морально и физически устаревшая техника, что помешало модернизации советской экономики.)

На основе решений Ялтинской конференции Советский Союз добился укрепления своих позиций в Польше, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Югославии.

Советский Союз на конференции подтвердил обещание вступить в войну с Японией, за что получил согласие союзников на присоединение к нему Курильских островов и Южного Сахалина.

Было принято решение о создании Организации Объединенных Наций (ООН). Советский Союз получил в ней три места — для РСФСР, Украины и Белоруссии, т. е. тех республик, которые вынесли на себе основную тяжесть войны, понесли наибольшие экономические потери и человеческие жертвы.

Потсдамская конференция

Потсдамская (Берлинская) конференция состоялась 17 июля —2 августа 1945 г. Ее задачей было решение глобальных проблем послевоенного урегулирования. Советскую делегацию возглавлял И. В. Сталин, американскую — Г. Трумэн (новый президент США), английскую — сначала У. Черчилль, потом его преемник на посту премьер-министра К. Эттли.

Участники конференции разработали принципы, нацеленные на осуществление демилитаризации, денацификации и демократизации Германии — план искоренения германского милитаризма и нацизма. Он включал ликвидацию германской военной промышленности, запрещение германской национал-социалистической партии и нацистской пропаганды, наказание военных преступников. Было достигнуто соглашение о репарациях с Германии (на одну треть в пользу Советского Союза).

Конференция рассмотрела ряд территориально-политических вопросов. СССР передавался Кенигсберг (столица Восточной Пруссии). Территория Польши значительно расширялась на западе за счет Германии (польско-германская граница была установлена по рекам Одер — Нейсе).

Были заложены основы для подписания серии мирных договоров, учитывавших геополитические интересы СССР и подтверждавших его границы, сложившиеся в 1939 г.

Решения Потсдама были выполнены лишь частично, так как в конце 1945 г.— начале 1946 г. произошло значительное расхождение бывших союзников. С 1946 г. в международных отношениях началась эра холодной войны — появился так называемый «железный занавес», обостренное противостояние между двумя общественно-политическими системами.

Участие СССР в войне против Японии

В силу достигнутых договоренностей на Тегеранской и Ялтинской конференциях СССР 8 августа 1945 г. объявил войну Японии. К этому времени ее военно-экономический потенциал был серьезно подорван союзниками в районе Тихого океана. Морально-психологическое устрашение произвели атомные бомбардировки США японских городов Хиросимы (6 августа) и Нагасаки (9 августа), которые не имели военно-стратегического смысла. В них погибло более 100 тыс. человек и пострадало около полумиллиона мирных жителей.

Вместе с тем Япония сохраняла еще значительные силы на территории Маньчжурии, Северо-Восточного Китая, на Сахалине и Курильских островах, где развернулись военные действия между нею и СССР. Летом 1945 г. советское командование создало на востоке значительное превосходство в живой силе и технике над японской Квантунской армией. В связи с этим фактически в течение месяца Япония потерпела сокрушительное поражение. Советские войска заняли Маньчжурию, Сахалин, Курильские острова, Северо-Восточный Китай и Корею.

2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту американского линкора «Миссури» представители Японии подписали Акт о безоговорочной капитуляции. Им были созданы условия для демилитаризации Японии. Подписание Японией Акта о капитуляции означало конец Второй мировой войны.

Нюрнбергский процесс. Еще в ходе войны союзники поставили вопрос о необходимости наказания руководителей фашистской Германии, развязавших Вторую мировую войну. Впервые он был провозглашен в декларации Правительства СССР и Польской республики (Лондонское правительство) в декабре 1941 г., закреплен в Московской декларации СССР, США, Великобритании в 1943 г., подтвержден на Ялтинской конференции 1945 г.

В связи с этими решениями после капитуляции Германии в Нюрнберге состоялся суд над руководителями Третьего рейха, прочодивший с декабря 1945 г. по октябрь 1946 г. Он осуществлялся специально созданным Международным военным трибуналом стран-победительниц. Суду были преданы политические и военные руководители фашистской Германии — Геринг, Гесс, Риббентроп, Кальтенбруннер, Кейтель и др. Было предъявлено также обвинение ведущим промышленникам (Шахт, Шпеер, Г. Крупп и др.), сыгравшим видную роль в поддержке фашизма и милитаризации Германии.

Всем им вменялись в вину организация и осуществление заговора против мира и человечности: развязывание тотальной войны, убийство военнопленных и жестокое обращение с ними в концлагерях, разграбление общественной и частной собственности, в целом — совершение тягчайших военных преступлении Обвинение было выдвинуто также против организаций: национал социалистической партии, штурмовых (СА) и охранных (СС) отрядов, службы безопасности (СД), тайной полиции (гестапо). На суде были рассмотрены письменные свидетельские показания и тысячи документальных доказательств о злодеяниях фашистов.

В начале октября 1946 г. был оглашен приговор. Фактически все подсудимые были признаны виновными в осуществлении заговора для подготовки и ведения агрессивных войн, в преступной агрессии против Австрии. Чехословакии, Польши, Дании, Норвегии, Бельгии, Югославии, Греции, СССР и ряда других стран. Главные виновники были приговорены к смертной казни, остальные — к пожизненному заключению. Трибунал признал преступными организациями СС, гестапо, СД и руководящий состав нацистской партии.

Нюрнбергский процесс — первый в мировой истории суд, признавший агрессию тягчайшим уголовным преступлением, наказавший как уголовных преступников государственных деятелей, виновных в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн. Принципы закрепленные Международным трибуналом и выраженные в приговоре были подтверждены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1946 г.

что об этом нужно знать


Валентин Жаронкин.
Приказано выжить.
О предвоенной внешней политике СССР

Трудный вопрос № 13 сформулирован в историко-культурном стандарте так: «Оценка внешней политики СССР накануне и в годы Второй мировой войны».

Этот трудный вопрос весьма обширен – как в плане фактологии событий, так и по причине обилия разнообразных трактовок. Самая трудная часть проблемы связана с предвоенными событиями – сегодня, в отличие от конца 1980-х годов, сложность здесь состоит не в недоступности документов (их как раз опубликовано много, и механизмы внешнеполитических решений стали значительно понятнее специалистам), а в нагромождении мифов и их политизации.

Классический тому пример – постановление Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года». Там утверждалось, что секретные протоколы к договору от 23 августа 1939 года являлись не только «отходом от ленинских принципов советской внешней политики», но и «были использованы Сталиным и его окружением для предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства». Более того, постановление безапелляционно констатировало, что попытка «отвести от СССР угрозу надвигавшейся войны» якобы «не была достигнута, а просчёты, связанные с наличием обязательств Германии перед СССР, усугубили последствия вероломной нацистской агрессии». Документ объявил «секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания».

Современная историческая наука, как правило, оценивает предвоенную внешнюю политику Советского Союза с иных, более прагматичных позиций, которые уже во второй половине 2000-х годов постепенно стали вытеснять изложенную выше «перестроечную» риторику из школьного преподавания.

Основные черты современного взгляда на проблему таковы. В межвоенные годы советское руководство постепенно отказывается от проводившегося им ещё с 1917 года курса на мировую революцию. Сначала во внутренней политике уже в 1924 году появляется установка на «построение социализма в одной, отдельно взятой стране», затем с 1933 года СССР добивался создания системы коллективной безопасности. В предвоенные и военные годы лозунг мировой революции был снят окончательно. Если в марте 1939 года, на XVIII съезде ВКП(б), эта идея ещё сквозит в ряде выступлений, то в мае 1943-го по указанию И.В. Сталина распускается Коммунистический Интернационал (Коминтерн, III Интернационал) – этот «штаб мировой революции».

Когда же на завершающем этапе войны в Польше, Болгарии а затем и в других странах Восточной Европы и Азии к власти пришли просоветские правительства «народной демократии», этот процесс преследовал не столько идеологические, сколько государственные, геополитические цели: превратить эти стратегически важные страны в дружественные Советскому Союзу. Не менее важно и то, что включение освобождённых Красной армией территорий Восточной Европы в сферу влияния СССР было согласовано с союзниками по антигитлеровской коалиции на конференциях «Большой тройки» в Тегеране (1943), Ялте и Потсдаме (1945).

В соответствии с этими тенденциями внешняя политика СССР накануне и с началом Второй мировой войны всё в большей и большей степени переориентировалась на обеспечение государственных интересов страны. Ярким проявлением этого стало заключение 23 августа 1939 г. советско-германского договора о ненападении («пакта Риббентропа – Молотова»), а точнее, подписание секретных приложений к нему («секретных протоколов»). 

Этими приложениями предусматривалось «государственно-политическое переустройство» в ближайшем будущем части Восточной и Северной Европы – Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии. При этом к «сфере интересов Германии» по договору 23 августа была отнесена лишь примерно половина тогдашней Польши и Литва, а к «сфере интересов СССР» – восточная часть  Польши (Западная Украина, Западная Белоруссия и этнические польские земли до рек Сан на юго-западе, Висла на западе и Писса, Нарев и Западный Буг (в его нижнем течении) на северо-западе), Латвия, Эстония и Финляндия. Но уже через месяц согласно заключённому 28 сентября 1939 г. договору о дружбе и границе между СССР и Германией Литва была передана в «сферу интересов СССР», а польские и украинские земли к западу от рек Западный Буг и к северу от (примерно) линии Сокаль–Ярослав – в «сферу интересов Германии».

Реализуя эти договоренности с Германией, осенью 1939 – летом 1940 года СССР значительно расширил свою территорию на западе.

Во второй половине сентября 1939 года СССР взял под свой контроль территории Западной Белоруссии (с прилегавшим к ней этническим польским районом между Белостоком на востоке и Ломжей на западе) и почти всю Западную Украину (за исключением Холмщины и части Подляшья на западном берегу Западного Буга и Лемковщины в Прикарпатье).

Проведя 30 ноября 1939 – 13 марта 1940 года войну с Финляндией («зимнюю войну»), СССР – хоть и не смог присоединить всю Финляндию (а равно привести в ней к власти коммунистическое правительство Отто Куусинена) – включил в свой состав стратегически важные территории –  Карельский перешеек, часть Приладожской, Средней и Северной Карелии, а также цепочку островов в Финском заливе к западу от военно-морской базы Кронштадт.

Исходя из государственных интересов СССР, был решён и прибалтийский вопрос. В октябре 1939 года правительства Литвы, Латвии и Эстонии заключили с СССР договоры о взаимной помощи, по которым на территории всех трёх стран были введены крупные контингенты советских войск (а Литва ещё и получила Вильнюс, входивший в состав межвоенной Польши). Затем, в июне 1940-го СССР заставил все три страны сформировать новые правительства (из просоветски настроенных деятелей) и допустить на свою территорию дополнительные силы Красной армии. Сформированные по указке эмиссаров  Сталина правительства организовали досрочные выборы в парламенты, а вновь избранные парламенты попросили принять их страны в состав СССР. Это и было сделано в начале августа 1940 года, когда были образованы Латвийская, Литовская и Эстонская ССР.

Таким образом, для Советского Союза реализация «секретных протоколов» позволяла оттянуть время начала войны и существенно улучшить  стратегическое положение. Западная граница СССР была отодвинута на 350 – 400 км (не будь этого, при прочих равных условиях немцы летом 1941 года в своём первом броске на западном направлении достигли бы не Смоленска, а Москвы или её ближайших окрестностей).

Присоединение Прибалтики дало Советскому Союзу ряд новых военно-морских баз на Балтике, в том числе в незамерзающей части Балтийского моря. Это (а также присоединение Карельского перешейка, островов в Финском заливе и аренда у Финляндии военно-морской базы Ханко) резко расширило операционную зону советского Балтийского флота и облегчало в случае войны с Германией воздействие на морские коммуникации, по которым гитлеровцы получали из Швеции остро необходимую им железную руду.

В государственных интересах СССР было также осуществлённое в последних числах июня 1940 года возвращение аннексированной румынами у России в 1918 году Бессарабии и присоединение населённой украинцами Северной Буковины (в результате последнего стратегически важная железная дорога Одесса – Львов стала проходить целиком по советской территории).

Вторая часть трудного вопроса – о внешней политике СССР в 1941-1945 годах – политизации в исторических исследованиях обычно подвергается куда меньше. Взятый в предвоенные годы курс на приоритет государственных интересов соблюдался неукоснительно, а победы Красной армии сопровождались успехами и на дипломатическом фронте (главными из них были создание антигитлеровской коалиции и результативное сотрудничество крупнейших мировых держав – СССР, США и Великобритании). На этой основе советская внешняя политика добилась признания Западом новых сфер влияния и большинства западных границ СССР, в том числе и самой проблемной, советско-польской, и обеспечила – в обмен на вступление в войну против Японии – согласие Вашингтона и Лондона на возвращение Советскому Союзу потерянного в 1905 года Южного Сахалина и передачу СССР Курильских островов (что резко усиливало позиции СССР в северной части Тихого океана).

Таким образом, курс на отстаивание государственных интересов СССР, проводимый Сталиным и занимавшим с 1939 года пост наркома иностранных дел В.М. Молотовым, при всех сложностях и издержках привёл к реальным результатам и значительному росту международного авторитета страны, что выразилось и в создании в 1945-м году ООН, и в частности в предоставлении Советскому Союзу статуса постоянного члена Совета Безопасности, что имеет большое значение для международных позиций страны и в наше время.

Литература

  1. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т. I-VI. М., 1984.
  2. Пе­ре­пис­ка Пред­се­да­те­ля Со­ве­та Ми­ни­ст­ров СССР с пре­зи­ден­та­ми США и пре­мьер-ми­ни­ст­ра­ми Ве­ли­ко­бри­та­нии во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны 1941–1945 гг. Т. 1–2. М., 1989.
  3. Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. М., 1992.
  4. СССР-Германия. 1933-1941. Вестник Архива Президента РФ. М., 2009.
  5. Ялта-1945. Начертания нового мира. Документы и фотографии из личного архива Сталина. М., 2010.
  6. Польша в ХХ веке. М., 2012.
  7. Печатнов В. О., Магадеев И. Э. Переписка И. В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем в годы Великой Отечественной Войны: документальное исследование. Т. 1-2. М., 2015.
  8. Никонов В.А. Молотов: Наше дело правое. Кн. 2. М., 2016.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Том 8. Внешняя политика и дипломатия Советского Союза в годы войны

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Том 8. Внешняя политика и дипломатия Советского Союза в годы войны

Авторы: *Наринский Михаил Матвеевич, *Ревякин Александр Васильевич, Борисов Александр Юрьевич, Васильева Наталья Юрьевна, Воротников Владислав Владиславович, Магадеев Искандэр Эдуардович, Мальгин Артем Владимирович, Монин Сергей Михайлович, Обичкина Евгения Олеговна, Панов Александр Николаевич, Печатнов Владимир Олегович, Сидоров Андрей Юрьевич

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Том 8. Внешняя политика и дипломатия Советского Союза в годы войны / М.М.Наринский (рук-ль авторского коллектива), А.Ю.Борисов, В.И.Бойко, Т.Н.Вадковская, Н.Ю.Васильева, В.И.Винокуров, В.В.Воротников, Т.А.Закаурцева, В.П.Зимонин, А.А.Кошкин, И.Э.Магадеев, А.В.Мальгин, С.М.Монин, А.Ф.Носкова, Е.О.Обичкина, А.Н.Панов, В.О.Печатнов, А.В.Ревякин, О.А.Ржешевский, А.Ю.Сидоров, А.А.Чурилин, С.В.Шилов. — М: Кучково поле, 2014. —

Восьмой том посвящен советской внешней политике и дипломатии в годы войны. Показан их вклад в достижение победы над блоком фашистских агрессоров. Проанализированы основные направления внешнеполитической деятельности СССР во время Великой отечественной войны: формирование и укрепление антигитлеровской коалиции, развитие отношений с нейтральными государствами, усилия по разложению блока агрессоров. Большое внимание уделено рассмотрению конкретных акций СССР в сфере международной политики и дипломатии.

Внутренняя и внешняя политика в годы ВОВ

Внутренняя политика советского государства

В первые дни война Сталин понял, что поражения Красной Армии могут серьезно подорвать его авторитет. Следовательно, необходимо срочно найти виновников происшедшего. Уже 30 июня 1941 года по приказу И. Сталина были отстранены от должности и преданы суду командующий Западным фронтом генерал армии Д. Павлов, ряд других высших офицеров фронта. Все они были расстреляны. 16 августа 1941 года И. Сталин подписал знаменитый приказ № 270. В соответствии с ним все попавшие в плен красноармейцы и командиры объявлялись изменниками Родины, виновниками поражений.

Поиск неблагонадежных начался среди народов СССР. Первой жертвой стали советские граждане немецкой национальности. Принцип был прост – раз немец, значит потенциальный враг. И, начиная с августа 1941 года, вглубь страны потянулись эшелоны с десятками тысяч людей немецкой национальности.

Под бомбежками и артобстрелами началась перестройка народного хозяйства на военные рельсы. И уже через несколько недель после начала войны на потребности фронта работали практически все предприятия тыла. Из тех районов, которым угрожала опасность быть захваченными врагом, началась эвакуация на восток. В тыл отправлялись научные учреждения, учебные заведения, театры, редакции газет и журналов, тысячи рабочих и специалистов, члены их семей.

Эвакуированные предприятия при помощи местных органов власти Урала, Сибири, Казахстана и Средней Азии быстро вводились в действие. Большая часть их начала давать продукцию уже зимой 1941 года. А к середине 1942 года перестройка хозяйства на военный лад была полностью завершена. Благодаря принятым мерам, было приостановлено падение промышленного производства, и начался его постепенный рост. Это стало залогом будущей победы над Германией.

Замечание 1

Неимоверные усилия прилагались руководством СССР для развертывания вооруженных сил, технического переоснащения армии новыми видами военной техники, увеличения подготовки военных кадров, организации на оккупированной территории партизанского и подпольно-патриотического движения.

Готовые работы на аналогичную тему

Нельзя не отметить высокий уровень работы проделанной идеологическими службами СССР. Главным в ней стало разъяснение всем советским людям справедливого, освободительного характера Великой Отечественной войны, воспитания их в духе патриотизма, дружбы народов, священной ненависти к фашистским захватчикам, вселение уверенности в грядущей победе. Добиваясь этого, советское руководство привело в действие все рычаги духовного воздействия на трудящихся, личный состав армии и флота – пропаганду и устную агитацию, средства массовой информации, литературу и искусство.

Важнейшим средством массово-политической работы являлись сообщения Советского информационного бюро (Совинформбюро), созданного 24 июня 1941 года. Его деятельность навсегда связана с именем диктора Юрия Левитана, чей необыкновенный голос даже в самые тяжелые дни, переживаемые страной, спокойно оповещал советских людей о событиях на фронте и в тылу, давал надежду на победу.

Внешняя политика СССР в годы Отечественной войны

Замечание 2

Активное сопротивление Советских войск агрессору способствовало созданию антигитлеровской коалиции, ведущую роль в которой сыграли СССР, США и Великобритания. От ноября 1941 года США начало поставки в СССР по ленд-лизу вооружения, продовольствия, обмундирования. Были достигнуты принципиальные договоренности относительно открытия второго фронта в Европе.

28 ноября – 1 декабря 1943 года произошла Тегеранская конференция глав правительств СССР, США и Англии. Конференция (операция «Эврика») проходила в здании советского посольства. Впервые за годы Второй мировой войны собрались вместе руководители трех союзных держав: И.В. Сталин, Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль.

Наступление Советской Армии в Европе поставило союзников перед перспективой расширения советского влияния в европейских государствах в послевоенный период. Поэтому ими были предприняты решительные шаги по установлению своего контроля над европейским континентом.

6 июня 1944 г. началась операция «Оверлорд» высадка союзников в Нормандии на севере Франции. Поскольку основные силы Германии были отвлечены тяжелыми боями на Восточном фронте, операция прошла успешно, немцы под давлением превосходящих сил союзников начали отступать из Северной Франции. 15 августа 1944 г. возле Марселя, на юге Франции, были высажены еще две армии: американская и французская.

4- 11 февраля в Крыму (Ялта) проходила Крымская конференция глав правительств СССР, США и Великобритании. Союзники определили военные планы «окончательного разгрома общего врага», определили послевоенное разделение Германии и контроль над ней, а также обсудили вопросы репарации с Германии. В Ялте было принято решение об учреждении Организации Объединенных Наций (ООН). Были приняты «Декларация об освобожденной Европе», декларации «О Польше», «О Югославии», рассмотрен вопрос о главных военных преступниках. Было решено, что СССР вступит в войну против Японии

«…через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе».

Советскому Союзу официально возвращалась южная часть о. Сахалин и всех прилегающих к ней островов и («Соглашение трех Великих Держав по вопросам Дальнего Востока») передавались Курильские острова. 11 февраля 1945 г. соглашение подписали Сталин, Рузвельт и Черчилль.

11 февраля в Ялте состоялось подписание «Соглашений между союзными государствами по делам военнопленных и гражданских лиц этих государств». Соглашение между СССР и Великобританией подписали Молотов и Иден, между СССР и США – генерал-лейтенант Грызлов и генерал Дин. Соглашения распространялись, в части СССР, только на лиц, имевших советское гражданство. В нарушение соглашения, англичане передали советской стороне людей, не имевших советского гражданства и эмигрировавших во время и после Гражданской войны 1917-1920 гг. (русские генералы П.П. Краснов, А.Г. Шкуро и др.).

Решение принял министр иностранных дел Великобритании А. Иден, считавший неразумным «раздражать» Сталина. Обманным путем англичане передали службам СМЕРШа в Австрии 35 тыс. казаков и кавказцев, большей частью гражданских лиц (1 июня 1945 г.).

Внешняя политика СССР в годы Великой Отечественной войны

Описание: в статье рассказывается о внешней политике СССР, основных направлениях, особенностях и этапах.

Вторая мировая война на европейском континенте началась в условиях недоверия между СССР и блоком западных стран, во главе которого оказались Англия и Франция. Нежелание отступать от привычных ориентиров глав внешнеполитических ведомств этих стран привело к провалу переговорного процесса в Москве летом 1939 года. Заключенный с Германией пакт, определил приоритеты внешней политики советского правительства на ближайшие годы. Стремительное развитие событий, капитуляция Франции и появление новых германских сателлитов у границ СССР вынудило бывших непримиримых идеологических врагов вновь искать политический компромисс. Понимание необходимости объединить усилия для борьбы с фашизмом ускорило этот процесс после нападения на СССР.

Начало сотрудничества трех держав


Активная деятельность внешнеполитического ведомства во главе с В. М. Молотовым по подготовке переговоров началась уже летом 1941 года. Усилия дипломатов и военных были направлены на решение вопроса об открытии второго фронта и экономической помощи. Подписание 12 июля договоренностей о начале сотрудничества с Англией подтвердили необходимость политического соглашения между странами. Совместные военные демарши СССР и Англии позволили скоординировать совместные действия в Заполярье. В свою очередь, несмотря на обещания американской стороны о готовности оказать помощь, потребовались переговоры и обмен визитами, чтобы дело о поставках сдвинулось. После визита Г. Гопкинса в Москву и личной беседы с И.В. Сталиным 30 июля, в начале августа было заявлено о продлении еще на год торгового соглашения. В то же время в США находилась советская военная миссия, главной задачей, которой было решение вопроса о поставках, в ходе работы состоялась встреча с президентом Ф. Рузвельтом. В сентябре в Лондоне прошла межсоюзническая конференция, где главы государств поддержавших борьбу с фашизмом обсудили основные положения Атлантической хартии, подписанной 14 августа. В конце сентября началась работа Московской конференции, на которой обсуждались вопросы сотрудничества СССР, Великобритании, США, советскую делегацию возглавил В.М. Молотов. По итогам конференции был подписан секретный протокол о поставках, действовавший до июня 1942 г. В октябре были доставлены первые грузы, а в ноябре 1941 г. согласно договоренностям США на высшем уровне объявили о применении к Советскому Союзу правовых норм ленд-лиза и предоставлении беспроцентного займа.

Южное направление


Одним из важных направлений советской дипломатии стало сотрудничество с Великобританией на Ближнем Востоке. Многие государства этого региона, заявив о своем нейтралитете, в то же время продолжали поддерживать агрессию фашистской Германии. Прочные экономические связи, созданные на протяжении предвоенных десятилетий, постепенно начали втягивать правительства стран Ближнего Востока в военные планы Гитлера. В середине июня 1941 г. был подписан дружественный договор о ненападении между Турцией и Германией согласно, которому фактически становились союзниками. Необходимость срочных совместных англо-советских действий в отношении Турции подтверждали и разведывательные данные. Советским послом в Анкаре было сделано заявление о неприкосновенности турецких границ и оказании англо-советской помощи в случае нападения со стороны других стран.
Иран как один из экономических партнеров Германии вызывал не меньшую угрозу, поэтому эта страна становится объектом пристального внимания дипломатии. Летом 1941 г., опираясь на прогерманские силы, в Иран переброшено несколько тысяч тонн вооружения, туристов и предпринимателями в страну прибывали офицеры Вермахта, повсюду действовала разведывательная агентура адмирала Канариса. Советский Союз, исходя из положений договора двух стран от 1921 г., и требований безопасности южных границ, направил летом 1941 г. три ноты Ирану о недопустимости экономического и политического сотрудничества с фашисткой Германией. Великобритания выступила с аналогичными заявлениями. Неуступчивость Тегерана и активизация фашистских войск на фронтах, потребовали от союзников решительных мер. После предложения У. Черчилля и согласования совместных действий в августе три советские армии вошли в северные районы Ирана. В начале осени 1941 г. состоялось подписание трехстороннего соглашения о взаимных обязательствах и военном сотрудничестве. В январе 1942 г. был заключен союз трех стран, но Иран продолжал поддерживать фашистскую агентурную деятельность на территории страны, этот факт потребовал от СССР и Великобритании принять решение о продвижении союзных войск к Тегерану. С середины сентября 1942 года это стратегическое направление полностью контролировалось войсками антигитлеровской коалиции.
По мере продвижения фашистских войск в целях безопасности южных рубежей в октябре 1941 г. Афганистану была передана совместная советско-британская нота о подтверждении дружбы и сотрудничества. В ответ афганское правительство начало высылку из страны германской и итальянской разведывательной агентуры. В результате слаженных внешнеполитических действий СССР и Великобритании удалось предотвратить создание южного фронта у советских границ.

