Аграрное индустриальное и постиндустриальное: Аграрное индустриальное и постиндустриальное общество (признаки общества)

Индустриальное общество — это… Что такое Индустриальное общество?

Индустриальное общество
ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

(industrial society) Общество с широким разделением труда и опорой на крупное машинное производство. Индустриальное общество рассматривается как общее обозначение для капиталистической и социалистической формаций недавнего прошлого. Сен-Симон (Saint-Simon), противопоставляя индустриальное общество милитаристскому, предугадал технократическое будущее. Другие авторы, осознавшие значение новой формы рыночных отношений, делали упор на перспективе широкого участия индустриального общества на рынке труда, наряду с крайне ограниченным участием прямых производителей на рынке продукции. Маркс (Marx), к примеру, рассматривал это как одну из особенностей капиталистической формы индустриального общества. Предполагается, что ныне образовалось постиндустриальное общество. Разделение труда в таком обществе более свободно, чем в индустриальном, поскольку люди обретают навыки и умения, с успехом применимые в различных областях; соответственно, не таким жестким оказывается и индустриальный фордизм (fordism). Вот почему некоторые ученые-марксисты называют современное постиндустриальное общество «постфордистским».


Политика. Толковый словарь. — М.: «ИНФРА-М», Издательство «Весь Мир». Д. Андерхилл, С. Барретт, П. Бернелл, П. Бернем, и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М.. 2001.

Индустриальное общество

(промышленное общество)

обозначение стадии развития общества, сменяющего традиционное, аграрное (родоплеменное, феодальное) общество. Термин принадлежит А. Сен-Симону; широкое распространение концепция индустриального общества получила в 50-60-х гг. 20 в. (Р.Арон, У. Ростоу, Д. Белл и др.). Формирование индустриального общества связано с распространением крупного машинного производства (см. Индустриализация), урбанизацией, утверждением рыночной экономики и возникновением социальных групп предпринимателей и наемных работников, становлением демократии, гражданского общества и правового государства. Капитализм в теориях индустриального общества рассматривается как его ранняя ступень (европейские страны в 19 — нач. 20 вв.). В ряде стран противоречия становления индустриального общества привели в 20-30-х гг. 20 в. к возникновению тоталитарных режимов (Тоталитаризм). В кон. 20 в. индустриальное общество переходит к постиндустриальному обществу.

Политическая наука: Словарь-справочник. сост. проф пол наук Санжаревский И.И.. 2010.

Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

  • Индустриализация
  • Инжиниринг

Полезное


Смотреть что такое «Индустриальное общество» в других словарях:

  • ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО — современная ступень, или эпоха, в развитии человечества. Предшествующие эпохи: первобытное общество, древнее аграрное общество, средневековое аграрно промышленное общество. В наиболее развитых западноевропейских странах переход к И.о. начался… …   Философская энциклопедия

  • Индустриальное общество — тип экономически развитого общества, в котором преобладающей отраслью национальной экономики является промышленность. Индустриальное общество характеризуется развитием разделения труда, массовым производством товаров, машинизацией и… …   Финансовый словарь

  • ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО — (промышленное общество), обозначение стадии развития общества, сменяющего традиционное, аграрное (родоплеменное, феодальное) общество. Термин принадлежит А. Сен Симону; широкое распространение концепция индустриального общества получила в 50 60 х …   Современная энциклопедия

  • ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО — (промышленное общество), обозначение стадии развития общества, сменяющего традиционное, аграрное (родо племенное, феодальное) общество. Термин принадлежит А. Сен Симону; широкое распространение концепция индустриального общества получила в 50 60… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Индустриальное общество — (промышленное общество), обозначение стадии развития общества, сменяющего традиционное, аграрное (родоплеменное, феодальное) общество. Термин принадлежит А. Сен Симону; широкое распространение концепция индустриального общества получила в 50 60 х …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • «ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО» —         бурж. социология, и экономия, теория обществ. развития, направленная против марксистско ленинского учения о социальном прогрессе в ходе сменяющих друг друга обществ. экономич. формаций. Сформулирована в двух вариантах франц. философом Р.… …   Философская энциклопедия

  • ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО — одна из основных категорий, в которых современные философы, социологи, политологи и экономисты анализируют тенденции и особенности современных, т.наз. «развитых» обществ в отличие от «традиционных», «аграрных» (родо племенных, феодальных и др.)… …   Новейший философский словарь

  • индустриальное общество — Этап развития общества и общественных отношений, сложившийся после промышленной революции, когда наряду с сырьевыми отраслями основой экономики стали развиваться обрабатывающие отрасли (вторичный сектор экономики) …   Словарь по географии

  • Индустриальное общество — общество, сформировавшееся в процессе и в результате индустриализации, развития машинного производства, возникновения адекватных ему форм организации труда, применения достижений технико технологического прогресса. Характеризуется массовым,… …   Википедия

  • индустриальное общество — (промышленное общество), обозначение стадии развития общества, сменяющей традиционное, аграрное (родоплеменное, феодальное) общество. Термин принадлежит А. Сен Симону; широкое распространение концепция индустриального общества получила в 50 60… …   Энциклопедический словарь

Аграрное, индустриальное и постиндустриальное общество. — КиберПедия

Существует деление производящих обществ на:

1) Аграрные 2) Индустриальные 3) Постиндустриальные

Сен-Симон, Конт

1) Преобладание сельского населения, с/х- основа ВВП, преобладание Армии и Церкви. Феодальная собственность условна (принадлежит целой лестнице собственников). Феодальные, земельные наделы получают в основном за военные заслуги. Низкая мобильность. Крайняя неполитизированность — большинство населения индифферентно к государству (рассм как сборщик налогов). Политика на местах, чаще Гражданские Войны. Ресурс – земля.

 

2) Грань перехода к индустр. обществу:

— Индустриализация, Промышленный переворот (промышл. производство- ведущий сектор экономики). Растягивается на десятилетия. 1830-1880 гг –первая индустриализация в России. Политика «Большая скачка» в 1930-е гг. настоящая индустриализация-рабочий класс преобладает в структуре населения. Пролетариат появляется,когда колхозы становятся совхозами

— Урбанизация. «Крестьянская утопия» — благоприятная жизнь между городом и деревней (50 км), пищу для себя производят сами.

— Гл. соц. институты: корпорации. Вед сила: Предприниматели (соединение ресурсов (труд, земля, капитал))

— В отличие от аграрных обществ остро политизированные (Разв. полит партии, борьба за власть, за демократизацию общества)

— частная собственность, ресурс – капитал.

3) Переходная грань: НТР (середина 20 в) — превращение науки в непосредственную производительную силу. Ресурс: информация, знания (и главный продукт)

В стр-ре ВВП: преобладание услуг, потребления

Гл. институт: «Университеты» (конгломерат из учебных заведений, академическая инфраструктура, НИИ, библиотеки)

Противники: БАНКИ (финанс. структуры, кот могут захватить реальную власть)

Деурбанизация: проявл. всё ярче (70-80-ее гг). Высокое экологическое сознание.

Соц. силы: Сейнтисты(наука), Технократы(высоко квалифицированные специалисты)

Теория постиндустриального общества.

Постиндустриальное общество — общество, в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Теория постиндустриального общества — широко применяется в западной политологии и социологии для обозначения современного общества.

Джон Гелбрейт (1908 — 2006) – аспекты деятельности крупных корпораций. Техноструктуры. Теория побудительных мотивов. «Американский капитализм», «Великая депрессия», «Новое индустриальное государство», «Экономика невинного обмана».

Д. Белл (1919) — американский социолог и публицист, основатель теории постиндустриального (информационного) общества. Себя он однажды описывал как «социалиста в экономике, либерала в политике и консерватора в культуре». «Грядущее постиндустриальное общество», «Социальные рамки информационного обществ».

Питер Друкер (1909 – 2005) – патриарх современного менеджмента. Сформировал теорию о глобальном рынке. Автор концепции «информационного работника». Основной импульс прогресса – от одной личности. Новая система стратификации. «Будущее индустриального человека», «Посткапиталистическое общество».

Э.Тоффлер (1928) – взаимосвязь технологий и социальных изменений. «Шок будущего». Концепция третьей войны. Научная концепция Элвина Тоффлера основывается на идее сменяющих друг друга волн-типов общества. Первая волна — это результат аграрной революции, которая сменила культуру охотников и собирателей. Вторая волна — результат индустриальной революции, которая характеризуется нуклеарным типом семьи, конвейерной системой образования и корпоративизмом. Третья волна — результат интеллектуальной революции, то есть постиндустриальное общество, в котором наблюдается огромное разнообразие субкультур и стилей жизни.

Ростоу Уолт(1916 – 2003) – «Стадии экономического роста. Некоммунисический манифест». Теория стадий экономического роста: традиционное общество, переходное, стадия сдвига (промышленная революция), зрелости (НТР), эра высокого массового потребления, поиск качества.

Маслоу Абрхам (1908 – 1970) – «Эупсихея» (чтобы создать идеальное общество, построить личности в самоактуализации). Пирамида: физиологические потребности, безопасность, принадлежности и любви, в уважении и почитании, познавательные, эстетические, самоактуализация.

 

Таблица аграрное индустриальное постиндустриальное

Существуют различные научные подходы по вопросу развития общества.

Современные социологи разделили всемирную историю на три эпохи: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную.

А современные антропологи (учёные, изучающие становление и развитие человека) все общества с древнейших времён до наших дней подразделили на следующие типы: общество охотников и собирателей, общество огородничества, общество скотоводов, земледельческое общество, индустриальное общество. В основе этого деления — способ добывания средств к существованию и формы хозяйствования.

Остановимся более подробно на каждом из типов обществ.

Общество охотников и собирателей

Самыми древними способами добычи пропитания для человека были охота и собирательство. Поэтому первой ступенью в человеческой истории учёные называют общество охотников и собирателей.

Оно состояло из родовых общин — групп численностью от 20 до 60 человек, связанных кровным родством. Для пропитания им требовалось большое количество пищи, поэтому охотникам и собирателям в поисках добычи приходилось передвигаться на очень большие расстояния и у них не было постоянного места обитания. Его заменяли временные стоянки, где мужчины, уходя на долгую охоту, оставляли женщин, детей и стариков.

Женщины занимались собирательством. Оно было связано не только с собиранием съедобных растений. Так, в прибрежных районах люди собирали моллюсков, оставшихся после морского прилива. На одной из стоянок в Северной Африке учёные обнаружили миллионы раковин земляных улиток.

Таким образом, в древности люди не производили всё необходимое для удовлетворения своих потребностей, а брали то, что в готовом виде давала природа. Когда запасы пищи исчерпывались, группы людей переселялись на другие места, т.е. вели кочевой образ жизни.

Это был самый продолжительный период истории человечества. Учёные называют его «детством» человеческого общества. Несмотря на то что этот период остался далеко позади, до сих пор в различных частях нашей планеты исследователи обнаруживают живые свидетельства истории — племена кочующих охотников и собирателей. Их можно встретить в Австралии, на Мадагаскаре, в Южной Азии, Малайзии, на Филиппинах и других островах побережья Индийского океана.

    Дополнительное чтение
    Современные охотники и собиратели
    Аборигены — коренные жители Австралии, населяющие континент уже более 40 тыс. лет. До сих пор ещё не все аборигены перешли к земледелию и скотоводству. Эскимосы Аляски и Канады — охотники.
    Коренное население штатов Калифорния, Орегон, Вашингтон занимается собирательством. На травянистых равнинах Аргентины, Южной Бразилии, Уругвая и Парагвая также обитают охотники и собиратели. В мире существует около 5 тыс. таких групп народов, общей численностью около 300 млн человек. Они проживают, как правило, в богатых природными ресурсами регионах. По этой причине они часто оказываются в центре многочисленных конфликтов. Для того чтобы высвободить земли под промышленное строительство, коренные народы переселяют в другие места или в города.

Используя дополнительную литературу, ресурсы Интернета, приведите примеры народов, которые в настоящее время продолжают жить благодаря охоте и собирательству.

Общество огородничества

Когда численность человечества выросла настолько, что охота и собирательство перестали давать достаточно пропитания, люди перешли к следующей ступени общественного развития — огородничеству. Люди выкорчёвывали часть леса, сжигали пни, сажали клубни диких овощей, которые со временем превращались в культурные.

На смену бродячему образу жизни постепенно приходил оседлый. Однако он ещё не стал главной чертой жизни. Использовав под огород один участок земли и истощив почву, люди бросали его и перебирались на новый. А поскольку земля истощалась быстро, то на одном месте община задерживалась всего на несколько лет.

Общества земледельцев и скотоводов

Огородничество было переходной формой хозяйствования: от добывания готовых природных продуктов (диких растений) люди переходили к выращиванию окультуренных овощей и злаков. Небольшие огороды со временем уступили место обширным полям, примитивные деревянные мотыги — сохе или плугу (вначале деревянным, а позже — железным).

Так появилось земледелие. Вспашка земли, сев и сбор урожая — основные этапы этого трудоёмкого занятия.


Какой этап земледельческих работ изображён на картине художника Константина Маковского?

Жители Ближнего Востока (это территория таких современных государств, как Израиль, Ирак, Иран, Сирия, Турция) стали первыми земледельцами. Они начали засевать и обрабатывать землю, из дикой пшеницы вырастили культурные злаки.

Пашенное земледелие привязывало людей к одному месту и способствовало переходу от кочевого к оседлому образу жизни. Росло население, увеличивалась продолжительность жизни.

Охотники постепенно поняли, что лучше сразу не убивать пойманных ягнят и козлят, а выращивать их, чтобы потом получать от них молоко и шерсть. Да и мяса от взрослого животного получить можно больше, чем от детёныша. Так постепенно люди приручили диких животных, и возникло скотоводство.

Появление земледелия и скотоводства означало, что люди перешли от присвоения того, что давала им сама природа, к производству необходимых продуктов.

Всё большее число людей высвобождалось от необходимости трудиться на земле. Некоторые из них занялись ремеслом. Разделение труда привело к необходимости обмена продуктами труда земледельцев, скотоводов и ремесленников. Так появилась торговля и торговцы.

Возникают города, государства, письменность. Города становились сосредоточением торговой, ремесленной, культурной жизни.

От аграрного общества к индустриальному

Общества огородников, скотоводов и земледельцев многие учёные объединяют в одну ступень развития, которую называют доиндустриальным или аграрным обществом.

В аграрном обществе почти все люди занимаются сельским хозяйством. Это общество называют ещё традиционным, потому что жизнь людей в нём была тесно связана с природой и подчинена обычаям и традициям. В аграрном обществе господствовал ручной труд. Со временем ручной труд перестал удовлетворять потребности растущего населения, поэтому были изобретены машины.

С помощью машин можно было произвести гораздо больше важных для людей вещей и продуктов питания.

Более 250 лет назад на смену аграрному обществу пришло индустриальное, в котором преобладало уже не сельское хозяйство, а промышленность — индустрия. Формирование индустриального общества было связано с распространением крупного машинного производства, возникновением социальных групп предпринимателей и наёмных работников, появлением тысяч новых профессий, большинство из которых не были известны аграрному обществу. Основная часть промышленности сосредотачивается в городах, которые начинают играть главную роль.


На смену аграрному обществу пришло индустриальное, в котором уже преобладала промышленность. Как изменился труд людей с изобретением парового двигателя, с появлени­ем машин?

Теперь уже больше половины населения занято промышленным трудом, а меньшая его часть — аграрным.

    Советуем запомнить!
    Аграрное общество — тип общества, в котором преобладает сельское хозяйство.
    Индустриальное общество — тип общества, в котором преобладает промышленность.
    Постиндустриальное (информационное) общество — тип общества, в котором главную роль играют знания и информация.

Постиндустриальное общество

Наиболее развитые страны в конце XX века вступили в постиндустриальное (информационное) общество, в котором обеспечивается высокий уровень развития науки и техники, образования, сферы услуг, информационных технологий (процессы обработки, хранения, контроля и передачи информации). На передачу и распространение информации направлены мощные технические средства — от радиостанций и спутникового телевидения до мобильных телефонов, компьютеров и Интернета. В информационном обществе больше всего ценятся знания, а учиться приходится всю жизнь.

В постиндустриальном обществе подавляющее большинство людей трудится в сфере обслуживания. Даже на фермах и в промышленности больше людей занято обработкой информации, чем возделыванием земли и работой на поточных линиях. Примером служит автомобильная промышленность, где больше людей занимается вопросами сбыта, страхования, рекламы, дизайна и техники безопасности, чем непосредственно сборкой автомобилей.


Какие черты постиндустриального общества отражают фотографии?

    Подведем итоги
    Человеческое общество прошло несколько ступеней в своём развитии: общество охотников и собирателей, общество огородничества, общество скотоводов, земледельческое общество, промышленное (индустриальное) общество. Учёные выделяют также аграрное, индустриальное, постиндустриальное общества. Каждая ступень характеризуется определёнными способами добывания средств существования, формами хозяйствования.

    Основные термины и понятия
    Типы обществ, аграрное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество.

Проверьте свои знания

  1. Какие ступени в развитии человеческого общества выделяет наука?
  2. Объясните значение понятий: «аграрное общество», «индустриальное общество», «постиндустриальное общество».
  3. Перечислите отличительные черты постиндустриального общества и кратко охарактеризуйте их.
  4. Проследите, как изменялись занятия и способы хозяйственной деятельности людей от одной ступени развития к другой. К каким переменам в жизни людей они привели?

Так, традиционное (аграрное) общества можно охарактеризовать следующим образом: преимущественный вид производства – сельское хозяйство. Характерна ограниченная социальная мобильность и сильный социальный контроль. Правила существования определяются традициями. Товарные отношения при это либо вообще отсутствуют, либо ориентируются на удовлетворение потребностей немногочисленного слоя населения. Считается, что любое общество от первобытной общины до промышленного переворота конца XVIII века можно назвать традиционным. Характеризуется применением ручного труда и простых машин. В традиционном обществе, в силу его «закрытости», перемены происходили медленно.

Примеры современных стран традиционного (аграрного) типа (на основе анализа составляющих ВВП): большинство стран Северной Африки (Алжир), страны северо-восточной Африки (Эфиопия, где с/х 54% ВВП), страны юго-восточной Азии (Вьетнам, где 79% населения – сельское).

В России индустриализация началась лишь в середине XIX века. Одна это не помешало нашей стране к концу XIX века быть одной из самых больших и сильных государств, иметь статус великой европейской державы.

Для индустриального общества характерно то, что наибольший вклад в экономику вносят добыча и переработка природных ископаемых, а также промышленность. Обычно около 80% населения занято в промышленности. К переходу от традиционного общества к индустриальному ведёт промышленный переворот.

Важно понимать, что такое промышленный переворот . Это процесс социально-экономического перехода от аграрного типа к индустриальному с преобладанием промышленного производства.

Вместе с развитием промышленности происходит бурное развитие науки, техники, средств коммуникации, повышение уровня жизни людей. Первой страной, где произошла промышленная революция, была Великобритания.

Изменения, происходящие в обществе, касаются всех сфер жизни. Так, семьи распадаются, поколения начинают жить в разных местах, растут города, а люди активно туда переселяются (урбанизация – процесс роста городов и повышения их роли в жизни общества, связанный с активным переселением населения в города).

По мнению французского учёного Раймонда Арона, индустриальное общество – результат влияния автоматизации производства, появления крупных производств и повышения производительности труда.

Американский социолог Уильям Ростоу считает, что большое влияние на этот процесс оказали и социокультурные факторы (рост научного знания, порывы и устремления людей).

Для общества рассматриваемого типа характерны динамичные изменения, рост социальной мобильности. Меняется и структура общества, сословия заменяются социальными группами. Расширяются права и свободы граждан.

Постиндустриальное общество определяется следующими чертами: концепции такого типа общества появились в 1960х годах. Ведущая роль в обществе отводится знаниям, информации, компьютерам. Расширяется сфера услуг, приобретает значение получение качественного образования, начинает формироваться информационное обществе. В таком обществе научные разработки – главная движущая сила экономики. Товаропроизводящая экономики переходит к обслуживающую.

Важно понимать, что к сфере услуг относится не только торговля бытовая сфера, но также и государство, армия, транспорт, здравоохранение, образование, наука, культура, производства и продажа интеллектуальной собственности (программное обеспечение).

Происходит автоматизация производства, уменьшается значение участия человека в производстве.

Многократно возрастают темпы экономического развития.

П. Дракер: «Сегодня знание уже применяется к сфере самого знания, и это можно назвать революцией в сфере управления. Знания быстро превращаются в определяющий фактор производства, отодвигая на задний план и капитал, и рабочую силу».

Постиндустриальное общество также связывают с эпохой постмодернизма (постмодерн – состояние современной культуры, включающее в себя своеобразную философскую позицию).

Меняется общественное сознание: отказ от универсальности и единства мира.

В качестве основных признаков также называют усиление плюрализма, многовариантности и многообразия форм общественного развития, изменений в системе ценностей, мотивов и стимулов людей.

Специально для Вас мы подготовили таблицу, которая поможет понять, как рассмотренные виды обществ отличаются друг от друга:

Таблица: Деление общества на виды

Линия сравнения Традиционное (аграрное, доиндустриальное общество) Индустриальное общество Постиндустриальное общество
Фактор производства Земля Капитал Знания
Основной продукт производства Пища Промышленные изделия Услуги
Характерные черты производства Ручной труд Широкое применение механизмов, технологий Автоматизация, компьютеризация производства
Характер труда Индивидуальный труд Обычная деятельность в коллективе Повышение творческого начала в труде
Занятость населения С/х – около 75% населения Промышленность – около 85% Услуги – 66%, промышленность – 33%
Социальная структура Община Классы Включенность всех в коллектив Замкнутость социальных структур Низкая социальная мобильность Классовое деление, упрощение социальной структуры, подвижность и открытость социальных структур Сохранение социального разделения, рост численности среднего класса, деление на основе уровня знания и профессии
Продолжительность жизни 40-50 Свыше 70 Свыше 70
Воздействие человека на природу Локальное, неконтролируемое Глобальное, неконтролируемое Глобальное, контролируемое
Взаимодействие с другими странами Несущественное Тесная взаимосвязь, но не везде. Пример закрытости: «Железный занавес» (понятие, обозначающее информационный, политический и пограничный барьер, возведённый в 1919-1920 годах и на протяжении нескольких десятилетий отделявший СССР и другие социалистические страны от капиталистических стран Запада). Открытость
Политическая жизнь Большинство стран монархии, отсутствуют политические свободы, власть выше закона Появление политических свобод, равенства перед законом, от власти начинают требовать подчинение закону Политический плюрализм, сильное гражданское общества, демократия
Духовная жизнь Традиционные религиозные ценности, однородный характер культуры, малое количество образованных людей Новые ценности личного успеха, вера в науку, массовая культура, развитие образования Особая роль у науки и образования, появление и распространение субкультур

Важным источником и процессом социальных конфликтов в обществах выступает социальная модернизация. Модернизация (от фр. moderne — современный, новейший) в нашем случае — это процесс обновления отсталых общественных систем, формаций, цивилизаций в духе требований современности. Примером модернизации может служить переход от аграрного к индустриальному обществу.

Существуют несколько определений модернизации. Группа западных социологов (Мур, Айзенштадт и др.) рассматривают модернизацию как процесс формирования двух типовсоциальных систем (западноевропейской и североамериканской). Уточняя эту точку зрения, Нейл Смелзерс перечисляет шесть областей общественной жизни, которые входят в совершенствующиеся социальные системы: экономика, политика, образование, религия, стратификация, семья. Здесь модернизация понимается в широком смысле слова — как эволюционное изменение общества.

В свете такого понимания социальная модернизация затрагивает общественные системы, формации, цивилизации. Она может происходить как в результатесобственного ответа на внутренние противоречия, так и в результатезаимствования уже открытых другими народами ответов в форме социальных институтов. В первом случае ее называютсамомодернизацией , а во втором — догоняющей модернизацией. Модернизация всегда есть результат социальной гибридизации, социальной прививки современности к имеющимся общественным структурам.

Для понимания модернизации общественных систем, формаций и цивилизаций важно определитьсовременное. Если речь идет о самомодернизации, то имеют в виду критерии общественного прогресса: технологический уровень; уровень, качество и справедливость жизни людей; эффективность труда; разнообразие и массовость товаров; эффективность политической системы; господствующие смыслы жизни и т. д. В случае догоняющей модернизации за образец современности обычно берут западное общество.

Формационная модернизация — процесс замены прежней общественной деформации новой в результате совершенствования образующих ее общественных подсистем и отношений между ними. Она представляет собой глубокий и всесторонний конфликт между старым и новым, традиционным и современным. Общественно-формационная модернизация может происходить в форме социальной эволюции, революции, депривации.

Цивилизационная модернизация включает в себя появление цивилизационного лидера, нового проекта, цивилизационного института, отвечающего, с одной стороны, внешним вызовам, а с другой стороны — характеру, ментальности, образу жизни народа. Она тоже представляет собой конфликт между старой и новой цивилизацией. Очередную цивилизационную модернизацию ныне проходит постсоветская Россия.

Способность к перманентнойсамомодернизации — признак экономического или смешанного общества. Политические страны занимаютсядогоняющей модернизацией, заимствуя у Запада новую технику и социальные институты. В истории России можно выделить четыре модернизации: петровская, отмена крепостного права, советская, постсоветская. Советский период модернизации был догоняющим в отношении индустриализации и инверсионным в отношении общественной формации.

В России модернизация: 1) инициируется сверху абсолютистской (царская Россия), тоталитарной (СССР), либеральной (постсоветская Россия) государственной властью; 2) является частичной, т. е. не затрагивает тип общественного строя; 3) совмещена с милитаризацией страны, развитием военной промышленности, армии и флота, образования и науки, падением уровня жизни населения.

На первом этапе движущей силой модернизации политического общества (в частности, России) выступает новаяполитическая элита, предлагающая народу новый формационный и циви- лизационный проект. Затем создается новое мощное централизованное государство как главный инструмент модернизации. На втором этапе происходит быстрая модернизация государственной экономики, перераспределение ВВП для возрождения военного могущества; поддерживается уравнительный, аскетический, медленно улучшающийся образ жизни трудящихся; осуществляется «лакировка» нового образа жизни и борьба с его «врагами». На третьем этапе происходит упадок политической формации, правящей элиты, военного могущества, уровня жизни населения, растет недовольство трудящихся, говорящих «так больше жить нельзя», но не знающих, как жить дальше. И, наконец, происходит распад прежнего общественного строя, чтобы возродить его на новой элитной и идеологической основе.

Полноценному формационному ответу России на вызовы модернизации Запада всегда мешал ее изоляционизм. В условиях глобализации это сделать уже не удается, «…в наш век, — пишет Тойнби, — главным в сознании общества является осмысление себя как части более широкого универсума, тогда как особенностью общественного сознания прошлого века было притязание считать себя, свое общество замкнутым универсумом». В условиях глобализации Россия либо осовременится, либо деградирует — перейдет в альянс стран Юга.

