Направления внешней политики петра 1: Внешняя политика Петра 1 (западное и восточное направления)

Внешняя политика Петра 1 (западное и восточное направления)

Период правления Петра 1 интересен тем, что царь активно проводил как внутреннюю так и внешнюю политику. В обоих направлениях были предприняты существенные шаги, которые оказали большое влияние на развитие России. Суть внешней политики Петра 1 сводится к поиску выхода в открытое море. Петр хотел сделать Россию морской державой, но границы государства, которые ему достались, не предполагали выхода в море. Для решения этой задачи было 2 направления:

  1. Чёрное море на Юге. Для продвижения в этом направлении России нужно было вести войну с Крымским ханством и Османской империей.
  2. Балтийское море на Северо-западе. Продвижение в этом направлении вело к войне со Швецией.

Иными словами можно говорить о том, что внешняя политика Петра 1 разделяется на Восточное и Западное направление. Восточное направление предполагало расширение за счёт выхода к Черному морю, а также расширение границ России по Каспийскому морю. Западное направление предполагала выход к Балтийскому морю. Рассмотрим основные цели и задачи, которые преследовались в каждом из этих направлений, а также основные события, которые сопровождали действия Петра 1 на Востоке и на Западе.

Восточное направление внешней политики

На Восточном направлении Россия в основном преследовала 2 внешнеполитические задачи:

  • Борьба за выход к Черному морю.
  • Борьба за выход к границам Ирана и Индии. Страны были важны в торговом отношении.

Изначально Петр 1 большое внимание уделял восточному направлению внешней политики, поскольку хотел обеспечить выход России к Черному морю. На начальном этапе достижение этой цели в 1695 и 1696 годах были совершены два Азовских похода. Второй поход оказался успешным. России удалось захватить крепость Азов. С этого момента у России был выход к Азовскому морю и можно было на базе этого продолжать наступление за черноморские просторы. Проблема заключалась в том, что дальнейшее продвижение на юг вело к войне с Крымским ханством и Османской империей.

Азовские походы в конечном итоге привели к войне с Турцией. Россия эту войну не могла вести эффективно самостоятельно, поскольку в стране практически не было флота. Значимость флота однозначно показал первый Азовский поход, который закончился неудачно только из-за слабого русского флота. Несмотря на успешность второго похода, флот Петра 1 по-прежнему был небольшим и слабым. В то время как Турция была сильной морской державой. Для решения этой проблемы Петр 1 организовал Великое посольство. Официально никаких целей и задач у этого посольства не было, однако во всех странах русское посольство пыталось организовать военный союз против Турции. Этого сделать не удалось, однако, удалось создать военный союз с Речью Посполитой против Швеции. В ноябре 1699 года к этому союзу присоединилась Дания. В результате образовался Северный союз России, Польши и Дании против Швеции.

В июне 1700 года Емельян Украинцев заключил мир с Турцией. Это был важнейший шаг, поскольку Петр не нашел союзник для войны с Османской Империей. Заключив мир с врагом на юге, Петр 1 устремил свое внимание на север, и уже в августе 1700 года объявил войну Швеции. На этом завершился первый этап внешней политики в Восточном направлении.

В целом же можно выделить следующие основные события, характеризующие южное и восточное направление внешней политики России эпохи Петра 1:

  • 1695, 1696 годы — азовские походы. Россия сумела захватить крепость Азов.
  • 1710-1711 годы — война России с Турцией. Карл 12 сумел убедить турецкого султана объявить войну России, после того как Швеция потерпела поражение в Полтавской битве. Этот этап знаменуется Прутским походом Петра 1, который закончился катастрофически. По итогам Петр 1, вернул Османской империи крепость Азов, а также разрушил укрепления крепости Таганрог.
  • 1722-1723 годы — война России и Персии. В последние годы правления Петр 1 на выход к Каспийскому морю. В результате этой войны был подписан Петербургский договор. За Российской Империей закреплялись территории побережья Каспийского моря с юга и запада. В последующем эти земли были возвращены Персии в 1730 году.
  • 1724 год — очередной договор с Турцией, который разграничивал влияние двух империй на Кавказе.

Западное (северное) направление внешней политики

Петр 1 искренне полагал, что его стране нужны преобразования на западный манер и всей душой стремился к этим преобразованиям. Поэтому достаточно символично, что основной уклон и важнейшие задачи его внешней политики решались именно на западном направлении. Здесь Петр 1 искал реализацию двух целей:

  • Выход России к Балтийскому морю.
  • Возврат в состав России земель, ранее потерянных государством несколькими веками ранее.

Западное направление внешней политики Петра 1 полностью связано с Северной войной, начавшейся в августе 1700 года. Война длилась 21 год. У нас на сайте есть отдельный материал, посвященный этой войне. Вы можете изучить его и ознакомиться с ходом этого противостояния Северного Союза (России) со Швецией. Сейчас не будем повторяться, только отметим ключевые даты войны, которая позволила Петру 1 выйти к Балтике, основать город Санкт-Петербург и присоединить некоторые регионы Прибалтики:

  • 1700 год — начало Северной войны. 
  • 1702 год — взятие крепости Орешек. 
  • 1704 год — взятие крепости Нарва.
  • 1708 год — битва у деревни Лесная. Этой битве уделяется незначительное внимание в отечественной истории, но именно эта битва внесла коренной перелом в ход Северной войны, и именно битва у Лесной обеспечила Полтавскую победу.
  • 1709 год
    — Полтавское сражение и победа России в ней.
  • 1714 год — сражение у мыса Гангут.
  • 1720 год — морская битва у острова Гренгам.
  • 1721 год — окончание Северной войны и подписание Ништадтского мирного договора.

Оценка внешней политики

Таблица: Внешняя политика Петра 1 (цели, задачи и результаты)
Направление Задачи Результаты
Восточное (Южное) Выход к Черному морю Захват крепости Азов. После неудачного Прутского похода крепость была возвращена Турции. Россия вновь лишилась выхода к Черному морю.
Укрепление позиций у Каспийского моря Задача выполнена успешно после Каспийского похода. Россия получила контроль над южным и западным берегом Каспийского моря.
Западное (Северное) Выход к Балтийскому морю Эта единственная задача внешнеполитического курса Петра, которую удалось выполнить полностью. Ради достижения цели пришлось воевать 21 год, но в конечном итоге Россия получила выход к Балтике.
Присоединение земель, ранее относящихся к Древнерусскому государству Россия расширила северо-западные границы за счет присоединения Лифляндии, Эстляндии и Ингерманландии. Задача выполнена частично, поскольку вернуть все земли Древнерусского государства не удалось.

Внешняя политика Петра 1 сегодня оценивается историками однозначно положительно. Действительно, если убрать из рассмотрения проблемы внутренней политики, то Петр Первый смог сделать очень многое. Да, он не сумел продвинуться к Черному морю, о котором так мечтал, но Россия сумела закрепиться на Балтийском море и значительно расширить свои границы у Каспийского моря. Именно при Петре 1 Россия стала морской державой и заложила фундамент для того, чтобы в дальнейшем быть одной из передовых европейских стран.

Внешняя ⚠️ политика Петра I: цели, направления, итоги

Внешняя политика Петра I

Внешняя политика — взаимоотношение с другими государствами и странами в интересах собственного государства или страны; общий курс государства в международных делах.

Петр I приступил к вопросам регулирования внешней политики страны в 1687 г., когда князь Василий Васильевич Голицын стал докладывать ему о наиболее важных делах. С 1690 года почтмейстер А.А. Виниус предоставлял Петру краткие обзоры зарубежной прессы — так царь вникал в особенности изменений политической ситуации в Европе и средиземноморском регионе.

Петр I динамично занимался как внешней, так и внутренней политикой. Суть внешней сводилась к поддержанию национальных интересов, расширению территорий, организации выходов страны к открытому морю, потому что подобных границ на тот момент у России не было.

Осторожно! Если преподаватель обнаружит плагиат в работе, не избежать крупных проблем (вплоть до отчисления). Если нет возможности написать самому, закажите тут.

Цели и задачи внешней политики

Предполагая Россию морскою державой, Петр I выделил 2 внешнеполитических направления:

  • Азиатское простиралось к границам южных Каспийского и Черного морей. Выход к этому направлению предполагал войну с Османской империей и Крымским ханством.
  • Европейское рассматривало продвижение к суровому северному Балтийскому морю. Развитие этого направления связывалось с потенциальной войной со Швецией и возвратом утерянных западных территорий.

Преследуемые Петром I цели — это завоевание выхода к морю и развитие уровня государства до развитых европейских столиц. В качестве задач царь определил приоритеты: поиск союзников, возврат утерянных земель, доступ к Балтике, расширение влияния в Закавказье, развитие евразийского торгового пути, изменение народных культуры и быта.

Реформы в политике Петра I

В 1649 году умирает мать молодого царя. Теперь Петра I никто не может отвернуть от войны. Его личное влияние на внешнюю политику становится для всех очевидным. Вся внутренняя и внешняя реформаторская деятельность главы государства была направлена на формирование сильного и независимого государства, базировавшегося на принципах абсолютной монархии.

Историки делают выводы о спонтанности и противоречивости петровских преобразований. С одной стороны, Петр I ставил задачи вывести государство из культурной и технико-экономической отсталости. С другой — изменения упрочили самодержавную власть монархов и сохранили существующий феодально-крепостнический уклад.

Задачей реформы, связанной с внешней экспансией, стала организация регулярной армии и военно-морского флота. Требования к промышленности страны задавались исключительно воинскими нуждами. Как и во внутренней, так и во внешней торговле значительную роль играла государственная монополия на заготовку и продажу первостепенных товаров — соли, льна, икры, хлеба. Государственный бюджет рассчитывался исходя из целей ведения войны за счет увеличения налогов.

Основные события

Азовские походы

Азовские походы 1695-1696 годов стали приоритетной целью молодого Петра. Крепость Азов была ближайшим граничащим с Россией военным опорным пунктом Османской империи. Первый поход окончился неудачно в результате отсутствия флота и неготовности русских офицеров и армии. Петр I сделал выводы и стал готовиться ко второму походу.

Отстроив новые верфи и корабли, с внушительной флотилией и 25 000 крестьян 16 мая войска во второй раз осадили Азов. В результате гарнизон сдался. Для русского флота была создана морская база, а в 1698 году в этом месте основали город Таганрог. Так Россия заполучила первый выход в южные моря, однако выход к Чёрному морю остался под ревизией Османской империи.

Сил и флота для войны с Турцией было по-прежнему недостаточно: последний был все еще слабым и небольшим. Увлеченный идеей строительства мощного флота, Петр I вводит новые виды податей, направляет обучаться за границу подрастающих дворян. А немного погодя и сам направляется в первую поездку по Европе.

Посольство в европейские страны

Делая ставку на развитие технологии и специалистов, Петр пытался найти партнеров и единомышленников в войне против Османской империи. В 1697 году Петр I организовывает Великое посольство. В составе, кроме него, находилось до 250 человек. Великими послами были назначены генералы Ф.Я. Лефорт, Ф.А. Головин, начальник Посольского приказа П.Б. Возницын.

Целями стали:

  • поиск европейских союзников для войны с Турцией, северным Причерноморьем, Швецией;
  • развитие промышленности, рост престижа России;
  • изучение западного опыта и ознакомление Петра со странами Европы.

Царь лично возглавил посольство. Посетил Голландию, Австрию, Англию, Ригу. Привлек в Россию сотни специалистов по корабельному делу и закупил военное оборудование. Петр I самолично изучал кораблестроение, работал плотником, строил корабль.

Великое посольство своей цели так и не достигло, потому что европейские столицы готовились к другой войне в Испании. Итогом стала смена царских приоритетов: Петр сосредоточился на стратегии выхода к Балтийскому морю. В 1700 году с Османской империей был подписан Константинопольский мирный договор: России остался завоеванный Азов, Турция вернула часть Поднепровья.

Северная война

Вернувшись домой, Петр начал готовится к войне со Швецией. В 1699 году Россия присоединилась к Северному союзу, куда еще входили Дания, Саксония, Речь Посполитая. Польский король Август II стремился отобрать у Швеции Лифляндию, в случае победы он обещал возврат ранее русских земель: Ингерманландии и Карелии.

Начавшаяся в 1700 году война за Балтийское море продолжалась 21 год и получила название Северной. В том же году Россию преследует разгромное поражение при попытке захватить Нарву, когда король Швеции Карл XII атаковал и сокрушил русскую неокрепшую армию. Это событие не остановило Петра. И в 1702 он захватил шведскую крепость Нотебург. В 1703 русской армии удалось выйти к берегам Балтийского моря, а 16 мая того же года началось строительство Санкт-Петербурга.

Выход к морю был закреплён. Первая база русского флота была размещена на острове Котлин (крепость Кроншлот, позже Кронштадт).

Еще одним знаковым моментом стала битва со шведами под Полтавой в 1709 г. Тогда превышающая шведов по составу и отлично укомплектованная русская армия разгромила войско Карла XII, который бежал в Османскую империю. Северная война закончилась в 1721 году русской победой. Россия и Швеция заключили Ништадтский мир.

Направления политики, их характеристики

Европейское

Цели европейского направления политики:

  • заграничные экспедиции, усиление роли России в Европе;
  • династические браки с германскими подданными;
  • доступ к Балтийскому морю, Северная война.

Восточное (Кавказ, Каспий, Средняя Азия)

Содержание восточного направления:

  • укрепление российских позиций на Кавказе;
  • поход на Каспий, даты кампании:1723-1724 гг.;
  • попытки закрепиться в Средней Азии.

Каспийский поход стал крупнейшим событием внешнеполитической деятельности Петра после Северной войны.

Южное (борьба с Крымом и Турцией)

  • Выход к Азовскому и Черному морям, противоборство с Крымом и Турцией.
  • Азовские походы.
  • Прутский поход.

В результате Азовских походов Петр достиг цели и получил доступ к Азовскому морю. Однако Прутский поход в 1710-1711 гг. стал его неудачей и вылился в потерю Россией Азовского побережья.

Причины успешной политики Петра I

Особенностью политики Петра I стала ее предельная активность, выраженная в непрерывных войнах. Так государь решал национальную сверхзадачу — право России на выход к морю. Достижение цели равнялось преодолению экономической, культурной и технической отсталости страны. А также искоренению изоляции со стороны Турции и западноевропейских держав.

Петр решил задачу с государственными границами, которую до него русские цари пытались осуществлять в течение двух столетий. Страна заняла достойное место в кругу европейских партнеров. Именно при Петре I сформировалась Российская империя, которая играла значимую роль в мире.

Историки разделяют царствование Петра Великого (1682-1725) и предшествующую эпоху допетровского правления, отмечая поразительные перемены в стране. Резкие преобразования произошли в правовой, управленческой системах, которые были во многом перестроены. Деятельность Петра I соотносится с новым периодом русской истории, основанным на реализации внешнеполитических государственных реформ. Петр Великий возвеличился не только как реформатор — он стал примером выдающегося русского полководца и дипломата.

Итоги проведенных внешнеполитических действий

Результатами внешнеполитической деятельности Петра стали:

  • выход к Каспийскому морю, присоединение Дербента и Баку;
  • усиление русского влияния в Закавказье и на Каспии;
  • прикрепление к России западных земель;
  • завоевание доступа к балтийским берегам.

Среди главных плюсов внешней политики Петра историки отмечают бесспорное развитие уровня России до планки мощнейших мировых держав. В то время заметно окрепли национальная промышленность и экономика, сложились профессиональный флот и армия.

К минусам петровского правления относят ужесточение крепостного гнета и формирование абсолютной монархии. Многочисленные войны осложнили внутреннее состояние страны, уменьшили население. Народ ответил бунтами.

Внешняя политика Петра 1 | 7 класс Онлайн

«Внешняя политика Петра 1»

Внешняя политика Петра 1, основные задачи: 1) завоевать выход в открытое море и 2) встать на один уровень с развитыми европейскими державами.

Южное направление

Стремясь обезопасить южные рубежи и пробиться к Черному морю, Петр I совершил Азовские походы (1695, 1696), закончившиеся взятием Азова и строительством крепости Таганрог. Однако в Русско-турецкую войну (1710-1711) (Прутский поход) Азов бьш возвращен Османской империи, Таганрог разрушен.