Европейское направление


Франция одна из тех стран, чьи граждане участвовали в военных действиях против фашистских войск на территории СССР. Моральная поддержка, оказанная генералом де Голлем уже с первых дней войны, сказалась на военно-политическом дальнейшем сотрудничестве. В августе 1941 г. состоялась встреча между советским послом в Лондоне и представителями Франции, в ходе переговоров произошел обмен нотами и официальное признание Национального комитета. Военное взаимодействие осуществлял французский авиационный отряд, прибывший на фронт в ноябре 1942 года, который был укомплектован советскими самолетами и всем необходимым. В отличие от союзников не желавших видеть де Голля во главе Французского Сопротивления, дипломатия СССР в свою очередь продолжала поддерживать французского лидера, направляя коммунистов на объединение всех сил против фашистов. Успешно лавируя между несговорчивостью союзников и признанием ФКНО, советская дипломатия согласилась отложить проблемный вопрос о переговорах с де Голлем. Секретная миссия в Алжир все же состоялась и прямая связь с французским генералом была установлена. После продолжительного согласования и побед на советском фронте. Великобритания и США вынуждены были в августе 1943 года пойти на установление официальных отношений с де Голлем, как представителем правительства Франции.

Внешняя политика СССР в канун второй мировой войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

УДК 94

ЛЕВИН Виталий Ильич

Пензенский государственный технологический

университет

г. Пенза, Россия

[email protected]

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В КАНУН ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В последние годы не затухают дискуссии о причинах начала Второй мировой войны и роли в этом пакта Риб-бентропа-Молотова. При этом высказываются противоположные точки зрения на роль этого пакта — от полностью позитивной (пакт позволил СССР оттянуть начало войны) до полностью негативной (пакт запустил Вторую мировую войну). В связи с этим актуальна данная статья, посвященная выявлению причин начала войны и роли указанного пакта. Целью статьи в целом является изложение альтернативной версии темы «Оценка внешней политики СССР накануне Второй мировой войны». Эта версия отличается от официальной тем, что 1) признает сближение СССР и Германии накануне войны существенной причиной начала этой войны; 2) рассматривает это сближение ретроспективно с окончания Первой мировой войны. Приводится много фактов, которые не фигурируют в официальных учебниках истории. Для достижения поставленной цели проанализировано значительное число источников: официальных учебников истории для школ, научных статей, докладов на научных конференциях. Новизна работы заключается в обосновании положения, согласно которому заключение пакта Риббентро-па-Молотова от 23 августа 1939 г. было серьезной ошибкой Советского Союза, вызванной игнорированием недо-говороспособности фашистской Германии, продемонстрированной ею в течение предшествующих двух лет.

Ключевые слова: Вторая мировая война, пакт Риббен-тропа-Молотова, Великая Отечественная война, Сталин, Гитлер.

DOI: 10.17748/2075-9908-2017-9-2/1 -51-56

Vitaly I. LEVIN Penza State Technological University Penza, Russia [email protected]

FOREIGN POLICY OF THE USSR IN THE EVE OF THE SECOND WORLD WAR

In recent years discussions have not faded about the reasons for the outbreak of World War II and the role of Ribbentrop-Molotov Pact in this. At the same time, opposing views are expressed on the role of this Pact: from completely positive (the Pact allowed the USSR to delay the outbreak of war) to completely negative (the Pact launched World War II). In this regard, this article, dedicated to identifying the reasons for the outbreak of war and the role of the Pact, is topical. The purpose of the article, on the whole, is to present an alternative version of the topic «Assessment of the foreign policy of the USSR on the eve of World War II». This version differs from the official that 1) recognizes the convergence of the USSR and Germany before the war as a significant cause of the beginning of the war; 2) consider this rapprochement with retrospective effect from the end of the World War I. There are many facts that do not appear in the official history textbooks. To achieve this goal the author analyzed a considerable number of sources: the official history textbooks for schools, scientific articles, and presentations at scientific conferences. The novelty of the work is to justify the provision according to which the conclusion of the Ribbentrop-Molotov Pact of August 23, 1939 was a serious mistake of the Soviet Union, caused by the disregard of the incompetence of fascist Germany, demonstrated by it during the previous two years.

Keywords: World War II, Ribbentrop-Molotov Pact, Great Patriotic War, Stalin, Hitler

В исторической науке есть немало «трудных» вопросов, по которым специалистам десятилетиями не удается прийти к согласию и которые раскалывают общество. В новой истории России наиболее «трудным вопросом», по-видимому, является вопрос о причинах начала Второй мировой и Великой Отечественной войн. Традиционный официальный ответ на этот вопрос хорошо известен (см. напр., [1; 2]): пакт Риб-бентропа-Молотова был нужен, он позволил СССР оттянуть начало войны и дать возможность стране лучше подготовиться к ней. Этот ответ сохранился до настоящего времени и фигурирует в новейших «единых учебниках истории» (см., например, [3-5]). Однако такой ответ давно не может удовлетворить читателя из-за своей нелогичности. Ибо, во-первых, в сентябре 1939 г. Германия была абсолютно не готова к войне против СССР, и потому необходимости оттянуть начало войны ни у кого не было. Во-вторых, отсрочить войну, чтобы подготовиться к ней, имеет смысл лишь в том случае, если подготовиться к ней лучше, чем твой противник. Однако хорошо известно, что 22 июня 1941 г. Советский Союз оказался значительно хуже подготовленным к войне, чем Германия. Именно этим объясняются катастрофические поражения Красной Армии в течение 1941 г. Возникает вопрос: зачем же был нужен «Пакт Риббентроп-Молотов» и нужен ли был он вообще? Излагаемый ниже материал призван помочь читателю дать свой собственный ответ на поставленный вопрос. При подготовке статьи использованы публикации автора [6-9].

75 лет назад, 22 июня 1941 г., фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война. Эта война была частью II Мировой войны, начавшейся двумя годами ранее, 1 сентября 1939 г., нападением фашистской Германии на Польшу. II Мировая война была кровопролитнейшей

из войн — она унесла жизни 55 млн человек, из которых 27 млн, то есть половина, приходится на долю Советского Союза. Мировое сообщество сделало свои выводы из этой войны. Об этом свидетельствуют решения Нюрнбергского трибунала, создание ООН и других влиятельных международных организаций, построение многополярного мира и системы коллективной безопасности. Россия тоже должна сделать собственные выводы из своей части II Мировой войны. Здесь надо иметь в виду не только Великую Отечественную войну, но и предшествующие исторические события, которые привели к ней.

В 1919 г. между державами-победительницами — США, Великобританией, Францией, Италией, Японией — и побежденной Германией был подписан Версальский мирный договор, ознаменовавший окончание Первой мировой войны. Согласно этому договору, часть германских земель отошли к Франции, Бельгии, Польше и Чехословакии. Все колонии Германии были отобраны и поделены между победителями. Германия признала полную независимость Австрии, Чехословакии и Польши. Кроме того, Германию обязали ограничить свои вооруженные силы 100-тысячной сухопутной армией и отменить обязательную военную службу. На Германию также наложили огромные контрибуции в пользу держав-победительниц. Все это привело к краху национальной экономики и изоляции страны от мирового сообщества. Население страны воспринимало произошедшее как акт национального унижения. В сходном положении оказалась в этот период и Советская Россия. После окончания в 1920 году Гражданской войны страна лежала в развалинах. Ждать помощи было неоткуда: США, Великобритания, Франция и другие западные страны не признавали Советскую Россию. Более того, они требовали, чтобы советское правительство признало все долги царского и временного правительства и возвратило прежним владельцам национализированные у них предприятия или возместило их стоимость. При этих условиях две страны — Германия и Россия — «нашли» друг друга и в 1922 г. заключили взаимовыгодный Рапальский договор. Согласно этому договору, обе страны возобновляли дипломатические отношения, начинали активное экономическое сотрудничество, с взаимными правами наибольшего благоприятствования, и взаимно отказывались от возмещения расходов и убытков, произошедших в период I Мировой войны. Более того, Германия отказалась от претензий на возмещение ее собственности, национализированной Советским правительством. Главной выгодой, извлеченной Советской Россией из Рапальского договора, был прорыв международной изоляции России и демонстрация мировому сообществу пути, на котором можно построить взаимовыгодное сотрудничество с нашей страной. Главной же выгодой, полученной Германией от этого договора, помимо экономических выгод, стала возможность готовить свои высшие военные кадры в советских военных училищах и академиях — в обход запретов Версальского договора. Этим путем в 1920-е — начале 1930-х годов в нашей стране было подготовлено большое число высших офицеров Германской армии. В частности, в Липецком летном училище прошел подготовку Герман Геринг, будущий командующий Люфтваффе (военно-воздушные силы) гитлеровской Германии, самолеты которого уже 22 июня 1941 г. бомбили Брест, Минск, Киев, Одессу. А в Казанском танковом училище прошел подготовку Гейнц Гудериан, будущий командующий танковой армией вермахта, дошедший со своими танками в октябре 1941 г. до стен Москвы. В наших военных училищах, как видим, совсем неплохо учили!

После прихода к власти в Германии Гитлера в 1933 г. мир стал быстро приближаться к новой войне. В этих условиях европейские страны, стремясь обеспечить свою безопасность, заключили множество двусторонних пактов о ненападении со своими соседями. Пытался заключить ряд таких договоров и Советский Союз. Однако эти попытки закончились безрезультатно из-за резких разногласий с партнерами: Англией, Францией и Польшей. В этот момент опять самым подходящим для СССР партнером оказалась Германия. Обе страны были в это время уже совершенно другими, чем в 1922 г., когда они подписывали Рапальский договор, чтобы просто выжить. Теперь у обеих стран были амбициозные планы, которые — так получилось — хорошо стыковались друг с другом. Фашистская Германия готовилась к войне за мировое господство, имея при этом сравнительно небольшие вооруженные силы. Поэтому ей было крайне

необходимо нейтрализовать сильнейшую военную страну в Европе — Советский Союз, чтобы она не вмешивалась в эту войну и не мешала Германии завоевывать европейские страны поодиночке, одну за другой. В свою очередь, Советский Союз был заинтересован в том, чтобы, используя ситуацию начавшегося в Европе передела (присоединение к Германии Рейнской области в 1937 г., Австрии в марте 1938 г., Судет в сентябре 1938 г., Чехословакии в марте 1939 г.), вернуть себе бывшие территории Российской империи, укрепившись в качестве мировой державы. Первой благоприятную ситуацию распознала Германия, которая летом 1939 г. обратилась к Советскому Союзу с предложением заключить договор о ненападении. Переговоры по дипломатическим каналам прошли успешно и завершились уже в августе. Для подписания итоговых документов в Москву 23 августа 1939 г. прилетел министр иностранных дел фашистской Германии Иоахим фон Риббентроп. На аэродроме ему устроили торжественную встречу на высшем уровне, в присутствии председателя Советского правительства и министра иностранных дел В.М. Молотова и других высших руководителей страны — все в протокольной одежде. Риббентроп был в коричневом, по фашистской моде, кожаном пальто, с традиционным черным цилиндром. Красный Молотов и коричневый Риббентроп обменивались приветствиями и пожимали друг другу руки. Последующие переговоры прошли в тот же день в Кремле и завершились поздней ночью. В переговорах участвовали И.В. Сталин, В.М. Молотов, М.И. Калинин, другие высшие руководители Советского Союза, от Германии — И. Риббентроп и сопровождавшие его лица. В процессе переговоров уточнялись все пункты итогового документа, подготовленного заранее. Однако самые большие эмоции вызвало уточнение пунктов секретного приложения к итоговому документу, в котором определялись зоны территориальных интересов договаривающихся сторон. Сталин то и дело предлагал передать в зону советских интересов очередную территорию, отдававшуюся первоначально Германии. В ответ Риббентроп, который не был уполномочен решать такие вопросы, шел в соседнюю комнату, в которой заранее была установлена прямая телефонная связь «Кремль — Рейхсканцелярия», и докладывал о предложении Гитлеру. И тот немедленно соглашался! Наконец, после очередного предложения Сталина Гитлер разозлился, прервал доклад Риббентропа и прокричал ему: «Соглашайтесь на все и обещайте им все, что они хотят!», после чего бросил телефонную трубку. Уже тогда ничего из обещанного он не собирался выполнять.

К утру все документы были согласованы, отпечатаны и подписаны — со стороны Советского Союза В.М. Молотовым, со стороны Германии И. Риббентропом. Весь договор назывался «Договор о ненападении между СССР и Германией», однако в мире он утвердился под названием «Пакт Риббентроп-Молотов». Пакт содержал обычные для подобных документов обязательства обеих стран не нападать друг на друга, оказывать содействие стране, подвергшейся нападению и т.д. Но в нем отсутствовал пункт, обязательный для всех нормальных пактов о ненападении: право каждой стороны выйти из пакта и начать военные действия против другой стороны, если она совершит агрессию против какой-либо из третьих стран, не участвующих в этом пакте. Отсутствие такого пункта тогда полностью исключило Советский Союз из числа игроков, оказывающих влияние на европейскую политику. Гитлер добился тогда своей ли — путь к началу и успешной реализации II Мировой войны был для него открыт. По воспоминаниям его биографа, получив известие из Москвы о подписании советско-германского пакта о ненападении, Гитлер пустился в пляс, приговаривая: «Теперь весь мир у моих ног!». Остановить Гитлера с этой минуты было уже невозможно. Дата начала войны была лишь вопросом дней. Ясен был и общий план этой войны: сначала — захват Германией еще оставшихся свободными европейских стран, а в конце, когда вся Европа будет уже завоевана, а германская армия будет полностью отмобилизована и наберется военного опыта, — нападение на Советский Союз. В процессе всех этих действий Советский Союз получал свою долю значительных новых территорий в Европе. Точная граница, разделявшая «зоны интересов» СССР и фашистской Германии, была тогда прочерчена на карте, входившей в состав «Секретного ла» — приложения к «Пакту Риббентропа-Молотова». Согласно этому протоколу, в «зону

интересов» Советского Союза входили Бессарабия, Буковина, Восточная Польша (так называемая Западная Украина и Западная Белоруссия), прибалтийские республики Литва, Латвия и Эстония, часть Финляндии, в «зону интересов» Германии — остальная, подавляющая часть Европы.

Война началась ровно через неделю после подписания «Пакта Риббентро-па-Молотова» и через день после его утверждения Верховным Советом Советского Союза, 1 сентября 1939 г., нападением Германии на Польшу. Поляки, истекая кровью, отчаянно сопротивлялись, защищая родину, но силы были неравны, а исход войны предрешен. Советский Союз почему-то считал, что сия чаша минет его, и аккуратно, даже радостно поддерживал действия Германии в рамках заключенного пакта. 1 сентября Председатель правительства В.М. Молотов удовлетворил просьбу командующего Люфтваффе Германии по использованию радиопередатчика в Минске для наведения немецких бомбардировщиков на цели в Польше. Советская пресса развернула массированную пропагандистскую кампанию по дискредитации польского государства, которое якобы даже вовсе «не имело права на существование». Весте с тем Советский Союз, опасаясь негативной реакции в Европе, задерживал действия по присоединению польских территорий, отведенных ему пактом. И лишь 17 сентября 1939 г., когда выяснилось, что из-за быстрого движения немецких войск можно остаться без этих территорий, Советский Союз ввел свои войска в Польшу, официально объяснив это необходимостью «взять под защиту население Западной Украины и Западной Белоруссии». Немцы, будучи нашими партнерами по «Пакту Риббентропа-Молотова», возмутились: «От кого вы собираетесь защищать население отведенных вам территорий?». И уже на следующий день — 18 сентября — в газете «Правда» появилось официальное советско-германское заявление о том, что «ввод Красной Армии на территорию Польши является частью совместного советско-германского плана по наведению порядка на территориях бывшего польского государства». И все стало на свои места.

Верность Советского Союза положениям «Пакта Риббентропа-Молотова», огромная экономическая помощь фашистскому режиму (последний поезд с грузами руды, стратегических материалов и продовольствия проследовал через Брест в направлении Германии примерно в 3.00 утра 22 июня 1941 года!) не помогли. И 22 июня 1941 г. случилось то, что должно было случиться: нападение Германии на Советский Союз, война, 27 млн погибших, разоренная страна. Так, может быть, Советский Союз должен был проводить иную политику, чтобы избежать войны? Возможность такой политики существовала. Предположим, что, прежде чем заключать пакт о ненападении с гитлеровской Германией, СССР внимательно проанализировал внешнюю политику Германии хотя бы за два последних года. Он бы ясно увидел, что за столь короткое время Германия ухитрилась четыре раза нарушить заключенные ею договоры: в 1937 г., в нарушение Версальского договора, она захватила Рейнскую область, принадлежавшую Франции; в марте 1938 г. аннексировала целую страну — Австрию; в сентябре, нарушив Версальский договор, захватила Судеты, принадлежавшие Чехословакии; а в марте 1939 г. — и всю Чехословакию. Кроме того, познакомившись с содержанием телефонных разговоров Риббентропа с Гитлером, происходивших в процессе переговоров в Москве (эти разговоры, безусловно, прослушивались), грамотные члены советского руководства должны были прийти к однозначному выводу, что Гитлер, легко раздавая чужие территории, и на этот раз не собирается выполнять взятые на себя обязательства. Из всего этого однозначно следовало, что Германия в 1939 г. представляла собой абсолютно недоговороспособное государство, с которым нельзя было заключать никакие соглашения! Почему же, несмотря ни на что, Советский Союз в 1939 г. пошел на это соглашение, дав Германии карт-бланш на начало войны? Ответ кажется очевидным: потому что, во-первых, все решения в нашей стране принимались одним человеком — Сталиным. А мнения других, более компетентных, членов руководства не принимались во внимание; во-вторых, этот человек был слабым политиком; в третьих, у этого человека был «пункт» — вернуть стране бывшие территории Российской империи, утерянные в период Октябрьского переворота 1917 г. И другой человек, Гитлер, несравненно более сильный политик, умело это использовал. Важно также понимать, что и Сталин, и Гитлер строили амбициозные экспансионистские планы и это сближа-

ло обоих руководителей. Здесь необходимо отметить, что летом 1939 г. в Советском Союзе был вполне компетентный политик, который хорошо разбирался в тогдашней политике и понимал, что с фашистской Германией нельзя заключать никаких соглашений. Этим человеком был министр иностранных дел СССР Максим Максимович Литвинов. И если бы тогда Сталин последовал советам этого человека, весьма вероятно, что II Мировой войны, Великой Отечественной войны и связанных с ними огромных потерь не было бы. Однако он предпочел последовать советам из Германии, снял Литвинова с поста министра и направил послом Советского Союза в США, откуда тот уже не мог оказывать никакого влияния на советскую внешнюю политику, в частности на сближение страны с фашистской Германией. Но странам не прощаются плохо усвоенные уроки истории, особенно страшные уроки. А этот урок так и не был усвоен Россией и лично Сталиным. По словам его дочери Светланы Аллилуевой, Сталин, отмечая как-то День Победы в Великой Отечественной войне, в сердцах сказал: «А жаль, что так получилось — вместе с Германией мы были бы непобедимы!».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Данилов А.А. История России. ХХ век. — М.: Просвещение, 1995.

2. История отечества. ХХ век. — М.: Дрофа, 1995.

3. Горинов М.М., Данилов А.А., Моруков М.Ю., Семененко И.С., Токарева А.Я., Хаустов В.Н., Хлев-нюк О.В., Шестаков В.А. История России. 10 класс. В 2 частях. — М.: Просвещение, 2016.

4. Волобуев О.В., Карпачев С.П., Романов П.Н. История России: начало ХХ — начало ХХ! в. — М.: Дрофа, 2016.

5. Изюмский А.Б., Галий И.П. Плюсы и минусы «единого учебника» по истории // Alma mater (Вестник высшей школы). — 2016. — № 10. — С. 101-107.

6. Левин В.И. Пакт «Риббентроп-Молотов» // Уроки истории. Великая Отечественная и 2-я Мировая война. История России и мира 20-21 веков. Материалы !!! Международной научно-практической конференции. — СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2009.

7. Левин В.И. Можно ли было избежать !! Мировой войны // Уроки истории. Великая Отечественная и 2-я Мировая война. История России и мира 20-21 веков. Материалы !!! Международной научно-практической конференции. — СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2009.

8. Левин В.И. История вступления Советского Союза во !! Мировую войну // Война. Народ. Победа. Сборник статей Международной научно-практической конференции. — Пенза: Изд-во Приволжского Дома знаний, 2010.

9. Левин В.И. Преподавание истории. Вступление СССР во !! Мировую войну // Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве. Сборник статей XV Международной научно-практической конференции. — Пенза: Изд-во Приволжского Дома знаний, 2010.

REFERENCES

1. Danilov A.A. !storiya Rossii. XX vek. [History of Russia. XX Century]. Moscow: Prosveschenie, 1995. [in Russian].

2. !storiya otechestva. XX vek. [History of Homeland. XX Century]. Moscow: Drofa, 1995. [in Russian].

3. Gorinov M.M., Danilov A.A., Morukov M.Yu., Semenenko !.S., Tokareva A.Ya., Haustov V.N., Hlevnyuk O.V., Shestakov V.A. !storiya Rossii. 10 klass. V 2 chastyah. [History of Russia. 10 Class. !n 2 Parts]. Moscow: Prosveschenie, 2016. [in Russian].

4. Volobuev O.V., Karpachev S.P., Romanov P.N. !storiya Rossii: nachalo XX — nachalo XX! vv. [History of Russia: Beginning of XX Century — Beginning of XX! Century]. Moscow: Drofa, 2016. [in Russian].

5. Izyumskiy A.B., Galiy I.P. Plyusy i minusy «edinogo uchebnika» po istorii. [Pluses and Minuses of Unified Textbook on History]. Alma mater. 2016. № 10. P. 101-107. [in Russian].

6. Levin V.I. Pakt «Ribbentrop-Molotov». [Ribbentrop-Molotov Pact]. Uroki istorii. Velikaya Otechestven-naya i 2-ya Mirovaya voyna. !storiya Rossii i mira 20-21 vekov. Materialy !!! Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferencii. Saint-Petersburg: Politechnical University Publishing, 2009. [in Russian].

7. Levin V.!. Mozhno li bylo izbezhat !! Mirovoy voyny. [Was it Possible to Avoid World War !!]. Uroki istorii. Velikaya Otechestvennaya i 2-ya Mirovaya voyna. !storiya Rossii i mira 20-21 vekov. Materialy Tretyey Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferencii. Saint-Petersburg: Politechnical University Publishing, 2009. [in Russian].

8. Levin V.I. Istoriya vstupleniya Sovetskogo Soyuza vo II Mirovuyu voynu. [History of the Soviet Union’s Entry into the World War II]. Voyna. Narod. Pobeda. Sbornik statey Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferencii. Penza: Privolzhskiy House of Knowledge, 2010. [in Russian].

9. Levin V.I. Prepodavanie istorii. Vstuplenie SSSR vo II Mirovuyu voyjnu. [History Teaching. Soviet Union’s entry into the World War II]. Problemy obrazovaniya v sovremennoy Rossii i na postsovetskom pros-transtve. Sbornik statey XV Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferencii. Penza: Privolzhskiy House of Knowledge, 2010. [in Russian].

Информация об авторе:

Левин Виталий Ильич, доктор технических наук, профессор,заслуженный деятель науки РФ, Пензенский государственный технологический университет, г. Пенза, Россия [email protected]

Получена: 27.02.2017

Information about the author:

Vitaly I. Levin, Doctor of Technical Sciences,

Professor, Honored Scientist of the Russian

Federation, Penza State Technological

University,

Penza, Russia

[email protected]

Received: 27.02.2017

Для цитирования: Левин В. И., Внешняя поли- For citation:Levin V.I., Foreign policy of the USSR тика СССР в канун второй мировой войны. Ис- in the eve of the second world war. торическая и социально-образовательная Istoricheskaya i sotsial’no-obrazovatelnaya mysl’ мысль. 2017. Том. 9. № 2. Часть 1. с. 51-56. = Historical and Social Educational Idea. 2017. doi: 10.17748/2075-9908-2017-9-2/1-51-56. Vol . 9. no.2. Part. 1. Pp. 51-56.

doi: 10.17748/2075-9908-2017-9-2/1-51-56. (in Russian)

Внешняя политика СССР в 1941-1945 гг.

С первых месяцев Великой Отечественной войны начала активно складываться антигитлеровская коалиция во главе с СССР, Великобританией и США. Во время войны общая опасность объединила различные общественно-политические системы, хотя интересы оставались разными.

