Внешняя политика николая 1 подробно: Внешняя политика Николая I — Российская Империя

Внешняя политика Николая I — Российская Империя

Революционный взрыв, потрясший Европу в 1848 г., с особой силой сказался в Габсбургских владениях. Вся Венгрия, как во времена Ракоши, поднялась на Габсбургов, провозгласив свою независимость. В славянских областях, особенно в Богемии (Чехии), и даже в самой Вене, происходили мятежи. На стороне венгров сражались многие видные участники польского восстания 1830-1831 гг., сумевшие уйти в Австрию от Паскевича (это обстоятельство особенно пугало русское правительство , опасавшееся распространения восстания на Царство Польское). Одни лишь хорваты под предводительством бана Елачича остались лояльными (впрочем, здесь значительную роль играла традиционная неприязнь югославян к мадьярам).

Положение Австрии, вынужденной к тому же вести войну в Италии с сардинским королем, к зиме 1848 — 1849 гг. стало критическим, а весной 1849 г. — отчаянным. Юный император Франц-Иосиф, вступивший на престол после отречения своего дяди Фердинанда, обратился в апреле с мольбой о помощи к Николаю I, напоминая о принципах Священного союза.

Русская армия была готова к походу еще с конца 1848 г., как только в Европе началась революция. Первые русские войска (одна дивизия) были переброшены по просьбе австрийского канцлера в Вену еще в апреле 1849 г. (это был первый опыт перевозки русских войск по железной дороге). Основные же силы русской армии (120.000 чел. под командованием Паскевича в Царстве Польском и 50.000 под командование м генерала Лидерса в дунайских княжествах) выступили в дело лишь в начале июня.

Кампания длилась всего два месяца. Основные силы под командованием Паскевича за это время медленно продвигались от Карпат к Будапешту, тесня героически сопротивлявшееся вдвое меньшее венгерское ополчение генерала Гергея, а южная группа русских разгромила в Трансильвании венгерские отряды под командованием поляка генерала Бема. Навстречу им с запада пробивались австрийские войска, а с юга — хорватское ополчение. Храбрый Гергей поняв безвыходность своего положения 1 августа капитулировал перед достойнейшим с его точки зрения противником, сдавшись с остатками своей армии русскому генералу Ридигеру. 13 августа были подавлены последние очаги сопротивления в Трансильвании. Власть австрийских Габсбургов была спасена. Именно вмешательство России предопределило поражение борьбы венгров за независимость. Это на многие десятилетия вперед определило ненависть венгров к России и русским, неоднократно проявлявшуюся как в мирное время, так и в ходе двух мировых войн.

Восточная (Крымская) война 1853 — 1856 гг.

Политика Священного союза, с таким упорством проводившаяся русским правительством привела к тому, что “жандарма Европы” — Россию возненавидел весь цивилизованный мир, причем не только либеральные Великобритания или Франция, но даже весьма реакционные Пруссия и Австрия. Австрийцы к тому же искусно списали на “казаков” все недовольство вновь покоренных венгров. Таким образом, к началу 1850-х гг. Россия осталась без союзников.

Тем временем Великобритания активизировала свои дипломатические усилия, стремясь воспользоваться благоприятным моментом для окончательного вытеснения России с Балкан и Ближнего Востока. Вновь обострился так называемый Восточный вопрос.

В 1850 г. в Палестине произошел конфликт между православным и католическим духовенством. Речь шла о том, кто будет блюстителем особо чтимых всеми христианами храмов Гроба Господня в Иерусалиме и Рождества Христова в Вифлееме. Под давление президента Франции Луи-Наполеона Бонапарта (будущего (с декабря 1852 г.) императора Наполеона III) Османская империя (в состав которой входила тогда Палестина) решила спор в пользу католиков, вызвав резкое недовольство в Петербурге. Отступить Россия не могла, так как под сомнение было поставлено ее право покровительства всем православными христианам (именно христианам, а не просто родственным народам) на территории Османской империи, полученное еще при Екатерине и уступчивость России могла быть истолкована как слабость и стать началом полного и окончательного вытеснения ее из этого важнейшего региона.

В феврале 1853 г. на переговоры в Константнополь был послан светл. кн. А.С. Меншиков — относительно неплохой военный, но никудышний дипломат. Вероятно выбор не был случайным. Известно, что на эту роль предполагались гр. П.Д. Киселев и гр. А.Ф. Орлов, но оба по разным причинам не подошли. Вызывающе надменная манера общения Меншикова, натолкнувшись на непримиримую позицию турецкого правительства (Дивана), поддерживаемого Англией, лишь спровоцировала дальнейшее обострение и ослабила позиции умеренных турецких политиков, склонных к компромиссу с Россией. Характерно, что по вопросу о Святых местах удалось доиться приемлемого решения, однако русский император хотел теперь большего — подписания договора по которому Россия получала бы право вмешиваться во внутренние дела Турции в любой момент, когда, по ее мнению, нарушались права православных. Фактически это означало бы для Турции потерю суверенитета и на это она пойти не могла. Николай решил было сломить волю турок внезапным занятием Константинополя десантом Черноморского флота (16.000 пехоты, 2 сотни казаков и 32 орудия). Моряки под командованием вице-адмирала Лазарева были готовы к этому, однако министр иностранных дел Нессельроде решительно воспротивился этому, убеждая императора, что тем самым Россия лишь спровоцирует вмешательство европейских государств.

Готовясь к войне, Николай I рассчитывал на то, что Англия и Франция не сумеют преодолеть свои разногласия и единым фронтом выступить против России, более того, он рассчитывал, что как и в 1828 г. Англия поддержит действия России или хотя бы не будет им препятствовать. Это было серьезной дипломатической ошибкой. Даже осознав, что Россия останется на этот раз одна Николай I не прекратил нажима на Турцию. Так, для демонстрации серьезности русских намерений в вассальные дунайские княжества (Молдавия и Валахия) были введены войска (при этом, чтобы избежать вмешательства великих держав Россия взяла на себя обязательство не переходить Дунай и не ставить целью войны уничтожение Османской империи). Однако Османская империя, поддерживаемая Великобританией и Францией проявляла редкую неуступчивость. Наконец, в октябре 1853 г., заручившись поддержкой великих держав, турецкий султан объявил России войну.

Составляя план новой войны Николай I предполагал повторить в общих чертах кампанию 1828-29 гг., тогда как Турция предполагала основной удар нанести на Кавказском театре, опираясь на помощь горцев Шамиля. Одновременно предполагалась высадка турецкого десанта на побережье Турции. Чтобы не допустить этого, Черноморский флот под командованием адмирала Павла Степановича Нахимова 18 ноября 1853 г. уничтожил турецкую эскадру в Синопской бухте. Тем самым было нарушено данное европейским правительствам обещание не обстреливать турецкие прибрежные города и ситуация обострилась до предела. К концу 1853 г. стало понятно, что Турция в очередной раз терпит сокрушительное поражение. Дабы не допустить военного разгрома и распада Османской империи в январе 1854 г. англо-французская эскадра вошла в Черное море. России был предъявлен ультиматум об оставлении дунайских княжеств. Вместо ответа Николай приказал русским войскам форсировать Дунай. Это было однозначно истолковано правительствами Великобритании и Франции как повод к войне и 15 и 16 марта 1854 г. соответственно они объявили России войну. Англичане ликовали. Им удалось заполучить в союзники Францию с ее превосходной армией, опираясь на которую, а также на свой мощнейший в мире флот они стремились нанести России удар неслыханной силы, который отбросил бы ее на века назад и вытеснил бы с Балкан и Ближнего Востока. К антироссийской коалиции из политических соображений примкнуло небольшое Сардинское королевство. Однако весьма двусмысленной оставалась позиция Австрийской империи, не вошедшей в коалицию, но сосредоточившей почти всю свою армию (ок. 100.000 чел.) на границах дунайских княжеств, в тылу переправлявшихся через Дунай русских войск. Это было уже очень опасно. Вначале Николай не мог поверить в вероломство австрийского императора, которого он всего за несколько лет до этого спас от революции, а когда поверил, то написал на депеше из Вены в адрес Франца Иосифа — “Каналья! Мерзавец! Негодяй!”. Однако, русский император был вынужден отвести войска сначала обратно за Дунай, а потом и за пограничную р. Прут.

Вступление в войну великих держав резко изменило соотношение сил и весь дальнейший ход войны. Российская империя оказалась атакована по всему периметру своих протяженнейших границ. Англо-французская эскадра вошла в Балтийское море и обстреливала Кронштадт (ее дымы были прекрасно видны из Большого Петергофского дворца). На Белом море английская эскадра подвергла бомбардировке Соловецкий монастырь и опустошила все северное побережье России. В августе 1854 г. на Дальнем Востоке англо-французская эскадра предпринял попытку захватить Петропавловск-Камчатский. Лишь благодаря героизму его защитников и таланту командующего гарнизоном адмирала В.С. Завойко и командира фрегата “Аврора” капитана 2 ранга Изылметьева десант был отражен. Впрочем, Петропавловск пришлось эвакуировать. Вскоре были оставлены русским и все другие населенные пункты на дальневосточном побережье. Русские корабли укрылись в устье Амура. Так впервые в русской истории географический фактор сработал против России. Она просто не была в состоянии отразить удары, наносившиеся со всех сторон. Однако главным театром боевых действий продолжал оставаться бассейн Черного моря.

На Кавказском театре удача в целом благоприятствовала русским воскам. Еще 19 ноября 1853 г. в сражении у поселка Башкадыклар в Азиатской Турции удалось остановить продвижение турецких воск к Тифлису и перехватить инициативу. 24 июля 1854 г. русские после боя у Кюрюк-Дара оттеснили противника к крупнейшей крепости на Кавказе — Карсу. Оборона Карса (1 августа — 16 ноября 1855 г.) была возложена на английского специалиста — генерала Вильямса, прозванного турками Инглиз-пашой. Под его командованием турецкий гарнизон, в составе которого сражались польские и венгерские добровольцы сумел отразить штурм 17 сентября 1855 г. Началась долгая осада.

С лета 1854 г. на побережье Болгарии в районе Варны стала сосредотачиваться англо-французская армия. Ею командовали маршал Сент-Арно (Франция) и лорд Раглан (Великобритания). Не сумев нанести сколько-нибудь серьезного урона русской армии под командованием Паскевича на Дунайском театре, союзники (по предложению Раглана) решили осуществить крупномасштабную высадку в Крыму для того, чтобы ударом с тыла захватить беззащитный с суши Севастополь и, уничтожив русский флот, стать хозяевами Черного моря. Местом высадки были выбраны пологие песчаные пляжи близ Евпатории. Русские такого десанта не ожидали.

Высадка 62-тысячного экспедиционного корпуса состоялась 2-6 сентября 1854 г. Русские войска под командованием Меншикова не сумели этому помешать (в самой Евпатории в момент высадки десанта находилось всего 740 солдат из слабосильной команды, поправлявших здоровье на местных грязях). 8 сентября 1854 г. состоялось сражение на р. Альме, в ходе которого поддерживаемые корабельной артиллерией союзники сумели сломить сопротивление 35-тысячной русской армии и прорваться к Севастополю. 10 сентября Меншиков прибыл в Севастополь, велев остаткам своих войск отступать на Бахчисарай. Казалось, ничто не помешает союзникам захватить главную (и, фактически, единственную) военно-морскую базу России на Черном море. Однако неожиданно союзники побоялись штурмовать Севастополь сходу, предпочтя на первых порах ограничиться блокадой. Это дало русскому командованию (адмиралы В.А. Корнилов, П.С. Нахимов, В.И. Истомин) возможность подготовить город к обороне. Саперы под командованием талантливого военного инженера Э.И. Тотлебена в кратчайшие сроки возвели вокруг города земляные укрепления. Вход в Севастопольскую (Северную) бухту был прегражден затоплением 10 сентября по приказу Меншикова кораблей Черноморского флота с которых предварительно сняли артиллерию. Русские войска разделились на собственно севастопольский гарнизон (ок. 32.000 чел., главным образом моряки) и т.н. “Наблюдательный корпус” под командованием Меншикова в районе Балаклавы (ок. 26.000 чел.)

28 сентября, с созданием первых укреплений союзников вокруг Севастополя началась осада города, продолжавшаяся 349 дней (13.09.54 — 27.08.55). Только утром 5 октября 1854 г. союзники начали артиллерийский обстрел Севастополя. Именно в этот день гарнизон крепости понес первую серьезную потерю — на Малаховом кургане был смертельно ранен адмирал В.А. Корнилов. Обстрел нанес русским войскам значительный ущерб, но не достиг главной цели — не была уничтожена русская артиллерия, своими умелыми действиями показавшая противнику насколько сложен будет штурм, назначенный на следующий день. По решению союзного командования он был отменен. Вскоре русские получили шанс переломить ситуацию в свою пользу. 13 октября русские атаковали турецкие позиции под Балаклавой, сбив их с редутов. Их дальнейшее продвижение остановили подошедшие английские войска. Командовавший операцией лорд Раглан стремясь отбросить русских на исходные позиции и отбить захваченные ими пушки послал в атаку отборный Легкую кавалерийскую бригаду, в которой служили почти исключительно выходцы из самых аристократических английских семей (командир бригады граф Кардиган жил на борту собственной яхты, бросившей якорь в Балаклаве). Вначале им сопутствовала удача — был рассеян Уральский казачий полк и опрокинуты два русских пехотных полка, однако преследуя их англичане зашли глубоко в узкую речную долину, на высотах вокруг которой занимали позиции русские артиллеристы. Дав им зайти подальше они открыли шквальный огонь картечью с обоих флангов и в лоб. В считанные минуты полк был практически полностью уничтожен. Лишь при помощи подоспевших французов британцам удалось вывести остатки полка из “долины смерти”. Этот бой дал русским шанс прорвать блокаду, однако находившийся в Симферополе Меншиков узнал об этом успехе слишком поздно, а осажденные не решились прорываться в одиночку. Момент был упущен. Через несколько дней (24 октября) произошло новое сражение — под Инкерманом. Здесь опять русские войска стремились пробиться от Бахчисарая на помощь осажденному Севастополю и, разрезав осаждающую армию надвое, уничтожить ее. Вначале русские нанесли значительный урон англичанам, однако после вмешательства французов вынуждены были отступить. В ходе этих боев отчетливо проявилась слабая подготовка русского командования и превосходство союзных войск в стрелковом оружии. Нарезные дальнобойные винтовки сеяли смерть в русских рядах на таких дистанциях, где вооруженные главным образом кремневыми гладкоствольными ружьями русские даже не могли ответить. После Инкермана война приняла затяжной характер. Значительную роль играли саперы во главе с Тотлебеном, развернувшие масштабную подземную войну.

Казалось бы, русские войска, действовавшие у себя дома, должны были находиться в более выгодном положении, чем оторванные от своих баз союзники. Однако выходило наоборот. Англо-франко-турецкий экспедиционный корпус беспрепятственно получал по морю все новые подкрепления и боеприпасы, тогда как маломощная русская военная промышленность не успевала снабжать русскую армию. Огромной проблемой сделалась доставка боеприпасов на театр военных действий. На юге России и в Крыму не было ни одной хорошей дороги, а те что имелись, уже через несколько месяцев были полностью разбиты и стали непроезжими. Русские войска были вынуждены строго экономить боеприпасы. Вместе с тем, необходимо отметить, что в бой еще не были введены основные силы русской армии.

18 февраля 1855 г. скончался Николай I, находившийся в последние месяцы своей жизни в состоянии глубокой депрессии. Он понимал, что Россия не в состоянии в одиночку вести войну против всей Европы, чувствовал приближение момента, когда придется признать себя побежденным и не мог поверить, что ему придется пойти на это после тридцати лет блестящего царствования. Он был потрясен подлым поведением спасенной им Австрии, понимал, что принципы Священного союза, которым он искренне следовал все годы своего царствования потерпели полное поражение. Ходили слухи, что император покончил жизнь самоубийством. Последним его распоряжением было смещение Меншикова и назначение на его место М.Д. Горчакова. Новым императором стал его сын Александр II (1855 — 1881 гг.).

6 июня (в сороковую годовщину Ватерлоо) начался очередной штурм Севастополя, который его защитники сумели остановить у самой границы города с большими потерями для нападавших. Лорд Раглан не пережил неудачи и через несколько дней скончался в депрессии. Тем не менее положение города становилось критическим — против 75.000 русских солдат и матросов противник сосредоточил 170-тысячную армию союзников. Русское командование опасалось значительно усиливать собственную группировку в Крыму опасаясь второго десанта противника — на Перекоп, который мог бы отрезать все находившиеся на полуострове русские силы. 8 июня был ранен Тотлебен, а 28 июня 1854 г. на Малаховом кургане был смертельно ранен последний из “севастопольских адмиралов” — П.С. Нахимов. Вскоре он скончался. Всем стало понятно, что началась агония Севастополя. 4 августа русский “наблюдательный корпус” под командованием Горчакова предпринял попытку прорыва к осажденной крепости, но был разбит на Черной речке с большими потерями.

24 августа началась очередная бомбардировка, а 27 августа союзники пошли на штурм. Французам под командованием генерала Мак-Магона удалось захватить и удержать за собой Малахов курган (даже несмотря на приказ французского генерала Пелисье об отходе). Удерживать остатки крепости не имело уже никакого смысла и М.Д. Горчаков отдал приказ к отступлению. 28 и 29 августа были взорваны укрепления и затоплены последние корабли, а 30-го противник занял руины Севастополя. Его защитники по наплавному мосту переправились на северный берег Севастопольской бухты и соединились с “наблюдетельным корпусом”. На этом боевые действия в Крыму практически прекратились. Город пал, однако и враг понес тяжелейшие потери и уже не помышлял о походе вглубь России. Поставить Россию на колени не удалось.

Последним аккордом Восточной войны стало взятие русским войсками после длительной осады Карса (16 ноября 1855 г.) и фактический разгром Анатолийской армии турок. Ход боевых действий на Кавказском театре дает представление о том, как сложился бы ход этой войны не вмешайся в нее Франция и Великобритания.

16 марта 1856 г. был заключен Парижский мирный договор, положивший конец войне. По его условиям Россия получала обратно Сеавастополь (в обмен на Карс, возвращаемый Турции), но теряла Южную Бессарабию с устьем Дуная (в т.ч. и знаменитый Измаил) и право содержать на Черном море флот и строить крепости. Формально не должны были иметь флота на Черном море и турки, но они, обладая Проливами, просто могли перебазировать все свои корабли в Средиземноморье и вернуть их обратно в случае необходимости за считанные дни. Более того, Турция поучала право пропускать по своей воле в Черное море военные корабли третьих стран, что открывало возможность британцам держать все русское побережье под прицелом в любое нужное им время. Наконец, Россия теряла право покровительства христианским подданным Турции, которые были поставлены под протекторат всех великих держав.

1833 г. — конгресс Священного союза в Мюнхенгреце.