В ходе Русско-персидской войны (Каспийский или Персидский поход) (1722-1723) по Петербургскому договору к России были присоединение части западного и южного побережья Каспийского моря (однако потом возвращены Ирану в 1730-е гг.).

В 1724 г. заключен Константинопольский договор между Россией и Турцией о разграничении владений на Кавказе.

Северо-западное (европейское) направление

С целью поиска союзников против Османской империи Петр I организовал «Великое посольство» (русская дипломатическая миссия в Западную Европу в 1697-1698 гг.). Однако, заключив «Северный союз» с Данией, Саксонией и Польшей (1699), Петр I начал Северную войну со шведами за выход в Балтику (1700-1721).

Основные сражения: потеря Нарвы (1700), взятие Шлиссельбурга (Орешка) (1702), взятие Нарвы и Дерпта (1704), битва у деревни Лесная (1708), Полтавская битва (1709), морское сражение у мыса Гангут (1714), морское сражение у о. Гренгам (1720) подписание Ништадского договора (1721) — признание за Россией Ингерманландии, Эстляндии, Лифляндии. Закрепление выхода России к Балтийскому морю.

Сподвижники Петри I: Ф.Я. Лефорт, А.Д. Меншиков, Б.П. Шереметев, П.А. Толстой, Ф.Ю. Ромодановский, Г.И. Головкин, Ф.М. Апраксин, П.П. Шафиров, И.Т. Посошков.

Итоги внешней политики Петра 1:

Экономический рост, расширение территории государства, создание армии и флота, выход Россия на один уровень с развитыми странами Европы, ужесточение крепостного гнета, складывание абсолютной монархии.



Конспект урока «Внешняя политика Петра 1».

Вернуться к Списку конспектов по истории России

 

Внешняя политика Петра I. Основные направления внешней политики Петра I

1. Внешняя политика Петра I

2. Основные направления внешней политики Петра I

• Европейское (северо-западное):
Воссоединение всех земель, входивших в
Древнерусское государство.
Борьба за выход в Балтийское море.
Укрепление позиций России в Европе:
заграничные поездки Петра I, начало
династических связей с германскими
государствами.

3. Основные направления внешней политики Петра I

• Азиатское (южное):
Борьба с Турцией и Крымским ханством за
утверждение присутствия России на
Черном море: Азовские походы 1695 –
1696 гг. и Прутский поход 1710 – 1711 гг.
Петра I.
Борьба за овладение выходом к Ирану и
Индии : Персидский (Каспийский) поход
1723 – 1724 гг. Петра I.

4. Северная война 1700- 1721 гг.

• Причины войны:
Имперская политика Швеции и стремление
к господству на Балтике.
Необходимость получения Россией выхода
в Европу через Балтийское море и
прибалтийские территории.
Геополитические противоречия Швеции с
европейскими державами.

5. Северная война 1700- 1721 гг.

• Цели России в войне:
Добиться выхода к Балтийскому морю.
Вернуть побережье Финского залива,
отторгнутого Швецией в начале XVII в.
Повысить международный статус России,
превратить Россию в морскую державу.

6. Северная война 1700- 1721 гг.

1699 г. –
«Северный
союз» против
Швеции
Россия
Дания
Саксония
Речь
Посполитая

7. Северная война 1700- 1721 гг.

Этапы
Основные
события
Результаты
и значение

8. Северная война 1700 — 1721 гг.

1. «Датский»,
1700 – 1701 гг.
1700 г. –
Вывод Дании из
нападение
войны и
Швеции на Данию «Северного
союза»
Ноябрь 1700 г. –
Полное
битва под Нарвой поражение
(«Нарвская
русских войск.
конфузия»)
Потеря всей
артиллерии.
Направление
основных сил
Швеции против
Польши.
Памятник русским воинам
«Победа шведов в битве при Нарве»
Густав Седерстрём, 1910 г.
«Нарвская конфузия»
А.Е. Коцебу. «Битва при Нарве»

11. Северная война 1700 — 1721 гг.

2. «Польский» –
1701 – 1706 гг.
Военные действия
Швеции в Европе
на территории
Саксонии и
Польши.
Поражение
саксонского
курфюста
Августа II, его
отказ от польской
короны в пользу
шведского
ставленника
Станислава
Лещинского,
выход из
«Северного
союза».

12. Северная война 1700 — 1721 гг.

1701 г. – победа Б.П. Шереметева над
шведским отрядом генерала
Шлиппенбаха в Прибалтике у мызы
Эрестфер
Первая серьезная победа
русских войск.
1702 г. – взятие крепости Нотебург у
истока Невы (древний русский Орешек).
Петр присвоил крепости новое название
– Шлиссельбург (Ключ-город).
Открыт путь к овладению
всей территорией вдоль
берегов Невы – Ингрией
(Ижорской землей).
1703 г. – взятие крепости Ниеншанц при
впадении Охты в Неву.
1704 г. – взятие русской армией Дерпта
и Нарвы.
Поднятие боевого духа
русской армии.
Закрепление позиций
России на Северо-Западе.
Карта театра военных
действий русской армии в
Северной войне, 1701—1704
М. Б. Греков. «Атака шведов ярославскими
драгунами у деревни Эрестфер
29 декабря 1701 г.»
Борис Петрович Шереметев
(1652 —1719) —генералфельдмаршал, первый граф России.
А.Е. Коцебу.«Штурм крепости Нотебург 11
октября 1702 г.», 1846 г.
Венецианов А.Г. «Петр Великий.
Основание Санкт-Петербурга», 1838 г.
16 (27 мая) 1703 г. –
основание
Санкт-Петербурга
В. Серов. « Петр I», 1907 г.

16. Северная война 1700 — 1721 гг.

3. «Русский» –
1707 – 1709 гг.
28 сентября 1708 г. – битва
при Лесной («матерь
Полтавской баталии»)
Разгром шведского
корпуса с обозом
Левенгаупта.
Лишение Карла XII
дополнительных сил.
27 июня 1709 г. – Полтавская
битва
Разгром шведской
сухопутной армии.
Снятие опасности
шведского завоевания.
Резкое изменение хода
войны в Прибалтике.
Восстановление
«Северного союза».
Повышение
международного статуса
России.
Карл XII
Жан-Марк Наттье.
«Сражение при Лесной»,1717 г.
Полтавская баталия 27 июня 1709 г.
И.Г. Таннауер. «Петр I в Полтавской битве»,
1724 г.

20. Северная война

4. «Турецкий» – 1710 – 1713 гг. –
1709 – 1714 гг.
русско-турецкая
война.
1710 – 1711 гг. Прутский поход
Петра I против
Турции. Поражение
русской армии.
1711 г. – Прутский мирный договор.
Потеря Россией Приазовья.
1713 г. – Адрианопольский мирный
договор; подтверждены основные
положения Прутского мира.
Окончание войны против Турции
дало возможность сосредоточить
усилия против Швеции.
Карта главной кампании русскотурецкой войны — Прутского похода.

21. Северная война 1700 — 1721 гг.

5. «Шведсконорвежский» –
1714 – 1721 гг.
27 июля 1714 г. –
морской бой у
мыса Гангут
(полуостров Ханко,
Финляндия).
1720 г. – морской
бой у острова
Гренгам (южная
группа Аландских
островов).
Первая крупная
морская победа.
Рождение новой
военно-морской
державы.
Окончание
безраздельного
шведского
влияния на
Балтийском море
и
утверждение на
нём России.
Сражение у мыса Гангут,
гравюра Маврикия Бакуа
Сражение у острова Гренгам

23. Северная война 1700 — 1721 гг.

• 1721 г. — Ништадтский мир .
Швеция признала присоединение к России
Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии
(Ижорской
земли),
части
Карелии
(т. н. Старой Финляндии) и других
территорий.
Россия
обязалась
уплатить
Швеции
денежную компенсацию и возвратить
Финляндию.

24. Каспийский поход Петра I 1722 — 1723

• Персидский поход — поход русских армии и
флота в Северный Азербайджан и Дагестан,
принадлежавшие Персии.
• Цели похода:
Закрепление России в Каспийском регионе.
Оказание помощи христианским народам
Закавказья (Грузия, Армения) в борьбе против
Персии.
Борьба за овладение выходом к Персии и
Индии.
После окончания Северной войны
Пётр I решил совершить поход
на
западное
побережье
Каспийского моря, и, овладев
Каспием,
восстановить
торговый путь из Центральной
Азии и Индии в Европу, что
весьма полезно было бы для
российских купцов.
Путь должен был проходить по
территории Индии, Персии,
оттуда
через
Грузию
в
Астрахань,
откуда
планировалось
товары
развозить по территории всей
Российской империи.

26. Каспийский поход Петра I 1722 — 1723

• 1723 г. — Петербургский мир России с Персией.
России отошли западный и южный берега Каспия с
городами Дербент, Баку, Решт и Астрабад.
• 1724 г. — Константинопольский мир России с Турцией.
Султан признал приобретения России в Прикаспии, а
Россия — права султана на Западное Закавказье.
• Позднее, в связи с обострением русско-турецких
отношений, российское правительство, с целью
избежания новой войны с Османской империей и
заинтересованное в союзе с Персией, по Рештскому
договору (1732 г.) и Гянджинскому трактату (1735 г.)
возвратило все прикаспийские области Персии.

27. Вывод

• Россия при Петре I добилась выхода к
Балтийскому морю и стала морской
державой.
• Возвысился международный статус страны.
• Решение остальных внешнеполитических
задач надлежало выполнить преемникам
Петра I.

Внешняя политика Петра I (краткое содержание)

Удобная навигация по статье:

Внешняя политика Петра 1

Основные направления внешней политики Петра I

Основные направления внешней политики Петра I

Пётр Первый – великий русский царь-реформатор. Хотя он и был провозглашён правителем в десятилетнем возрасте, его самостоятельный период правления принято отсчитывать с 1689 год по 1725 год. Не уделяющий в детстве политике времени, царь увлёкся ею зимой 1687 года, когда он начал следить за ситуацией, слаживающейся в средиземноморье и странах Европы в результате военных действий с Османской империей. Однако, влияние правителя на внешнюю политику России начинается только после кончины его матери в 1694 году. Именно тогда молодой царь решает открыть своему государству морские пути для его дальнейшего развития.

Азовские походы Петра

Азовские походы Петра I

Начавшему своё правление Петру пришлось продолжить военные действия против Османской империи, которые были начаты его регентом-сестрой Софьей. При этом, его первый поход в 1695 году на крепость Азов окончился полной неудачей из-за отсутствия поддержки флота и других причин.

Однако, царь не отчаялся и зимой того же года он начинает подготовку к новому военному походу, который состоялся 1696 году в мае. В этот раз Россия одержала победу, а сам монарх вошёл в историю как открывший путь в южные моря.

Великое посольство

Ранней весной 1697 года царь Пётр отправляет Великое посольство в страны Западной Европы. Основной целью этой акции было нахождение сильных союзников, которые бы присоединились к Петру в войне против Османской империи. В составе данного посольства было двести пятьдесят человек. Кроме того, в него входил и сам царь.

В ходе такого европейского путешествия посольство смогло завербовать сотни корабельщиков, а также купить различное оборудование для навигации и кораблестроения. Но основная задача посольства так и не была достигнута. В этот период в Европе шла подготовка к войне за испанское наследие и ввязываться в войну против турок не хотело ни одно государство. Однако, благодаря европейскому опыту Россия смогла начать бороться за выход к Балтике.

Северная война

Возвратившись на родину после пребывания в Европе, правитель решает переориентировать русскую внешнюю политику, сосредоточившись на подготовке к войне со Швецией. Ведь в случае успеха Россия получит долгожданный выход к Балтийскому морю.

Историки выделяют в качестве одного из самых важных этапов этого периода формирование в 1699 году так называемого Северного союза. Не менее значимым событием стало и заключение мирного договора (пусть и временного) с Османской империей. В конце лета 1700 года царь Пётр Первый начинает военные действия против Швеции. Начало её было довольно неудачным для русских войск, но в 1703-1704 годах царю удалось всё-таки закрепиться в Восточной Прибалтике. Спустя два года шведский король начинает мощное наступление и ему удаётся захватить Минск и Могилев. После этого шведские войска выдвинулись на юг, но получили решительный отпор от Петра.

А двадцать седьмого июня 1709 года состоялась знаменитая Полтавская битва, в результате которой шведские войска были разбиты, а их король был вынужден бежать в Турцию. Уже в следующем году Турция сама вмешалась в войну, но русский царь сумел вовремя договориться о перемирии. В 1713 году война со шведами начинается снова и продолжается около пяти лет. При этом, русским войскам удаётся одержать ряд побед не только на суше, но и в море.

Военные операции заканчиваются полностью лишь в 1721 году при заключении Ништадтского мира, согласно условиям которого Россия сохраняла за собой выход к Балтике, расширив свою территорию взятыми Карелией, Лифляндией, Ингрией и Эстляндией. Осенью 1722 года Пёрт Первый именуется императором.

Русско-турецкая война

Прутский поход 1711г.

В то время когда король Швеции укрывался на территории Турции после поражения в Полтавской битве, царь Пётр начал слать угрозы Турции, угрожая ей военным походом. Но, турецкий султан объявил о начале войны против России только осенью 1710 года. При этом, русским войскам пришлось воевать одновременно на три отдельных фронта и в итоге царь потерял Азов, отдав крепость туркам.

И хотя фактически боевые операции были окончены в конце лета 1711 года, но мирный договор государства заключили лишь в начале лета 1713 года.

Восточное движение

Для присоединения к русскому государству территорий хивинского хана и для того чтобы разведать дороги в Индию Пётр Первый организовывает в 1714 году экспедицию Бухгольца, отряды которой были уничтожены хивинскими воинами.

Персидский поход Петра 1

В начале лета 1722 года сын персидского шаха был вынужден обратиться к императору Петру за военной помощью. В итоге русским войскам удалось взять западный берег Каспийского моря и Дербент. После этого в войну вступает Османская империя, которая захватывает центральное и западное Закавказье.

Осенью 1723 года Россия подписывает с Персией договор, по которому она получила западное и южное побережье Каспийского моря. Спустя некоторое время Турция сама была вынуждена признать условия этого договора и сняла все претензии на территории, принадлежавшие Персии.

Видео-лекция: внешняя политика императора Петра I

 

Направления внешней политики Петра 1 (+Таблицы и схемы)

Удобная навигация по статье:

Основные направления внешней политики Петра I

Направления внешней политики Петра I

Внешняя политика одного из самых известных в мире русских царей Петра Первого была подчинена достижению одной цели – становление России на мировой политической арене и поднятие её авторитета среди самых развитых европейских стран. Монарх понимал, что это недостижимо без доступа к незамерзающим морям и торговым путям.

Являясь на момент прихода к власти Петра, отрезанной от морей, русское государство было практически лишено возможности развития экономических отношений со странами Европы. Конечно, Россия в конце семнадцатого века имела порт на Белом море (Архангельск). Однако, из-за своей удалённости и небезопасности он не мог решить все поставленные царём задачи.

При этом, на Балтийском море господствовало одно из самых мощных в тот исторических период государств – Швеция, которая добившись статуса самой сильной страны Северной Европы не желала терпеть в своих владениях Россию.

Чёрное море тоже было «закрытым», ведь его контролировала могущественная Османская империя. В силу своей удалённости и не освоенности, Тихоокеанское побережье русский государь даже не рассматривал в качестве направления внешней политики. В сложившейся ситуации оставалось только одно – прокладывать выход к морю военной силой. И в качестве первого пробного военного похода для достижения этой цели царь выбрал поход на Османскую империю, который вошёл в историю как первый Азовский поход Петра.

Азовский походы Петра I (1695 и 1696 года)

По сути, оба Азовских похода (в 1695 и 1696 году) являлись логическим продолжением войны, которую начала сестра Петра Софья, правящая в качестве регента до совершеннолетия братьев. Единственным их отличием было то, что обе операции были направлены на захват стратегически важной крепости Азов, располагающейся в устье Дона, а не на Крымское ханство. И хотя в первом поход е царь потерпел неудачу, его последующий план, хоть и ненадолго, но имел успех.