Вопрос 1. Какие бывают общества? Почему общества разные?

Наиболее устойчивой в современной социологии считается типология, основанная на выделении традиционного, индустриального и постиндустриального обществ.

Традиционное общество — это общество с аграрным укладом, малоподвижными структурами и способом социокультурной регуляции, основанном на традициях. Поведение индивидов в нем строго контролируется, регламентируется обычаями и нормами традиционного поведения, устоявшимися социальными институтами, среди которых важнейшим будут семья, община. Отвергаются попытки любых социальных преобразований, нововведений. Для него характерны низкие темпы развития, производства.

Индустриальное общество — это тип организации социальной жизни, который сочетает свободу и интересы индивида с общими принципами, регулирующими их совместную деятельность. Для него характерны гибкость социальных структур, социальная мобильность, развитая система коммуникаций.

Разница в обществах связана с постепенным умственным развитием человека и прогрессом всего общества.

Вопрос 2. Используя дополнительную литературу, ресурсы Интернета, приведите примеры народов, которые в настоящее время продолжают жить благодаря охоте и собирательству.

Некоторые африканские племена, группы индейцев, народы крайнего севера.

Аборигены — коренные жители Австралии, населяющие континент уже более 40 тыс. лет. До сих пор ещё не все аборигены перешли к земледелию и скотоводству. Эскимосы Аляски и Канады — охотники.

Коренное население штатов Калифорния, Орегон, Вашингтон занимается собирательством. На травянистых равнинах Аргентины, Южной Бразилии, Уругвая и Парагвая также обитают охотники и собиратели.

Вопрос 3. На смену аграрному обществу пришло индустриальное, в котором уже преобладала промышленность. Как изменился труд людей с изобретением парового двигателя, с появлением машин?

Резко повысилась производительность труда, начали расти города и городское население, увеличился жизненный уровень населения. Быстро развивающаяся промышленность и обслуживающий сектор предоставляли множество новых рабочих мест. В промышленности начал массово использоваться женский труд и впервые в истории множество женщин начало трудиться вне дома. В целом уровень жизни населения в результате промышленной революции вырос. Улучшение качества питания, санитарных условий, качества и доступности медицинского обслуживания привело к значительному росту продолжительности жизни и падению смертности.

Вопрос 4. Какие черты постиндустриального общества отражают фотографии?

Всеобщая компьютеризация, создание и применение роботов, попытки создать искусственный интеллект.

Вопрос 5. Какие ступени в развитии человеческого общества выделяет наука?

Современные социологи разделили всемирную историю на три эпохи: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную.

А современные антропологи (учёные, изучающие становление и развитие человека) все общества с древнейших времён до наших дней подразделили на следующие типы: общество охотников и собирателей, общество огородничества, общество скотоводов, земледельческое общество, индустриальное общество. В основе этого деления — способ добывания средств к существованию и формы хозяйствования.

Вопрос 6. Объясните значение понятий: «аграрное общество», «индустриальное общество», «постиндустриальное общество».

Аграрное общество (аграрная экономика) — этап общественно-экономического развития, при котором наибольший вклад в стоимость материальных благ вносит стоимость ресурсов, производимых в сельском хозяйстве. Формируется в результате неолитической революции.

Индустриальное общество — общество, сформировавшееся в процессе и в результате индустриализации, развития машинного производства, возникновения адекватных ему форм организации труда, применения достижений научно-технологического прогресса. Характеризуется массовым, поточным производством, механизацией и автоматизацией труда, развитием рынка товаров и услуг, гуманизацией экономических отношений, возрастанием роли управления, формированием гражданского общества.

Постиндустриальное общество — общество, в экономике которого преобладает инновационный сектор экономики с высокопроизводительной промышленностью, индустрией знаний, с высокой долей в ВВП высококачественных и инновационных услуг, с конкуренцией во всех видах экономической и иной деятельности.

Вопрос 7. Перечислите отличительные черты постиндустриального общества и кратко охарактеризуйте их.

Главные отличительные черты постиндустриального общества от индустриального — очень высокая производительность труда, высокое качество жизни, преобладающий сектор инновационной экономики с высокими технологиями и бизнесом. И высокая стоимость и производительность высококачественного национального человеческого капитала, генерирующего избыток инноваций, вызывающих конкуренцию между собой.

Вопрос 8. Проследите, как изменялись занятия и способы хозяйственной деятельности людей от одной ступени развития к другой. К каким переменам в жизни людей они привели?

1) Общество охотников и собирателей. Так как у первобытных людей не было постоянного жилища мужчины возводили стоянки, на которых уходя на долгую охоту, оставляли женщин, детей и стариков. Женщины занимались собирательством.

2) Общество огородничества. От собирательства люди переходили к огородничеству – выращиванию окультуренных овощей и злаков. Поскольку землю истощалась быстро, то община на этом участке задерживалась всего на несколько лет.

3) Общество земледельцев и скотоводов. Охотники и собиратели превращались в- земледельцев и скотоводов. Пашенное земледелие привязывало людей к одному месту и способствовало переходу от кочевого к оседлому образу жизни.

4) От аграрного общества к индустриальному. Общества охотников и собирателей, огородников, земледельцев и скотоводов объединяют в единую ступень развития – аграрное общество. Жизнь людей в нем была тесно связана с природой. Более 200 лет назад аграрное общество сменило индустриальное, в котором преобладало уже не сельское хозяйство, а промышленность.

Практикум

1. Прочитайте текст «Современные охотники и собиратели» на с. 88 и ответьте на вопросы: на каких континентах и в каких странах обитают современные охотники и собиратели? Каковы причины их существования в современном мире? Какие проблемы есть у людей, живущих по законам традиционного общества, в XXI веке?

Современные охотники и собиратели живут в Австралии, Северной и Южной Америке. Они проживают, как правило, в богатых природными ресурсами регионах. По этой причине они часто оказываются в центре многочисленных конфликтов. Для того чтобы высвободить земли под промышленное строительство, коренные народы переселяют в другие места или в города.

2. Завершите предложения.

Древнегреческое общество было аграрным, потому что _ господствовало натуральное хозяйство.

Чертами постиндустриального общества являются _ преобладание информационных технологий и всеобщая компьютеризация.

3. Какие ступени развития общества вы уже изучили на уроках истории? К каким историческим эпохам они относятся? Приведите примеры.

Общество охотников и собирателей, общество огородничества – Древний мир, общество скотоводов, земледельческое общество – Средневековье.

4. Сравните аграрное и индустриальное общества по следующим позициям: тип хозяйства (присваивающее, производящее), образ жизни (оседлый, кочевой), основное занятие большей части население (сельское хозяйство, промышленность), наличие ручного или машинного труда. Заполните таблицу.

Аграрное общество – присваивающее хозяйство, кочевой образ жизни, сельское хозяйство, ручной труд.

Индустриальное общество – производящее хозяйство, оседлый образ жизни, промышленность, машинный труд.

5*. Черты каких типов обществ можно обнаружить в современной России? Подготовьте компьютерную презентацию.

В современной России присутствуют черты и аграрного, и индустриального, и постиндустриального обществ.

понятие общества и типы обществ

Общество (в широком смысле слова) — это обособившаяся от природы часть материального мира, представляющая собой формы объединения людей и способы их взаимосвязи**. 

В узком смысле, общество — это:

  1. Группа людей, объединенных одним интересом и деятельностью (кружок шахматистов, клиенты фитнес-клуба)
  2. Отдельное, конкретное общество какой-либо страны (русское общество, английское, испанское)
  3. Этап в развитии человечества (первобытное общество, феодальное)

 

В любом обществе различают четыре сферы:

  1. Экономическую (производство материальных и духовных благ, обмен, торговля, денежные отношения)
  2. Социальную (отношения между группами людей, забота о населении — услуги образования, медицины, социальная защита)
  3. Политическую (управление обществом)
  4. Духовную (искусство, религия, мораль, наука)

Общество всегда состоит из людей, а люди всегда образуют связи или общественные отношения. 

Общественные отношения — это многообразные формы взаимодействия и взаимосвязи, возникающие в процессе совместной деятельности между социальными группами, а также внутри них. 

Кроме того, в любом обществе существуют социальные институты, обеспечивающие его функционирование. 

Социальный институт — исторически сложившаяся форма организации людей, на основе специальных норм регулирующая их деятельности и обеспечивающая фундаментальные человеческие потребности. 

Человеческое общество не статично. Оно постоянно меняется. Когда-то, к примеру, существовало рабство и это не осуждалось, тогда как сейчас — все ровно наоборот. Когда-то большинство людей были сельскими жителями, занимавшимися земледелием, в то время как сейчас городские жители превысили количество сельских. 

Иными словами, общество развивается, меняется, ученые пытаются выявить причины изменений и дать названия старым и новым обществам. 

В XX веке американский социолог Даниел Белл предложил делить все известные человеческие общества на три типа: доиндустриальное (=традиционное, аграрное), индустриальное и постиндустриальное (=информационное). 

Традиционное общество существовало в рабовладельческую и сменившую её феодальную эпоху. Основным занятием людей было земледелие. На следующем историческом этапе — в эпоху капитализма — на смену традиционному обществу приходит индустриальное. Люди по-прежнему занимаются земледелием, но оно уже не главная сфера экономики, главная — промышленность. Постиндустриальное общество возникло совсем недавно — в 1970-х гг. XX в. Оно развивается в экономически сильных странах, в отсталых государствах общество по-прежнему индустриальное или даже традиционное. Главная сфера постиндустриального общества — сфера услуг (вытеснила сельское хозяйство и промышленность).

В вопросах на тему типов общества в ЕГЭ проверяется знание черт всех трёх обществ. Их следует выучить и не путать. 

 

Характерные черты традиционного (аграрного, доиндустриального) общества:

  1. Ручной труд и примитивные технологии
  2. Преобладание сельского хозяйства
  3. Сословный строй
  4. Низкая социальная мобильность
  5. Преобладание ценностей коллективизма
  6. Влияние церкви на общественную жизнь
  7. Патриархальная семья

 

Характерные черты индустриального общества:

  1. Преимущественное развитие промышленности
  2. Серийное машинное производство и автоматизация
  3. Превращение науки в общественный институт
  4. Рождение массовой культуры
  5. Классовый строй
  6. Предоставление прав и свобод людям

 

Характерные черты постиндустриального (информационного) общества:

  1. Развитие сферы услуг
  2. Единицей товара становится информация (=знания)
  3. Развитие информационных технологий
  4. Профессиональное деление общества
  5. Широкое использование компьютерных технологий
  6. Глобализация экономики
  7. Осуществление научно-технической революции
  8. Доминирование семьи партнерского типа

**Определения по теме приведены по пособию Баранова, Воронцова, Шевченко «Полный справочник для подготовки к ЕГЭ»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Типы обществ аграрное индустриальное постиндустриальное традиционное. Типология обществ

В современном мире существуют различные типы обществ, различающихся между собой по многим параметрам, как явным (язык общения, культура, географическое положение, размер и т.п.), так и скрытым (степень социальной интеграции, уровень стабильности и др.). Научная классификация предполагает выделение наиболее существенных, типичных признаков, отличающих одни признаки от других и объединяющих общества одной и той же группы. Сложность социальных систем, именуемых обществами, обусловливает как многообразие их конкретных проявлений, так и отсутствие единого универсального критерия, на основе которого их можно было бы классифицировать.

В середине 19 века К. Маркс предложил типологию обществ, в основание которой были положены способ производства материальных благ и производственные отношения — прежде всего отношения собственности. Он разделил все общества на 5 основных типов (по типу общественно-экономических формаций): первобытнообщинные, рабовладельческие, феодальные, капиталистические и коммунистические (начальная фаза — социалистическое общество).

Другая типология делит все общества на простые и сложные. Критерием выступает число уровней управления и степень социальной дифференциации (расслоения). Простое общество — это общество, в котором составные части однородны, в нем нет богатых и бедных, руководителей и подчиненных, структура и функции здесь слабо дифференцированы и могут легко взаимозаменяться. Таковы первобытные племена, кое-где сохранившиеся до сих пор.

Сложное общество — общество с сильно дифференцированными структурами и функциями, взаимосвязанными и взаимозависимыми друг от друга, что обусловливает необходимость их координации.

К. Поппер различает два типа обществ: закрытые и открытые. В основе различий между ними лежит ряд факторов, и, прежде всего отношение социального контроля и свободы индивида. Для закрытого общества характерна статичная социальная структура, ограниченная мобильность, невосприимчивость к нововведениям, традиционализм, догматичная авторитарная идеология, коллективизм. К такому типу обществ К. Поппер относил Спарту, Пруссию, царскую Россию, нацистскую Германию, Советский Союз сталинской эпохи. Открытое общество характеризуется динамичной социальной структурой, высокой мобильностью, способностью к инновациям, критицизмом, индивидуализмом и демократической плюралистической идеологией. Образцами открытых обществ К. Поппер считал древние Афины и современные западные демократии.

Устойчивым и распространенным является деление обществ на традиционные, индустриальные и постиндустриальные, предложенное американским социологом Д. Беллом на основании изменения технологического базиса — совершенствования средств производства и знания.

Традиционное (доиндустриальное) общество — общество с аграрным укладом, с преобладанием натурального хозяйства, сословной иерархией, малоподвижными структурами и основанными на традиции способом социокультурной регуляции. Для него характерны ручной труд, крайне низкие темпы развития производства, которое может удовлетворять потребности людей лишь на минимальном уровне. Оно крайне инерционно, поэтому маловосприимчиво к нововведениям. Поведение индивидов в таком обществе регламентируется обычаями, нормами, социальными институтами. Обычаи, нормы, институты, освященные традициями, считаются незыблемыми, не допускающими даже мысли об их изменении. Выполняя свою интегративную функцию, культура и социальные институты подавляют любое проявление свободы личности, которая является необходимым условием постепенного обновления общества.

Термин индустриальное общество ввел А. Сен-Симон, подчеркивая его новый технический базис. Индустриальное общество — (в современном звучании) это сложное общество, с основанным на промышленности способом хозяйствования, с гибкими, динамичными и модифицирующимися структурами, способом социокультурной регуляции, основанном на сочетании свободы личности и интересов общества. Для этих обществ характерно развитое разделение труда, развитие средств массовой коммуникации, урбанизации и т.д.

Постиндустриальное общество (иногда его называют информационным) — общество, развитое на информационной основе: добыча (в традиционных обществах) и переработка (в индустриальных обществах) продуктов природы сменяются приобретением и переработкой информации, а также преимущественным развитием (вместо сельского хозяйства в традиционных обществах и промышленности в индустриальных) сферы услуг. В результате меняется и структура занятости, соотношение различных профессионально-квалификационных групп. По прогнозам, уже в начале 21 века в передовых странах половина рабочей силы будет занята в сфере информации, четверть — в сфере материального производства и четверть — в производстве услуг, в том числе и информационных.

Изменение технологического базиса сказывается и на организации всей системы социальных связей и отношений. Если в индустриальном обществе массовый класс составляли рабочие, то в постиндустриальном — служащие, управленцы. При этом значение классовой дифференциации ослабевает, вместо статусной («зернистой») социальной структуры формируется функциональная («готовая»). Вместо руководства принципом управления становиться согласование, а на смену представительной демократии идет непосредственная демократия и самоуправление. В результате вместо иерархии структур создается новый тип сетевой организации, ориентированной на быстрое изменение в зависимости от ситуации.

Правда, при этом некоторые социологи обращают внимание на противоречивые возможности, с одной стороны, обеспечение в информационном обществе более высокого уровня свободы личности, а с другой, — на появление новых, более скрытых и потому более опасных форм социального контроля над ней.

В заключение нужно отметить, что, помимо рассмотренных, в современной социологии существуют и другие классификации обществ. Все зависит от того, какой критерий будет положен в основу данной классификации.

Классическая характеристика индустриального общества говорит о том, что оно формируется в результате развития машинного производства и возникновения новых форм массовой трудовой организации. Исторически этот этап соответствовал социальной ситуации в Западной Европе в 1800-1960 гг.

Общая характеристика

Общепризнанная характеристика индустриального общества включает в себя несколько фундаментальных признаков. В чем они заключаются? Во-первых, индустриальное общество основывается на развитой промышленности. В нем существует разделение труда, которое способствует повышению производительности. Важной чертой является конкуренция. Без нее характеристика индустриального общества была бы неполной.

Капитализм приводит к тому, что активно растет предпринимательская деятельность смелых и инициативных людей. Одновременно с этим развивается гражданское общество, а также государственная управленческая система. Она становится эффективнее и сложнее. Индустриальное общество невозможно представить без современных средств коммуникации, урбанизированных городов и высокого качества жизни среднестатистического гражданина.

Развитие технологий

Любая характеристика индустриального общества, кратко говоря, включает в себя такое явление, как промышленная революция. Именно она позволила Великобритании первой в человеческой истории перестать быть аграрной страной. Когда экономика начинает опираться не на возделывание сельскохозяйственных культур, а на новую промышленность, появляются первые ростки индустриального общества.

При этом происходит заметное перераспределение трудовых ресурсов. Рабочая сила покидает сельское хозяйство и уходит в город на заводы. В аграрном секторе остается до 15 % жителей государства. Рост городского населения также способствует оживлению торговли.

В производстве главным фактором становится предпринимательская деятельность. В наличии этого явления заключается характеристика индустриального общества. Кратко эту взаимосвязь впервые описал австрийский и американский экономист Йозеф Шумпетер. На этом пути общество в определенный момент переживает научно-техническую революцию. После этого начинается постиндустриальный период, который уже соответствует современности.

Свободное общество

Вместе с наступлением индустриализации общество становится социально мобильным. Это позволяет людям разрушить те рамки, которые существуют при традиционном порядке, характерном для средневековья и аграрной экономики. В государстве размываются границы между сословиями. В них пропадает кастовость. Иначе говоря, люди могут разбогатеть и стать успешными благодаря своим стараниям и умениям, не оглядываясь на собственное происхождение.

Характеристика индустриального общества заключается в значительном экономическом росте, происходящем за счет увеличения количества высококвалифицированных специалистов. В обществе на первом месте оказываются техники и ученые, которые определяют будущее страны. Такой порядок также называют технократией или властью технологий. Значимее и весомее становится труд торговцев, специалистов по рекламе и других людей, занимающих особенное положение в социальной структуре.

Складывание национальных государств

Ученые определили, что основные характеристики индустриального общества сводятся к тому, что индустриальный и становится доминирующим во всех областях жизни от культуры до экономики. Вместе с урбанизацией и изменениями в социальном расслоении происходит зарождение национальных государств, сложенных вокруг общего языка. Также большую роль в данном процессе играет уникальная культура этноса.

В средневековом аграрном обществе национальный фактор был не настолько значителен. В католических королевствах XIV столетия гораздо важнее была принадлежность к тому или иному феодалу. Даже армии существовали по принципу найма. И только в XIX веке окончательно сформировался принцип национального набора в государственные вооруженные силы.

Демография

Меняется демографическая обстановка. В чем здесь скрывается характеристика индустриального общества? Признаки перемен сводятся к снижению рождаемости в одной среднестатистической семье. Люди больше времени уделяют собственному образованию, меняются стандарты в отношении к наличию потомства. Все это влияет на количество детей в одной классической «ячейке общества».

Но вместе с тем падает и уровень смертности. Связано это с развитием медицины. Услуги врачей и лекарства становятся доступнее для широкого слоя населений. Увеличивается продолжительность жизни. Население больше умирает в пожилом возрасте, чем в молодости (например, от болезней или войн).

Общество потребления

Обогащение людей в индустриальную эпоху привело к зарождению Главным мотивом труда его членов становится желание как можно больше купить и приобрести. Зарождается новая система ценностей, которая строится вокруг важности материальных благ.

Термин был введен немецким социологом Эрихом Фроммом. В данном контексте он подчеркнул важность снижения продолжительности рабочего дня, увеличения доли свободного времени, а также размытия границ между классами. Такова эта характеристика индустриального общества. Таблица показывает основные признаки данного периода развития человечества.

Массовая культура

Классическая характеристика индустриального общества по сферам жизни гласит, что в каждой из них увеличивается потребление. Производство начинает ориентироваться на стандарты, которые определяет так называемая Этот феномен — один из самых ярких признаков индустриального общества.

В чем он заключается? Массовая культура формулирует основные психологические установки общества потребления в индустриальную эпоху. Искусство становится доступным для всех. Оно вольно или невольно пропагандирует определенные нормы поведения. Их можно назвать модой или стилем жизни. На западе расцвет массовой культуры сопровождался ее коммерциализацией и созданием шоу-бизнеса.

Теория Джона Гелбрейта

Индустриальное общество тщательно исследовалось многими учеными XX столетия. Одним из выдающихся экономистов в этом ряду является Джон Гелбрейт. Он обосновал несколько фундаментальных законов, с помощью которых формулируется характеристика индустриального общества. Не менее 7 положений его теории стали основополагающими для новых и течений нашего времени.

Гелбрейт считал, что развитие индустриального общества привело не только к установлению капитализма, но и к созданию монополий. Крупные корпорации в экономических условиях свободного рынка наживают богатство и поглощают конкурентов. Они контролируют производство, торговлю, капиталы, а также прогресс в науке и технике.

Усиление экономической роли государства

Важная характеристика согласно теории Джона Гелбрейта, заключается в том, что в стране с подобной системой взаимоотношений государство усиливает свое вмешательство в экономику. До этого в аграрную эпоху средневековья у власти просто не было ресурсов, чтобы кардинально влиять на рынок. В индустриальном обществе ситуация совершенно обратная.

Экономист по-своему отмечал развитие техники в новую эпоху. Под этим термином он имел в виду применение систематизированных новых знаний на производстве. Требования приводят к тому, что в экономике торжествуют корпорации и государство. Связано это с тем, что именно они становятся обладателями уникальных научных производственных разработок.

В то же время Гелбрейт считал, что при индустриальном капитализме сами капиталисты потеряли свое былое влияние. Теперь наличие денег совсем не означало власти и важности. Вместо собственников на первый план выходят научные и технические специалисты, которые могут предложить новые современные изобретения и производственные методики. Такова эта характеристика индустриального общества. По плану Гелбрейта, прежний рабочий класс в этих условиях размывается. Обостренные отношения пролетариев и капиталистов сходят на нет благодаря техническому прогрессу и уравниванию доходов дипломированных специалистов.

Общество — это сложная природно-историческая структура, элементами которой являются люди. Их связи и отношения обусловлены определенным социальным статусом, функциями и ролями, которые они выполняют, нормами и ценностями, общепринятыми в данной системе, а также их индивидуальными качествами. Общество принято делить на три типа: традиционное, индустриальное и постиндустриальное. Каждое из них имеет свои отличительные черты и функции.

В данной статье будет рассмотрено традиционное общество (определение, характеристики, основы, примеры и т. д.).

Что это такое?

Современному человеку индустриальной эпохи, плохо знакомому с историей и социальными науками, может быть непонятно, что такое «традиционное общество». Определение этого понятия мы рассмотрим далее.

Функционирует на основе традиционных ценностей. Часто оно воспринимается как родоплеменное, примитивное и отсталое феодальное. Оно представляет собой общество с аграрным устройством, с малоподвижными структурами и со способами социальной и культурной регуляции, базирующимися на традициях. Считается, что большую часть своей истории человечество находилось именно на этом этапе.

Традиционное общество, определение которого рассматривается в данной статье, представляет собой совокупность групп людей, стоящих на разных ступенях развития и не обладающих зрелым индустриальным комплексом. Определяющий фактор развития таких социальных единиц — сельское хозяйство.

Характеристики традиционного общества

Для традиционного общества характерны следующие особенности:

1. Низкие темпы производства, удовлетворяющие потребности людей на минимальном уровне.
2. Большая энергоемкость.
3. Непринятие нововведений.
4. Строгая регламентация и контроль поведения людей, социальных структур, институтов, обычаев.
5. Как правило, в традиционном обществе запрещается любое проявление свободы личности.
6. Социальные образования, освященные традициями, считаются незыблемыми — даже мысль об их возможных изменениях воспринимается как преступная.

Традиционное общество считается аграрным, так как базируется на сельском хозяйстве. Его функционирование зависит от выращивания урожая при помощи плуга и рабочего скота. Так, один и тот же участок земли мог обрабатываться несколько раз, в результате чего возникали постоянные поселения.

Для традиционного общества характерны также преимущественное использование ручного труда, экстенсивный отсутствие рыночных форм торговли (преобладание обмена и перераспределения). Это приводило к обогащению отдельных лиц или сословий.

Формы собственности в таких структурах, как правило, коллективные. Любые проявления индивидуализма не воспринимаются и отрицаются обществом, а также считают опасными, так как нарушают установленный порядок и традиционный баланс. Нет толчков к развитию науки, культуры, поэтому во всех сферах используются экстенсивные технологии.

Политическое устройство

Политическая сфера в таком обществе характеризуется авторитарной властью, которая передается по наследству. Это объясняется тем, что только таким образом можно поддерживать традиции длительное время. Система управления в таком обществе была достаточно примитивной (наследственная власть находилась в руках старейшин). Народ фактически никак не влиял на политику.

Часто имеет место идея о божественном происхождении лица, в руках которого находилась власть. В связи с этим политика фактически полностью подчинена религии и осуществляется только по священным предписаниям. Совмещение светской и духовной власти делало возможным все большее подчинение людей государству. Это, в свою очередь, укрепляло устойчивость общества традиционного типа.

Социальные отношения

В сфере социальных отношений можно выделить следующие особенности традиционного общества:

1. Патриархальное устройство.
2. Главной целью функционирования такого общества является поддержание жизнедеятельности человека и избежание его исчезновения как вида.
3. Низкий уровень
4. Для традиционного общества характерно деление на сословия. Каждое из них играло разную социальную роль.

5. Оценка личности с точки зрения места, которое люди занимают в иерархической структуре.
6. Человек не ощущает себя индивидуумом, он рассматривает только свою принадлежность к определенной группе или общине.

Духовная сфера

В духовной сфере традиционное общество характеризуется глубокими, привитыми с детства религиозностью и моральными установками. Определенные ритуалы и догматы являлись неотъемлемой часть жизни человека. Письменности в традиционном обществе как таковой не существовало. Именно поэтому все предания и традиции передавались в устной форме.

Отношения с природой и окружающим миром

Влияние традиционного общества на природу было примитивным и незначительным. Это объяснялось малоотходным производством, представленным скотоводством и земледелием. Также в некоторых обществах существовали определенные религиозные правила, порицающие загрязнение природы.

По отношению к окружающему миру оно являлось закрытым. Традиционное общество всеми силами оберегало себя от вторжений извне и любого внешнего воздействия. Вследствие этого человек воспринимал жизнь как статическую и неизменную. Качественные перемены в таких обществах происходили очень медленно, а революционные сдвиги воспринимались крайне болезненно.