Советский Союз нуждался в помощи стран западной демократии для отражения гитлеровской агрессии. Запад намеревался максимально использовать людской потенциал Советского Союза для разгрома фашизма. Это обусловило сложный и противоречивый характер их сотрудничества, что отразилось в первую очередь на открытии Второго фронта.

Уже в первые дни после начала германской агрессии против СССР Великобритания и США выступили с заявлениями о поддержке советской стороны. 12 июля 1941 г. в результате переговоров в Москве подписано советско-английское соглашение о совместных действиях в войне с Германией. Аналогичные соглашения были заключены с находящимися в изгнании правительствами Чехословакии и Польши. В соответствии с ними на территории СССР создавались чехословацкие и польские военные формирования.

С начала войны между союзниками наметились разногласия по вопросу об открытии Второго фронта. С просьбой открыть его Сталин обратился к союзникам уже в сентябре 1941 г. Однако действия союзников ограничились в 1941-1942 гг. сражениями в Северной Африке, а в 1943 г. – высадкой на Сицилии и в Южной Италии.

Одна из причин разногласий – разное понимание Второго фронта. Союзники понимали под Вторым фронтом военные действия против фашистской коалиции в Северо-Западной Африке, а затем – на Балканах; для советского руководства Вторым фронтом была высадка войск союзников на территории Северной Франции.

29 сентября – 1 октября 1941 г. прошла Московская конференция представителей СССР, Великобритании и США. США и Великобритания обязывались ежемесячно с октября 1941 г. по июнь 1942 г. поставлять в СССР в обмен на стратегическое сырье 400 самолетов, 500 танков, 200 противотанковых ружей, материалы военного значения.

7 ноября 1941 г. президент США Рузвельт подписал документ о распространении ленд-лиза на СССР. По этому закону США предоставляли СССР вооружение и снаряжение взаймы или в аренду. За годы войны эти поставки в общей сложности составили около 4% от продукции, произведенной СССР, но пришлись в основном на 1944 г. По грузовикам, самолетам, топливу, продовольствию, взрывчатым веществам помощь была значительной.

7 декабря 1941 г. Япония без объявления войны напала на американскую военно-морскую базу Перл-Харбор. На следующий день США объявили войну Японии, то же самое сделала и Великобритания.

В январе 1942 г. юридически оформилась антигитлеровская коалиция, в Вашингтоне 26 стран подписали Декларацию Объединенных Наций о борьбе против агрессора.

На Тегеранской конференции (28 ноября – 1 декабря 1943 г.) состоялась первая встреча глав правительств «большой тройки» (Сталин, Рузвельт, Черчилль). На конференции было решено, что:

— Второй фронт будет открыт не позднее мая 1944 г.;

— СССР объявит войну Японии не позднее чем через 3 месяца после окончания военных действий в Европе.

В Тегеране обсуждалось и послевоенное устройство Европы. Союзники согласились на передачу Советскому Союзу части Восточной Пруссии и восстановление независимой Польши в границах 1918 г. Признано было также присоединение Прибалтики к СССР. Решение вопроса о будущем устройстве Германии откладывалось.

На завершающем этапе Второй мировой войны состоялась Ялтинская (Крымская) конференция (4-11 февраля 1945 г.). На ней решались вопросы послевоенного устройства Европы. Германия сохранялась как единое государство, но временно делилась союзниками на четыре оккупационные зоны: советскую, американскую, английскую и французскую.

На основании решений конференции СССР добился укрепления своих позиций в Польше, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Югославии. И.В. Сталин подтвердил обещание вступить в войну с Японией, за что получил согласие союзников на присоединение к СССР Курильских островов и Южного Сахалина.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В Ялте было принято решение о создании Организации Объединенных Наций (ООН) – стран, которые объявили войну Германии к 1 марта 1945 г.  Советский Союз получил в ней три места – для РСФСР, Украины и Белоруссии, т.е. тех республик, которые вынесли на себе основную тяжесть войны. 25 апреля 1945 г. в Сан-Франциско состоялась учредительная ассамблея организации. Основными ее органами стали Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности.

Острое противоборство по проблемам послевоенного урегулирования развернулось на Потсдамской (Берлинской) конференции (17 июля – 2 августа 1945 г.). Советскую делегацию возглавлял И.В. Сталин, американскую – Г. Трумэн (президент США, сменивший умершего 12 апреля 1945 г. Ф. Рузвельта), английскую – сначала У. Черчилль, а с 28 июля его преемник на посту премьер-министра К. Эттли.

На конференции были приняты решения о роспуске всех вооруженных сил Германии, ликвидации ее военной промышленности (демилитаризация), запрете национал-социалистической партии, нацистской и военной пропаганды, наказании военных преступников (денацификация), постепенную реконструкцию политической жизни на демократической основе (демократизация). Потсдамская конференция подтвердила передачу СССР г. Кенигсберга с прилегающим к нему районом, установила новые западные границы Польши по рекам Одер и Нейсе, значительно расширявшие территорию Польши за счет Германии.

         Решения Потсдамской конференции были выполнены частично, так как в конце 1945 г. – начале 1946 г. произошло значительное расхождение бывших союзников.

Участие СССР в войне против Японии. В силу достигнутых ранее договоренностей с союзниками СССР 8 августа 1945 г. объявил войну Японии, а 9 августа вступил в войну с ней. К этому времени военно-экономический потенциал Японии был серьезно подорван поражениями в районе Тихого океана. Морально-психологическое устрашение произвели атомные бомбардировки США японских городов Хиросимы (6 августа) и Нагасаки (9 августа), которые не имели военно-стратегического смысла. В них погибло более 100 тыс. человек. Вместе с тем Япония сохраняла еще значительные силы.

Летом 1945 г. советское командование создало на востоке значительное превосходство в живой силе и технике над миллионной японской Квантунской армией. В связи с этим меньше чем за месяц Япония потерпела сокрушительное поражение. Советские войска заняли Маньчжурию, Сахалин, Курильские острова, северо-восток Китая и Корею.

2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту американского линкора «Миссури» представители Японии подписали Акт о безоговорочной капитуляции, что означало конец Второй мировой войны.

Нюрнбергский процесс. С декабря 1945 г. по октябрь 1946 г. в Нюрнберге состоялся суд над руководителями фашистской Германии и нацистскими организациями. Им вменялось в вину совершение тягчайших военных преступлений против мира и человечности. Суд осуществлялся специально созданным Международным военным трибуналом стран-победительниц. На суде были рассмотрены письменные свидетельские показания и тысячи документальных доказательств о злодеяниях фашистов.

В начале октября 1946 г. был оглашен приговор. Фактически все подсудимые были признаны виновными. Главные виновники были приговорены к смертной казни, остальные – к пожизненному заключению. Трибунал признал преступной национал-социалистическую партию и другие нацистские организации.

Нюрнбергский процесс – первый в мировой истории суд, признавший агрессию тягчайшим уголовным преступлением, наказавший как уголовных преступников, государственных деятелей, так и организации, виновных в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Эволюция внешней политики Сталина во время Второй мировой войны

Еще до начала Второй мировой войны в 1939 году основные цели внешней политики Сталина были ясны, он последовательно проводил геополитическую политику, которая стремилась утолить свое неустанное стремление к безопасности путем расширения советских границ вовне, сделав Россию доминирующей державой на Евразийский массив суши с буферными государствами к западу от нее. Эта цель преследовалась перед войной и на протяжении всей войны и была обусловлена ​​сочетанием прагматизма, идеологии и сталинской паранойи, что делало безопасность его главной заботой.Сталинская «цель безопасности» не изменилась в ответ на политику Запада, однако изменились его методы ее достижения. До войны и до 1941 года этого добивались в контексте союза с нацистской Германией, которая использовала Сталина для достижения своих целей в Польше и Франции. После Барбароссы цель Сталина осталась прежней, но методы ее достижения должны были измениться. Когда стало очевидно, что союзники настроены враждебно по отношению к России, сохранившей послевоенные границы 1941 года, Сталин принял Стратегию национального фронта, в которой упор делался на демократию и умеренность для достижения своих целей без противодействия Западу.Когда это явно пошатнулось и когда Сталин осознал важность России для союзников, особенно после Ялты, он стал менее склонен к примирению и не боялся лишний раз чинить препятствия и применять силу для достижения своей цели. Сталин также хотел экономической помощи и второго фронта с Запада, чтобы уменьшить давление на Красную Армию. Как и вопрос о границах, эти цели оставались неизменными на протяжении всей войны, хотя его методы их достижения менялись в ответ на политику союзников.Самое примечательное, что Сталин прибегал к «шантажу»[1] союзников, намекая на сепаратный мир с немцами, чтобы заставить их действовать.

Сталин был одержим границами, потому что считал, что без их расширения Россия уязвима; в конце концов, в период с 1914 по 1941 год она трижды подвергалась вторжению. Важным фактором, который нельзя недооценивать, говоря о том, чего Сталин хотел от западных держав, является его личность и его паранойя. Это стояло за всем, что делал Сталин. Как убедительно демонстрирует Раймонд Бирт, «клиническое описание параноика почти идеально описывает личность Сталина»; Сталин не мог доверять даже самым близким ему людям, не говоря уже о таких людях, как Черчилль, однажды цитировавший слова о том, что большевистское дитя должно быть задушено в кроватке[2].На протяжении всей войны Сталин регулярно обвинял союзников в стремлении к сепаратному миру с Германией, вот почему он так отчаянно нуждался во втором фронте, чтобы получить согласие союзников. События усугубили паранойю Сталина. Он был особенно обеспокоен после «Дела Гесса» в 1941 году и «Бернских переговоров» в 1945 году. После Барбароссы Сталин опасался, что британская политика будет сидеть сложа руки и смотреть, как Германия и Россия истекают кровью друг друга. В телеграмме Ивану Майскому (послу России в Великобритании) 19 октября 1941 года Сталин писал: «Черчилль стремится к разгрому СССР, чтобы договориться с Германией… без этого предположения трудно объяснить Поведение Черчилля на втором фронте и количество поставок в СССР»[3].Сталин считал, что «Черчилль — это такой человек, который за копейку залезет в ваш карман, если вы не будете его смотреть»[4]. Подозрение Сталина не могло развеяться даже после «Оверлорда», о чем свидетельствуют его послания Рузвельту в апреле 1945 года, где паранойя по поводу встреч с немцами в Берне заставила его заявить: «Вы подтвердили, что никаких переговоров не велось». Видимо вы не полностью информированы»[5]. Паранойя Сталина также является основной причиной того, почему безопасность была так важна для него и почему он настойчиво проводил территориальную дипломатию, ища буферные государства на своем западе и возвращая стратегические порты и острова у Китая и Японии на востоке.Эти цели и достижения советской «сферы влияния» оставались важными для Сталина даже после того, как Россия стала союзником единственных оставшихся «великих держав» после поражения Оси, и после того, как была создана структура (Организация Объединенных Наций) для решения с межгосударственным конфликтом.

Цели безопасности Сталина оставались неизменными на протяжении всей войны. Вплоть до 1941 года Сталин искал безопасности в верности нацистской Германии, полагая, что это лучший способ достичь баланса сил в Европе и предотвратить немецкое нападение, которое ожидалось когда-то, пока еще неизвестно, в будущем.Сталин подписал нацистско-советский пакт, потому что он с подозрением относился к британским и французским мотивам, опасаясь, что они вступят в союз с Германией, а также из-за того факта, что Великобритания (в отличие от Германии) не позволит России аннексировать Финляндию и страны Балтии. В то время как Гитлер вызывал ужас в Москве Антикоминтерновским пактом 1936 года и гражданской войной в Испании, игнорирование Великобританией советской политики в 1938 году, отдававшее предпочтение самоопределению судетских немцев, а не территориальной целостности Чехословакии, заставило Сталина поверить в то, что сохранение мира в краткосрочной перспективе договор с Германией был предпочтительнее.Сталин надеялся сохранить мир и организовать ряд буферных государств на границах России, удерживая Гитлера поблизости.

Стратегия уклонения от войны для достижения своих интересов безопасности в Европе была обусловлена ​​слабостью Красной Армии и опасением Сталина, что в войне капиталисты объединятся, чтобы свергнуть коммунистический режим. Таким образом, пакт имел идеологическую подоплеку, и подозрения Сталина в данном случае понятны: Британия нагло носила свой антибольшевизм, а Германия разработала антикоминтерновский пакт.Позже Сталин сказал Черчиллю, что считает переговоры с Францией и Великобританией «неискренними и преследующими цель запугать Гитлера, с которым [союзники] позже придут к соглашению»[6]. Нацистско-советский пакт разделил капиталистов пополам и позволил Сталину захватить часть Восточной Европы.

Значение Пакта для будущего курса и развития советской внешней политики «невозможно переоценить»[7], так как он определял содержание соглашения о сферах влияния, то есть исключительную свободу политического и дипломатического маневра в выделенной области. , которого Сталин добивался на протяжении всей войны.Пакт был, несомненно, успешным для Сталина, так как, хотя он и был недолгим, он получил то, что хотел от держав на его западе: буферную зону от агрессии и внутрикапиталистический конфликт. Сталин надеялся, что сможет использовать это в своих интересах, укрепив позиции России по отношению к обеим сторонам. Вслед за Барбароссой цели Сталина, очевидно, должны были измениться. В основном он хотел уничтожения Германии и помощи в этом. Однако он по-прежнему желал советской сферы влияния в Восточной Европе, ценность которой была продемонстрирована расширением наступления Германии в 1941 году.За восстановление границ 1941 года боролась Россия.

Несмотря на то, что вермахтская операция «Тайфун» к 5 декабря 1941 года переместила фронт к воротам Москвы, примечательно, что, когда Идеи прибыл в город 16 декабря, Сталин попросил британского министра иностранных дел не только об экономической помощи для решения насущной дилеммы, но и за соглашение о том, где должны быть советские границы, когда война будет выиграна, Сталин настаивал, чтобы они вернулись туда, где они были в 1941 году. Иден был несколько удивлен, и когда он сообщил, что не имеет полномочий соглашаться На такой широкий спектр предложений Сталин ответил отказом подписать союз.Даже в ходе войны требования Сталина о границах 1941 года оставались неизменными, в Ялте в 1944 году, когда войска Зухова находились в 40 милях от Берлина, Сталин все еще чувствовал необходимость объяснить, что «на протяжении всей истории Польша всегда была коридором, через который пришел враг. напасть на Россию… [это] потому, что Польша была слаба»[8].

Тем не менее, когда положение на фронте стало более отчаянным, приоритеты Сталина изменились. В мае 1942 года в Лондоне Молотов примечательным образом отказался от своих требований о соглашении о послевоенных границах и подписал, к удивлению Идена, только договор о союзе с Великобританией на двадцать лет.Было высказано предположение, что этот разворот был вызван тем, что Россия более остро нуждалась во втором фронте, и в ответ на политику союзников не говорить о границах до мира они изменили свои цели[9]. Молотов, как утверждает аргумент, отказался от пограничных требований, чтобы создать чувство долга со стороны Рузвельта. Из их переписки Сталин полагал, что Рузвельт был готов предпринять шаги по открытию второго фронта, чтобы ослабить давление на Советы. Он писал Сталину, что «имеет в виду очень важное военное предложение, предусматривающее использование наших вооруженных сил для разгрузки вашего критически важного западного фронта».Эта цель имеет для меня большое значение… время имеет существенное значение, если мы хотим оказать важную помощь»[10]. Этому способствовало то, что 24 го мая американский посол в Великобритании Джон Гилберт Винант сказал Молотову, что второй фронт имеет большее значение для Рузвельта, который заключал пограничные договоры. Таким образом, Москва была побуждена воздержаться от проталкивания вопроса о границах в Лондоне «обещанием Рузвельтом второго фронта в том же году»[11]. Дерек Уотсон утверждает, что «при ухудшении военной ситуации… пришлось отказаться от более широких целей ради второго фронта, чтобы ослабить давление на СССР и обеспечить его выживание»[12].

На самом деле американская позиция не имела ничего общего с тем, что Молотов принял предложение Идена — еще до того, как Молотов сообщил Кремлю, что он должен встретиться с Винантом, Сталин телеграфировал ему, что документ Идена «был важным документом». В нем отсутствует вопрос о границах, но, возможно, это неплохо, поскольку дает нам полную свободу действий. Вопрос безопасности… будет решаться силой»[13]. Эдуард Маркс считает, что «неизбежным выводом» было то, что союз был на самом деле важной целью для Сталина[14].Политика Сталина менялась, и он начинал придавать все большее значение послевоенному продолжению «большой тройки». Сами Советы признали союз «важной исторической вехой», учитывая враждебность, очевидную с 1917 года[15]. Джеффри Робертс утверждает, что встреча в Лондоне стала началом медленно развивающейся, но, тем не менее, «фундаментальной переориентации советской внешней политики»[16]. Сталин начал брать на себя обязательство обеспечить безопасность путем сохранения союза в условиях мира.Это, однако, не означало, что его проект безопасности через сферы влияния был заброшен, он переосмысливался в виде разделения мира на три союзные сферы влияния, которые должны были стать основой советско-западного союза. Об этом свидетельствует энтузиазм по поводу послевоенных планов Рузвельта, переданный Молотову 29 мая. В телеграмме Молотову от 1 июня 1942 года Сталин писал: «Заявления Рузвельта о сохранении мира после войны абсолютно правильны.Можно не сомневаться, что без создания объединения вооруженных сил Англии, США и СССР для предупреждения агрессии не удастся сохранить мир в будущем». По сути, ту же точку зрения высказал Сталин в ноябре 1944 г., заявив, что Великий союз «возник не из случайных или преходящих мотивов, а из жизненно важных и долгосрочных интересов»[17].

Сталин приспосабливал свою политику безопасности к такой, которая сочетала величие с сотрудничеством. Для Сталина они были не отдельными, а переплетенными: составными частями единой политики.Сталин начал видеть в коалиции не препятствие для своих желаний, а центральное место в достижении его экспансионистских целей и целей безопасности. Есть две очевидные причины высокого значения, которое Сталин теперь начал придавать союзникам: во-первых, для восстановления советской экономики ей потребуется значительная экономическая помощь Запада, а во-вторых, в конце войны Россия окажется в беспомощном положении. для пробы сил. Были и другие, более тонкие причины, важные для Сталина. В основном это было оборонительное соображение, западные вооруженные силы были впечатляющими, но союз усложнил бы их капиталистическую убежденность работать против России.Сталин также хотел участия в оккупации Японии, опеки над Северной Африкой, пересмотра договора Монтрё и, самое главное, репараций от Германии и права голоса в ее послевоенном управлении. Этого можно было достичь только в контексте единства союзников.

Поэтому Сталину пришлось изменить свой восточноевропейский подход. Хотя его цель распространения советского влияния осталась прежней, для сохранения Великого союза Сталин не мог открыто навязывать революцию посредством убийств и депортаций, как он это делал раньше.Рузвельт продал войну американскому народу как крестовый поход за либерально-демократические ценности, выраженные в Атлантической хартии, и убедил союзников поддержать эту программу. Если бы Сталин щеголял этим, Рузвельт мог бы не выжить, и Великий Альянс ушел бы вместе с ним. Чтобы сохранить союз и для распространения советского влияния, Сталину пришлось изменить свою тактику и приказал Коминтерну не настаивать на революции, а подчеркивать общую угрозу фашизма. Создавая проблемы нацистам, не стремясь к революции, европейские коммунисты продемонстрировали Западу свой патриотизм и приверженность демократии, а также заложили основу для будущего политического влияния, против чего союзники не могли возражать и за что могли бы быть им благодарны.Сам Сталин пренебрежительно относился к мировой революции в Тегеране, говоря: «Мы не будем об этом беспокоиться. Нам оказалось не так просто создать коммунистическое общество»[18].

Стратегия Национального фронта была реализована по всей Европе, чтобы привлечь массы к коммунизму, не противодействуя Западу. Это заключалось в акценте на национализме (а не на классе), подчеркивании «национальных путей к социализму»[19], призывах к умеренным и нереволюционным социально-экономическим реформам, таким как земельная реформа и смешанная экономика (популярные в Европе идеи, которые не откровенно радикальные, но также сломили бы власть крупной буржуазии и стали бы шагом к социализму), уважение к «буржуазной демократии» с ее парламентами и партиями и, наконец, обещание эффективного управления: коммунисты должны быть ответственной партией в любой парламент с практическими ответами на насущные проблемы.Цель этих инструкций также была разъяснена; Сталин подчеркивал солидарность союзников и необходимость сохранения союза.

Эта стратегия была ответом на демократическую и либеральную политику западных держав, которые отказывались говорить о границах до мира. Это был способ добиться господства Советского Союза в Восточной Европе без осуждения со стороны Запада, что могло нанести ущерб Большому Альянсу. Некоторые историки утверждали, что это было не так и что сталинская внешняя политика была ситуативной, реактивной и оппортунистической.Войтех Мастный утверждает, что «нигде за пределами того, что Москва считала советскими границами, ее политика не предусматривала установления коммунистических режимов»[20]. Однако данные, полученные со времени написания Мастным, показывают, что, хотя у нас до сих пор нет полной картины, у Сталина была четкая стратегия в отношении Восточной Европы. Редакция нового сборника документов Российского института всеобщей истории считает, что «очевидно, что деятельность Коминтерна, проводившаяся до мая 1943 г., после этого не только не прервалась, но и расширилась»[21]; письма и телеграммы, отправленные коммунистическим партиям Европы, ясно показывают это.4 апреля 1943 г. Польская ПНР получила сообщение, в котором говорилось, что «политические структуры в Польше должны быть определены в соответствии с решениями партийной платформы, то есть как демократический, а не советский порядок», а в феврале 1944 г. было указано, что самое главное не должно «создавать ложного впечатления, что ПНР осуществляет источник советизации в Польше, что при нынешнем состоянии внешних дел может только поощрить всякого рода провокаторов и всякого врага польской люди’.Преемник Коминтерна, OMI, , был более откровенным, говоря PRR, что радикализм «сделает Польшу яблоком раздора между державами Тегерана», вместо этого они должны стремиться создать «ситуацию, благоприятную для наших долгосрочных планов» (18). июль 1944 г.)[22]. Подобные сообщения были разосланы коммунистическим партиям по всей Европе как на Востоке, так и на Западе.

Однако, несмотря на это, следует также помнить, что на протяжении всей войны были случаи, когда Сталин очень мешал Западу поверить в то, что он действительно намеревался сохранить Альянс.В то время как Сталин инструктировал европейских коммунистов не быть враждебными, сам Сталин делал именно это. Например, разорвав отношения с польским правительством в изгнании в 1943 году, он вряд ли продемонстрировал свою приверженность Альянсу. Кроме того, на протяжении всей войны он проводил политику, которая часто была совершенно неприемлемой для союзников, что важно, оставив Польскую Армию Крайовой на растерзание немцам в Варшаве в июле-октябре 1944 года, несмотря на то, что Красная Армия находилась всего в десяти километрах от него.Гланц утверждал, что Красная Армия не была в состоянии взять Варшаву в то время[23], однако, даже если бы это было так, отказ позволить самолетам союзников действовать на советской территории для помощи полякам был непростительным. Это привело к потере веры союзников в Советы. Посол США Гарриман писал Корделлу Халлу, что отказ в помощи Варшаве был «основан не на оперативных трудностях, а на безжалостных политических соображениях»[24]. Однако Сталин не видел в таких действиях препятствия для послевоенного мира.Вместо этого он считал это уместным, и его паранойя убедила его в том, что Армия Крайовой была «преступниками, жаждущими власти… подставляющими безоружных людей под немецкое оружие… гитлеровцами, [которые] жестоко истребляют гражданское население», говоря Черчиллю, что «советские войска делают все возможное»[25]. Для Сталина поляки были врагами. Кроме того, вполне вероятно, что он недооценил опасения союзников по поводу Варшавы. В конце концов, сотни советских городов были разорены нацистами, а миллионы погибли без такой заботы союзников.Для Сталина тревога союзников по поводу Варшавы казалась примечательной.

К концу войны Стратегия Национального фронта явно не достигла своих целей. Нигде в Европе коммунистам не удалось завоевать критическую массу поддержки, и они не могли удержаться у власти, не прибегая к диктаторским методам и грубой силе Красной Армии, что было антагонистично Западному Альянсу. Кроме того, непоследовательное поведение Сталина, например, в отношении Варшавы в 1944 году, его постоянное требование границ 1941 года и его ощущение, что с Россией плохо обращались, вызывали у союзников чувство угрозы и беспокойства.Хотя в конечном итоге стратегия Национального фронта не сработала, ее принятие в 1943 году было явным ответом на политику союзников, с которыми Советы понимали, что им нужно работать, чтобы победить фашизм. Несмотря на то, что в Восточной Европе в конце концов возникла жестокость, она не должна была быть таковой — репрессии действительно были результатом провала Стратегии Национального фронта, попытки добиться советизации за пределами России и остаться членом «Большой тройки». .

В конечном итоге Сталин предпочел советизацию Восточной Европы продолжению союза с Западом.Это связано с тем, что в идеологически извращенном сознании Сталина безопасность скорее могла быть достигнута за счет создания сферы влияния, чем за счет сохранения дружеских отношений с другими мировыми державами — Сталин всегда подозревал, что капиталисты когда-нибудь объединятся против России. в будущем, поэтому продолжение союза всегда было временным. Всегда нужно быть осторожным, чтобы не судить об этом решении задним числом, тем не менее многим на Западе, надеявшимся на продолжение отношений с Россией в будущем, таким, как Иден, решение Сталина казалось заблуждением смысла.В конце концов, как сказал Сталин в 1942 году, Восточную Европу «решила сила». Сталину удалось принести социализм в Восточную Европу, но не теми методами, которые он предпочел бы, ценой, которую он надеялся не платить.