Правление Николая I

ЦАРСТВОВАНИЕ НИКОЛАЯ I

Царствование Николая обыкновенно считают реакцией, направленной не только против стремлений, которые были заявлены людьми 14 декабря, но и против всего предшествовавшего царствования. Такое суждение едва ли вполне справедливо; предшествовавшее царствование в разное время преследовало неодинаковые стремления, ставило себе неодинаковые задачи. Как мы видели, в первую половину его господствовало стремление дать империи политический порядок, построенный на новых основаниях, а потом уже подготовить частные отношения, согласуя их с новым политическим порядком; говоря проще, в первой половине господствовала надежда, что можно дать стране политическую свободу, сохранив на время рабство. Потом, когда обнаружилась нелогичность этой задачи, надо было бы перейти от первой ее половины ко второй, т. е. к предварительной перестройке частных общественных отношений; но тогда уже не хватило энергии, и вторая задача разрешалась без надежды и без желания разрешить первую. Эту вторую задачу усвоил себе преемник Александра. Отказавшись от перестройки государственного порядка на новых основаниях, он хотел устроить частные общественные отношения, чтобы на них можно было потом выстроить новый государственный порядок. Я считаю царствование Николая прямым логическим продолжением второй половины предшествовавшего царствования.

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. М., 2004. http://magister.msk.ru/library/history/kluchev/kllec85.htm

ОТНОШЕНИЕ ОБЩЕСТВА К ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I

[…] Как бы хорошо ни зарекомендовала себя новая власть, как бы ни была она далека от уничтоженной ею «аракчеевщины», она все-таки оставалась для людей данного направления карающей силой. А между тем именно эти люди и стояли во главе умственного движения той эпохи. Когда они сгруппировались в два известных нам лагеря «западников» и «славянофилов», оказалось, что оба эти лагеря одинаково чужды правительственному кругу, одинаково далеки от его взглядов и работ и одинаково для него подозрительны. Неудивительно, что в таком положении очутились западники. Мы знаем, как, преклоняясь перед западной культурой, они судили русскую действительность с высоты европейской философии и политических теорий; они, конечно, находили ее отсталой и подлежащей беспощадной реформе. Труднее понять, как оказались в оппозиции славянофилы. Не один раз правительство императора Николая I (устами министра народного просвещения графа С.С. Уварова) объявляло свой лозунг: православие, самодержавие, народность. Эти же слова могли быть и лозунгом славянофилов, ибо указывали на те основы самобытного русского порядка, церковного, политического и общественного, выяснение которых составляло задачу славянофилов. Но славянофилы понимали эти основы иначе, чем представители «официальной народности». Для последних слова «православие» и «самодержавие» означали тот порядок, который существовал в современности: славянофилы же идеал православия и самодержавия видели в московской эпохе, где церковь им казалась независимой от государства носительницей соборного начала, а государство представлялось «земским», в котором принадлежала, по словам К. Аксакова, «правительству сила власти, земле – сила мнения». Современный же им строй славянофилы почитали извращенным благодаря господству бюрократизма в сфере церковной и государственной жизни. Что же касается термина «народность», то официально он означал лишь ту совокупность черт господствующего в государстве русского племени, на которой держался данный государственный порядок; славянофилы же искали черт «народного духа» во всем славянстве и полагали, что государственный строй, созданный Петром Великим, «утешает народный дух», а не выражает его. Поэтому ко всем тем, кого славянофилы подозревали в служении «официальной народности», они относились враждебно; от официальных же сфер держались очень далеко, вызывая на себя не только подозрения, но и гонение.

Таким образом установилось своеобразное отчуждение между властью и теми общественными группами, которые по широте своего образования и по сознательности патриотического чувства могли бы быть наиболее полезны для власти. Обе силы – и правительственная, и общественная — сторонились одна от другой в чувствах взаимного недоверия и непонимания и обе терпели от рокового недоразумения. Лучшие представители общественной мысли, имена которых мы теперь произносим с уважением (Хомяков, Киреевские, Аксаковы, Белинский, Герцен, Грановский, историк Соловьев), были подозреваемы и стеснены в своей литературной деятельности и личной жизни, чувствовали себя гонимыми и роптали (а Герцен даже эмигрировал). Лишенные доверия власти, они не могли принести той пользы отечеству, на какую были способны. А власть, уединив себя от общества, должна была с течением времени испытать все неудобства такого положения. Пока в распоряжении императора Николая I находились люди предшествующего царствования (Сперанский, Кочубей, Киселев), дело шло бодро и живо. Когда же они сошли со сцены, на смену им не являлось лиц, им равных по широте кругозора и теоретической подготовке.

Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. СПб., 2000 http://magister.msk.ru/library/history/platonov/plats005.htm#gl22

ФОРМИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ НИКОЛАЯ I

По признанию самого Николая Павловича, он никогда не думал вступить на престол, и воспитывали его как «будущего бригадного генерала». На становлении личности Николая и как человека, и как будущего монарха сильно сказались унаследованные от отца Павла Петровича и деда Петра Федоровича родовые черты характера – бешеная вспыльчивость, почти напоказ выставляемая грубость, самонадеянность, упорство в отстаивании своих намерений и решений. Как зло, но верно заметил Герцен, «его (Николая I – М.Р.) упорность доходила до безумия беременных женщин, когда они чего-нибудь хотят животом». Все это накладывалось на присущее Николаю с самого раннего детства стремление во что бы то ни стало быть первым, в том числе и за счет морального и физического подавления слабейших. Крайне непривлекательной чертой еще только формирующегося характера подростка Николая было и то, что уже со стороны своих товарищей по детским играм он «не сносил никакой шутки, казавшейся ему обидою, не хотел выносить ни малейшего неудовольствия <…> он как бы постоянно считал себя и выше, и значительнее всех остальных». И это чувство превосходства над всеми сохранилось у него на всю жизнь, причем Николай был убежден в божественном происхождении своей власти и в том, что так нужно для блага России.

Сказалось на формировании личности Николая и несистематизированное, большей частью поверхностное общее образование. По его собственному признанию, он «в учении видел одно принуждение и учился без охоты». По обычаям того времени не избежал юный Николай и суровых телесных наказаний, впрочем, не давших ожидаемого воспитателями результата. Тем не менее Николай хорошо овладел четырьмя языками (русским, французским, немецким, английским), неплохо рисовал карандашом и акварелью, играл на трубе (видимо, на тромбоне) и, как пишет граф Олсуфьев, был также «артистом игры на барабане».

«Математика, потом артиллерия и в особенности инженерная наука и тактика, – напишет позже Николай в своих записках, – привлекали меня исключительно; успехи по этой части оказывал я особенные». И это не было пустой похвальбой. Его современник, инженер по образованию генерал Е.А. Егоров писал, что Николай Павлович «питал всегда особенное влечение к инженерному и архитектурному искусствам <…> Любовь к строительному делу не покидала его до конца жизни и, надо сказать правду, он понимал в нем толк <…> Он всегда входил во все технические подробности производства работ и поражал всех меткостью своих замечаний и верностью глаза».

Рахматуллин М.А. Император Николай I глазами современников // Отечественная история. №6, 2004 г. http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/RUHIST/PALKIN-2.HTM

ВОССТАНИЕ ДЕКАБРИСТОВ

29 декабря 1825 г. началось восстание Черниговского полка, расположенного в районе г. Василькова (в 30 км к юго-западу от Киева). Восстание возглавил С. И. Муравьев-Апостол. Оно началось в тот момент, когда членам Южного общества стало известно о разгроме восстания в Петербурге и когда уже были арестованы руководители общества П. И. Пестель и А. П. Юшневский, полным ходом шли аресты других декабристов на юге. Восстание началось в селе Трилесы (Киевской губернии) – здесь находилась одна из рот Черниговского полка. Отсюда С. Муравьев-Апостол направился в Васильков, где был штаб этого полка и находились еще его 5 рот. С. И. Муравьев-Апостол и М. П. Бестужев-Рюмин заранее составили революционный «Катехизис», предназначенный для распространения в войске и в народе. Этот документ, написанный в виде вопросов и ответов, в доходчивой для солдат форме доказывал необходимость упразднения монархической власти и установления республиканского правления. «Катехизис» был прочтен восставшим солдатам, некоторые его экземпляры были распространены в других полках, но его идеи не нашли отклика в солдатской массе. В течение недели С. И. Муравьев-Апостол с 970 солдатами и 8 офицерами Черниговского полка совершал рейд по заснеженным полям Украины, надеясь на присоединение к восстанию других полков, в которых служили члены тайного общества. Однако эта надежда не оправдалась. Командованию удалось изолировать Черниговский полк, отводя с его пути те полки, на присоединение которых рассчитывал С. И. Муравьев-Апостол.

Одновременно к району восстания стягивались крупные силы верных правительству войск. Общее командование этой операцией Николай I поручил своему брату Константину Павловичу. Когда надежда на присоединение полка, стоявшего в г. Белая Церковь, рухнула (полк был выведен из города), С. И. Муравьев-Апостол повернул свой полк обратно к с. Трилесам, рассчитывая сделать бросок на Житомир. Но утром 3 января 1826 г. при подходе к Трилесам, между деревнями Устиновкой и Ковалевкой, полк был встречен отрядом правительственных войск и расстрелян картечью, а раненный в голову С. И. Муравьев-Апостол схвачен и в кандалах отправлен в Петербург.

После подавления восстания в Петербурге и на Украине самодержавие обрушилось на декабристов со всей беспощадностью. Было взято под арест 316 человек (некоторых из них арестовали случайно и после первых допросов отпустили). Всего же по «делу» декабристов проходило 579 человек – таково было число лиц, попавших в составленный следствием «Алфавит членам злоумышленного общества, открывшегося 14 декабря 1825 г.» О многих подозреваемых следствие велось заочно; других же, вышедших из тайного общества или лишь формально в нем состоявших, следствие оставило «без внимания», но все же включило в этот черный список, постоянно находившийся под рукой у Николая I.

Полгода работала Следственная комиссия в Петербурге. Следственные комиссии были образованы также в Белой Церкви и при некоторых полках. Это был первый в истории России широкий политический процесс. Виновными были признаны 289 человек, из них 121 предан Верховному уголовному суду (всего же всеми судами осуждено 173 человека). Из числа преданных Верховному уголовному суду пятеро (П. И. Пестель, К. Ф. Рылеев, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский) были поставлены «вне разрядов» и приговорены «к смертной казни четвертованием», замененной повешением. Остальные распределены по степени вины на 11 разрядов. 31 человек 1-го разряда был приговорен «к смертной казни отсечением головы», замененной бессрочной каторгой, 37 – к различным срокам каторжных работ, 19 — к ссылке в Сибирь, 9 офицеров разжалованы в солдаты. Свыше 120 человек понесли различные наказания по личному распоряжению Николая I, без суда: посажены в крепость на срок от полугода до 4 лет, разжалованы в солдаты, переведены в действующую армию на Кавказ, отданы под надзор полиции. Особые судебные комиссии, рассматривавшие дела солдат, участвовавших в восстаниях, приговорили 178 человек к наказанию шпицрутенами, 23 – к палкам и розгам. Из остальных участников восстания сформировали сводный полк в составе 4 тыс. человек, который был отправлен в действующую армию на Кавказ.

История России с древнейших времен до 1861 года Н. Павленко, И. Андреев, В. Кобрин, В. Федоров. 3-е изд.. М., 2004 http://wordweb.ru/andreev/89.htm

НИКОЛАЙ I И АРМИЯ

Император Николай Павлович был солдат в полном значении этого слова. До 20-летнего возраста он не предназначался к царствованию и получил чисто военное, строевое, воспитание. Военное дело было любимым его делом, его призванием. Любил он его не как дилетант, а как знаток. Армию же считал своей семьей. «Здесь нет никакого фразерства, никакой лжи, которую видишь всюду, – часто говорил он. – Оттого мне так хорошо между этими людьми и оттого у меня военное звание всегда будет в почете». Особенную привязанность Государь питал к инженерным войскам. Саперы платили Государю тем же и сохранили культ его памяти. Долгое время после его смерти уже в 70-х годах офицеры инженерных войск продолжали носить короткие усы и бачки. Особенным расположением Николая I пользовался Лейб-Гвардейский саперный батальон, первый поспешивший к нему 14 декабря. Вручая этому батальону в 1828 году под стенами Варны георгиевское знамя Государь прослезился. Любя солдата, он в бытность свою великим князем и командиром Измайловского полка стремился не выказывать этого чувства (Александр I не терпел «популярных начальников»), почему вначале и не был понят войсками, чем, как известно, воспользовались декабристы. Впоследствии, уже Царем, он в зимнюю стужу шел пешком за гробом простого рядового…

Все его царствование было расплатой за ошибки предыдущего. Тяжелое наследство принял молодой Император от своего брата. Гвардия была охвачена брожением, не замедлившим вылиться в открытый бунт. Поселенная армия глухо роптала. Общество резко осуждало существовавшие порядки. Крестьянство волновалось. Бумажный рубль стоил 25 копеек серебром…

При таких условиях разразилось восстание декабристов. Оно имело самые печальные для России последствия и оказало на политику Николая I то же влияние, что оказала пугачевщина на политику Екатерины и что окажет впоследствии выстрел Каракозова на политику Александра II. Трудно сказать, что произошло бы с Россией в случае удачи этого восстания. Обезглавленная, она бы погрузилась в хаос, перед которым побледнели бы и ужасы пугачевщины. Вызвав бурю, заговорщики, конечно, уже не смогли бы совладать с нею. Волна двадцати пяти миллионов взбунтовавшихся рабов крепостных и миллиона вышедших из повиновения солдат смела бы всех и все […].

Керсновский А. А. История русской армии // в 4 томах. М., 1992–1994. Т. 2. 1993. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/07.html

РЕФОРМЫ НИКОЛАЯ I

Отсутствие свода действующих законов затрудняло деятельность правительства, создавало почву для злоупотреблений чиновников. По распоряжению Николая работы по составлению Свода законов были поручены группе специалистов под руководством Сперанского. Прежде всего были выявлены в архивах и расположены по хронологии все законы, принятые после 1649 г. Они были опубликованы в 51 томе «Полного собрания законов Российской империи».

Затем началась более сложная часть работы: были отобраны, расположены по определенной схеме и отредактированы все действующие законы. Иногда действующих законов не хватало для заполнения схемы, и Сперанскому с помощниками приходилось «дописывать» закон, на основании норм зарубежного права. К концу 1832 г. закончилась подготовка всех 15 томов «Свода законов Российской империи». «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный, – гласила статья 1 «Свода законов». – Повиноваться верховной его власти не токмо за страх, но и за совесть Сам БОГ повелевает».

19 января 1833 г. «Свод законов» был одобрен Государственным советом. Николай I, присутствовавший на заседании, снял с себя орден Андрея Первозванного и возложил его на Сперанского. Таков был путь этого крупнейшего государственного деятеля. Начинал он с конституционных проектов, которые теперь пылились в архивах. Закончил – составлением «Свода законов» самодержавного государства.

В первые годы своего царствования Николай I не придавал большого значения крестьянскому вопросу. Постепенно, однако, царь и его ближайшее окружение приходили к мысли, что крепостное право таит в себе опасность новой пугачевщины, что оно задерживает развитие производительных сил страны и ставит ее в невыгодное положение перед другими странами – в том числе и в военном отношении. Разрешение крестьянского вопроса предполагалось вести постепенно и осторожно, рядом частичных реформ.

Боханов А.Н., Горинов М.М. История России с начала XVIII до конца XIX века, М., 2001. Глава 18. Николай I и его Империя § 2. Реформы Николая I http://kazez.net/book_98689_glava_114_%C2%A7_2._Reformy_Nikolaja_I.html

НИКОЛАЙ I И ТРАНСИЛЬВАНИЯ

[…] Российские войска остались в Валахии, на случай грозного поворота событий в Венгрии они стояли наготове для удара по ней с юга. Кроме всего прочего их присутствие являлось сдерживающим фактором для турецких войск в Валахии и предотвращало утрату здесь официальной Россией своих позиций.

И еще одно почти преданное забвению обстоятельство следует иметь в виду, оценивая действия Николая I: ему нужна была слабая, раздираемая национальными противоречиями Габсбургская монархия во главе Германского союза. Единственная альтернатива – комбинация с Пруссией у руля «Неметчины», как она именовалась в царской семье.

Своего шурина, родного брата императрицы Александры Федоровны короля Фридриха-Вильгельма IV, Николай Павлович презирал за слабость и безликость. Но за ним стояла крепко сколоченная, быстро наращивающая экономические мускулы держава, претендующая на главную роль в Германском союзе, что превратило бы его из почти что географического понятия в ведущую силу в Центральной Европе. А этого царь опасался больше всего, он сам собирался заправлять здесь делами, прикрываясь австрийской ширмой. Как заклинание звучат его слова – «не быть единству Германии, ни прочим бредням».

Конечно, оптимальным представлялся вариант, при котором Габсбурги сами бы поразили гидру мятежа. Зимой 1848/49 г. из Австрии поступали утешительные вести: имперские войска одерживали верх. Но весной венгерская революция обрела второе дыхание, нависла угроза над самим существованием Дунайской монархии. Прежние австрийские просьбы о помощи превратились в домогательства. Еще 1(13) апреля царь тешил себя надеждой: «Входить в Трансильванию нам нет причины. Это дело прямо австрийцев». Между тем именно в это княжество отступили венгерские войска, и там развернулись основные военные операции. Николай решился на интервенцию.

По Венгрии корпус генерал-адъютанта графа Ридигера прошел быстрым маршем. По его свидетельству, «несмотря на все ухищрения венгерского правительства вооружить народ против нас во всех местах, через которые прошел вверенный мне корпус, жители остались в своих жилищах, нимало не думая о вооружении». Ничего похожего на народное сопротивление войска здесь не встретили. Царь вздохнул с облегчением: «Слава Богу, что первый акт кампании, и, может быть, один из самых трудных, совершен без выстрела». Возникла мысль, что удастся обойтись малой кровью. Не удалось. Основные силы революционной армии отошли в Трансильванию и, вступив в эту область, полки Паскевича угодили в самое пекло всех мыслимых противоречий: социальных, национальных и религиозных, вылившихся в гражданскую войну и обернувшихся кровавой межэтнической резней.

Виноградов В.Н. Венгерский поход И.Ф. Паскевича 1849 г.: легенда и действительность // Новая и новейшая история. № 3, 2000 http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/PASK.HTM

КРЫМСКАЯ ВОЙНА

Почти одновременно с высадкой в Крыму англо-французских армий летом 1854 г. Австрия, поддержанная воюющими странами, потребовала вывода российских войск из Дунайских княжеств, и как только это было сделано, тут же заняла их. Хотя венское правительство формально считалось нейтральным, по существу оно было участником антирусской коалиции. Вене принадлежала инициатива по выработке предварительных условий договора, известных четырех пунктов (август 1854 г.), которые Орлов, по словам А.Ф. Тютчевой, считал «унижением России». Их выполнение лишало Россию исключительного права покровительства православному населению Османской империи, требовало пересмотра режима Черноморских проливов, что было важным рычагом российского влияния. Николай I, взвесив все обстоятельства, согласился начать переговоры на условиях, выдвинутых противниками. Это решение России явилось неожиданностью для государств Запада, стремившихся к продолжению войны.