Традиционное и индустриальное общество: различия

Индустриальное общество возникло в XVIII веке, вследствие прежде всего в Англии и Франции.

Следует выделить некоторые его отличительные черты.
1. Создание большого машинного производства.
2. Стандартизация деталей и узлов разных механизмов. Это сделало возможным массовое производство.
3. Еще одна важная отличительная черта — урбанизация (рост городов и переселение на их территории значительной части населения).
4. Разделение труда и его специализация.

Традиционное и индустриальное общество имеют существенные различия. Для первого характерно естественное разделение труда. Здесь преобладают традиционные ценности и патриархальное устройство, отсутствует массовое производство.

Также следует выделить постиндустриальное общество. Традиционное, в отличие от него, ставит целью добычу природных богатств, а не сбор информации и ее хранение.

Примеры традиционного общества: Китай

Яркие примеры общества традиционного типа можно встретить на Востоке в средние века и новое время. Среди них следует выделить Индию, Китай, Японию, Османскую империю.

Китай еще с древности отличался сильной государственной властью. По характеру эволюции общество этой циклически. Для Китая характерно постоянное чередование нескольких эпох (развитие, кризис, социальный взрыв). Следует отметить также единство духовной и религиозной власти в этой стране. По традиции, император получал так называемый «Мандат Неба» — божественное разрешение на правление.

Япония

Развитие Японии в средние века и в также позволяет говорить о том, что здесь существовало традиционное общество, определение которого рассматривается в данной статье. Все население Страны восходящего солнца делилось на 4 сословия. Первое — это самураи, дайме и сегун (олицетворяли высшую светскую власть). Они занимали привилегированное положение и имели право носить оружие. Второе сословие — крестьяне, владевшие землей в качестве наследственного держания. Третье — ремесленники и четвертое — купцы. Следует отметить, что торговля в Японии считалась недостойным делом. Также стоит выделить жесткую регламентацию каждого из сословий.


В отличие от других традиционных восточных стран, в Японии не существовало единства верховной светской и духовной власти. Первую олицетворял сегун. В его руках находилась большая часть земель и огромная власть. Также в Японии был император (тэнно). Он являлся олицетворением духовной власти.

Индия

Яркие примеры общества традиционного типа можно встретить в Индии на протяжение всей истории страны. В основе Могольской империи, расположенной на Индостанском полуострове, лежала военно-ленная и кастовая система. Верховный правитель — падишах — являлся главным собственником всей земли в государстве. Индийское общество было строго разделено на касты, жизнь которых жестко регламентировалось законами и священными предписаниями.

Пользовательский поиск

Типология обществ

Каталог материалов

Лекции Схемы Видеоматериалы Проверь себя!
Лекции

Типология обществ: Традиционное, индустриальное и постриндустриальное общества В современном мире существуют различные типы обществ, различающихся между собой по многим параметрам, как явным (язык общения, культура, географическое положение, размер и т.п.), так и скрытым (степень социальной интеграции, уровень стабильности и др.). Научная классификация предполагает выделение наиболее существенных, типичных признаков, отличающих одни признаки от других и объединяющих общества одной и той же группы.
Типология (от греч. tupoc – отпечаток, форма, образец и logoc – слово, учение) – метод научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели или типа.
В середине 19 века К. Маркс предложил типологию обществ, в основание которой были положены способ производства материальных благ и производственные отношения – прежде всего отношения собственности. Он разделил все общества на 5 основных типов (по типу общественно-экономических формаций): первобытнообщинные, рабовладельческие, феодальные, капиталистические и коммунистические (начальная фаза – социалистическое общество).
Другая типология делит все общества на простые и сложные. Критерием выступает число уровней управления и степень социальной дифференциации (расслоения).
Простое общество – это общество, в котором составные части однородны, в нем нет богатых и бедных, руководителей и подчиненных, структура и функции здесь слабо дифференцированы и могут легко взаимозаменяться. Таковы первобытные племена, кое-где сохранившиеся до сих пор.
Сложное общество – общество с сильно дифференцированными структурами и функциями, взаимосвязанными и взаимозависимыми друг от друга, что обусловливает необходимость их координации.
К. Поппер различает два типа обществ: закрытые и открытые. В основе различий между ними лежит ряд факторов, и, прежде всего отношение социального контроля и свободы индивида.
Для закрытого общества характерна статичная социальная структура, ограниченная мобильность, невосприимчивость к нововведениям, традиционализм, догматичная авторитарная идеология, коллективизм. К такому типу обществ К. Поппер относил Спарту, Пруссию, царскую Россию, нацистскую Германию, Советский Союз сталинской эпохи.
Открытое общество характеризуется динамичной социальной структурой, высокой мобильностью, способностью к инновациям, критицизмом, индивидуализмом и демократической плюралистической идеологией. Образцами открытых обществ К. Поппер считал древние Афины и современные западные демократии.
Современная социология использует все типологии, объединяя их в некоторую синтетическую модель. Ее создателем считают видного американского социолога Даниела Белла (р. 1919). Он подразделил всемирную историю натри стадии: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. Когда одна стадия приходит на смену другой, изменяются технология, способ производства, форма собственности, социальные институты, политический режим, культура, образ жизни, численность населения, социальная структура общества.
Традиционное (доиндустриальное) общество – общество с аграрным укладом, с преобладанием натурального хозяйства, сословной иерархией, малоподвижными структурами и основанными на традиции способом социокультурной регуляции. Для него характерны ручной труд, крайне низкие темпы развития производства, которое может удовлетворять потребности людей лишь на минимальном уровне. Оно крайне инерционно, поэтому маловосприимчиво к нововведениям. Поведение индивидов в таком обществе регламентируется обычаями, нормами, социальными институтами. Обычаи, нормы, институты, освященные традициями, считаются незыблемыми, не допускающими даже мысли об их изменении. Выполняя свою интегративную функцию, культура и социальные институты подавляют любое проявление свободы личности, которая является необходимым условием постепенного обновления общества.
Индустриальное общество — Термин индустриальное общество ввел А. Сен-Симон, подчеркивая его новый технический базис.
В современном звучании это сложное общество, с основанным на промышленности способом хозяйствования, с гибкими, динамичными и модифицирующимися структурами, способом социокультурной регуляции, основанном на сочетании свободы личности и интересов общества. Для этих обществ характерно развитое разделение труда, развитие средств массовой коммуникации, урбанизации и т.д.
Постиндустриальное общество — (иногда его называют информационным) – общество, развитое на информационной основе: добыча (в традиционных обществах) и переработка (в индустриальных обществах) продуктов природы сменяются приобретением и переработкой информации, а также преимущественным развитием (вместо сельского хозяйства в традиционных обществах и промышленности в индустриальных) сферы услуг. В результате меняется и структура занятости, соотношение различных профессионально-квалификационных групп. По прогнозам, уже в начале 21 века в передовых странах половина рабочей силы будет занята в сфере информации, четверть – в сфере материального производства и четверть – в производстве услуг, в том числе и информационных.
Изменение технологического базиса сказывается и на организации всей системы социальных связей и отношений. Если в индустриальном обществе массовый класс составляли рабочие, то в постиндустриальном – служащие, управленцы. При этом значение классовой дифференциации ослабевает, вместо статусной («зернистой») социальной структуры формируется функциональная («готовая»). Вместо руководства принципом управления становиться согласование, а на смену представительной демократии идет непосредственная демократия и самоуправление. В результате вместо иерархии структур создается новый тип сетевой организации, ориентированной на быстрое изменение в зависимости от ситуации.
  • 15. Русская религиозная философия 20 века. Философия русского космизма.
  • 16. Неокантианство и неогегельянство. Феноменология э. Гуссерля. Прагматизм.
  • 17. Исторические формы позитивизма. Аналитическая философия.
  • 18. Иррационализм как направление философии 19-21 века.
  • 19. Современная западная религиозная философия.
  • 20. Современная западная религиозная философия.
  • 21. Герменевтика, структурализм, постмодернизм как новейшие философские течения.
  • 22. Научные, философские и религиозные картины мира.
  • 24. Понятие материального и идеального. Отражение как всеобщее свойство материи. Мозг и сознание.
  • 25. Современное естествознание о материи, ее структуре и атрибутах. Пространство и время как философские категории.
  • 26. Движение, его основные формы. Развитие, его основные характеристики.
  • 27. Диалектика, ее законы и принципы.
  • 27. Диалектика, ее законы и принципы.
  • 28. Категории диалектики.
  • 29. Детерминизм и индетерминизм. Динамические и статистические закономерности.
  • 30. Проблема сознания в философии. Сознание и познание. Самосознание и личность. Творческая активность сознания.
  • 31. Структура сознания в философии. Действительность, мышление, логика и язык.
  • 32. Общелогические методы познания. Методы научного теоритического исследования.
  • 33. Гносеологическая проблематика в философии. Проблема истины.
  • 34. Рациональное и иррациональное в познавательной деятельности. Вера и знание. Понимание и объяснение.
  • 35. Познание, творчество, практика. Чувственное и логическое познание.
  • 36. Научное и вненаучное знание. Критерии научности. Структура научного познания.
  • 37. Закономерности развития науки. Рост научного знания. Научные революции и смены типов рациональности.
  • 38. Наука и ее роль в жизни общества. Философия и методология науки в структуре философского знания.
  • 39. Наука и техника. Техника: ее специфика и закономерности развития. Философия техники.
  • 40. Методы научного познания, их типы и уровни. Методы эмпирического исследования.
  • 41. Формы научного познания. Этика науки.
  • 41. Человек и природа. Природная среда, ее роль в развитии общества.
  • 43. Философская антропология. Проблема антропосоциогенеза. Биологическое и социальное в обществе.
  • 44. Смысл человеческого бытия. Представления о совершенном человеке в различных культурах.
  • 45. Социальная философия и ее функции. Человек, общество, культура. Культура и цивилизация. Специфика социального познания.
  • 46. Общество и его структура. Основные критерии и формы социальной дифференциации.
  • 47. Основные сферы жизнедеятельности общества (экономическая, социальная, политическая). Гражданское общество и государство.
  • 49. Человек в системе социальных связей. Человек, индивид, личность.
  • 50. Человек и исторический процесс; личность и массы; свобода и историческая необходимость.
  • 51. Свобода воли. Фатализм и волюнтаризм. Свобода и ответственность.
  • 52. Этика как учение о морали. Нравственные ценности. Мораль, справедливость, право. Насилие и ненасилие.
  • 53. Эстетика как раздел философии. Эстетические ценности и их роль в человеческой жизни. Религиозные ценности и свобода совести. Философия религии.
  • 54. Глобальные проблемы современности. Будущее человечества. Взаимодействие цивиллизаций и сценарии будущего.
  • 55. Философия истории. Основные этапы ее развития. Проблемы прогресса, направленности исторического развития и «смысла истории».
  • 56. Традиционное общество и проблема модернизации. Индустриальное и постиндустриальное общество. Информационное общество.
  • 57. Духовная жизнь общества. Общественное сознание и его структура.
  • 2. Структура общественного сознания
  • Под традиционным обществом обычно понимают такое, где основными регуляторами жизни и поведения являются традиции и обычаи, которые остаются устойчивыми и неизменными на протяжении жизни одного поколения людей. Традиционная культура предлагает людям находящимся внутри нее определенный набор ценностей, общественно одобряемые модели поведения и объяснительные мифы, организующие окружающий их мир. Она наполняет мир человека смыслом и представляет собой «прирученную», «цивилизованную» часть мира.

    Коммуникативное пространство традиционного общества воспроизводится непосредственными участниками событий, но оно существенно шире, поскольку включает и определяется предшествующим опытом адаптации коллектива или общины к ландшафту, среде, шире – к окружающим обстоятельствам. Коммуникативное пространство традиционного общества тотально, так как оно полностью подчиняет жизнь человека и в ее рамках человек имеет относительно небольшой репертуар возможностей. Скрепляется оно с помощью исторической памяти. В дописьменный период роль исторической памяти является определяющей. Мифы, сказания, легенды, сказки транслируются исключительно по памяти, непосредственно от человека к человеку, из уст в уста. Человек лично включен в процесс трансляции культурных ценностей. Именно историческая память сохраняет социальный опыт коллектива или группы и воспроизводит его во времени и в пространстве. Она выполняет функцию защиты человека от воздействия извне.

    Объяснительные модели, предлагаемые основными религиями, оказываются достаточно эффективными, чтобы до сих пор удерживать в своем коммуникативном пространстве десятки и даже сотни миллионов людей во всем мире. Религиозные коммуникации могут взаимодействовать. Если этот симбиоз давний, то степень проникновения той или иной религии в традиционную культуру может быть весьма значительной. Хотя некоторые традиционные культуры более терпимы и позволяют, например, как японская традиционная культура, посещать своим приверженцам храмы разных религий, обычно они все же четко замкнуты на определенную религию. Конфессиональные коммуникации могут даже вытеснять более ранние, но чаще происходит все же симбиоз: они проникают друг в друга и существенно переплетаются. Основные религии включают в себя многое из более ранних верований, в том числе мифологические сюжеты и их героев. То есть в реальности одно становится частью другого. Именно конфессия задает основную тему религиозным коммуникативным потокам – спасения, достижения слияния с богом и т.п. Таким образом, конфессиональные коммуникации играют важную терапевтическую роль, помогая людям легче переносить трудности и невзгоды.

    Кроме того, конфессиональные коммуникации оказывают существенное, иногда определяющее, влияние на картину мира человека, находящегося или находившегося под их воздействием. Язык религиозной коммуникации – язык социальной власти, стоящий над человеком, определяющий особенности мировосприятия и требующий от него подчинения канонам. Так, особенности православия, по мнению И.Г. Яковенко, наложили серьезный отпечаток на менталитет адептов этого направления в виде культурного кода традиционной отечественной культуры. В составе культурного кода, по его мнению, лежат восемь элементов: установка на синкрезис или идеал синкрезиса, особый познавательный конструкт «должное»/ «сущее», эсхатологический комплекс, манихейская интенция, мироотречная или гностическая установка, «раскол культурного сознания», сакральный статус власти, экстенсивная доминанта. «Все эти моменты не существуют изолированно, не рядоположены, но представлены в едином целом. Они поддерживают друг друга, переплетаются, взаимодополняют и поэтому так устойчивы.

    Со временем коммуникации теряли сакральный характер. С изменением социальной структуры общества появились коммуникации, не направленные на сохранение рода или первичной группы. Эти коммуникации имели целью интеграцию множества первичных групп в единое целое. Так появились и окрепли коммуникации, имеющие внешние источники. Им нужна была объединяющая идея – героев, общих богов, государства. Точнее, новым центрам силы нужны были объединяющие в единое целое коммуникации. Это могли быть конфессиональные коммуникации, скреплявшие людей символами веры. А могли быть и властные коммуникации, где основным способом консолидации было, в той или иной форме, принуждение.

    Большой город как феномен появляется в новое время. Связано это с интенсификацией жизни и деятельности людей. Большой город это вместилище людей, попавших в него из разных мест, разного происхождения, не всегда желающих в нем жить. Постепенно ускоряется ритм жизни, возрастает степень индивидуализации людей. Меняются коммуникации. Они становятся опосредованными. Непосредственная трансляция исторической памяти прерывается. Появившиеся посредники, профессионалы коммуникации: учителя, деятели культа, журналисты и т.п. отталкиваются от разных версий произошедших событий. Эти версии могут быть как результатом самостоятельной рефлексии, так и результатом заказа определенных групп интересов.

    Современные исследователи выделяют несколько видов памяти: миметическую (связанную с деятельностью), историческую, социальную или культурную. Именно память является тем элементом, который скрепляет и создает преемственность в передаче этносоциального опыта от старших к младшим поколениям. Конечно, память сохраняет не все события, произошедшие с представителями того или иного этноса за период его существования, она избирательна. Она сохраняет наиболее важные, ключевые из них, но сохраняет их в превращенном, мифологизированном виде. «Социальная группа, учреждающаяся как общность воспоминания, оберегает свое прошлое с двух основных точек зрения: своеобразия и долговечности. Создавая свой собственный образ, она подчеркивает различия с внешним миром и, напротив, преуменьшает внутренние различия. Кроме того, она развивает «сознание своей идентичности, проносимой сквозь время», поэтому «сохраняемые памятью факты обычно отбираются и выстраиваются так, чтобы подчеркнуть соответствие, сходство, преемственность»

    Если традиционные коммуникации способствовали достижению необходимой слитности группы и поддерживали необходимый для ее выживания баланс «Я» – «Мы» идентичности, то современные коммуникации, являясь опосредованными, имеют, во многом, иную цель. Это – актуализация транслируемого материала и формирование общественного мнения. В настоящее время происходит разрушение традиционной культуры за счет вытеснения традиционных коммуникаций и замещения их профессионально выстроенными коммуникациями, навязывания определенных интерпретаций событий прошлого и настоящего с помощью современных СМИ и СМК.

    При вбрасывании порции новой псевдоактуальной информации в пространство массовой коммуникации, которое и так перенасыщено в информационном плане, достигается сразу множество эффектов. Главным из них является следующий: массовый человек, не прикладывая усилий, не прибегая к действиям, достаточно быстро утомляется, получая концентрированную порцию впечатлений и у него, в результате этого, как правило, не возникает желания что-либо менять в своей жизни и в своем окружении. Он, при умелой подаче материала, испытывает доверие к тому, что видит на экране и к транслируемым авторитетам. Но не нужно здесь видеть обязательно чей-то заговор – здесь не меньше и заказа, идущего от потребителей, а организация современных СМИ и конъюнктура в значительной части случаев такова, что такого рода операции производить выгодно. В том числе и от этого зависят рейтинги, а значит и доходы владельцев соответствующих СМИ и СМК. Зрители уже приучены потреблять информацию, выискивая наиболее сенсационную и развлекательную. При ее избытке, при иллюзии соучастия в процессе ее совместного потребления, времени для рефлексии у среднего массового человека практически не остается. Человек, втянутый в такое потребление вынужден постоянно находиться в своеобразном информационном калейдоскопе. В результате ему остается меньше времени на реально необходимые действия и, в значительной части случаев, особенно применительно к молодым людям, теряются навыки их проведения

    Воздействуя, таким образом, на память, властные структуры могут добиться актуализации в нужный момент необходимой интерпретации прошлого. Это позволяет ей гасить негативную энергию, недовольство населения сложившимся положением вещей в направлении ее внутренних или внешних противников, которые становятся в таком случае уже врагами. Этот механизм оказывается очень удобным для власти, так как позволяет ей в нужный момент отвести от себя удар, отвлечь внимание при невыгодной для себя ситуации. Осуществляемая таким образом мобилизация населения дает возможность власти выправить общественное мнение в нужную для себя сторону, ошельмовать врагов и создать благоприятные условия для ведения дальнейшей деятельности. Без проведения такой политики удержание власти становится проблематичным.

    В ситуации модернизации значительно возрастают риски, причем как социальные, так и технологические. По мнению И. Яковенко, «в модернизирующемся обществе природа города «берет свое». Порождаемая городом динамическая доминанта способствует размыванию космоса должного» Человек, привыкая к инновациям «не замечает сложно уловимой трансформации собственного сознания, осваивающего вместе с новыми навыками культурные смыслы, положенности и установки. Вместе с распадом традиционной культуры постепенно возрастает степень индивидуализации, т.е. выделенности «Я» из коллективного «Мы». Меняются установившиеся, казалось бы, навсегда коммуникативные и хозяйственные практики.

    Сворачивается межпоколенный обмен. Старики перестают пользоваться авторитетом. Общество ощутимо меняется. Основными каналами передачи знаний и традиций становятся СМИ и СМК, библиотеки, университеты. «К традициям обращаются преимущественно те поколенческие силы, которые стремятся сохранить существующие порядки и устойчивость своего сообщества, общества в целом, противостоять деструктивным внешним воздействиям. Однако и здесь большое значение имеют поддержание преемственности – в символике, исторической памяти, в мифах и легендах, текстах и образах, восходящих к далекому или недавнему прошлому»

    Таким образом, даже быстро происходящие модернизационные процессы все же сохраняют в том или ином виде элементы привычной традиционной культуры. Без этого находящиеся во главе изменений структуры и люди вряд ли будут обладать необходимой легитимностью, чтобы удержаться у власти. Опыт показывает, что процессы модернизации будут тем успешнее, чем в большей степени сторонникам изменений удастся достичь баланса между старым и новым, между элементами традиционной культуры и инновациями.

    Индустриальное и постиндустриальное общество

    Индустриальное общество — тип экономически развитого общества, в котором преобладающей отраслью национальной экономики является промышленность.

    Индустриальное общество характеризуется развитием разделения труда, массовым производством товаров, машинизацией и автоматизацией производства, развитием средств массовой коммуникации, сферы услуг, высокой мобильностью и урбанизацией, возрастанием роли государства в регулировании социально-экономической сферы.

    1. Утверждение индустриального технологического уклада как доминирующего во всех общественных сферах (от экономической до культурной)

    2. Изменение пропорций занятости по отраслям: значительное сокращение доли занятых в сельском хозяйстве (до 3-5%) и рост доли занятых в промышленности (до 50-60%) и сфере услуг (до 40-45%)

    3. Интенсивная урбанизация

    4. Возникновение нации-государства, организованной на основе общего языка и культуры

    5. Образовательная (культурная) революция. Переход ко всеобщей грамотности и формирование национальных систем образования

    6. Политическая революция, ведущая к установлению политических прав и свобод (пр. всего избирательного права)

    7. Рост уровня потребления («революция потребления», формирование «государства всеобщего благосостояния»)

    8. Изменение структуры рабочего и свободного времени (формирование «общества потребления»)

    9. Изменение демографического типа развития (низкий уровень рождаемости, смертности, рост продолжительности жизни, постарение населения, т.е. рост доли старших возрастных групп).

    Постиндустриальное общество — общество, в котором сфера услуг имеет приоритетное развитие и превалирует над объемом промышленного производства и производства сельскохозяйственной продукции. В социальной структуре постиндустриального общества возрастает численность людей, занятых в сфере услуг и формируются новые элиты: технократы, сциентисты.

    Это понятие было впервые предложено Д. Беллом в 1962 году. Оно зафиксировало вступление в конце 50-начале 60-х гг. развитых западных стран, исчерпавших потенциал индустриального производства, в качественно новый этап развития.

    Он характеризуется снижением доли и значения промышленного производства за счет роста сферы услуг и информации. Производство услуг становится основной сферой экономической деятельности. Так, в США в сфере информации и услуг сейчас трудится около 90% занятого населения. На основе этих изменений происходит переосмысление всех базовых характеристик индустриального общества, фундаментальная смена теоретических ориентиров.

    Так, постиндустриальное общество определяется как общество «пост экономическое», «пост трудовое», т.е. такое общество, в котором экономическая подсистема утрачивает свое определяющее значение, а труд перестает быть основой всех социальных отношений. Человек в постиндустриальном обществе уже не рассматривается как «человек экономический» по преимуществу.

    Первым «явлением» такого человека считают молодежный бунт конца 60-х гг., который означал конец протестантской трудовой этики как моральной основы западной индустриальной цивилизации. Экономический рост перестает выступать в качестве основного, тем более единственного ориентира, цели общественного развития. Акцент смещается на социальные, гуманитарные проблемы. В качестве приоритетных встают вопросы качества и безопасности жизни, самореализации индивида. Формируются новые критерии благосостояния и социального благополучия.

    Постиндустриальное общество определяется также как общество «пост классовое», что отражает распад устойчивых социальных структур и идентичностей, характерных для индустриального общества. Если прежде статус индивида в обществе определялся его местом в экономической структуре, т.е. классовой принадлежностью, которой были подчинены все остальные социальные характеристики, то теперь статусная характеристика индивида определяется множеством факторов, среди которых возрастающую роль играет образование, уровень культуры (то, что П. Бурдье назвал «культурным капиталом»).

    На этом основании Д. Белл и ряд других западных социологов выдвинули идею нового «сервисного» класса. Ее суть состоит в том, что в постиндустриальном обществе не экономической и политической элите, а интеллектуалам и профессионалам, составляющим новый класс, принадлежит власть. В действительности принципиального изменения распределения экономической и политической власти не произошло. Утверждения о «смерти класса» также кажутся явно преувеличенными и преждевременными.

    Однако существенные изменения в структуре общества, связанные в первую очередь с изменением роли знания и его носителей в обществе, несомненно, происходят (см. информационное общество). Таким образом, можно согласиться с утверждение Д. Белла, что «изменения, которые фиксируются термином постиндустриальное общество, могут означать историческую метаморфозу западного общества».

    ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО — понятие, фактически заменившее в конце 20 в. интересный радиоуправляемый вертолет по низкой цене заказать термин «постиндустриальное общество». Впервые словосочетание «И.О.» был употреблен американским экономистом Ф. Машлупом («Производство и распространение знания в Соединенных Штатах», 1962). Машлуп был одним из первых, кто исследовал информационный сектор экономики на примере США. В современной философии и других социальных науках понятие «И.О.» быстро развивается в качестве концепции нового социального порядка, существенно отличающегося по своим характеристикам от предыдущего. Первоначально постулируется понятие «посткапиталистического» — «постиндустриального общества» (Дарендорф, 1958), в границах которого в отраслях экономики начинает преобладать производство и распространение знания, и, соответственно, появляется новая отрасль — информационная экономика. Быстрое развитие последней обусловливает ее контроль за сферой бизнеса и государства (Гэлбрейт, 1967). Выделяются организационные основы этого контроля (Болдуин, 1953; Уайт, 1956), в применении к социальной структуре означающие возникновение нового класса, так называемой меритократии (Янг, 1958; Гоулднер, 1979). Производство информации и коммуникация становятся централизованным процессом (теория «глобальной деревни» Мак-Люена, 1964). В конечном счете основным ресурсом нового постиндустриального порядка определяют информацию (Белл, 1973). Одна из наиболее интересных и разработанных философских концепций И.О. принадлежит известному японскому ученому Е. Масуде, стремящемуся осмыслить грядущую эволюцию социума. Основные принципы композиции грядущего общества, представленной в его книге «Информационное общество как постиндустриальное общество» (1983), следующие: «основой нового общества будет являться компьютерная технология, с ее фундаментальной функцией замещать либо усиливать умственный труд человека; информационная революция будет быстро превращаться в новую производительную силу и сделает возможным массовое производство когнитивной, систематизированной информации, технологии и знания; потенциальным рынком станет «граница познанного», возрастет возможность решения проблем и развитие сотрудничества; ведущей отраслью экономики станет интеллектуальное про- изводство, продукция которого будет аккумулироваться, а аккумулированная информация станет распространяться через синергетическое производство и долевое использование»; в новом информационном обществе основным субъектом социальной активности станет «свободное сообщество», а политической системой будет являться «демократия участия»; основной целью в новом обществе будет реализация «ценности времени». Масуда предлагает новую, целостную и привлекательную своей гуманностью утопию 21 в., им самим названную «Компьютопией», которая заключает в себе следующие параметры: (1) преследование и реализация ценностей времени; (2) свобода решения и равенство возможностей; (3) расцвет различных свободных сообществ; (4) си-нергетическая взаимосвязь в обществе; (5) функциональные объединения, свободные от сверхуправляющей власти. Новое общество потенциально будет обладать возможностью достигнуть идеальной формы общественных отношений, поскольку будет функционировать на основе синергетической рациональности, который и заменит принцип свободной конкуренции индустриального общества. С точки зрения осмысления процессов, реально имеющих место в современном постиндустриальном обществе, значимыми представляются также работы Дж. Бенингера, Т. Стоуньера, Дж. Нисбета. Ученые предполагают, что наиболее вероятный результат развития социума в ближайшем будущем — это интеграция существующей системы с новейшими средствами массовой коммуникации. Развитие нового информационного порядка не означает немедленного исчезновения индустриального общества. Более того, возникает Вероятность установления тотального контроля за банками информации, ее производством и распространением. Информация, став основным продуктом производства, соответственно, становится и мощным властным ресурсом, концентрация которого в одном источнике потенциально может привести к возникновению нового варианта тоталитарного государства. . Такую возможность не исключают даже те западные футурологи (Е. Масуда, О. Тоффлер), которые оптимистически оценивают будущие преобразования социального порядка.