После Ялты, чтобы удовлетворить свои параноидальные опасения по поводу безопасности, Сталин опустил над Польшей «железную завесу»[26], к большому неудовольствию британцев. Польша была ключом к советской безопасности, и для создания сильной и дружественной Польши, которую хотел Сталин, правительство, состоящее из лондонских поляков, было неприемлемо, поскольку они не желали играть роль государства-клиента.Хотя это было анафемой для британцев, Сталин чувствовал, что ему нужна его польская буферная зона, и в конечном итоге не остановился ни перед чем, чтобы добиться этого.

Более непосредственными задачами Сталина в начале войны было заручиться соглашением об экономической помощи и открыть второй фронт во Франции. В своих самых первых переписках с Черчиллем Сталин писал: «Мне кажется, что военное положение Советского Союза… значительно улучшилось бы, если бы на Западе был открыт фронт против Гитлера»[27].По мере того, как положение становилось все более отчаянным, Сталин умолял: «Как нам выйти из этого более чем неприятного положения?», прежде чем ответить на свой вопрос: «Я думаю, что единственный выход — это создать в этом же году второй фронт на Балканах. или Франция, способная оттянуть от 30 до 40 немецких дивизий с Восточного фронта»[28]. Эта цель оставалась неизменной, несмотря на неоднократные изменения в политике союзников: Сталин по-прежнему хотел иметь второй фронт даже после того, как Красная Армия выглядела так, как будто она может выиграть войну в одиночку после поражений вермахта под Сталинградом и Курском.Однако Сталин изменил свою тактику для достижения этой цели и не боялся жесткой игры, чтобы добиться своего; начиная с 1942 года и далее, как ни странно, учитывая стратегию Национального фронта, сталинские уловки по созданию второго фронта становились все более агрессивными, пока операция не была согласована[29]. Это в какой-то степени отражало разочарование Сталина в связи с тем, что после стольких надежд не удалось открыть второй фронт, а также тяжелое военное положение и огромные жертвы, которые приносила Россия.

Решимость Сталина укрепить второй фронт в ответ на то, что он считал невыполненными обещаниями союзников, и их преследование империалистических целей в Средиземноморье за ​​счет советских войск, сражающихся с немцами.В апреле 1942 г. Рузвельт писал Сталину, намекая на возможный второй фронт, а в мае 1942 г. в Вашингтоне Молотов настаивал на этом, подчеркивая шаткое положение России и утверждая, что, если в этом году с Восточного фронта будет отведено сорок дивизий, последующий прорыв русских мог закончить войну до 1943 года. Однако Молотов не знал, что Черчилль уже отверг «Кувалду» (вторжение в Европу в 1942 году) и трусливо возложил ответственность за информирование Молотова на плечи Рузвельта или позволил ему самостоятельно направить ресурсы на второй фронт. в 1942 году.

Однако Рузвельт сказал Молотову, что у него есть надежда на второй фронт в 1942 году и что это было бы более практичным, если бы Советы сократили свои потребности в припасах с 8 миллионов тонн до 2 миллионов, тем самым освободив корабли для перевозки людей в Великобританию. . Рузвельт сказал Молотову, что «Соединенные Штаты стремились и надеялись создать второй фронт в 1942 году», и сокращение их потребности в материалах повысит шансы[30]. Однако вслед за этим Рузвельт заявил, что необходимо посоветоваться с англичанами, так как именно им придется нести основное бремя, — поэтому он умело возложил решение твердо на плечи Черчилля.Рузвельт был искренне обеспокоен ситуацией на Востоке. Он написал Черчиллю после визита Молотова, в котором говорилось: «Молотов очень ясно дал понять, что очень серьезно беспокоится о следующих 4-5 месяцах… У меня очень сильное ощущение, что положение России неустойчиво и может неуклонно ухудшаться в ближайшие недели… важно то, что мы можем столкнуться и, вероятно, столкнемся с настоящей бедой на русском фронте и должны строить планы ее решения»[31]. Однако Черчилль считал, что средиземноморская стратегия дает самые высокие шансы на успех.

Сталин, отвечая на то, что Рузвельт сказал Молотову, действительно согласился сократить свой спрос на поставки, поэтому он жертвовал одной из своих целей, чтобы попытаться обеспечить другую. Однако это было не то, что имели в виду британцы, и на заключительных переговорах в Лондоне Черчилль предложил самое большее небольшой рейд, ясно дав понять Молотову в памятной записке, в которой говорилось, что британское правительство не связано никакими обязательствами. определенные обязательства на втором фронте. Это, а также визит Черчилля в Москву в августе 1942 года, где он повторил, что второго фронта не будет, привели к изменению тактики Сталина.Сталин отказался от примирительного подхода «услуга за услугу», который он использовал, жертвуя припасами для второго фронта, и теперь оказывал давление на союзников, ставя под сомнение их решимость и позволяя своему гневу и подозрениям выйти на поверхность. Когда Черчилль в Москве сказал Сталину, что второго фронта в 1942 году быть не может, Сталин отреагировал резко, заявив, что «нельзя победить, не рискуя» и «не надо бояться немцев»[32]. Гнев Сталина легко понять: на этом этапе войны союзники не одержали крупных побед (Аламейн должен был прийти), в то время как русские оттеснили немцев от Москвы и с большой ценой удерживали осаду Ленинграда.

После этой встречи и до тех пор, пока Оверлорд не был согласован в Тегеране, тон советской дипломатии становился все более враждебным. В декабре 1942 года в отчете УСС была отмечена статья в советской газете, в которой смело говорилось: «Если русским оставить побеждать в одиночку, они проигнорируют англосаксов при установлении мира». Общие усилия в войне обеспечили бы взаимопонимание и прочное сотрудничество во имя мира». Подобные статьи встревожили Запад и, следовательно, поступили именно так, как намеревалось советское правительство.Адмирал США Эрнест Э. Кинг предупредил других объединенных начальников штабов 16 января 1943 г., что «если Запад не предпримет каких-либо решительных шагов к разгрому Германии, Россия будет доминировать за мирным столом»[33]. Эти непростые отношения продолжались до первой половины 1943 года, особенно после конференции в Касабланке, на которой Рузвельт и Черчилль договорились во второй раз отложить вторжение через Ла-Манш, чтобы атаковать через Сицилию.

В 1943 году беспокойство Сталина по поводу намерений Запада в отношении второго фронта достигло точки, когда Запад считал, что союзнические и советские отношения находятся в кризисе.11 июня 1943 года Сталин сообщил Рузвельту, что «ваше решение… может серьезно повлиять на дальнейший ход войны»[34], и отказался от запланированной встречи один на один с Рузвельтом, чтобы выразить свое неудовольствие. Сталин также возмущался тем, что такие решения, как капитуляция Италии 2 мая 1943 года, принимались без него. Это последовало за разрывом отношений между Москвой и польским правительством в изгнании в апреле 1943 года после открытия немцами Катыни. Что еще хуже, с марта 1943 года Черчилль приостановил конвои в Россию после некоторых тяжелых потерь.Сталин считал конвои обязательным обязательством перед Советским Союзом, Черчилль, конечно, оспаривал это.

Однако надо иметь в виду и то, что именно в этот период Сталин начинает задумываться о необходимости продолжения послевоенного союза. Хотя краткосрочной и самой ближайшей целью Сталина была помощь и второй фронт, он понимал, что в долгосрочной перспективе для достижения его желаний безопасности продолжение дружбы с союзниками отвечало интересам России.Таким образом, в этот момент возник конфликт между тем, что Сталин хотел от союзников в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Чтобы примирить эти две цели, Сталин согласился на саммит «большой тройки» 8 августа (до заключения Курска), заявив, что это «желательно при первой же возможности»[35], но только в том случае, если может состояться встреча «ответственных представителей заранее подготовить почву. Причина этого в том, что это давало Сталину больше шансов на достижение своих краткосрочных целей, чтобы он мог сосредоточиться на своих амбициях в области безопасности на встрече «большой тройки», когда она состоится.Таким образом, советская повестка дня на Московском совещании министров иностранных дел 19 октября 1943 г. содержала только один пункт: «Меры по сокращению войны». Вдобавок к этому Сталин приказал предпринять ряд инициатив, чтобы компенсировать любые плохие отношения, которые он мог вызвать своей непримиримостью на втором фронте. Самым важным шагом было упразднение Коминтерна 15 мая 1943 года, рассчитанное на то, чтобы вызвать благоприятную реакцию и стать своевременной мерой для облегчения отношений между союзниками. Корделл Халл воскликнул, что «устранение организации из международной жизни… несомненно, будет способствовать повышению степени доверия»[36].В 1943 году Сталин также сделал значительные уступки русской церкви. Это было в первую очередь мотивировано внутренней причиной использования церкви для повышения патриотизма и морального духа. Однако Сталин разрешил церкви избрать нового Патриарха только 8 сентября, после того как ситуация в Курской области изменилась. Несомненно, что Сталин, принимая это решение, учитывал и международную реакцию: в правление Британского фонда помощи России входили и госпожа Черчилль, и декан Кентерберийского университета Хьюлетт Джонсон, а Сталин был бы признателен, что это тоже прошло бы хорошо. в Америке.

Сталин следил за тем, чтобы его союзники оставались в стороне, поскольку он все еще хотел послевоенного урегулирования, отвечающего его потребностям, а также предупреждал их о возможных последствиях отказа от открытия второго фронта и напоминал им об огромных жертвах, которые Советы принесли в сравнение с союзниками. В Тегеране Сталин твердо придерживался своих целей и снова не изменил их в ответ на политику Запада. Действительно, тактика Сталина в Тегеране заключалась в жесткой игре. После побед России в 1943 году Сталин почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы по-бычьи спросить Черчилля, «верят ли британцы в «Оверлорда» или они просто говорят об этом, чтобы успокоить русских?»[37].Разочарование Сталина привело его к тонкому шантажу, чтобы добиться приверженности «Оверлорду»: намекая, что, если «Оверлорд» не будет проведен, ему, возможно, придется рассмотреть возможность заключения сепаратного мира. Это не ускользнуло от внимания Черчилля или Рузвельта. Это привело к тому, что союзники согласились на дату и командира для Overlord.

На протяжении всей войны Сталин больше всего хотел от западных держав их приверженности второму фронту, экономической помощи и их согласия на восстановление границ России 1941 года. Эти цели не изменились.Однако его тактика их достижения помогла. Соглашение Сталина с Рузвельтом в 1942 году о сокращении поставок для второго фронта показывает, что он изначально был готов пойти на компромисс с союзниками. Когда этого не последовало, он становился все более и более настойчивым, пока в 1944 году не был запущен «Оверлорд». Что касается ключевого вопроса о границах, Сталин осознал, что это может стать камнем преткновения на пути к долгосрочному союзу, что привело к реализации стратегии Национального фронта. Однако, поскольку это явно не удалось, Сталин прибег к обструкции и силе, чтобы добиться своего в Восточной Европе и своей буферной зоне.Сталин хотел продолжения сотрудничества, но на своих условиях, и в конечном итоге он предпочел советизацию Восточной Европы продолжению союза. Он не желал идти на компромисс в отношении правительств, которые могли быть недружественными по отношению к России, а это означало, что их должен был выбрать сам Сталин. То, что Сталин хотел от Запада, осталось прежним, даже если его методы достижения этого не изменились.


[1] Кейт Сейнсбери: Поворотный момент: Рузвельт, Сталин, Черчилль и Чан Кай-Ши, 1943 г. – Москва, Каир и Тегеранская конференция (Оксфорд, 1985 г.) Глава VIII: «Тегеранский саммит: Сталин определяет стратегию союзников ».

[2] Рэймонд Бирт, «Личность и внешняя политика: дело Сталина». Политическая психология , Том 14, (декабрь 1993 г.). стр. 607-625. На стр. 621.

[3] Джонатан Хаслем, «Цели советской войны», глава 2 в Взлет и падение Великого Альянса, 1941-45 , ред. Энн Лейн и Говард Темперли: (Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1995). стр. 37.

[4] Там же, Сталин — Миловану Джиласу. Из воспоминаний Джиласа. стр. 37.

[5] МИД СССР, Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании в годы Великой Отечественной войны 1941-1945′ , Том II: «Переписка с Франклином Д. Рузвельтом и Гарри С. Трумэном. (1958). 3 апреля 1945 г., № 286. С. 205-206.

[6] Джонатан Хаслем, « Советские военные цели» в Лейне и Темперли, (ред.): Взлет и падение Великого Альянса . Стр. 24.

[7] Джеффри Робертс, «Идеология, расчет и импровизация: сферы влияния и советская внешняя политика 1939–1945», Review of International Studies 25 (1999). стр. 655-673.

[8] Джонатан Хаслем, « Советские военные цели» в Лейн и Темперли, (ред.): Взлет и падение Великого Альянса . Стр. 27.

[9] Лидия В. Поздеева: «Советский Союз: территориальная дипломатия» , Глава 14 в Союзники в войне: советский, американский и британский опыт, 1939-1945, Дэвид Рейнольдс, Уоррен Ф. Кимбалл и А.О. Чубарян (ред. . ) (Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1994).

[10] Министерство иностранных дел СССР, Переписка , Том II: «Переписка с Франклином Д. Рузвельтом и Гарри С. Трумэном». (1958). 12 апреля 1942 г., № 17. С. 22.

.

[11] Майкл Бальфур, Противники: Америка, Россия и открытый мир 1941-62 . Глава 1: «1941-45» . (Лондон, 1981 г.).

[12] Дерек Уотсон, «Создание Великого Альянса и Второго фронта, 1939–1942». Europe-Asia Studies, Vol 5 (январь 2002 г.), стр. 51-85. На стр78.

[13] У Саймона Себага Монтифиоре, Сталин: Двор Красного Царя (Лондон: Вайденфельд и Николсон, 2003), Глава 36, «Молотов в Лондоне, Мехлис в Крыму, Хрущев в крахе» .

[14] Эдуард Марк, «Революция по ступеням: сталинская стратегия национального фронта для Европы, 1941–1977», Рабочий документ CWIHP № 31 (2001).

[15] Отчет Майского. У Поздеевой: «Советский Союз: территориальная дипломатия» . Союзники в состоянии войны, Рейнольдс, Кимбалл и Чубарян (ред.) .

[16] Робертс: «Идеология, расчет и импровизация», стр. 655-673.

[17] В Марке, «Революция по степеням».

[19] Георгий Димитров. В Робертс, «Идеология, расчет и импровизация.стр. 655-673.

[20] Vojtech Mastny, Холодная война и отсутствие безопасности в Советском Союзе: сталинские годы (Оксфорд: издательство Оксфордского университета, 1996). Стр. 21.

[21] Институт всеобщей истории Российской академии наук, « Коминтерн и Вторая мировая война после 22 июня 1941 г. » (1998), обсуждаемый в Марке, «Революция по степеням».

[23] Дэвид М. Гланц и Джонатан М. Хаус, Когда столкнулись титаны: как Красная армия победила Гитлера. (Университетское издательство Канзаса, 1998 г.).стр. 214.

[24] В Гланце и Хаусе, , когда столкнулись титаны. стр. 215.

[25] Министерство иностранных дел СССР, « Переписка», Том I: «Переписка с Уинстоном С. Черчиллем и Клементом Р. Атли». 22 августа 1944 г., № 323. С. 255.

[26] Уинстон Черчилль — Гарри С. Трумэну, 12 мая 1945 г. У Уинстона С. Черчилля, Вторая мировая война , (Лондон, 1954) Vol. 6. С. 498.

.

[27] Министерство иностранных дел СССР, « Переписка», Том I: «Переписка с Уинстоном С. Черчиллем и Клементом Р. Атли». 18 июля 1941 г., № 3. С. 13.

[28] Там же. 3 сентября 1941 г., № 10. С. 20.

.

[29] Дмитрий Волкогонов, Сталин: Триумф и трагедия (Лондон: Вайденфельд и Николсон, 1991), Глава 44: «Сталин и его враги» .

[30] Дерек Уотсон, «Создание Великого Альянса». стр. 72.

[31] Уоррен Ф. Кимбалл (ред.), Черчилль и Рузвельт: Полная переписка. Часть 1: «Формирование Альянса: октябрь 1933 г. — ноябрь 1942 г.» . 31 мая 1942 г. , Р-152. стр. 503-504.

[32] У Саймона Себага Монтифиоре, Сталин: Двор Красного Царя , Глава 36.

[33] Марк А. Столер, «Второй фронт» и страх американцев перед советской экспансией, 1941-43 гг., стр. 136-137 , военные дела, , том. 39 (октябрь 1975 г.). стр. 136-141.

[34] Министерство иностранных дел СССР, Переписка, Том II : « Переписка с Франклином Д. Рузвельтом и Гарри С. Трумэном» . 11 июня 1943 г. , № 92. стр. 70.

[35] Там же . 8 августа 1943 г., № 101. С. 78.

[36] Пресс-конференция Корделла Халла, 16 мая 1943 г. В Поздеевой: «Советский Союз: территориальная дипломатия». Глава 14 , Рейнольдс, Кимбалл и Чубарян (ред.) Союзники в войне.

[37] Сейнсбери, Поворотный момент, Глава VIII.

  Автор: Фредерик Страчан
Написано в: Кембриджский университет
Написано для: профессора Дэвида Рейнольдса
Дата написания: май 2011 г.  

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Российская/советская внешняя политика – прошлое немного меняется каждый раз, когда мы его пересказываем

  1. Timeline
  2. Russian Revolution
  3. STALIN
  4. Советская психика
  5. Советская внешняя политика
  6. Советская внешняя политика
  7. Зарубежная политика по отношению к другим народам
  8. Перспективы и историографии
  9. Суждения
  10. Другие ресурсы

Timeline

Хронология советской внешней политики

https://нжистори.govt.nz/media/photo/map-russian-empire-1914https://www.britannica.com/place/Soviet-Union

Русская революция

  1. Почему Россия плохо выступила во время Первой мировой войны?
  2. Что вызвало революцию?
  3. Что такое Временное правительство?
  4. Как пришли к власти Ленин, Троцкий и большевики?
  5. Как Россия вышла из Первой мировой войны?
  6. Что означает «социализм в одной стране»?
  7. Как большевики сохранили власть в России?
  8. Как бы вы охарактеризовали состояние СССР в 1922 году?
  1. Какой должна быть их внешняя политика в 1920-е годы,
  • Франция
  • Польша
  • Германия
  • Япония
  • Британия
  • Италия
7 7

Сталин

Понимание Сталина

BBC – герой или убийца?

Советская психика

1.Защититесь от иностранных захватчиков .

https://alchetron.com/Allied-intervention-in-the-Russian-Civil-War

  • …и хотя Россия вторглась в Германию в 1914 году, можно утверждать, что это было сделано только для предотвращения австро-венгерского или немецкого вторжения .

2. Выход к Средиземному морю и тепловодный порт . Мурманск свободен ото льда на севере, а Владивосток можно использовать на Дальнем Востоке. Но Россия хотела бы еще улучшить свои торговые пути.

Возможные причины конфликта на Украине с 2014 г. и в Сирии с 2011 г.?

Крымская война

Внешняя политика СССР

1920-е годы

  • « Социализм в одной стране » — ключевая фраза, которую следует помнить в межвоенный период. Сталин хотел, чтобы марксизм-ленинизм (советская версия коммунизма) имел успех в его стране, прежде чем экспортировать идеологию в мир. Таким образом, советская внешняя политика была в значительной степени направлена ​​на то, чтобы пережить в 1920-х и 1930-х годах, и в то же время пропагандировать, насколько успешной была их социальная, экономическая и политическая политика.Это подготовит основу для будущего расширения.
  • Капиталистические или империалистические страны считались враждебными, поскольку они неизбежно видели в марксизме-ленинизме угрозу своему существованию.
  • Министры иностранных дел были назначены для обсуждения международной дипломатии, но в конечном счете Сталин имел власть над этим министерством.
  • В 1919 году Коминтерн был создан для содействия распространению революции.
  • 1917-18, иностранные государства были смущены, когда большевики опубликовали секретные договоры царя Николая с западными державами.Они же затормозили в подписании мирного договора с Германией (Брест-Литовск), надеясь, что война скоро закончится и они получат более выгодную сделку. К январю 1918 года терпение немцев истощилось, и они пригрозили вторжением, если договор не будет подписан.
  • Несостоявшиеся коммунистические правительства в Венгрии и Баварии добавили уверенности в том, что целью должен быть социализм в одной стране, а не экспорт пролетарской революции. К этому, возможно, добавилась и победа Цзян Цзеши над Коммунистической партией Китая в 1927 году.
  • Тем не менее, Коминтерновская пропаганда сосредоточилась на передаче только положительных сообщений об их социальном, экономическом и политическом эксперименте. Это поддерживало левых в некоторых частях мира и также получило признание интеллектуалов.
  • Соперничество с капиталистическими странами только обострилось, когда СССР не пустили в учредительную Лигу Наций .
  • Это могло добавить к политике наведения мостов с их предыдущим соперником в Великой войне, который также был изолирован, Германией.Результатом этого стало подписание Рапалльского договора , , по которому и СССР, и Германия согласились улучшить экономические и военные связи. Берлинский договор 1926 года также подтвердил Рапалло.
  • Веймарская Германия имела слабую армию из-за ограничений, включенных в Версальский договор. Но тайно СССР проводил военные учения со своими немецкими коллегами.
  • Однако СССР был недоволен, когда Германия подписала сделки с западом (Локарнский пакт, Дауэса и планы Юнга).

1930-е годы

  • Дальний Восток становился все более тревожным местом для СССР. Воспоминания о военном поражении 1904–1905 гг. и растущей военной мощи Японии сосредоточили внимание советских людей на Азии. Вторжение в 1931 году в Маньчжурию и создание новой провинции Маньчжоу-Го продемонстрировали территориальные амбиции Японии, возможную нацеленность на военно-морской порт СССР во Владивостоке и поселения в Сибири. Сталин начал поддерживать Гоминьдан Цзян Цзеши (ГМД или Националистическую партию), несмотря на то, что он боролся с Коммунистической партией Китая.
  • В 1932 г. СССР заключил пактов о ненападении с Польшей и Францией (также были подписаны аналогичные договоры с Латвией, Финляндией, Эстонией и Турцией (1931 г.)). Это понравится левым во всем мире, а также предотвратит любые конфликты, пока действуют сталинские пятилетние планы.
  • Когда Гитлер стал более могущественным, Сталину и СССР стало ясно, что их поддержка коммунистических партий в Германии терпит неудачу. Его выступления были антибольшевистскими или коммунистическими, поэтому к середине 1930-х годов беспокойство о войне росло.Гитлер уже разорвал Рапалльский договор и прекратил любое германо-советское военное сотрудничество.
  • Пакт о ненападении Гитлера с Польшей в 1934 году, возможно, вынудил Сталина присоединиться к Лиге Наций в том же году. СССР не был готов к войне, поэтому этот шаг мог выиграть время. Политика «Коллективной безопасности» Лиги также может помочь сдержать будущую агрессию Германии.
  • Другой стратегией было поддержание хороших отношений с Германией. Экономические встречи были проведены между двумя правительствами, которые, возможно, устраивали обе стороны во избежание войны.
  • По мере роста правых в Европе Коминтерн изменил свою стратегию и поддержал как социалистов, так и коммунистов . Например, в 1936 году он поддержал Французский народный фронт .
  • AJP Taylor утверждал, что Великобритания и Франция должны разделить часть вины за Вторую мировую войну. Против агрессии Германии (Рейнланд, Чехословакия, Австрия), Италии (Абиссиния) и Японии (Маньчжурия) они сделали очень мало. СССР не мог рассчитывать на поддержку Запада против этих милитаристских режимов и вместо этого должен был иметь дело с дьяволом – нацистско-советским пактом 1939 года .Примечательно, что СССР подписал пакт о взаимопомощи с Чехословакией (в 1935 году, а также с Францией), но практически не консультировался с ним, поскольку Судетская область была передана Германии.
  • Сталин видел действия Вермахта в Гражданской войне в Испании , поэтому знал о потенциальной мощи Германии. СССР поддерживал республиканцев в течение трех лет, но ему не удалось помешать победе националистов, поддерживаемых Италией и Германией (причиной этого могли быть его чистки его старших офицеров).Советская политика в Испании, возможно, была ответом на их страх перед фашизмом, господствующим в Европе, но она также продемонстрировала изменение их стратегии по сравнению с «социализмом в одной стране».
  • В 1939 году СССР отразил угрозу с Востока, разгромив Японию в битве на Халхин-Голе. Командующим Красной Армией в этом сражении был генерал Жуков. Он избежал репрессий и стал одним из лучших военачальников страны (Москва, 1941 г., Сталинград, 1942 г., Берлин, 1945 г.).
  • Нацистско-советский пакт (также называемый Риббентропом-Молотовым по именам двух министров иностранных дел) был советской политикой, но это была немецкая идея, направленная на предотвращение войны на два фронта и воссоздание Великобританией и Францией Тройственной Антанты.
  • Сталин выиграл от пакта несколькими способами. Он должен был захватить большую часть Польши (теперь буфер от будущей немецкой агрессии), прибалтийские страны Латвии, Эстонии и Литвы, Бессарабию (ныне Молдавия и часть Украины), и выиграть время для подготовки Красной Армии к войне. (план был на 1942 год).
  • Историки могут оправдать Сталина за подписание этого пакта, так как он был загнан в угол. Но это не оправдывает действия Советского Союза на землях, захваченных его солдатами. ( Катынский лес )
  • Советские амбиции не остановились на землях выше, в ноябре 1939 года он вторгся в Финляндию . Несмотря на первоначальные досадные военные неудачи (финны отбросили захватчиков, несмотря на чрезвычайно низкую численность), Красная Армия одержала победу. Это вызвало к ним международное осуждение, хотя Великобритания и Франция воздерживались от объявления им войны, поскольку видели в Германии большую угрозу своей собственной безопасности.
  • 22 июня 1941 года началась операция «Барбаросса ». Три миллиона солдат, в основном из Германии, напали на Советский Союз. Это было внезапное нападение, так как Сталин ранее отклонял любые сообщения о наращивании немецких войск, чтобы не вызвать раздражение у своего «союзника». Красная Армия понесла катастрофические потери в 1941 году, и поражение было вполне вероятным. Однако сочетание советского населения, ресурсов и авторитарного правления помогло им восстановиться и нести большую ответственность за поражение нацистов в 1945 году .