Союзники сосредоточили свои усилия на подготовке к захвату Крыма. Здесь, казалось, легче было закрепиться, отсюда недалеко до Проливов. Основной удар решено было нанести по Севастополю – главной крепости Крыма. Сюда были стянуты английские, французские, турецкие и сардинские войска. Их общая численность превышала 170 тыс. Несмотря на огромное превосходство сил противника, осада и оборона Севастополя продолжалась 11 месяцев, с октября 1854 г. по сентябрь 1855 г., что вызвало беспокойство прежде всего английского правительства за состояние армии в Крыму.

Падение города предопределило итог войны. Однако союзники, оставив под стенами Севастополя более 100 тыс. чел., не решились продолжать сражение с перешедшей на северную сторону крепости российской армией. Большие потери, понесенные в Крыму, осложнили отношения в союзном лагере. Лондон предлагал продолжать войну на Кавказском направлении; об этом просили и турки. Париж не хотел жертвовать своими солдатами ради интересов английской короны. Во Франции полагали, что главная задача союзников по ослаблению позиций России в Черноморье и укреплению влияния западноевропейских государств решена их победой в Крыму. Взятие русскими войсками Карса доказало боеспособность России. Париж настаивал на созыве конгресса.

Николай I только в ходе войны осознал ошибки своего стратегического плана, ориентированного прежде всего на войну с Турцией или, в крайнем случае, с Францией. При таком соотношении сил император был уверен в победе России. Начиная войну, он рассчитывал если не на поддержку, то на нейтралитет Англии, памятуя о русско-английских устных договоренностях 1844 г. Ведущая роль Англии в антирусском блоке была для царя большой неожиданностью.

Столкновение России с европейскими странами наглядно показало ее экономическую слабость, техническую отсталость, приверженность части командования старым методам ведения войны.

М.Н. Погодин, приветствовавший начало Крымской войны, к ее концу начал критиковать политику правительства и его отсталость от достижений Европы: «Теперь надо вдруг приниматься за все: за дороги – железные и каменные, за оружейные, пушечные и пороховые заводы, за медицинские факультеты, за кадетские корпуса… Все внутренние дела давно пришли в страшный упадок… правда вышла из употребления как ненужная ассигнация».

Поражение в войне было тяжелым ударом для императора, армии, общества. «В публике, – замечала Тютчева, – один общий крик негодования против правительства». Те же мысли высказывал историк С.М. Соловьев: «Приходилось расплачиваться за тридцатилетнюю ложь, тридцатилетнее давление всего живого, духовного, подавление народных сил, превращение русских людей в полки».

Николай I внимательно следил за получаемыми тревожными сообщениями из Крыма, был небрежен к своему здоровью, ходил в легком пальто, хотя в Петербурге было холодно и распространилась эпидемия гриппа. Он заболел; простуда перешла в воспаление легких; состояние ухудшалось; 18 февраля 1855 г. император умер. Его последние слова были обращены к наследнику, будущему императору Александру II: «Служи России!».

геополитический аспект – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

2005

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 9. Вып. 2

ВОСТОКОВЕДЕНИЕ

Е.И. Зеленев, И.В. Зеленева

ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ НИКОЛАЯ I: геополитический аспект

Во внешнеполитической доктрине Николая I (1825-1855 гг.) южное и восточное направление играло большую роль, чем у его брата и предшественника императора Александра I (1801-1825 гг.). Николай I стал подлинным энтузиастом «индийского» направления российской внешней политики, что и привело его к острейшему конфликту с Великобританией, которая активно противодействовала любым планам России по выходу в Средиземное море и к Индийскому океану.

Российско-османские отношения были важным компонентом международной политики на протяжении всего XIX в. «Персидский вопрос» также сохранял перманентную актуальность. Он стал играть особенно важную роль в российской внешнеполитической доктрине во второй половине XIX — начале XX в., когда состоялись аннексия Россией центрально-азиатских территорий, ее выход непосредственно к границам персидского срединного пространства’, а затем и его раздел на сферы влияния между Россией и Великобританией (1907 г.)2. Собственно российско-османские и российско-персидские отношения составляли основной массив так называемой восточной политики Николая I.

Попытки ряда исследователей понять причины внешнеполитического провала Николая I, приведшего к поражению в Крымской войне (1853-1856 гг.), исключительно методами исторического анализа оставляют в стороне важнейший блок геополитических факторов пространственно-политического характера. Попробуем восполнить этот пробел, опираясь на уже известные факты, но давая им пространственно-политическую интерпретацию.

Геостратегические интересы России — поиск ею своего места в мировом политическом процессе — выдвигали на первый план сотрудничество с европейскими странами и активную политику вдоль всей западной границы страны. Южный же сегмент западной границы России упирался во владения османо-турецкого срединного пространства, борьба с которым была общим делом ряда европейских срединных территорий — австрийской, английской, отчасти французской и прусской. Геостратегический подход, основанный на поиске средств сплочения европейских держав на антиосманской основе, открывал хорошую перспективу для интеграции России в европейское политическое пространство при условии, что приоритеты европейской интеграции (геостратегические) занимали бы главное место во внешнеполитической доктрине, первенствуя над геополитическими интересами, направленными на приобретение односторонних политических преимуществ3.

О Е.Н. Зеленев, И В. Зеленева, 2005

Коалиционные интересы европейских держав, враждебных Османской империи, могли бы длительное время «работать» на ослабление и истощение Турции, приведя ее в конечном счете к коллапсу. Забегая вперед, отметим, что этот политический сценарий удалось осуществить в конце XIX — начале XX в., когда коалиционные действия европейцев (включая Россию) накануне и в ходе первой мировой войны привели к распаду османо-турецкого срединного пространства и сокращению его границ до собственно турецкого национального ядра в Малой Азии.

В начале царствования и Александра I, и Николая I Восточный вопрос выступал центральной проблемой их внешней политики4. Оба императора уже в первые годы правления оказались втянуты в войны с Османской империей. Напомним, что история так называемого Восточного вопроса как признанной европейцами международной проблемы восходит именно к началу царствования Александра I, хотя исторические корни проблемы значительно древнее.

Сущность Восточного вопроса — международная борьба за колониальный раздел ведущими европейскими державами территории Османской империи. Появление термина «Восточный вопрос» не имеет точной датировки. Известный российский историк С.М. Соловьев утверждал, что Восточный вопрос «появился в истории с тех пор, как европейский человек осознал различие между Европою и Азией», тогда как военно-по-литическое противостояние Османской империи европейским державам он рассматривал как частное проявление глобального конфликта между Азией и Европой5. М.Н. Покровский и некоторые другие современные ему авторы определяли возникновение Восточного вопроса «естественным образом с момента появления турок в Европе в середине XIV в.», а в узком смысле — как вопрос о турецком наследстве, с Кючук-Кайнард-жийского мира 1774 г.6 В англоязычной историографии возникновение Восточного вопроса чаще всего связывают с русско-турецкой войной 1768-1774 гг., а также с возникшим тогда же египетско-османским противоборством, достигшим кульминации в 30-е годы XIX в.7 Авторы работы «Восточный вопрос во внешней политике России» полагают, что под Восточным вопросом следует понимать международную проблему середины XVIII -начала XX в., возникновение которой связано с военно-политическим ослаблением Османской империи и борьбой крупных европейских держав за колониальный передел ее территорий8.

Российский историк С.Жигарев посвятил Восточному вопросу фундаментальное двухтомное исследование «Русская политика в Восточном вопросе». Он дает собственную оригинальную интерпретацию Восточного вопроса: «Восточный вопрос есть трудная и сложная задача, состоящая в том, чтобы обеспечить собственные материальные интересы на Востоке и помочь своим восточным единоверцам и единоплеменникам в борьбе с мусульманством за национальное и религиозное самосохранение, вывести их из турецкого порабощения и ввести в семью европейских народов, не нарушая как интересов и прав остальных независимых держав Европы, так и самих турецких христиан».9

Такой подход к трактовке Восточного вопроса учитывал религиозные, экономические, политические, психологические и социальные факторы, связанные с особенностями географического положения Османской империи. С. Жигарев описывает три периода в истории Восточного вопроса. Первый период охватывает три столетия до первой половины XVIII в. Это был подготовительный период, который характеризовался борьбой России и Западной Европы против Османской империи. Следующий этап — движение России на Балканский полуостров (русско-турецкие войны) в XVIII-XIX вв. Хронологические рамки третьего периода — конец XIX — начало XX в.

Несмотря на заманчивые перспективы — захват Черноморских проливов, выход к Персидскому заливу и Индийскому океану, наступление на английские владения в Индии — османское, персидское и центрально-азиатское направления внешней политики не получили развития в период царствования Александра I. Политические приоритеты Александра уже к концу первого десятилетия XIX в. полностью оказались в плоскости европейской политики, которая переживала период наполеоновских войн.

Начало наполеоновских войн изменило логику международной политической жизни, нарушило ее традиционные субъектно-объектные связи. Россия оказалась вынуждена отвечать на политические вызовы, й известной степени утратив инициативу в выборе политических приоритетов. Восточный вопрос отошел на второй план перед более важными и опасными проблемами, вызванными сначала наполеоновскими войнами в Европе, а затем и французской агрессией непосредственно против России.

Если же используя геополитический подход, допустить применение сослагательного наклонения и предположить, что Александра I ничто не отвлекало от проблем южных и юго-западных границ России, то политика России в отношении Османской империи вполне могла бы строиться на геостратегических принципах при сохранении приоритетов общеевропейской интеграции и коллективных действий против общего противника. Успех России в борьбе с Османской империей мог быть обеспечен только вследствие коллапса османо-турецкого срединного пространства в результате его истощения в борьбе с коалицией европейских государств. Тогда в ходе дележа османских владений между державами-победителями Россия могла бы претендовать на свою долю, как это имело место в случае со шведским и польским срединными пространствами. Собственно, это и произошло в ходе первой мировой войны, когда геополитический развал османского государства дал Англии и Франции возможность существенно расширить свои колониальные владения. По известным причинам раздел османского наследства произошел без российского участия, что и спасло турецкое национальное ядро от поглощения его Россией, поскольку именно она претендовала на Константинополь, а следовательно, и на геополитический контроль над всей Малой Азией.

Любые попытки России решить свои геополитические задачи за счет османских владений без согласия европейских стран вели к риску столкновения с «объединенной Европой», и тогда уже не Османская, а Российская империя оказалась бы под угрозой смертельно опасной и бесперспективной борьбы на истощение. Бесперспективность состояла в том, что для противодействующих России европейских срединных пространств (английского, австрийского, французского, прусского и др.) Османская империя выступала пограничной зоной, тогда как для России это было сопредельное срединное пространство. Разгром поддерживаемой европейскими союзниками Османской империи не наносил сколько-нибудь серьезного урона европейским державам, которые сохраняли весь свой военный потенциал и могли продолжать борьбу. Поэтому даже в случае безусловной победы России над османами ей предстояла еще длительная дипломатическая, а возможно, и военная борьба за признание и сохранение завоеванного, тогда как поражение ставило Россию на колени перед коалицией союзников. Примером может служить победоносная для России война с Турцией в 1877-1878 гг., которая не принесла желаемого геополитического успеха.

Ретроспективно борьба России за проливы Босфор и Дарданеллы представляет собой не что иное, как геополитическую ловушку, поскольку любые односторонние успехи России в деле овладения этими проливами весьма эффективно блокировались европейскими конкурентами, прежде всего Англией, которые при малейшей угрозе спешили

на помощь Стамбулу. Схожая ситуация с проливами Эресунн и Каттегат, а также Большой и Малый Вельт на Балтике осознавалась российской политической элитой, а понимание геополитической безнадежности единоличной борьбы за Черноморские проливы, увы, не приходило. Возможно, эта «геополитическая слепота» была рождена очевидной слабостью Османской империи и искусством европейской дипломатии, которая направляла силы России на бесплодную борьбу за то, чем она не могла владеть в одиночку. На самом деле, успех борьбы за Проливы мог быть достигнут только в том случае, если бы Англия и другие европейские соискатели османского наследства получали адекватные российским геополитические приобретения, например, на Ближнем Востоке или в Северной Африке.

Другая возможность овладеть Проливами предоставлялась в случае жестких ответных мер России в ходе какого-либо острого политического кризиса, в частности в ходе египетско-османского конфликта 1832-1833 гг., или в ответ на английскую оккупацию в 1882 г. Суэцкого канала. В этом случае захват Россией Черноморских проливов мог бы рассматриваться европейским сообществом как мера превентивной обороны и не вызвать ответных коллективных действий со стороны европейских держав, прежде всего сильнейшей из них — Англии, особенно если она была бы занята боевыми действиями в Египте. Однако для такого жесткого и опасного ответа требовались тщательная подготовка, железная политическая воля, огромные военные ресурсы и благоприятное стечение обстоятельств, т.е. везение, которое имеет большое значение при проведении геополитического курса «на опережение», тем более «на обострение».

Поскольку ставки в геополитических партиях бывают очень велики, то нередко выигрыш обеспечивают микроскопические преимущества, которые в обычных политических ситуациях даже не принимаются в расчет. Например, туман помог направлявшейся в Египет эскадре Наполеона уйти от английского преследования или суровая зима 1812г. дезорганизовала наполеоновскую армию в России, или заблуждение, что горные перевалы непроходимы для армии, обеспечили успех альпийскому походу A.B. Суворова. Мы сознательно привели несколько эпизодов из исторически близких к рассматриваемому периоду событий, но аналогичные примеры можно продолжить, используя и современный исторический материал. Один из самых решительных политических деятелей XX в. президент США Дж.Ф. Кеннеди как-то заметил: «Во внутренней политике мы рискуем только понести поражение. Внешняя политика способна свести нас в могилу». Поэтому заключим, что геополитическая тактика действия «на обострение» в условиях острых политических кризисов — это весьма рискованная форма политического поведения, граничащая с авантюризмом.

Возвращаясь к геополитическим средствам, приближавшим коллапс османской имперской государственности, отметим, что тактика, избранная Александром I в борьбе с наполеоновской Францией, скорее всего, принесла бы ему успех и в борьбе с Османской империей. Причем успех в борьбе с османами, аналогичный успеху в борьбе с французами, дал бы России несравненно большие геополитические дивиденды. Дело в том, что возможные территориальные приращения в районе Ближнего и Среднего Востока, наряду с перспективой усиления влияния в зоне Индийского океана и на Индостанском полуострове, открывали перед российским срединным пространством возможность стать сильнейшей мировой океанской державой. При условии динамичного развития евроазиатского ядра России создавались условия для альтернативного пути цивилизационного развития человечества: вместо европоцентристкого мира могла бы возникнуть евразийская модель геополитического мироустройства.

Возможно, кому-то эти рассуждения покажутся лишенными исторических оснований. Не спорим, доля возможного по отношению к вероятному в данной версии развития человечества невелика. Однако именно эти захватывающие дух геополитические перспективы открывались перед Николаем I, и мы берем на себя смелость утверждать, что именно этот труднодостижимый сценарий развития пленил воображение молодого царя, сделав его заложником собственных геополитических иллюзий. Трагедия Николая I заключалась в том, что он взялся решать геостратегическую задачу геополитическими методами. Впрочем, подобное происходило со многими геополитически мыслившими деятелями, список которых, начиная с египетского фараона Рамсеса III и Цезаря, Александра Великого и китайского императора Сюань-Цзуна, можно было бы продолжать бесконечно.

Итак, Николай I унаследовал сильнейшее государство Европы и вознамерился сделать его сильнейшим государством мира, причем не геостратегическими методами его предшественника и брата, а геополитическими, т.е. «не обременяя себя тягостными узами брака со стареющей Европой». Для большинства европейских политических деятелей Николай I был неизвестной фигурой, но он сравнительно быстро освоился на новом поприще, сделав внешнюю политику своим любимым занятием.

«Брат мой завещал мне крайне важные дела, и самое важное из них: восточное дело» — эти слова, сказанные Николаем французскому послу графу Э. Сен-При еще в начале своего царствования, стали девизом всей его 30-летней внешнеполитической деятельности10. Практически сразу после прихода к власти Николай со всей присущей ему решительностью приступил к подготовке своей первой войны с Османской империей. Первым шагом на этом пути стал Петербургский протокол, подписанный 23 марта (4 апреля) 1826 г. между Россией и Великобританией. Согласно протоколу обе державы предлагали Турции признать Грецию автономным государством, а России предоставлялся выбор, решать ли свои проблемы с Турцией в союзе с другими странами, или действовать единолично (параграф 3).»

Современные историки интерпретируют положения Петербургского трактата как дипломатическую победу Николая I12. Нам представляется, что это скорее потеря политического темпа, поскольку на фоне некоторой вялости российского внешнеполитического курса в последние годы царствования Александра I получение Николаем I права действовать самостоятельно — не что иное, как английское «разрешение» для России снять с себя неофициальные полномочия европейского лидера. Поняв это, вскоре после обострения греко-турецких противоречий в связи с избранием президентом Греции в апреле 1827 г. И. Каподистрии, бывшего статс-секретаря по иностранным делам России, Франция поспешила присоединиться к Петербургскому протоколу, а 24 июля (6 июля) 1827 г. в Лондоне между Россией, Францией и Великобританией был подписан договор, подтвердивший основные положения Петербургского протокола. Считается, что таким образом Николай I добился желаемого — права решать Восточный вопрос исключительно в рамках русско-турецких отношений без привлечения третьей стороны.13 Россия действительно заручилась нейтралитетом Англии и Франции на случай войны с Турцией.

В тактическом отношении казалось, что Веллингтон допустил ошибку, развязывая России руки для односторонних военных действий против Турции. В стратегическом же плане ему удалось решить в свою пользу несколько задач: во-первых, подтолкнуть Россию к войне с Турцией, обеспечив себе право в ней не участвовать; во-вторых, существенно ограничить российские претензии на лидерство в европейских интеграционных

процессах; наконец, в-третьих, выявить и дипломатически подчеркнуть склонность России к политическому изоляционизму по отношению к своим европейским союзникам.

Великобритания постепенно подводила Россию к геополитическому тупику в Восточном вопросе, загоняя ее в ловушку двусторонних российско-османских отношений, а для себя резервируя роль «стороннего наблюдателя», а возможно, и «беспристрастного арбитра». Тонкость британского расчета состояла еще и в том, что российский царь оказался втянутым в две войны одновременно: против Османской империи и Ирана.