Однако, получить Азов не означало закрепление на море, ведь для развития достигнутого успеха и внешней политики нужно было не только продолжить войну против Турции, но и заручиться поддержкой европейских государств. Для достижения этой цели русский царь в 1697 году собирает так называемое Великое посольство и отправляется вместе с ним инкогнито в Европу.

Великое посольство Петра 1 в европейские государства

Дипломатический рейд по странам Европы преследовал такие цели:

  • Ознакомление самого царя с обычаями и опытом государств в различных областях (технологии, управление, культура и пр.).
  • Поиск союзников для ведения дальнейшей войны против Швеции.
  • Поднять авторитет России, использовав фактор победы русского войска в Азовском походе.
  • Получить не только военную, но и дипломатическую поддержку развитых европейских государств в дальнейшей войне с Турцией.

За двухлетний период Великое посольство посетило Австрию, Англию, Голландию, а также Ригу, Лифляндию и другие крупные страны. Результатом этого путешествия стала смена направления петровской внешней политики. После возвращения в Россию царь отказывается от войны за Чёрное море и подписывает с Османской империей мирный договор, закрепив за собой Азов и вернув Турции Поднепровье.

Противостояние со Швецией. Северная война 1700-1725 гг.

Таким образом, русский царь выделил для себя один путь – получение выхода к Балтике и войну с одним из самых опасных противников – Швецией. Во время путешествия в составе Великого посольство Пётр Первый заключает соглашение против Швеции с Августом Вторым, который в то время являлся королём Речи Посполитой и Саксонии. Именно этот союз стал началом Северного союза, в который позже вошла Дания и с этого времени фактически начинается одна из самых долгих войн в истории, которая продолжалась двадцать один год и которая окончилась победой России и её обретением выхода к Балтийскому морю.

После подписания мирного договора со Швецией, теперь уже русский император Пётр Великий предпринимает попытку расширения территории государства, выступая на принадлежавшее Персии Закавказье. Так в 1722-1723 годах Россия успешно захватывает южное и западное побережья Каспия с такими городами как Решт, Баку и Дербент. Однако, продолжать следовать этому направлению внешней политики Пётр Первый отказался, ведь это означало бы новую войну с Турцией, которая в 1723 году вторглась в Армению и Грузию. В итоге, спустя год в 1724 году Турция и Российская империя подписывают документ, названный Константинопольским мирным договором, согласно которому стороны признали большинство территориальных приобретений.

Результатом внешней политики русского царя Петра Великого стало внушительное расширение границ государства, а также установление торговых и дипломатических связей с крупными европейскими государствами и интеграция Российской империи в ход мировой политики. При этом, царю удалось всего за два десятка лет превратить Московское государство в империю.

Таблица: европейское направление внешней политики Петра I

Европейское направление внешней политики Петра I

 

Таблица: восточное направление внешней политики Петра I

Восточное направление внешней политики Петра I

 

Таблица: южное направление внешней политики Петра I

Южное направление внешней политики Петра 1

 

Видео-лекция: основные направления внешней политики Петра I

Внешняя политика Петра I Великого

     Отношения Петра I с зарубежными державами сводились к поддержанию российских интересов, а также к расширению территории России и получению выходов к берегу Чёрного и Балтийского морей. Внешняя политика того времени — это не только военные действия против Швеции и Турции, но и заключение соглашений о мире. Результатом чего стало укрепление влияния государства в Закавказье и Европе. И хотя Россия в этот период стала одной из сильнейших мировых держав, вместе с тем обострились внутригосударственные социальные и экономические проблемы.

Международные отношения России во время правления Петра I

     В конце 17 века страна значительно ослабилась под влиянием интервенции со стороны Швеции и Польши, также происходили территориальные потери. Соответственно главной целью внешней политики стало обеспечение безопасности от внешних врагов. Российское государство лишилось выходов к морю и это стало первопричиной внешнеполитической и торговой изолированности. На юге присутствовала угроза нападения Крымского ханства, а на западе были попытки вернуть свои земли, которые были заняты Речью Посполитой.

Главные цели, задачи и направления внешней политики

     Внешнеполитическая деятельность царя включала в себя:

1. Получение доступов к морю.

2. Поднятие России до уровня развития держав Европы.

В перечень же основных задач внешней политики в то время входили:

• Поиск сильных союзников для противостояния с турками.

• Возвращение в свой состав Ингрии и Карелии, а также получение выхода к балтийским водам.

• Укрепление влияния России на территории Закавказья.

• Возрождение и развитие торговых путей между территорией Азии и Европы.

• Внесение изменений в отечественную культуру, а также быт в соответствии с западными стандартами.

Южное (азиатское) направление внешней политики было направлено на военное противостояние с Турцией, целью которого было завоевание доступа к Чёрному и Азовскому морям. Пётр I хотел обезопасить границы государства как с юга, так и с востока. Частью данного направления был и Персидский поход, направленный на усиление отечественных позиций на территории Каспийского моря. В итоге этого похода к стране присоединились некоторые части берегов вод Каспия. Но в 1730 году они снова вернулись Ирану.

Что такое Великое Посольство?

      Это дипломатическая миссия, которую предпринял Петр I в период 1697-1698гг. Делегация объездила государства Европы для поиска сильных союзников против Османской империи. Петра I путешествовал не раскрывая своей личности, но его часто узнавали, ввиду отличительным чертам внешности.

Были и другие цели:

• Укрепление престижа государства в мире.

• Налаживание внешнеполитических и торговых связей с Европой.

• Приобретение новых полезных знаний.

• Поиск людей, которые бы выступили наставниками в процессе развития отечественной экономики, промышленного направления, кораблестроения и т.д.

Таким образом, были внесены серьезные изменения в жизнь населения России, например, начиная с 18 века стали проводиться переписи населения. На протяжении многих веков важные документы, а именно свидетельства о смерти и рождении, о заключении брака стали выпускаться в 2 экземплярах, один нужно было хранить в церкви, другой в спецхранилище. Соответственно поиск через архивы может помочь восстановить историю рода до времени правления Петра I.

Конечно можно попробовать начать исследовать истоки своего рода самостоятельно, но нужно быть готовыми к кропотливой работе с бумагами и долгими часами, которые нужно будет провести в архивах. Для получения более полной информации о том как восстановить родословную лучше обратиться к профессионалам. Мы поможем Вам узнать где и как жили Ваши предки, работая с закрытыми архивами. Также можно заказать составление родословной, в которой будет раскрыта богатая история Ваших предков, а цены на фамильные гербы вас приятно удивят.

Автор статьи — Мария Рябуха август 2021г.

История международных отношений и внешней политики России.

История не учит, а воспитывает человека и делает его свободным в своих суждениях, способным отличить правду от пропаганды и идеологии. На самом деле история формирует менталитет общества, а значит, необходимо разобраться в собственной личности. История дает возможность ориентироваться в текущих политических ситуациях и отношениях между государствами, а значит понимать место своей страны на мировой арене.История России богата событиями и деятельностью выдающихся людей. Тот факт, что наша страна на протяжении веков сохраняла свою территориальную целостность, суверенитет и независимость, очень важен – и этого успеха добились не только десятки великих государственных деятелей, дипломатов и полководцев, но и простые люди. Знание истории России, ее внешней политики и дипломатии важно не только для граждан нашей страны, но и помогает другим народам лучше понять природу и душу России.Это особенно важно в наши дни, когда западная пропаганда пытается очернить нашу Родину, фальсифицировать и переписать ее историю. Каждый человек в любой части мира, изучающий историю России, должен усвоить, что Россия за всю свою историю ни разу не начинала войн, но неизменно заканчивала их. Понимание этого позволит лучше понять характер и особенности современной внешней политики России, объяснить ее действия на международной арене.

Для кого этот курс?

Курс адресован широкой аудитории, интересующейся историей международных отношений, историей внешней политики и дипломатии, но в первую очередь ориентирован на абитуриентов и студентов.

Что мне нужно знать?

Требуется общее образование. Необходимо уметь работать с источниками информации, делать выводы из полученной информации и понимать причинно-следственную связь. Особых исторических знаний не требуется.

Чему вы научитесь?

По окончании курса вы сможете:
• Анализировать ключевые события и личности в истории международных отношений и внешней политики России;
• Понимать генезис и эволюцию системы международных отношений и внешнеполитического курса России;
• Понимать основные приоритеты внешней политики России на разных этапах ее истории;
• Понимать роль России в международных отношениях в рассматриваемые периоды;
• Понимать отношения России с великими европейскими и мировыми державами;
• Анализ особенностей международных отношений и внешней политики России;
• Трактовать роль личности в международных отношениях и внешней политике России.

Структура курса

Глава 1. Тридцатилетняя война и становление Вестфальской системы международных отношений.

Основные противоречия между ведущими странами Европы во второй половине XVI века. Конфликты в Европе накануне Тридцатилетней войны. Внешнеполитические интересы и приоритеты европейских стран в довоенный период. Этапы Тридцатилетней войны, основные сражения и действующие лица. Вестфальский мир 1648 года.Участие России в Тридцатилетней войне и значение Вестфальского мира. Не прослушав эту лекцию, невозможно понять весь последующий курс, так как Вестфальская система международных отношений была первой в истории человечества.

Глава 2. Внешняя политика и дипломатия Петра I.

Основные направления и начало внешнеполитического курса Петра I. Великое посольство 1697-1698 гг. Северная война: от Нарвы до Полтавы.Северная война: от Полтавы до Ништадтского мира. Восточная политика Петра I. Не прослушав эту лекцию, нельзя понять следующий курс, посвященный российской внешней политике, ведь эпоха Петра I была временем, когда Россия сделала первый шаг к тому, чтобы стать великой державой.

Глава 3. Внешняя политика и дипломатия Екатерины II.

Основные направления внешней политики Екатерины II. Первый период внешней политики Екатерины II (1762-1774 гг.).Второй период внешней политики Екатерины II: от Кючук-Кайнарджийского договора до русско-турецких войн 1787-1791 гг. Второй период политики Екатерины II: от русско-турецкой войны 1787-1791 гг. до третьего раздела Польши. Екатерина II и Великая французская революция. Итоги внешней политики Екатерины II. Не прослушав эту лекцию, нельзя понять следующий курс, так как во времена Екатерины II Россия стала великой державой.

Глава 4.Французская революция и империя Наполеона.

Американо-французские отношения во время войны за независимость США. Концептуальные основы политики революционной Франции. Наполеоновские войны. Великий крах 1812 года. Последняя авантюра и конец эпохи Наполеона. Не прослушав эту лекцию, невозможно понять специфику европейской и мировой политики в XIX веке после появления нового международного актора в лице США и фактора Наполеона, предпринявшего первую попытку объединения Европа.

Глава 5. Дипломатия Крымской войны.

Преддверие Крымской войны. Начало спора о святых местах в Иерусалиме. Обострение отношений между Россией и Францией связано с историей титула Луи Бонапарта. Дипломатические инициативы Николая I о судьбе Османской империи. Позиции Англии и Франции. Миссия А.С. Меньшиков и политика лорда Стрэтфорда. Обострение конфликта. Позиции Франции, Англии, Австрии, Турции.Начало боевых действий. Дипломатия Англии, Австрии, Франции. «Странная война». Дипломатия Александра II. Расхождение интересов Англии, Австрии, Франции. Парижский конгресс 1856 г. Конец «Концерта великих держав». Не прослушав эту лекцию, нельзя понять причины краха венской системы международных отношений и трансформации внешней политики России вследствие поражения в Крымской войне.

Глава 6. Русская дипломатия в борьбе за отмену ограничительных статей Парижского договора 1856 г. о нейтрализации Черного моря.

Основные направления внешней политики Александра II. Русско-французское сближение. Польское восстание 1863 года и русско-прусское сближение. Отмена нейтрализации Черного моря. Не выслушав эту лекцию, невозможно охарактеризовать внешнюю политику России после поражения в Крымской войне, когда Россия сумела преодолеть последствия этого поражения исключительно дипломатическими каналами и сосредоточившись на решении внутренних проблем.

Глава 7. Роль личности в истории международных отношений.

Общие сведения о роли личности. Политические лидеры. Лидеры национально-освободительного движения. Дипломаты. Не прослушав эту лекцию, невозможно понять роль субъективного фактора в международных отношениях и внешней политике России.

Команда и организация, стоящая за трассой

Курылев Константин Петрович (модули 2, 3, 6) — доцент кафедры теории и истории международных отношений факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, кандидат исторических наук

Джангирян Владимир Гургенович (модуль 4) — профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, кандидат исторических наук

Шпаковская Марина Анатольевна (модули 1, 5) — профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, доктор исторических наук

Пономаренко Людмила Васильевна (7 модуль) — профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, доктор исторических наук

Российский университет дружбы народов

РУДН – один из лучших университетов мирового уровня в России, входящий в рейтинги Times Higher Education World University Rankings, QS World University Rankings и Round University Rankings.Мы входим в число лидеров в категориях «Иностранные студенты» и «Соотношение студентов и сотрудников» и являемся самым зеленым вузом России по версии UI GreenMetric Ranking. РУДН первым в России получил 5 звезд QS в 5 рейтинговых категориях. С каждым годом мы поднимаемся выше в списке лучших университетов развивающихся стран Европы, Центральной Азии и БРИКС. Более подробная информация на: http://eng.rudn.ru/.

Варианты курсов

Audit Track (бесплатно)

Особых требований нет.

Контрольная дорожка с заявлением об участии (49 €)

Чтобы получить Заявление об участии в контрольной дорожке, вам необходимо пройти 80% видеолекций и викторин и оплатить сбор.

Дополнительная литература для самостоятельного изучения

Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. — Москва: Международные отношения, 2003. — 536 с.

Протопопов А.С., Козьменко В.М., Шпаковская М.А. История международных отношений и внешней политики России (1648-2010 гг.), Москва, «Аспект Пресс», 2013.

Асташин В.В. История международных отношений и внешней политики России. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2010.

История международных отношений. // Ред. Г.В. Каменское, О.А. Колобова, Е.Г. Соловьев. М., Логос, 2007.

Усиление влияния России в международных делах. Часть I: В поисках статуса великой державы

Это эссе будет состоять из двух частей. В части I я исследую усилия России по восстановлению своего влияния в международных делах и стремлению к статусу великой державы.Я буду исследовать отношения России с основными центрами силы в мире — США, Европой, Китаем — и с тем, что традиционно называют третьим миром. Во второй части я буду обсуждать отношения России с ее соседями, уделяя особое внимание странам, которые ранее были частью Советского Союза и членами Варшавского договора, включая то, что когда-то было Югославией.


В течение десятилетий, прошедших после распада Советского Союза в 1991 году и его последствий для положения России в мире, руководство России было сосредоточено на возмещении ущерба и восстановлении влияния в мире, которое оно считает достойным великого народа и великой нации.Проще говоря, Кремль хочет, чтобы Россию снова считали великой державой.

Восприятие Россией своего места в мире

При оценке внешней политики России важно понимать борьбу по фундаментальным вопросам, которые столетиями мучили российских правителей, политиков и аналитиков: каково место России в мире? Это часть Запада? Или он занимает особое место в мире, отражающее его уникальное культурное, религиозное и идеологическое наследие, а также его геополитическое положение на границе Европы и Азии? Должна ли Россия стремиться быть партнером своих западных соседей и следовать западным подходам к развитию своего общества? Или Россия должна искать свой путь, во многом опирающийся на врожденные черты славянского наследия и русской исторической традиции?

Пока Петр Великий не открыл «Окно на Запад» и не попытался модернизировать Россию путем импорта западных технологий и ноу-хау, Россия оставалась в значительной степени в стороне от западной цивилизации, ее инноваций и ее развития.В России не было Ренессанса, протестантской Реформации или промышленной революции. Даже феодализм и сопутствовавшее ему крепостничество, игравшие большую роль и в Европе, и в России, оказали на Россию иное влияние. В России феодализм просуществовал гораздо дольше, принял альтернативную форму и оказал более пагубное влияние на развитие российского общества.

Инициативы Петра, которые были продолжены его преемниками, были направлены на импорт западных технологий и ноу-хау для модернизации российского общества, содействия экономическому развитию и наращивания вооруженных сил России.В то же время российские лидеры опасались импорта западных идей и идеологий, которые могли угрожать деспотическому правлению, и, следовательно, принимали меры по ограничению иностранного влияния.