    Билет № 2

    2. Исторические типы общества: аграрное, индустриальное, постиндустриальное.

    Можно выделить три исторических типа общества: 1) до-индустриальное, 2) индустриальное, 3) постиндустриальное. 1. Доиндустриальное общество — это общество, в ко­тором экономика и культура зиждятся на ручном труде и ручной технике. Главным объектом производственной деятельности людей служит природа, и соответственно ве­дущими являются добывающие отрасли хозяйства (земле­делие, скотоводство, охота, рыболовство, горнорудное де­ло). В этом историческом типе обществ различаются два подтипа: 1) примитивные первобытные общества и 2) по­являющиеся позже «варварские» и «цивилизованные» об­щества. В примитивных обществах формируются характерные черты «первичной цивилизации», возникающей на основе неолитической революции (X–I тыс. до н. э.), в ходе кото­рой древними людьми были освоены приемы шлифовки, сверления и пиления камня, изобретены каменный топор и мотыга с рукояткой, лук и стрелы, гончарный круг, по­возка на колесах. Развивается земледелие, появляется ре­месло как особая сфера труда. Люди ведут общинно-пле­менной образ жизни, который при большом разнообразии локальных особенностей отличается одинаковостью ос­новных принципов социальной организации. В обществах второго, более позднего подтипа возника­ет государственность, но и при ней нередко общинно-пле­менной образ жизни сохраняется. Власть и собственность в таких обществах неразделимы, причем власть первична, а собственность вторична.  Главенствующее место в куль­туре занимает религия (на ранних стадиях — мифология). Древняя доиндустриальная культура бесписьменна. А по­сле создания письменности большинство населения в до-индустриальных обществах остается неграмотным или ма­лограмотным. Доиндустриальное общество — это аграрное общество. Основная масса его населения занята в сельском хозяйстве. Как экономика, так и культура развиваются замедленно. В Европе общества этого типа существовали вплоть до Нового времени, а в Азии, Африке, Океании они встречаются и поныне.

    2. Внедрение в производство машинной техники приве­ло в XVIII в. к промышленной революции, в результате которой происходит преобразование аграрной экономики в индустриальную. Развивается обрабатывающая промыш­ленность, главным объектом производственной деятельно­сти людей становится уже не столько сама природа, сколь­ко продукты добывающего производства — сырье, мате­риалы, которые подвергаются дальнейшей обработке. Индустриальное общество характеризуется ускоря­ющимся ростом промышленного производства, увеличе­нием городского населения, формированием и развитием национальных культур. Общества этого типа динамичны, образ жизни людей в них быстро изменяется и приобрета­ет большое разнообразие. В них велика миграция населе­ния: люди часто покидают родные места в поисках работы и для учебы. Возрастает роль и престиж умственного тру­да, в связи с чем большое значение получает образование. Религия утрачивает свое доминирующее положение в куль­туре, наука и искусство выходят из-под ее контроля. Ин­дустриальная культура — культура инновационная. Куль­турная среда в такой цивилизации постепенно все больше наполняется сложными техническими конструкциями и со­оружениями. Технизация захватывает сферу быта: в повсе­дневную жизнь входят пароходы, железная дорога, теле­граф, швейная машина, электрическое освещение, автомо­били, радиотехника. С течением времени научный и технический прогресс трансформирует все сферы обществен­ной жизни. Индустриальный тип общества впервые воз­никает в Западной Европе, распространяясь затем на дру­гие регионы Земли.

    3. Во второй половине ХХ в. наступает время научно-технической революции, в которой на основе новейших достижений науки развертывается переход от механиза­ции к широкой автоматизации труда во всех отраслях хо­зяйства. Постиндустриальное общество — продукт этой революции ХХ в. В этом обществе возникают новые ви­ды производства: атомная энергетика, микроэлектроника, роботостроение. Открытия в области генетики и химии, а также усовершенствование техники и технологии рас­тениеводства и животноводства ведут к «зеленой рево­люции», резко (в несколько раз) увеличивающей продук­тивность сельского хозяйства. Производительность труда возрастает настолько, что постиндустриальное общество становится «обществом изобилия», способным полностью исключить из жизни людей голод и нищету. Высокопро­изводительная и автоматизированная техника материаль­ного производства почти полностью вытесняет ручной труд. Трудовые ресурсы в значительной части перемещаются из сферы материального производства в сферу управления и обслуживания, в индустрию досуга, в здравоохранение, науку, образование. Главным объектом деятельности людей в постиндуст­риальном обществе становится информация (ее получе­ние, переработка, передача, распространение, управление информационными потоками). Компьютеры и прочая элек­тронная техника становятся неотъемлемыми атрибутами не только материального, но и духовного производства. Даже художественное творчество не остается в стороне от технизации. Его называют по-разному: «сверхиндустриальная цивилизация» (О. Тоф-флер), «информационное общество» (М. Маклюэн, Е. Масуда), «неотехни­ческая эра» (Л. Мэмфорд), «технотронное общество» (З. Бжезинский) и т. д.  В этих условиях усиливается техническая, энергетиче­ская и информационная мощность, которая может оказать­ся во власти отдельной личности. Поэтому роль личности возрастает. Это требует демократизации общества. Обес­печение прав человека превращается в необходимый фак­тор общественной жизни. Черты постиндустриальной «электронной эры», «обще­ства изобилия», несущего в себе зародыши новой социо­культурной реальности, проступают в экономически раз­витых странах уже сейчас. И вероятно, в течение XXI в. они обретут полную силу во многих частях мира. По-видимому, эти три исторических типа общества пред­ставляют собой вехи магистрального пути развития чело­вечества. В зависимости от социально-исторических и эко­логических условий эти типы общества складываются в разных странах в разное время и принимают различные формы. Но с переходом от полилинейности исторического процесса к его монолинейности разнообразие подобных форм уменьшается. Если доиндустриальное общество реа­лизуется в большом множестве вариантов, то со вступле­нием стран на путь индустриализации усиливается их взаи­модействие и сходство в техническом, экономическом и культурном отношении. А переход к постиндустриальному обществу сопровождается процессом глобализации, кото­рая представляет собой формирование целостной системы общественной жизни в масштабах всего земного шара, об­разование единого, охватывающего весь мир социального организма. Это является неизбежным следствием выхода на единый общечеловеческий аттрактор и в то же время необходимым условием, без которого человечество не мо­жет справиться с глобальными проблемами, перед кото­рыми его поставил ХХ в. Переход во всемирном масштабе к постиндустриальному обществу и связанную с ним гло­бализацию остановить невозможно (как бы ни сопротив­лялись этому исламские фундаменталисты, бритоголовые неофашисты, националисты, твердокаменные ленинцы или нынешние российские лжепатриоты-«почвенники»).

    краткое описание, особенности, сходство и различия

    Социология выделяет несколько видов общества: традиционное, индустриальное и постиндустриальное. Разница между формациями колоссальна. При этом каждый тип устройства обладает уникальными признаками и чертами.

    Разница заключается в отношении к человеку, способах организации экономической деятельности. Переход из традиционного к индустриальному и постиндустриальному (информационному) обществу происходит крайне сложно.

    Традиционное

    Представленный вид общественного строя сформировался первым. В этом случае в основе регулирования взаимоотношений между людьми лежит традиция. Аграрное общество, или традиционное, от индустриального и постиндустриального отличается прежде всего низкой мобильностью в социальной сфере. В таком укладе существует четкое распределение ролей, и переход из одного класса в другой практически невозможен. Пример — кастовая система в Индии. Структура этого общества отличается стабильностью и низким уровнем развития. В основе будущей роли человека лежит прежде всего его происхождение. Социальные лифты отсутствуют в принципе, в некотором роде они являются даже нежелательными. Переход индивидуумов из одного слоя в другой в иерархии может спровоцировать процесс разрушения всего привычного уклада жизни.

    В аграрном обществе индивидуализм не приветствуется. Все действия человека направлены на поддержание жизнедеятельности общины. Свобода выбора в этом случае может привести к смене формации или вызвать деструкцию всего уклада. Экономические взаимоотношения между людьми регулируются жестко. При нормальных рыночных взаимоотношениях увеличивается социальная мобильность граждан, то есть инициируются нежелательные для всего традиционного общества процессы.

    Основа экономики

    Экономика этого вида формации аграрная. То есть в основе богатства лежит именно земля. Чем больше индивидууму принадлежит наделов, тем выше его социальный статус. Орудия производства архаичны и практически не развиваются. Это касается и других сфер жизни. На ранних этапах становления традиционного общества преобладает натуральный обмен. Деньги как универсальный товар и мерило ценности остальных предметов отсутствуют в принципе.

    Промышленного производства нет как такового. С развитием возникает ремесленное изготовление необходимых орудий труда и других изделий быта. Этот процесс долгий, так как большинство граждан, живущих в традиционном обществе, предпочитают производить все самостоятельно. Преобладает натуральное хозяйство.

    Демография и быт

    В аграрном строе большинство людей проживают в локальных сообществах. При этом смена места ведения деятельности происходит крайне медленно и болезненно. Важно учитывать и то, что на новом месте проживания нередко возникают проблемы с выделением земельного надела. Собственный участок с возможностью вырастить разные сельскохозяйственные культуры — основа жизни в традиционном обществе. Также добыча продуктов питания происходит за счет скотоводства, собирательства и охоты.

    В традиционном обществе высокая рождаемость. Это вызвано прежде всего необходимостью выживания самой общины. Медицина отсутствует, поэтому нередко простые заболевания и травмы становятся смертельными. Средняя продолжительность жизни незначительная.

    Быт организован с учетом устоев. Он также не подвержен каким-либо изменениям. При этом жизнь всех членов общества зависит от религии. Все каноны и устои в общине регламентированы верой. Изменения и попытка ухода от привычного бытия пресекаются религиозными догмами.

    Смена формации

    Переход от общества традиционного к индустриальному и постиндустриальному вероятен только с резким развитием технологии. Это стало возможным в 17-18 веках. Во многом развитие прогресса произошло из-за эпидемии чумы, охватившей Европу. Резкий спад численности населения спровоцировал развитие технологий, появление механизированных орудий производства.

    Индустриальная формация

    Социологи связывают переход от традиционного типа общества к индустриальному и постиндустриальному с изменением экономической составляющей уклада людей. Рост производственных мощностей привел к урбанизации, то есть оттоку части населения из села в город. Образовались крупные населенные пункты, в которых мобильность граждан повышалась в разы.

    Структура формации отличается гибкостью и динамикой. Активно развивается машинное производство, труд автоматизирован выше. Применение новых (на тот момент) технологий характерно не только для промышленности, но и для сельского хозяйства. Общая доля занятости населения в аграрном секторе не превышает 10 %.

    Главным фактором развития в индустриальном обществе становится предпринимательская деятельность. Поэтому положение индивидуума определяется его умениями и навыками, стремлением к развитию и образованию. Происхождение также остается важным, но постепенно его влияние уменьшается.

    Форма правления

    Постепенно с ростом производства и увеличением капитала в индустриальном обществе назревает конфликт между поколением предпринимателей и представителями старой аристократии. Во многих странах этот процесс завершился изменением самой структуры государства. Характерными примерами можно назвать Французскую революцию или возникновение конституционной монархии в Англии. После этих изменений архаичная аристократия утратила свои былые возможности влияния на жизнь государства (хотя в целом к их мнению продолжали прислушиваться).

    Экономика индустриального общества

    В основе экономики такой формации лежит экстенсивная эксплуатация природных ресурсов и рабочей силы. По Марксу, в капиталистическом индустриальном обществе главные роли отводятся непосредственно тем, кто владеет орудиями труда. Ресурсы вырабатываются зачастую во вред экологии, ухудшается состояние окружающей среды.

    При этом производство растет ускоренными темпами. На первый план выходит качество персонала. Ручной труд также сохраняется, но для минимизации расходов промышленники и предприниматели начинают вкладывать деньги в развитие технологий.

    Характерной чертой индустриальной формации становится сращивание банковского и промышленного капитала. В аграрном обществе, особенно на его начальных этапах развития, ростовщичество преследовалось. С развитием прогресса ссудный процент стал основой развития экономики.

    Постиндустриальное

    Постиндустриальное общество начало формироваться в середине прошлого века. Локомотивом развития стали страны Западной Европы, США и Япония. Особенности формации заключаются в увеличении доли во внутреннем валовом продукте информационных технологий. Преобразования затронули также промышленность и сельское хозяйство. Возросла производительность, снизился ручной труд.

    Локомотивом дальнейшего развития стало формирование общества потребления. Увеличение доли качественных услуг и товаров привело к развитию технологий, повышению инвестиций в науку.

    Концепцию постиндустриального общества сформировал преподаватель Гарвардского университета Дэниел Белл. После его трудов некоторые социологи вывели также концепцию информационного общества, хотя во многом эти понятия синонимичны.

    Мнения

    В теории возникновения постиндустриального общества два мнения. С классической точки зрения, переход стал возможен благодаря:

    1. Автоматизации производства.
    2. Потребностям в высоком образовательном уровне персонала.
    3. Повышению спроса на качественные услуги.
    4. Увеличению доходов большей части населения развитых стран.

    Марксисты на этот счет выдвинули свою теорию. По ней, переход к постиндустриальному (информационному) обществу с индустриального и традиционного стал возможен благодаря мировому разделению труда. Произошла концентрация отраслей в разных регионах планеты, в результате чего выросла квалификация обслуживающего персонала.

    Деиндустриализация

    Информационное общество породило другой социально-экономический процесс: деиндустриализацию. В развитых странах доля вовлеченных в промышленность работников снижается. Вместе с этим падает и влияние непосредственного производства на экономику государства. По статистике, с 1970 года по 2015-й доля промышленности в США и Западной Европе во внутреннем валовом продукте снизилась с 40 до 28 %. Часть производства была перенесена в другие регионы планеты. Этот процесс породил резкий рост развития в странах, ускорил темпы перехода от аграрного (традиционного) и индустриального типов общества к постиндустриальному.

    Риски

    Интенсивный путь развития и формирование экономики на основе научных знаний таит в себе разные риски. Резко вырос миграционный процесс. При этом некоторые отстающие в развитии страны начинают испытывать нехватку квалифицированных кадров, которые переезжают в регионы с информационным типом экономики. Эффект провоцирует развитие кризисных явлений, характерных в большей степени для индустриальной общественной формации.

    Озабоченность экспертов вызывает и перекос демографии. Три этапа развития общества (традиционное, индустриальное и постиндустриальное) имеют разные отношения к семье и рождаемости. Для аграрной формации многодетная семья — базис выживания. Примерно такое же мнение существует и в индустриальном обществе. Переход к новой формации ознаменовался резким снижением рождаемости и старением населения. Поэтому страны с информационной экономикой активно привлекают квалифицированную, образованную молодежь из других регионов планеты, увеличивая тем самым разрыв в развитии.

    Озабоченность экспертов вызывает и спад темпов роста общества постиндустриального. Традиционному (аграрному) и индустриальному еще есть куда развиваться, наращивать производство и менять формат экономики. Информационная формация — венец процесса эволюции. Новые технологии разрабатываются постоянно, но прорывные решения (например, переход на атомную энергетику, освоение космоса) возникают все реже и реже. Поэтому социологи предрекают увеличение кризисных явлений.

    Сосуществование

    Сейчас сложилась парадоксальная ситуация: индустриальное, постиндустриальное и традиционное общества вполне мирно сосуществуют в разных регионах планеты. Аграрная формация с соответствующим укладом жизни больше характерна для некоторых стран Африки и Азии. Индустриальное с постепенными эволюционными процессами к информационному наблюдается в Восточной Европе и СНГ.

    Индустриальное, постиндустриальное и традиционное общество различны прежде всего в отношениях к человеческой личности. В первых двух случаях в основе развития лежит индивидуализм, во втором же преобладают коллективные начала. Любое проявление своенравности и попытка выделится осуждаются.

    Социальные лифты

    Социальные лифты характеризуют мобильность слоев населения внутри общества. В традиционной, индустриальной и постиндустриальной формациях они выражены дифференцированно. Для аграрного общества возможно только перемещение целого слоя населения, например, путем бунта или революции. В остальных случаях мобильность возможна и одного индивидуума. Итоговое положение зависит от знаний, приобретенных навыков и активности человека.

    На самом деле различия между традиционным, индустриальным и постиндустриальным типами общества огромны. Исследованием их формирования и этапов развития занимаются социологи и философы.

    Чтение: Типы экономических систем

    Наши самые ранние предки жили как охотники-собиратели. Небольшие группы больших семей кочевали с места на место в поисках пропитания. Они селились в районе на короткое время, когда было много ресурсов. Они охотились на животных ради мяса и собирали дикие фрукты, овощи и злаки. Они ели то, что поймали, или собирали свои товары как можно скорее, потому что у них не было возможности их сохранить или перевезти. Как только ресурсы области иссякли, группа должна была двигаться дальше, и все, что у них было, должно было путешествовать с ними.Запасы еды состояли только из того, что они могли унести. Многие социологи утверждают, что у охотников-собирателей не было настоящей экономики, потому что группы обычно не торговали с другими группами из-за нехватки товаров.

    Сельскохозяйственная революция

    Первые настоящие экономики появились, когда люди начали выращивать сельскохозяйственные культуры и приручать животных. Хотя среди археологов все еще существуют большие разногласия относительно точной временной шкалы, исследования показывают, что сельское хозяйство началось независимо и в разное время в нескольких местах по всему миру.Самое раннее сельское хозяйство было в Плодородном полумесяце на Ближнем Востоке около 11 000–10 000 лет назад. Следующими были долины рек Инд, Янцзы и Хуанхэ в Индии и Китае между 10 000 и 9 000 лет назад. Люди, живущие в горной местности Новой Гвинеи, развили сельское хозяйство между 9000 и 6000 лет назад, в то время как люди в странах Африки к югу от Сахары занимались сельским хозяйством между 5000 и 4000 лет назад. Сельское хозяйство развилось позже в западном полушарии, возникнув на территории, которая впоследствии стала восточной частью Соединенных Штатов, центральной Мексикой и северной частью Южной Америки между 5000 и 3000 лет назад (Diamond 2003).

    Сельскохозяйственные методы возникли в разных обществах в разное время. (Информация предоставлена ​​Викискладом)

    Сельское хозяйство началось с простейших технологий — например, остроконечной палки для рыхления почвы — но по-настоящему расцвело, когда люди запрягли животных, чтобы тянуть еще более эффективный инструмент для той же задачи: плуг. Благодаря этой новой технологии одна семья могла выращивать достаточно урожая не только для себя, но и для других. Знание того, что каждый год будет много еды, пока будут выращивать урожай, заставило людей отказаться от кочевой жизни охотников-собирателей и заняться сельским хозяйством.

    Повышение эффективности производства продуктов питания означало, что не всем приходилось целыми днями работать в поле. По мере роста сельского хозяйства появлялись новые рабочие места, а также новые технологии. Излишки урожая нужно было хранить, перерабатывать, защищать и транспортировать. Необходимо было построить и обслуживать сельскохозяйственное оборудование и ирригационные системы. Диких животных нужно было приручать, а стада пасти. Экономика начинает развиваться, потому что у людей теперь есть товары и услуги для торговли. В то же время фермеры в конечном итоге стали работать на правящий класс.

    По мере того, как все больше людей специализировалось на несельскохозяйственных работах, деревни вырастали в города, а затем в города. Городские районы создали потребность в администраторах и государственных служащих. Споры о праве собственности, платежах, долгах, возмещении ущерба и т. п. привели к необходимости законов и судов, а также судей, клерков, юристов и полиции, которые применяли эти законы и обеспечивали их соблюдение.

    Сначала большинство товаров и услуг продавались в качестве подарков или путем обмена между небольшими социальными группами (Mauss 1922).Обмен одного вида товаров или услуг на другой был известен как бартер. Эта система работает только тогда, когда у одного человека есть что-то, что в то же время нужно другому человеку. Чтобы решить эту проблему, люди разработали идею средства обмена, которое можно было бы использовать в любое время: деньги. Деньги относится к объекту, которому общество соглашается присвоить стоимость, чтобы его можно было обменять на оплату. В ранней экономике деньги часто представляли собой такие предметы, как ракушки каури, рис, ячмень или даже ром.Драгоценные металлы быстро стали предпочтительным средством обмена во многих культурах из-за их долговечности и портативности. Первые монеты были отчеканены в Лидии на территории современной Турции около 650–600 гг. до н. э. (Голдсборо, 2010). Ранние правовые кодексы устанавливали стоимость денег и обменные курсы для различных товаров. Они также установили правила наследования, штрафы в качестве наказания за преступления и то, как имущество должно быть разделено и обложено налогом (Horne 1915). Символический интеракционист заметил бы, что бартер и деньги — это системы символического обмена.Денежные объекты приобрели символическое значение, которое распространяется на наше современное использование наличных денег, чеков и дебетовых карт.

    Женщина, живущая без денег

    Представьте, что у вас нет денег. Если бы вы захотели картофель фри, новую пару обуви или вам нужно было заменить масло в машине, как бы вы приобрели эти товары и услуги?

    Это не просто теоретический вопрос. Подумай об этом. Что делают в таких ситуациях маргиналы общества? Подумайте о ком-то, кто спасся от домашнего насилия, бросил все и не имеет никаких ресурсов.Или иммигрант, который хочет построить новую жизнь, но которому пришлось оставить другую жизнь позади, чтобы найти эту возможность. Или бездомный человек, который просто хочет поесть.

    Последний пример, бездомность, заставил Хайдемари Швермер отказаться от денег. Она была разведенной учительницей средней школы в Германии, и ее жизнь изменилась, когда она перевезла своих детей в сельский городок со значительным количеством бездомных. Она начала задаваться вопросом, что служит валютой в обществе, и решила попробовать что-то новое.

    Швермер основал компанию под названием Gib und Nimm , что в переводе с английского означает «давать и брать». Он работал на безденежной основе и стремился помочь людям обменивать товары и услуги на другие товары и услуги — наличные деньги не разрешались (Schwermer 2007). То, что началось как короткий эксперимент, стало новым образом жизни. Швермер говорит, что это изменение помогло ей сосредоточиться на внутренней ценности людей, а не на их внешнем богатстве. Она написала две книги, в которых рассказывается ее история (все вырученные средства она пожертвовала на благотворительность) и, самое главное, о богатстве в своей жизни, которого она не могла достичь с помощью денег.

    Как наши три социологические точки зрения могут рассматривать ее действия? Что могло бы их больше всего заинтересовать в ее нетрадиционных способностях? Считает ли функционалист ее отклонение от норм социальной дисфункцией, нарушающей нормальный баланс? Как теоретик конфликта поместил бы ее в социальной иерархии? Что может сделать сторонник символического интеракционизма своим решением не использовать деньги — такой важный символ в современном мире?

    Что вы делаете из Gib und Nimm ?

    По мере того, как города-государства превращались в страны, а страны — в империи, росла и их экономика.Когда распадались крупные империи, распадалась и их экономика. Правительства новообразованных наций стремились защитить и расширить свои рынки. Они финансировали исследовательские путешествия в поисках новых рынков и ресурсов по всему миру, что положило начало быстрому экономическому развитию.

    Колонии были созданы для защиты этих рынков, а войны финансировались для захвата территории. Эти предприятия частично финансировались за счет привлечения капитала от инвесторов, которым окупались полученные товары.Правительства и частные лица также создавали крупные торговые компании, которые финансировали свои предприятия по всему миру, продавая акции и облигации.

    Правительства пытались защитить свою долю рынка, разработав систему под названием меркантилизм. Меркантилизм — это экономическая политика, основанная на накоплении серебра и золота путем контроля колониальных и иностранных рынков с помощью налогов и других сборов. В результате ограничительная практика и жесткие требования включали монополии, запреты на определенные товары, высокие тарифы и требования эксклюзивности.Меркантилистские правительства также способствовали производству и, имея возможность финансировать технологические усовершенствования, помогли создать оборудование, которое привело к промышленной революции.

    Промышленная революция

    До конца восемнадцатого века большая часть производства производилась ручным трудом. Это изменилось, когда изобретатели изобрели машины для производства товаров. Небольшое количество инноваций привело к большому количеству изменений в британской экономике. В текстильной промышленности прядение хлопка, камвольной пряжи и льна можно было бы производить быстрее и с меньшими затратами, используя новые машины с такими названиями, как прядильная Дженни и прядильный мул (Бонд, 2003).Еще одно важное нововведение было сделано в производстве железа: кокс из угля теперь можно было использовать на всех этапах плавки, а не древесный уголь, что резко снизило стоимость производства железа при одновременном повышении доступности (Бонд, 2003). Джеймс Уатт положил начало тому, что многие ученые считают величайшим изменением, произведя революцию в транспорте и, следовательно, во всем производстве товаров с помощью его усовершенствованного парового двигателя.

    По мере того, как люди переезжали в города, чтобы заполнить фабричные рабочие места, фабричное производство также менялось.Рабочие выполняли свою работу на сборочных линиях и были обучены выполнять только один или два этапа производственного процесса. Эти достижения означали, что больше готовой продукции можно было производить с большей эффективностью и скоростью, чем когда-либо прежде.

    Промышленная революция также изменила методы ведения сельского хозяйства. До этого времени многие люди вели натуральное хозяйство , в котором они производили ровно столько, сколько нужно, чтобы прокормить себя и заплатить налоги. Новые технологии представили сельскохозяйственные орудия с бензиновым двигателем, такие как тракторы, сеялки, молотилки и зерноуборочные комбайны.Фермеров поощряли засевать большие поля одной культурой, чтобы максимизировать прибыль. С улучшением транспорта и изобретением холодильников продукты можно было безопасно доставлять по всему миру.