Россия оказалась в состоянии войны с Турцией благодаря своему участию в морском сражении в Наваринской бухте, где объединенный англо-франко-русский флот разгромил египетско-турецкую флотилию (8 (20) октября 1827 г.). Об этом сражении существует обширная литература на многих языках, но единой оценки события нет и поныне. В николаевской России это сражение считали следствием крупной дипломатической победы — Лондонского соглашения 1827 г. В Греции — крупным шагом в достижении ее независимости. В Лондоне, Париже и Вене — последней чертой, за которой начиналось не контролируемое усиление России за счет Османской империи14. Такое разнообразие оценок характерно для событий, логику которых в принципе нельзя понять методом причинно-следственной обусловленности конкретно-исторических явлений.

В действительности же Наваринское сражение было подлинной победой (правда, несколько запоздалой) опередившего свое время внешнеполитического курса Александра I по созданию, говоря современным языком, «объединенной Европы на основе общеевропейских цивилизационных ценностей». С геополитической точки зрения все остальные оценки носят второстепенный характер. Впервые за всю европейскую историю три крупнейшие европейские христианские державы вступили в борьбу во имя достижения независимости четвертого европейского государства — Греции — от преимущественно азиатской Османской империи. (Коалиция против Наполеона не может в данном случае быть принята в расчет, поскольку она имела сугубо внутриевропейское значение, а крестовые походы проходили в протогосударственный и протоцивилизационный период европейской истории.)

С геополитической точки зрения Наваринское сражение имело и еще одно последствие: строго говоря, военное поражение понесла не Турция, составлявшая ядро османо-турецкого срединного пространства, а входивший в состав Османской империи Египет, войска и флот которого составляли главную часть османской армии в Греции.15 Наваринское сражение внесло раскол в союз Стамбула и Каира. Последствия этого раскола стали ясны несколько позже, когда вассал турецкого султана правитель Египта Мухаммад Али едва не уничтожил Османскую империю, разгромив султанские войска на суше и на море (в 1840 г. османский флот сдался египтянам). Увы, Николай I не сумел в должной мере оценить преимущества коллективных действий европейских держав против османов и отошел от геостратегического курса на интеграцию в пользу геополитического курса на достижение односторонних политических преимуществ.

Нужно отдать должное Николаю I, которому удалось путем весьма жесткой кадровой политики (замена А.П. Ермолова на И.Ф. Паскевича в качестве главнокомандующего на Кавказе) добиться сравнительно быстрого выхода из войны Персии, которая была вынуждена подписать унизительный для нее Туркманчайский договор (февраль 1828 г.). Россия получала гигантскую контрибуцию и весьма важные территориальные приобретения в пограничной зоне между двумя срединными пространствами — Эриванское и Нахичеванское ханства. Граница между Россией и Ираном обретала естественную гео-

политическую природу, проходя по руслу р. Араке. Наконец, Россия получила единоличное право иметь на Каспии военный флот.

Это был крупный геополитический успех России, фактически ставившей вопрос о самом факте существования персидского срединного пространства. Именно с этого момента начинается борьба за раздел Персии между Россией и Великобританией, которая завершится в начале XX в. коллективной англо-российской оккупацией страны и фактической ликвидацией персидского срединного пространства. Подчеркнем, что к концу XIX в. пограничным срединным пространством России в персидском сегменте ее южной границы стала выступать Великобритания. Это было принципиально новым явлением в геополитическом устройстве мира: благодаря флоту и мобильности вооруженных сил в эпоху империализма ведущие колониальные державы получили возможность распространять сферу своих жизненных интересов далеко за пределы сухопутных границ своих срединных пространств. Концепция морской силы в качестве идеологии колониальных держав, обладавших крупными флотами военных судов, завоевывала умы военных и политиков.

Успешное завершение русско-иранской войны позволило Николаю I приступить к разрешению военными средствами конфликта с Турцией. О своем намерении он поставил в известность европейских союзников. Объявление Россией войны Турции 14 (26) апреля 1828 г. было встречено Англией и Францией внешне спокойно. Пруссия поддержала Россию. Австрия заявила о своем нейтралитете, хотя этому и предшествовала попытка Меттерниха, впрочем, провалившаяся, сколотить антирусскую коалицию.16

Насколько непрочной была поддержка европейскими союзниками российских действий свидетельствует мнение российского посла в Лондоне X. А. Ливена, который сообщал министру иностранных дел К.В. Нессельроде, что Великобритания, движимая как собственным честолюбием, так и коварными интригами Австрии, может в любой момент занять враждебную России позицию, если только для этого представится удобный случай.17 Военные успехи России на Кавказе, стремительный проход русских войск через Балканы и их движение к Константинополю заставили турецкого султана Махмуда II капитулировать. В августе 1829 г. он направил своих представителей в ставку русских войск в Адрианополе для ведения переговоров о мире.1Х

Николай I распорядился одновременно с переговорами в Адрианополе провести в Петербурге заседание Особого комитета по Восточному вопросу, который определил стратегические приоритеты России в отношении Османской империи. Важнейшим из них стал тезис о том, что «выгоды от сохранения Оттоманской империи в Европе превышают его невыгоды». Если же «наступит последний час турецкого владычества в Европе», то российское правительство готово обсудить Восточный вопрос на конференции великих держав, не упуская, однако, инициативы из собственных рук. Автором этой резолюции считается Д.В. Дашков, который поддержал предложение греческого президента, а в недавнем прошлом своего коллеги И. Каподистрии о превращении Константинополя в «вольный город» при условии получения Россией на обоих берегах Босфора «двух каменистых уголков» для возведения укреплений и прекращения проникновения посторонних военных сил в Черное море. Но все это только тогда, когда Османская империя разрушится «в силу внутренних причин».19

Еще более определенно (в инструкциях МИД обычно содержится наиболее четкая позиция государства) высказывался министр иностранных дел России К.В. Нессельроде, который направил соответствующие инструкции командующему русской армии на Балканах И.И. Дибичу: «Его Императорское Величество считает, что положение вещей,

существующих в Османской империи, должно быть сохранено самым строгим образом. Мы (имеется в виду точка зрения императора) не хотим Константинополя. Это было бы самым опасным завоеванием, которое мы могли бы сделать».20

Позиция Николая I по Восточному вопросу кажется многим исследователям-историкам весьма непростой, даже противоречивой.21 В беседе с русским посланником при Тегеранском дворе генералом А.О. Дюгамелем в 1837 г. Николай I признавал, «что ничто так не соответствует выгодам России, как бессилие, в котором находятся в настоящее время Турция и Персия», но в то же время не считал нужным поддерживать центробежные тенденции на Ближнем и Среднем Востоке.22 Заявляя о поддержке целостности Османской империи и содействуя этому, царь тем не менее не исключал ее естественный распад и искал союзников для распределения османского наследства. Геополитически эта позиция выглядит безукоризненно логичной. Не имея средств завоевать Константинополь, Николай ждал случая, чтобы осуществить эту аннексию с наименьшими усилиями. Он, скорее всего, понимал, что такая возможность представится России в случае распада Османской империи, и содействовал этому, оказывая на Турцию постоянное военное давление.

Как было показано выше, эта тактика вела Россию в геополитический тупик, поскольку использовать преимущества победителя в одностороннем порядке ей было крайне трудно, а желание действовать в собственных интересах, не учитывая мнения и интересы других европейских стран, ставило ее в изолированное положение по отношению к европейским союзникам. Геополитическая прямолинейность российской политики в отношении османов исподволь готовила почву для военного конфликта с европейскими державами-конкурентами, причем в самой невыгодной для России форме: это война с поддержанной европейцами Османской империей, в пограничной зоне или даже на российской территории.

Возникает вопрос: что же мог предпринять Николай I, для того чтобы решить историческую задачу овладения Черноморскими проливами? Прежде всего последовательно проводить политику коалиционных действий против Османской империи, используя для этого периферийные проблемы, как это имело место с греческой ситуацией, когда Россия, Великобритания и Франция нанесли Турции и ее союзнику Египту чувствительное поражение в ходе Наваринского морского сражения. Победа в бухте Наварин имела катастрофические последствия для Османской империи не с военной точки зрения, а с геополитической. Стамбул потерял Грецию и вступил в конфликт со своим самым мощным и грозным вассалом — Египтом во главе с Мухаммадом Али.23

Египетско-османский конфликт давал России реальный шанс осуществить собственные геополитические цели в зоне Черноморских проливов, нейтрализовав неизбежные в этом случае контрмеры Великобритании. Дело в том, что противодействовать захвату Россией проливов в этой войне Англия могла только с помощью своего флота, базировавшегося в Восточном Средиземноморье. Для этого британские военные суда должны были пройти из Средиземного моря в Черное и отрезать российский экспедиционный корпус в районе Стамбула от баз снабжения. Прорыв же английской эскадры в Мраморное, а затем в Черное море был сопряжен с огромным риском и неизбежными потерями, связанными с необходимостью уничтожения двух русских эскадр и неспособностью Англии мобилизовать сколько-нибудь значительные сухопутные силы для противодействия русской армии на суше.

Уникальная геополитическая ситуация открывала перед Россией историческую возможность установления контроля над Константинополем (Стамбулом), который сам

по себе едва ли стоил жертв. Мифологизация роли Константинополя в истории православия, предпринятая в рамках концепции «Москва — третий Рим», выдвинутой еще в XVI в., имела чисто идеологическое значение, обосновывая глубинную связь России с европейской христианской цивилизацией24. Другое дело — геополитическое значение Стамбула (Константинополя) — мощной геополитической базы, сначала длительное время обеспечивавшего существование Византийской империи, а затем сделавшей возможным евроазиатское существование империи Османов. На эту сторону вопроса обращали внимание такие выдающиеся исследователи, как Г. Дельбрюк и Ф. Бродель. Рассматривая геополитическую роль Стамбула, они отмечали, что «своим существованием Османская империя всецело обязана захваченному Константинополю… уже став столицей Османской империи, этот город превратился в могучую геополитическую базу, опираясь на которую турки, еще не осознавая себя таковыми, смогли осуществить завоевания в Европе и Азии…».25

В геополитике, как правило, максимальные цели дают оптимальный результат. Овладение Стамбулом в ходе русско-турецкой войны 1828-1829 гг. на самом деле было делом трудным и опасным. Город с населением, приближавшимся к 1 млн человек, мог оказывать длительное сопротивление даже после его военного захвата войсками противника. Умиротворение мусульманского населения Стамбула могло бы занять годы и не быть успешным. Примером могут служить такие города-конфликтологические бомбы, как Иерусалим после образования государства Израиль, или Западный Берлин с 1945 по 1991 г. Но не следует забывать, что контроль над Стамбулом не был российской целью в этой войне. Целью являлось восстановление контроля над Черноморскими проливами, дававшего России право их закрытия для прохода военных судов недружественных государств.

Овладение Константинополем даже на короткое время предоставляло России возможность закрепиться на берегах проливов Босфор и Дарданеллы (план Д.В. Дашкова), а следовательно, делало бы ее средиземноморской державой, способной вести самостоятельную политику в этом регионе. Даже кажущийся неизбежным вывод российских войск из Стамбула не означал автоматическую утрату контроля над проливами Босфор и особенно Дарданеллы, где российские военные базы могли бы длительное время служить российским геополитическим целям. Что же касается Адрианополь-ского договора, то в его седьмой статье гарантировался свободный проход русских торговых судов через Проливы лишь в мирное время. Режим Проливов в военное время не оговаривался вовсе.

Напомним, что свободное право прохода русских военных кораблей в мирное время было зафиксировано в русско-турецких договорах 1799 и 1805 гг. А Бухарестский и Адрианопольский договоры содержали двусмысленность: они не подтверждали и не отвергали статьи договоров 1799 и 1805 гг. по этому вопросу. Фактически геополитические цели войны, несмотря на одержанную победу, не были достигнуты. В решающий момент, когда требовалась дипломатическая твердость и бескомпромиссность, Николай I проявил нерешительность, а затем и просто отступил. Увы, обладая железной волей и огромной самоуверенностью, он находился под гнетом вечного страха, который «был сильнее и его воли и его самомнения».26 По мнению А.Б. Широкорада, «Николай I просто струсил». 2 сентября 1829 г. в Адрианополе был подписан мир между проигравшей войну Турцией и победившей Россией, по которому «Россия очень мало приобрела, а Турция очень много потеряла (от нее были отторгнуты Греция, Сербия и Дунайские княжества) — но не в пользу России: после смерти Екатерины II так и повелось, что в резуль-

тате русско-турецких войн Россия получала копейки, Турция многое теряла, а выигрывала всегда Европа, то есть Англия, Франция, Австрия».27

В условиях наибольшего благоприятствования своим планам Россия одержала военную победу, но понесла геополитическое поражение. Противопоставив себя европейским державам, она не сумела выиграть дипломатическую дуэль. Судьба, словно играя с Николаем I, менее чем через 2 года предоставила ему вторую возможность поднять русский флаг над Босфором. Как отмечалось выше, конфликт между султаном Махмудом II и его вассалом правителем Египта Мухаммадом Али, порожденный наваринским разгромом, перерос в открытую войну.

Дело в том, что Мухаммаду Али за участие в подавлении греческого восстания Стамбул обещал передать в управление Сирию. После Наваринского поражения Порта посчитала возможным ограничиться передачей Каиру управления только над о. Крит. Мухаммад Али начал исподволь готовить военную экспедицию в Сирию, спровоцировав с этой целью свой конфликт с османским наместником пограничной с Египтом сирийской провинции Акка. В октябре 1831 г. он двинул свои войска через Синай в направлении крепости Акка. 30-тысячным египетским корпусом при 50 полевых орудиях и 19 мортирах командовал сын Мухаммада Али талантливый полководец Ибрахим-паша. Морскую поддержку сухопутным войскам оказывал совершенно новый египетский военный флот, построенный взамен погибшего в Наваринском сражении 1827 г.

Эта война подробно освещена в исследованиях отечественных и зарубежных авторов.28 Поэтому ограничимся лишь краткой сводкой событий. Ибрахим-паша еще осенью 1831 г. с ходу взял Газу и Иерусалим, в мае 1832 г. штурмом захватил Акку, в июле при Бейлане нанес сокрушительное поражение османской армии во главе с Хусейн-пашой, овладев в качестве трофеев всей османской артиллерией, и, наконец, в декабре разгромил 60-тысячную османскую армию под Коньей. В этом сражении, кроме военных трофеев, Ибрагим-паша захватил в плен османского командующего — великого везиря (премьер-министра) Рашид-пашу. Следующей целью египтян был объявлен Стамбул, защищать который у султана Махмуда II не было сил.

Махмуд II через британского посла в Стамбуле Стретфорда Капинга обратился за помощью к Англии, но тогдашний британский министр иностранных дел лорд Пальмер-стон, в силу ряда формальных причин, ответил ему отказом. Франция встала на сторону Египта. Тогда Махмуд II обратил свой взор на Россию и получил неожиданную поддержку. В октябре 1832 г. по указанию Николая I начальник Генерального морского штаба A.C. Меньшиков (1787-1869 гг.) предписал командиру Черноморской эскадры адмиралу A.C. Грейгу готовить поход военных кораблей к Константинополю. Но Грейг оказался больным, и поход было поручено возглавить контр-адмиралу Лазареву. 21 января 1833 г. турецкое правительство обратилось к русскому посланнику в Константинополе А.П. Бу-теневу с просьбой поспешить с присылкой эскадры, погрузив на нее 3-5 тысяч русских солдат.

8 февраля 1833 г. русская эскадра в составе 4 линейных кораблей, 3 фрегатов, 1 корвета и 1 брига вошла в Босфор и стала на рейде вблизи французской и английской миссий в Константинополе. Под давлением французского посланника турки обратились к посланнику Бутеневу с просьбой вывести эскадру из Босфора, но неожиданно египтяне взяли Измир (Смирну) и султан вновь стал требовать от Лазарева ускорить доставку русских сухопутных войск. 24 марта 1833 г. в Константинополь пришла 2-я эскадра Черноморского флота под командованием контр-адмирала М.Н. Кумани. Наряду с 4 боевыми кораблями она насчитывала 10 транспортов с десантом. В апреле в заливе Бююк-Дере

бросила якорь 3-я эскадра Черноморского флота под командованием контр-адмирала И.И. Стожевского. С ее приходом численность русского десанта в районе Стамбула превысила 10 тыс. человек, а флот составил 10 новых линейных кораблей, не уступавших по боевой мощи египетскому флоту.

31 марта 1833 г. военный министр Чернышев предписал командующему десантными войсками генерал-лейтенанту H.H. Муравьеву быть готовым занять укрепленные сооружения по обоим берегам Босфора, закрыв проход в Черное море. Послу Бутеневу было предоставлено право, в случае необходимости, отдать приказ командующему армейским корпусом в Молдове генералу графу П.Д. Киселеву занять укрепленные крепости по обоим берегам Дарданелл и тем самым закрыть и этот пролив для плаванья неприятельских судов. Эскадре Лазарева предписывалось, в случае такого развития событий, идти к Дарданеллам и способствовать их удержанию. Готовясь выполнить приказ, Лазарев направил к Дарданеллам фрегат «Эривань» под командованием лейтенанта Путятина с группой военных инженеров и топографов на борту, чтобы обследовать пролив и крепости на его берегах.

Судьба Проливов, так же как и султана, была предрешена, но тут Россия вновь столкнулась с объединенной европейской оппозицией в лице Англии и Франции. Благодаря их усилиям 24 апреля 1833 г. был заключен Египетско-турецкий мирный договор в Кутайе, отдавший в пожизненное управление египетского паши всю Сирию. Одновременно с переговорами с Мухаммадом Али султан вел переговоры с посланником русского царя А.Ф. Орловым. Эти переговоры закончились подписанием 26 июня 1833 г. рус-ско-турецкого Ункяр-Искелесийского договора, который имел секретную статью, «не дозволявшую никаким иностранным военным кораблям входить в пролив Дарданеллы под каким бы то ни было предлогом». Современные исследователи оценивают Ункяр-Искелесийский мирный договор как безусловную российскую дипломатическую победу, подчеркивая один его слабый момент — отсутствие определенности в вопросе прохода Проливов русскими военными кораблями.

28 июня русские эскадры, взяв на борт десантников, ушли из Проливов к русским берегам. Отметим, что Франция, которая в эту войну активнее других выступала против русского присутствия в Турции, особенно в зоне Черноморских проливов, начиная с 1830 г. вела захватническую войну в Алжире. Великобритания установила контроль над Гибралтаром и Мальтой. Поэтому их настойчивое желание удалить российские войска из Турции объяснялось не моральными, а геополитическими соображениями.

Финальным аккордом в российско-османских отношениях середины XIX в. стала Крымская война, по своим последствиям далеко выходившая за рамки двусторонних отношений. Сценарий Крымской войны оказался близок к тому, который мог бы привести к гибели Османской империи с той разницей, что две крупнейшие морские державы того времени — Англия и Франция — объединились в союзе не с Россией против Турции, а наоборот, в союзе с Османской империей против России. Накануне Крымской войны обозначилось намерение Николая I выйти к Персидскому заливу в результате успешной войны либо с Османской империей, либо с Ираном. В 40-е годы XIX в. Россия стала готовиться к осуществлению этого дерзкого плана.