По большей части «вестернизация» имперской России оставалась ограниченной дворянством и высшими слоями профессионального класса, в то время как остальная часть российского общества погрязла в крайней нищете и была связана отсталостью традиционной России.

Российская элита во многом переняла внешний вид Европы.Они разбирались в европейских языках, литературе, искусстве, архитектуре и одежде. Французский стал доминирующим языком среди представителей высшего сословия, многие из которых плохо знали свой родной язык, русский. Последний считался языком крестьян, а французский считался языком образованных. Ничто не иллюстрирует это лучше, чем вступительный диалог на вечернем вечере в романе-эпопее Льва Толстого «, Война и мир », полностью написанном на французском языке.

К середине 18 века русские высшие классы считали себя европейцами. На самом деле в правящей династии Романовых многие члены царской семьи были иностранцами. Екатерина Великая была немецкой принцессой низкого уровня; другие супруги и правители, которые последовали за ними, родились за границей или были прямыми потомками иностранной знати. Ко времени правления последнего российского императора Николая II, который имел немецко-датское происхождение и приходился двоюродным братом королю Великобритании Георгу V и троюродным братом германского императора Вильгельма II, в российских королевских семьях было мало настоящей русской крови. их вены.

Этот огромный разрыв между правителями и управляемыми в имперскую эпоху России был ключевым фактором в определении российской идентичности и до сих пор играет роль во внутренней и внешней политике России. Владислав Сурков, один из идеологических советников Владимира Путина, охарактеризовал Россию как страну с «метисной культурой», которая содержит элементы как востока, так и запада, как «человек, рожденный от смешанного брака». Это усложнило задачу определения того, как лучше всего реализовать цели внешней политики России и обеспечить рост и безопасность российского государства.

В XIX веке борьба за определение места России в мире велась через интеллектуальные и политические дебаты в русской литературе и политике между так называемыми западниками и славянофилами, стремившимися продвигать свое Weltanschauung и предлагать политику рецепты внутренней и внешней политики России. Сторонники обеих идеологий сходились во мнении, что Россия уникальна и наделена особой миссией в мире. В чем они расходились, так это в том, как лучше всего управлять развитием России, чтобы она заняла выдающееся место в мире.

Западники считали, что Россия должна учиться и перенимать у Запада, чтобы модернизироваться и процветать, и они поддерживали импорт западных технологий и либеральных идей для модернизации российского правительства. В то же время существовали разногласия по поводу того, в какой степени западная политическая мысль и практика должны быть восприняты Россией. По общему мнению, Россия должна занимать как можно меньше для поддержания сущности российского государства.

Славянофилы были более мистичны в своем подходе и считали, что Россия превосходит Запад, несмотря на ее экономическую и технологическую отсталость, что у нее особая судьба и уникальная миссия в мире.Эта миссия была тесно связана с Православной Церковью и носила как духовный, так и светский характер. Для многих Россия определялась не столько географией, сколько метафизикой. Как писал в одном из своих стихотворений один из известнейших славянофилов XIX века Федор Тютчев: Умом Россию не понять / Ее нельзя мерить по общей шкале / У нее особая грация / Ты в нее можно только верить . Другими словами, вы не можете знать Россию своим умом; только в душе можно почувствовать Россию.

Вера в уникальность России восходит к ранним годам русского православия и уверенности в том, что после завоевания центра православия в Византии турками-османами Россия стала его правопреемницей и стала лидером православного мира как «Третий Рим». В последующие годы эта центральная, мессианская роль России проявилась в других формах, основанных на этнической идентичности, таких как панславянское царство, движение XIX века, стремившееся объединить славяноязычный мир с упором на славян Балканы, освобождавшиеся в то время от османского владычества.Проявления славянского братства и идентичности продолжают существовать и сегодня, но в менее очевидной форме.

Славянофилы не просто верили в превосходство России над Западом; они обычно относились к Западу с подозрением и пренебрежением. Они считали, что русские ценности и мораль выше западных и что Россия не должна позволять себе быть развращенной социальным, моральным, религиозным и политическим этосом Запада.

Противоречивые взгляды, высказанные в ходе этих дебатов, не начались и не закончились в последние годы царской России; были проявления его еще со времен Петра Великого, а идейные разногласия сохранились до наших дней.Обе точки зрения играют заметную роль в руководстве и направлении современной российской внешней политики. Иногда борьба разворачивается на всеобщее обозрение; в других случаях это разыгрывается за кулисами, пока одна сторона в конечном итоге не выйдет победителем, и тогда начнется следующая борьба. Мы можем идентифицировать Бориса Ельцина и Дмитрия Медведева как сторонников более западных взглядов, а Владимира Путина как проводящих политику, более близкую к традиционным славянофилам. Хотя все три лидера тесно взаимодействовали с Западом, были заметны различия в том, насколько они стремились согласовать интересы России с интересами Европы и Соединенных Штатов.Однако все три лидера разделяют глубокую веру в особую миссию России в мире. Эта вера никогда не колебалась, она вселяет в россиян гордость и вызывает обиду на Запад за то, что он не смог должным образом оценить уникальность России и ее «законную» роль в мире.

Рассматривая российскую внешнюю политику как в теории, так и на практике, важно помнить об этих принципиально разных представлениях о месте России в мире и о том, как эти взгляды находят отражение на политической арене.

Что это значит для современной России?

XX век — век Советского Союза — был в значительной степени полем битвы идей и политики западников и славянофилов.

Марксизм был западной философией, которая анализировала болезни и злоупотребления индустриализирующейся Европы. Владимир Ленин принял эту западную идеологию для России, создав новую модель, сочетающую западную мысль с реальностью традиционной России. Результатом стала система правления, которая оказалась катастрофой для русского народа.Хотя советская система превратила крестьянское общество в промышленно развитое государство, которое в последние десятилетия своего существования превратилось в военную сверхдержаву, цена, которую она заплатила человеческими жизнями, была ужасающей. Советский Союз не смог преодолеть большую часть своей традиционной отсталости, даже несмотря на то, что он более 70 лет изо всех сил пытался сбалансировать свою потребность в технологиях и экономической поддержке со стороны Запада с автарктической политикой, которая продвигала уникальность и превосходство своей системы.

Распад Советского Союза в 1991 году поставил Кремль перед трудностями.В течение следующего десятилетия Россия изо всех сил пыталась пересмотреть свою идентичность и свои отношения с Западом. При президенте Ельцине Россия стремилась вместе с Западом определить новые «правила игры», которые определяли бы, как два мира будут взаимодействовать в ближайшие годы и десятилетия. Многие из тех, кто был близок к Ельцину, надеялись построить новый мир мира и сотрудничества с Западом, который простирался бы от Ванкувера до Владивостока. Они стремились к миру, в котором Россия сотрудничала бы с Западом на равных, но определяла бы свою собственную политику и имела бы право голоса в определении глобальной политики и приоритетов.К сожалению, ни Россия, ни Запад не смогли или не захотели наладить новые отношения. Расширение Организации Североатлантического договора (НАТО), бомбардировки Сербии, поддержка независимости Косово, смена режимов в Ираке и Ливии и другие события убедили Кремль в том, что Запад проводит политику, которая представляет прямую угрозу суверенитету России. Запад, со своей стороны, пытался убедить Россию, что эти события не представляют для России угрозы. Запад надеялся, что Россия изменится и последует примеру США и НАТО в качестве младшего партнера в новую эпоху после окончания холодной войны.

В результате 1990-е оказались десятилетием разочарований, разочарований и обмана. Запад подвел Россию, а Россия подвела Запад. Даже Владимир Путин, известный своими антизападными взглядами, поначалу благосклонно относился к попытке в очередной раз перезагрузить отношения с Западом. Однако эти ожидания были недолгими и заставили Путина отказаться от контактов с Западом и его попыток проложить новый путь вперед для России.

Ведущие российские аналитики высказывают различные мнения и проницательные комментарии относительно усилий России по налаживанию позитивных отношений с Западом.Сергей Караганов, возглавляющий Совет по внешней и оборонной политике, пишет: «Уже в начале текущего тысячелетия мы почти полностью исчерпали все, что могли и должны были взять из Европы, учитывая общий уровень нашего развития и особые черты нашего национального характера – стремление сохранить независимость и суверенитет». Владислав Сурков, советник президента Путина по идеологическим вопросам, разделяет эту точку зрения. Он пишет, что Россия отказалась от многовековой надежды на интеграцию с Западом и готовится к «100 годам геополитического одиночества.Это «уединение» не означает полной изоляции, но означает, что открытость России Западу в будущем будет ограничена. Сурков объяснил историческую заинтересованность России в том, чтобы стать частью Запада, «чрезмерным энтузиазмом» российской элиты, но этот пыл, по его словам, сейчас практически исчез.

Другие считают неспособность России установить более тесные связи с Западом неизбежной, учитывая гордыню России как великой державы и ее чувство особой миссии. Некоторые утверждают, что России пора пересмотреть свои великодержавные устремления.Они утверждают, что Россия не будет «нормальной» страной, пока не сопоставит свои устремления с действительностью. Тем не менее, другие настаивают на том, что Россия никогда не откажется от своего представления о себе как о великой державе и должна стремиться к достижению этого статуса. Они утверждают, что Россия не может выжить иначе, как как великая держава. Они считают конфликт с Западом неизбежным, поскольку ни одна из сторон не желает идти на компромисс. Хотя многие россияне рассматривают некоторые элементы Запада как образец для подражания, они считают, что Запад остается угрозой для России.

Каким Россия видит мир сегодня?

У России и Запада принципиально разные подходы к внешней политике. После окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты и демократическая Европа проводили либеральную внешнюю политику, отстаивая демократические институты, личную свободу, права человека, либеральные ценности и экономический либерализм. Россия сопротивлялась этому подходу и теперь открыто отвергла его, как убедительно заявил Путин в своем интервью Financial Times 27 июня 2019 года.Вместо этого Кремль придерживается «реалистического» подхода, подчеркивающего превосходство государства над личностью, преследование национальных интересов и защиту суверенитета, что обеспечивает право каждого режима управлять своей территорией, не опасаясь иностранных вмешательство. Это чрезвычайно важный момент, потому что он помогает объяснить поддержку Россией некоторых из самых печально известных авторитарных режимов в мире, таких как Башар аль-Асад в Сирии и Николас Мадуро в Венесуэле.В конечном счете, Путина больше всего беспокоит угроза смены режима, которая может свергнуть его правление в России. Неспособность поддержать суверенитет в других местах, даже самых деспотических режимов, косвенно может ослабить Путина и сделать его более уязвимым перед подобной судьбой дома.

Россия и Запад различаются и в проведении внешней политики. Соединенные Штаты и их союзники традиционно предпочитают предпринимать небольшие скромные шаги для достижения внешнеполитических целей, особенно в отношениях с противниками, и использовать их в качестве строительных блоков для укрепления доверия, которое, как они надеются, приведет к более широкому пониманию и согласию.Россия придерживается совсем другого подхода. Он предпочитает начинать с установления общих принципов и разработки стратегического направления на самом высоком уровне, которое будет служить руководством для нижестоящих должностных лиц при выработке соглашений. Таким образом, в то время как Запад предпочитает подход «снизу вверх», России более удобен подход «сверху вниз».

Эти заметные различия как в целях внешней политики, так и в ее исполнении, а также резкие различия в восприятии и понимании противоположной стороны усугубили трудности в достижении приемлемых рабочих отношений, которые не были бы чрезмерно уязвимыми для того, чтобы быть подорванными внутренними ссорами или отдельными инцидентами.Мы видели, как непонимание и ошибочная политика 1990-х и начала 2000-х годов привели к краху благонамеренных, но наивных и неверно истолкованных усилий по созданию более прочной основы для отношений между Западом и Россией. Сейчас мы достигли точки, когда обе стороны заперты в негибких позициях, и ни одна из них не желает изучать, как стороны могли бы разрядить напряженность и сотрудничать по вопросам, представляющим взаимный интерес, не ставя под угрозу свои национальные интересы. Пропасть между ними кажется в настоящее время непреодолимой.

Украинский кризис 2014 года стал поворотным моментом для России и для более чем 300-летних усилий России по установлению совместимых отношений с Западом. Предупреждающие сигналы появились еще в 2007 году, когда Путин выступил на Мюнхенской конференции по безопасности с речью, в которой осуждал Запад за все его оскорбления в адрес России. Сегодня Путин, похоже, изменил курс, стремясь вместо этого построить альтернативную глобальную цивилизацию, в которой Россия будет работать в партнерстве с другими незападными державами (Китай, Индия и т. д.).).

Высокопоставленные российские политики рассказали об изменении подхода России к внешней политике. Выступая 12 апреля 2019 года на ежегодной встрече со студентами и преподавателями Дипломатической академии МИД России, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что на смену западной либеральной модели приходит новый мировой порядок:

Западно-либеральная модель развития, предполагающая, в частности, частичную утрату национального суверенитета , к чему стремились наши западные коллеги, изобретая то, что они называют глобализацией, — теряет свою привлекательность и уже не рассматривается как идеальная модель для все.Более того, многие люди в самих западных странах относятся к этому скептически.

Обратите внимание на ссылку Лаврова на частичную утрату суверенитета и ее эквивалентность глобализации. Защита суверенитета, как подчеркивалось выше, является кардинальным принципом, который российская внешняя политика отстаивала с момента распада Советского Союза.

Лавров продолжение:

США и их союзники пытаются навязать свои подходы другим. Они руководствуются явным стремлением сохранить свое многовековое господство в мировых делах, хотя с экономической и финансовой точки зрения США — в одиночку или со своими союзниками — уже не могут решать все глобальные экономические и политические вопросы.Чтобы сохранить свое господство и непререкаемый авторитет, Запад использует шантаж и давление. Они не гнушаются нагло вмешиваться в дела суверенных государств.

Сурков поддерживает эту позицию. «Когда все еще были влюблены в глобализацию и шумели о плоском мире без границ, — рассуждал Сурков, — Москва демонстративно напоминала им, что важны суверенитет и национальные интересы». В завершение этого аргумента Сурков заключил: «Никто не доволен Америкой, в том числе и сами американцы.

Ведущие российские аналитики признают, что соотношение сил между Россией и Западом, и особенно Соединенными Штатами, претерпевает постепенный, но неизбежный тектонический сдвиг. Дмитрий Тренин из Московского центра Карнеги утверждает, что «четвертьвековой период Pax Americana подходит к концу». Игорь Иванов, президент Российского совета по международным делам, утверждает, что: «Ялтинская глобальная политическая система была практически разрушена за два десятилетия после окончания холодной войны.Но ничего не придумали, чтобы заменить его». Он признает, что «традиционные центры глобальной политики не в состоянии играть ведущую роль в установлении нового мирового порядка». Иванов считает Соединенные Штаты «глубоко политически поляризованными», что не позволяет им проводить «долгосрочную, сбалансированную или последовательную внешнюю политику… в ближайшее время». Что касается Европейского Союза, то он «…борется с собственным фундаментальным внутренним кризисом». Только Россия и Китай, несмотря на их исторические различия и то, что их «…текущие приоритеты не совсем совпадают», утверждает Иванов, «…имеют существенное преимущество перед другими глобальными центрами силы.Именно к этим двум силам — центру Евразии — российские лидеры и многие эксперты стремятся установить то, что Иванов называет «глобальным управлением на новом уровне».

Какова стратегия России в отношении Запада?

На своей ежегодной пресс-конференции в декабре 2018 года президент России Владимир Путин заявил, что глобальному влиянию Соединенных Штатов пришел конец. Он упрекнул Соединенные Штаты в «чувстве безнаказанности», заявив: «Это результат монополии однополярного мира.«К счастью, эта монополия исчезает», — добавил он. — Почти готово. Это дает возможность, добавил он, России заполнить пустоту, оставленную США, и снова стать великой державой с решающим голосом в международном сообществе. Однако это «декларация о победе» не означает, что Россия может игнорировать Запад в своем стремлении построить новый мировой порядок с центром в Евразии. Наоборот, даже если верить оптимистичной оценке российского президента, задача решения серьезных проблем, связанных с угасанием центра силы и мирового порядка, останется для Москвы первоочередной задачей.Как же Кремль подходит к отношениям с Западом?