Внешняя политика в отношении других наций

Германия

Брестский договор 1918 г.

  • Мирный договор о выходе из мировой войны, прекращении военных действий между Россией и Германией
  • Признание независимости Украины, Грузии и Финляндии; уступил Польшу и прибалтийские государства Литвы, Латвии и Эстонии Германии и Австро-Венгрии; и уступил Карс, Ардаган и Батум Турции

Рапалльский договор 1922

  • Установление дипломатических и экономических отношений
  • Тайное военное сотрудничество, поскольку Германия тайно восстанавливала свою армию и военно-воздушные силы в лагерях в Советском Союзе.Две армии также проводили совместные тренировки, чтобы можно было поделиться опытом.

Берлинский договор 1926 г.

  • Подтвержденный Рапалло, подписанный в 1922 г.
  • Присяга на нейтралитет в случае нападения на другую сторону третьей стороной на следующие пять лет
  • Обновленный дополнительный протокол 1931 г., ратифицированный 1933 г.
    • Торговля увеличилась до 433 миллионов рейхсмарок в год к 1927 году
    • Германия помогла советской промышленности модернизироваться, чтобы помочь в создании танковых производственных мощностей на Ленинградском большевистском заводе и Харьковском паровозостроительном заводе

    Германо-советская торговля и кредит Соглашение 1939

    • Экономическое соглашение между нацистской Германией и Советским Союзом, согласно которому последний получил акцепт-кредит в размере 200 миллионов рейхсмарок на 7 лет с эффективной процентной ставкой 4.5 процентов

    Советско-германский пакт о ненападении 23 августа 1939 года

    • Гарантия мира каждой стороной по отношению к другой и заявленная приверженность тому, что ни одно правительство не будет вступать в союз или помогать врагу другой стороны
    • Возможность позволить России перевооружить и набрать людей после сталинской чистки вооруженных сил
    • Поддерживать экономические связи
    • Секретные разделы этого пакта, по существу, отдавали СССР восточную Польшу (между ними разделили Польшу), три Прибалтики и Бессарабию, откладывали на некоторое время вероятность войны с Германией
    • Определяли границы Сферы советского и германского влияния в Польше, Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии
    • Предусмотрены крупные продажи российского зерна и нефти в Германию, и Германия поделилась своими военными технологиями с Советским Союзом

    Германо-советское коммерческое соглашение 1940 г.

    • В течение одного года на поставку товаров (нефть, сырье и зерно) на сумму от 420 до 430 миллионов рейхсмарок

    Немецкое вторжение в Советский Союз в июне 1941 года в нарушение пакта о ненападении 1939 года , закончились все хозяйственные соглашения.

    Франция

    Польша

    Япония

    Италия

    Перспективы и историография

    Аластер Кочо-Уильямс – Когда большевики вышли победителями из Гражданской войны в России, у них все еще, казалось, были неясные планы во внешней политике, но по прошествии десятилетия они обретут большую ясность в своих целях. Советская внешняя политика была продуктом смеси марксистской идеологии и прагматизма перед лицом того, что реально могло быть осуществлено.Международные отношения России в ХХ веке

    Эрик П. Хоффман имел мало ресурсов и рычагов для проведения успешной внешней политики с капиталистами. Но эти слабости были устранены, чтобы помочь консолидировать власть, действия зарубежных стран представляли угрозу для Советского Союза, и поэтому авторитарное руководство должно иметь больше власти, чтобы остановить их. Советская внешняя политика

    Джон Джейкобсон утверждает, что советская внешняя политика в 1920-е годы была направлена ​​на поддержку революции.Были установлены политические и экономические связи, чтобы узаконить революцию и построить экономику для ее поддержки. Примерами такой политики являются Рапалльский и Берлинский договоры. Об историографии советских отношений в 1920-е годы

    Марксистская точка зрения на советскую внешнюю политику в межвоенные годы заключалась в том, что она имела успех. Революция находилась в зачаточном состоянии, и предотвращение ее уничтожения капиталистическими державами было ключевой частью советской внешней политики. Страна избежала войны, чему способствовали подписанные договоры и вступление в Лигу Наций.В 1930-е годы она смогла быстро индустриализироваться, и это помогло стране защитить себя от капиталистов Второй мировой войны и холодной войны.

    Решения

    1. Советская внешняя политика потерпела неудачу, если ее целью было сдерживание захватчиков или агрессии. Он подписал многочисленные пакты и сделки с государствами, но они не предотвратили войну в 1939 или 1941 году.
    2. Однако, если советская внешняя политика должна была выиграть время, чтобы позволить стране внедрить свой социальный, экономический и политический эксперимент, она имела некоторый успех.Он подвергся нападению только в 1941 году и смог выстоять, несмотря на огромные потери.
    3. Наконец, советский эксперимент нуждался в международном признании. Поскольку она подписала несколько пактов и стала членом Лиги Наций, она получила это.

    Проводил ли Советский Союз последовательную внешнюю политику или она была оппортунистической?

    Ruyi : это было оппортунистическим, потому что некоторые события, такие как восстание Гитлера или японское вторжение в Маньчжурию, нельзя было предвидеть, даже несмотря на то, что Япония представляла угрозу для России со времен русско-японской войны.Россия будет знать, как проводить внешнюю политику только тогда, когда что-то уже произошло, чтобы принять меры предосторожности на будущее.

    Ro Xzi : Это был оппортунист. Об этом свидетельствует внешняя политика, проводимая после таких событий, как запрет на вступление в Лигу наций и вторжение в Маньчжурию. Более того, победа Французского народного фронта в 1936 году привела к изменению стратегии Коминтерна в сторону поддержки как социалистов, так и коммунистов. Внешняя политика менялась в ответ на события, которые происходили для достижения ее ключевых целей и советского менталитета

    Но было и последовательно: изменение стратегии «социализма в одной стране» в конце 1930-х (1939 г.) после пятилетки, гораздо лучшие позиции для распространения идеологии.

    Прочие ресурсы

    Внешняя политика Советской России

    В мои задачи не входит попытка систематического и полного изложения внешней политики моего правительства, а изложение некоторых руководящих принципов, которые могут помочь в понимании отношений между Союзом Советов и других держав и об отношении Советского правительства к различным международным проблемам.

    Чтобы понять внешнюю политику Советской республики, необходимо сначала рассмотреть другой, более общий вопрос. Какова цель внешней политики каждой страны? Внешняя политика, как легко понять, есть лишь проекция внутренней политики и, очевидно, имеет тесную связь с формой политической и социальной организации нации и с ее институтами в целом. Каждое правительство стремится установить с другими странами отношения, наиболее благоприятные для укрепления и развития его собственных институтов.

    Это общее правило, очевидно, относится и к Советскому правительству. Вероятно, немногие продолжают придерживаться ошибочного мнения, что режим, созданный в России победой Октябрьской революции 1917 года, был преходящим эпизодом, результатом внезапного удара, организованного горсткой чуждых истории людей. страны, действующей вопреки воле народа и вопреки интересам и чаяниям нации. Тот факт, что Советская власть просуществовала восемь лет и что никто не ставит под сомнение ее политическую прочность, доказывает, что ее появление было не случайностью, а необходимостью, по глубинным причинам, как в развитии России, так и всего мира.

    Не вдаваясь в подробный анализ царской России, можно отметить следующие три характеристики ее политической и социальной организации:

    1. Существование класса феодальной аристократии, владеющей большой долей земли и держащей в подчинении своего господства и эксплуатации крестьян, составлявших четыре пятых населения. Режим абсолютной власти с бюрократией, обладавшей всеми пороками нерегулируемой бюрократии, был необходим для сохранения власти феодального класса.

    2. Класс капиталистов, гораздо более слабый, потому что феодально-аграрная система тормозила экономическое развитие страны, но по этой причине более хищный в эксплуатации рабочих.

    3. Многочисленные национальные меньшинства, все вместе составляющие большинство по сравнению с теми, кого можно было бы правильно назвать великороссами, но подчиненные господству царизма и лишенные не только политических прав, но и самых элементарных прав развития своей культурной системы.

    Против старого режима, следовательно, стояли грозные силы: крестьяне, рабочие и национальные меньшинства, выжидавшие только благоприятного момента, чтобы свергнуть его. Война предоставила повод; оно полностью дезорганизовало правительственный и военный аппарат и открыло глаза людям, апатично подчинявшимся царскому режиму, на его полную несостоятельность и старость.

    Можно считать установленным фактом, что не революция заставила Россию выйти из войны, а царизм, который потребовал от своих подданных усилий, далеко превышающих их силы, и тем самым уничтожил себя и подготовил революцию. .Важно помнить, что в первые три месяца войны царское правительство выставило на поле боя 4 000 000 солдат, в то время как Франция мобилизовала 3 000 000, а Англия — 165 000. Далее, то соображение, что доходы на душу населения в России составляли 43 доллара 10 центов, тогда как в Великобритании они равнялись 260 долларам, а во Франции 182 доллара 50 центов, еще больше показывает, насколько непропорциональны экономическим ресурсам страны усилия, на которые была призвана Россия. За три года войны Россия мобилизовала 15 000 000 человек, по статистике Генштаба союзников (18 000 000 по российскому Генеральному штабу).Число убитых составило 2 500 000 человек.

    Победу большевистской партии обеспечило то обстоятельство, что она предвосхитила желания рабочих и крестьян и национальных меньшинств, т. е. широких масс народа, и положила конец войне до сих пор. что касалось России. Еще до того, как мы пришли к власти, русский военный фронт фактически перестал существовать. Дезорганизация армии отмечалась еще до первой февральской революции 1917 года, когда число дезертиров превысило миллион.Наступление, организованное правительством Керенского в июне 1917 г., только ускорило эту дезорганизацию и усилило народное отвращение к войне.

    Такова была историческая обстановка Октябрьской революции 1917 года. Этот обзор истоков Советской власти необходим для объяснения ее внешней политики, целью которой должна была стать защита нового положения дел в России. Первым проявлением этой внешней политики был мир с Германией.

    Новое правительство прекрасно понимало, что торжествующая милитаристская Германия будет злейшим врагом советского режима.Вот почему тактика Советского правительства состояла на первых порах в попытках сохранить единство России с союзниками в целях заключения мира. Если бы это оказалось невозможным и союзники захотели бы вести войну против Германии, то Советское правительство было бы вынуждено заключить сепаратный мир, но таким образом, чтобы у русского народа не оставалось никаких сомнений в том, что это не было сепаратным миром. демократический мир, но мир, навязанный побежденным и, следовательно, временный.

    Рано или поздно такой мир должен был бы уступить место борьбе не на жизнь, а на смерть с германским империализмом; но для России, чтобы иметь шанс на победу, необходимо, чтобы крестьяне, рабочие и национальные меньшинства испытали на себе последствия революции. Одно это обеспечило бы поддержку и жертвы со стороны народных масс. Советской власти требовалось перемирие для завершения национализации земли, реорганизации промышленности на новой основе и предоставления независимости угнетенным национальным меньшинствам.Он должен был создать совершенно новый государственный аппарат, задействовать новые экономические ресурсы и организовать новую армию.

    Советское правительство, впервые предложив вести переговоры с Германией о мире «без аннексий и репараций» не одной Россией, а всеми союзниками, потребовало от Германии трехмесячного перемирия. Союзники отвергли это предложение, и Россия была вынуждена одна идти на Брест-Литовск, добившись перемирия всего на один месяц.

    Вторая часть советской мирной программы должна была разоблачить лицемерие германского милитаризма, который формально соглашался на мир «без аннексий и репараций», но на деле преследовал цели аннексии и добивался значительных репараций.Наша политика была полезна не только русскому народу, но и подданным Центральных держав, солдаты которых были обмануты последовательными заверениями их дипломатов в том, что Германия и Австрия желают только скорейшего окончания войны. Советская делегация сначала отказалась подписаться под немецкими условиями и в то же время заявила, что Россия не будет продолжать войну. Только когда немцы начали новое наступление, Советское правительство подписало Брест-Литовский договор.Но если материальная победа была за Германией и Австрией, то моральную победу унесла советская делегация.

    Несмотря на отказ союзников вести мирные переговоры одновременно с Россией, советская дипломатия стремилась избежать разрыва с ними и удержать немцев в рамках навязанного ими договора. Так как Германия вынудила нас признать и заключить мир с «Украинской Народной Республикой», которая с помощью германских штыков уже стала монархическим правительством, мы попытались в ходе переговоров с Украиной установить демаркационную линию. между русской армией, состоявшей тогда из смеси отрядов красных добровольцев и остатков старой армии, и немецкими армиями.

    На настоящего автора, как на главу делегации, отправившейся в апреле месяце 1918 г. сначала в Курск, а затем в Киев, была возложена обязанность вести эти обсуждения. Но, несмотря на все усилия, мне не удалось установить демаркационную линию, кроме как на одном участке фронта. Немцы никогда не желали устанавливать рубеж на ростовском направлении, а также оставляли за собой свободу продвижения в любое время в сторону Кубани и Баку.

    В то же время наш посол в Берлине М.Иоффе, а также наш Наркомат иностранных дел, во главе которого стоял Чичерин, пытались на основе Брест-Литовского договора установить modus vivendi .

    Хотя у Германии были вполне определенные цели в отношении Советской власти, она не пользовалась свободой действий, достаточной для полной реализации своих планов. Она занималась борьбой против союзников; и пока она работала на развал советской власти, она также пыталась извлечь выгоду, особенно с экономической точки зрения, из отношений между двумя странами.Этим объясняется, почему и в Берлине, где М. Иоффе представлял Совет, и в Киеве, где я в течение пяти месяцев имел дело с украинским правительством (которое было не чем иным, как прикрытием для Германии), и с германским послом бароном Муммом, и с немецкими генералами , мы смогли воспользоваться трудным стратегическим и политическим положением Германии, чтобы сохранить состояние относительного мира. Я стремился избежать каких-либо неприятных инцидентов на линии разграничения между нашими двумя армиями и укреплять экономические отношения с Украиной.

    На самом деле боевые действия с Германией продолжались. Дружественные Советской власти рабочие и крестьяне Белой России и Украины не переставали бороться против немецкого гнета. Забастовки рабочих и крестьянские восстания следовали друг за другом. Надежда немцев пополнить запасы своих армий и своей страны за счет Украины, где они рассчитывали найти богатую житницу, не оправдалась.

    Все это время мы пытались поддерживать непрерывный контакт с союзниками.Мы не чувствовали противоречия своим идеям в сотрудничестве с силами, имеющими иную социальную структуру. Мы признали, что этап экономического развития нашей страны не благоприятствует социалистической организации ее производственной системы. Социализация могла быть лишь частичной, так как тяжелая промышленность была развита слабо. Мы тогда и не думали национализировать всю тяжелую промышленность; мы согласились с этой необходимостью, потому что собственники оказывали систематическое сопротивление нашей программе рабочего контроля над промышленностью.Только в июне 1918 года, чтобы сломить сопротивление собственников и не допустить возвращения им принадлежащих немцам крупных промышленных предприятий по Брест-Литовскому договору, мы издали закон о национализации всех отраслей промышленности с капитал более полутора миллионов рублей. Это включало лишь небольшую часть нашей экономической системы; оставалось огромное поле для частного предпринимательства, особенно для крестьян, а также для иностранного капитала.Политика уступок иностранцам в целях привлечения иностранного капитала для помощи в экономическом переустройстве страны была сформулирована в это время Лениным.

    Мы сообщили о нашем конкретном плане представителю американского Красного Креста полковнику Рэймонду Робинсу во время его отъезда в Соединенные Штаты весной 1918 года. отношение союзников через американского консула г.Пула и через секретаря норвежского консульства г-на Кристиансена, но ответа мы не получили. Мы узнали только одно: союзники поставили перед собой цель восстановить русский фронт против Германии. Этого мы не могли сделать, не ставя под угрозу только что начатую работу по организации Советской власти и перестройке экономической жизни народа.

    Чего они не могли добиться убеждением, союзники попытались добиться насилием. Чехословацкие легионеры, которым разрешили уйти из России через Сибирь, а не через Архангельск, как мы хотели, создали первый внутренний фронт против Советского правительства.6 апреля 1918 года японцы заняли Владивосток и начали продвижение в Сибирь. 5 августа англичане заняли Архангельск. Летом 1918 г. по прямому или косвенному подстрекательству агентов союзников произошел ряд восстаний.

    Один из пунктов договора о перемирии между союзниками и Германией возлагал на немцев обязанность держать свои армии в оккупированных ими русских провинциях до прихода союзных войск. И все же мы не оставляли попыток договориться с союзниками.Мы приняли первое приглашение, сделанное нам в феврале 1919 г., посетить конференцию на Принкипо. Мы ясно изложили наш план уступок и даже дошли до того, что заявили о своей готовности урегулировать вопрос о довоенных долгах при условии восстановления нормальных отношений между Россией и союзниками.

    В 1919 и 1920 годах, в самые трудные годы для Советского правительства, нам приходилось бороться против нашествия союзников, против армий Колчака, Деникина и Врангеля, поддерживаемых союзниками, и, наконец, против Польши.Неудача политики интервенции стала очевидной для некоторых союзников, Конференция послов в Париже в начале 1920 г. отменила блокаду Союза Советов. Во время войны с Польшей со стороны Англии была попытка установления мира, предпринятая как раз в то время, когда наши войска подходили к Варшаве.

    Первыми народами, заключившими с нами мир, были прибалтийские государства, которые надеялись, что признание Советским правительством этих бывших частей Российской империи освятит их политическую независимость.В 1920 г. мы подписали договоры с Эстонией, Литвой, Латвией и Финляндией и предварительный Рижский договор с Польшей; а в следующем году окончательный договор с Польшей и договоры с Персией, Афганистаном, Турцией и Монголией, а также торговые соглашения с Англией, Норвегией и Италией. Эти события свидетельствовали о том, что постепенно мы вступаем в период мира.

    Среди союзных держав первой начала восстановление торговых сношений с Россией Англия, под влиянием своих собственных экономических трудностей.Именно ее инициатива стала решающей в пользу направления России приглашения на Генуэзскую конференцию. Это позволило нам впервые установить контакт с официальными представителями всех других важных стран, кроме Соединенных Штатов, которые не имели представительства в Генуе. Но в политике держав господствовала мысль о том, что Советская власть, выйдя победительницей из своих военных испытаний, будет свергнута в результате внутренних затруднений, и стремление добиться от нас признания долгов и восстановления права частной собственности.Прошенные нами кредиты, без которых принятие обязательства по долгам было бы только пустой фразой, не были предоставлены. Точно так же нас пригласили принять участие в Лозаннской конференции в надежде на подписание нами конвенции о нейтрализации проливов Босфор и Дарданеллы, что открыло бы Черное море и сделало бы его будущим театром военных действий.

    1924 год ознаменовался нашим достижением признания. Назначение лейбористского кабинета в Англии привело к возобновлению дипломатических отношений, за которым в течение года последовало возобновление отношений поочередно с Италией, Норвегией, Австрией, Грецией, Швецией, Китаем, Данией и Францией, а также в 1925 году с Японией.

    Нам удалось сохранить и упрочить свое положение в России, потому что мы проводили программу, состоящую из четырех пунктов: решение аграрного вопроса, рабочего вопроса и национального вопроса и, наконец, политику мира в противоположность политике завоевательной. русского царизма. Мы пришли к власти отчасти в результате протеста народов старой России против мировой войны, одной из причин которой была царская империалистическая политика; и мы вынуждены искать мира как первой необходимости для решения политических и социальных проблем, от которых зависит благополучие нашего рабочего класса.Это потребует жертв в течение нескольких поколений и автоматически исключит любой агрессивный или воинственный дух. Описание Союза Советов как экономического государства выражает истину, заключающуюся в том, что проблемы, стоящие перед Советским правительством, носят все внутренний характер, экономический, интеллектуальный и социальный. Его экономические функции преобладают над административными, так как он контролирует средства транспорта, большую часть промышленности, внешнюю торговлю, кредит и банковское дело и, следовательно, отвечает за состояние сельского хозяйства.Во время войны должно страдать само Советское правительство в его качестве делового покровителя, фабриканта, банкира и торговца.

    Наша грандиозная задача реконструкции только начинается. У нас огромная страна, территория которой составляет одну шестую часть суши земного шара, с неограниченными потенциальными богатствами и населением, которое сегодня насчитывает 140 миллионов человек. Но по хозяйственной организации она одна из самых отсталых в мире.

    . Народный доход на душу населения, составлявший, по нашей статистике, перед войной около 101 рубля, к концу гражданской войны упал менее чем вдвое; а затем снова поднялся, но не достигнув довоенного уровня.Статистика за 1925 г. свидетельствует о том, что доход на душу населения был эквивалентен примерно 72 рублям. Весь национальный капитал, представленный в промышленности, транспортных средствах, сельском хозяйстве и строительстве, в нынешних пределах Союза Советов, который оценивался в 1913 году в 54 500 000 000 рублей, составляет теперь после четырех лет реконструкции около 36 800 000 000 рублей. То есть мы потеряли 32,7 процента.

    Наша система народного просвещения, хотя и развитая по сравнению с тем, какой она была при царском режиме, все же далека от удовлетворения самых элементарных потребностей народа.

    Лучшим доказательством успехов нашего сельского хозяйства является популярность среди крестьян американских тракторов, но оно находится еще в очень отсталой стадии. Наша промышленность, железные дороги, дороги и каналы нуждаются в восстановлении и развитии. Если в Соединенных Штатах на каждые семь человек приходится один автомобиль, то в России на каждые 50 000 человек приходится один автомобиль. Наша задача — поднять Россию до уровня современного государства, и отвлекать от этого людей или деньги на другие цели было бы преступно.

    Хотя мы должны охранять чрезвычайно обширные границы, мы сократили нашу армию до 560 000 человек, что составляет около половины армии, существовавшей при старом режиме; и мы готовы к дальнейшим сокращениям, ибо те 600 миллионов рублей, которые мы тратим на нашу армию, — более одной шестой наших доходов, — могли бы быть лучше употреблены на работы, непосредственно необходимые нашему народу. Поэтому мы сожалеем, что непримиримость Швейцарии помешала нам принять участие в конференции по разоружению.

    Стремлением Советского правительства избежать всяких запутанностей должно объясняться наш отказ от вступления в Лигу Наций и наше неприятие коллективных договоров, лишенных определенной цели, и системы союзов, против которых мы выступили против конкретных соглашений, таких как мы заключили с Турцией и Германией и заключаем с другими соседями. Если бы мы были в Лиге Наций, необходимость занимать позиции по вопросам, стоящим перед ней для урегулирования, вынудила бы нас выбирать между той или иной политической группой, так что мы были бы постоянно вовлечены в конфликты, которых мы не желаем.Еще меньше нам нужны союзы, которые вовлекли бы наш народ в неизвестные дела. Даже союзы, созданные для защиты, всегда склонны к войне. Пример Тройственного союза и Антанты дает урок, который мы не можем забыть.

    Что нам кажется целесообразным, и что мы сделали, так это заключить со всеми возможными нациями соглашения, содержащие обязательства, во-первых, сохранять нейтралитет в случае нападения на ту или другую сторону, а во-вторых, не вступать в политические или финансовые или другие комбинации, направленные против любой из сторон.Преимущество этих соглашений состоит в их чисто оборонительном характере и в том, что ничто не мешает заключить их со всеми без исключения государствами. Те же самые обязательства, которые мы приняли по отношению к Турции и Германии, мы можем принять по отношению ко всем другим державам.

    Я уже говорил, что мы ведем переговоры об аналогичных соглашениях с другими нашими соседями. Всем им мы сделали предложения, кроме Румынии, о которой я буду говорить дальше. Мы считаем, что эти предложения в конечном итоге будут приняты.Наши соседи, в том числе Польша, заинтересованы в предоставлении нам взаимных гарантий мира как по экономическим, так и по политическим причинам. Эстония и Латвия не могут воспользоваться своим положением морских государств, если только увеличивающийся экспорт Союза Советов продолжает проходить через их железные дороги и порты. То же самое можно сказать и о Польше. Промышленность в Польше была развита благодаря огромному рынку бывшей Российской империи; и именно в России, а не в более развитых странах на западе, Польша должна будет найти сбыт своей продукции.