    Промышленная революция модернизировала мир. С растущими ресурсами росли общества и экономики. Между 1800 и 2000 годами население мира выросло в шесть раз, а доход на душу населения увеличился в десять раз (Maddison 2003).

    В то время как жизнь многих людей улучшалась, промышленная революция также породила множество социальных проблем.В системе было неравенство. Владельцы накопили огромные состояния, в то время как рабочие, в том числе маленькие дети, трудились долгие часы в небезопасных условиях. Права работников, защита заработной платы и безопасная рабочая среда — это вопросы, которые возникли в этот период и остаются актуальными по сей день.

    Постиндустриальные общества и век информации

    Постиндустриальные общества, также известные как информационные общества, развились в модернизированных странах. Одним из самых ценных товаров современности является информация.Те, у кого есть средства для производства, хранения и распространения информации, являются лидерами в этом типе общества.

    Один из способов, которым ученые понимают развитие различных типов обществ (например, сельскохозяйственных, индустриальных и постиндустриальных), заключается в рассмотрении их экономики с точки зрения четырех секторов: первичного, вторичного, третичного и четвертичного. У каждого разная направленность. Первичный сектор извлекает и производит сырье (например, металлы и сельскохозяйственные культуры). Вторичный сектор превращает это сырье в готовую продукцию.Третичный сектор предоставляет услуги: уход за детьми, здравоохранение и управление денежными средствами. Наконец, четверичный сектор производит идеи; к ним относятся исследования, которые ведут к новым технологиям, управлению информацией и высочайшим уровням образования и искусства в обществе (Кенесси, 1987).

    В слаборазвитых странах большинство людей работает в первичном секторе. По мере развития экономики все больше и больше людей заняты во вторичном секторе. В странах с развитой экономикой, таких как США, Япония и Западная Европа, большая часть рабочей силы занята в сфере услуг.В Соединенных Штатах, например, почти 80 процентов рабочей силы занято в третичном секторе (U.S. Bureau of Labor Statistics 2011).

    Быстрое увеличение использования компьютеров во всех аспектах повседневной жизни является основной причиной перехода к информационной экономике. Для работы на фабриках требуется меньше людей, потому что компьютеризированные роботы теперь выполняют многие задачи. Другие производственные рабочие места были переданы на аутсорсинг в менее развитые страны в результате развития мировой экономики.Развитие Интернета привело к созданию отраслей, которые почти полностью существуют в Интернете. Внутри отраслей технологии продолжают изменять способ производства товаров. Например, музыкальная и киноиндустрия раньше производила физические продукты, такие как компакт-диски и DVD-диски, для распространения. Теперь эти товары все чаще производятся в цифровом виде и транслируются или загружаются при гораздо меньших физических производственных затратах. Информация и средства ее творческого использования стали товаром в постиндустриальной экономике.

    границ | Пасторальное сельское хозяйство в постиндустриальную эпоху: создание функциональной целостности и реализация потенциала

    Концептуальный анализ: введение

    Вот эти две молодые рыбки плывут и случайно встречают рыбу постарше, плывущую в противоположном направлении, которая кивает им и говорит: «Доброе утро, мальчики.Как вода? И две молодые рыбки немного плавают, а затем, в конце концов, одна из них смотрит на другую и говорит: «Что, черт возьми, вода?»

    Дэвид Фостер Уоллес « Это вода: некоторые мысли, высказанные по важному поводу, о жизни, полной сострадания »

    Пейзажи – это соревнование идей. Мы «видим» их через культурную призму — от зловещего до трансцендентного, как агрономические ресурсы или чистую бескультурную природу, как полезность или память, как «другое» и вне себя; мы также видим их как интегрированных в свое сообщество и как взаимосвязанные системы, сложные, неопределенные, постоянно меняющиеся, постоянно находящиеся в контакте с множеством доменов.Такие культурные «линзы» — называются ли они парадигмами, мировоззрениями, фреймами или метафорами, с помощью которых мы видим и живем, — строятся внутри нас посредством воспитания, образования и наших собственных рефлексивных отношений с каким-либо конкретным участком земли (Glenna, 1996).

    Мы также находимся под влиянием господствующих властных отношений и более широкой политической экологии, в рамках которой находятся исследования, политика и практика. Это более широкий контекст. Тем не менее, основное внимание в этой статье уделяется идеям, лежащим в основе исследований, политики и практики, а не всестороннему изучению более широкой политической экологии как на национальном, так и на международном уровнях, включая те конкретные и растущие сдвиги в отношениях между властью как местные «низовые корни». сообщества бросают вызов господствующим рамкам и практикам, связанным с землей и сообществом.

    Пейзажи — это мысленные пейзажи, а не объективные пространства. Мы видим то, что позволяют нам видеть ограничения и рамки нашей культурной линзы. То, что мы создаем, отражает то, что Пьер Бурдье определил как Habitus (Bourdieu, 1977): привычные, «дозаконные» практики, которые мы считаем правильными и неправильными, хорошими и плохими, и все они связаны с внутренней культурой личности, которая одновременно ограничивает и позволяет. В рамках одной культуры кто-то съест собаку, не задумываясь. В другом их не будет. «Это то, что мы делаем.

    То, что мы делаем из ландшафта, фермы или связанного с ними сообщества, является проявлением Habitus . Пейзаж, который мы создаем, отражается на нас, обычно в подтверждение. Это не просто практика людей, более близких к земле, которые видят и создают таким образом, это институты правительства (Скотт, 1999), разработка политики, торговля, образование и исследования.

    Для тех из нас, кто вырос в негуманитарных дисциплинах, в предполагаемых «фактах» такие глубокие вопросы необычны.Мы имеем дело с неявными аналитическими и «позитивными» традициями: с неоспоримыми предположениями об объективно измеряемых вещах. Мы склонны измерять то, что может соответствовать нашим методам, нашим предположениям метафизики и эпистемологии, и даже тем, что легко измерить во времени и пространстве. Исследуется путь наименьшего сопротивления. Путь менее легкий, но более важный ждет своей очереди.

    Эта лежащая в основе социологии исследования и практики не является предпосылкой какого-либо призыва отвергать все действия как относительные.Это призыв задуматься о том, что лежит внизу; особенно для того, чтобы сначала признать, а затем подвергнуть сомнению модернистские и позитивистские механические метафизические идеи, которые в настоящее время лежат в основе сомнительного индустриализма земли и сообщества. Из этого признания естественным образом вытекают вопросы уместности и альтернативы.

    Есть альтернативы. Возможно, одним из трех больших научных потрясений двадцатого века, наряду с теорией относительности Эйнштейна и принципом неопределенности Гейзенберга, была теория сложности (Gleich, 1987).Редукционистский ньютоновский мир универсальных правил не подходит ко всем контекстам.

    Люди, очевидно, являются одним из тех контекстов, где ньютоновский подход сводит человечество к набору биофизических мер, разрушая сущность человечества, уменьшая потенциал и увеличивая вероятность дисфункции и неудачи. Крайние примеры иллюстрируют это. Ньютоновские бихевиористские эксперименты по воспитанию животных и детей как машин — постсоветские румынские приюты: живая вивисекция того, что считалось животной «машиной» семнадцатого и восемнадцатого веков, — являются примерами ошибочного представления сложной адаптивной системы как простой. машины; ни одно из них не может быть объективировано и уменьшено без серьезной потери чего-либо, в том числе нравственности.

    Для земель и их сообществ – социально-экологических систем – те же вопросы требуют ответа. Могут ли земля и общины быть уменьшены таким образом, без существенной потери перспективы, что достаточно, чтобы утратить не только чувство правильного и неправильного, но и осознание последствий того, что мы делаем?

    Ландшафт и экосистемы внутри него по своей природе многофункциональны, взаимозависимы, сложны и адаптивны. Включите культуру в эту природу не только в рамках социально-экологических исследований, но и через функции экономики, и эта земля будет еще более сложной.

    Ньютоновская регулярность в таком контексте является онтологической ошибкой; это не более логично, чем сводить ребенка к машине ввода-вывода калорий.

    Мы теряем потенциал и увеличиваем количество «непредвиденных» проблем, когда смотрим на наши ландшафты через индустриальную призму Современности. Мы теряем ценности и возможности, видя мир таким.

    Многие из этих потерь и приобретений связаны с потенциальным «масштабом» мутуализмов и синергетических функций ландшафта — экологических, экономических и социальных, — которые аналитический однодисциплинарный ум приучен не видеть и, следовательно, либо не осознавать, либо разрушать. .

    Машина и система

    Применительно к землепользованию метафора редуцируемой машины заставляет нас создавать фабрики в месте, очень далеком от машины. Оно частично ответственно за ухудшающееся состояние нашей окружающей среды, особенно там, где сложные адаптивные социально-экологические системы сначала сводятся к метафоре утилитарного «природного ресурса», а затем еще и к мере таких предпочтительных «ресурсов», как краткосрочные агрономические ресурсы. производство или доллар в пределах субъективно ограниченного фабричного пространства.

    Это суженное «поле» изучения различных производственных переменных ограничивает распространение мысли на более широкую систему, включая экологическую функцию ландшафта, социологию, климат, реку, почву, энергию, углерод или более широкие последствия. Но статистика в рамках изучения производства может иметь большое значение, если она является признаком технократического успеха. Эта значимость может создать в уме рефлексивную проверку метода, вопроса и механического мировоззрения. «Руководство наукой» не является рекомендацией, если вопрос «какая наука и чья наука?» не спрашивают.

    Механическое обрамление может быть самой основой для разрушения жизненно важных функциональных связей, потому что в пределах синтетического связанного пространства, такого как ландшафт, при прочих равных условиях (все остальное остается постоянным) не выполняется. В теории систем вы никогда не делаете что-то одно. Эта практика связана с этим животным и урожаем, животное с пастбищем, пастбище с почвой, почва с плодородием, инфильтрацией, корневым доступом, эрозией и водоудерживающей способностью, эти функции связаны с гидрологией, системами рек, и так далее.

    Биофизический ландшафт сам по себе очень сложен. Затем добавьте взаимодействия с другими взаимосвязанными системами; к устойчивости ландшафта к метеорологическим явлениям наводнения и засухи, затратам и доходам, положению на рынке, разнообразию и деловым рискам, спросу на энергию, конкретным зависимостям, производительности (выход/ввод) и жизнеспособности бизнеса. Учитывайте влияние на благосостояние человека, домохозяйства, рабочей силы, условий их содержания, местной структуры собственности, местного сообщества и экономики местного сервисного города.

    Злые проблемы и машина

    » Если мы пройдемся по списку некоторых из основных проблематик , определяющих новый Век, таких как вода, вынужденная миграция, бедность, экологические кризисы, насилие, терроризм, неоимпериализм, разрушение социальной ткани, мы следует заключить, что ни одна из них не может быть адекватно решена из сферы конкретных отдельных дисциплин. Они явно представляют трансдисциплинарные проблемы. Это не должно представлять проблемы до тех пор, пока образование, получаемое теми, кто проходит через высшие учебные заведения, соответствовало задаче.Это, к сожалению, не так, поскольку во всех вузах до сих пор широко преобладает монодисциплинарное образование». (Макс-Ниф, 2005)

    Если мы никогда не можем сделать только одну вещь в сложности, из этого следует, что, если мы хотим понимать и действовать мудро, мы должны быть столь же синтезирующими, сколь и анализирующими. Такова природа «плохих проблем» (Brown et al., 2010): многопричинные, постоянно меняющиеся, с многочисленными связями. Эффективный анализ требует синтезирующего контекста. Любой бесконтекстный фокус усугубляет проблему, а не наоборот.Сложные ландшафты — не место для жестких дискретных дисциплин знания, рассматривающих друг друга как неизменные бильярдные шары. Сложность и множественные связи (постоянно меняющиеся в зависимости от контекста) требуют переосмысления подхода, ориентированного на отдельных дисциплин, взаимодействующих через фиксированные границы. Не только к междисциплинарному подходу , объединяющему академические круги, но и к междисциплинарному подходу , включающему поле. Трансдисциплинарные исследования приглашают землепользователей стать соисследователями в рамках системы знаний (Max-Neef, 2005).

    Сложность, эпистемология и постнормальная наука: неопределенность и неуправляемость

    » Использовать традиционный научный метод для решения вопросов, когда факты неопределенны, ставки высоки, ценности спорны, а решения неотложны, — все равно, что пьяница, потерявший ключи. Хотя он потерял их в другом месте, он искал их под уличным фонарем, потому что это было единственное место, где он мог видеть. Проблема в том, что ключа нет, мы даже не знаем, есть ли ключ, а свет фонарного столба становится все слабее» [Сильвио О.Funtowicz, цитируется в Tognetti (1999)].

    Способность синтезировать и думать о будущем, возможно, сейчас более необходима, чем в прошлом. Мы живем в интересные времена, и будущее, вероятно, станет еще интереснее. Существует неразрывная связь основных проблем будущего, которые серьезно повлияют на то, каким будет будущее: пик добычи нефти, нехватка энергии, давление населения, нехватка других ресурсов, включая воду, сокращение биофизических возможностей, включая почвы, производство и распределение продуктов питания, фундаментализм все иже с изменением климата.

    С этой взаимосвязью совпадает и зарождающийся фундаментальный сдвиг в философии науки. Идея о том, что мир можно построить как сложную машину, смещается в сторону идей, связанных со сложными системами.

    « [A] растущий интерес к сложности […] привел к растущему признанию того, что системы реального мира нельзя полностью спроектировать, контролировать, понять или предсказать, как того требует традиция. Когда организации добиваются успеха, это часто происходит вопреки, а не благодаря тому, как они управляются, организованы и структурированы.Факт остается фактом: большинством организаций по-прежнему управляют так, как если бы они были простыми, линейными, стремящимися к равновесию и изолированными системами, в то время как комплексные исследования убедительно показали, что процветающие организации лучше понимать как сложные, нелинейные, далекие от равновесия системы. , и в жизненно важном контакте с несколькими средами ». (Гольдштейн и др., 2004)

    Заводская модель земли заменяется моделями, которые фокусируются на сложности, вариантах, устойчивости перед лицом неопределенности и наращивании адаптивных способностей.Однако механическая парадигма с ее ньютоновским идеалом управления математическими закономерностями остается, подобно алхимикам и астрономам-Птолемеям, до смерти верной старой идее.

    Как и в случае любой сложной системы, задача отказа от современной эпистемологической конструкции Бэкона, Декарта и Ньютона меняет наши ожидания предсказуемости и контроля. Рисунок 1 представляет собой адаптацию Петерсона (Peterson et al., 2003), который бросил вызов нашей научной одержимости детерминизмом и редукционизмом.Большая часть мира не такая; конечно, не системы землепользования. Исследования, политика и практика во внешнем царстве сложности и неуправляемости требуют другого мышления. Похожая схема была изменена Фунтовичем и Равецем (1993) и Равецем (2006) при теоретизировании постнормальной науки, которая вместо того, чтобы предполагать идеал универсальной регулярности и предсказания, переходит к онтологии, которая принимает условия неопределенности и сложности (постнормальной). -нормальная наука), где ставки принятия решений высоки.

    Рисунок 1 . Знание науки-политики-операции: пределы предсказуемости и контроля.

    Пространства, в которых желание науки быть и поддающейся количественной оценке, и детерминированной, фактически совместимы с природой этого пространства (т. Эти науки часто называют «жесткими» науками: «жесткими» в том смысле, что они легко описываются количественно и предсказуемо.Они происходят ближе к сближению осей, которые представляют, соответственно, возрастающую сложность (системы, проявляющие адаптивность и непредсказуемость) и возрастающую неуправляемость (системы, менее поддающиеся человеческому контролю).

    Физика и химия — архетипические точные науки. Социология — это архетипическая «мягкая» наука. Он «мягкий» в том смысле, что он менее поддается количественной оценке, поскольку включает в себя значения, не являющиеся неотъемлемой частью объекта, и включает в себя аспекты, которые весьма изменчивы и изменчивы.Это делает мягкие науки сложными.

    Для сложных ландшафтов и сообществ исследования лучше проводить в неопределенном и неконтролируемом пространстве, где меньше ньютоновских закономерностей и гораздо больше случайных взаимосвязей.

    От точных наук к сложным исследованиям

    У всех наук есть история попыток подражать жесткой механике физики и химии (даже когда физика выходит за рамки ньютоновского мировоззрения). Неявное желание Модерна найти неуловимые универсальные формулы, из которых возникнут достоверные и контролируемые предсказания и построение мира.Отсюда предполагается, что можно построить более широкое целое, по одному кирпичику за раз. Не говоря уже о том, чтобы рассматривать концепцию Святого Павла как необходимое условие для ее достижения; миф о механической «Системе Мира».

    Даже некоторые гуманитарные науки имеют такую ​​историю, особенно экономика. У экологии была такая история, хотя с 1980-х годов она недавно перешла от детерминистских представлений о предсказуемых путях к «кульминации» «естественного состояния» и признанию индетерминизма, непредвиденных обстоятельств и сложности.Это произошло после длительного периода внутренних споров, и несмотря на то, что отдельные ученые выступали против детерминизма и «кульминации», такие как Эд Рикеттс из 1930-х (известный как Cannery Row ) и Базз Холлинг из 1970-х, оба из которых наблюдали и был свидетелем фальсификации великой теории и выступал за этот переход к сложности, приспособляемости и индетерминизму. Для этих мыслителей пребывание в месте и на месте давало мудрость, которую они приписывали человеческой близости гораздо больше, чем любому идеалу бесстрастной объективации.

    От агрономических машин к экологическим системам

    Экология является ключевой наукой о биологических системах земли, гораздо более значимой по широте и глубине контекста, чем агрономия, которая остается в высшей степени упрощенной и неизбежно узкой по своему охвату. Агрономия страдает от ситуации, когда определенный статистический метод ставит исследовательские вопросы (часто небольшие и не особенно исследовательские) и отражает у исследователя удобную презумпцию ньютоновского мировоззрения. Это проблематично, потому что поддерживает, а не оспаривает современное мировоззрение (или делает вид, что оно неактуально).В эпистемологической связи мировоззрения, вопроса и метода Эндрю Сэйера как рефлексивной системы дизайна исследования он утверждал, что рассматриваемое мировоззрение и актуальность вопроса должны управлять исследовательским методом , а не наоборот. (Сейер, 1984). Особенно такой принцип следует применять в науке, изучающей сложное многофункциональное многосвязное пространство.

    В вопросах агрономии сосредоточение внимания на селекции, затратах и ​​урожайности обычно упрощенных систем дает статистические результаты.Это его поле, несколько оторванное от более широкой связанной социально-экологической среды, в которой оно живет или умирает. Это, возможно, самая большая ошибка, которую допустили многие из более технических дисциплин: предположить, что методологии, которые соответствуют ее сути — наука и технология, относящиеся к физическому управлению выращиванием сельскохозяйственных культур, — каким-то образом подходят для гораздо более сложных и неконтролируемых задач. будущий и более широкий пространственный мир, в котором люди на земле должны адаптироваться или потерпеть неудачу.Эта в высшей степени субъективная позиция, независимо от того, насколько она претендует на объективность и высокую степень правдоподобия, рискует создать и усилить неудачи, поскольку ее мировоззрение может не соответствовать реальному миру или рассматриваемой проблеме.

    Мультидисциплинарные системы, агроэкология и социоэкология, обеспечивают более близкий к реальности контекст для исследований.

    Новое определение устойчивого развития и патология управления ресурсами

    Во всех исследованиях существует неявная нормативная база («Что мы должны изучать?»).Что касается ландшафтов и сообществ, на это «должно» влияет то, что мы считаем «устойчивостью». Определение «устойчивости» сильно зависит от нашего выбора «онтологии» (понятий, категорий и отношений между вещами, которые мы бессознательно игнорируем или наблюдаем через нашу культурную «линзу»), опять же — от современной машины или сложных систем. мировоззрение. Сельскохозяйственный и экологический философ Томпсон (1997, 2007) проанализировал различные мировоззрения, изучив, что означает «устойчивость» для каждого из них.Он проводит различие между устойчивостью, определяемой «достаточностью ресурсов» механической парадигмы (колбасная машина жизни), и «функциональной целостностью», ориентированной на поддержание экологических и социальных функций внутри системы в неопределенном мире. Теории «устойчивости» прочно опираются на последнее системное мировоззрение (Holling, 1973; Gunderson and Holling, 2002; Walker et al., 2004).

    Такой системный мир определяется не ресурсными «существительными», а процессами, обратными связями и связями, аналогичными «глаголам», действия и участие которых меняются в зависимости от времени, места и других факторов.В сочетании и контексте «функциональная целостность», которая удерживает систему в определенных границах, может выйти из строя либо из-за человеческой деградации экономических, экологических и социальных функций и связей, либо из-за естественных возмущений. Потеря «функциональной целостности» может создать «порочную» положительную обратную связь, склоняя социально-экологическую систему к некоторому будущему непредсказуемому состоянию.

    Если предположить, что сложную социально-экологическую систему можно упростить до механического проявления мысли в рамках одной научной дисциплины, то более вероятна утрата неосознаваемых нами ключевых функций, а вместе с тем и деградация социально-экологической функции.Таким образом, более вероятно, что произойдет каскадная потеря функции и пороговое событие. На протяжении всей нашей эволюционной истории преобладала неожиданность и способность или неспособность какого-либо одного вида приспосабливаться к изменениям. Проектирование наших ландшафтов как простого «клона», совершенно «эффективного» по сравнению с текущим состоянием, в этом одном месте и в это время, приведет к неизбежному вымиранию. Если есть какой-то урок эволюции, то это он.

    Преобладающая в настоящее время модель промышленного землепользования подчеркивает Экономию от масштаба одной вещи.Риторика «эффективной сельскохозяйственной площади» и акцент на анализе валовой прибыли согласуются с этой моделью масштаба предприятия. Этот акцент снижает потенциал экономики масштаба , которые работают с агроэкологическими и социально-экологическими функциями для взаимной экономической, социальной и экологической выгоды. Это также увеличивает хрупкость, зависимость от ввода, снижает устойчивость и увеличивает потенциальный порог отказа. Акцент на промышленном упрощении и механическом управлении приводит к увеличению вероятности выхода системы из-под контроля.Это то, что Холлинг и Меффе (1996) определили как «патологию управления природными ресурсами»: брать сложные системы и рассматривать их через ньютоновскую призму, предполагая редукционизм, детерминизм и управляемость, что приводит к провалу управления.

    Снижение устойчивости за счет упрощения сложных систем: Пэдди

    Жизнь в сложных системах обязательно предполагает неожиданность, прежде всего потому, что интегрированный ландшафт и социальный ландшафт сложны и связаны с множеством сред.Климат, рынки, болезни, трудовые проблемы, цены и доступ к ресурсам и т. д. — все это подвержено влиянию сил перемен. Проблемы возникают, когда мы забываем, что сложность и непредсказуемость неразрывно связаны, и когда мы предполагаем, что, упрощая сложную систему, связанную с несколькими средами, мы каким-то волшебным образом устраняем всю непредсказуемость, потому что ее легче сформулировать в модели. Это остается «простой, сложной системой», но все же сложной.

    Когда вы упрощаете такую ​​сложную систему, вы поддерживаете, по крайней мере, тот же уровень неопределенности, что и раньше, но нагружаете эту присущую неопределенность потерей избыточности и усилением потенциальных каскадных эффектов, когда одно ведет к другому и другому.Вы не можете упростить сложность. Почвы, урожай, экология, погода и климат, рынки и сообщества все еще существуют. Поскольку оно сложное, оно удивит, а поскольку оно сделано простым, оно будет цепляться за одно, ведущее к другому непредсказуемыми путями, известными и поддающимися анализу только после события.

    Несмотря на это, мы неосознанно (или, возможно, по невнимательности) упростили наши системы землепользования посредством индустриализации, и каскады были очевидны. Потеря почвенной функции «решается» технологическими или энергетическими затратами: более растворимыми удобрениями и орошением.Потеря маржи в товарной системе экономии за счет масштаба «решается» путем агрегации, замены труда капиталом и труда мигрантов. Социальный каскад «решается» перемещением людей, а биологический каскад — увеличением количества пестицидов. Каскад гидрологической почвенной эрозии компенсируется удобрениями и орошением.

    Вандана Шива представила пример упрощенной механической агрономии, примененной к когда-то сложному социально-экологическому пространству, в своем провокационном названии « Монокультуры разума » (Shiva, 1993).

    Рассказ, который она рассказывает о влиянии Зеленой революции на сложные социально-экологические системы жизни азиатских рисовых деревень, стал классикой социально-экологической литературы. Традиционная система включает в себя множество различных сортов растений — как риса (до 14 сортов), так и других — для обеспечения устойчивости к неопределенностям климата и улучшения качества питания. Неопределенность была господствующей парадигмой, а почтение, разнообразие, устойчивость и «минимизация минимума» были традиционным подходом, потому что неудача означает голод и смерть.Помимо риса-сырца, карпы кои и утки обеспечивают белок и снижают численность насекомых-вредителей и личинок комаров, что улучшает как здоровье человека, так и урожайность растений. Овощи из севооборота, дикорастущие растения и дикие животные (в том числе земноводные) дополняют рацион. Семена сохраняют и пересаживают. Система не сильно зависит от наличных денег, и большая часть системы включает в себя функциональное общественное достояние (Остром, 1990).

    Это была самоорганизующаяся, малозатратная и устойчивая социально-экологическая система; она не лишена нужды в исследованиях, но ее гораздо легче разрушить, если в политике преобладает промышленный и узкоагрономический однодисциплинарный подход, невольно снижающий устойчивость более широкой аго-экологической и социально-экологической системы.

    Но это случилось. В этой сложной системе узкая агрономия может значительно повысить урожайность, используя диплоидные и гаплоидные зерна мула. Людей убеждают, возможно, потому, что они не представляют, что один новый вклад в систему повлияет на устойчивость их социально-экологического целого.

    При прочих равных условиях — это предположение, что все остальное останется прежним, чего никогда не происходит, когда вы думаете о жизни как о системе, а не о машине, особенно в многофункциональном социально-экологическом ландшафте.

    Расчистка болота или леса не , а создает больше пастбищ. Вырубка дерева не , а останавливает скопление скота под ним. Переход от нескольких сортов плодородного риса к одному более высокоурожайному виду мула не , а только увеличивает предложение зерна.

    Последствия любого действия разворачиваются в многочисленных и длинных цепочках причин и следствий от конечной причины к непосредственной причине и следствию симптома. Но в примере Зеленой революции Шивы с рисовыми деревнями с каждым новым симптомом подход заключался не в том, чтобы вернуться назад и посмотреть на целостность более широкой и глубокой системы рисовых деревень (как агроэкологической, так и социально-экологической), а в том, чтобы рассматривать каждый новый симптом. системный эффект, симптом, с другим техно-исправлением, создавая каскад симптомов для ввода в симптом и для ввода снова.