Сопротивление либеральному мировому порядку, возглавляемому США, и восстановление позиции России как великой державы были главной целью Кремля во внешней политике и национальной безопасности с тех пор, как Россия преодолела первоначальный шок от распада Советского Союза. Это были непростые задачи, учитывая, что сегодняшняя Россия является тенью могущества и влияния бывшего Советского Союза. Ее экономическое и политическое влияние значительно уменьшилось, но она смогла сохранить и нарастить свою военную мощь до уровня, на котором Россия снова стала грозной силой в мире с военной мощью и возможностями проецирования силы, которые гарантируют, что интересы России нельзя игнорировать.В других областях, таких как финансовое и экономическое влияние и роль модели для менее развитых стран, Россия отстает от Запада. Хотя Путин умел играть против Запада слабой рукой, он признает, что в отличие от Советского Союза, который стремился «догнать и перегнать Запад», у России сегодня нет средств для достижения этой цели. Вместо этого он сосредоточен на отражении потенциальной агрессии со стороны Запада при построении альтернативного миропорядка.

В последней Стратегии национальной безопасности России, опубликованной в декабре 2015 года, Соединенные Штаты и их союзники по НАТО определены как главная угроза России.Он повторил частые обвинения в том, что Запад стремится доминировать в международном порядке и лишить Россию ее законного места на международной арене. В этом документе подчеркивается важность наращивания военной мощи России для сдерживания злонамеренных намерений Запада в отношении России.

Резкое ухудшение отношений между Россией и Западом стало неоспоримым после российской агрессии против Украины в 2014 году. Кремль придерживается более агрессивной военной позиции и публично рекламирует последние достижения (реальные или предполагаемые) своей программы разработки вооружений.Павел Фельгенгауэр, видный военный аналитик, так описывает подход Путина к обостряющейся конфронтации с Западом: «…исходя из некой внутренней логики: напугать всех набором навороченного ядерного сверхоружия, и Запад уступит в любой момент. по крайней мере, некоторые ключевые страны могут отказаться под давлением. Эта стратегия не сильно отличается от того, что Северная Корея делала в течение некоторого времени». Действительно, некоторые из публичных заявлений, сделанных Путиным и его министром обороны о последних технологических разработках России в области «супероружия», включая графическое изображение ракет, атакующих Флориду, которое широко транслировалось в самых популярных российских телевизионных ток-шоу, подкрепляют идею. как внутренней, так и международной аудитории, что Россия противостоит Западу и больше не пойдет на компромисс со своими национальными интересами и своим влиянием в мире.

Нет оснований полагать, что месседж Кремля или его конфронтация с Западом в ближайшее время изменятся и не будет возврата к отношениям между Россией и Западом, существовавшим в первые годы постсоветской России. Как будут развиваться отношения в будущем, неясно, но обе стороны должны поддерживать связь между военными и диалог на высоком уровне, чтобы избежать несчастного случая или просчета, которые могут иметь непредвиденные катастрофические последствия.

Такие риски усугубляются новым и опасным элементом, привнесенным в нарастающую конфронтацию между Россией и Западом в последние годы, — кибервойной. Атака России на американскую демократическую систему путем вмешательства в выборы 2016 года, а также аналогичные атаки во многих странах Европы служат наиболее ярким примером, но наступательные действия России выходят далеко за рамки вмешательства в выборы. Они касаются более широкой стратегической конкуренции между Россией и Западом и отражают усилия России посеять раздор и смятение и ослабить демократию в западных обществах.Сурков, написав в начале 2019 года в популярной российской газете «Независимая газета» , очень резко высказался об использовании Россией киберинструмента: «Иностранные политики обвиняют Россию во вмешательстве в выборы и референдумы по всей планете. Но на самом деле ситуация еще серьезнее. Россия мешает им в мозгах, и они не знают, что делать со своим трансформированным сознанием».

Хотя использование кибервойны является новым оружием в соперничестве между Россией и Западом, есть сходство со старой советской практикой «активных мер».В межведомственном разведывательном исследовании правительства США, опубликованном в 1982 году под названием « Советские активные меры », говорится, что

Советы преследовали несколько целей при проведении активных мероприятий, таких как подрыв поддержки в Соединенных Штатах и ​​​​за рубежом политики, рассматриваемой как угрожающая Москве, дискредитация американской разведки и правоохранительных органов, ослабление союзов США и отношений США с партнерами, а также усиление советской власти. и влияние во всем мире.

Среди усилий, предпринятых Советами, был срыв выборов в западных странах.Это звучит очень похоже на то, что Россия делает сегодня.

Агрессия России в киберпространстве, а также ее все более наглая шпионская деятельность согласуются с поведением России, описанным Джорджем Кеннаном, известным американским дипломатом, который выступал за политику сдерживания Советского Союза. В своей знаменитой «длинной телеграмме» 1946 года Кеннан предупреждал, что Россия действует в двух планах — официальном плане и «подпольном плане действий, предпринимаемых агентствами… за которые [правительство] не берет на себя ответственности.Отравление Россией Сергея Скрипаля, ее кибератаки на выборы в США в 2016 году и другие выборы на Западе, а также ее кампании дезинформации по всему миру — все это примеры поведения России в этом подземном плане, которое Кеннан прозорливо описал более 70 лет назад.

Владимир Путин и его сторонники — не единственные, кто пессимистично смотрит на будущее отношений России с Западом. Эту негативную оценку разделяют многие видные российские аналитики и обозреватели.Фельгенгауэр утверждает, что

Россия сделает все возможное, чтобы унизить Соединенные Штаты и подорвать доверие к последней стране, чтобы еще больше напрячь западные союзы и максимально изолировать США. В будущем, как указал Путин, может наступить время предметных переговоров, когда США уже значительно ослаблены и после того, как Россия нарастит свою военную мощь за счет развертывания нового сверхоружия.

Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, заявляет, что Соединенные Штаты «…широко изображаются [в России] как страна, управляемая «глубинным государством» и укоренившейся элитой, движимой глубокой антипатией к России и стремящейся маргинализировать Россия на мировой арене, дестабилизируя ее внутреннюю политику и подрывая ее экономику.Тренин считает, что нынешнее состояние противостояния, вероятно, сохранится на годы. Он предостерегает от шагов, включая попытки повлиять на внутренние дела США, которые могут еще больше обострить напряженность, и призывает обе стороны сосредоточиться на поддержании связи на высоком уровне между военными и сотрудниками службы безопасности. Он не видит особой пользы в попытках работать напрямую с президентом Трампом и не верит, что возобновление переговоров между США и Россией по контролю над вооружениями поможет. Тренин утверждает, что США и России «придется подождать как минимум пять-шесть лет, а возможно, и больше» — то есть до тех пор, пока Трамп и Путин не уйдут со сцены, — прежде чем они смогут начать всеобъемлющий диалог.

В конце 2018 года Путин провел свою ежегодную пресс-конференцию, на которой подвел итоги внешней политики России и отношений России с США. Известный российский аналитик Татьяна Становая подчеркнула слова Путина. «Было ясно, — писала она, —

».

, что если Россия хочет оставаться суверенной и самодостаточной, ей суждено жить с санкциями. Это убеждение отражает определенную степень смирения и убежденности в бессмысленности поиска взаимопонимания с Западом.Далее Путин готовится к неизбежному ухудшению баланса ядерных сил и возрастанию риска ядерной войны. Путин дал понять, что Россия не исключает худших сценариев, и предупредил, что порог для ядерного удара снижен (он винит в этом США, но по логике Путина Россия должна ответить). Главный вывод из путинской пресс-конференции заключается в том, что у него остается все меньше и меньше пространства для маневра во внешней политике.

Тренин также выразил глубокую обеспокоенность состоянием У.С.-Россия ядерные отношения. Тренин писал, что в

г.

…в XXI веке ядерное сдерживание — при всех его противоречиях — продолжает оставаться главным стабилизирующим фактором в отношениях между ядерными державами. Однако глобальная стратегическая среда стала намного сложнее, чем во время холодной войны. Ускоренное развитие технологий, существенное снижение психологических барьеров и доктринальные изменения фактически снизили порог применения ядерного оружия.

Он отмечает, что система контроля над вооружениями, которая была создана между Соединенными Штатами и Советским Союзом в 1960-х годах, практически рухнула, и утверждает, что «механизмы контроля над вооружениями должны уступить место механизмам предотвращения конфликтов, мерам укрепления доверия, прозрачности, консультации и диалог» для надлежащего управления стратегическими ядерными отношениями. Он особенно обеспокоен угрозой, которую представляет собой кибероружие, и подчеркивает важность защиты «…ядерных арсеналов и связанных с ними систем управления, связи и разведки от воздействия кибероружия как важнейшего условия стабильности в 21 веке.К сожалению, ни одна из сторон, похоже, не готова осмысленно противостоять этим экзистенциальным угрозам.

Какова мировая стратегия России?

Учитывая, что отношения России с Западом ухудшились до такой степени, что лучшее, что может сделать каждая сторона, — это избежать прямой военной конфронтации, как Москва преследует свои внешнеполитические цели по сохранению своего суверенитета и содействию развитию нового, многополярного мирового порядка, не основывается на традиционных либеральных взглядах и политике Запада? Тренин говорит нам, что в идеале

первостепенной целью внешней политики Москвы на обозримую перспективу должно стать превращение России в современную развитую страну, избегая при этом чрезмерной зависимости от ведущих игроков Большой Евразии, таких как Китай, Евросоюз и США.Россия должна действовать за границей прагматично, прежде всего для продвижения или защиты своих интересов. Он не должен навязывать свои ценности другим или участвовать в государственном строительстве за границей, и он должен уважать установленные ценности и обычаи других и терпимо относиться ко всем религиям. Наконец, он должен отказаться от любых претензий на господство, будь то отдельные государства или регионы или мир в целом.

Принимая во внимание исторический опыт поведения России на мировой арене и ее декларативную политику, провозглашенную Путиным, Лавровым и другими высокопоставленными российскими официальными лицами, сомнительно, что Россия вскоре сможет или даже захочет преследовать широкие цели, предложенные Трениным.

Россия балансирует на очень тонкой грани между стремлением разрушить и разрушить существующий мировой порядок, создать новые альянсы и заполнить пустоты, оставленные Западом, для построения нового мирового порядка, более отвечающего интересам и влиянию России. Российский внешнеполитический эксперт Александр Лукин поясняет, что «курс на превращение России в самостоятельный евразийский центр силы и мирового влияния сегодня стал официальной политикой Кремля и основным направлением мысли большинства российских специалистов по внешнеполитической стратегии.Кремль признает, что Россия исходит из относительно слабого и уязвимого государства и поэтому буферизует свою позицию, проецируя образ силы дома и играя мускулами по всему миру.

Москва склонна рассматривать мир как игру с нулевой суммой и выискивает слабые места у своих противников, чтобы использовать их. В последние годы Россия активизировала свои усилия по расширению трещин в евроатлантическом союзе, срыву процесса европейской интеграции, разжиганию межэтнической напряженности на Балканах и предотвращению более тесных отношений между этим регионом и Европейским Союзом и НАТО.Ни Россия, ни Запад, похоже, не готовы принять любую форму компромисса для улучшения отношений. Запад считает, что со временем экономические санкции и растущее социальное и политическое недовольство внутри России заставят Кремль искать компромисс с Западом. Москва считает, что разногласия внутри Европейского Союза и между партнерами по НАТО будут продолжать расти и еще больше ослаблять солидарность и решимость Запада, тем самым укрепляя позиции России по отношению к Западу. Россия должна быть осторожна в отношении того, насколько далеко может зайти ее отчуждение от Запада и особенно от Европы.России необходимо сохранить свои прочные торговые связи с Европейским Союзом и сохранить свои политические и экономические связи с Европой, чтобы служить, как минимум, рычагом против все более могущественного Китая, который будет использовать слабости России в своих экономических и стратегических интересах.

В то же время Россия продолжает искать зоны «привилегированных интересов» в некоторых частях Европы и Азии. В других странах мира Москва пытается усилить свое влияние в странах, у которых плохие отношения с Западом, и в региональных конфликтах, не обязательно в качестве серьезного решателя проблем, но чтобы иметь право голоса в любом возможном будущем урегулировании.Попытки Москвы вмешаться в непреодолимую работу по поиску мирного решения войны в Афганистане являются тому примером.

В последние годы Россия стала влиятельной державой на Ближнем Востоке. Тесные связи с Сирией и Ираном обеспечили Москве рычаги воздействия в регионе, которых у нее не было с советских времен. Но, в отличие от своих советских предшественников, администрация Путина не привязана к идеологической программе. Внешняя политика России достаточно гибкая и прагматичная.Москва установила хорошие рабочие отношения с Израилем, Саудовской Аравией и Турцией — странами, к которым Советский Союз относился с настороженностью и недоверием. Москва ищет рычаги и влияние не только для того, чтобы служить противовесом Соединенным Штатам и Европе, но и для того, чтобы лучше сдерживать опасность радикального исламского терроризма. Кремль особенно обеспокоен распространением радикального ислама на Северный Кавказ и другие мусульманские районы центральной России, а его поддержка авторитарных режимов на Ближнем Востоке соответствует его вере в сильную роль государства, национальный суверенитет, и необходимость не допустить распространения заразы радикального ислама за пределы региона.

Российское присутствие в Африке значительно расширилось при нынешней администрации Путина. В отличие от Китая, который инвестирует в инфраструктурные проекты по всему континенту, Россия наращивает свое влияние менее затратными способами, налаживая отношения с политической и военной элитами, поставляя оружие и подписывая соглашения о военном сотрудничестве. Совсем недавно Россия активизировала свое участие в гражданской войне в Ливии, что вызвало особое беспокойство в НАТО.

Россия активно обучает местные силы безопасности в различных африканских странах, часто используя так называемых «частных военных подрядчиков», таких как группа Вагнера, которой руководит Евгений Пригожин, олигарх, близкий к президенту Путину. Это тот самый Пригожин, который создал петербургскую «фабрику троллей», ответственную за большую часть вмешательства России в выборы в США в 2016 году.

Группа Вагнера установила свое присутствие как минимум в 20 африканских странах, но о деятельности этих российских «подрядчиков» известно немного.Трое российских журналистов, отправившихся в 2018 году в Центральноафриканскую Республику для расследования того, что там делала группа Вагнера, были убиты из засады неизвестными.

В дополнение к военной подготовке различных сил, в том числе предположительно некоторых повстанческих группировок, Группа Вагнера оказывает прямую поддержку некоторым из худших диктаторов в Африке, в том числе осуществляет прямые финансовые выплаты и выступает в качестве неофициальных советников правительств. Согласно сообщениям BBC, российские «технические специалисты», предположительно финансируемые Пригожиным, «подкупили нескольких ведущих кандидатов на президентских выборах 2018 года на Мадагаскаре, чтобы повлиять на исход.Аналогичные обвинения во вмешательстве в выборы были выдвинуты против российских оперативников в других африканских странах и на Сейшельских островах.

В течение нескольких лет Группа Вагнера считала Судан своим важнейшим центром силы и «базой». Со свержением суданского диктатора Омара аль-Башира группа Вагнера понесла большие потери. Комментируя это, руководитель Центра социологических и политических исследований Института Африки РАН Сергей Костелянец заявил «Независимой газете» , что Хартум — это плацдарм Москвы в Африке.«Это важно не только само по себе. Это плацдарм для дальнейшего проникновения в Африку». Однако «группа Вагнера» оказалась бессильной в противодействии перевороту, что, несомненно, послужило сигналом другим африканским лидерам, которые могут задаться вопросом, насколько полезными могут быть им эти российские «частные подрядчики» в критический момент.

Россия, скорее всего, продолжит расширять свое влияние по всей Африке, чтобы укрепить свой имидж великой державы, но степень ее успеха будет в значительной степени зависеть от ресурсов, которые она готова вложить в регион.Если он не повысит свой нынешний уровень приверженности, он, вероятно, останется заметно менее эффективным, чем Китай, который значительно опережает Россию по влиянию на континенте.