    Я выделил дело о Румынии. Между нами и Румынией остается причина разделения, которая препятствует заключению такого же соглашения, какое мы обсуждаем с другими нашими соседями. Обстоятельства, при которых Румыния аннексировала Бессарабию, хорошо известны. С Россией, как известно, никогда не советовались относительно судьбы ее бывшей провинции. В марте 1918 г. премьер румынского правительства генерал Авереску, вновь находящийся теперь у власти, подписал с автором этих строк как представителем Советского правительства договор, обязывающий Румынию эвакуировать Бессарабию в течение двух месяцев.Воспользовавшись впоследствии тем, что немцы оккупировали часть нашей территории, и поддержкой немцев, поскольку в то время генерал Макензен оккупировал Румынию, а также нерешительностью союзников, пытавшихся укрепить свою коалицию, уступив Бессарабию Румынии, румыны провозгласили себя хозяевами Бессарабии. Мы помним, что Соединенные Штаты так и не признали этот акт насилия.

    Политика Советского правительства в отношении Бессарабского вопроса состоит не в том, чтобы претендовать на принадлежность Бессарабии к Союзу Советов, хотя эта бывшая турецкая провинция насчитывала всего 200 000 жителей в то время, когда ее завоевала Россия, и имела 3 000 000 жителей во время ее завоевания. был аннексирован Румынией, которой никогда не принадлежал.Но мы требовали на Венской конференции между Румынией и нами в 1924 году, и мы вправе требовать, чтобы советовались с самим населением Бессарабии. Румыния отклонила плебисцит. Народу Бессарабии, стоявшему на стороне союзников, отказывают в правах, которые союзники предоставили Германии в вопросе о Верхней Силезии. Конечно, плебисцит должен проводиться в условиях, гарантирующих его подлинность. Румынская армия и чиновники должны покинуть Бессарабию.

    Наша политика в Азии черпает вдохновение в Конституции Союза Советов, которую мы рассматриваем как образец политического равенства между различными расами. Доходит даже до того, что признается право наций, вступающих в Союз, выходить из него по своей воле, не заручаясь согласием других членов Союза. И мы не применяем нашу логику только к себе; мы действуем в интересах сохранения наших учреждений, применяя в нашей политике в Азии этот принцип «самоопределения» — американский принцип, между прочим, перенесенный в Европу французами, принимавшими участие в американской войне за независимость.

    Отношения между США и Союзом Советов, к сожалению, не установлены. Я не думаю, что вопрос о долгах — предоставление доброй воли, которую продемонстрировало наше правительство, для облегчения решения в рамках справедливости — может представлять серьезную трудность. Я скорее связываю аномалию с тем, что океан отделяет от нас Соединенные Штаты и что Соединенные Штаты еще не вполне осознали политическое и экономическое значение Союза Советов.И я говорю не только с точки зрения прямых торговых отношений между нашими двумя странами, но и той роли, которую Россия может играть в торговых отношениях со странами Европы и Азии, имеющими финансовые и торговые связи с Соединенными Штатами.

    Я знаю, что то, что называется «пропагандой», часто приводится в качестве аргумента против восстановления нормальных отношений. Но нельзя смешивать Советское правительство с III Интернационалом. Мы не можем поверить, что Америка будет проводить по отношению к нам менее либеральную политику, чем русское царство, которое долгое время проводило по отношению к Соединенным Штатам, несмотря на то, что она отождествлялась с республиканской идеей, которую царизм ненавидел.Отношения между народами и государствами должны основываться не на социальной теории, а на взаимности политических и экономических интересов.

    Загрузка…
    Пожалуйста, включите JavaScript для корректной работы сайта.

    вех: 1937–1945 — Офис историка

    Хотя отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами были Напряженный в годы перед Второй мировой войной американо-советский союз 1941–1945 гг. был отмечен высокой степенью сотрудничества и имел важное значение для обеспечения поражение фашистской Германии.Без замечательных усилий Советского Союза по Восточному фронту, США и Великобритании пришлось бы тяжело стремились одержать решающую военную победу над нацистской Германией.

    Просоветский плакат Министерства обороны

    Еще в 1939 году казалось маловероятным, что Соединенные Штаты и Советский Союз заключил бы союз.американо-советские отношения испортились значительно после решения Сталина подписать пакт о ненападении с Нацистская Германия в августе 1939 года. Советская оккупация восточной Польши в Сентябрь и «Зимняя война» против Финляндии в декабре привели президента Франклин Рузвельт публично осудит Советский Союз как «диктатуру столь же абсолютную, как и любая другая диктатура в мире», и ввести «моральное эмбарго» на экспорт некоторых товаров в Советы.Тем не менее, несмотря на интенсивное давление с целью разорвать отношения с Советским Союза, Рузвельт никогда не упускал из виду тот факт, что нацистская Германия, а не советская Союза, представляли наибольшую угрозу миру во всем мире. Чтобы победить эту угрозу, Рузвельт признался, что в случае необходимости «подержится за руку с дьяволом».

    После поражения нацистами Франции в июне 1940 года Рузвельт стал опасаться усиление агрессии немцев и предпринял некоторые дипломатические шаги для улучшения отношения с Советами.Начиная с июля 1940 г., серия переговоров состоялось в Вашингтоне между заместителем госсекретаря Самнером Уэллс и советский посол Константин Уманский. Уэллс отказался согласиться с советскими требованиями, чтобы Соединенные Штаты признали измененные границы Советский Союз после захвата Советским Союзом территорий в Финляндии, Польше и Румыния и присоединение Прибалтийских республик в августе 1940 г., но У.Правительство С. сняло эмбарго в январе 1941 г. Более того, в марте 1941 г. В 1941 году Уэллс предупредил Уманского о будущем нападении нацистов на Советский Союз. Наконец, во время дебатов в Конгрессе относительно принятия Законом о ленд-лизе в начале 1941 г. Рузвельт заблокировал попытки исключить советскую Союза от получения помощи США.

    Заместитель госсекретаря Самнер Уэллс

    Наиболее важным фактором, побудившим Советы в конце концов вступить в союз с Соединенными Штатами был решением нацистов начать вторжение в СССР в июне 1941 года.Президент Рузвельт ответил, отправив доверенный помощник Гарри Ллойд Хопкинс в Москву, чтобы оценить советское военное положение. Хотя военное ведомство предупреждало президента, что Советы не продержатся более шести недель, после двух встречи один на один с премьер-министром СССР Иосифом Сталиным, Хопкинс призвал Рузвельта помочь Советам. К концу октября первая Помощь по ленд-лизу Советский Союз был на подходе.США вступили в войну как воюющая в конце 1941 года и, таким образом, начал напрямую координировать свои действия с Советами, а Британцы, как союзники.

    Во время войны возникло несколько проблем, которые угрожали альянсу. К ним относятся отказ Советского Союза оказать помощь Армии Крайовой во время Варшавского восстания. августа 1944 г. и решение официальных лиц Великобритании и США исключить Советы от секретных переговоров с немецкими офицерами в марте 1945 г. усилия по обеспечению капитуляции немецких войск в Италии.Самое важное разногласия, однако, были по поводу открытия второго фронта на Западе. Войска Сталина с трудом удерживали Восточный фронт от немецко-фашистских войск. Советы начали выступать за британское вторжение во Францию ​​сразу же после нацистского вторжения в 1941 году. В 1942 году Рузвельт опрометчиво пообещал Советам, что Той осенью союзники откроют второй фронт. Хотя Сталин только проворчал, когда вторжение отложили до 1943 года, он взорвался следующим году, когда вторжение снова отложили до мая 1944 года.В отместку, Сталин отозвал своих послов из Лондона и Вашингтона, и вскоре возникли опасения. что Советы могут искать сепаратный мир с Германией.

    Гарри Ллойд Хопкинс

    Несмотря на эти различия, поражение нацистской Германии было совместным усилием. что было бы невозможно без тесного сотрудничества и совместного жертвы.В военном отношении Советы храбро сражались и понесли ошеломляющие потери. потерь на Восточном фронте. Когда Великобритания и США наконец вторглись в северную Францию ​​в 1944 году, союзники, наконец, смогли истощить Нацистская Германия своей силой на двух фронтах. Наконец, две разрушительные атомные бомбы нападения Соединенных Штатов на Японию в сочетании с решением Советов разорвать свой пакт о нейтралитете с Японией путем вторжения в Маньчжурию, что в конечном итоге привело к окончание войны на Тихом океане.

    Кроме того, во время военных конференций в Тегеране и Ялте Рузвельт добились политических уступок от Сталина и участия СССР в Соединенных Наций. Хотя президент Рузвельт не питал иллюзий относительно советских замыслов в Восточной Европе, он очень надеялся, что, если Соединенные Штаты искренне усилия по удовлетворению законных советских требований безопасности в Восточной Европе и Северо-Восточной Азии и интегрировать Ю.ССР в ООН, Советский режим станет интернациональным командным игроком и смягчит его авторитарный режим. К сожалению, вскоре после войны союз между Соединенные Штаты и Советский Союз начали распадаться, когда две страны столкнулись сложные послевоенные решения.

    История американской внешней политики

    Изоляционизм

    Изоляционизм, или невмешательство, был традицией внешней политики Америки в течение первых двух столетий ее существования.

    Цели обучения

    Объясните исторические причины американского изоляционизма в международных делах

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Президент Джордж Вашингтон установил принцип невмешательства в своем прощальном обращении, и эту политику продолжил Томас Джефферсон.
    • Политика невмешательства Соединенных Штатов проводилась на протяжении большей части девятнадцатого века. Первой значительной иностранной интервенцией Соединенных Штатов была испано-американская война, в ходе которой они оккупировали Филиппины и контролировали их.
    • После Первой мировой войны невмешательские тенденции внешней политики США проявились в полную силу. Во-первых, Конгресс Соединенных Штатов отверг самое заветное условие президента Вудро Вильсона Версальского договора — Лигу Наций.
    • Почти полное унижение Германии после Первой мировой войны заложило основу для того, чтобы жаждущий гордости немецкий народ принял приход Адольфа Гитлера к власти. Невмешательство в конечном итоге способствовало приходу Гитлера к власти в 1930-х годах.
    Ключевые термины
    • невмешательство : Неинтервенционизм, дипломатическая политика, посредством которой нация стремится избегать союзов с другими нациями, чтобы избежать вовлечения в войны, не связанные с прямой территориальной самообороной, имеет долгую историю в Соединенных Штатах. Состояния.
    • детище : Творение, оригинальная идея или инновация, обычно используемые для обозначения создателей
    • изоляционизм : Политика или доктрина изоляции своей страны от дел других наций путем отказа от заключения союзов, внешнеэкономических обязательств, внешней торговли, международных соглашений и т. д..

    Фон

    В течение первых 200 лет истории Соединенных Штатов национальной политикой был изоляционизм и невмешательство. Прощальное обращение Джорджа Вашингтона часто упоминается как закладывающее основу традиции американского невмешательства: «Главное правило поведения для нас по отношению к иностранным государствам заключается в расширении наших коммерческих отношений, чтобы иметь с ними как можно меньше политических связей. насколько это возможно. У Европы есть набор первоочередных интересов, которые к нам не имеют никакого отношения или имеют очень отдаленное отношение.Следовательно, она должна быть вовлечена в частые споры, причины которых по существу чужды нашим интересам. Следовательно, должно быть неразумно с нашей стороны впутывать себя искусственными связями в обычные перипетии ее политики или в обычные сочетания и столкновения ее дружбы или вражды».

    Никаких запутывающих союзов в девятнадцатом веке

    Президент Томас Джефферсон расширил идеи Вашингтона в своей инаугурационной речи 4 марта 1801 года: «мир, торговля и честная дружба со всеми народами, не заключая союзов ни с кем.Фразу Джефферсона «запутывание союзов» иногда, кстати, ошибочно приписывают Вашингтону.

    Неинтервенционизм продолжался на протяжении всего девятнадцатого века. После того, как царь Александр II подавил январское восстание 1863 года в Польше, французский император Наполеон III попросил Соединенные Штаты «присоединиться к протесту против царя. Государственный секретарь Уильям Х. Сьюард отказался, «защищая нашу политику невмешательства — прямую, абсолютную и своеобразную, какой бы она ни казалась другим народам», и настаивал на том, что «американский народ должен довольствоваться рекомендацией дела человеческого прогресса благодаря мудрости, с которой они должны осуществлять полномочия самоуправления, воздерживаясь всегда и во всех отношениях от иностранных союзов, вмешательства и вмешательства.

    Политика невмешательства Соединенных Штатов сохранялась на протяжении большей части девятнадцатого века. Первой значительной иностранной интервенцией Соединенных Штатов была испано-американская война, в ходе которой Соединенные Штаты оккупировали Филиппины и контролировали их.

    Двадцатый век Невмешательство

    Администрации Теодора Рузвельта приписывают подстрекательство к панамскому восстанию против Колумбии с целью обеспечения прав на строительство Панамского канала, начатое в 1904 году.Президент Вудро Вильсон, выиграв переизбрание под лозунгом «Он удержал нас от войны», тем не менее был вынужден объявить войну Германии и, таким образом, вовлечь страну в Первую мировую войну, когда была обнаружена телеграмма Циммермана. Тем не менее, настроения невмешательства остались; Конгресс США отказался одобрить Версальский договор или Лигу Наций.

    Неинтервенционизм между мировыми войнами

    После Первой мировой войны невмешательские тенденции У.внешняя политика С. была в полной силе. Во-первых, Конгресс Соединенных Штатов отверг самое заветное условие президента Вудро Вильсона Версальского договора — Лигу Наций. Многие американцы чувствовали, что им не нужен весь остальной мир, и что они прекрасно могут принимать мирные решения самостоятельно. Несмотря на то, что «анти-Лига» была политикой нации, частные лица и низшие дипломаты либо поддерживали, либо наблюдали за Лигой Наций. Этот квазиизоляционизм показывает, что Соединенные Штаты интересовались иностранными делами, но боялись, что, заявив о полной поддержке Лиги, они утратят способность действовать во внешней политике по своему усмотрению.

    Проснись, Америка! : На заре Первой мировой войны подобные плакаты призывали Америку отказаться от изоляционистской политики.

    Хотя Соединенные Штаты не желали вступать в Лигу Наций, они были готовы участвовать в международных делах на своих условиях. В августе 1928 года 15 стран подписали пакт Келлога-Бриана, детище госсекретаря США Франка Келлога и министра иностранных дел Франции Аристрид Бриан. Этот пакт, который, как говорили, объявил войну вне закона и продемонстрировал приверженность Соединенных Штатов международному миру, имел свои семантические изъяны.Например, он не связывал Соединенные Штаты условиями каких-либо существующих договоров, он по-прежнему предоставлял европейским странам право на самооборону и заявлял, что, если одна страна нарушит договор, другие подписавшие должны будут обеспечить его соблюдение. Это. Пакт Бриана-Келлога был скорее признаком добрых намерений со стороны Соединенных Штатов, чем законным шагом к поддержанию мира во всем мире.

    Неинтервенционизм принял новый оборот после краха 1929 года. В условиях экономической истерии Соединенные Штаты начали сосредотачиваться исключительно на закреплении своей экономики в своих границах и игнорировали внешний мир.Пока демократические державы мира были заняты восстановлением экономики в пределах своих границ, фашистские державы Европы и Азии выдвинули свои армии на позиции, необходимые для начала Второй мировой войны. С военной победой пришли военные трофеи — очень драконовское принуждение Германии к подчинению посредством Версальского договора. Это почти полное унижение Германии после Первой мировой войны, поскольку договор возлагал всю вину за войну на нацию, заложило основу для жаждущего гордости немецкого народа, который принял приход Адольфа Гитлера к власти.

    Первая мировая война и Лига Наций

    Лига Наций была создана как международная организация после Первой мировой войны.

    Цели обучения

    Объясните исторический взлет и падение Лиги Наций после Первой мировой войны

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Лига Наций была предложена в 14 пунктах Уилсона.
    • В функции Лиги Наций входили арбитраж и поддержание мира. Однако у него не было армии для обеспечения власти.
    • Лига Наций была предшественником Организации Объединенных Наций.
    Ключевые термины
    • арбитраж : Процесс, посредством которого две или более сторон используют арбитра или арбитра (беспристрастную третью сторону) для разрешения спора.
    • Всемирная торговая организация : международная организация, созданная ее основателями для надзора и либерализации международной торговли
    • разоружение : Сокращение или упразднение вооруженных сил и вооружений нации и ее способности вести войну
    • межправительственные : относящиеся к двум или более правительствам или с участием двух или более правительств

    Ранняя попытка создания международной организации

    Лига Наций — межправительственная организация, основанная в результате Парижских мирных переговоров, положивших конец Первой мировой войне.Форма и идеалы были в некоторой степени взяты из «14 пунктов» президента США Вудро Вильсона. Лига была первой постоянной международной организацией, основной миссией которой было поддержание мира во всем мире. Его основные цели, как указано в его Пакте, включали предотвращение войн посредством коллективной безопасности и разоружения, а также урегулирование международных споров путем переговоров и арбитража. Другие вопросы этого и связанных с ним договоров включали условия труда, справедливое обращение с коренными жителями, торговлю людьми и наркотиками, торговлю оружием, глобальное здравоохранение, военнопленных и защиту меньшинств в Европе.На пике своего развития, с 28 сентября 1934 г. по 23 февраля 1935 г., в него входили 58 стран-членов.

    Карта Лиги Наций : Страны на карте представляют страны, которые были связаны с Лигой Наций.

    Отсутствие рычагов

    Дипломатическая философия Лиги представляет собой фундаментальный сдвиг по сравнению с предыдущим столетием. У Лиги не было собственных вооруженных сил, и она зависела от великих держав в обеспечении соблюдения ее резолюций, соблюдении экономических санкций или предоставлении армии, когда это было необходимо.Однако великие державы часто не хотели этого делать. Санкции могли повредить членам Лиги, поэтому они не хотели их соблюдать.

    Крах Лиги

    После ряда заметных успехов и некоторых ранних неудач в 1920-х годах Лига в конечном итоге оказалась неспособной предотвратить агрессию со стороны держав Оси. В 1930-х годах из Лиги вышла Германия, а также Япония, Италия, Испания и другие. Начало Второй мировой войны показало, что Лига не справилась со своей основной целью, которая заключалась в предотвращении любой мировой войны в будущем.Организация Объединенных Наций (ООН) заменила ее после окончания войны и унаследовала ряд учреждений и организаций, основанных Лигой.

    Вторая мировая война

    Хотя изоляционисты годами удерживали США от участия во Второй мировой войне, интервенты в конце концов добились своего, и в 1941 году США объявили войну.

    Цели обучения

    Сравните и сопоставьте аргументы интервентов и невмешателей в отношении участия Америки во Второй мировой войне

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Фашизм становился все более опасным в Соединенных Штатах, и после того, как Германия вторглась в Польшу, многие задавались вопросом, должны ли США вмешиваться.
    • К изоляционизму призывали многие известные общественные деятели, например профессора и даже Чарльз Линдбург.
    • Программа ленд-лиза была способом смягчить интервенционизм, хотя США держались в стороне в военном отношении.
    Ключевые термины
    • Закон о нейтралитете : Законы о нейтралитете были приняты Конгрессом Соединенных Штатов в 1930-х годах и были направлены на то, чтобы США больше не были вовлечены в иностранные конфликты.

    По мере того как в конце 1930-х годов Европа все ближе и ближе подходила к войне, Конгресс Соединенных Штатов делал все возможное, чтобы ее предотвратить.Между 1936 и 1937 годами, к большому разочарованию пробританского президента Рузвельта, Конгресс принял законы о нейтралитете. В последнем Законе о нейтралитете американцы не могли плавать на кораблях под флагом воюющей страны или торговать оружием с воюющими странами, что является потенциальной причиной вступления США в войну.

    1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу, а затем Великобритания и Франция объявили войну Германии, положив начало Второй мировой войне. Два дня спустя в обращении к американскому народу президент Рузвельт заверил нацию, что сделает все возможное, чтобы удержать их от войны.Однако он также сказал: «Когда мир где-либо нарушен, мир всех стран повсюду находится в опасности.

    Германия вторгается в Польшу : Германия вторгается в Польшу, что заставило Соединенные Штаты пересмотреть вопрос о вмешательстве.

    Война в Европе разделила американский народ на две отдельные группы: невмешателей и интервентов. Основным принципом интервенционистской аргументации был страх немецкого вторжения. К лету 1940 года Франция пала перед немцами, а Великобритания была единственным демократическим оплотом между Германией и Соединенными Штатами.Интервенты боялись мира после этой войны, мира, в котором им придется сосуществовать с фашистской мощью Европы. В речи 1940 года Рузвельт утверждал: «Некоторые действительно все еще придерживаются уже несколько очевидного заблуждения, что мы… можем безопасно позволить Соединенным Штатам стать одиноким островом… в мире, где доминирует философия силы. Общенациональный опрос показал, что летом 1940 года 67 % американцев считали, что немецко-итальянская победа поставит Соединенные Штаты под угрозу, что, если такое событие произойдет, 88 % поддержали «вооружиться до зубов любой ценой, чтобы быть готовым ко всяким неприятностям», а 71% высказался за «немедленное введение обязательного военного обучения для всех юношей.

    В конечном счете, раскол между идеалами Соединенных Штатов и целями фашистских держав — это то, что лежало в основе интервенционистского аргумента. «Как мы могли сидеть сложа руки в качестве зрителей войны против самих себя? — спросил писатель Арчибальд Маклиш. Причина, по которой интервенты говорили, что мы не можем сосуществовать с фашистскими державами, заключалась не в экономическом давлении или недостатках наших вооруженных сил, а скорее в том, что целью фашистских лидеров было уничтожить американскую идеологию демократии.В обращении к американскому народу 29 декабря 1940 года президент Рузвельт сказал: «…страны Оси не просто признают, но и провозглашают, что не может быть полного мира между их философией правления и нашей философией правления».

    Тем не менее, было еще много тех, кто придерживался вековых принципов невмешательства. Хотя они и составляли меньшинство, они были хорошо организованы и имели сильное присутствие в Конгрессе. Сторонники невмешательства основывали значительную часть своих аргументов на исторических прецедентах, ссылаясь на такие события, как прощальная речь Вашингтона и провал Первой мировой войны.В 1941 году действия администрации Рузвельта все яснее и яснее свидетельствовали о том, что Соединенные Штаты находятся на пути к войне. Этот сдвиг в политике, инициированный президентом, состоял из двух этапов. Первый произошел в 1939 году с принятием Четвертого закона о нейтралитете, который разрешал Соединенным Штатам торговать оружием с воюющими странами, если эти страны приезжали в Америку, чтобы получить оружие и платили за него наличными. Эту политику быстро окрестили «Кэш энд Керри». Вторым этапом стал закон о ленд-лизе начала 1941 года.Этот акт позволял президенту «одалживать, сдавать в аренду, продавать или обменивать оружие, боеприпасы, продукты питания или любые «предметы обороны» или любую «информацию о защите» «правительству любой страны, защиту которой президент считает жизненно важной для защиты страны». Он использовал эти две программы, чтобы экономически поддержать британцев и французов в их борьбе против нацистов.

    7 декабря 1941 года Япония атаковала американский флот в Перл-Харборе, Гавайи. Атака была задумана как превентивная акция, чтобы удержать U.С. Тихоокеанскому флоту от вмешательства в военные действия, которые Японская империя планировала в Юго-Восточной Азии против заморских территорий Соединенного Королевства, Нидерландов и Соединенных Штатов. На следующий день США объявили войну Японии. Внутренняя поддержка невмешательства исчезла. Тайная поддержка Великобритании сменилась активным союзничеством. Последующие операции США побудили Германию и Италию объявить войну США 11 декабря, на что США ответили взаимностью.С. в тот же день.

    На заключительном этапе Второй мировой войны в 1945 году США провели атомные бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки в Японии. Эти два события представляют собой единственное на сегодняшний день применение ядерного оружия в войне.

    Интервенционизм

    После Второй мировой войны внешняя политика США характеризовалась интервенционизмом, что означало непосредственное участие США в делах других государств.

    Цели обучения

    Дайте определение интервенционизму и его связи с американской внешней политикой

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • В период между Первой и Второй мировыми войнами внешняя политика США характеризовалась изоляционизмом, что означало, что они предпочитали быть изолированными от дел других стран.
    • Идеологические цели фашистских держав в Европе во время Второй мировой войны и растущая агрессия Германии заставили многих американцев опасаться за безопасность своей нации и, таким образом, призывают к прекращению политики изоляционизма США.
    • В начале 1940-х годов политика США, такая как программа «Кэш энд Керри» и Закон о ленд-лизе, оказала помощь союзным державам в их борьбе против Германии. Это растущее участие США ознаменовало переход от изоляционистских тенденций к интервенционизму.
    • После Второй мировой войны США стали полностью интервенционистами. Интервенционизм США был мотивирован в первую очередь целью сдерживания влияния коммунизма и, по сути, означал, что США теперь были лидером в глобальной безопасности, экономических и социальных вопросах.
    Ключевые термины
    • изоляционизм : Политика или доктрина изоляции своей страны от дел других наций путем отказа от заключения союзов, внешнеэкономических обязательств, внешней торговли, международных соглашений и т. д..
    • интервенционизм : политическая практика вмешательства в дела суверенного государства.

    Отказ от изоляционизма

    Поскольку мир быстро втянулся во Вторую мировую войну, изоляционистская политика Соединенных Штатов сменилась интервенционизмом. Отчасти этот сдвиг во внешней политике был вызван евро-американскими отношениями и общественным страхом.

    1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу; Впоследствии Великобритания и Франция объявили войну Германии, положив начало Второй мировой войне.Два дня спустя в обращении к американскому народу президент Рузвельт заверил нацию, что сделает все возможное, чтобы удержать их от войны. Однако, несмотря на то, что он стремился к нейтралитету в качестве официальной политики Соединенных Штатов, он все же повторил опасность не вступать в эту войну. Он также предупредил американский народ, чтобы его желание избежать войны любой ценой не превалировало над безопасностью нации.