Одной из важных политических проблем, периодически обострявших ирано-турецкие отношения, была неурегулированность территориальных пограничных споров на всем протяжении турецко-иранской границы от Курдистана до Персидского залива. Решить пограничные разногласия были призваны два ирано-османских мирных договора 1823 и 1847 гг. Последний был заключен 19 мая 1847 г. при посредничестве Англии и

России, получив название «Второй Эрзерумский ирано-турецкий договор». Согласно ему Иран и Турция должны были создать смешанную комиссию для установления точной границы между ними. В состав комиссии, наряду с Ираном и Османской империей, вошли Англия и Россия — два конкурента в борьбе за геополитическое влияние в этой части мира. Задачей комиссии являлось определение границ от Персидского залива до горы Арарат и «распределение кочующих племен на постоянное подданство между Ираном и Турцией».

Исполнение договора, а следовательно, и работа комиссии началась в 1848 г. От российской стороны российско-императорским комиссаром-посредником был назначен Е.И. Чириков. Комиссия завершила свою деятельность лишь в 1853 г., накануне Крымской войны, т.е. после четырех лет работы. Огромный военно-топографический, картографический, этнографический и иной материал был перевезен в Санкт-Петербург, где приступили к составлению карты пограничных территорий Турции и Персии. Было выполнено 96 планов местности и сводная карта, покрывавшая площадь около 80 тыс. кв. верст. В 1859 г. некоторые результаты экспедиции были преданы гласности на заседании Императорского русского географического общества.29 В 1875 г. был опубликован путевой журнал начальника экспедиции Е.И. Чирикова30.

Большую часть времени экспедиция работала к северу от Басры. Однако в самом начале (1848-1849 гг.) деятельность русской части комиссии проходила непосредственно в районе Персидского залива. На это, в частности, указывает предпринятое Чирико-вым плаванье на военном бриге британской Ост-Индской компании «Клайв» («Clive») из Мухаммары (Хорремшехр) по Персидскому заливу в Бендер-Бушир, а затем, уже по суше, в Шираз с целью подробного описания маршрута следования, составления схем и карт. К этому же времени работы экспедиции относится уникальное свидетельство о наличии российских военно-политических интересов непосредственно на Аравийском полуострове, что подтверждает разработанный тогда российскими офицерами маршрут движения войск из Неджефа к Мекке, а также путь от Медины к Бахрейну и Маскату.31

Учитывая, что эти маршруты были вне рамок деятельности смешанной комиссии, занимавшейся лишь сухопутной частью османо-персидской границы, можно предположить, что изучение путей возможного следования войск по Аравийскому полуострову составляло секретную часть задания экспедиции. Вероятно, в это задание входила подготовка маршрута следования российских войск на случай перенесения военных действий против Османской империи или Ирана непосредственно к прибрежным районам Персидского залива. Повышенное внимание при составлении маршрутов к военно-техническим условиям следования (наличие колодцев, количество воды в них, военно-топографическое описание населенных пунктов и военного потенциала их жителей и пр.) свидетельствует о том, что военные цели составленных маршрутов превалировали над чисто географическими и страноведческими.

Попытки России пробиться к Персидскому заливу, горячее желание российской милитаристской верхушки создать базы для постоянного российского военного присутствия в Индийском океане не были забыты и во второй половине XIX в. Показателен в этом отношении доклад военного министра генерала А.Н. Куропаткина Николаю II за 1900 г. В нем подводились итоги внешней политики России и деятельности ее армии в XVIII-XÏX вв. и намечались задачи на новый XX в. Поддавшись «обаянию» традиционных исторических задач внешней политики России и имперскому менталитету, А.Н. Ку-ропаткин писал: «В начале XX в. русской вооруженной силе необходимо окончить тяжелую работу на Черном море нескольких столетий — овладеть Босфором и обеспечить

свободный выход через Дарданеллы. Вместе с тем необходимо твердо закрепить наше положение на Великом океане. Наконец, последней нашей задачей будет выход через Персию к Индийскому океану…»32.

Правление императора Николая I обернулось самым крупным за весь XIX в. военно-политическим поражением России — в Крымской войне. Ответственность царя за эти трагические события значительна. Считается, что Крымская война явилась следствием серьезного просчета в анализе расстановки сил на европейском пространстве. Наряду со слабеющей Османской империей против России выступила коалиция во главе с сильнейшими мировыми державами — Англией и Францией. Просчет, допущенный царем, кажется таковым только на первый взгляд. Более глубокое проникновение в суть вопроса позволяет говорить о логическом завершении эпохи «локальной геополитики», рожденной петровской и екатерининской дипломатией. К середине XIX в. все большее значение приобретает «блоковая геополитика», которая нашла воплощение в многочисленных государственных объединениях в XX в. Союз Англии и Франции, направленный против России, подтверждает тезис о близости англо-французских геополитических интересов перед лицом консолидирующихся европейских государств. Утратив осторожность и способность к трезвым оценкам под влиянием успехов военной и дипломатической борьбы в 20-40-х годах ХТХ в., Николай I попался в геополитическую западню.

Немалую роль в этом сыграла российская внешнеполитическая служба. «В обстановке лести и угодничества, созданию которой немало способствовал сам император, посланники в главных европейских столицах — Ф.И. Бруннов в Лондоне, К.Д. Киселев в Париже, П.К. Мейендорф в Вене, А.Ф. Будберг в Берлине, а также канцлер К.В. Нессельроде, зачастую рисовали в своих донесениях.. .не реальную обстановку на политической арене, а такую, какую хотел бы видеть Николай I33. Особенно острой критике современников подвергался бессменный с 1816 по 1856 г. руководитель Российского министерства иностранных дел канцлер К.В. Нессельроде. Ненавидевший его князь П.В. Долгоруков, называл подыгрывавшего Австрии канцлера «австрийским министром русских иностранных дел», который не умел ни говорить, ни писать по-русски и представлял тип немца старого покроя, способного лишь к ведению обычных, мелких дипломатических дел34. Российский историк В.Н. Пономарев, рассматривая причины поражения в Крымской войне, подчеркивает, что Николай I стремился добиться укрепления своих позиций в Балканско-Ближневосточном регионе и Османской империи в целом, чтобы упрочить то главенствующее положение на политической арене, которое приобрела Российская империя после поражения европейских революций 1848-1849 гг.

Геополитический эгоизм русского царя был наказан коалиционными действиями европейских держав. Англия и Франция, вступая в Крымскую войну, ставили целью разгромить Россию и лишить ее решающего влияния на европейскую политику, которое она приобрела после венгерского похода 1849 г. Результаты Крымской войны изменили расстановку сил в Европе, оказали существенное воздействие на внутреннее развитие ряда стран, особенно России, где вскоре началась эпоха «Великих реформ». Заслуживает внимания мнение Ф.Энгельса, который в статье американской газеты «Нью-Йорк дейли три-бюн» в начале 1855 г. не без сарказма отмечал, что происходящее между Херсонесом и Бахчисараем носит не исторический, а анекдотический характер35. Крымская война приобрела бы выдающееся историческое значение, если бы в нее вступила Австрия, причем на стороне Англии, Франции и Османской империи. Тогда эта война могла бы приобрести характер мировой, изменив существующую сейчас периодизацию мировых войн.

К счастью, для России этого не произошло, и поражение в Крымской войне, хотя и имело для нее тяжелые последствия, не было катастрофическим.

Позже, в геополитических коллизиях XX в., проявился синдром «геополитического эгоизма» Николая I, приведший к двум мировым войнам. Справедливости ради отметим, что в середине XIX в. великие державы разрешали свой геополитический спор, не разрушая многих городов и сел, не заставляя безвинно страдать мирных жителей, поскольку Крымская война не затронула главных центров Российской империи, равно как и не причинила большого материального ущерба противоборствующей коалиции. Обе стороны понесли большие потери, но гибли в основном люди в военной форме. Обращая ретроспективный взгляд на события 1853-1856 гг., приходится признать, что история дала поучительный урок, которым мировые политические лидеры XX в., увы, не воспользовались.

1 Понятие «срединное пространство» или «срединная территория» (core area) ввел в научный оборот Дж. ЛеДон, развивая известную идею X. Маккиндера о наличие особых территорий, способных создавать вокруг себя зоны высокого геополитического напряжения; LeDonneJ. Р. 1) The Geopolitical context of Russian foreign policy: 1700-1917 II Acta Slavicaiaponica — Sapporo, 1994. Т. XII. P. 1-23; 2) Russian empire and the world, 1700-1917. New York, 1997.

2 Кулагина JI.M., Дунаева E.B. Граница России с Ираном (история формирования). М., 1998. С. 56-58; Якунин В. И. О российской геостратегии в области транспортных коммуникаций в XVIII—XX веках // Актуальные проблемы современной политической науки / Под ред. М.А. Василика. СПб., 2001.

3 Зеленева И.В. От геополитики к геостратегии — петербургский ракурс // Геополитическая доктрина России: реалии и проблемы выбора. Материалы научной конференции. Санкт-Петербург, 5-6 марта 2004., СПб., 2004.

4 Дегоев В.В. Внешняя политика России и международные системы: 1700-1918 гг. М., 2004. С. 198, 200.

5 Соловьев СМ. Восточный вопрос // Соловьев С.М. Соч. СПб., 1882. С. 294.

6 Покровский М.Н. Восточный вопрос // Большая Советская энциклопедия. М., 1929. Т. XII. С. 309, 321-322.

7 Anderson M.S. The Great power and the Near East. 1774-1923. New York, 1970. C. 9

8 Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII — начало XX в. М., 1978. С. 4-5; Зеленев Е.И. Египет. Средние века и новое время. СПб., 1999. С. 200.

9 Жигарев С. Русская политика в Восточном вопросе. М., 1896. С. 49; Успенский Ф.И. История Византийской империи в XI-XV вв. Восточный вопрос. М., 1997. С. 651.

10 Татищев С.С. Внешняя политика императора Николая I. СПб., 1887. С. 137-138.

» Мартене Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. СПб., 1895. Т. XII. С. 341-343.

12 Киняпина Н.С. Внешняя политика Николая I // Новая и новейшая история. 2001. № 1. С. 195.

13 Дегоев В.В. Указ. соч. С. 200.

14 Там же. С. 203; Киняпина Н.С. Указ. соч. С. 196.

15 Зеленев Е.И. Египет… С. 240.

16 Дегоев В.В. Указ. соч. С. 204.

17 Киняпина Н.С. Указ. соч. С. 198.

18 Шеремет В.И. Турция и Адрианопольский мир 1829 г. Из истории Восточного вопроса. М., 1975.

» Собрание трактатов. Т. IV. 4.II. СПб., 1878. С. 339-340; Россия и Черноморские проливы (XVIII-XX столетия) / Отв. ред. JI.H. Нежинский, A.B. Игнатьев. М„ 1999. С. 108.

20 Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII — начало XX в. М., 1978. С. 94.

21 Дегоев В.В. Указ. соч. С. 207.

22 Выскочков JI.B. Император Николай I: Человек и государь. СПб., 2001. С. 286.

23 РозечД.Г. История Турции от победы реформы в 1826 году до Парижского трактата в 1856 году. СПб., 1872; Meüep М.С. Османская империя в XVIII веке. Черты структурного кризиса. М., 1991.

24 Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции. М., 1998.

25 Бродель Ф. Структура повседневности: возможное и невозможное. М., 1986. С. 63\ Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. СПб., 1996. Т. III. С. 125-126; Зеленев Е.И.

Государственное управление, судебная система и армия в Египте и Сирии (XVI — начало XX века). СПб., 2003. С. 377.

26 Выскочков JT.B. Указ. соч. С. 591-592.

27 Широкорад А.Б. Русско-турецкие войны 1676-1918 гг. / Под общей ред. А.Е. Тараса. М., 2000. С. 417— 418.

28 Лорд Кинросс. Расцвет и упадок Османской империи // Под ред. д-ра. ист. наук М.С. Мейера. М., 199. С. 484-486; Луцкий В.Г. Новая история арабских стран. М., 1965. С. 88-89; Розен Д.Г. Указ. соч. С. 51-54.

29 Чтение Е.И.Чирикова о работах русской комиссии для определения персидско-турецкой границы // Вестн. Императорск. русск. геогр. об-ва. СПб., 1859. Ч. XXVI. Раздел V. С. 17-19.

30 Путевой журнал Е.И. Чирикова, русского комиссара-посредника по турецко-персидскому разграничению. 1849-1852 // Зап. Кавказск. отд. Императорск. русск. геогр. об-ва. Т. IX. Материалы для географии азиатской Турции и Персии. СПб., 1875.

31 Там же. С. 32,37, 54-55 и сл.

32 История внешней политики России. Конец XV-XVII век (От свержения ордынского ига до Северной войны). М„ 1999. С. 55.

33 Российская дипломатия. М., 2001. С. 273.

34 Выскочков Л.В. Указ. соч. С. 335-336.

35 Российская дипломатия. М., 2001. С. 241.

Статья поступила в редакцию 28 марта 2005 г.

Книга «История внешней политики Российской империи. 1801-1914. В 4 томах. Том 2. Внешняя политика императора Николая I. 1825-1855» Айрапетов О Р

История внешней политики Российской империи. 1801-1914. В 4 томах. Том 2. Внешняя политика императора Николая I. 1825-1855

Обобщающий труд известного ученого предлагает системную версию основных внешнеполитических событий истории Российской империи XIX — начала XX века. Во втором томе рассматривается внешнеполитическая и военная история России времен Николая I. В фокусе внимания автора — непростые перипетии борьбы императора за поддержание традиционного порядка в Европе, расширение границ и сохранение авторитета империи. Подробно рассмотрена череда событий, приведшая к трагедии Крымской войны. Издание основано на многочисленных первоисточниках, снабжено научным аппаратом и именным указателем.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Кучково поле
Год издания:
2017
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
165х235 мм
Размеры в мм (ДхШхВ):
235×165
Вес:
960 гр.
Страниц:
622
Тираж:
1000 экз.
Код товара:
909687
Артикул:
2 843
ISBN:
978-5-9950-0849-1
В продаже с:
07.12.2017
Аннотация к книге «История внешней политики Российской империи. 1801-1914. В 4 томах. Том 2. Внешняя политика императора Николая I. 1825-1855» Айрапетов О. Р.:
Обобщающий труд известного ученого предлагает системную версию основных внешнеполитических событий истории Российской империи XIX — начала XX века. Во втором томе рассматривается внешнеполитическая и военная история России времен Николая I. В фокусе внимания автора — непростые перипетии борьбы императора за поддержание традиционного порядка в Европе, расширение границ и сохранение авторитета империи. Подробно рассмотрена череда событий, приведшая к трагедии Крымской войны. Издание основано на многочисленных первоисточниках, снабжено научным аппаратом и именным указателем. Читать дальше…

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА НИКОЛАЯ I

Интерес к историческим личностям — императорам, полководцам, политикам — был всегда. Но в советское время историков привлекали прежде всего деятели революционного движения, боровшиеся с самодержавием и его правительствами. О царях, королях, императорах отзывались, в основном, лишь негативно. В последние годы этот перекос преодолевается: появились статьи, книги, подробно анализирующие воспитание, образование, взаимоотношения в семье, формирование характера, личность российских самодержцев 1 . Однако их внешнеполитическая деятельность не привлекала столь пристального внимания, хотя известно, что в этой области правители России показали себя умелыми дипломатами, чувствовавшими время. Автор предлагает читателям исследование взглядов и внешнеполитической деятельности императора Николая I, годы правления которого (1825-1855) считаются апогеем самодержавия, высказывая свою точку зрения по ряду спорных вопросов, связанных, в частности, с истоками Крымской войны и российско-английскими договоренностями по Восточному вопросу. Материал статьи базируется на широком круге источников, часть которых находится в различных фондах Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ). Николай I, третий сын императора Павла, был волевым, умным, уверенным в своих действиях правителем. Он не был похож на своего старшего брата Александра I, которому были свойственны колебания во взглядах и поступках. Категоричный в своих суждениях Николай I был самодержцем в семье, обществе, политике. «Никто лучше, как он, не был создан для роли самодержца. Он обладал для того и наружностью, и необходимыми нравственными свойствами. …Никогда этот человек не испытал тени сомнения в своей власти или в законности ее», — замечала хорошо знавшая императорский двор, наблюдательная А.Ф. Тютчева, дочь поэта и дипломата Ф.И. Тютчева 2 . Императора не любила интеллигенция, а также часть офицерства. Последнее особенно беспокоило Николая I, так как еще с детства он проявлял исключительный интерес к армии, а из всех … Читать далее

Дистанционный урок истории по теме «Внутренняя и внешняя политика Николая I». 8 класс. | Методическая разработка по истории (8 класс) по теме:


Внутренняя и внешняя политика Николая I.

Дистанционный урок истории. 9 класс.

Автор: Учитель истории и обществознания Гонышкова Ольга Геннадьевна.

Учреждение: МБОУ средняя общеобразовательная школа №7 города Киржача Владимирской области.

Пояснительная записка. Данная разработка представляет дистанционный урок, который я провела с учащимся С. в 2012-13 учебном году.

Урок размещен на сайте дистанционного обучения «Домашняя школа» (Владимирская область), в портфолио учащегося. (т.к. вход на сайт «Домашней школы» ограничен для незарегистрированных посетителей, ресурсы  урока размещены мною для ознакомления на моем мини-сайте в «Google»

https://drive.google.com/?authuser=0#my-drive).

Тема:

Тип урока: изучение нового материала

Форма урока: дистанционная, индивидуальная работа.

 Необходимое оборудование и материалы для дистанционного урока:

1. Наличие компьютера, подключенного  к  Internet.

2.  Наличие оборудования и подключения к  Skype.

3. Наличие портфолио учащегося на сайте дистанционного образования или

мини-сайт в системе   «Google».

Требования к уровню ИКТ- компетентности обучающихся: умение работать в сети Интернет (выход на сайт по ссылке), пользоваться Skype, набирать текст в документах Office, выполнять презентацию формата «PawerPoint».

Цель урока:  изучить  личность Николая I, его внутреннюю политику (причины, закономерности, итоги).

УМК:

  • Данилов А.А. История России. XIX век.8 класс:Учебник для общеобразовательных учреждений/А.А. Данилов, Л.Г. Косулина. – 10 изд.-М.: Просвещение, 2009.- 287 с..
  • Поурочные разработки к учебнику «История России.XIX век. 8 класс: учебник для общеобразовательных учреждений/А.А. Данилов, Л.Г. Косулина – 10 изд.- М., Просвещение, 2009.

Время реализации занятия:  1 учебный час(40 мин.).

Примечание: В силу ограниченных возможностей здоровья учащегося, занятие проводится в несколько приемов. Первая половина (20 мин), мы работаем синхронно, далее занятие дробится, давая возможность ученику изучать материал самостоятельно, при этом имея возможность получить помощь учителя, который остается на связи).