Возобновившийся интерес России к Латинской Америке вызвал тревогу в Вашингтоне. В дополнение к своей растущей поддержке Кубы и Никарагуа — традиционных государств-клиентов Советского Союза — Москва активизировала свое участие в делах Венесуэлы и позиционирует себя как оплот режима Мадуро.

В течение многих лет Россия была важным инвестором в нефтяной сектор Венесуэлы и приобрела большую часть акций государственной нефтяной компании PDVSA. Сообщается, что с 2010 года Россия инвестировала около 9 миллиардов долларов в PDVSA и венесуэльские нефтяные проекты. «Роснефть», российская государственная нефтяная компания, контролируемая близким соратником Путина Игорем Сечиным, и российское правительство также предоставили Венесуэле кредиты на сумму более 17 миллиардов долларов с 2006 года. Поэтому Москва будет рассматривать любые попытки свергнуть Мадуро как угрозу миллиардам долларов. долларов инвестиций.

То же самое касается и масштабных продаж российской военной техники в Венесуэлу. По данным российской прессы, в период с 2005 по 2013 год Каракас закупил вооружений на сумму около 11 миллиардов долларов. Сюда входят истребители Су-30, танки Т-72, ​​системы ПВО С-300 и более мелкие вооружения, которые режим Мадуро еще не получил. полностью оплачено. Москва, безусловно, хотела бы избежать потери этого ценного стратегического клиента.

Наиболее тревожным для США и соседей Венесуэлы было размещение небольшого контингента российских военнослужащих численностью около 100 человек во главе с заместителем начальника штаба ВС РФ генерал-полковником Василием Тонкишкуровым.По словам российского аналитика по вопросам безопасности Фельгенгауэра, это ограниченное развертывание российских войск было отправлено в Венесуэлу, чтобы служить средством сдерживания против США, а также для мобилизации и подготовки венесуэльских вооруженных сил «… для нанесения тяжелых потерь и отражения американцев». Сообщается, что в дополнение к отправке регулярных вооруженных сил Россия также направила в Венесуэлу частных российских военных подрядчиков из группы Вагнера. Согласно некоторым сообщениям прессы, они служат элитной охраной Мадуро и его ближайшего окружения.

Кремль выступил против резких жалоб США на их усиление военного присутствия в Венесуэле и их поддержку Мадуро. 25 марта 2019 года официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил журналистам в Москве: «Россия имеет право быть там, где она есть и что она делает [в Венесуэле]. США дислоцируются там, где они хотят в мире, и никто не говорит им, где быть и где не быть».

Москва идет на риск, проецируя власть на заднем дворе Соединенных Штатов, но она, очевидно, считает, что риск оправдан, учитывая то, что Фельгенгауэр описывает как «… политически неблагополучные и расколотые Соединенные Штаты.Если она сможет избежать прямой конфронтации с Соединенными Штатами и укрепить свои позиции в регионе, Москва повысит свой статус великой державы, укрепит свою репутацию сторонника «легитимных» политических режимов и «отплатит» Соединенным Штатам. за ее причастность к задворкам России в Украине и Грузии.

Но это риск того, что все может потерпеть неудачу. Недавние предупреждения министра иностранных дел России Лаврова, который сказал госсекретарю США Майку Помпео, что «продолжение [У.S.] агрессивные действия [направленные на Венесуэлу] могут привести к самым тяжелым последствиям» может быть просто бахвальством, но его комментарии могут быть признаком более агрессивной позиции России.

Россия, возможно, делает ставку на то, что ее напористая позиция в отношении Соединенных Штатов будет работать аналогично ее наступательным военным операциям в Сирии. Если это так, Москву может ждать сюрприз. Эти две ситуации не аналогичны. Соединенные Штаты имеют преимущество в отношении Венесуэлы с точки зрения национальных интересов, географической близости, логистических преимуществ и военного превосходства.Если Москва отступит, а ее клиент Мадуро падет, ее потери будут терпимыми. Помимо потери инвестиций, основной удар будет нанесен по его репутации. Однако это не сильно изменит долгосрочную стратегию Кремля; это просто потребует тактических корректировок.

В середине 2019 года распространились сообщения о том, что Россия отзывает значительное число советников по вопросам обороны из Венесуэлы и что она телеграфировала эту информацию президенту Трампу. Кремль опроверг это сообщение.В первоначальных сообщениях указывалось, что сокращение личного состава производилось Ростехом, российским государственным оборонным подрядчиком, который обучает венесуэльские войска обращению с российским оружием. Якобы это делалось из-за того, что у правительства Мадуро не было средств, чтобы платить «Ростеху» за его услуги. Ростех сообщил СМИ, что происходила частая ротация персонала в стране и за ее пределами, а часть сотрудников вернулась в Россию после завершения своей миссии, но сокращения, о которых сообщалось в прессе (до 1000 человек), были большим преувеличением.Министерство иностранных дел России подтвердило эту точку зрения и заявило, что Россия рассмотрит возможность отправки дополнительных войск в случае необходимости. В то же время директор департамента Латинской Америки МИД России Александр Щетинин подчеркнул, согласно сообщению ТАСС, что любой дополнительный персонал, направляемый в Венесуэлу, будет связан с контрактными требованиями и штатной ротацией специалистов.

Действительно, неспособность Мадуро оплатить российскую военную технику и обучение может стать фактором в расчетах России относительно ее обязательств перед Венесуэлой.Любое серьезное решение Москвы сохранить и, возможно, укрепить свои позиции в качестве опоры для этого важного союзника в Латинской Америке, скорее всего, будет политическим решением, основанным на долгосрочной стратегии России и ее способности манипулировать более могущественными Соединенными Штатами.

Российско-китайские отношения имеют основополагающее значение для внешнеполитической стратегии России по созданию нового мирового порядка, который больше не зависит от либерального мирового порядка во главе с США и помещает Россию и Китай в его центр.Москва представляет эти зарождающиеся отношения в очень выгодном свете, и действительно, у России и Китая много общего. Они оба выступают за многополярный мир и выступают против первенства США в мировых делах. Чаще всего они поддерживают друг друга при голосовании в ООН и других международных организациях. Тем не менее, остаются явные различия и области соперничающих интересов в различных частях мира. Центральная Азия, например, становится регионом растущей конкуренции, поскольку Китай расширяет свои экономические и политические инвестиции в эту важную часть бывшего Советского Союза.Китай также не поддерживает российскую агрессию в Украине и ее попытки доминировать над соседями. Вместо этого Китай остается в лучшем случае политически нейтральным, но в то же время наращивает свое экономическое участие в странах, которые находились в сфере влияния России. Китай готов сотрудничать с Россией на международной арене, когда это отвечает его национальным интересам, но Китай не будет слепо поддерживать Москву в ее антизападных устремлениях, если такие устремления не соответствуют внешнеполитической стратегии Китая.

Наиболее очевидны различия между Россией и Китаем в экономической сфере. Хотя эти отношения быстро расширяются, они делают это асимметричным образом. Россия в основном поставляет Китаю природные ресурсы и военную технику, а Китай продает в Россию готовую продукцию, в том числе товары народного потребления, машины и электронику. Российский эксперт Леон Арон объясняет эту связь следующим образом: «Характер этого обмена весьма близко соответствует описанию Карлом Марксом и Владимиром Лениным колониальной торговли, в которой одна страна становится сырьевым придатком другой.Мегаполисы редко вступают в союз со своими колониями».

Предыдущие эссе этой серии исследовали некоторые традиционные ловушки и слабости, а также сильные стороны российско-китайских отношений. Возможно, самым сильным элементом этих отношений являются тесные личные связи между президентом Путиным и президентом Си Цзиньпином. Эти связи очень важны для двух стран, тем более что они намечают свои позиции в новом мировом порядке. Но многие другие факторы — исторические, географические, экономические и политические — препятствуют подлинному и равноправному союзу.Похоже, что в обозримом будущем Россия и Китай продолжат совместную работу в областях, представляющих общие интересы, но Китай по-прежнему будет опасаться, что его втянут в вопросы, не относящиеся к его национальной стратегии. Для России главной задачей будет избежать появления и, конечно же, самого факта того, что она является младшим партнером в отношениях. Однако это может быть неизбежным, поскольку Китай находится на подъеме в политическом и экономическом плане, а Россия находится в упадке. Только превосходящая военная мощь России служит противовесом силе Китая в других областях.Российский ученый Александр Лукин напоминает нам, что «военная мощь России полностью соответствует ее евразийским амбициям, но ее экономическое развитие все еще заметно отстает». Как долго Россия сможет эффективно использовать это преимущество для поддержания баланса в отношениях с Китаем, — это задача, которая станет для Кремля приоритетной задачей в ближайшие годы.

При оценке внешнеполитических вызовов России возникает критический вопрос: удастся ли России провести тонкую грань между попытками разрушить один мировой порядок и построить другой, в котором она играет доминирующую роль? Есть много могущественных сил — как внутренних, так и внешних, — которые действуют против усилий Кремля.Внутренние слабости России, которые неоднократно оказывались ее ахиллесовой пятой, вновь могут стать существенным препятствием для успешной реализации внешнеполитических целей Кремля. В связи с этим вспоминается известный афоризм Виктора Черномырдина, премьер-министра при президенте Ельцине, который сказал: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Является ли Россия сегодня великой державой?

Российские лидеры прошли долгий путь восстановления страны и восстановления ее роли и авторитета в мире после распада Советского Союза и хаотических 1990-х годов.Однако Россия не добьется и, вероятно, никогда не добьется статуса СССР. Хотя он сохраняет большую часть советского военного арсенала, он потерял большую часть территории бывшего Советского Союза и значительно слабее экономически. Тем не менее его достижения в восстановлении силы и влияния впечатляют.

Президент Обама однажды назвал Россию региональной державой. Это заявление привело Кремль в ярость, потому что оно противоречило представлению России о самой себе и высмеивало Россию перед остальным миром.Если цель заявления Обамы состояла в том, чтобы принизить роль России в международных делах, то оно имело обратный эффект и не подтверждалось действительностью. Россия в то время находилась на пути к проведению более напористой и агрессивной внешней политики во многих частях мира, которые простирались далеко за пределы российского «региона».

Системно существуют факторы, которые тормозят, а может быть, даже и препятствуют достижению Россией того положения в мире, когда ее можно будет назвать великой державой.Определения великой державы различаются, но большинство политологов сходятся во мнении, что для того, чтобы быть великой державой, страна должна иметь достаточную военную, политическую, экономическую, научно-техническую, идеологическую и культурную мощь, имеющую всемирное влияние. Россия соответствует многим из этих критериев, но с разной степенью успеха. Безусловно, ее военная мощь, наиболее ярко проявляющаяся в ее мощном ядерном арсенале, является важным фактором повышения авторитета России в мире. В других категориях его влияние менее успешно.Тот факт, что Россия не является страной, с которой большая часть мира стремится заключить союз, за ​​исключением некоторых соседей из геополитической необходимости или авторитарных режимов, которые обычно ругают, является свидетельством ограниченности статуса России как «великой державы».

Самая большая слабость России — отсутствие динамичной экономики. Чтобы Россия могла конкурировать за влияние на мировой арене и восстановить свою историческую мощь и динамизм, она должна провести масштабную реформу и модернизацию своей экономики и политической системы.Для этого предпринимались многочисленные попытки, но они были в лучшем случае половинчатыми. Эти реформаторские усилия были остановлены и подавлены мощными внутренними силами, которые отказываются отпустить бразды правления. У России не может быть и того, и другого: она не может модернизировать свою экономику и общество, не изменив своей политической динамики. Он не может сохранить коррумпированную авторитарную политическую структуру и рассчитывать на экономическую и политическую конкурентоспособность в мире. Чтобы процветать, Россия не может быть известна только тем, что добывает нефть и газ и складывает куклы; она должна диверсифицировать свою экономику, создать более благоприятную среду для инвестиций и, что наиболее важно, поощрять и вознаграждать, а не подавлять инициативу своего очень талантливого и образованного населения.Россия должна перестать быть страной, известной своей утечкой мозгов, и вместо этого стать страной, привлекающей лучшие и самые яркие умы.

У России всегда был большой потенциал, но в попытках реализовать этот потенциал она в основном была злейшим врагом самой себе. Российское общество вместе с правящей элитой хочет, чтобы Россия была великой державой. Недавний опрос Lavada Center показал, что 88 процентов населения стремятся к этой цели. Но для этого России необходимо будет предпринять критически важные шаги, которые она не хотела или не могла предпринять в прошлом.

Статус великой державы также зависит от восприятия. Хотя о силе и влиянии страны в мире можно судить по определенному набору критериев, признание страны великой державой в значительной степени зависит от консенсуса и обстоятельств. Что касается статуса России, вывод, к которому приходят в таких странах, как Таджикистан или Беларусь, может быть совсем другим в Чили или Бенине. В конечном счете статус великой державы субъективен, пока не станет объективным. Под этим я подразумеваю, что когда совершенно очевидно, что страна соответствует всем критериям, указанным выше, и признана таковой во всем мире, а не только на региональном уровне или только в ограниченных частях мира, тогда мало сомнений в том, что страна достигла статус великой державы.

Соединенные Штаты пользуются этим статусом со второй половины 20-го века. Так поступил и Советский Союз. Что касается постсоветской России, то решение еще не принято. Россия при Владимире Путине удовлетворяла многим, но не всем критериям, и ее влияние значительно, но не всеохватывающе. Россия восходящая держава или падающая держава? Помогут ли его все более тесные отношения с Китаем укрепить и укрепить его позиции в мире, или же это ослабит Россию и сделает ее младшим партнером Китая с ограниченными возможностями подняться до того положения в мире, которого стремится достичь Кремль? Возможно, президент Обама был дальновиден, когда назвал Россию просто «региональной державой».А может быть, он не уловил в полной мере изменений, происходящих в мировом «соотношении сил», если использовать советский термин, и недооценил траекторию движения России вперед. Следующее десятилетие может дать ответы на эти важные вопросы.

Вашингтон, округ Колумбия
июль 2019 г.