    Война в Европе разделила американский народ на две отдельные группы: невмешателей и интервентов.Обе стороны спорили об участии Америки во Второй мировой войне. Основным принципом интервенционистской аргументации был страх немецкого вторжения. К лету 1940 года Франция пала перед немцами, а Великобритания была единственным демократическим оплотом между Германией и Соединенными Штатами. Интервенты опасались, что, если Британия падет, их безопасность как нации немедленно пошатнется. Национальный опрос показал, что летом 1940 года 67% американцев считали, что немецко-итальянская победа поставит Соединенные Штаты под угрозу, что, если такое событие произойдет, 88% поддерживали «вооружиться до зубов любой ценой, чтобы быть готовы ко всякой беде», а 71% высказался за «немедленное введение обязательного военного обучения для всех юношей».

    В конечном счете, идеологический раскол между идеалами Соединенных Штатов и целями фашистских держав составляет основу интервенционистского аргумента.

    Движение к войне

    По мере того, как 1940 год становился 1941 годом, действия администрации Рузвельта все более и более свидетельствовали о том, что Соединенные Штаты находятся на пути к войне. Этот сдвиг в политике, инициированный президентом, состоял из двух этапов. Первый произошел в 1939 году с принятием Четвертого закона о нейтралитете, который разрешал Соединенным Штатам торговать оружием с воюющими странами, если эти страны приезжали в Америку, чтобы получить оружие и заплатить за него наличными.Эта политика была быстро названа «Кэш энд керри».Второй фазой стал закон о ленд-лизе в начале 1941 г. Этот закон позволял президенту «одалживать, сдавать в аренду, продавать или обменивать оружие, боеприпасы, продовольствие или любые предметы оборонного назначения». или любую «информацию о защите» «правительству любой страны, защиту которой президент считает жизненно важной для обороны Соединенных Штатов». Он использовал эти две программы, чтобы экономически поддержать британцев и французов в их борьбе против нацистов.

    Президент Рузвельт подписывает закон о ленд-лизе : Закон о ленд-лизе позволил Соединенным Штатам на цыпочках отказаться от изоляционизма, сохраняя при этом нейтралитет в военном отношении.

    Политика интервенционизма

    После Второй мировой войны Соединенные Штаты проводили политику интервенционизма, чтобы сдержать коммунистическое влияние за рубежом. Такие формы интервенционизма включали оказание помощи европейским странам в восстановлении, активное участие в действиях ООН, НАТО и полиции по всему миру, а также вовлечение ЦРУ в несколько переворотов в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. США не просто не были изоляционистами (т. е. США не просто отказывались от политики изоляционизма), но активно вмешивались и руководили мировыми делами.

    План Маршалла и интервенционизм США : После Второй мировой войны внешняя политика США характеризовалась интервенционизмом. Например, сразу после окончания войны США предоставили Европе денежную помощь в надежде побороть влияние коммунизма в уязвимой, ослабленной войной Европе. Этот ярлык был размещен на пакетах Marshall Aid.

    Холодная война и сдерживание

    Политика сдерживания Трумэна была первой серьезной политикой во время холодной войны и использовала многочисленные стратегии для предотвращения распространения коммунизма за границей.

    Цели обучения

    Обсудить доктрину сдерживания и ее роль во время холодной войны

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Сдерживание было предложено дипломатом Джорджем Кеннаном, который горячо предложил Соединенным Штатам подавить коммунистическое влияние в Восточной Европе и Азии.
    • Одним из способов добиться этого было создание НАТО, чтобы у западноевропейских стран была защита от коммунистического влияния.
    • После Вьетнама и разрядки напряженности президент Джимми Картер сосредоточился не столько на сдерживании, сколько на борьбе с холодной войной, продвигая права человека в горячих точках.
    Ключевые термины
    • сдерживание : Действия, предпринятые государствами или союзами наций против равносильных союзов для предотвращения враждебных действий
    • откат : Вывод вооруженных сил.

    Холодная война и сдерживание

    Джордж Ф. Кеннан: Джордж Ф. Кеннан был дипломатом, стоявшим за доктриной сдерживания.

    Сдерживание — это политика Соединенных Штатов, использующая многочисленные стратегии для предотвращения распространения коммунизма за границей.Эта политика, составляющая период холодной войны, была ответом на серию шагов Советского Союза по расширению своей коммунистической сферы влияния в Восточной Европе, Китае, Корее и Вьетнаме. Он представлял собой золотую середину между разрядкой и откатом назад.

    Основа доктрины была изложена в телеграмме 1946 года американским дипломатом Джорджем Ф. Кеннаном. В качестве описания внешней политики Соединенных Штатов это слово возникло в отчете, который Кеннан представил министру обороны США в 1947 году — отчете, который позже был использован в журнальной статье.

    Слово «сдерживание» наиболее тесно связано с политикой президента США Гарри Трумэна (1945–1953 гг.), включая создание Организации Североатлантического договора (НАТО) — пакта о взаимной обороне. Хотя президент Дуайт Эйзенхауэр (1953–1961) играл с конкурирующей доктриной отката, он отказался вмешиваться в венгерское восстание 1956 года. Президент Линдон Джонсон (1963–69) сослался на сдерживание как на оправдание своей политики во Вьетнаме. Президент Ричард Никсон (1969–1974), работая со своим главным советником Генри Киссинджером, отказался от сдерживания в пользу дружеских отношений с Советским Союзом и Китаем; эта разрядка, или ослабление напряженности, повлекла за собой расширение торговых и культурных контактов.

    Президент Джимми Картер (1976–1981 гг.) делал упор на права человека, а не на антикоммунизм, но отказался от разрядки и вернулся к сдерживанию, когда Советы вторглись в Афганистан в 1979 г. Президент Рональд Рейган (1981–1989 гг.), осуждая советское государство как «зло империя», обострила холодную войну и способствовала откату в Никарагуа и Афганистане. Центральные программы, начатые в условиях сдерживания, включая НАТО и ядерное сдерживание, оставались в силе даже после окончания войны. Слово «сдерживание» наиболее тесно связано с политикой президента США Гарри Трумэна (1945–1953 гг.), включая создание Организация Североатлантического договора (НАТО), пакт о взаимной обороне.Хотя президент Дуайт Эйзенхауэр (1953–1961) играл с конкурирующей доктриной отката, он отказался вмешиваться в венгерское восстание 1956 года. Президент Линдон Джонсон (1963–69) сослался на сдерживание как на оправдание своей политики во Вьетнаме. Президент Ричард Никсон (1969–1974), работая со своим главным советником Генри Киссинджером, отказался от сдерживания в пользу дружеских отношений с Советским Союзом и Китаем; эта разрядка, или ослабление напряженности, повлекла за собой расширение торговых и культурных контактов.

    Разрядка и права человека

    Разрядка была периодом в американо-советских отношениях, когда напряженность между двумя сверхдержавами ослабла.

    Цели обучения

    Объясните значение Хельсинкских соглашений для истории прав человека в ХХ веке и дайте определение доктрине разрядки и ее использованию Соединенными Штатами во время холодной войны

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Разрядка была попыткой сверхдержав снизить напряженность в холодной войне.
    • Администрации Никсона и Брежнева возглавили разрядку, обсуждая мировые проблемы и подписывая такие договоры, как ОСВ-1 и Договор по противоракетной обороне.
    • Администрация Картера ввела компонент прав человека в разрядку, критикуя плохую репутацию СССР в области прав человека. В ответ СССР критиковал США за их собственную репутацию в области прав человека и за вмешательство во внутренние дела СССР.
    • При администрации Картера Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе приняло Хельсинкские соглашения, посвященные правам человека в СССР.
    • Разрядка закончилась в 1980 году советским вмешательством в Афганистане, бойкотом США Московской Олимпиады 1980 года и избранием Рейгана.
    Ключевые термины
    • Варшавский договор : Пакт (договор о долгосрочном союзе), подписанный 14 мая 1955 года Советским Союзом и его коммунистическими военными союзниками в Европе.
    • Détente : по-французски «расслабление», разрядка — это ослабление напряженных отношений, особенно в политической ситуации. Этот термин часто используется в отношении общего ослабления геополитической напряженности между Советским Союзом и США, которое началось в 1971 году и закончилось в 1980 году.
    • Хельсинкские соглашения : Декларация в попытке улучшить отношения между коммунистическим блоком и Западом. Разработанные в Европе Хельсинкские соглашения призывали к улучшению прав человека в СССР.

    Разрядка

    Détente, что по-французски означает «расслабление», представляет собой международную теорию, которая относится к смягчению напряженных отношений, особенно в политической ситуации. Этот термин часто используется в отношении общего ослабления отношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами в 1971 году, потепления в период примерно в середине холодной войны.

    Мирные договоры

    Важнейшие договоры о разрядке были разработаны, когда в 1969 году к власти пришла администрация Никсона. Политический консультативный комитет Варшавского договора направил Западу предложение, призывающее провести саммит по «безопасности и сотрудничеству в Европе». Запад согласился, и начались переговоры о фактическом ограничении ядерных потенциалов двух сверхдержав. В конечном итоге это привело к подписанию договора в 1972 году. Этот договор ограничивал ядерные арсеналы каждой державы, хотя он быстро устарел в результате разработки нового типа боеголовок.В том же году, когда была подписана ОСВ-1, были также заключены Конвенция по биологическому оружию и Договор по противоракетной обороне.

    Последующий договор ОСВ-2 обсуждался, но так и не был ратифицирован Соединенными Штатами. Среди историков ведутся споры о том, насколько успешным был период разрядки в достижении мира. Две сверхдержавы договорились установить прямую горячую линию между Вашингтоном и Москвой, так называемый «красный телефон», позволяющий обеим странам быстро взаимодействовать друг с другом в трудную минуту.Пакт ОСВ-2 конца 1970-х годов основывался на результатах переговоров по ОСВ-1 и обеспечивал дальнейшее сокращение вооружений Советами и США.

    Никсон и Брежнев : Президент Никсон и премьер-министр Брежнев возглавляют период разрядки, подписывая такие договоры, как ОСВ-1 и Хельсинкские соглашения.

    Хельсинкские соглашения и права человека в СССР

    Хельсинкские соглашения, в которых Советы обещали предоставить свободные выборы в Европе, рассматривались как крупная уступка Советов для обеспечения мира.Хельсинкское соглашение было разработано Конференцией по безопасности и сотрудничеству в Европе, обширной серией соглашений по экономическим, политическим вопросам и вопросам прав человека. СБСЕ было инициировано СССР, в него вошли 35 государств Европы.

    Одним из самых распространенных и обсуждаемых после конференции вопросов, среди прочего, были нарушения прав человека в Советском Союзе. Советская Конституция прямо нарушала декларацию прав человека Организации Объединенных Наций, и этот вопрос стал заметной точкой разногласий между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

    Поскольку администрация Картера поддерживала правозащитные группы в Советском Союзе, Леонид Брежнев обвинил администрацию во вмешательстве во внутренние дела других стран. Это вызвало бурную дискуссию о том, могут ли другие страны вмешиваться, если нарушаются основные права человека, такие как свобода слова и религия. Основные различия между философиями демократии и однопартийного государства не позволяли примирить этот вопрос.Кроме того, Советский Союз продолжал защищать свою внутреннюю политику в области прав человека, нападая на американскую поддержку таких стран, как Южная Африка и Чили, которые, как известно, нарушали многие из тех же проблем с правами человека.

    Разрядка закончилась после советской интервенции в Афганистане, что привело к бойкоту Америкой Олимпийских игр 1980-х годов в Москве. Избрание Рональда Рейгана в 1980 году, основанное на кампании против разрядки, ознаменовало завершение разрядки и возврат к напряженности времен холодной войны.

    Олимпийские игры 1980 года в Москве : После советского вторжения в Афганистан многие страны бойкотировали Олимпийские игры 1980 года, проходившие в Москве.На этой фотографии изображены бегуны-олимпийцы на Играх 1980 года перед собором Василия Блаженного в Москве.

    Внешняя политика после холодной войны

    Эпоха после окончания холодной войны была отмечена оптимизмом, и баланс сил сместился исключительно в пользу Соединенных Штатов.

    Цели обучения

    Объясните происхождение и элементы Нового мирового порядка после окончания холодной войны

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • В эпоху после окончания холодной войны Соединенные Штаты были единоличным лидером в мировых делах.
    • Холодная война установила стандарт для военно-промышленных комплексов, который, хотя и слабее, чем во время холодной войны, является наследием, которое продолжает существовать.
    • Новый мировой порядок, предложенный Бушем и Горбачевым, принес странам оптимизм и демократизацию.
    Ключевые термины
    • Война с терроризмом : Война с террором — это термин, обычно применяемый к международной военной кампании, начатой ​​Соединенными Штатами и Великобританией при поддержке других стран после террористических атак 11 сентября 2001 года.
    • новый мировой порядок : Термин новый мировой порядок использовался для обозначения любого нового периода истории, свидетельствующего о драматических изменениях в мировой политической мысли и балансе сил. Несмотря на различные интерпретации этого термина, он в первую очередь связан с идеологическим понятием глобального управления только в смысле новых коллективных усилий по выявлению, пониманию или решению мировых проблем, которые выходят за рамки возможностей для решения отдельных национальных государств. Наиболее широко обсуждаемое применение этой фразы в последнее время произошло в конце холодной войны.
    • военно-промышленный комплекс : Вооруженные силы страны вместе с отраслями, поставляющими им оружие и технику.

    Внешняя политика после холодной войны

    Введение

    С распадом Советского Союза на отдельные нации и возрождением нации России мир проамериканских и распались просоветские союзы. Возникли различные вызовы, такие как изменение климата и угроза ядерного терроризма.Региональные влиятельные лица в Ираке и Саддам Хусейн бросили вызов миру, внезапным нападением на маленькую страну Кувейт в 1991 году.

    Президент Джордж Буш-старший Буш организовал коалицию союзных и ближневосточных держав, которая успешно отбросила силы вторжения, но не вторглась в Ирак и не захватила Хусейна. В результате диктатор получил право творить зло еще двенадцать лет. После войны в Персидском заливе многие ученые, такие как Збигнев Бжезинский, утверждали, что отсутствие нового стратегического видения у США.Внешняя политика С. привела к упущению многих возможностей его внешней политики. Соединенные Штаты в основном сократили свой внешнеполитический бюджет, а также свой оборонный бюджет времен холодной войны в 1990-х годах, который составлял 6,5% ВВП, сосредоточив внимание на внутреннем экономическом процветании при президенте Клинтоне, которому удалось добиться профицита бюджета в 1999 и 2000 годах.

    Последствия холодной войны продолжают влиять на мировые дела. После распада Советского Союза мир после окончания холодной войны считался однополярным, а Соединенные Штаты оставались единственной оставшейся сверхдержавой.Холодная война определила политическую роль Соединенных Штатов в мире после Второй мировой войны: к 1989 году США заключили военные союзы с 50 странами и имели 526 000 военнослужащих, размещенных за границей в десятках стран, из них 326 000 в Европе (две трети из них в западной Германии) и около 130 000 в Азии (в основном в Японии и Южной Корее). Холодная война также ознаменовала собой расцвет военно-промышленных комплексов мирного времени, особенно в Соединенных Штатах, и крупномасштабного военного финансирования науки. Эти комплексы, хотя их происхождение может быть найдено еще в 199015-м -м веке, значительно расширились во время холодной войны.Военно-промышленные комплексы оказывают большое влияние на их страны и помогают формировать их общество, политику и международные отношения.

    Новый мировой порядок

    Концепция, которая определила мировую мощь после холодной войны, была известна как новый мировой порядок. Наиболее широко обсуждаемое применение фразы последнего времени пришлось на конец холодной войны. Президенты Михаил Горбачев и Джордж Буш-старший Буш использовал этот термин, чтобы попытаться определить характер эпохи после холодной войны и дух сотрудничества великих держав, который, как они надеялись, может материализоваться.Историки оглянутся назад и скажут, что это было не обычное время, а определяющий момент: беспрецедентный период глобальных изменений, время, когда закончилась одна глава и началась другая.

    Буш и Горбачев : Буш и Горбачев помогли сформировать теории международных отношений после холодной войны.

    Война с терроризмом

    Концепция, которая определила мировую мощь после холодной войны, была известна как новый мировой порядок. Наиболее широко обсуждаемое применение фразы последнего времени пришлось на конец холодной войны.Президенты Михаил Горбачев и Джордж Буш-старший Буш использовал этот термин, чтобы попытаться определить характер эпохи после холодной войны и дух сотрудничества великих держав, который, как они надеялись, может материализоваться. Историки оглянутся назад и скажут, что это было не обычное время, а определяющий момент: беспрецедентный период глобальных изменений, время, когда закончилась одна глава и началась другая.

    Кроме того, когда после военного завоевания Ирака не было обнаружено никакого оружия массового уничтожения, во всем мире возник скептицизм в отношении того, что война велась для предотвращения терроризма, а продолжающаяся война в Ираке имела серьезные негативные последствия для имиджа Ирака. Соединенные Штаты.

    Многополярный мир

    Большим изменением за эти годы стал переход от биполярного мира к многополярному. В то время как Соединенные Штаты остаются сильной державой в экономическом и военном отношении, растущие страны, такие как Китай, Индия, Бразилия и Россия, а также объединенная Европа бросили вызов их господству. Аналитики внешней политики, такие как Нина Харчигян, предполагают, что у шести развивающихся великих держав есть общие интересы: свободная торговля, экономический рост, предотвращение терроризма и усилия по сдерживанию распространения ядерного оружия.И если им удастся избежать войны, ближайшие десятилетия могут быть мирными и продуктивными, если не будет недопонимания или опасного соперничества.

    Война с терроризмом

    Война с терроризмом — международная военная кампания, начатая США и Великобританией после терактов 11 сентября.

    Цели обучения

    Определите основные элементы внешней политики США во время войны с терроризмом

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Официальной целью кампании было уничтожение «Аль-Каиды» и других военизированных организаций, а двумя основными военными операциями, связанными с войной с терроризмом, были операция «Несокрушимая свобода» в Афганистане и операция «Иракская свобода» в Ираке.
    • Администрация Буша и западные СМИ использовали этот термин для обозначения глобальной военной, политической, правовой и идеологической борьбы, направленной против как организаций, признанных террористическими, так и режимов, обвиняемых в их поддержке.
    • 20 сентября 2001 г., после терактов 11 сентября, Джордж Буш предъявил ультиматум правительству Талибана в Афганистане: выдать Усаму бен Ладена и лидеров «Аль-Каиды», действующих в стране, в противном случае они будут атакованы.
    • В октябре 2002 года значительное двухпартийное большинство в Конгрессе Соединенных Штатов уполномочило президента применить силу, если это необходимо, для разоружения Ирака, чтобы «вести войну с терроризмом.Война в Ираке началась в марте 2003 года с воздушной кампании, за которой сразу же последовало наземное вторжение США.
    Ключевые термины
    • Исламист : Лицо, придерживающееся исламских фундаменталистских убеждений.
    • Война с терроризмом : Война с террором — это термин, обычно применяемый к международной военной кампании, начатой ​​Соединенными Штатами и Великобританией при поддержке других стран после террористических атак 11 сентября 2001 года.
    • терроризм : Преднамеренное совершение акта насилия с целью вызвать эмоциональный отклик через страдания жертв в продвижении политической или социальной повестки дня.

    Введение

    Война с террором — это термин, обычно применяемый к международной военной кампании, начатой ​​Соединенными Штатами и Великобританией при поддержке других стран после террористических атак 11 сентября 2001 года. Официальной целью кампании было уничтожение «Аль-Каиды» и других военизированных организаций.Двумя основными военными операциями, связанными с войной с терроризмом, были операция «Несокрушимая свобода» в Афганистане и операция «Иракская свобода» в Ираке.

    9/11 Нападения на Всемирный торговый центр : Северная сторона Два Всемирного торгового центра (южная башня) сразу после столкновения с рейсом 175 United Airlines.

    Фраза «Война с террором» была впервые использована президентом США Джорджем Бушем-младшим 20 сентября 2001 года. С тех пор администрация Буша и западные СМИ использовали этот термин для обозначения глобальной военной, политической, правовой и идеологической борьбы, направленной против организаций. признаны террористическими, а режимы обвиняются в их поддержке.Обычно он использовался с особым упором на «Аль-Каиду» и других воинствующих исламистов. Хотя этот термин официально не используется администрацией президента США Барака Обамы, он по-прежнему широко используется политиками, в средствах массовой информации и официально некоторыми аспектами правительства, такими как Медаль США за глобальную войну с терроризмом.

    Предвестник терактов 11 сентября

    Истоки «Аль-Каиды» как сети, вдохновляющей терроризм во всем мире и обучающей оперативников, можно проследить до советской войны в Афганистане (декабрь 1979 г. – февраль 1989 г.).Соединенные Штаты поддерживали партизан-исламистов-моджахедов против вооруженных сил Советского Союза и Демократической Республики Афганистан. В мае 1996 года группа «Всемирный исламский фронт джихада против евреев и крестоносцев» (WIFJAJC), спонсируемая Усамой бен Ладеном и позже преобразованная в «Аль-Каиду», начала формировать крупную оперативную базу в Афганистане, где исламистский экстремистский режим талибов захват власти в том же году. В феврале 1998 года Усама бен Ладен, как глава «Аль-Каиды», подписал фетву, объявляющую войну Западу и Израилю, а позже, в мае того же года, «Аль-Каида» выпустила видео, объявляющее войну США.С. и Запад.

    Реагирование вооруженных сил США (Афганистан)

    20 сентября 2001 г., после терактов 11 сентября, Джордж Буш предъявил ультиматум правительству Талибана в Афганистане, требуя выдать Усаму бен Ладена и лидеров «Аль-Каиды», действующих в стране, в противном случае они будут атакованы. Талибы требовали доказательств причастности бен Ладена к терактам 11 сентября, и, если такие доказательства требовали судебного разбирательства, они предлагали провести такое судебное разбирательство в исламском суде. США отказались предоставить какие-либо доказательства.

    Впоследствии, в октябре 2001 года, войска США вторглись в Афганистан, чтобы свергнуть режим талибов. 7 октября 2001 г. официальное вторжение началось с того, что британские и американские войска нанесли авиаудары по объектам противника. Кабул, столица Афганистана, пал к середине ноября. Оставшиеся остатки «Аль-Каиды» и «Талибана» отступили в скалистые горы восточного Афганистана, в основном в Тора-Бора. В декабре силы Коалиции (США и их союзники) воевали в этом районе. Считается, что Усама бен Ладен бежал в Пакистан во время боя.

    Ответы военных США (Ирак)

    Ирак был включен США в список государств-спонсоров терроризма с 1990 года, когда Саддам Хусейн вторгся в Кувейт. Ирак также был в списке с 1979 по 1982 год; он был удален, чтобы США могли оказать материальную поддержку Ираку в его войне с Ираном. Режим Хусейна оказался постоянной проблемой для ООН и соседей Ирака из-за применения им химического оружия против иранцев и курдов.

    В октябре 2002 года значительное двухпартийное большинство в Конгрессе Соединенных Штатов уполномочило президента применить силу, если это необходимо, для разоружения Ирака, чтобы «продолжить войну с терроризмом.Не сумев преодолеть противодействие Франции, России и Китая резолюции СБ ООН, санкционирующей применение силы против Ирака, и до того, как инспекторы ООН по вооружениям завершили свои инспекции, США сформировали «Коалицию желающих», состоящую из страны, которые пообещали поддержать его политику смены режима в Ираке.

    Война в Ираке началась в марте 2003 года с воздушной кампании, за которой сразу же последовало наземное вторжение под руководством США. Администрация Буша заявила, что вторжение стало «серьезными последствиями», о которых говорится в резолюции 1441 СБ ООН.Администрация Буша также заявила, что война в Ираке была частью войны с террором, что позже было поставлено под сомнение.

    Багдад, столица Ирака, пал в апреле 2003 года, и правительство Саддама Хусейна быстро распустилось. 1 мая 2003 года Буш объявил об окончании крупных боевых действий в Ираке. Однако восстание возникло против возглавляемой США коалиции и вновь формирующихся иракских вооруженных сил и постсаддамовского правительства. Повстанческое движение, в котором участвовали группы, связанные с «Аль-Каидой», привело к гораздо большему количеству жертв коалиции, чем вторжение.Бывший президент Ирака Саддам Хусейн был захвачен американскими войсками в декабре 2003 г. Он был казнен в 2006 г.

    Истинные истоки холодной войны между США и Китаем – внешняя политика

    Что делать Вашингтону с авторитарным режимом, который расширяет свое влияние за рубежом и подавляет своих граждан дома? Это вопрос, с которым сегодня сталкиваются Соединенные Штаты в отношениях с Китаем Си Цзиньпина. Но это не новый вызов. После Второй мировой войны Соединенные Штаты столкнулись с еще одним авторитарным государством, стремящимся расширить свои границы, запугать своих соседей, подорвать демократические институты, экспортировать свою авторитарную модель и украсть США.S. технологии и ноу-хау. Результатом после периода первоначальных дебатов и неопределенности в политике США стала холодная война: 40-летнее соревнование за власть, влияние и контуры глобального порядка.

    По мере обострения напряженности в отношениях между Пекином и Вашингтоном растет опасение, что Китай и Соединенные Штаты вступают в новую холодную войну — еще одну многолетнюю борьбу за формирование международной системы. Также разгораются споры о том, кто или что несет ответственность за ухудшение отношений.Это амбиции и персоналистическое правление Си Цзиньпина? Природа коммунистического правления в Китае? Трагические качества международных отношений? Собственное поведение Америки и глобальные амбиции?