    Каскады пронизывали социальное и биофизическое. Фермеры вынуждены покупать зерно и не могут отложить его на следующий год, поэтому им необходимо разработать кредитную линию. Зерно действительно высокоурожайное, а это означает, что севооборота недостаточно для поддержания плодородия. Решение для этого симптома состоит в том, чтобы добавить удобрения. Но эффект от этого в том, что карпы не так счастливы, и поэтому у нас больше комаров. Техно-фикс — инсектицид в кредит. Но это означает, что утки уже не так хорошо себя чувствуют, хотя пестицид борется с вредителями.Однако баланс хищник-жертва серьезно нарушен, поэтому необходимо покупать еще больше пестицидов в кредит, потому что численность вредителей никогда не была так высока. Страдает и дикая пища амфибий, поэтому свободный белок кои, уток и амфибий истощается. В кредит люди могут купить белок.

    Со всеми этими строительными кредитами сельское хозяйство фокусируется на устойчивости и достаточности независимо от погоды, чтобы расплатиться с кредитором или рискнуть потерять землю. Таким образом, за счет прекращения севооборотов увеличивается посев зерна для реализации на рынке.Поскольку отдых от зерна больше не обеспечивает улучшение почвы или выращивание овощей, «решение» состоит в том, чтобы заменить внесение удобрений практикой и покупать зелень с большим кредитом.

    Кредитор — обычно самый крупный землевладелец в деревне — отбирает долг у тех мелких фермеров, которые снова влезли в долги, чтобы купить больше семенного зерна, в надежде, что в следующем году цена на зерно будет выше, чтобы они могли погасить долг. Но, к сожалению, так же, как это случилось с американскими фермерами-пылесосами в 1930-х годах, высокое производство зерна привело к излишкам и снижению цен.Последствия включают продажу, отчаяние, самоубийство, выход из земли, чтобы раздуть бедняков города, чтобы обеспечить там дешевую рабочую силу.

    В конце концов, более крупный землевладелец (или банк) стал намного больше, в то время как социально-экологическая система рухнула, несмотря на то, что ВВП хвалят; поскольку это выбранная метрика, когда так много системных сбоев не поддаются количественной оценке или не имеют конкретного места, правительства продолжают инвестировать в сбои.

    Мысленный ландшафт создает пейзаж: контекст меняется, а песня остается прежней

    Это лишь некоторые системные эффекты.Существуют и другие потенциальные экологические последствия, истощение ресурсов, психологические, социологические и политические последствия. Вот почему аналитический ньютоновский редукционизм сомнительный без более широкого системного контекста, который бы направлял акценты исследований, политики и практики. Вот как связаны наши пейзажи. То, как мы думаем о них — наши мыслительные ландшафты — имеет значение.

    Изменение, засвидетельствованное выше, взяло предыдущую самоорганизованную, малозатратную, устойчивую агроэкосистему и социально-экологическую систему и превратило их — через мысли и мировоззрение консультантов — в образ фабрики, который они видели в своих головах.Это не «объективное» исследовательское пространство, которое усугубляется тем, что не признается существование мировоззрения и не рассматриваются более широкие системные эффекты, обратная связь и пороговые значения, выходящие за рамки их статистической агрономии.

    Этот пример рисовых полей представляет собой аналогию изменений для сложных, многомерных и адаптивных социально-экологических систем землепользования многих стран, включая пастбищное земледелие Новой Зеландии. Утрата системной функции, экономическая маргинализация, агрегация и вытеснение собственности из других мест, а вместе с этим и деградация местных экономических мультипликаторов, социальный упадок, а также деградация и утрата экологических функций ведут к зависимости и утрате существование.

    Каскады ведут не только к повышенной хрупкости, от которой с каждым десятилетием становится все труднее убежать, но и к любопытной резкости защиты преобладающего Габитуса : «Вот что мы делаем».

    Практика конкретной первопричины будет отличаться, а местный контекст сместится, но есть социологическая и психологическая причина, которая последовательно лежит за всем этим, и это индустриальная линза, через которую нас учат и учат, и это подкрепляется многочисленными исследованиями. , политики и коммерческие сообщения.

    Тем не менее, альтернативы, которые подчеркивают реальность сложных локальных агроэкологических и социально-экологических систем, проявляются с нарастающей силой не потому, что идеи, представляемые этими исследователями и практиками, новы (а они не таковы), а потому, что современные промышленные — господствующая парадигма становится все менее оправданной.

    Исторические закономерности, вызовы и альтернативы

    Чтобы бросить вызов нынешней промышленно-механической парадигме, требуется некоторое понимание ее истории, особенно с ростом затрат и экономии за счет масштаба по сравнению с более традиционным подходом экономии за счет масштаба , который делал упор на поддержание целостной системы без необходимости в дорогостоящих затратах.Эта смена парадигмы никогда не была бесспорной, и со временем эта проблема стала более насущной и гораздо более масштабной.

    В 1940-х годах сэр Альфред Ховард сравнил традиционные системы земледелия, особенно в Азии, с зарождающейся революцией в области химических удобрений, которая рассматривала почвы скорее как физическую и химическую гидропонную среду, чем как биофизическую экосистему (Howard, 1943). В Америке было несколько сторонников обращения с землей как с системой с более высокими урожаями, меньшими затратами, меньшим количеством проблем с борьбой с вредителями и лучшими местными экономическими, социальными и экологическими ценностями.И Фолкнер (1945), и Бромфилд (1945) писали, исходя из своего личного опыта. N = 1 тематическое исследование может предоставить примеры экстраординарного; открывая глаза на то, что мы могли бы иметь и кем быть. Они также писали с точки зрения, что люди являются частью большей системы, и затрагивали философию.

    Философия, бросающая вызов Современности, была параллельна этим биофизическим образцам. Леопольд (1947) проложил путь к интегрированному мировоззрению с Альманахом округа Санд , по крайней мере, в двадцатом веке.Карсен (1962) отреагировал на первые реальные последствия промышленного землепользования с помощью Silent Spring . Последствия для биоразнообразия сопровождались кризисом экономики ферм. Их проблемы были не только метафизическими, но и этическими.

    Циклы ускоряющейся дисфункции ландшафта были в центре внимания метафоры технологической беговой дорожки Уилларда Кокрана. В 1958 году он определил проблему продолжающейся экономической маргинализации, возникающей в результате порочного круга увеличения производства, снижения реальных цен, снижения затрат за счет масштаба и еще большей агрегации землевладельцев, технофиксированного индустриализма и социальной и рабочей маргинализации (определяемой в индустриальной модели). как «человеческие ресурсы») до абсурда (Cochrane, 2003).Процесс включал в себя другие детали, но тот же общий характер серьезных кризисов семейных ферм, что и в примере с рисом Ванданы Шивы. Абсурдный процесс, к которому слепо бессистемное, несинтезированное аналитическое мышление.

    Немногие слушали этих комментаторов о том, что происходит с функциональным здоровьем более широкой ландшафтной системы в Америке, Новой Зеландии или за ее пределами. 1970-е годы принесли призыв к дальнейшей индустриализации. « Стань большим или убирайся » и « Посади забор за забором » — таков был призыв министра сельского хозяйства США Эрла Батца.Берри (Berry, 1977) написал в ответ свой классический труд «Беспокойство Америки », сокрушаясь о влиянии промышленности на общины, семьи, местную экономику и землю и называя это «кризисом сельского хозяйства», производным от «кризиса культуры», мышления и мировоззрения.

    Агроэкология возникла в 1980-х годах, когда некоторые ученые увидели, что более широкие проблемы и социальные, экологические и экономические пороги становятся неудобными очевидными. Они были полны решимости искать научно обоснованные альтернативы.За Альтьери (1983) последовали исследователи, изучавшие потенциал работы с окружающей средой, а не против нее, и повышения продуктивности за счет поликультур внутри и между грядками, а также за счет гораздо большего внимания к менее изученной экологии почвы (возможно, потому, что она имеет микроскопический масштаб и, следовательно, зависит от контекста), а почва функционально связана с животными и управлением выпасом.

    Экологические подходы к землепользованию как вызов рушащейся промышленной парадигме только расширились с тех ранних попыток решить проблемы индустриализма, от Джексона (1980) до работ Джеффри Макнили и Сары Шерр (Макнили и Шерр, 2003; Шерр и Макнили, 2012).Теперь рассматриваются академические исследования и литература, связанные с агроэкологией. Названия множатся, от регенеративного сельского хозяйства до эко-сельского хозяйства и пермакультуры, но их сущность проистекает из агроэкологической, а не промышленной точки зрения.

    писателя присоединились, чтобы осветить моральные вопросы и потерю ценностей в интересах немногих, особенно Смайли (1991) и Пру (2002). Сельская социология обеспечила все более подробное изучение социальных и экономических последствий для фермерских семей и сообществ этого сдвига политики в сторону растущей интенсификации производства [например, Bell (2004)].

    Парламентская комиссия Новой Зеландии по окружающей среде прямо оспорила необходимость «перестройки» сельского хозяйства в 2004 г. Парламентская комиссия по окружающей среде (2004). Результатом стало громкое увольнение со стороны политиков в новозеландский союз фермеров Federated Farmers.

    С конца 2000-х годов начали появляться международные отчеты, наиболее значительным из которых был отчет Специального докладчика ООН по праву на питание de Schutter (2011 г.) Генеральной Ассамблее 2010 г., который включал следующее заявление:

    На основе обширного обзора новейшей научной литературы в отчете показано, что агроэкология при достаточной поддержке может удвоить производство продуктов питания в целых регионах в течение 10 лет, смягчив при этом изменение климата и снизив бедность в сельских районах.Поэтому в докладе содержится призыв к государствам совершить фундаментальный переход к агроэкологии как способу прокормить себя, одновременно решая проблемы климата и бедности».

    Доказательства, собранные де Шуттером и расширенные за прошедшие годы, ясны. Индустриальный подход к ландшафтам, который рассматривает землю как фабрику, упрощенную для массового производства недифференцированного товара по низкой цене с использованием высокоэнергетических ресурсов, несомненно, способствует серьезным и опасным для планеты экологическим проблемам в области воды, почвы, биоразнообразия. , и атмосфера, а также социальные и экономические проблемы.

    Решение состоит в том, чтобы видеть и думать о ландшафтах по-другому.

    Пространственная агроэкология: потенциал многофункциональных интегрированных и структурированных ландшафтов

    Переосмысление ландшафтов как сложных адаптивных систем является как социально-экологическим, так и агроэкологическим. В основе агроэкологического мышления лежит представление о том, что как биофизические элементы (почвы, экология почв, животные, растительный покров, вода и ее функции, микроклимат и т. д.), так и модели земного покрова могут приносить взаимные и множественные выгоды в спланированном пространстве. и управляемая земельная система.Эти шаблоны основаны как на естественных вариациях ландшафта, так и на связях между элементами и участками и внутри них с потенциалом синергии (ландшафтный мутуализм).

    Участки земного покрова включают пастбища, сельскохозяйственные культуры, лесные массивы, водно-болотные угодья, высокие травяные рощи и т. д. Это поликультурный мир, в основе которого лежит неоднородность как между участками земного покрова, так и внутри них.

    Представление о ландшафтах как о промышленной фабрике работает прямо против паттерна и потенциального мутуализма ландшафта.Он превращает землю в однородную однородность, шагая в ногу, несмотря на пределы и возможности местности. Следствием этого является дисфункция, увеличение затрат энергии и работы для того, чтобы удержать идеал машины вдали от чего-либо отдаленно похожего на естественную модельную и динамическую систему.

    Классический пример пастбищного хозяйства Новой Зеландии включает в себя те сельскохозяйственные угодья, которые неэффективны с точки зрения пастбищ, но полезны с точки зрения других земельных покровов, которые исторически очищались от функциональных лесов и функциональных водно-болотных угодий, чтобы создать бесконечные проблемные пастбища.Многие из этих районов находятся на более низком уровне пастбищного потенциала, представляя менее 10% продукции из лучших пастбищных районов (д-р Гордон Коссенс, , личное сообщение . Кен Стивенс, , личное сообщение ).

    Эта вариация в моделях производства и предпочтения запасов усложняется совпадающими моделями реальных затрат. Плохое пастбищное производство часто сочетается с непосредственно связанными угрозами потери экологической функции, имеющей значение для устойчивости фермы и зависимости от вводимых ресурсов: деградация почвы, ухудшение как удержания воды, так и ее качества, деградация речных систем.Эти производственные и экологические модели сочетаются с принципами финансовых затрат 80:20: потери запасов, проблемы с сбором урожая, неэффективная отдача от удобрений, высокие затраты на химическую борьбу с сорняками, а также ремонт и техническое обслуживание, характерные для более крутых склонов.

    Некоторые атрибуты — низкая доходность, высокий экологический риск и чувствительность, а также высокие затраты — очень часто сочетаются. Крутые расчлененные овраги, которые часто возвращаются в исходное положение первыми и их избегает стадо, являются классическими местами. Сельскохозяйственный акцент делается на очистку и использование пастбищ в интересах масштаба (и нереалистичного понимания ландшафтной системы).Многие фермеры игнорируют этот «совет» и включают леса в свой ландшафтный дизайн. Их реальный успех не понимается и не принимается скотоводами, занимающимися одной дисциплиной в исследованиях, образовании, политике или советах.

    Логика пространственной интеграции различных растительных покровов фермерских систем

    Многие из этих высоких затрат для удобства учета считаются «накладными расходами» (борьба с древесными сорняками, оплата труда и т. д.), хотя на самом деле они представляют собой прямые затраты, которые трудно (и, как правило, не нужно) измерять.Затраты в этих областях либо вообще не учитываются (в случае почвы, воды и функции биоразнообразия), либо предполагаются общими, как если бы земля была единой фабрикой, а не шаблонным ландшафтом.

    Удобство учета затем рефлекторно превращается обратно в бесспорное обобщение в умах пастырских аналитиков. Агрономы-скотоводы, размышляющие о том, может ли другой земельный покров, такой как лес или водно-болотные угодья, быть лучше или хуже для всей фермы в каком-либо конкретном районе, снова впадают в фабричную ошибку, несмотря на неоднократные сообщения от активных фермерских лесников.Они последовательно совершают не менее пяти ошибок, которых не будет с социально-экологическим и агроэкологическим мировоззрением.

    1. Они используют средние данные о продуктивности, а не фактические данные по малопродуктивным районам: таким образом, предполагается, что 2 единицы запаса/га (су/га) представляют в среднем 12 ед/га, а другой непастбищный растительный покров будет включать в себя это неправильное упущение дохода.

    2. Они забывают, что категория накладных расходов — это удобство, а затем искажают модели затрат на ландшафт 80:20 для борьбы с сорняками и т. д., предполагая поэтому, что другой непастбищный растительный покров не повлечет за собой снижения затрат.

    3. Не учитываются эффекты агроэкологической системы, такие как укрытие для животных, тень, любые конструкции краевых побегов, потери почвы от эрозии, гидрологическая функция, качество воды, которая питает запасы воды и здоровье скота, снижение эвапотранспирации и т. д. Фабрика не учитывает не проявляет системных эффектов, потому что не воспринимается как система.

    4. Не принимается во внимание ценность выбора из-за разнообразия и потенциального появления любого другого источника дохода, снижения затрат, экологической функции или замещения ресурсов.

    5. Не учитываются значимые социальные ценности, связанные с красотой и проживанием в высокофункциональном ландшафте (вы не можете извиниться за включение этого пункта, когда говорите с фермерами о том, что они находятся на экзистенциальной грани, и кто доверяет красоте). их ландшафта, лесных массивов и ручьев с их возвращением к эмоциональному здоровью).

    Общий ответ фабричного мировоззрения таков: «Не диверсифицируйте земельные покровы, потому что вы потеряете доход, и вам придется обслуживать неизменные накладные расходы за счет этого более низкого дохода.«Это ложно из-за аналитического оформления и промышленной метафизики, которую они используют. Только один пример масштаба потенциала в ландшафтах не реализован, потому что система сведена к более простому мировоззрению.

    В отличие от этого, агроэкология разрабатывает, исходя из понимания более широкой системы, для получения многочисленных выгод в экономике, обществе и окружающей среде. Он танцует с землей и радуется моделям вариаций и связей. Агроэкологический дизайн — это фактически процесс создания «самоорганизующейся системы», в которой система работает без постоянного энергопотребления, без отрицательного воздействия на окружающую среду и с социальными, устойчивыми и экономическими преимуществами.Здоровье почвы, постоянно текущие ручьи, инфильтрация и удержание воды, качество воды, здоровье поголовья, устойчивость, низкое потребление, углеродно-нейтральный, дружественный к сообществу, прибыльный, продуктивный, финансово эффективный и ценный продукт — все это идет рука об руку. .

    Устойчивость к засухе

    Ключевая функция ландшафтной системы связана с угрозой засухи и наводнения. Одна засуха произошла в период с 2008 по 2010 год в тени дождя на восточном побережье Новой Зеландии. Воздействие системы на землю, животных и фермерские семьи было значительным, хотя и не поддающимся количественной оценке в каком-либо общем смысле.Произошли самоубийства.

    Ответ был интересен сам по себе как социологическое исследование. Подход большинства технократов-консультантов по сельскому хозяйству заключался в том, чтобы не рассматривать функции и возможности земли как имеющие отношение к решению. Земля была зафиксирована: неизменная машина. Засуха была просто отсутствием дождя как существенного (квазигидропонного) вклада в механизм. Решения заключались в том, чтобы сократить запасы заранее, дождаться дождя и использовать возможность для пропаганды крупномасштабных ирригационных систем в качестве решения technofix.Большинство исследователей, политиков и консультантов говорили только на этом языке: земля как стационарная фабрика механических частей, входов и выходов.

    Некоторые из нас пришли с вопросом; «Что такое засуха?» и обсудили, как отсутствие способности ландшафта проникать, удерживать, распределять, уменьшать эвапотранспирацию и получать доступ к глубоким почвенным водам означает, что во второй половине дня после 25-миллиметрового дождя может возникнуть засуха.

    Затем мы начали обсуждение основных системных возможностей ландшафта, касающихся качества почвы, растительности, управления запасами и, в частности, ландшафтных водоемов.

    Деградация и восстановление ландшафтных систем хорошо задокументированы в литературе свидетелей и в исследованиях. Отношение к земле как к фабрике, ведущей к сокращению гидрологических возможностей, влияет не только на отсутствие устойчивости к наводнениям и засухе, но и на экономические возможности и благосостояние населения. Эта причина деградации связана, если не напрямую вызвана, с тем, что землю рассматривают в механическом смысле «затраты-выпуск», а не как интегрированную агроэкологическую и социально-экологическую систему.

    Таким образом, современные «решения» основываются на точно таком же механическом мировоззрении: большие централизованные плотины и ирригационные системы. По мере того, как происходит переход к системному мышлению, как страны «третьего мира», так и страны с сильной предыдущей и нынешней местной практикой (и мировоззрением) теперь больше сосредотачиваются на гидрологических функциях местных систем (Pearce, 2006; Pretty, 2007; Lancaster). , 2013; Набхан, 2013; Субраманиан, 2015).

    Местное исследование Coller (1959), установленное в притоке реки Фрейзер в Британской Колумбии, является показательным примером.Утрата способности ландшафтных систем удерживать воду, в первую очередь из-за потери бобровых плотин, привела не только к потере местного сельскохозяйственного орошения вниз по течению, но и к потере средств к существованию для местных общин, связанных с охотой на пушнину. Вся социально-экологическая ландшафтная система фактически деградировала от губки с постоянно текущими ручьями и мутуалистическими экономическими вариантами до гидрологической модели жесткого подъема и спада и взаимных потерь для окружающей среды, экономики, сообщества и общей устойчивости.Восстановление краеугольной функции ландшафта, а вместе с ним и сохранение потенциальной энергии воды в ландшафте, привело к многочисленным положительным результатам, поскольку многочисленные связи и потенциальный мутуализм (вместо того, чтобы всегда предполагать картезианские компромиссы) являются природой сложных социально-экологических процессов. и агроэкологические системы.

    Цепочки создания рыночной стоимости и сельскохозяйственные стратегии – неудачи промышленных товаров и альтернативы

    Переосмысление ландшафтов тесно связано с более широкими стратегиями первичного сектора, принятыми в любой стране.В общих чертах, есть два конкурирующих набора стратегий.

    1. Промышленная стратегия: высокое производство дешевых недифференцированных однородных товаров. Ландшафты, люди и животные рассматриваются как фабричные единицы и ресурсы с упором на инженерную экономию за счет масштаба. Сырьевые товары продаются через короткие цепочки создания стоимости в централизованную непрерывную переработку с упором на эффект масштаба. Это и историческая колониальная модель, и корпоративная модель агробизнеса.

    2.Стратегия разнообразных ценностей: производство разнообразной, функционально устойчивой, высококачественной продукции. Ландшафт, люди и животные рассматриваются как части функционирующего целого, чьи функции, модели и связи обеспечивают возможность «экономии масштаба» для ряда взаимных положительных результатов, в частности, потенциального снижения затрат, возможности получения дохода, здоровья окружающей среды, множественной общественной ценности. сети и маркетинговый нарратив, чтобы сохранить ценовую позицию в качестве производителя цен и избежать технологической беговой дорожки Кокрейн.Первичная продукция продается по более длинным производственно-сбытовым цепочкам или по возможности напрямую конечным потребителям, минуя посредников. Обработка более локализована и обрабатывается партиями, чтобы сосредоточиться на качестве и дифференциации. Это новая стратегия, направленная на то, чтобы соответствовать мега-тенденциям потребления безопасных, качественных и устойчивых продуктов с повествованием. Появление бутик-пивоварен периодического действия в качестве альтернативы дешевому пиву непрерывной обработки является сравнительной аналогией.

    Промышленная стратегия господствовала в Новой Зеландии и большей части некогда колониального мира со времен европейского заселения.Энергоемкость земель при сохранении направленности на недифференцированные товары напрямую связана с деградацией сельских социально-экологических систем. Объяснительная динамика, лежащая в основе деградации социальных и экологических функций, представляет собой Кокрановскую технологическую беговую дорожку: повторяющийся цикл финансовой маргинализации и роста индустриализации.

    Цикл начинается с плохой позиции на рынке, когда товар «принимает цены», что приводит к различным реакциям, которые ухудшают ситуацию в среднесрочной и долгосрочной перспективе.Реальность снижения реальных цен на сельскохозяйственную продукцию, имевшая место на протяжении двадцатого века, связана с этой динамикой. Теоретически логической реакцией на более низкую цену является переключение производства на альтернативу, отрицательный танец обратной связи между ценой и производством в ортодоксальной экономической теории. Однако когда нет альтернативы, потому что нет другого выхода, возникает товарная ловушка. По сути, сосредоточение внимания на «эффективности затрат» товаров или валовом производстве единичной продукции является катализатором гибели системы.Варианты теряются. Идеальный спроектированный «клон» для этих идеальных текущих условий более уязвим к любым будущим изменениям в стоимости, цене или доступности любых поставок, сделанных критически из-за возрастающей линейности производственной «линии».

    Решение в рамках Промышленной стратегии состоит в том, чтобы продолжать делать то же самое «это то, что мы делаем» Habitus в рамках товарного землепользования в колониальном и агробизнесе. Без производственной альтернативы первый вариант для теперь финансово маргинальной операции в пределах этого Habitus состоит в том, чтобы увеличить экономию за счет масштаба операции, сохраняя фокус на рентабельность.Фермы объединяются, конгломерируются и, в конечном итоге, акционируются при отсутствии собственности, а их увеличивающиеся расходы больше не обращаются на местном уровне. Во-вторых, дальнейшее сокращение затрат за счет замены рабочей силы капиталом и местной рабочей силы трудом мигрантов, а также переноса затрат за пределы горизонта на долги, общество или окружающую среду. В-третьих, новые технологии должны стать надеждой на спасение — еще одно увеличение вводимых ресурсов.

    Последствием каждого из этих шагов по повышению «эффективности затрат» и, следовательно, временной маржи является то, что более сильный покупатель товаров затем снова снижает цены.И так внутри этой промышленной системы беговая дорожка продолжается. Обычно ответы одинаковы для каждой итерации беговой дорожки. Как и в случае с засухой, в рамках ньютоновского мировоззрения предполагается, что финансовая ситуация находится вне их влияния. Это то, что есть: ждать и надеяться на дождь или рост цен.

    Эта производственно-рыночная система представляет собой еще одну сложную адаптивную систему, в значительной степени являющуюся частью более широкой социально-экологической системы фермерского и ландшафтного хозяйства. Синтез — это то, что позволяет политикам и исследователям видеть обратную связь, политику и исследовательские потребности, а не анализ вне какого-либо такого более широкого системного контекста, такой как изучение только краткосрочных данных о спросе и предложении.Это особенно актуально, когда исследование направлено на простоту сбора количественных данных или возможность статистического анализа, а не на более важный вопрос, каким бы сложным он ни был как для механического мировоззрения, так и для предпочтительного метода. Некоторые вопросы не задаются. И мировоззрение и метод не подвергаются сомнению. Запертая ловушка промышленного мышления так же очевидна в профессиях, как и в реальной практике в поле.

    Сам Кокрейн, признавая беговую дорожку, утверждал, что фактически это был еще один промышленный ответ: ограничить предложение (предыдущая стратегия во время Великой депрессии).Однако цена — это не просто функция количественной оценки спроса и предложения. Цена связана с разницей во власти между покупателем и продавцом, например, наемный рабочий с одной стороны стола и семь корпоративных юристов с другой. Относительное предложение и спрос являются лишь одним из факторов этой разницы в мощности. Фермер и покупатель из мегакорпорации не имеют равной силы независимо от ситуации со спросом и предложением.

    Социально-экологические и агроэкологические системные мыслители предлагают альтернативу. Сдвиг в мировоззрении и Габитус .В корне две вещи. Во-первых, необходимость сосредоточиться на удержании цены и, следовательно, описании продукта для конечного потребителя, чтобы любой выигрыш в эффективности оставался за производителем, а не забирался покупателем. Во-вторых, работа с масштабом потенциала агроэкологических и социально-экологических систем, то есть переход от экономической эффективности промышленного предприятия «экономия масштаба» к устойчивости системы «экономия масштаба». Отсюда мы видим появление Стратегии разнообразных ценностей.