Технологии, методы:

  • Информационно-коммуникационные технологии.
  • Дистанционные образовательные технологии.
  • Здоровьесберегающие технологии.
  • Методы:  наглядные, практические.
  • Метод самостоятельной работы.

Ход занятия.

  1. Организационный момент. (2-3 мин.)

Урок начинается в скайп  взаимными приветствиями и активизацией внимания учащегося.

  1. Активизация учащегося:  (1-2 мин.).

Учитель:Мы синхронно   входим на сайт дистанционного обучения  «Домашняя школа»( http://dodeti.vladimir.i-edu.ru/course/category.php?id=30) , портфолио учащегося (учитель демонстрирует учащемуся экран).

  • Ресурс «Пояснение».

(Учитель комментирует то, что ученик видит на экране).

История. Тема: Внутренняя политика Николая I.
Цели:

  • познакомиться с личностью Николая I, его внутренней политикой, её основными направлениями.
  • совершенствовать умения самостоятельно работать с материалами урока, выделять главное и делать выводы;
  • учиться подбирать в материале урока аргументы для ответа на проблемный вопрос.

План:
1. Начало правления Николая I.
2. Кодификация законов.
3. Строгость политического режима – III Отделение и цензура.
4. Попытка решения крестьянского вопроса.
5. Денежная реформа

3. Изучение учебного материала.

  1. Объяснение учителя по теме и организации ее изучения  во время занятия и домашней подготовки (10 мин):

Ресурсы:

(Данный ресурс подробно просматривается учащимся при подготовке домашнего задания, учащийся готовится к устной защите по теме на следующем занятии: прочитывает публикацию, отвечает на вопросы к ней, работает с документами

        «Публикация учителя по теме урока Внутренняя политика Николая I».

(Ученик видит ее на своей страничке, просматриваем ресурс, учитель просит ученика зачитать первый абзац и ответить на вопрос – почему вероятность передачи престола Николаю была мала?).

Император Николай I.
Николай (1796—1855) был третьим сыном Павла I. В роли самодержавного правителя России его никто себе не представлял, так как при двух старших братьях вступление на престол было маловероятным. Николая Павловича готовили к военной службе. Вместе с императором Александром молодой Николай въезжал во главе победоносной русской армии в Париж в 1814 г. В 1817 г. он женился на дочери прусского короля Шарлотте, получившей в России имя Александры Федоровны.
В людях и чиновниках Николай больше всего ценил исполнительность, покорность, готовность к подчинению. Прекрасно понимая необходимость и неизбежность реформ, Николай стремился тем не менее в первую очередь обеспечить устойчивость существовавших в стране порядков. Из опасения новых потрясений разработка всех реформаторских планов при нем велась в обстановке еще большей секретности, чем при Александре I. Не найдя в себе сил пойти на отмену крепостного права, Николай, по отзывам современников, перед смертью взял слово со своего сына (будущего императора Александра II) решить эту историческую задачу.
(Комментарий учителя по третьему абзацу:   Обратим внимание на следующие факты из биографии Николая I: он был требовательным и более всего стремился сохранить порядка в стране.  Как ему это удается? Читаем далее).
Укрепление роли государственного аппарата. (просматриваем этот раздел, останавливаемся на личности М.М. Сперанского – подготовка Свода законов Российской  империи).
В первые годы правления новый царь стремился, в отличие от Александра I, сам решать не только важнейшие, но и не слишком значительные вопросы. Для личного контроля над делами министерств и ведомств он расширил область деятельности Собственной его императорского величества канцелярии, которая стала играть ведущую роль в делах государственного управления и во многом подменять Кабинет министров. В январе 1826 г. царь создал II отделение своей канцелярии во главе с возвращенным из ссылки М. М. Сперанским. Главной его задачей должна была стать подготовка единого Свода законов. Прежде эта работа безуспешно велась в течение десятилетий. Сперанскому удалось выполнить ее всего за пять лет. В 1832 г. было опубликовано первое Полное собрание законов Российской империи в 45 томах, а в 1833 г. — Свод действующих законов государства.
В декабре 1826 г. Николай создал секретный комитет под председательством бывшего члена Негласного комитета графа В. П. Кочубея. Ему было поручено составить проект реформы государственного управления. Однако решить эту задачу Кочубею не удалось.
Многие даже мелкие решения принимались высшими государственными органами. Для этого требовалась огромная армия чиновников. К концу царствования Николая их численность составила без малого 90 тыс. человек (в начале правления Александра I чиновников было 15 тыс.). Порой власть мелкого чиновника была для простого просителя более весома, чем решение министра.
В начале 40-х гг. была ограничена и без того лишь незначительная роль Государственного совета.
Укрепление опоры самодержавной власти.(здесь мы обращаем внимание на усиление дворянства)
Николай I уделял большое внимание задаче укрепления дворянского сословия. Его беспокоило, что начавшееся еще при Александре I обнищание части дворянства продолжалось. Он попытался укрепить материальное положение высшего сословия. Для этого был изменен порядок наследования крупных имений, включавших не менее 400 крестьянских дворов. Они теперь не могли быть раздроблены и передавались в порядке наследования старшему в роде. Был повышен имущественный ценз для участников выборов дворянских органов самоуправления.
С 1828 г. в средние и высшие учебные заведения могли приниматься только дети дворян и чиновников.
Принятые Николаем меры заметно повысили авторитет и роль дворянства в жизни страны.
Попытки решения крестьянского вопроса.(Предлагаю обратить внимание на выделеное мною курсивом).
Николай прекрасно понимал, что главной проблемой российского общества оставался крестьянский вопрос. К тому времени никто даже среди крупнейших помещиков не оспаривал мысли, что жизнь и быт крестьян следует улучшить.
Николай решил начать с преобразований, направленных на улучшение положения государственных крестьян. Эти реформы провел генерал П. Д. Киселев — член Госсовета и министр государственных имуществ. Главным пунктом преобразований, осуществленных в 1837—1841 гг., явилось введение крестьянского самоуправления. В деревнях стали создаваться школы и больницы. Там, где земли не хватало, иногда принималось решение о переселении крестьян на свободные земли в другие районы страны, особенно в восточные. Для того чтобы обезопасить крестьян от неурожая, было решено оставить часть земли на «общественную запашку». На этих участках крестьяне работали сообща и пользовались плодами общего труда. Нередко на таких общественных наделах насильно заставляли сажать картофель. Это было непривычно для русских крестьян и привело в начале 40-х гг. к «картофельным бунтам».
Реформа Киселева не могла вызвать симпатий со стороны помещиков, поскольку слишком усилились различия в положении государственных и крепостных крестьян. Недовольство преобразованиями Киселева привело Николая к убеждению, что хоть крепостное право и является злом, но попытки его немедленного устранения грозят протестом со стороны приверженцев крепостничества.
Тем не менее отдельные шаги в этом направлении он предпринял: была запрещена продажа крепостных за долги; запрещалась также «розничная» продажа членов одной семьи. В 1842 г. был принят указ об «обязанных» крестьянах. По нему помещики могли освобождать крестьян при заключении с ними договора о предоставлении им земельных наделов в наследственное владение. За это крестьяне обязаны были выполнять различные повинности в пользу бывших владельцев. Однако этим своим правом помещики почти нигде так и не воспользовались. Тогда же помещикам было дано разрешение освобождать крепостных без земли.
В 1847 г. крепостные получили право выкупа на свободу в том случае, если поместье их владельца выставлялось на продажу за долги; в 1848 г. им было предоставлено право покупать незаселенные земли и строения. Наконец, в 1847—1848 гг. в западных губерниях, где помещиками были в основном поляки-католики, а их крепостными — православные, ввели инвентарные правила. Они строго определяли размеры крестьянских наделов и повинности крестьян в пользу помещиков, что улучшало положение крепостных.
Однако, несмотря на все эти нововведения, крепостное право в России продолжало сохраняться.
Русская православная церковь и государство.(Этот материал ученик изучает самостоятльно, прошу обратить внимание на выделенное курсивом)
Положение Русской православной церкви и отношения ее с государством на протяжении всего XIX в. определялись законами, принятыми еще при Петре I. Они объявляли православие не только «первенствующей и господствующей» верой в России, но и основой императорской власти. Это положение закрепляло и роль императора как фактического главы церкви.
Высшим органом церковного управления являлся Синод, члены которого назначались, а решения утверждались царем. Непосредственным руководителем Синода был чиновник, назначавшийся императором и являвшийся его представителем в этом органе, — обер-прокурор. На местах церковное управление осуществлялось через епархии (церковные области), во главе которых стояли епископы, архиепископы, митрополиты.
По законам Российской империи было разрешено исповедовать и любую другую религию, с той лишь оговоркой, что она признает царскую власть и существующие порядки. Положение Русской православной церкви было, однако, более привилегированным. Поощрялся и переход в православие представителей другой веры.
Большим авторитетом пользовались старцы — религиозные наставники, снискавшие особое уважение среди верующих своими проповедями и праведным образом жизни. Самой яркой фигурой среди старцев в первой половине XIX в. был монах Саровской пустыни (монастыря) Серафим (1760—1833). К нему за советом и наставлением шли тысячи людей со всей страны.
Продолжалась борьба церковных властей и государства со старообрядцами (раскольниками). Николай I запретил старообрядцам принимать беглых священников, а затем поддержал разгром старообрядческих монастырей в Поволжье. Казалось, старообрядчеству был нанесен сильнейший удар. Однако в 1846 г. в старообрядчество перешел босно-сараевский митрополит Амвросий, объявленный митрополитом Белокриницким (по наименованию села Белая Криница в Буковине в пределах Австрийской империи). Последователями белокриницкой церкви в России стали сотни тысяч старообрядцев.

Усиление борьбы с революционными настроениями.
Одним из важнейших направлений царствования Николая I стала борьба с любыми проявлениями несогласия с политикой властей.
Царь по-новому организовал деятельность политической полиции и поставил ее под свой личный контроль. В 1826 г. было создано III отделение царской канцелярии. Ему поручались все политические дела и контроль за настроениями умов. Органы III отделения были созданы и на местах. Для наведения нужного властям порядка в распоряжении шефа III отделения находилась и вооруженная сила корпуса жандармов. Шефом III отделения и корпуса жандармов был облеченный особым доверием царя генерал А. X. Бенкендорф.
Для обуздания «распустившейся» печати Николай поставил ее под жесткий контроль цензуры. Цензурный устав 1826 г. был метко назван современниками «чугунным».
Было запрещено принимать крепостных крестьян в средние и высшие учебные заведения, ограничив их образование приходскими училищами с одним классом обучения. Особым усердием отличался министр народного просвещения С. С. Уваров, заявивший как-то: «Если мне удастся отодвинуть Россию на 50 лет от того, что говорят ей теории, то я исполню мой долг и умру спокойно».
Главным направлением внутренней политики Николая I стало укрепление положения дворянства и борьба против революционной угрозы. Даже разработка проектов реформ осуществлялась исключительно в этих целях.
3.2. Активизация учащегося (3-5 мин.):

Вопросы для самоподготовки учащегося (домашнего задания):

(Учитель дает задание прочитать еще раз публикацию при самоподготовке и ответить на данные вопросы: ученик видит их на своей страничке и может подготовить письменные ответы вне сайта, например, разместив их в своем аккаунте или прислав по электронной почте учителя).

  • Вопросы и задания
    1. В чем вы видите причины ужесточения внутренней политики при Николае I?
    2. В чем проявилось укрепление роли государственного аппарата при новом царе?
    3. Какими мерами Николай пытался продемонстрировать преемственность с предыдущим царствованием?
    4. Чем была вызвана необходимость принятия мер по укреплению материального положения дворян?
    5. Какие меры были предприняты Николаем I для решения крестьянского вопроса?
    6. В чем состоял смысл создания III отделения Собственной его императорского величества канцелярии? Какие задачи были поставлены перед ним Николаем I?
    7. Дайте общую оценку внутренней политики Николая I.
  • Ресурс «ссылка»: Презентация к уроку (просмотр, задание по презентации – 3-5 мин.).

(С презентаций мы начинаем работу на уроке: просмотр слайдов №1,2, 3, 5, 9.

Основная работа идет при подготовке домашнего задания).

Переход по ссылке: https://docs.google.com/presentation/d/1rmcfktT600hhOhkXTDcoifq_yz63RvW9IzcR0SdoeBY/edit#slide=id.p74

Описание презентации к уроку: (подготовлена учителем по материалам учебников разных лет).

Данная презентация содержит 28 слайдов. Без анимации. Смена слайдов по щелчку.

1 слайд: Титульный. Название презентации; Внутренняя политика Николая I.

2 слайд: Начало правления.

Иллюстрация: Гравюра 19 в. Николай I.

Текст: Фрейлина А.Ф.Тютчева: «Он чистосердечно и искренне верил, что в состоянии все видеть своими глазами, все слышать своими ушами, все регламентировать по своему разумению, все преобразовывать своею волей».

3 слайд:

Текст:

Преобразования начались с реформ государственного управления.
В первые годы царствования Николай трудился каждый день с 7-9 часов утра.

4 слайд:

Текст:

В декабре 1826 года создан секретный комитет под руководством реформатора Кочубея (иллюстрация из учебника Истории СССР, 9 кл. М., Просвещение, 1976 г.). которому было поручено составить проект государственной реформы.

Сделать это  комитету не удалось.

5 слайд:

В первые годы правления в числе ближайших сподвижников Николая I оказался ряд крупных государственных деятелей.

6 слайд:

Собственная Его Императорского Величества Канцелярия (схема).

7 слайд:

М.М. Сперанский (портрет).

8 слайд:

       КОДИФИКАЦИЯ, форма систематизации законодательства, результат которой — составление нового сводного акта.

9 слайд: В 1832 году было опубликовано «Полное  собрание законов Российской

империи», 45 томов. В состав ПСЗ вошли все законы, изданные начиная с «Соборного

Уложения»1649 г. до Александра I включительно. Законы располагались в

хронологическом порядке».

  1. слайд.

А в 1833 — «Свод законов Российской империи», 15 томов – содержал действующие законы, расположенные в предметно – систематическом порядке.

  1. слайд.

Собственная Его Императорского Величества Канцелярия (схема).

     12 слайд.

      Важнейшим направлением внутренней политики стала борьба с любыми

оппозиционными течениями. III Отделение созданное в 1826 г. следило за

умонастроениями населения.  Ему был починен и корпус жандармов.

     13слайд.  

В круг обязанностей нового учреждения входили: «1) Все распоряжения по всем вообще случаям высшей полиции; 2) сведения о числе существующих в государстве разных сект; 3) известия об открытиях по фальшивым ассигнациям, монетам; 4) сведения подробные о всех людях, под надзором полиции состоящих; 5) учреждение приютов, домов инвалидов и других богоугодных заведений; 6) высылка и размещение людей подозрительных и вредных; 7) заведование всеми местами заключения; 8) все постановления и распоряжения об иностранцах, в России проживающих; 9) статистические сведения, до полиции относящиеся.  

14 слайд. Текст: Цензура – система государственного надзора за печатью, проверка материалов, готовящихся к публикации.

15 слайд.

Текст: Апогей самодержавия» — наиболее полное проявление абсолютизма, неограниченной власти монарха во всех сферах общественной и политической жизни.

16 слайд: Текст: Решение крестьянского вопроса.

17 слайд: (вопросы):  Как Николай I относился к крепостному праву?

— Как император объяснял свой отказ от попыток отмены крепостного права?

— Почему император считал, что отмена крепостного права стало бы «посягательством на общественное спокойствие»?

18 слайд:  Схема: категории крестьян.

19 слайд: Павел Дмитриевич Киселев (портрет).

20 слайд: Текст: В 1837 г.П.Киселев  начал реформу  государственных  крестьян.

            21 слайд: Цели реформы:

                1) Повысить уровень жизни государственных крестьян;

2) Обеспечить исправную уплату налогов государственных крестьян;

3) Дать помещикам пример возможного улучшения жизни крестьян.

22 слайд: Реформа государственной деревни предусматривала::


запрещалась продажа крепостных за долги и разъединение семей,

  • Определять размеры оброка с учетом доходности крестьянского надела;
  • Крестьян переселили в менее населенные местности;
  • Создавалась «общественная запашка»;
  • В государственных деревнях открывались школы;
  • Открывались медицинские и ветеринарные пункты.

23 слайд: 1842 г. – принят указ об «обязанных» крестьянах,

  • разрешалось освобождение крепостных без земли,
  • 1847 г. крепостные получили право выкупа на свободу в том случае, если поместье их владельца выставлялось на продажу за долги,

1848 г. им было предоставлено право покупать незаселенные земли и строения.

24 слайд: КРЕПОСТНОЕ   ПРАВО  В РОССИИ   ПРОДОЛЖАЛО     

СОХРАНЯТЬСЯ.

25 слайд:  Денежная реформа.

26 слайд. Е.Ф.Канкрин.

            27 слайд. Суть финансовой реформы.

            28 слайд. Заключительный. Вопрос: Какой характер носила внутренняя политика Николая I: либеральный или консервативный?

(на этот вопрос учащийся отвечает самостоятельно).

  1. Активизация учащегося (3-5 мин.). Домашнее задание.  Учитель предлагает ученику вопросы для домашнего задания, помогая определить алгоритм работы: при повторном  (беглом) чтении материала, необходимо заранее ориентироваться на данные вопросы.

 
4.  Самостоятельная работа учащегося (8-10 мин.).Учитель предлагает также для работы документы по теме, к которым также имеются вопросы. Учитель просит обратить внимание, что в вопросах скрыты ответы: два первых вопроса объединены общим смыслом – третье отделение полиции создавалось для политического контроля, в  т.ч. цензуры (раскрыть понятие).

(Внимание! При самостоятельной работе возможен выход учителя из скайп с просьбой к ученику, когда он закончит выполнение работы или др. согласованное время, позвонит учителю он, или позвонит учитель).

Документы:

Из записок главы III отделения А. X. Бенкендорфа.
Император Николай стремился к искоренению злоупотреблений, вкравшихся во многие части управления, и убедился из внезапно открытого заговора, обагрившего кровью первые минуты нового царствования, в необходимости повсеместного, более бдительного надзора, который окончательно стекался бы в одно средоточие; государь избрал меня для образования высшей полиции, которая бы покровительствовала утеснимым и наблюдала за злоупотреблениями и людьми, к ним склонными. Число последних возросло до ужасающей степени с тех пор, как множество французских искателей приключений, овладев у нас воспитанием юношества, занесли в Россию революционные начала своего отечества, и еще более со времени последней войны через сближение наших офицеров с либералами тех стран Европы, куда заводили нас наши победы.