    Разные диагнозы ведут к разным назначениям. Если действия США вызвали спад, Вашингтону следует впредь избегать действий, которые могут вызвать недовольство Пекина. Если Си виноват в том, что он поставил Соединенные Штаты и Китай на курс на столкновение, возможно, Америке следует сосредоточиться либо на том, чтобы переждать его, либо на том, чтобы помочь тем, кто его окружает.В качестве альтернативы, если конфронтация является неизбежным побочным продуктом авторитарного правления Коммунистической партии Китая или напряженности, которая неизбежно возникает между великими державами в конкурентной международной системе, то Соединенные Штаты должны признать, что соперничество неизбежно, и принять более концентрированную и скоординированную стратегию. противодавления.

    При анализе этих различных возможностей может оказаться полезным вернуться к спорам об истоках первой холодной войны. Историческая наука о распаде У.Отношения США и СССР после Второй мировой войны затрагивают такие вопросы, как то, какая сторона несла наибольшую ответственность, была ли конфронтация между Москвой и Вашингтоном неизбежной, роль идеологии и восприятия, а также значение отдельных лидеров в том, что президент США Джон Ф. Кеннеди назвал бы «долгой сумеречной борьбой». Эти дебаты также дают полезную основу для размышлений о том, как Соединенные Штаты и Китай оказались в нынешнем тупике и куда Вашингтону следует двигаться дальше.


    Ликующие коммунистические молодые люди идут впереди к огромному портрету Иосифа Сталина 14 августа 1951 года. Bettmann Archive/Getty Images

    Между 1945 и 1947 годами американо-советские отношения превратились из напряженного, но продуктивного военного партнерства в глубокую геополитическую и идеологическую конфронтацию, которая продолжалась десятилетиями. Последующие исторические интерпретации истоков холодной войны делятся на четыре различные школы мысли.

    Первая интерпретация, появившаяся в конце 1940-х и 1950-х годах, возлагала ответственность за холодную войну на Советский Союз.Согласно этой точке зрения, попытки Москвы доминировать на обширных территориях Европы и Азии после Второй мировой войны были вызваны традиционным русским экспансионизмом, марксистско-ленинской идеологией и необычайной паранойей Иосифа Сталина. Американские политики были в первую очередь заинтересованы в продолжении военного сотрудничества с Советским Союзом и с трудом понимали жестокость Москвы. Таким образом, поворот к более конфронтационной политике США в 1946–1947 годах был просто реакцией на ряд все более агрессивных советских действий.Вашингтон мало что мог сделать, чтобы развеять опасения Сталина; во всяком случае, американские политики должны были раньше и резче отреагировать на советский вызов.

    Начиная с конца 1950-х годов и с возрастающим влиянием после национального разочарования, вызванного войной во Вьетнаме, так называемые ученые-ревизионисты бросили вызов этой интерпретации. Они настаивали на том, что виноват Вашингтон, а не Москва. Соединенные Штаты, как считали ревизионисты, долгое время были по своей сути экспансионистской державой, стремящейся к расширению своего экономического влияния, продвижению своей системы рыночного капитализма и распространению своих ценностей по всему миру.Этот идеал поставил под угрозу разумное желание Сталина создать зону привилегированных интересов в Восточной Европе; это заставило Москву выбирать между незащищенностью и конфронтацией. Как писал Уильям Эпплман Уильямс, лидер ревизионистов, «США приняли решение использовать свою новую и огромную мощь в соответствии с традиционной политикой открытых дверей, которая кристаллизовала холодную войну». Согласно такому прочтению событий, политика США не делала поправок на советские опасения или интересы Москвы, и неудивительно, что Кремль выбрал конфронтацию.

    Разгораются споры о том, кто или что несет ответственность за ухудшение отношений.

    Третье объяснение объединило элементы первых двух толкований. Писавшие после того, как утихли страсти, вызванные Вьетнамом, историки-постревизионисты признали, что Соединенные Штаты допустили ошибки. Но они рассматривали холодную войну в основном как трагическую неизбежность. После Второй мировой войны Соединенные Штаты и Советский Союз оказались двумя самыми могущественными странами мира, между которыми возник огромный вакуум власти.Одна только эта ситуация породила бы конкуренцию; различные политические системы, исторический опыт и концепции наилучшего обеспечения безопасности привели к холодной войне.

    С кратким открытием советских архивов после холодной войны появилась четвертая интерпретация. Выдающиеся историки, такие как Джон Льюис Гэддис, пересмотрели свои более ранние интерпретации, возложив большую вину на Советы в целом и на Сталина в частности. Опираясь на ранее недоступные источники, Гэддис писал, что «послевоенные цели Сталина заключались в обеспечении безопасности себя, своего режима, своей страны и своей идеологии именно в таком порядке.Не было никакой возможности прочного сотрудничества с таким безжалостным, агрессивным и недоверчивым лидером. Неумолимые подозрения Сталина, его вера в слабость Запада и его готовность исследовать внешние границы влияния США привели к распаду военного союза. Эта интерпретация была названа «неоортодоксией», потому что новые источники привели к старому выводу: Запад был прав, как морально, так и благоразумно, сопротивляясь.


    Президент США Барак Обама обменивается рукопожатием с председателем КНР Си Цзиньпином в Пекине.12, 2014. Фэн Ли/Getty Images

    Эти разные интерпретации истоков холодной войны отражают ключевые вопросы и разногласия в современных американо-китайских отношениях. Виноват ли спад в отношениях Вашингтон или Пекин? Есть ли что-то в характере Коммунистической партии Китая или Си Цзиньпина, что толкает их к конфронтации? Или виноват анархический и конкурентный характер международной системы?

    Особенно не хватает одной школы мысли, современной параллели ревизионизму холодной войны.Да, Соединенные Штаты уже давно сохраняют значительное военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе и предпринимают другие действия — например, поддержку прав человека в Китае, — которые, несомненно, вызывают отвращение у ненадежного и амбициозного китайского режима. Но Соединенные Штаты одновременно сделали больше, чем любая другая страна, для обеспечения значительного подъема Китая, проложив Пекину путь во Всемирную торговую организацию, открыв свои рынки для китайских товаров, разрешив передачу передовых гражданских технологий и поощряя Пекин к более активному участию. и влиятельный как в региональной, так и в глобальной дипломатии.Трудно утверждать, что Соединенные Штаты «стремятся сдержать Китай», — заявила тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон в 2010 году, учитывая, что «Китай пережил головокружительный рост и развитие» с момента восстановления отношений с Соединенными Штатами.

    Большинство наблюдателей согласны с тем, что то, что некоторые называют «новой самоуверенностью» Пекина, всерьез начало проявляться в 2008 и 2009 годах.

    Более того, трудно согласиться с ревизионистским прочтением U.S.-Дела Китая с графиком ухудшения двусторонних отношений. Большинство наблюдателей согласны с тем, что то, что некоторые называют «новой напористостью» Пекина, начало всерьез проявляться в 2008 и 2009 годах. Это было в разгар мирового финансового кризиса, в то время, когда новая администрация Обамы подчеркивала необходимость успокоить Пекин, говоря о появлении многополярного мира и даже намекая на возможность создания «большой двойки» для управления глобальными делами. Как писал политолог Эндрю Скобелл, именно возникающее в результате восприятие американской слабости и приспособленчества, а не восприятие возросшей враждебности, стало фоном для усиления китайского давления в Южно-Китайском море, Восточно-Китайском море и других районах.

    Вторая точка зрения — та, которая находит источники антагонизма в личности и политике Си, точно так же, как неоортодоксальные историки возлагают вину в основном на Сталина, — может сказать больше, но она также менее чем убедительна. . Никто не спорит, что Китай при Си стал более амбициозным, агрессивным и авторитарным. Дома он расправился с диссидентами, усилил политический контроль, превратил Китай во все более высокотехнологичное полицейское государство и заменил коллективное руководство персонализированным правлением.В Азии Си активизировал использование Китаем военного принуждения, экономических рычагов, дипломатического давления и операций влияния, чтобы усилить влияние Пекина и ограничить выбор региональных держав. Военные и военизированные силы преследовали, противостояли и нарушали суверенитет таких стран, как Япония и Индия; Пекин одновременно продвигает геоэкономические проекты, такие как инициатива «Один пояс, один путь», Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, призванные ввести регион в свою орбиту.

    За границей Си позиционирует Китай как глобальный вызов влиянию США. Под его правлением Пекин расширил свое глобальное военное присутствие; он использовал инициативу «Один пояс, один путь», чтобы проецировать экономическую мощь еще дальше от периферии Китая. Инициатива Си «Сделано в Китае 2025» свидетельствует о стремлении вырвать экономическое первенство у Соединенных Штатов, захватив командные высоты технологических инноваций; его режим также заявил, что Пекин теперь будет выступать в качестве идеологической альтернативы Вашингтону, и расширил усилия по поддержке авторитарных режимов и подрыву демократии за рубежом.Ни один серьезный наблюдатель не может оспаривать тот факт, что поведение Китая зловещим образом изменилось при Си Цзиньпине.

    Однако проблема с этой интерпретацией заключается в том, что неясно, является ли Си причиной или следствием изменений во внешней и внутренней политике Китая. Ведь он пришел к власти в 2012 году; поворот к более острому соперничеству с США произошел раньше, при Ху Цзиньтао. Провозглашение линии девяти пунктиров в Южно-Китайском море, усиление давления на Японию в Восточно-Китайском море и другие аспекты самоуверенности Китая — все это предшествовало Си, даже если они усилились и ускорились при нем.Все это поднимает вопрос о том, действительно ли он так замечателен — или растущая мощь Китая и другие более глубокие изменения привели бы к появлению кого-то вроде Си, даже если бы сам Си не пришел.

    Третье направление мысли, которое соответствует пост-ревизионизму времен холодной войны, состоит в том, что изменение динамики сил и характера международных отношений привело к соперничеству между Соединенными Штатами и Китаем. Ясно, что эта интерпретация имеет большое количество доказательств. Подъем Китая за последние три десятилетия не похож ни на что в современной истории.Его ВВП в постоянных долларах вырос с 1,9 трлн долларов до 8,3 трлн долларов в период с 1998 по 2014 год. В период с 1994 по 2015 год военные расходы Китая выросли с 2,2 до 12,2 процента от общемировых. Пекин приобрел все более передовые военные возможности; она создала экономические возможности для влияния на страны от Юго-Восточной Азии до Восточной Европы и за ее пределами.

    Рост китайской мощи, особенно китайской военной мощи, первоначально был отчасти вызван опасениями, что Соединенные Штаты могут сделать Пекин своим главным противником после окончания холодной войны.Эти опасения выкристаллизовались во время кризиса в Тайваньском проливе 1995–1996 годов, когда Вашингтон отреагировал на попытки Китая запугать Тайвань, развернув в близлежащих водах две авианосные ударные группы. Растущая мощь Китая, в свою очередь, резко усилила импульс к соперничеству. Растущая мощь Пекина заставила Тихоокеанский регион чувствовать себя меньше, поскольку китайское влияние сталкивается с давно устоявшимися позициями Америки в регионе. Он принял меры, которые в прошлом были раздражающими, но терпимыми, — настойчивость У.S. союзы, окружающие морскую периферию Китая, глобальное господство либеральных ценностей — кажутся менее терпимыми сейчас, когда Пекин может бросить вызов этим договоренностям. Это способствовало росту уверенности Китая на мировой арене, из-за чего Ху и Си стало труднее скрывать свою власть и выжидать. Все это, в свою очередь, в конечном итоге вынудило США к более резкой ответной политике, будь то в форме Третьей стратегии компенсации, предназначенной для противодействия китайским возможностям по ограничению доступа и блокированию территорий, или тарифов администрации Трампа, предназначенных для подрыва экономической мощи Пекина.

    Постревизионисты внесли свой вклад в дискуссию об истоках холодной войны, указав, что просто трудно представить, как Соединенные Штаты и Советский Союз — две могущественные, амбициозные страны с противоречивыми интересами и представлениями о безопасности — могли бесконечно ужиться после Вторая Мировая Война. Нечто подобное можно сказать и об отношениях США и Китая сегодня.

    Одна из основных причин, по которой взгляды США и Китая на безопасность различаются, заключается в том, что Китай представляет собой не просто претендента, а претендента с авторитарной однопартийной политической системой.

    Тем не менее, одна из основных причин, по которой взгляды США и Китая на безопасность различаются, заключается в том, что Китай — это не просто любой тип претендента — это претендент с авторитарной однопартийной политической системой. Этот факт, затрагивающий ключевой элемент первоначального ортодоксального объяснения холодной войны, также имеет большое значение в нынешнем контексте.

    Американцы давно считают, что авторитарные режимы по своей природе агрессивны и с ними трудно иметь дело. Есть достаточно оснований полагать, что это верно в случае с Китаем.Правители Пекина просто не могут чувствовать себя в полной безопасности в системе, где доминируют либеральные ценности и либеральная сверхдержава, поскольку они опасаются, что эта система подорвет их собственный авторитет дома.

    Точно так же авторитарная природа Коммунистической партии гарантирует, что китайские чиновники будут постоянно испытывать искушение направить внутреннее недовольство вовне, создать легитимность, проводя националистическую внешнюю политику, и сделать антагонизм с демократическим миром основным принципом своих убеждений — как китайское правительство все чаще делало за последние три десятилетия, после того как отход от социалистической экономики и репрессии на площади Тяньаньмэнь подорвали другие прежние идеологические столпы партийного правления.Наконец, природа китайской системы означает, что китайские лидеры видят подрывную деятельность и недовольство США даже там, где таких намерений нет — как продемонстрировал их возмущенный ответ на статью New York Times 2012 года о коррупции в правящей элите Китая. Пока у Соединенных Штатов и их союзников есть такие институты, как свободная пресса, заинтересованная в расследовании коррупции, пока Соединенные Штаты поддерживают такие концепции, как демократия и права человека, и пока Соединенные Штаты сохраняют свои союзы в Азии, Китай лидеры почувствуют угрозу.

    Подводя итог, можно сказать, что Си Цзиньпин наблюдает за ключевыми изменениями в поведении Китая, и нет никаких сомнений в том, что правителям Пекина не нравятся многие действия США в регионе и за его пределами. Но китайско-американский антагонизм является не столько результатом этих факторов, сколько продуктом изменения динамики власти и укоренившейся природы режима.


    Эсминец ВМС США USS Stethem пришвартовался в военном порту Усун в Шанхае с пятидневным дружественным визитом 16 ноября 2015 г. Синьхуа/Чэнь Фей через Getty Images

    Есть несколько значений для U.политика С. в отношении Китая. Во-первых, Соединенные Штаты мало что могут реально сделать, чтобы успокоить или успокоить китайских лидеров. Если Вашингтон не выведет вооруженные силы США на Гавайи и не бросит своих тихоокеанских союзников, а также если он не прекратит отстаивать демократические ценности и права человека за рубежом, китайское руководство будет по-прежнему убеждено, что главная цель Америки состоит в сдерживании ее подъема и подрыве ее стабильности. Это убеждение не совсем ошибочно, но оно преувеличено, и оно обусловлено действиями, выходящим за рамки тех, которые предпринимает США.С. правительство. Пока американское общество поддерживает открытые, прозрачные и демократические институты, Соединенные Штаты всегда будут представлять собой идеологическую и даже экзистенциальную угрозу лидерам коммунистической партии. И пока международная система остается фундаментально конкурентоспособной, изменения в относительном балансе сил будут вызывать трения, которые мы наблюдаем сегодня. Меры по укреплению доверия имеют свое место в китайско-американских отношениях, но Вашингтон не станет убеждать лидеров Пекина в том, что его присутствие стабилизируется, а его намерения доброжелательны.

    Во-вторых, если Соединенные Штаты по-прежнему не желают уступить Пекину сферу влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, им необходимо укрепить свою региональную оборону, укрепив архитектуру региональной безопасности, а также свой собственный суверенный потенциал. За последние несколько лет произошел взрыв новых двусторонних, трехсторонних, а иногда и четырехсторонних соглашений о безопасности между Вашингтоном и его региональными партнерами, а также усилия по укреплению двусторонних альянсов Америки. Это действительно позитивные шаги, но они пока существенно не изменили действия Китая в Южно-Китайском море и за его пределами, а также не обратили вспять неблагоприятные изменения в региональном балансе сил.Во время холодной войны только после того, как Вашингтон продемонстрировал свою готовность поддерживать статус-кво в Западном Берлине и в Западной Европе в целом, ситуация зашла в тупик, хотя и опасный и нелегкий. Различия между Европой конца 1940-х годов и сегодняшним Индо-Тихоокеанским регионом огромны, но аналогия имеет ключевое значение для современных политиков: надежные меры безопасности, подкрепленные огромной военной мощью США, могут усилить чувства антагонизма и подозрительности, но они необходимо для сохранения мира.

    Официальные лица США должны понимать, что конкуренция является как геополитической, так и идеологической.

    В-третьих, официальные лица США должны понимать, что конкуренция является как геополитической, так и идеологической. Китай Си Цзиньпина — это не Советский Союз Иосифа Сталина. Но он усердно работает над подрывом демократии и укреплением автократии за границей, исходя из идеологической искренности, а также твердой веры в то, что Пекин будет в большей безопасности в мире, где либерализм заменил антилиберализм.Соединенные Штаты и их союзники должны признать, что конкуренция со все более авторитарным, репрессивным и технологически развитым государством по своей природе имеет идеологические элементы, определяющие эти тенденции.

    Это то, от чего политики не должны уклоняться. Сегодня одной из наиболее ярко выраженных тенденций в международных отношениях является одновременное возвышение авторитарных государств и отступление демократий. Столкнувшись с этой проблемой, западные политики должны стать более настойчивыми в защите демократии у себя дома и более решительно продвигать демократические ценности в идеологически оспариваемой Азии.Во время холодной войны усилия США по укреплению некоммунистических элементов в советском блоке часто заканчивались разочарованием, по крайней мере, в ближайшем будущем. Но в долгосрочной перспективе они дали надежду тем, кто стремился к более свободному будущему за железным занавесом Москвы. Между тем, все более настойчивые усилия по продвижению демократии в регионах мира в 1970-х и 1980-х годах сделали глобальный идеологический климат все менее благоприятным для репрессивного коммунистического режима.

    Подобный урок проводится и сегодня.Поддержка прав человека и демократии в Азиатско-Тихоокеанском регионе и во всем мире имеет хороший моральный и стратегический смысл, поскольку это лучший способ обеспечить, чтобы международный идеологический климат оставался благоприятным для американского влияния и американских ценностей. Точно так же освещение все более ужасающих злоупотреблений Пекина в отношении собственного населения, а именно интернирования, пыток и насильственного перевоспитания мусульман в Синьцзяне, и публичное выступление со сторонниками прав человека и политических реформ в Китае должно быть ключевой частью любого U. .S. Стратегия ведения конкуренции, которая касается ценностей в той же степени, что и власти.

    Наконец, адекватный ответ Китаю возможен только при постоянной поддержке населения. В Вашингтоне принято говорить об общегосударственном подходе. Здесь нужно нечто еще более широкое — «общесоциальный» подход.

    Реакция США на Москву в конце 1940-х и начале 1950-х годов показывает, что это действительно возможно. Привыкшая считать советских солдат своими союзниками и измученная героическими усилиями во время Второй мировой войны, американская общественность была далека от стремления вести продолжительную сумеречную борьбу против Советского Союза.Но советская агрессия, призывы к помощи демократических партнеров и устойчивое политическое руководство убедили американскую общественность в том, что это необходимая борьба. Соединенные Штаты достигли грубого консенсуса времен холодной войны, основанного на страхе перед советской угрозой, а также на надежде, что, встретив эту угрозу, Америка сможет построить процветающее свободное мировое сообщество.

    Чтобы заручиться такой же поддержкой сегодня, потребуется, чтобы официальные лица США реалистично оценивали характер проблемы и четко разъясняли, какое решение она потребует.Также потребуется четко сформулировать, каким образом решение проблемы Китая будет иметь центральное значение для сохранения относительно стабильного, открытого и демократического мира, установившегося за последние семь десятилетий. А это, в свою очередь, потребует уровня трезвого, но решительного политического руководства, которого до сих пор не было у нынешней администрации. Размеры и масштабы Китая означают, что проблемы, которые он представляет, не исчезнут в ближайшее время. Как и во время холодной войны, Соединенным Штатам потребуется стратегия, столь же широкая и долговечная, как и та угроза, которой они должны противостоять.

    Что такое внешняя политика России?

    Русские счастливо освободились от идеи «расы господ», гипнотизировавшей немцев. Разные народы, живущие в пределах СССР, не спаяны в нацию, в том смысле, что немцы, например, чувствуют себя одним «народом». Тем не менее русские в моменты военного кризиса ощущают сильное национальное самосознание.

    В то же время они прекрасно понимают, что живут в интернациональном сообществе.Но, стремясь участвовать в жизни этого сообщества, они все же с подозрением относятся к намерениям внешнего мира в отношении России. Эта смесь осведомленности о внешнем мире и недоверия к иностранцам заставляет их чередовать национализм и интернационализм.

    «Построение социализма в одной стране»

    Тенденция России бросаться из одной крайности в другую очень заметна в течение последней четверти века. Ленин и Троцкий, многие годы жившие за границей, попали под влияние западной мысли.После того как они захватили власть в России, они были озабочены не столько национальными проблемами России, сколько проблемами мировой революции. Напротив, Сталин и его соратники не имели контактов с Западом до 1917 года, и их главной заботой было внутреннее положение России.

    Когда революционные движения в Баварии, Венгрии и Китае оказались, по выражению Ленина, «ложным рассветом», Сталин провозгласил лозунг «построения социализма в одной стране». Он думал, что Россия и коммунистическое дело выиграют больше, доказав личным примером, что «социализм» может работать, чем распределяя силы и ресурсы для продвижения того, что Троцкий называл «перманентной революцией».Ленин умер в 1924 году, а в 1927 году, после многих бурных конфликтов, Сталин свергнул Троцкого и отправил его в ссылку. С этого времени советские руководители все больше подчеркивали национальный характер Российского государства, а не его международную роль как авангарда мировой революции. В конце концов они заговорили о «национальном отечестве», а не о «социалистическом отечестве» всех рабочих.

    В соответствии с этой новой тенденцией многие пьесы, фильмы и книги сделали своей темой подвиги национальных деятелей России.Среди них князь Александр Невский, разбивший нашествие тевтонов в знаменитой битве на Чудском озере в XIII веке; Петр Великий; генерал Суворов, который в конце восемнадцатого века вел русские войска против французов в Италии; и маршал Кутузов, защищавший Москву от Наполеона. Таким образом было подчеркнуто развитие русской нации, и советские историки больше не пытаются представить большевистскую революцию как уникальное событие, изолированное от остальной истории страны.Напротив, они тесно связывают его с исторической борьбой России по отражению иностранного вторжения — тевтонских рыцарей, Наполеона или Гитлера.

    Но сравниваемый немецкий национализм, зарождающийся в России, не может быть с расовым и исключительным национализмом русского национализма, продолжает сдерживаться заботой о других народах СССР, а также о народах остального мира.

    Важность географических факторов

    Много воды утекло с 1917 года, но в одном важном отношении внешняя политика Советского правительства по-прежнему в основном похожа на политику царей.Ибо, несмотря на то, что политическая и экономическая система, установленная советскими лидерами, отличается от системы царского режима, географические проблемы страны существенно не изменились со времен большевистской революции. Сегодня, как и во времена царей, Россия представляет собой не имеющий выхода к морю и льдом «континент», подверженный нападению со стороны Германии с запада и Японии с востока. Как следствие, русские прекрасно понимали, что война на два фронта приведет к серьезному истощению производственных и транспортных мощностей страны.Однако развитие воздушного транспорта и повышение промышленной самодостаточности в России могут сделать доступ к открытому морю менее важным.

    Его географическое положение помогает объяснить, почему Россия перешла от одного крайнего курса к другому. СССР перешел от попыток сотрудничества с западными державами в Женеве после 1934 г. к заключению пакта о ненападении с Германией в 1939 г.; затем от пакта о ненападении к защите от немецкого нападения в 1941 г.; и от столкновений с Японией вдоль маньчжурской границы в 1938–39 годах до российско-японского пакта о нейтралитете в 1941 году.

    Советская внешняя политика национальна

    Для понимания внешней политики России надо иметь в виду, что в общем и целом сталинский режим действовал в мировых делах не на основе марксистской доктрины, а на основе национальных интересов России. Основные цели Сталина заключались в том, чтобы сделать Россию независимой от остального мира в военном и экономическом отношении и защитить безопасность Советского Союза от внешнего нападения в период «построения социализма в одной стране».

    Будучи комиссаром иностранных дел России, Максим Литвинов (впоследствии служивший послом России в Соединенных Штатах) снова и снова говорил в Лиге Наций в Женеве, что Россия хочет мира. Поскольку тем временем Россия обучала большую армию и производила огромное количество военного снаряжения — к счастью для них и нас, как оказалось, — некоторые считали его неискренним. Но Литвинов и Сталин искренне хотели мира, потому что были убеждены, что России нужен длительный период свободы от войны, чтобы выполнить свою огромную задачу по индустриализации и коллективизации сельского хозяйства.

    Из EM 46: Наш русский союзник (1945)

    .

0 comments on “Внешняя политика ссср в годы войны: Внешняя политика СССР в годы Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.