Россия не в том направлении | Совет по международным отношениям

Изменение климата

Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

Джоди Фриман, профессор права Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике.ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, регулировании окружающей среды и исполнительной власти.Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов.Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как нам сократить разрыв между этим и тем, что правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда мы все думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, и другие страны объявили о постепенном введении против российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах.И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики.Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, кроме того, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов выслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено Агентство по охране окружающей среды — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе.И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно влекут за собой довольно прогрессивные, довольно агрессивные, амбициозные изменения — более быстрые и глубокие сокращения в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего.У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление влечет за собой действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся в опасности. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, тогда как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать газ, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны.Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед.И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже по сравнению с предыдущими — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя.И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть в будущем возможности для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата.Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями.Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и стимулы для изменения траектории, чтобы требовать с течением времени — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача.И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями.И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались, когда адвокаты излагали свои позиции, и, по сути, петиционеров в данном случае, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд напортачил, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы могли бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд настолько ограничивает EPA, что ограничивает строгость, это все равно, что потерять какую-то способность, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, которое было очень минимальным правилом, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию.Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Со временем вы будете накапливать богатство в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда его вложить. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вкладывать наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию.Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает значительные средства в атомную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных вооружений, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я бы сделал — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства и не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс.На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но верно то, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан.Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство в доходах в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого уровня, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения.Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что этот вопрос является абсолютно правильным способом думать об этом, то есть мы действительно должны помочь странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде актуального — связанное, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде- осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Итак, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть.То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет по-другому привести их в действие, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов.Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций.Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, поскольку это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей.Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью обсуждения торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся говорить о национальной безопасности и климате вместе. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военнослужащих, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит.Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая следит за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы располагали правильной информацией — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно.Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как ни печально это говорить, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Комитет Сената по международным отношениям | Конгресс.правительство

Раздел протокола Конгресса Ежедневный дайджест Сенат Дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор Any House MemberАдамс, Алма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди С. [R-TX] Окинклосс, Джейк [D-MA] Эксн, Синтия [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диаз [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С.-младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блюменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Бурдо, Кэролайн [D-GA] Боуман, Джамаал [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браун, Шонтел М. [D-OH] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R -CO] Бакшон, Ларри [R-IN] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Чери [D -ИЛ] Баттерфилд, Г.К. [D-NC] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбахал, Салуд О. [D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Кэри, Майк [R-OH] Карл , Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D-TX] Коуторн, Мэдисон [R-NC] Шабо, Стив [ R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Черфилус-МакКормик, Шейла [D-FL] Чу, Джуди [D-CA] Чичиллин, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [D-MA] Кларк, Иветт Д.[D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн , Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э. [D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA ] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [ D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R-UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФацио, Питер А.[D-OR] ДеГетт, Диана [D-CO] ДеЛауро, Роза Л. [D-CT] ДельБене, Сьюзан К. [D-WA] Дельгадо, Антонио [D-NY] Демингс, Вэл Батлер [D-FL] ДеСолнье, Марк [D-CA] ДеЖарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э. [D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D- TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан, Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [ R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [ R-TX] Финстра, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А.Дрю, IV [R-GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фицпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К. Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Гаетц, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Г. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. .[R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес, Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ] Готхаймер, Джош [D-NJ] Грейнджер , Кей [R-TX] Грейвс, Гаррет [R-LA] Грейвс, Сэм [R-MO] Грин, Эл [D-TX] Грин, Марк Э. [R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Грихальва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гест, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А.[D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Харцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Холлингсворт, Трей [R-IN] Хорсфорд, Стивен [D-NV] Хулахан, Крисси [D-PA] Хойер, Стени Х. [D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюзенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э.[R-CA] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джексон, Ронни [R-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Джаяпал, Прамила [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри С. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Мондер [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайалии [D-HI] Каптур , Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг, Уильям Р. [D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL ] Келли, Трент [R-MS] Ханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т.[D-MI]Килмер, Дерек [D-WA]Ким, Энди [D-NJ]Ким, Янг [R-CA]Кинд, Рон [D-WI]Кинзингер, Адам [R-IL]Киркпатрик, Энн [D -AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кастер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] ЛаХуд, Дарин [R-IL] ЛаМальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D -PA] Ламборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH] ЛаТернер , Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л. [D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D -NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу, Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лью, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] ] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С.[D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D-MA] Мейс, Нэнси [R-SC ] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [R-KS] Мэннинг, Кэти Э. [ D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБат, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] Маккол, Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П.[D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] МакНерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- Нью-Йорк] Мейер, Питер [R-MI] Менг, Грейс [D-NY] Мейзер, Дэниел [R-PA] Мфуме, Квейси [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Муленаар, Джон Р. [R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R- UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелл, Джозеф Д. [D-NY] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [ R-NC] Мерфи, Стефани Н.[D-FL] Надлер, Джеррольд [D-NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негус, Джо [D-CO] Нельс, Трой Э. [R-TX ] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман, Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернольте, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М. [ R-MS] Паллоне, Фрэнк-младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл-младший [D- Нью-Джерси] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радеваген, Аумуа Амата Коулман [R-AS] Раскин, Джейми [D- MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М. [D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [ R-KY] Роджерс, Майк Д.[R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN] Розендейл-старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R -TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA]Руис, Рауль [D-CA]Рупперсбергер, CA Dutch [D-MD]Раш, Бобби Л. [D-IL]Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Сан-Николас, Майкл Ф. К. [D-GU] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д. [D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D -IL] Шредер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швайкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С.«Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D-CA] Шеррилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R- ID] Сиры, Альбио [D-NJ] Слоткин, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R-NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R- MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спартц, Виктория [R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D- NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Штаубер, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиз М. [R-NY] Стайл, Брайан [R-WI] Штойбе, В.Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд, Мэрилин [D-WA] Суоцци, Томас Р. [D-NY] Суолвелл, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон, Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D -NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трэхан, Лори [D-MA] Троун, Дэвид Дж. [D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд , Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г.[R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-TX] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес , Нидия М. [D-NY] Вагнер, Энн [R-MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальц, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D-NJ] Вебер, Рэнди К. старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Уэлч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзен [D-PA] Уильямс, Никема [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С. .[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Вомак, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зелдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантвелл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзен М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Дайэнн [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Хикенлупер, Джон У.[D-CO] Хироно, Мэйзи К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С.-младший [I-ME] Клобучар, Эми [D-MN] Лэнкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D-OR ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилья, Алекс [D-CA] Пол , Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри С.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Сассе, Бен [R-NE] Шац, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард С. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Томас [R-NC] Туми, Патрик [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Уорнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

Байден подчеркивает единство в условиях кризиса во внешней политике конфликта сверхдержав повлечет за собой неприемлемую цену.

Несмотря на то, что в украинских городах Киеве и Харькове перед миром вспыхивали сцены руин, г-н Байден утверждал, что за сохранение свободы в Восточной Европе стоит заплатить цену — которую он предложил ограничить. И он отпраздновал свой успех в организации западных союзников для введения действительно болезненных санкций против экономики России в качестве наказания за вторжение в Украину и в надежде ослабить контроль президента Владимира Путина над своей страной.

Агрессия г-на Путина, утверждал он, на самом деле укрепила атлантический альянс, который российский лидер намеревался расколоть.И он утверждал, что даже если г-н Путин одержит верх на Украине, Россия выйдет из этой «преднамеренной и неспровоцированной» войны «слабее, а остальной мир — сильнее».

Тем не менее, г-н Байден оставил без ответа, по крайней мере, на данный момент, несколько самых сложных вопросов о том, куда Америка пойдет дальше — и как она в конечном итоге выйдет из дерзких попыток г-на Путина разрушить мировой порядок, в значительной степени созданный в Вашингтоне.

Что произойдет, если комбинация дестабилизации российской валюты, лишения ее доступа к западным технологиям и замораживания активов ее олигархов и их семей не заставит г-наПутин отступает? А что, если, покончив с Украиной, российский лидер продолжит действовать, преисполненный решимости восстановить сферу влияния, от которой отказались последние лидеры Советского Союза, что, по мнению г-на Путина, имело катастрофические последствия?

Впервые с тех пор, как прошлой осенью спутники зафиксировали сосредоточение российских войск на границе с Украиной, г-н Байден открыто признал, что не уверен, на чем остановится г-н Путин.

Так он провел линию вдоль границ расширенного НАТО, на карте г.Путин настаивает на том, чтобы его откатили назад. «Наши силы направляются в Европу не для того, чтобы воевать на Украине, а для защиты наших союзников по НАТО, — сказал он, — в случае, если Путин решит продолжить движение на запад».

Последняя строчка была самой зловещей. В последние месяцы г-н Байден и его помощники часто спорили о том, выходят ли амбиции российского лидера далеко за пределы Украины.

Они смотрят на электронные карты на экранах в Оперативной комнате Белого дома и задаются вопросом, думает ли российский лидер в почти 70 лет, что это его последний момент, чтобы связать воедино завоеванную Украину, пленную Беларусь, зависимый Казахстан и может быть, даже уязвимой Молдове в подобие былой славы Советского Союза.

Восточная Европа не была полем битвы, которую имел в виду г-н Байден, когда в прошлом году высказал идею о том, что битва «автократии против демократии» станет определяющим принципом внешней политики его администрации.

В то время он больше думал о Китае, чем о России, больше о стимулировании конкурентоспособности Америки в 21-м веке, чем о сдерживании России, обремененной обидами из 20-го века. Когда г-н Байден впервые заговорил о «битве между полезностью демократий в 21 веке и автократиями», он был сосредоточен на долгой игре по восстановлению американской производственной базы полупроводников, опережая передовые китайские вооруженные силы и демонстрируя, что грязный бизнес самоопределения все еще может превзойти нисходящую власть.

Россия считалась разрушителем, но, скорее всего, его можно было держать в коробке.

Теперь ясно, что сдерживание г-на Путина может стать решающим фактором в течение следующих трех лет его президентства, поставив под угрозу сильно затянувшийся «разворот к Азии», который давно обсуждался в американских внешнеполитических кругах, но так и не был реализован в полной мере.

Г-н Байден говорил во вторник вечером как человек, который решил, что история не оставила ему другого выбора.

Мистер Байден — один из немногих оставшихся архитекторов постсоветского порядка, все еще находящихся у власти в Вашингтоне, и для него границы НАТО — больше, чем линии на карте. Они являются живым свидетельством того, что происходит, когда свободные люди могут выбирать себе союзников.

Для г-на Путина, конечно, та же самая карта выглядит как вторгшийся удав, вереница наций, заманенных Западом в заговор, чтобы зажать Россию, пока она не перестанет дышать. Он выступал против этого дизайна с 2007 года.И когда он начал действовать — вторгнувшись в Грузию в 2008 году и аннексировав Крым в 2014 году, — он не встретил сопротивления Запада. Соединенным Штатам и их союзникам потребовалось много времени, чтобы организовать санкции, и они мало что давали, когда их вводили.

Господин Байден принимал участие в этих решениях, особенно по Крыму. Но во вторник вечером он, похоже, признал, что слабая реакция только воодушевила сильного российского лидера. «На протяжении всей нашей истории мы усвоили этот урок: когда диктаторы не расплачиваются за свою агрессию, они вызывают еще больший хаос», — сказал он.— сказал Байден. Цена для Америки и всего мира «продолжает расти», добавил он.

Но описание проблемы мистером Байденом мало помогает в выяснении того, чем закончится эта война.

Очевидно, что г-н Путин не собирается возвращаться к прежним временам переговоров по договорам о контроле над вооружениями и правилам проведения военных учений, как это предлагали США. Вместо этого он проверяет, сможет ли он добиться более устойчивых изменений силой, а не путем переговоров, и сделать это за недели, а не за годы.

Со своей стороны, г-н Байден не предлагал российскому лидеру никаких отступлений, по крайней мере, публично, никаких компромиссов, подобных тем, которые ознаменовали собой раскол Европы после Второй мировой войны. И г-н Путин не проявил к ним никакого интереса, полагая, что, зайдя так далеко, он может добиться большего, продолжая свою жестокую тактику, чем дипломатией.

Неудивительно, что г-н Байден, являющийся и дизайнером, и активным сторонником западного альянса, рассматривает стремление г-на Путина разорвать его на части как отчаянную попытку повернуть время вспять.

Но он также знает, что нет никакой гарантии, что г-н Путин, воодушевленный выводом войск США из Афганистана и убежденный в своей способности противостоять любым санкциям, наложенным на него, потерпит неудачу.

«Никто не может однозначно сказать, какой мир возникнет из пепла в Украине», — написал во вторник исполнительный директор Центра новой американской безопасности и республиканский внешнеполитический стратег Ричард Фонтейн.

Президент Франклин Д. Рузвельт тоже не знал, когда он обращался к Конгрессу в 1941 году, когда Гитлер всего через шесть месяцев после бомбардировки и осады Киева во время своего наступления на Советский Союз.

«Параллели между тем моментом и нынешним поразительны», — сказал во вторник президентский историк Майкл Бешлосс, отметив, что демократия в то время «подвергалась угрозе внутри Америки и за ее пределами», отчасти ссылаясь на изоляционистскую «Америку». Первое», которое сегодня имеет отголоски в протрамповском крыле Республиканской партии.

Рузвельт оказался на шаг впереди, определил «четыре свободы» Америки и разработал закон о ленд-лизе, чтобы помочь Британии сдерживать нацистскую Германию.Но Америка не вступала в войну до тех пор, пока ее не заставили, в конце 1941 года.

В 2022 году задача мистера Байдена — не допустить повторения истории. Но он признал, что пройдет некоторое время, прежде чем в полной мере проявятся последствия решения России начать войну.

«Это настоящее испытание, — сказал он. «Это займет время. Так давайте и дальше черпать вдохновение в железной воле украинского народа».

Внешняя политика в фокусе

Филлис Беннис | 29 марта 2022 г.

Бесполетная зона НАТО над Ливией причинила гораздо больше страданий, чем предотвратила.В Украине было бы еще хуже.

прочитайте больше

по Хури Петерсен-Смит | 29 марта 2022 г.

Нам нужна прогрессивная политика, демонстрирующая солидарность со всеми жертвами военного насилия и противостоящая милитаризму нашего собственного правительства.

прочитайте больше

по John Feffer | 28 марта 2022 г.

Победа кандидата от консерваторов Юн Сок Ёля на недавних президентских выборах в Южной Корее подтолкнет страну еще глубже в США.С. объятия.

прочитайте больше

по John Feffer | 23.03.2022

Никакое дипломатическое решение невозможно без серьезного давления на Путина.

прочитайте больше

Митчелл Циммерман | 23.03.2022

Введение «бесполетной зоны» над Украиной означает начало воздушной войны с Россией. Риски неисчислимы.

прочитайте больше

Ник Кливленд-Стаут, Тейлор Джорно, Уильям Хартунг | 23 марта 2022 г.

Для начала напомним себе о катастрофических глобальных последствиях последнего.

прочитайте больше

Венди Сервантес | 23 марта 2022 г.

У администрации Байдена есть инструменты, которые она может использовать прямо сейчас, чтобы поставить детей и семьи на первое место в иммиграционной политике.

прочитайте больше

по John Feffer | 16 марта 2022 г.

Большинство лидеров альтернативных правых изо всех сил пытаются дистанцироваться от Владимира Путина. Может быть слишком поздно.

прочитайте больше

Фарра Хассен | 16 марта 2022 г.

То, что началось как антиавторитарное восстание, превратилось в жестокую международную войну по доверенности.Сколько бы лет ни прошло, решение остается прежним.

прочитайте больше

Абдули Нджай, Микаэла Торрес, Маргарета Матаче | 15 марта 2022 г.

Люби ближнего своего, но только если он похож на тебя?

прочитайте больше

Соединенным Штатам нужна новая внешняя политика

Заманчиво сделать радикальные выводы о том, какой будет геополитика после пандемии. Некоторые утверждают, что мы наблюдаем последний вздох американского превосходства, эквивалент британского «Суэцкого момента» 1956 года.Другие утверждают, что Америка, главный двигатель международного порядка после окончания холодной войны, временно недееспособна, а за рулем находится пьяный президент. Завтра более трезвый оператор сможет быстро восстановить лидерство США.

Мы еще многого не знаем о вирусе и о том, как он изменит международный ландшафт. Что мы знаем, однако, так это то, что мы дрейфовали в один из тех редких переходных периодов, с американским господством в зеркале заднего вида и более анархическим порядком, вырисовывающимся за его пределами.Этот момент напоминает — как по своей хрупкости, так и по геополитическому и технологическому динамизму — эпоху перед Первой мировой войной, которая вызвала два глобальных военных потрясения, прежде чем государственное искусство, наконец, осознало масштабы проблем. Чтобы справиться с сегодняшним сложным переходным периодом, Соединенным Штатам необходимо будет выйти за рамки дебатов между сокращением штатов и восстановлением и представить себе более фундаментальное переосмысление роли Америки в мире.

Нас окружают обломки пандемии — более полумиллиона человек во всем мире погибли, число голодающих удвоилось, а самый тяжелый экономический кризис со времен Великой депрессии бушует.Однако задолго до того, как разразился коронавирус, либеральный международный порядок, построенный и возглавляемый Соединенными Штатами, становился менее либеральным, менее упорядоченным и менее американским. Пандемия ускорила эту тенденцию и усугубила существовавшие ранее условия.

Читайте: Геополитические последствия пандемии грядут

В условиях, когда Соединенные Штаты и их союзники пошатнулись, отвлеклись и разделились из-за пандемии, стремление Китая стать доминирующим игроком в Азии возросло, равно как и его желание изменить международные институты и правила, соответствующие его силе и предпочтениям.Пандемия также усилила неуверенность китайского руководства, усилив его опасения по поводу экономической вялости и социального недовольства. Результатом являются усиление внутренних репрессий и еще более агрессивная разновидность дипломатии «волчьего воина».

Всегда настроенный на чужую слабость, Владимир Путин упускает из виду собственную слабость России. Крах нефтяного рынка и плохое управление Путиным пандемией сделали одномерную российскую экономику и застойную политическую систему еще более хрупкими.Мощный контрудар, Путин по-прежнему видит множество возможностей для разрушения и подрыва соперничающих стран, а именно такая тактика может помочь ослабевающей державе сохранить свой статус. Однако его право на ошибку сокращается.