В. А. Жуковский о действиях цензуры при Николае I.
Какая глубокая безнравственность в привычках нашего Правительства! Полиция распечатывает письма мужа к жене и приносит их читать царю (человеку благовоспитанному и честному), и царь не стыдится в том признаться — и давать ход интриге…

Из выступления Николая I на заседании Государственного совета 30 марта 1842 г.
Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его у нас положении есть зло для всех ощутительное и очевидное; но прикасаться к оному теперь было бы злом, конечно, еще более гибельным. Император Александр I, в намерениях коего в начале его царствования было даровать свободу крепостным людям, впоследствии сам отклонился от сей мысли как еще совершенно преждевременной и невозможной в исполнении. Я также на сие никогда не решусь: если время, когда можно будет к тому приступить, вообще еще далеко, то в настоящую эпоху всякий помысел о сем был бы лишь преступным посягательством на общественное спокойствие и благо государства. Пугачевский бунт доказал, до чего может достигнуть буйство черни…

Вопросы и задания к документам: 1. На основании записок А. X. Бенкендорфа поясните, какую главную цель имел в виду Николай I, создавая III отделение.
2. Как интеллигенция относилась к усилению цензуры?
3. На основе текста выступления Николая I покажите, как он понимал необходимость решения крестьянского вопроса и почему считал его одним из центральных в годы своего царствования.

1.4. Самостоятельная работа учащегося (3-5 мин.).: 

(По заданию учителя ученик находит в публикации слова, приведенные на сайте, прочитывает их значение и записывает в свой словарик).

? Расширяем словарный запас:
Жандармерия — полиция, имеющая военную организацию и выполняющая охранные задачи внутри страны и армии. Первые жандармские части в русской армии были созданы в 1815 г.
Канцелярия — отдел учреждения.
4. Активизация учащегося: Здания для самоподгототовки (5-7 мин.).

Материалы для самоподготовки (домашнее задание):

  • Ресурс ссылка в интернете.

Пройди тест-онлайн и получи сертификат.

(Учитель предлагает учащемуся пройти по ссылке на сайт тестов-онлайн http://onlinetestpad.com/ru-ru/Go/Vnutrennyaya-politika-Nikolaya-I-250/Default.aspx

и, выполнив тест, получить его результат и сертификат).

Ресурс «ссылка»:  «Видеоурок» (автор: Калинин А.А, http://interneturok.ru/)

(Учитель предлагает ученику в свободное время пройти по ссылке и посмотреть видеоурок по теме. Размещенный на сайте:

Ссылка:

http://interneturok.ru/ru/school/istoriya/8-klass-istoriya-rossii/tema-2-rossiya-v-pervoy-polovine-xix-veka/vnutrennyaya-politika-nikolaya-i-ch-1

РЕЛАКСАЦИЯ: (1 мин.).

Обмен мнениями о содержании урока, оценка работы ученика, его активности, пожелания успеха в работе и согласование времени для оперативного подключения учителя в момент подготовки учеником домашнего задания, например, в скайп).

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОСЛОВНАЯ ПОЛИТИКА НИКОЛАЯ I

Введение

Почти 30-летнее царствование императора Николая I часто называют апогеем самодержавия. Однако поражает её внутренняя противоречивость: золотой век русской культуры, первые железные дороги, систематизация законов, оформление идеологической основы российского самодержавия, ряд важных реформ в самых различных областях жизни общества — и преследование инакомыслия, засилье бюрократической рутины, венгерский поход русской армии 1849 г. и неудача в Крымской войне как своего рода итог правления Николая I. И во всём этом можно обнаружить следы его личного участия.
Личность и деяния Николая I (25. 06. 1796 — 18. 02. 1855), пятнадцатого по счёту российского самодержца из династии Романовых, оценивались современниками неоднозначно. Лица из ближайшего окружения, общавшиеся с царём в неформальной обстановке или в узком семейном кругу, как правило, отзывались о нём с восторгом: «вечный работник на троне», «неустрашимый рыцарь», «рыцарь духа». Для других он был «кровавым», «палачом», «Николаем Палкиным» и т. д. Правление Николая I было принято называть периодом мрачной реакции и безнадёжного застоя, когда повсюду водворялись деспотический произвол и казарменный порядок. В последнее же время появились исследования, позволяющие более объективно оценивать деятельность императора Николая Павловича.
Исходя из вышесказанного, можно сформулировать цель работы: проанализировать действия Николая I во внешней и внутренней политике и дать оценку деяниям этого монарха.
Основные задачи: на основании анализа источников и научных работ 1) дать оценку деятельности Николая Павловича в сфере внешней политики;2) дать оценку деятельности монарха в различных областях внутренней политики; Объект исследования: император Николай I как государственный деятель. Предмет исследования: деятельность Николая I в различных областях внутренней политики и во внешней политике.
Основной метод исследования: сравнение мнений исследователей и авторов мемуаров по поводу Николая I как политика.
Источники и историография
Источники
Источники по данной теме весьма многочисленны. Частная жизнь и государственная деятельность Николая I, его характер, привычки, взаимоотношения с самыми различными людьми нашли отражение в не менее чем 300 дневниках и воспоминаниях современников. Из источников наибольшее значение имеют журналы негласных комитетов , переписка Николая I c членами царствующей фамилии и т. д., дневники, мемуарная литература .
Историография
Авторы, близкие к правительственным кругам (М. А. Корф, С. С. Татищев, Н. К. Шильдер и др. ), оценивали Николая I как государственного деятеля неизменно положительно, видя в нём «государя-командира», сурового и справедливого. Дореволюционные историки либерального направления и советские исследователи видели в царствовании императора Николая Павловича апогей самодержавия и дворянско-крепостнической реакции . Подлинно научной биографии Николая I долгое время не было (апологетический труд Шильдера и критический — А. Е. Преснякова – устарели).
Зато все аспекты внутренней политики Николая исследованы обстоятельно, хотя и несколько односторонне, с акцентом на обличении карательного террора. Наиболее содержательны обзоры николаевской внутренней политики в 85-й лекции пятого тома «Курса русской истории» В. О. Ключевского, а из советской литературы — в «Очерках» и «Лекциях» по истории СССР С. Б. Окуня и в монографии А. С. Нифонтова «Россия в 1848 г.» (М., 1949). Правительственный аппарат царизма при Николае I исследован П. А. Зайончковским и Н. П. Ерошкиным , карательная политика — М. К. Лемке и И. М. Троцким . Расправу николаевского режима с волнениями крестьян и военных поселян подробно, на солидной документальной базе освещали Е. С. Гессен, П. П. Евстафьев, С. В. Токарев и особенно Я. И. Линков .
В литературе о внешней политике Николая I выделяется глубокая и яркая работа А. В. Фадеева . Обзорно о том же писала Н. С. Киняпина , а интервенцию против венгерской революции исследовала Р. А. Авербух.
Николаевские реформы не вызывают у историков большого интереса, но публиковались отдельные работы, посвящённые проектам разрешения крестьянского вопроса . Капитально изучена реформа П. Д. Киселёва. Ей посвящен классический труд Н. М. Дружинина — один из самых значительных в советской историографии по содержанию и крупных по объему. В нём исчерпывающе рассмотрены предпосылки, смысл и последствия реформы Киселёва как серьёзной, тщательно продуманной, но, тем не менее, заведомо обречённой на неудачу попытки царизма отыскать выход из назревшего кризиса феодально-крепостнической системы, не разрушая её основ. Наряду с книгой Н. М. Дружинина, в обширной литературе о крестьянском вопросе при Николае I доныне сохраняет большую научную ценность давний труд В. И. Семевского .
В 1990-е – 2000-е гг. в России был опубликован ряд работ, посвящённых Николаю I – человеку и политику . Статья С. В. Мироненко, вошедшая в сборник «Российские самодержцы», вышедший в свет в 1993 г., содержит утверждения, характерные для сочинений историков либерального и марксистского направлений . Большинство же авторов были склонны к идеализации Николая Павловича.
Одновременно публиковались и исследования, где основательно, с различных позиций, рассматривались те или иные аспекты деятельности «государя-командира». М. А. Рахматуллин даёт Николаю I как политическому деятелю и как человеку исключительно отрицательную оценку . Н. С. Киняпина полагает, что в области внешней политики Николай I в большинстве случаев действовал грамотно. Тем не менее, он допускал и серьёзнейшие промахи, из которых главный – уверенность в благожелательном нейтралитете Великобритании по отношению к России в том случае, если в 1853 г. начнётся русско-турецкий военный конфликт .
Зарубежная литература о николаевской России относительно невелика . Заслуживают внимания две биографии Николая I: апологетическая, но ценная обилием фактов, автором которой является французский писатель П. Лакруа, и более научная написанная русским эмигрантом К. К. Грюнвальдом . В последние десятилетия также появлялись работы, посвящённые Николаю I . Среди них выделяется сочинение М. Залевского, который видит в императоре Николае Павловиче одного из самых выдающихся правителей России, стремившегося к обузданию коррупции, всемерно укреплявшего обороноспособность страны и подготавливавшего отмену крепостного права, отличавшегося толерантностью по отношению к оппонентам .

План
Введение …………………………………………………………………………………2
Глава I. Некоторые характерные черты Николая I как государя …………………….5
Глава II. Деятельность Николая I в отдельных областях внутренней политики…….8
1. Первые проекты реформ. Кодификация права ……………………………………..8
2. Николай I и российское чиновничество …………………………………………..12
3. Крестьянский вопрос ………………………………………………………………15
5. Экономическая политика …………………………………………………………..20
Глава IV. Деятельность Николая I в сфере внешней политики …………………….22
Заключение ……………………………………………………………………………28
Источники и литература ………………………………………………………………31

курсовая работа

Источники и литература

Источники
1. Дневник П. Г. Дивова//Pусская старина. — 1897. — № 3
2. Долгоруков П.В. Петербургские очерки. Памфлеты эмигранта. 1860 — 1867. — М., 1992
3. Записки Ф. Ф. Вигеля. — Ч. 5. — М., 1892
4. Исторический вестник. — 1908. — № 5
5. Кюстин, Астольф де. Николаевская Россия. — М., 1990
6. Междуцарствие 1825 года и восстание декабристов. В переписке и мемуарах членов царской семьи. — М. — Л., 1926
7. Панаев И. И. Литературные воспоминания. — М., 1950
8. Рассказы Е. А. Егорова, инженер-генерал-лейтенанта//Pусская старина. — 1886. — № 2
9. Pусская старина. – 1900. — № 3
10. Русский архив. — 1895. — № 5
11. Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. — М., 1989
12. Собрание трактатов и конвенций, заключённых Россией с иностранными державами/Составитель Ф. Ф. Мартенс. — Т. II. — СПб., 1895
13. Шиман В. М. Император Николай Павлович (Из записок)//Русская старина. — 1902. — № 3

Литература
1. Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII — начало XX в. — М., 1978
2. Георгиев В. А. Внешняя политика России на Ближнем Востоке в конце 30-х — начале 40-х годов XIX в. — М., 1975
3. Готье Ю. В. Император Николай I. Опыт характеристики. — М., 1913
4. Дружинин Н. М. Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселёва. — М. — Л., 1946. — Т 1
5. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. — М., 1978
6. Залевский М. Император Николай Павлович и его эпоха. – http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/tarasov/nic5.htm
7. История внешней политики России. Первая половина XIX в. — М., 1995
8. Киняпина Н. С. Внешняя политика Николая I//Новая и новейшая история. – 2001. — №№ 1 — 2. — http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/PALK_OUT.HTM
9. Ключевский В. О. Курс русской истории. – Лекция 85. — http://magister.msk.ru/library/history/kluchev/kllec85.htm Локшин А. Е. «Еврейский вопрос» в Российской империи в XIX -начале XX вв.:
10. попытки его решения: властью, обществом и еврейской общиной. — http://www.hist.msu.ru/Labs/UkrBel/lokszyn2.doc
11. Лурье Ф. М. Политический сыск в России. 1649 – 1917 гг. – М., 2006
12. Рахматуллин М. А. Император Николай I глазами современников//Отечественная история. – 2004. — № 6. — http://vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/RUHIST/PALKIN-2.HTM
13. Тарасов Б. Н. Рыцарь самодержавия (черты правления Николая I). — http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/tarasov/nic0.htm
14. Тарле Е. В. Сочинения. — В 12 т. — М., 1959. — Т. 8
15. Татищев С. С. Внешняя политика императора Николая I. — СПб., 1887
16. Тодорова М. Н. Англия, Россия и Танзимат. – М., 1983
17. Троицкий Н. А. Россия в XIX веке: Курс лекций. — М., 1997
18. http://www.rulex.ru/01140174.htm
19. Шеремет В. И. Турция и Адрианопольский мир 1829. — М., 1975
20. Щербатов А. П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич. Его жизнь и деятельность. — Т. 5. — СПб., 1896
21. Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политические и торговые. – СПб., 1869

Бэдкок о Кагане, «Военные реформы Николая I; Истоки современной российской армии’ | H-Россия

Фредерик В. Каган. Военные реформы Николая I; Истоки современной российской армии. Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1999. 337 стр. 49,95 долларов США (ткань), ISBN 978-0-312-21928-4.

Отзыв Сары Бэдкок (факультет славистики Даремского университета) Опубликовано на Н-Россия (октябрь 1999 г.)

Слишком большая задача: Николай I как консервативный реформатор

Полезное дополнение Кагана к литературе о Николае I пытается оспорить представление о царствовании Николая I как о возврате к донаполеоновскому мышлению и застою в военной сфере, используя ранее не использовавшийся архивный материал.Каган утверждает, что Николаю I удалось осуществить изменения, которые требовались российской военной администрации, чтобы пережить трехкратное расширение русской армии, и обеспечить прочную административную базу для дальнейших реформ Александра II. Он предлагает еще один аспект аргумента в пользу российской исключительности: реформы, инициированные Николаем I и его высшими администраторами, отличают российскую военную структуру от других европейских держав, избегая системы Генерального штаба, «широко считающейся одним из самых важных военных достижений». современности» (с.1).

Острый русский военный кризис, который не был отмечен современными наблюдателями, потому что Николай так эффективно с ним справился, является отправной точкой для работы Кагана. Каган считает главными военными достижениями Николая I признание того, что армия плохо организована, а администрация коррумпирована и неэффективна. Он занимался этими проблемами и добился кодификации военного права. Однако ему не удалось решить более фундаментальные проблемы, стоящие перед Россией: людские ресурсы, имевшиеся в крепостном праве, были недостаточными для защиты границ и внутренних районов России и не могли быть эффективно задействованы в других внешнеполитических инициативах, а российское государство просто было в слишком большом долгу и имели слишком мало доходов, чтобы приступать к дорогостоящим внешнеполитическим инициативам.Николай был вынужден «замазать трещины» в российской военной системе, чтобы сохранить международный престиж России. Он сделал это, согласно рассказу Кагана, с большим апломбом.

Глава первая резюмирует проблемы, с которыми столкнулся Александр I, когда российский бюджет страдал от большого и увеличивающегося дефицита в войне с Наполеоном. Александр оставил Николая с 800-тысячной армией для поддержки и огромным бюджетным дефицитом. После неудач России между 1805 и 1809 годами были проведены некоторые реформы военного управления, в результате которых было создано нечто, эквивалентное прусскому Генеральному штабу, но эти реформы были сформированы, когда война была неизбежна, и, соответственно, не предусматривали управления в мирное время.Глава вторая подробно описывает первые неудачные попытки Николая I кодифицировать военные законы. Эти попытки демонстрируют николаевских бюрократов как активных и усердных, а самого Николая как личного сторонника правовой реформы. Попытки кодификации в 1827 г. предвосхитили успешную кодификацию в 1836 г., успешную отчасти потому, что инициатива кодификации и реформ исходила от бюрократии.

Глава третья подробно описывает попытки экономии внутри военной бюрократии и подчеркивает трудности, с которыми столкнулись бюрократы при попытке сократить свои отделы, когда их рабочая нагрузка была пропорционально больше из-за значительного увеличения численности армии.Каган утверждает, что неудача его попыток снизить стоимость военного управления «подтвердила две вещи в сознании Николая. Во-первых, гораздо важнее было повысить эффективность военного управления, чем экономить гроши, стреляя из армии. странный бюрократ… Вторая заключалась в том, что военная администрация в том виде, в каком она была составлена, не подчинялась его воле и не могла справиться с уже стоявшей перед ней административной нагрузкой» (с. 64).

Четвертая глава посвящена проблемам кампании 1828 года в Турции.Каган излагает цели войны России и утверждает, что Россия была заинтересована не во владении проливами, а в запугивании Турции. Английская враждебность означала, что Россия должна была победить в любом русско-турецком конфликте быстро, прежде чем у других сил появится шанс мобилизоваться, но не настолько решительно, чтобы Турецкая империя была полностью разрушена. Затем Каган продолжает обрисовывать катастрофический ход первой кампании. Осада турецких крепостей считалась наиболее эффективным способом уничтожить турецкую армию, но для этого требовалась большая армия, а Россия послала всего 100 000 человек для борьбы против 180 000 турецких войск.

Эта малочисленность русских войск объяснялась необходимостью размещения войск во внутренних районах, в Польше, и для отражения возможного австро-турецкого нападения на Россию. Те войска, которые были отправлены в Турцию, не получили необходимой административной поддержки и снабжения, и результаты были катастрофическими. Нехватка транспорта, лошадей и волов серьезно препятствовала военным усилиям России, а нехватка резервов, привлеченных раньше, чем планировалось, из-за болезней и потерь снабжения, также стала критической.Каган утверждает, что, хотя расходы на армию в период турецкого конфликта действительно увеличились, армия по-прежнему остро недофинансировалась.

Пятая глава указывает на основные недостатки турецкой кампании, особенно в стратегии, снабжении, транспорте и цепочке командования, и использует ответы на проблемы трех главных героев, генерала Васильчикова, начальника штаба Дибича. и главнокомандующий Витгенштейн. Затем Каган описывает успешное изменение тактики Николая в Турции и его определение военных целей России как не что иное, как обеспечение соблюдения существующих в настоящее время договоров.Значение этой войны Каган считает тем, что Николай лично был свидетелем болезненных неудач как своей армии, так и своего военного управления. Это подготовило почву для консервативной реформы в 1829 году.

Глава шестая посвящена первым этапам военной реформы 1831–1832 годов, в которой Николай принимал непосредственное участие. Чернышев, человек, нелюбимый современниками как честолюбивый подхалим, возглавил реформы, которые в конечном итоге сосредоточили военную власть в руках военного министра, создали сильный и независимый военный совет, а также объединили почти все канцелярии.Далее в седьмой главе обсуждаются реформы, направленные на повышение административной эффективности и результативности. Были увеличены шкалы заработной платы государственных служащих и сокращено количество бюрократов. Военная администрация была рационализирована и централизована.

Глава восьмая подробно описывает заключительный этап военной реформы, кодификацию военного права. Каган описывает конфликт между двумя реформаторами, Сперанским, который стремился сделать кодификацию основой для более основательного пересмотра российской правовой системы, и Чернышевым, который рассматривал кодификацию просто как практическое применение и завершение предыдущих реформ.Чернышев выиграл этот спор, но Каган утверждает, что, независимо от мотивации, завершение этой кодификации было большим достижением, поскольку оно заложило прочную правовую базу под Российское государство, что позволило создать современную администрацию.