    Куда идти дальше

    Уэнделл Берри был прав, определив сельскохозяйственный кризис 1970-х годов как кризис культуры. Кризис распространяется на землепользование и только усугубляется; меньше семейных ферм, более бедные сообщества, угрожаемая окружающая среда. Решения на сегодняшний день сохранили современное индустриальное мировоззрение в качестве основного мысленного ландшафта. Мы просто перешли от колониального товарного индустриализма к корпоративному индустриализму агробизнеса. Эта механическая метафизика есть вода, в которой мы плаваем, не осознавая этого и даже не думая об этом.Фабричная модель по-прежнему преобладает в практике, политике, консультациях, исследованиях и образовании как самовоспроизводящийся статус-кво. Нас учат, мы исследуем, мы учим, мы проводим политику, мы советуем, и следующее поколение продолжает. Вот как мы думаем о мире, и «это то, что мы делаем».

    Человеку с научным образованием трудно даже слушать мысль о том, что решения наших кризисов землепользования и сельских сообществ связаны не с другой технологией или открытием, а с идеей, которая может быть у нас в голове.Признать эти идеи гораздо труднее. Гораздо труднее снова думать о них. Снова поменять их сложнее. Нас даже не учат, что они у нас есть.

    Фундаментальное изменение взглядов на агроэкологические и социально-экологические системы еще впереди. Агроэкологические мыслители остаются маргинальными, по крайней мере, в Новой Зеландии. Современные идеи, которые доминируют в умах землепользователей, по иронии судьбы считающиеся свободными от ценностей, глубоко укоренились в нашей культуре землепользования, возможно, больше в академических, политических и коммерческих целях, чем в поле.Сомнительно, что фермеры снова лидируют, а бюрократия следует за ними с более медленной инерцией.

    Несмотря на инерцию индустриального мировоззрения, существует такой потенциал в переосмыслении и перепроектировании постиндустриального ландшафта, что его собственная инерция неизбежно будет нарастать. Смена парадигмы в прошлом часто была быстрой.

    Не хватает ни логики, ни когерентности, ни экземпляров полей. Чтобы измениться, может потребоваться одно внешнее событие: один момент реформации.

    Заявление о доступности данных

    Оригинальные вклады, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

    Вклад авторов

    Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

    Конфликт интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Примечание издателя

    Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

    Благодарности

    Ни одна из этих работ не была бы возможна без коллег и институтов.Особая благодарность сотрудникам и студентам Центра устойчивого развития Университета Отаго за мотивацию, наставничество и стимулирующий диалог. Особая благодарность доктору Хью Кэмпбеллу, который понял эпистемологический бред и разделил ересь. Мы все понимали, что необходимы перемены, но настоящие вопросы были связаны с выбором альтернатив: мысли о том, какие стратегии, политику и лежащие в их основе философии можно было бы предпринять и в каком направлении. Сдвиг в мышлении к взаимосвязанным системам и отказ от все более простых детерминированных машин и колониальных товаров не был для этих умов навязчивым предложением.Коллеги из Университета Линкольна, такие как Кэролайн Сондерс, Джон Рейд и Пабло Грегорини, были важны, потому что они разделяли одинаковое беспокойство по поводу прогрессивной индустриализации жизни, смысла и исследований. Наконец, людям земли, особенно фермерам-лесникам, которые мыслили естественными системами, со многими из которых я смеялся и спорил и которые так многому научили меня о земле, практике и людях: все самые сложные системы связаны, случайный, изменчивый, удивительный и созерцающий странную красоту в танце, если вы позволите себе увидеть: как бормотание скворцов в сумерках.Это не измеряемая механическая вещь; эта жизнь.

    Каталожные номера

    Альтьери, М. (1983). Агроэкология: научная основа альтернативного сельского хозяйства . Беркли: Калифорнийский университет.

    Белл, М. М. (2004). Сельское хозяйство для всех нас: практическое сельское хозяйство и обеспечение устойчивого развития . Университетский парк: Издательство Пенсильванского государственного университета.

    Берри, В. (1977). Беспокойство Америки: культура и сельское хозяйство .Сан-Франциско, Калифорния: Книги Sierra Club.

    Бурдье, П. (1977). Краткое изложение теории практики . Кембридж, Великобритания: Кембриджский унив. Нажимать. п. 17. doi: 10.1017/CBO9780511812507

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Бромфилд, Л. (1945). Приятная долина . Вустер, Огайо: Wooster Book Co.

    Браун, В. А., Харрис, Дж. А., и Рассел, Дж. Ю. (2010). Решение коварных проблем: с помощью трансдисциплинарного воображения .Лондон: Earthscan.

    Карсен, Р. (1962). Тихая весна. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Houghton Mifflin Co.

    Cochrane, WW (2003). Проклятие американского сельскохозяйственного изобилия: устойчивое решение. Линкольн; Лондон: Университет Небраски Press.

    Коллер, Э. (1959). Трое против глуши. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: EP Dutton.

    Фолкнер, Э. Х. (1945). Восстановление почвы. Лондон: Michael Joseph Ltd.

    Фунтович С.О. и Равец Дж.Р. (1993). Наука для постнормального возраста. Фьючерсы 25, 735–755. дои: 10.1016/0016-3287(93)

    -L

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Глейх, Дж. (1987). Хаос: создание новой науки . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пингвин. п. 14.

    Гленна, Л.Л. (1996). Рациональность, габитус и сельскохозяйственные ландшафты: этнографические исследования в ландшафтной социологии. Сельскохозяйственный. Гум. Значения 13, 22–38.дои: 10.1007/BF01530521

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Гольдштейн Дж., Аллен П. и Сноудон Д. (2004). Введение редакторов . Канберра, ACT: Сложность и организация возникновения.

    Гундерсон Л.Х. и Холлинг К.С. (ред.). (2002). Панархия: понимание трансформаций в системах человека и природы. Вашингтон, округ Колумбия: Island Press.

    Холлинг, CS (1973). Устойчивость и устойчивость экологических систем. Годовой отчет по экологии. Сист. 4, 1–23. doi: 10.1146/annurev.es.04.110173.000245

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Холлинг, К.С., и Меффе, Г.К. (1996). Управление и контроль и патология управления природными ресурсами. Консерв. биол. 10, 328–337. doi: 10.1046/j.1523-1739.1996.10020328.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ховард, А. (1943). Сельскохозяйственный завет . Оксфорд: Оксфордский ун-т.Нажимать.

    Джексон, В. (1980). Новые корни для сельского хозяйства . Линкольн и Лондон: Университет Небраски Press.

    Ланкастер, Б. (2013). Сбор дождевой воды в засушливых районах и за их пределами, Том 1: Руководящие принципы, как приветствовать дождь в вашей жизни и ландшафте, 2-е изд. . Тусон, Аризона: Rainsource Press.

    Леопольд, А. (1947), Альманах округа Санд . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Макнили, Дж. А., и Шерр, С.Дж. (2003). Экосельское хозяйство: стратегии накормить мир и сохранить биоразнообразие . Вашингтон, округ Колумбия: Island Press.

    Набхан, Г. П. (2013). Выращивание продовольствия в более жаркой и засушливой земле: уроки пустынных фермеров по адаптации к нестабильности климата . Узел Уайт-Ривер, VT: Chelsea Green Publishing.

    Остром, Э. (1990). Управление общественным достоянием: эволюция коллективных институтов коллективных действий . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.дои: 10.1017/CBO9780511807763

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Парламентская комиссия по окружающей среде (2004 г.). Выращивание во благо: интенсивное земледелие, устойчивое развитие и окружающая среда Новой Зеландии . Веллингтон: парламентский уполномоченный по окружающей среде. Доступно в Интернете по адресу: http://www.pce.parliament.nz/media/pdfs/Growing-for-Good.pdf (по состоянию на 5 августа 2018 г.).

    Пирс, Ф. (2006). Когда реки пересыхают: вода, решающий кризис двадцать первого века .Бостон, Массачусетс: Beacon Press.

    Петерсон, Г.Д., Камминг, Г.С., и Карпентер, С.Р. (2003). Сценарное планирование: инструмент сохранения в нестабильном мире. Консерв. биол. 17, 358–366. doi: 10.1046/j.1523-1739.2003.01491.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Красотка, Дж. (2007). Только Земля существует. Оксфорд: сканирование Земли.

    Пру, А. (2002). Старый туз в рукаве. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Скрибнер.

    Равец, Дж.Р. (2006). Постнормальная наука и сложность перехода к устойчивости. Экол. Сложность 3, 275–284. doi: 10.1016/j.ecocom.2007.02.001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шерр, С.Дж., и Макнили, Дж.А. (2012). Земледелие с природой: наука и практика экосельского хозяйства . Вашингтон, округ Колумбия: Island Press.

    Скотт, Дж. К. (1999). Видеть как государство: как потерпели неудачу некоторые схемы улучшения условий жизни людей .Лондон: Издательство Йельского университета.

    Шива, В. (1993). Монокультуры разума: перспективы биоразнообразия и биотехнологии . Лондон; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Zed Books.

    Смайли, Дж. (1991). Тысяча акров . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Anchor Books.

    Субраманиан, М. (2015). Река снова бежит: природный мир Индии в кризисе, от бесплодных скал Раджастхана до сельскохозяйственных угодий Карнатаки . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Книги по связям с общественностью.

    Томпсон, П.Б. (2007). Устойчивость сельского хозяйства: что это такое, а что нет. Междунар. Дж. Агрик. Поддерживать. 5, 5–16. дои: 10.1080/14735903.2007.9684809

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Тонетти, С.С. (1999). Наука в двойном узле: Грегори Бейтсон и истоки постнормальной науки. Фьючерсы 31, 689–703. дои: 10.1016/S0016-3287(99)00027-0

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Уокер Б., Холлинг К. С., Карпентер С.Р. и Кинзиг А. (2004). Адаптивность и трансформируемость в социально-экологических системах. Экол. соц. 9:5. doi: 10.5751/ES-00650-0

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Эволюция экономики: изменения после аграрной и промышленной революций — видео и стенограмма урока

    Сельскохозяйственная революция

    Вторая сельскохозяйственная революция положила начало эволюции экономики. В этот период, между 18 веком и концом 19 века, произошло быстрое улучшение сельскохозяйственного производства и сельскохозяйственных технологий.

    За это время такие изобретения, как плуг, колесо и система счисления, позволили людям выполнять задачи более эффективно. Эти изменения имели как положительные, так и отрицательные последствия для общества. Фермеры научились более практичным и эффективным методам ведения сельского хозяйства, таким как севооборот и использование удобрений, что привело к более качественным и большим излишкам продовольствия.

    Инструменты изготавливались из долговечных материалов, а новые сельскохозяйственные технологии сделали человеческий труд более эффективным. В этот сельскохозяйственный век росли города и поселки, а некоторые регионы становились торговыми центрами.

    Преимущества этих изобретений заключались в большем избытке пищи благодаря эффективным процессам (например, плуг, запряженный животными, мог охватывать гораздо большие площади земли, чем плуг, управляемый человеком).

    Еще одно преимущество заключалось в том, что у людей было больше времени заниматься и заниматься другими делами, которые не были напрямую связаны с выживанием людей. Больше времени можно было бы уделять таким занятиям, как музыка и философия, что привело к тому, что люди открыли для себя другие способы обеспечения себя.

    Однако в этот период мы также наблюдали некоторые негативные последствия, в том числе большее разделение труда и статус, при котором богатые получили контроль над избыточными ресурсами, а власть стала более централизованной. Те, кто был богат, могли получить контроль над избыточными ресурсами и могли позволить себе более высокое качество жизни. Различия в социальных классах по этническому и половому признаку усилились.

    Промышленная революция

    Промышленная революция привела к быстрым и существенным изменениям в экономике благодаря внедрению машин с механическим приводом и других источников энергии.Общество быстро развивалось от сельскохозяйственного к индустриальному. Работа, которая раньше выполнялась отдельными лицами, теперь выполнялась централизованно в городах с крупными заводами и на оборудовании, способном быстро производить огромное количество продукции. Паровые машины, текстильные фабрики и другое крупное оборудование — продукты этой эпохи.

    Промышленная революция позволила ускорить и увеличить производство товаров и сделать население более разнообразным, но также привела к негативным факторам, в том числе:

    • Перенаселенность городов из-за большого количества людей, переезжающих в города, чтобы быть ближе к фабрикам.
    • Квалифицированных рабочих заменили низкоквалифицированными, уволившимися с сельскохозяйственных работ. Низкоквалифицированным рабочим недоплачивали и перерабатывали.
    • Разрыв в неравенстве между богатыми и бедными, установившийся в сельскохозяйственную эпоху, сохранялся и увеличивался в индустриальную эпоху, поскольку богатые продолжали накапливать ресурсы и контролировать их, в то время как бедные сталкивались с перенаселенностью и нищетой.

    Постиндустриальное общество

    Постиндустриальное общество является более поздней разработкой.Предыдущие революции, о которых шла речь, были основаны на производстве товаров, но постиндустриальное общество укоренено в информации и услугах. В постиндустриальном обществе мы наблюдаем переход от продуктов к идеям и знаниям, от практических навыков к навыкам грамотности, а также к децентрализации рабочей силы, поскольку работа не сосредоточена вокруг городских фабрик.

    Изменения в экономике наиболее очевидны в рабочей силе. В США половина рабочей силы в настоящее время занята в сфере услуг, включая правительство, продажи, банковское дело и образование.

    В постиндустриальном обществе, также известном как информационное общество, власть принадлежит людям, отвечающим за хранение и распространение информации. Образованная рабочая сила преуспевает, в то время как те, у кого нет высшего образования, по-прежнему недоплачивают и перерабатывают, как и в индустриальном обществе.

    Три сектора экономики

    Как мы уже говорили на протяжении этого урока, экономика США превратилась из экономики, основанной на сельском хозяйстве, в экономику, основанную на информации и услугах.Мы также можем обсудить эту эволюцию, различая три типа экономических секторов: первичный, вторичный и третичный.

    Первичный сектор связан с добычей сырья из земли. В результате добычи получают сырье и основные продукты питания, такие как уголь, древесина, железо и кукуруза. Типы рабочих в этом секторе включают фермеров, шахтеров и охотников. В настоящее время только 3% рабочей силы страны занято в первичном секторе.

    Вторичный сектор включает преобразование сырья в товары.Это преобразование приводит к тому, что из дерева делают мебель, из стали — автомобили, а из текстиля — одежду. Типы рабочих в этом секторе включают швею, фабричного рабочего или ремесленника. В настоящее время 20% рабочей силы США занято во вторичном секторе.

    Третичный сектор включает предоставление услуг потребителям и предприятиям. Этот сектор предоставляет услуги населению и бизнесу, включая розничную торговлю, продажи, транспорт и рестораны.Типы работников в этом секторе включают барменов в ресторанах, бухгалтеров и пилотов. Сфера услуг сегодня составляет 80% рабочей силы.

    Резюме урока

    Экономика претерпела эволюцию от экономики, зависящей от сельскохозяйственных ресурсов, к экономике, основанной на информации, знаниях и услугах.

    Вторая сельскохозяйственная революция была началом экономической эволюции, в ходе которой усовершенствование сельскохозяйственных методов и оборудования привело к большему избытку припасов и продуктов питания и позволило людям проводить свое время, занимаясь другими видами деятельности.Период времени также привел к увеличению неравенства между богатыми и бедными.

    Промышленная революция , основанная на новых технологиях и источниках энергии, позволила ускорить и увеличить производство товаров и разнообразить население, но также привела к перенаселенности городов, увеличению разрыва между богатыми и бедными, а также переутомленные люди.

    Постиндустриальное общество отходит от промышленности и товаров и основывается на распространении информации и знаний и услуг.Власть принадлежит людям, отвечающим за хранение и распространение информации. Образованная рабочая сила преуспевает, в то время как те, у кого нет высшего образования, по-прежнему недоплачивают и перерабатывают, как и в индустриальном обществе.

    Первичный сектор является частью экономики, созданной за счет добычи сырья непосредственно из земли для потребления или продажи. Вторичный сектор является частью экономики, которая превращает сырье в товары для продажи и потребления.Третичный сектор является частью экономики, которая включает продажу или торговлю услугами вместо товаров.

    Результаты обучения

    Когда этот урок будет выполнен, вы сможете:

    • Дать определение экономике и понять значение экономики в формировании общества
    • Признать аграрную революцию началом эволюции экономики и объяснить изменения, происшедшие за это время
    • Обобщите изменения, произошедшие во время промышленной революции
    • Опишите постиндустриальное общество и переход от промышленности к информации
    • Подробно о трех секторах экономики

    Экономическая деятельность: доиндустриальная, индустриальная и постиндустриальная — Видео и стенограмма урока

    Индустриализация

    Однако, как Промышленная революция , эпоха, охватывающая 18-19 века, когда миры Европы и Америки переместились из преимущественно сельских районов в промышленно развитые города, жизнь и экономическая деятельность действительно начали меняться.С этим изменением мы подошли к эпохе индустриализации . Очень похоже на фактическое определение промышленной революции, индустриализация просто означает преобразование общества из преимущественно сельскохозяйственного общества в общество, основанное на производстве товаров и услуг.

    С началом индустриализации экономическая деятельность переместилась из сельской местности в более промышленно развитые города. Это произошло, когда многие фермеры поняли, что на новых фабриках модернизированного мира есть более высокооплачиваемая и более стабильная работа.Это движение к городской жизни известно как урбанизация , миграция людей из сельской местности в городскую. Конечно, когда люди пришли в города, их деньги пришли с ними.

    Хотя может показаться, что это нанесло ущерб экономической активности сельских районов, на самом деле это было не так. Наоборот, многие из оставшихся фермеров видели свои собственные экономические блага, поскольку всем этим новым горожанам нужен был кто-то, кто снабжал бы их едой. Таким образом, в то время как городская экономика процветала за счет индустриализации, сельская экономика развивалась за счет коммерциализации , производя для рынка, делая человека зависимым от покупки и продажи товаров.

    Те из нас, кто живет на современном Западе, хорошо знакомы с эпохой индустриализации. Мы видим, как она разыгрывается каждый раз, когда проезжаем мимо крупной фабрики или покупаем серийную мебель из ДСП. Мы становимся свидетелями этого, когда видим документальные фильмы о молочных коровах, которых доят с помощью машин, или о жевательных конфетах, производимых миллионами.

    Постиндустриальная

    Однако, возможно, мы не так хорошо знакомы с идеей, которую некоторые утверждают, что мы сейчас живем в постиндустриальную эпоху.Чтобы объяснить это, постиндустриальный просто обозначает время, когда экономика больше не зависит от тяжелой промышленности и производства, а вместо этого от предложения услуг.

    В постиндустриальную эпоху многие утверждают, что движущей силой экономической деятельности является сфера услуг, а не только обрабатывающая промышленность. Опять же, если не усложнять ситуацию, сфера услуг обычно определяется как предприятия, которые работают на клиента, но не участвуют в производстве.

    Хотя мысль о том, что мы живем в постиндустриальную эпоху, немного сомнительна, давайте приведем несколько примеров того, как это выглядит с экономической точки зрения. Например, мой двоюродный брат работает консультантом в банковской сфере. Он входит и проверяет банки, а затем дает им план, как лучше максимизировать их системы и их безопасность. Теперь, когда он уходит, они, как правило, дают ему довольно хорошую зарплату. Однако он не оставляет их ни с какими продуктами. Вместо того, чтобы платить ему за продукт, они платят ему за услугу.Другими словами, деньги определенно текут, но никакие товары не ходят по кругу. Это пример постиндустриальной экономической деятельности.

    Привнося это в нашу повседневную жизнь, каждый раз, когда вы звоните интернет-провайдеру, чтобы пожаловаться на сбой вашего компьютера, вы принимаете участие в сфере услуг. Подумайте об этом: они присылают мастера, он обслуживает какой-то кабель или какой-то провод, и вы получаете счет, не получив никаких новых продуктов. Точно так же, как говорит вам голос на другом конце телефона, вы назначаете встречу служба , и вы будете платить за звонок служба .

    На этом примере те, кто утверждает, что мы не живем в постиндустриальную эпоху, указывают на то, что кто-то должен был изготовить провода, которые ремонтник пришел чинить. Они также указывают на тот факт, что многие мужчины и женщины по-прежнему просыпаются каждое утро и идут на работу на производственные предприятия.

    Однако те, кто относится к постиндустриальному лагерю, будут утверждать, что это становится все меньше и меньше в Соединенных Штатах по мере того, как все больше промышленной продукции экспортируется в США.С. чем здесь сделаны. Имея это в виду, они предлагают аргумент, что наша экономика стала больше заниматься обслуживанием полок для потребителей, чем фактическим производством товаров, которые продаются на полках. Другими словами, мы стали скорее постиндустриальными.

    Резюме урока

    Доиндустриальный период определяется как период до индустриализации. В течение этого периода большая часть экономической деятельности происходила на уровне прожиточного минимума 90 611 90 612 , при котором товары производились для потребления и выживания своей семейной группы.Товары и услуги также предоставлялись через кустарное производство или предприятия или производственные системы, работающие в домах или частных владениях человека.

    Промышленная революция , эпоха, охватывающая период с 18 по 19 века, когда миры Европы и Америки перешли от преимущественно сельских районов к промышленно развитым городам, переместила большую часть мира в эпоху индустриализации . Индустриализация происходит, когда общество превращается из преимущественно сельскохозяйственного общества в общество, основанное на производстве товаров и услуг.

    Индустриализация привела к урбанизации и коммерциализации. Урбанизация — это миграция людей из сельской местности в города, а коммерциализация — производство для рынка, что делает человека зависимым от покупки и продажи товаров.

    Многие утверждают, что мы, особенно американцы, сейчас живем в постиндустриальную эпоху. Постиндустриальный период означает время, когда экономика больше не зависит от тяжелой промышленности и производства, а вместо этого от предложения услуг.Другими словами, в постиндустриальную эпоху сферы услуг , или предприятия, которые работают на клиента, но не занимаются производством, своего рода затмевают промышленные и производственные отрасли.

    Результаты обучения

    Когда этот урок закончится, вы сможете:

    • Описать доиндустриальную эпоху и объяснить, что такое жизнь на уровне прожиточного минимума и кустарное производство
    • Определите изменения, которые произошли с промышленной революцией, включая урбанизацию и коммерциализацию
    • Признать влияние сферы услуг в постиндустриальную эпоху
    • Вспомните некоторые аргументы за и против того, что мы живем в постиндустриальную эпоху

    типов обществ – Введение в социологию 2e

    Цели обучения

    • Опишите разницу между доиндустриальным, индустриальным и постиндустриальным обществами
    • Понять роль окружающей среды в доиндустриальных обществах
    • Понять, как технологии влияют на развитие общества

    Как технологии влияют на повседневные занятия общества? (Фото предоставлено Мо Риза/flickr)

    Охотничьи и собирательские племена, промышленно развитая Япония, американцы — каждое из них представляет собой общество.Но что это значит? Что такое общество? В социологических терминах общество относится к группе людей, которые живут в определенном сообществе и разделяют одну и ту же культуру. В более широком смысле общество состоит из людей и институтов вокруг нас, наших общих убеждений и наших культурных идей. Как правило, более развитые общества также разделяют политическую власть.

    Социолог Герхард Ленски-младший (1924–2015) определил общества с точки зрения их технологической сложности. По мере развития общества растет и использование технологий.Общества с рудиментарными технологиями зависят от колебаний окружающей среды, в то время как промышленно развитые общества лучше контролируют влияние своего окружения и, таким образом, развивают различные культурные особенности. Это различие настолько важно, что социологи обычно классифицируют общества по спектру их уровня индустриализации — от доиндустриального до индустриального и постиндустриального.

    Доиндустриальные общества

    До промышленной революции и широкого использования машин общества были небольшими, сельскими и в значительной степени зависели от местных ресурсов.Экономическое производство было ограничено количеством труда, которое мог обеспечить человек, и специализированных занятий было немного. Самым первым занятием был охотник-собиратель.

    Охотник-собиратель

    Общества охотников-собирателей демонстрируют наибольшую зависимость от окружающей среды среди различных типов доиндустриальных обществ. В качестве базовой структуры человеческого общества примерно 10 000–12 000 лет назад эти группы основывались на родстве или племенах. Охотники-собиратели полагались на свое окружение для выживания — они охотились на диких животных и собирали некультивируемые растения для еды.Когда ресурсов стало не хватать, группа переехала в новый район, чтобы найти пропитание, то есть они были кочевниками. Эти общества были распространены еще несколько сотен лет назад, но сегодня их осталось всего несколько сотен, например, коренные австралийские племена, которых иногда называют «аборигенами», или бамбути, группа пигмеев-охотников-собирателей, проживающих в Демократической Республике Конго. Группы охотников-собирателей быстро исчезают по мере стремительного роста населения мира.

    Пастораль

    Изменение условий и адаптация привели к тому, что некоторые общества стали полагаться на приручение животных там, где это позволяли обстоятельства.Примерно 7500 лет назад человечество начало осознавать свою способность приручать и разводить животных, а также выращивать и выращивать собственные растения. Пастушеские общества, такие как сельские жители масаи, полагаются на приручение животных как на ресурс выживания. В отличие от более ранних охотников-собирателей, которые полностью зависели от существующих ресурсов, чтобы выжить, пастушеские группы могли разводить скот для еды, одежды и транспорта, и они создавали излишки товаров. Скотоводческие или пастушеские общества оставались кочевым, потому что они были вынуждены следовать за своими животными на свежие пастбища.Примерно в то же время, когда возникли скотоводческие общества, начали развиваться специализированные занятия, и общества начали торговать с местными группами.

    Где встречаются общества — худшее и лучшее

    Когда культуры встречаются, технологии могут помогать, мешать и даже разрушать. Разлив нефти Exxon Valdez на Аляске чуть не разрушил весь образ жизни местного жителя. Разливы нефти в дельте реки Нигерия вынудили многих представителей племени огони покинуть свои земли, а насильственное переселение привело к тому, что более 100 000 огони нашли убежище в стране Бенин (Университет Мичигана, с.д.). А массовый разлив нефти Deepwater Horizon в 2006 году привлек большое внимание, поскольку он произошел в самой развитой стране — Соединенных Штатах. Экологические катастрофы продолжаются по мере того, как западные технологии и их потребность в энергии распространяются на менее развитые (периферийные) регионы земного шара.

    Конечно, не все технологии плохи. Мы воспринимаем электрический свет как должное в Соединенных Штатах, Европе и остальном развитом мире. Такой свет продлевает день и позволяет нам работать, читать и путешествовать ночью.Это делает нас более безопасными и продуктивными. А вот регионам в Индии, Африке и других местах повезло меньше. Для решения этой задачи одна конкретная организация, Barefoot College, расположенная в округе Аджмер, штат Раджастхан, Индия, работает с многочисленными менее развитыми странами, предлагая солнечную электроэнергию, решения для водоснабжения и образование. В центре внимания солнечных проектов находятся деревенские старейшины. Старейшины соглашаются выбрать двух бабушек для обучения на инженеров-солнечников и выбрать деревенский комитет, состоящий из мужчин и женщин, для помощи в реализации солнечной программы.