Европа застряла между напористым Китаем, ревизионистской Россией, неустойчивой Америкой и своими собственными политическими срывами — ничто так не сбивает с толку, как Brexit. Дрейф в трансатлантическом альянсе усугубляется: США ожидают, что Европа будет делать больше с меньшими полномочиями, а Европа опасается, что она станет травой, которую топчут слоны великих держав.

Пандемия также усилила беспорядок и дисфункцию на Ближнем Востоке. Сторонники жесткой линии и в Тегеране, и в Вашингтоне воинственно позируют у подножия опасной эскалационной лестницы. Прокси-войны в Йемене и Ливии продолжаются. Сирия остается кровавой развалиной, а надвигающаяся аннексия Израилем Западного берега угрожает похоронить решение о создании двух государств.

По мере того, как волна пандемии накрывает развивающиеся страны, наиболее уязвимые общества мира становятся только более уязвимыми. Латинская Америка сейчас переживает самый большой экономический спад в истории региона.Африка с ее растущими городами и пугающей нехваткой продовольствия, воды и здоровья сталкивается с большими рисками, чем, возможно, любая другая часть мира.

Все эти вызовы и неопределенности усугубляются продолжающимися технологическими прорывами, а также идеологической и экономической конкуренцией.

Темпы перемен превзошли способность нерешительных, замкнутых лидеров формировать правила дорожного движения. Ложная информация распространяется с той же скоростью, что и правда; инфекционные болезни развиваются быстрее, чем излечиваются.Те же технологии, которые открывают так много человеческих возможностей, теперь используются авторитарными лидерами, чтобы запирать граждан, следить за ними и подавлять их.

Триумф глобализации давно позади, и общества борются с растущим неравенством и меркантилистскими импульсами. Демократия отступает уже более десяти лет, соглашение между гражданами и правительствами сильно подорвано. Международные институты начинают рушиться — они парализованы слишком большим количеством бюрократии, слишком малыми инвестициями и напряженным соперничеством крупных держав.Над всем этим нависла непреодолимая угроза изменения климата, поскольку наша планета постепенно задыхается от выбросов углерода.

Эми Зегарт: Началась гонка за большими идеями

Этот момент кричит о том, что лидерство должно помочь создать чувство порядка — организатор, который поможет справиться с этой сложной кучей проблем, стабилизировать геополитическую конкуренцию и обеспечить хотя бы некоторую скромную защиту глобальные общественные блага.

Но сейчас мы переживаем худшее пересечение человека и момента в американской истории.«Америка прежде всего» на самом деле означает, что сначала Трамп, только Америка и американцы сами по себе.

Постпандемическое будущее США не предопределено. У нас все еще есть право голоса, и мы все еще должны сделать судьбоносный выбор. Они более сложны, чем те, с которыми мы столкнулись в конце холодной войны, когда наше неоспоримое первенство защищало нас от наших ошибок и поддерживало наши иллюзии. Но сегодняшние выборы еще более значимы, чем те, что были 30 лет назад.

Соединенные Штаты должны выбрать один из трех широких стратегических подходов: сокращение расходов, восстановление и переосмысление.Каждый стремится реализовать наши интересы и защитить наши ценности; в чем они различаются, так это в оценке американских приоритетов и влияния, а также угроз, с которыми мы сталкиваемся. Каждого легко изобразить в карикатуре, и каждый заслуживает честного взгляда.

Сокращение штатов

Нетрудно убедить многих американцев, борющихся с человеческими и экономическими издержками пандемии, страдающих от открытых ран наших расовых различий и сомневающихся в силе и перспективах американской идеи, подтянуть нашу национальные разводные мосты и сокращение.Нетрудно также доказать, что преобладавший двухпартийный внешнеполитический консенсус испортил «однополярный момент» Америки после окончания «холодной войны», в результате чего США перенапряглись за границей и недостаточно инвестировали дома.

Сторонники сокращения штатов утверждают, что слишком долго и друзья, и враги были рады позволить Соединенным Штатам обеспечивать глобальную безопасность, пока сами пожинали плоды. Европа могла бы тратить меньше на оборону и больше на системы социальной защиты. Китай мог бы сосредоточиться на экономической модернизации, пока Америка сохраняла бы мир.

США могут быть первыми среди неравных на данный момент, но представление о том, что их лидеры могут возродить эпоху неоспоримого превосходства Америки, предотвратить подъем Китая или приведут наши дипломатические отношения и инструменты в точно такие же формы, как до Трампа и до пандемии, является мираж.

Кори Шейк: Ущерб, нанесенный «Америкой прежде всего»

Сокращение расходов легко искажается как разновидность нативистского изоляционизма или патологического упадка. Его часто изображают как призыв баннонитов отбросить за борт чувство просвещенного эгоизма и сосредоточиться, наконец, на части «я».Суть аргумента гораздо менее радикальна; речь идет о сужении нашей концепции жизненно важных интересов, резком сокращении глобальных военных операций, отказе от устаревших союзов и обуздании нашего миссионерского рвения к построению демократии за рубежом. Сокращение означает отказ от нашего высокомерного пренебрежительного отношения к национализму и суверенитету и понимание того, что другие державы будут продолжать преследовать сферы влияния и защищать их. И это означает признание того, что США могут более эффективно справляться с угрозами и противниками, чем побеждать их.

Главный риск сокращения заключается в том, что оно заходит слишком далеко или слишком быстро. Любая попытка отделить Соединенные Штаты от мира сопряжена со сложными недостатками. Попытка президента Барака Обамы изменить условия американского участия на Ближнем Востоке содержит важное предостережение. Его вдумчивая длинная игра столкнулась с несинхронизированными страстями короткой игры региона, что привело к серьезным нарушениям и сомнениям в американской мощи.

Есть и более серьезные структурные вопросы.Даже если США смирятся со своим относительным упадком и сузят свои внешние амбиции, где восходящий союзник, которому Америка сможет передать эстафету, как британцы передали США после Второй мировой войны? Какими бы склеротическими ни стали некоторые из наших альянсов, насколько американские лидеры уверены, что без них они смогут лучше определить нашу судьбу? Нет ли опасности того, что Соединенные Штаты станут островной державой в мире, недружелюбном к островам, где Китай будет постепенно доминировать на евразийском пространстве, Россия — ослабевшим сообщником, а Европа — изолированным придатком?

И сможет ли Америка, сокращающая свою жёсткую силу, по-прежнему играть организующую роль в таких вопросах, как изменение климата, нераспространение ядерного оружия и глобальная торговля, которую сейчас не может сыграть ни одна другая страна?

Восстановление

Можно утверждать, что первородным грехом является американская неуверенность, а не высокомерие.Ко всему прочему, глобальное лидерство США открыло эру беспрецедентного мира и процветания. Мы отказываемся от него на свой страх и риск. Сократители согласны с мнением дипломата Джорджа Кеннана о том, что чем раньше США избавятся от своего патерналистского альтруизма и станут просто еще одной большой страной, тем лучше для них будет. Реставраторы считают, что отводить Америке такую ​​роль в мире, где нет руля, было бы роковой ошибкой.

Томас Райт: Внешнеполитический беспорядок больше, чем кто-либо предсказывал

Они утверждают, что после распада Советского Союза СШАС. не удалось в полной мере воспользоваться своим первенством. Американские лидеры наивно способствовали подъему наших будущих соперников, думая, что их устроит место за нашим столом, а не вытеснит нас во главе. США замедлили расширение НАТО, чтобы успокоить российские опасения, только для того, чтобы увидеть, как все более реваншистски настроенная Россия снова встает на ноги, и приветствовали Китай во Всемирной торговой организации в качестве «ответственного участника», но не смогли привлечь его к ответственности, когда он продолжал ведут себя безответственно, нарушая правила, в то время как американский средний класс сломал себе хребет.

Реставраторы утверждают, что Америка больше всего страдает не тогда, когда делает слишком много, а слишком мало старается. Они считают, что лидеры США гораздо больше опасались неопределенного скользкого пути интервенции за границей, чем определенные волны человеческих трагедий, которые нахлынут, если не будут действовать американцы. Они считают «лидерство сзади» оксюмороном и думают, что США не смогли оценить, насколько зарождающиеся демократии зависят от Америки и как методично авторитаристы будут оспаривать демократическую модель.

Хотя Соединенные Штаты, возможно, больше не обладают непревзойденным господством, разница в силе по-прежнему в значительной степени склоняется в нашу пользу.Несмотря на нанесенные самим себе раны, у нас по-прежнему самые сильные в мире вооруженные силы, самая влиятельная экономика, самая обширная система альянсов и самая мощная мягкая сила.

Реставраторы беспокоятся о риске чрезмерной реакции на относительный упадок Америки. Соперничество с Китаем — это не очередная холодная война, которую следует избегать, а война, в которой нужно уверенно сражаться и побеждать. США должны отвергнуть любой возврат к миру закрытых сфер влияния, а также ясно видеть рост техноавторитаризма и дать отпор с новым концертом демократий.И хотя нам, возможно, придется сбалансировать наши внешнеполитические инструменты и избежать эксцессов эпохи после 11 сентября, риски сокращения наших оборонных бюджетов и нашей глобальной военной позиции перевешивают выгоды.

Для критиков, Субботним вечером в прямом эфире Эскиз «Еще Каубелл» — правда, не стандартная внешнеполитическая аналогия — воплощает реставраторскую точку зрения. Перефразируя бессмертные слова продюсера Брюса Дикинсона: «В мире лихорадка, и единственный рецепт — больше У.S. лидерство, какими бы противоречивыми и эгоистичными мы ни были иногда, и как бы ни были утомлены наши товарищи по группе с нашей примадонной.

Однако обещанное лекарство оставляет много вопросов без ответа. Есть ли у американского народа смелость и ресурсы прямо сейчас для космической борьбы с авторитаризмом или безграничного соперничества с Китаем? Являются ли максималистские цели, иногда подбрасываемые в этих дебатах, необходимыми или достижимыми? Насколько наши союзники готовы и могут присоединиться к нам в общем деле? Ускорит или задержит ли более напористая международная позиция обновление американского среднего класса? Является ли сдержанность приглашением к беспорядку или лучшей защитой от него?

Переосмысление

Существует альтернатива между распадом группы и смирением с вечным звоном коровьего колокольчика.

Мы живем в новой реальности: Америка больше не может диктовать ход событий, как нам иногда казалось. Администрация Трампа нанесла больший ущерб американским ценностям, имиджу и влиянию, чем любая другая администрация за всю мою жизнь. И наша нация больше разделена политической, расовой и экономической напряженностью, чем это было в поколениях. Но даже в этом случае, если мы не будем продолжать копать яму глубже для себя дома и за рубежом, мы остаемся в лучшем положении, чем любая другая крупная держава, для мобилизации коалиций и преодоления геополитических стремлений 21-го века.

Питер Бейнарт: Америке нужна совершенно новая внешняя политика в эпоху Трампа

Мы не можем позволить себе просто приукрашивать по существу реставрационную стратегию более скромно или, наоборот, придавать более смелый риторический блеск сокращению штатов. Мы должны заново изобрести цель и практику американской мощи, найдя баланс между нашими амбициями и нашими ограничениями.

В первую очередь американская внешняя политика должна поддерживать внутреннее обновление. Умная внешняя политика начинается дома, с сильной демократии, общества и экономики.Но на этом все должно закончиться — с увеличением количества рабочих мест лучшего качества, большей безопасностью, лучшей окружающей средой и более инклюзивным, справедливым и устойчивым обществом.

Благосостояние американского среднего класса должно быть двигателем нашей внешней политики. Нам давно пора провести историческую коррекцию курса дома. Нам необходимо добиваться более инклюзивного экономического роста — роста, который сокращает разрыв в доходах и состоянии здоровья. Наши действия за границей должны способствовать достижению этой цели, а не препятствовать ей. Приоритет потребностей американских рабочих над прибылью корпоративной Америки имеет важное значение.Лидеры должны гораздо лучше следить за тем, чтобы торговые и инвестиционные сделки отражали эти императивы.

Однако это не означает, что мы должны отвернуться от торговли или глобальной экономической интеграции. Цепочки поставок в некоторых секторах, имеющих последствия для национальной безопасности, потребуют диверсификации и дублирования, чтобы сделать их более прочными, но политики не должны нарушать глобальные цепочки поставок, которые приносят пользу американским потребителям и подпитывают развивающиеся рынки. Усовершенствованный экономический подход может включать элементы промышленной политики, уделяя больше государственной поддержки науке, технологиям, образованию и исследованиям.Это должно быть дополнено реформой нашей сломанной иммиграционной системы.

Вторым важным приоритетом новой внешней политики являются глобальные вызовы — изменение климата, глобальная небезопасность в области здравоохранения, распространение оружия массового уничтожения и революция в технологиях. Все эти проблемы напрямую влияют на здоровье, безопасность и процветание американцев. Ни одна из них не может быть решена Соединенными Штатами в одиночку. Все потребует международного сотрудничества, несмотря на усиление стратегического соперничества.

Они требуют нового мультилатерализма — лоскутного одеяла из коалиций государств-единомышленников, для создания которых у США все еще больше возможностей, чем у любой другой страны; жесткий подход к реформированию международных институтов; и ловкая дипломатия. Точно так же, как наше передовое военное базирование помогло справиться с угрозами безопасности во время холодной войны, превентивная дипломатия может помочь защитить наше общество от неизбежных потрясений и укрепить его устойчивость.

Третьим жизненно важным приоритетом является наша самая большая геополитическая задача: управление конкуренцией с Китаем.В последние десятилетия недисциплинированное мышление привело к тому, что мы слишком много думали о преимуществах сотрудничества с Китаем. Сегодня недисциплинированное мышление другого рода заставляет нас слишком много думать о возможности разделения и сдерживания, а также о неизбежности конфронтации. Наша тенденция, как это было в разгар холодной войны, состоит в том, чтобы преувеличивать угрозу, чрезмерно доказывать нашу ястребиную добросовестность, чрезмерно милитаризировать наш подход и сокращать политическое и дипломатическое пространство, необходимое для управления конкуренцией великих держав.

Предотвращение подъема Китая выходит за рамки возможностей Америки, а наши экономики слишком запутаны, чтобы отделиться друг от друга. Однако США могут формировать среду, в которой поднимается Китай, используя сеть союзников и партнеров по всему Индо-Тихоокеанскому региону — от Японии и Южной Кореи до растущей Индии, — которые беспокоятся о подъеме Китая. Это потребует работы с ними — и прямого взаимодействия с китайским руководством — для ограничения соперничества с Пекином, определения условий сосуществования, предотвращения превращения конкуренции в столкновение и сохранения пространства для сотрудничества в решении глобальных проблем.

Все зависит от разработки стратегии, которая укрепляет, а не противодействует этим трем взаимосвязанным приоритетам. Китай, очевидно, является не единственным геополитическим вызовом Америки, но, безусловно, самым важным. Мы не можем игнорировать другие регионы, в которых у нас есть постоянные интересы: Европа остается важным партнером, а Северная Америка — нашей естественной стратегической базой, несмотря на редкий дипломатический подвиг нынешней администрации по отчуждению канадцев. Мы также не можем игнорировать неизбежные кризисы внутри страны и за рубежом, которые так часто подрывают самые совершенные стратегии.

Вооруженная четким пониманием приоритетов, следующая администрация должна будет заново изобрести союзы и партнерские отношения США и сделать трудный — и запоздалый — выбор в отношении инструментов и условий взаимодействия Америки по всему миру. И ему придется действовать с той же дисциплиной, которая так часто ускользала от США во время их ленивого господства после окончания холодной войны.

Если «Америка прежде всего» снова отправится на свалку, нам все еще придется изгонять демонов — нашу гордыню, нашу властность, нашу недисциплинированность, нашу нетерпимость, наше невнимание к нашему домашнему здоровью и наш фетиш на военные инструменты и пренебрежение дипломатией.Но у нас еще будет шанс проявить нашу самую исключительную национальную черту: нашу способность к самовосстановлению. И у нас все еще будет шанс сформировать наше будущее до того, как оно будет сформировано за нас другими игроками и силами.

0 comments on “Направления внешней политики петра 1: Внешняя политика Петра 1 (западное и восточное направления)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.