    Программа осветила более 450 000 человек в 1015 деревнях. Экологические преимущества включают значительное сокращение использования керосина и выбросов углекислого газа. Тот факт, что сельские жители сами управляют проектами, помогает свести к минимуму их чувство зависимости.

    Скептически настроенных или колеблющихся сельских жителей легче убедить в ценности солнечного проекта, когда они осознают, что «солнечные инженеры» — это их местные бабушки. (Фото предоставлено Abri le Roux/flickr)

    Садоводство

    Примерно в то же время, когда возникло пастушеское общество, развился другой тип общества, основанный на недавно развитой способности людей выращивать и выращивать растения.Раньше истощение посевов или запасов воды в регионе вынуждало скотоводческие общества переселяться в поисках источников пищи для своего скота. Садоводческие общества формировались в районах, где дожди и другие условия позволяли им выращивать стабильные урожаи. Они были похожи на охотников-собирателей в том, что их выживание в значительной степени зависело от окружающей среды, но, поскольку им не нужно было покидать свое место жительства, чтобы искать ресурсы, они могли основывать постоянные поселения. Это создало больше стабильности и больше материальных благ и стало основой для первой революции в человеческом выживании.

    Сельскохозяйственный

    В то время как скотоводческие и садоводческие общества использовали небольшие временные инструменты, такие как палки-копалки или мотыги, сельскохозяйственные общества полагались на постоянные инструменты для выживания. Около 3000 г. до н. э. взрыв новых технологий, известный как сельскохозяйственная революция, сделал сельское хозяйство возможным и прибыльным. Фермеры научились чередовать типы культур, выращиваемых на их полях, и повторно использовать отходы, такие как навоз, в качестве удобрения, что привело к увеличению урожая и увеличению излишков продовольствия.Новые инструменты для копания и сбора урожая изготавливались из металла, что делало их более эффективными и долговечными. Населенные пункты превратились в города и поселки, а особенно плодородные районы стали центрами торговли и коммерции.

    Это также время, когда у людей было время и комфорт, чтобы заниматься более созерцательной и вдумчивой деятельностью, такой как музыка, поэзия и философия. Этот период некоторые стали называть «рассветом цивилизации» из-за развития досуга и гуманитарных наук.Ремесленники могли поддерживать себя за счет производства творческих, декоративных или наводящих на размышления эстетических предметов и произведений.

    По мере того, как ресурсов становилось все больше, социальные классы становились все более разобщенными. Те, у кого было больше ресурсов, могли позволить себе лучшую жизнь и превратились в дворянский класс. Увеличилась разница в социальном положении между мужчинами и женщинами. По мере расширения городов право собственности и сохранение ресурсов стали насущной проблемой.

    Феодальный

    Девятый век породил феодальные общества.В этих обществах существовала строгая иерархическая система власти, основанная на владении землей и ее защите. Дворянство, известное как лорды, поставило вассалов во главе земельных участков. В обмен на ресурсы, которые давала земля, вассалы обещали сражаться за своих лордов.

    Эти отдельные участки земли, известные как вотчины, возделывались низшим классом. В обмен на сохранение земли крестьянам гарантировалось жилье и защита от внешних врагов. Власть передавалась по семейной линии, крестьянские семьи служили лордам из поколения в поколение.В конечном итоге социально-экономическая система феодализма потерпела крах и была заменена капитализмом и технологическими достижениями индустриальной эпохи.

    Промышленное общество

    В восемнадцатом веке Европа пережила бурный рост технологических изобретений, что положило начало эре, известной как промышленная революция. Что сделало этот период замечательным, так это количество новых изобретений, которые повлияли на повседневную жизнь людей. В течение поколения задачи, которые до этого момента требовали месяцев труда, стали достижимыми за считанные дни.До промышленной революции работа в основном выполнялась людьми или животными и полагалась на людей или лошадей для привода мельниц и насосов. В 1782 году Джеймс Уатт и Мэтью Бултон создали паровую машину, которая могла выполнять работу двенадцати лошадей.

    Сила пара начала появляться повсюду. Вместо того, чтобы платить ремесленникам за то, чтобы они кропотливо пряли шерсть и ткали из нее ткань, люди обращались к текстильным фабрикам, которые производили ткань быстро по более выгодной цене и часто более высокого качества.Вместо того, чтобы сажать и собирать урожай вручную, фермеры смогли приобрести механические сеялки и молотилки, что привело к резкому росту производительности сельского хозяйства. Такие продукты, как бумага и стекло, стали доступны обычному человеку, а качество и доступность образования и здравоохранения резко возросли. Газовые фонари позволили улучшить видимость в темноте, а в городах развилась ночная жизнь.

    Одним из результатов роста производительности и технологий стал рост городских центров.Рабочие стекались на фабрики в поисках работы, и население городов становилось все более разнообразным. Новое поколение стало меньше заботиться о сохранении семейной земли и традиций и больше сосредоточилось на приобретении богатства и достижении карьерного роста для себя и своих семей. Люди хотели, чтобы их дети и дети их детей продолжали подниматься на вершину, а по мере роста капитализма росла и социальная мобильность.

    Именно в восемнадцатом и девятнадцатом веках промышленной революции родилась социология.Жизнь быстро менялась, и давно установившиеся традиции земледельческих эпох не распространялись на жизнь в крупных городах. Массы людей переезжали в новую среду и часто сталкивались с ужасными условиями грязи, перенаселенности и бедности. Обществоведы появились для изучения отношений между отдельными членами общества и обществом в целом.

    Именно в это время власть перешла из рук аристократии и «старых денег» в руки искушенных в бизнесе новичков, сколотивших состояния при жизни.Такие семьи, как Рокфеллеры и Вандербильты, стали новыми влиятельными игроками и использовали свое влияние в бизнесе, чтобы также контролировать аспекты управления государством. В конце концов опасения по поводу эксплуатации рабочих привели к созданию профсоюзов и принятию законов, устанавливающих обязательные условия для работников. Хотя внедрение новых технологий в конце девятнадцатого века положило конец индустриальной эпохе, большая часть нашей социальной структуры и социальных идей, таких как семья, детство и стандартизация времени, имеют основу в индустриальном обществе.

    Джон Д. Рокфеллер, один из основателей Standard Oil Company, происходил из ничем не примечательной семьи торговцев и чернорабочих. К моменту смерти в возрасте 98 лет его состояние оценивалось в 1,4 миллиарда долларов. В индустриальных обществах владельцы бизнеса, такие как Рокфеллер, владеют большей частью власти. (Фото предоставлено Викискладом)

    Постиндустриальное общество

    Информационные общества, иногда называемые постиндустриальными или цифровыми обществами, появились недавно. В отличие от индустриальных обществ, которые основаны на производстве материальных благ, информационные общества основаны на производстве информации и услуг.

    Цифровые технологии — это паровой двигатель информационных обществ, а компьютерные магнаты, такие как Стив Джобс и Билл Гейтс, — его Джон Д. Рокфеллер и Корнелиус Вандербильтс. Поскольку экономика информационных обществ управляется знаниями, а не материальными благами, власть принадлежит тем, кто отвечает за хранение и распространение информации. Члены постиндустриального общества, скорее всего, будут работать продавцами услуг — например, программистами или бизнес-консультантами, — а не производителями товаров.Социальные классы разделены доступом к образованию, поскольку без технических навыков люди в информационном обществе не имеют средств для достижения успеха.

    Резюме

    Общества классифицируются в соответствии с их развитием и использованием технологий. Большую часть истории человечества люди жили в доиндустриальных обществах, характеризующихся ограниченными технологиями и низким уровнем производства товаров. После промышленной революции многие общества построили свою экономику на механизированном труде, что привело к увеличению прибыли и тенденции к большей социальной мобильности.На рубеже нового тысячелетия возник новый тип общества. Это постиндустриальное, или информационное, общество построено на цифровых технологиях и нематериальных благах.

    Викторина по разделу

    Какое из следующих вымышленных обществ является примером пастушеского общества?

    1. Народ десван, который живет небольшими племенами и основывает свою экономику на производстве и торговле текстилем
    2. Клан Розитиан, небольшая община фермеров, веками живших на земле своей семьи
    3. Хунти, группа странствующих кочевников, специализирующихся на разведении и дрессировке лошадей
    4. Амаганда, большая семья воинов, служащих одной дворянской семье

    Какая из следующих профессий наиболее вероятна для обладателя власти в информационном обществе?

    1. Инженер-программист
    2. Шахтер
    3. Автор детской книги
    4. Издольщик

    Какие из следующих обществ были первыми, у которых были постоянные жители?

    1. Промышленный
    2. Охотник-собиратель
    3. Садоводство
    4. Феодальный

    Краткий ответ

    В каком типе или типах обществ выгоды перевешивают затраты? Объясните свой ответ и укажите социальные и экономические причины.

    Прав ли Герхард Ленски в классификации обществ на основе технологических достижений? Какие другие критерии могут быть подходящими, исходя из того, что вы прочитали?

    Дальнейшие исследования

    Масаи — современное пастушеское общество, экономика которого в значительной степени построена на стадах крупного рогатого скота. Узнайте больше о народе масаи и посмотрите фотографии их повседневной жизни здесь: http://openstax.org/l/The-Maasai

    Глоссарий

    сельскохозяйственные общества
    обществ, в которых сельское хозяйство является образом жизни
    феодальные общества
    общества, в которых действует строгая иерархическая система власти, основанная на владении землей и ее защите
    садоводческие общества
    общество, основанное на выращивании растений
    общества охотников-собирателей
    общества, жизнь которых зависит от охоты на диких животных и сбора некультивируемых растений
    промышленные общества
    общества, характеризующиеся использованием механизированного труда для создания материальных благ
    информационные общества
    общества, основанные на производстве нематериальных товаров и услуг
    пастырские общества
    общество, основанное на приручении животных
    общество
    группа людей, живущих в определенном сообществе и разделяющих одну и ту же культуру

    21.2C: Четыре социальные революции

    Четыре социальные революции относятся к выявлению социальных изменений через способы существования.

    Цели обучения

    • Проанализировать различные социальные революции с точки зрения того, какой вклад каждая из них вносит в развитие следующей стадии, например, переход от садоводства к аграрной

    Ключевые моменты

    • Развитие общества с точки зрения его основных средств к существованию можно разделить на следующие этапы: охотничье-собирательское, скотоводческое, садоводческое, аграрное, индустриальное и постиндустриальное.
    • Для обществ охотников-собирателей основным средством существования являются дикие растения и животные. Охотники-собиратели кочевые и неиерархические. Археологические данные свидетельствуют о том, что все люди были охотниками-собирателями до 13 000 г. до н.э.
    • Для пастушеских обществ основным средством существования является домашний скот. Скотоводы ведут кочевой образ жизни. Они могут производить излишки пищи, что приводит к более высокой плотности населения, чем у охотников-собирателей, наряду с социальной иерархией и более сложным разделением труда.
    • В садоводческих обществах основным средством к существованию является выращивание сельскохозяйственных культур с использованием ручных инструментов.
    • В аграрных обществах основным средством к существованию является выращивание сельскохозяйственных культур за счет сочетания человеческих и нечеловеческих средств, таких как животные и/или техника.
    • В индустриальных обществах основным средством к существованию является промышленность, представляющая собой систему производства, основанную на механизированном производстве товаров. В постиндустриальных обществах основным средством к существованию является работа, ориентированная на оказание услуг, а не сельское хозяйство или промышленность.
    • Для садоводческих обществ основным средством к существованию является выращивание сельскохозяйственных культур с использованием ручных инструментов.
    • Для аграрных обществ основным средством к существованию является выращивание сельскохозяйственных культур за счет сочетания человеческих и нечеловеческих средств, таких как животные и/или машины.
    • В индустриальных обществах основным средством существования является промышленность, представляющая собой систему производства, основанную на производстве товаров.
    • В постиндустриальных обществах основным средством к существованию является работа, ориентированная на оказание услуг, а не сельское хозяйство или промышленность.
    • Изменения в основных средствах к существованию могут иметь последствия для других аспектов общества, приводя к таким изменениям, как повышение степени специализации, более широкое использование технологий и более широкое распространение неравенства.

    Основные термины

    • сельское хозяйство : искусство или наука возделывания земли, включая сбор урожая, выращивание скота и управление им; обработка почвы; хозяйство; сельское хозяйство
    • Охотник-собиратель : член группы людей, которые живут охотой на животных и сбором съедобных растений в качестве основных источников пищи, и которые не одомашнивают животных или сельскохозяйственные культуры
    • средства к существованию : то, что поддерживает жизнь животных; средства поддержки; провизии или того, что производит провизию; средства к существованию

    Четыре социальные революции

    Большинство обществ развиваются по сходной исторической траектории.Человеческие группы начинают как охотники-собиратели, после чего они развивают скотоводство и/или садоводство. После этого обычно развивается аграрное общество, за которым, наконец, следует период индустриализации (иногда за этим завершающим этапом следует сфера услуг). Не все общества проходят через каждую стадию, и некоторые общества остаются на определенной стадии в течение длительных периодов времени, в то время как другие становятся более сложными. Третьи общества могут перескакивать через этапы в результате технологических достижений других обществ.

    Стадии общественного развития: Отношения между стадиями общественного развития (верхний ряд) и их последствиями (нижний ряд) сложны и взаимозависимы.

    Охотники-собиратели

    Образ жизни охотников-собирателей основан на употреблении в пищу диких растений и диких животных. Следовательно, охотники-собиратели часто мобильны, а группы охотников-собирателей, как правило, имеют изменчивые границы и состав. Как правило, в обществах охотников-собирателей мужчины охотятся на диких животных, а женщины собирают фрукты, орехи, коренья и другую растительность.Женщины также охотятся на более мелких диких животных.

    Большинство обществ охотников-собирателей кочевые. Поскольку дикие ресурсы определенного региона могут быть быстро истощены, охотникам-собирателям трудно долго оставаться на одном месте. Из-за своей системы пропитания эти общества, как правило, имеют очень низкую плотность населения.

    Общества охотников-собирателей характеризуются неиерархическими социальными структурами, хотя это не всегда так. Учитывая, что охотники-собиратели, как правило, ведут кочевой образ жизни, они, как правило, не могут хранить излишки пищи.В результате штатные лидеры, бюрократы или ремесленники почти никогда не пользуются поддержкой обществ охотников-собирателей. Эгалитаризм в обществах охотников-собирателей имеет тенденцию распространяться и на гендерные отношения.

    Скотоводство

    В скотоводческом обществе основным средством существования являются домашние животные (скот). Подобно охотникам-собирателям, скотоводы часто ведут кочевнический образ жизни, сезонно перемещаясь в поисках свежих пастбищ и воды для своего скота. В скотоводческом обществе повышена вероятность излишков пищи, что, в свою очередь, часто приводит к большей плотности населения и развитию как социальной иерархии, так и разделения труда.

    Животноводческие общества все еще существуют. Например, в Австралии обширные полузасушливые внутренние районы страны содержат огромные пастбища, называемые овцеводческими пастбищами. Эти районы могут иметь размеры в тысячи квадратных километров. Количество домашнего скота, разрешенного в этих районах, регулируется, чтобы сохранить землю и обеспечить достаточный доступ скота к пище и воде.

    Садоводческие общества

    В обществах садоводов основным средством к существованию является выращивание сельскохозяйственных культур с использованием ручных инструментов.Подобно пастушеским обществам, выращивание сельскохозяйственных культур увеличивает плотность населения и, в результате излишков продовольствия, допускает еще более сложное разделение труда. Садоводство отличается от сельского хозяйства тем, что в сельском хозяйстве используются животные, техника или другие нечеловеческие средства для облегчения выращивания сельскохозяйственных культур. Садоводство опирается исключительно на человеческий труд для выращивания сельскохозяйственных культур. Садоводческие общества одними из первых учредили постоянные места жительства. Это было связано с тем, что им больше не приходилось искать пищу; скорее, они выращивали свои собственные.

    Аграрные общества

    В аграрных обществах основным средством к существованию является выращивание сельскохозяйственных культур с использованием смеси человеческих и нечеловеческих средств, таких как животные и техника. В сельском хозяйстве путем выращивания растений и разведения домашних животных производятся продукты питания, корма, волокна и другие желаемые товары.

    По сравнению с ранее упомянутыми общественными типами сельское хозяйство поддерживает гораздо большую плотность населения и позволяет накапливать избыточный продукт.Этот избыток продукта можно либо продать с целью получения прибыли, либо использовать в зимние месяцы. Поскольку в сельскохозяйственных обществах фермеры могут накормить большое количество людей, чья повседневная деятельность не имеет ничего общего с производством продуктов питания, происходит ряд важных изменений. К ним относятся улучшенные методы хранения продовольствия, специализация труда, передовые технологии, иерархические социальные структуры, неравенство и постоянные армии.

    Индустриализация

    В индустриальном обществе основным средством существования является промышленность, представляющая собой систему производства, основанную на механизированном производстве товаров.Подобно аграрным обществам, индустриальные общества приводят к еще большему избытку продовольствия, что приводит к еще более развитой социальной иерархии и еще более сложному разделению труда.

    Производственное разделение труда, одна из самых заметных характеристик этого общественного типа, во многих случаях ведет к перестройке общественных отношений. В то время как в доиндустриальных обществах отношения обычно развивались в месте отправления культа или через родство и жилье, в индустриальных обществах отношения и дружба могут возникать на работе.

    Постиндустриальный

    В постиндустриальном обществе основными средствами к существованию является работа, ориентированная на оказание услуг, а не сельское хозяйство или промышленность. Важно отметить, что термин постиндустриальный все еще обсуждается, отчасти потому, что это текущее состояние общества. Как правило, в социальных науках трудно точно назвать явление, когда оно происходит.

    Большинство высокоразвитых стран в настоящее время являются постиндустриальными. Это означает, что большая часть их рабочей силы работает в отраслях, ориентированных на услуги, таких как финансы, здравоохранение, образование или продажи, а не в промышленности или сельском хозяйстве.Так обстоит дело в Соединенных Штатах.

    Занятость в США по отраслям, 2007 г.: Менее 2% населения США занято в сельском хозяйстве.

    Экономические системы кормов, сельскохозяйственных и промышленных обществ

    Автор (ы):
    Pryor, Frederic L.
    Reviewer (ы):
    Grantham, George

    Опубликовано .NET (январь 2006 г.)

    Фредерик Л. Прайор, Экономические системы собирательных, сельскохозяйственных и промышленных обществ .Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. 2005. xvi + 316 стр. 31,76 доллара (мягкая обложка), ISBN: 0-521-61347-7.

    Проверено для EH.NET Джорджем Грэнтэмом, факультет экономики Университета Макгилла.

    Определенные книги можно считать экспериментами. Расширенное эссе является наиболее распространенной формой; Нынешняя попытка Фредерика Прайора эмпирическим путем извлечь таксономию экономических систем из набора социальной статистики — еще одна. Не все эксперименты удаются, но неудачи часто могут научить нас не меньше, чем успехи.Эксперимент Прайора в области экономической феноменологии относится к разряду полезных неудач. Его используют, чтобы продемонстрировать, почему феноменологический подход к экономическому и социальному моделированию вряд ли принесет полезные идеи, аргумент, выдвинутый давным-давно Тьяллингом Купмансом. Тем не менее, вопрос, который мотивирует попытку Прайора, является фундаментальным. Существует ли такая вещь, как «экономическая система», и если да, то организуются ли такие системы в таксоны, определяемые эмпирически проверяемыми признаками? И если черты объединяются в группы, предполагающие органически согласованные ансамбли, может ли эта согласованность быть объяснена общепринятой поведенческой теорией? Эти вопросы составляют программу сравнительных экономических систем, область, которая, несмотря на потенциально большой вклад идей, почерпнутых из теории игр, оказалась в забвении с тех пор, как крах Советской империи уничтожил главную системную альтернативу западному капитализму.

    Прайор применяет статистические процедуры кластерного анализа для эмпирического определения «систем». Препятствий на пути успешного осуществления этой программы множество. Первый заключается в характере выборки, которая для неиндустриальных обществ была взята из Стандартной кросс-культурной выборки (SCCS), составленной Мердоком и Уайтом в 1960-х годах на основе этнографических отчетов и отчетов миссионеров, путешественников и государственных чиновников. Едва ли нужно упоминать о его неоднородности.Индустриальная и постиндустриальная выборка исходит из ОЭСР, для которой проблема заключается не столько в неоднородности, сколько в однородности, вызывающей вопрос, в какой степени высокоинтегрированные экономики Северо-Западной Европы по отдельности представляют собой отдельные «наблюдения», а не проявления единичный случай, характеризующийся внутренней региональной изменчивостью? Еще одним препятствием является качественная природа признаков, которые для статистических целей должны кодироваться неизбежно произвольными критериями, группирующими их в аналитические классы.Даже с должным учетом значительных навыков и большой эрудиции Прайора можно задаться вопросом, представляют ли границы настоящие линии разделения.

    В любом случае доказательство экспериментальной экономики находится в пудинге, а пудинг Прайора дает мало слив. Он находит шесть разновидностей обществ собирателей, основанных на таких характеристиках, как уровень экономического развития, степень разделения богатства, степень частной собственности на землю, наличие налогов и важность налогов и дани, но не имеет очевидного объяснения наблюдаемым различиям.Среди обществ, представляющих собой переход от собирательства к земледелию, он находит некоторые (но немногочисленные) свидетельства демографического давления, но направление причинно-следственной связи неясно. Среди земледельческих обществ он находит четыре основных типа, основанных главным образом на интенсивности землепользования; кластеры рыхлые и перекрываются. Можно подвергнуть сомнению логику фермерских обществ из таких разных регионов, как Африка к югу от Сахары, Южная Америка, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия. Что касается результатов, то неудивительно, что общества, практикующие смешанное земледелие, используют больше капитала на гектар, чем те, которые этого не делают.

    При анализе обществ, переходящих от сельского хозяйства к промышленности, мы переходим от небольших индивидуальных обществ выборки SCCS к национальным государствам. В то время как смещение фокуса в значительной степени продиктовано природой данных, процедура Прайора ставит важный вопрос о том, какой уровень пространственного агрегирования подходит для анализа промышленной революции, на который еще предстоит ответить столетию интенсивных исследований. Что касается корреляций, Прайор считает, что грамотность имела значение, по крайней мере, в статистическом смысле; продуктивность сельского хозяйства имела определенное, но незначительное значение, а урбанизация вообще не имела значения, главным образом потому, что Италия и Испания были относительно урбанизированы в шестнадцатом веке, но не смогли инициировать индустриализацию.Трудно понять, что делать с этой мешаниной из соломенных человечков. Степень коммерциализации, или того, что он называет «маркетизацией», имела значение, хотя закономерен вопрос, касается ли эта мера чего-либо большего, чем развитие плотной коммерческой инфраструктуры, способной поддерживать большую специализацию, промышленную или иную. Короче говоря, «находки» — это то, что вы ожидаете, потому что они сообщают то, что уже известно. Выборка ОЭСР «развитых постиндустриальных обществ» делится на три группы: южноевропейскую, северноевропейскую (включая ее англоязычные ответвления) и скандинавскую.Едва ли нужно читать главу, чтобы предсказать это. Однако вопрос о том, имеют ли эти различия смысл в смысле представления таксономически различных экономических «систем», остается открытым. Они могут представлять различные точки в процессе конвергенции или случайные колебания вокруг среднего «типа». Кластерный анализ не дает оснований для того, чтобы отличить эти возможности от гипотезы о том, что они представляют истинные «типы».

    Единственным отчетливым типом современного общества был тоталитарный тип, представленный в последние десятилетия советскими режимами в Восточной Европе.Здесь Прайор, как специалист по Восточной Германии (и одно время заложник в переговорах по обмену шпионами между Востоком и Западом), находится на хорошо знакомой ему территории. Ибо советские режимы действительно представляли собой сознательно обособленную систему. Хотя в нем мало нового, обзор познавательный и полезный. В частности, Прайор опровергает гипотезу о том, что марксистские режимы пали из-за абсолютно плохой экономической деятельности. В течение нескольких десятилетий эти показатели, измеряемые условно как рост реального ВВП на душу населения, были вполне приличными, а в некоторых случаях выдающимися.По сравнению со слаборазвитыми странами это было неплохо; Однако по сравнению с нациями, имеющими общее культурное наследие, уровень потребления на душу населения, достигнутый в марксистских государствах, был низким и продолжал ухудшаться. Как и следовало ожидать, и статическая, и динамическая эффективность были намного ниже, чем в капиталистических странах ОЭСР.

    В конце концов, это разочаровывающая книга. Возможно, наиболее полезной его особенностью является обширная библиография. Прайор читает широко и грамотно. В целом его суждения об изучаемой им литературе точны и здравы.Фатальный недостаток этой книги заключается в недоказанном предположении, что общества самоорганизуются в структурные целостности. То, что это в каком-то смысле должно быть правдой, правдоподобно: мы не наблюдаем случайного набора экономических форм. Совершенно другой вопрос, являются ли эмпирические связи между различными атрибутами необходимыми или случайными. Изучение сравнительных экономических систем началось в конце восемнадцатого века из опасений, что растущая коммерциализация жизни разрушает традиционные социальные и политические структуры, которые (за исключением конфликтов из-за религии) веками обеспечивали относительный мир.Хотя это и не было чем-то совершенно новым, ускорение темпов коммерческих контактов и индустриализации предполагало появление новой формы экономики и общества, что, в свою очередь, стимулировало изучение первобытных и крестьянских обществ как источника обобщений, из которых можно было бы вывести альтернативные модели социальной организации. построен. Большевистский эксперимент дал реальный пример общества, основанного на альтернативных принципах. Однако ни одна из этих работ не была подкреплена сколько-нибудь теоретически; Теория стадий эволюции была по существу типологическим описанием того, что тогда считалось историей экономического развития Европы после падения Римской империи.Фактические этапы, как и этнологические реконструкции, были идеальными типами, поддерживаемыми логикой, нигде четко не артикулированной. Как заметил Теггарт почти столетие назад, эта логика была по существу эстетической.

    Попытка Прайора подвести под эту парадигму эмпирическую основу достойна восхищения. Но изначальные слабости таксономического подхода к крупномасштабным экономическим формам всегда присутствуют. Как абстрактная категория экономическая система слишком велика и сложна, чтобы ее можно было охарактеризовать набором атрибутов.Различие между советской тоталитарной экономикой и западной рыночной экономикой было своеобразным и, надо надеяться, навсегда уникальным. Книга интересная, но не фундаментальная.

    Грэнтэм в настоящее время работает, среди прочего, над интеллектуальной историей дисциплины экономической истории.

    Тема (ы): Экономная страна кабинета и сравнительная история
    Географическая зона (ы): General, International, или Сравнительный
    период времени (ы): 20 век : Вторая мировая и послевоенная
    .

    0 comments on “Аграрное индустриальное и постиндустриальное: Аграрное индустриальное и постиндустриальное общество (признаки общества)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.