Глава девятая, пожалуй, самая интересная, посвящена большим нерешенным военным проблемам России, а именно дипломатической изоляции и кадровому кризису. Несмотря на кажущуюся большую численность населения России, защита российских границ была огромным бременем для армии.Крепостное право ограничивало процент населения, который можно было призвать, и оставляло Николаю мало альтернатив в попытках собрать большую армию или даже сохранить ту, которая у него уже была. Каган утверждает, что в этом свете внешняя политика Николая I была не чем иным, как тщательно продуманным блефом, направленным на сохранение статуса России при избегании конфликта, который мог бы до предела истощить ресурсы России; даже освобождение крепостных не могло создать армию, достаточно большую, чтобы удовлетворить стратегические потребности России.

В заключение Каган предлагает читателю осознать трагедию царствования Николая I, что никакие двадцать лет не могли исправить двухсотлетнего несоответствия и что, хотя Россия была унижена в Крымской войне, «размещение двух с половиной миллионов люди, возможно, действительно были одним из самых важных достижений русского оружия в девятнадцатом столетии» (с. 243). Суть сказанного Каганом в том, что без реформ Николая I дело обстояло бы еще хуже и что необходимость более глубоких реформ не была очевидна в период царствования Николая.Существует подробный раздел об архивных фондах, который может быть полезен другим исследователям в этой области, и библиография, которая служит ориентиром для дальнейшего чтения.

Кагану, безусловно, удается изложить ход военной реформы в царствование Николая I и указать на значение этих реформ для развития русской армии, особенно как базу для реформ, проведенных Милютиным в 1860-х гг. . Книга была бы понятнее, если бы ее структура была построена тематически, а не в хронологическом порядке.Хронологическая закономерность ведет к неизбежным повторениям, особенно в намеках на то, что Николай I сосредоточился на второстепенных, а не на первичных причинах военных неудач России, и в неоднократных комментариях о консерватизме военной реформы.

Местами хронологический подход уступает место путанице — например, четвертая глава начинается с объяснения мотивов вступления России в войну с Турцией (стр. 78—86). Однако середина пятой главы возвращается к этой теме в другом контексте, когда Николай I, наконец, раскрывает военные цели государства (с.125-126). Если бы читатель получил эту информацию до того, как приступить к повествованию о турецкой кампании, это значительно просветило бы читателя. Эта проблема также очевидна в различных дискуссиях о попытках кодификации военного права, которые охватывают вторую и восьмую главы. Недостаток ясности также проявляется при попытке понять такие вопросы, как развитие цепочек военного командования. Опять же, такое развитие более ясно объяснимо, когда изложено вместе, а не распределено по главам в хронологическом порядке.

Дальнейшая критика направлена ​​на некоторые формулировки, использованные в этой работе. Сокращения вроде CINC/LAA [главнокомандующий Большой действующей армией] используются в книге всего пару раз и кажутся несколько ненужными, добавляя путаницы, а не ясности в тему. Использование военного эвфемизма местами неприятно — в пятой главе Каган сообщает, что из 100 000 человек, шедших в Константинополь в 1828 году, только 17 000 прибыли в Адрианополь, и объясняет эти потери «трениями» (солдаты умирают, заболевают, дезертируют, получают потерял и т.д.)» (стр. 104). Здесь нет места слову «трение»; его значение было настолько неопределенным, что Кагану пришлось включить объяснение, сделавшее это слово излишним. В пятой главе, оценивая реакцию современников на неудачи турецкой кампании 1828 г., Каган резко переходит к оправданию своего использования современной военной терминологии, когда «в России в 1828 г. еще не существовало» (стр. 121). Меня не убедило его обоснование, и я опасаюсь, что такая терминология снижает удобочитаемость книги для невоенных историков.

Несмотря на эту критику, этот рецензент считает, что книга Кагана является интересным дополнением к исследованиям Николая I и послужит ценным справочным пособием для специалистов в этой области.

Copyright (c) 1999, H-Net, все права защищены. Эта работа может быть скопирована для некоммерческого использования в образовательных целях, если должным образом указаны автор и список. Для других разрешений, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=3525

Ссылка: Сара Бэдкок. Обзор Кагана, Фредерик В., Военные реформы Николая I; Истоки современной российской армии . H-Россия, H-Net Обзоры. Октябрь 1999 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=3525

Copyright © 1999, H-Net, все права защищены. H-Net разрешает повторное распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих, образовательных целях с полным и точным указанием автора, веб-сайта, даты публикации, исходного списка и H-Net: Humanities & Social Sciences Online.Для любого другого предполагаемого использования обращайтесь в редакцию Reviews по адресу [email protected]

Совет по международным отношениям

Изменение климата

Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

Джоди Фриман, профессор права Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике.ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, регулировании окружающей среды и исполнительной власти.Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов.Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как нам сократить разрыв между этим и тем, что правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда все мы думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, а другие страны объявили о постепенном введении в отношении российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах.И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики.Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, кроме того, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов выслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено Агентство по охране окружающей среды — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе.И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего.У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление влечет за собой действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся в опасности. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, в то время как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать газ, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить немного света на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны.Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед.И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже предыдущих — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя.И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть возможности в будущем для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата.Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями.Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и поощрения, чтобы изменить траекторию, чтобы со временем — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее. , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача.И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Потому что это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить их — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями.И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались, когда адвокаты излагали свои позиции, и, по сути, петиционеров в данном случае, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд напортачил, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы хотели бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд настолько ограничивает EPA, что ограничивает строгость, это все равно, что потерять какую-то способность, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию.Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вложить наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию.Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает большие средства в ядерную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных реакторов, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я бы сделал — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства и не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс.На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но верно то, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан.Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство в доходах в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения.Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что этот вопрос является абсолютно правильным способом думать об этом, то есть мы действительно должны помочь странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде релевантного — связанного, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде — осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Так что, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть.То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет по-другому привести их в действие, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов.Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций.Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, поскольку это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей.Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся вместе говорить о национальной безопасности и климате. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военных, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит.Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая следит за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы располагали правильной информацией — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно.Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают во внимание. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как ни печально это говорить, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Николай I и официальное гражданство в России, 1825–1855 гг.Николай Васильевич Рясановский. [Российские и восточноевропейские исследования.] (Беркли: University of California Press. 1959. Pp. viii, 296. $5.00.) | Американское историческое обозрение

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов.Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. Находясь на сайте общества, используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью.Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр учетных записей, вошедших в систему

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

НАТО в семьдесят: Альянс в кризисе

НАТО снова стоит на распутье, но это другое. Поскольку в апреле 2019 года старейший и самый успешный военный альянс в мире отмечает свое семидесятилетие, он сталкивается с множеством разнообразных одновременных проблем.Одни проблемы знакомы, другие — новые и неотложные; одни внутри Североатлантического союза, другие за пределами границ НАТО, а третьи маячат на горизонте. В совокупности эти вызовы представляют собой самый серьезный кризис в сфере безопасности в Европе со времен окончания холодной войны и, возможно, когда-либо. Вопрос в том, сможет ли Североатлантический союз адаптироваться к этим вызовам, оживившись и переоснащенный на десятилетия вперед. Этот отчет направлен на решение множества проблем и предлагает практические рекомендации.

 

Вызовы изнутри НАТО
Возрождение американского лидерства

Самая большая проблема, с которой сегодня сталкивается НАТО, — это острая необходимость возрождения сильного и надежного американского лидерства. Под руководством Америки в Североатлантическом союзе возможно все; в отсутствие американского лидерства прогресс будет в лучшем случае медленным. На самом базовом уровне следующий американский президент должен подтвердить приверженность США Североатлантическому союзу, особенно обязательство о коллективной обороне по Статье 5, как на словах, так и на деле.Получив возможность сделать это через несколько месяцев после своей инаугурации в мае 2017 года, президент Трамп отказался соблюдать обязательство США по статье 5, даже открывая мемориал в новой штаб-квартире НАТО в ознаменование ее исторического призыва после 11 сентября. Его постоянное неуважение к некоторым ключевым демократическим лидерам и теплота по отношению к некоторым автократам, очернение НАТО и ЕС и склонность к непредсказуемым заявлениям и решениям в совокупности подрывают доверие европейского правительства и общественности к американскому руководству.

«…вооруженное нападение на одного или нескольких [союзников] в Европе или Северной Америке считается нападением на них всех…»

 Статья 5 Вашингтонского договора

Действия говорят громче слов, но слова еще посчитай. Эффективное сдерживание и оборона — суть НАТО — зависят не только от возможностей, но и от восприятия противниками коллективной политической воли союзников. США демонстрируют свою приверженность НАТО высшим дипломатическим и военным руководством, развертыванием войск в Европе, в том числе в странах Балтии и Польше, активным участием в учениях НАТО и предварительным размещением оборудования для облегчения быстрого подкрепления.Особенно под руководством министра обороны Джеймса Мэттиса НАТО добилась прогресса в вопросах готовности, мобильности, кибербезопасности и реформах командной структуры. К счастью, двухпартийная поддержка Конгресса непоколебима: резолюции Сената и Палаты представителей в 2017 году, подтверждающие приверженность США Североатлантическому союзу, внесение в Сенат законопроекта, запрещающего президенту покидать НАТО без одобрения Сената в 2018 и 2019 годах, принятие Палатой представителей в 2019 году резолюции, запрещающей выделение средств на вывод У.S. от НАТО и постоянное увеличение финансирования Европейской инициативы сдерживания. Опросы показывают, что американский народ тоже понимает ценность НАТО и поддерживает Североатлантический союз, в том числе обязательства Америки по статье 5. Эта общественная поддержка трансатлантических связей имеет глубокие корни, поскольку союзники по НАТО представляют шесть из десяти крупнейших диаспор в Америке. Государственные секретари и министры обороны администрации Трампа заверили союзников в приверженности США НАТО на ежегодных встречах на уровне министров.Все эти меры необходимы для сдерживания и обороны, но их недостаточно, если президент США ставит под сомнение приверженность Америки. Решение задач, изложенных в этом отчете, начинается с американского лидерства, а американское лидерство начинается сверху.

В более широком смысле правительство США — как исполнительная, так и законодательная власть — работает неэффективно и предсказуемо. Вакансии персонала и отсутствие процессов сотрудничества тормозят разработку и реализацию политики. Противоречивая сверхпартийная политика с нулевой суммой, усиленная социальными сетями, не поддается компромиссу, нагружает институты национальной безопасности Вашингтона и оставляет США.Союзники С. задаются вопросом, что может произойти дальше.

Поскольку нельзя ожидать, что президент Трамп изменится, ответственность за проверку и балансировку его подхода к НАТО лежит на Конгрессе. Мы рекомендуем Конгрессу предпринять конкретные шаги в этом году:

  • Конгрессу следует еще раз подтвердить приверженность США пункту об обороне статьи 5 Договора о НАТО, чтобы выразить двухпартийную поддержку союзникам США и усилить сдерживание.
  • Сенат и Палата представителей также должны принять в этом году закон, требующий одобрения Конгресса для изменения любого U.S. договорные обязательства перед НАТО или полный выход США из Североатлантического союза.
  • Конгресс должен продолжать финансировать «Европейскую инициативу сдерживания» для укрепления американской военной мощи в Европе, сдерживания российской агрессии и помощи в наращивании потенциала союзников по НАТО.
     
Восстановление европейской обороноспособности

Вопрос распределения бремени так же стар, как и сам Североатлантический союз. В своем нынешнем виде дебаты берут свое начало с саммита в Уэльсе в 2014 году, когда лидеры НАТО впервые согласились двигаться к цели выделения 2 процентов своего национального валового внутреннего продукта (ВВП) на расходы на оборону к 2024 году в Обязательстве оборонных инвестиций.Президент Трамп прав, требуя прогресса в соответствии с «Уэльским обязательством» — важной частью первоначальной реакции НАТО на агрессию России в Украине в первой половине 2014 года. После многих лет неуклонного снижения расходов на оборону, особенно среди европейских союзников, в первые четыре года после Уэльса, 2014-2018 годы, был достигнут значительный прогресс: пять союзников теперь соответствуют 2-процентной отметке; все союзники реально увеличили расходы; и совокупный рост за пределами США с 2014 года составляет 87 миллиардов долларов.Президент Трамп должен признать этот прогресс, продолжая настаивать на том, чтобы союзники делали больше. Однако этот прогресс был омрачен зацикленностью президента Трампа на 2 процентах как единственном показателе ценности НАТО и его отказом понять, как работает финансирование НАТО. Его публичные угрозы союзникам, которые не достигли цели, контрпродуктивны, поскольку лидерам союзников труднее, по мнению их общественности, выполнять его требования. В результате двухпроцентное обещание, призванное объединить союзников вокруг общей цели, превратилось в самый спорный вопрос и отвлекает внимание от столь же важных мер.

Рисунок 1: Общие расходы на оборону НАТО в Европе и Канаде (в 2010 году, миллиарды долларов США).

Источник: «Расходы на оборону стран НАТО (2011-2018 гг.)», НАТО, июль 2018 г. страховая выгода от обязательств по коллективной обороне в соответствии со статьей 5. Союзники должны доставить. Особенно Германия, крупнейший европейский союзник и страна с самой сильной экономикой, должна сделать гораздо больше, иначе ее лидирующие позиции в Североатлантическом союзе будут поставлены под угрозу.Но 2 процента никогда не предназначались в качестве единственной меры стоимости. Уэльское обязательство само по себе шире: оно обязывает союзников выделять 20% оборонных расходов на новое крупное оборудование, исследования и разработку новых возможностей, а также подчеркивает важность показателей эффективности. Более половины союзников достигли 20-процентной цели.

Сохраняя цель в 2 процента ВВП для расходов на оборону, НАТО, возглавляемое Соединенными Штатами, пора расширить рамки, в которых она измеряет вклад в оборону.Генеральный секретарь Йенс Столтенберг справедливо отмечает, что союзники предоставляют «денежные средства, возможности и взносы», которые укрепляют НАТО. Сосредоточение только на входных данных обманчиво. Европейские члены НАТО вместе тратят на оборону более чем в три раза больше, чем Россия, и чуть больше, чем Китай. Общие военные расходы всех двадцати девяти членов НАТО в 2017 году составили 900 миллиардов долларов, что составляет 52 процента мировых расходов на оборону. Тем не менее, неэффективность снижает влияние этих инвестиций, и сохраняются значительные пробелы в возможностях, поэтому просто увеличить расходы недостаточно.

Мы рекомендуем три возможных подхода. Во-первых, НАТО должно быть более прозрачным. Наряду с измерением расходов на оборону в качестве вводимых ресурсов, Североатлантический союз должен чаще публиковать свои оценки возможностей, которые приобретаются за счет оборонных бюджетов, то есть то, как тратятся вложения, или меры на выходе. Кто-то может возразить, что такой подход раскроет информацию, которая является политически чувствительной для некоторых союзников, но общая польза для Североатлантического союза очевидна. НАТО уже публикует некоторые данные о результатах, которым следует уделить больше внимания.Например, деньги, потраченные на текущие операции, пополнение запасов, исследования и разработки и приобретение нового оборудования для заполнения выявленных пробелов в возможностях, таких как высокоточные боеприпасы, современная противовоздушная и противоракетная оборона и тяжелые воздушные перевозки, важнее, чем пенсии для отставных офицеров. Здесь данные доступны и должны тщательно оцениваться ежегодно и публично министрами обороны. Сосредоточение внимания на результатах также может привлечь внимание к потенциалу усиления специализации, особенно для более мелких союзников.

Во-вторых, Североатлантический союз должен обеспечить полный учет национальных расходов, которые способствуют коллективной обороне и безопасности НАТО, независимо от того, относятся ли эти расходы к министерствам обороны или другим частям национальных бюджетов. Сегодня НАТО сталкивается с разнообразными угрозами, с которыми невозможно справиться только с помощью обычных оборонных средств. Расходы на национальную кибербезопасность и разведку, например, вполне могут быть включены в расходы на национальную оборону для целей НАТО, особенно в наше время, когда гибридные угрозы настолько заметны, как это обсуждается далее в этом отчете.Инвестиции в транспортную инфраструктуру двойного назначения, облегчающую передвижение сил НАТО по Европе, являются важным вкладом, поскольку НАТО в настоящее время в значительной степени зависит от быстрого подкрепления для дополнения сил на месте. Некоторые также предполагают, что финансирование помощи в целях развития, которое способствует стабилизации районов на периферии НАТО на Ближнем Востоке и в Северной Африке, также способствует безопасности НАТО. Хотя мы не предлагаем включать такие расходы во внутреннее определение НАТО расходов на оборону, есть смысл оценить их вместе с расходами на оборону в ходе публичных дискуссий по этой теме.Такие более широкие меры должны дополнять, а не заменять или затенять Уэльское обязательство. Мы поддерживаем широкий и целостный подход к измерению потребностей Североатлантического союза и вклада каждого союзника в дополнение к обязательству в размере 2 процентов.

В-третьих, Соединенным Штатам следует поддерживать, а не критиковать инициативы Европейского Союза по развитию оборонного потенциала Европы с помощью правовых, институциональных и финансовых стимулов. ЕС предстоит пройти долгий путь. После Брексита 80 процентов расходов НАТО на оборону будут поступать от союзников, не входящих в ЕС, а военный потенциал ЕС значительно сократится, что сделает НАТО еще более важным.В интересах Соединенных Штатов поддерживать европейские оборонные инициативы — например, Постоянное структурированное сотрудничество (PESCO), Европейский оборонный фонд (EDF) и улучшения военной мобильности — при условии, что они также способствуют НАТО. Как было согласовано в первоначальных Брюссельском и Берлинском соглашениях конца 1990-х годов, должен оставаться стандарт, согласно которому инициативы ЕС должны дополнять инициативы НАТО, а не конкурировать с ними. Мера проста: НАТО регулярно оценивает, какие возможности ей нужны, и ЕС должен поступать так же.Это должно привести к развитию и предоставлению тех взаимодополняющих возможностей, которые будут доступны обеим организациям. Ключевым моментом является предотвращение дублирования. Например, и НАТО, и ЕС нуждаются в воздушных перевозках и возможностях разведки-наблюдения-рекогносцировки; поэтому, если европейский союзник приобретает их с помощью ЕС, они должны быть доступны для операций как НАТО, так и ЕС на основании национального решения. С другой стороны, у НАТО уже есть структуры постоянного штаба и средства связи мирового класса, которые могут быть предоставлены ЕС, поэтому Союзу не нужно вкладывать в них средства.Инициативы ЕС станут еще более важными в будущем, поскольку расходы на современные системы продолжают расти, что требует большей эффективности, совместного использования и неизбежной специализации. По мере увеличения расходов Европы на оборону европейским союзникам следует стремиться к «стратегической ответственности», но не стремиться к автономной «стратегической автономии» для коллективной обороны. Важно поддерживать общее понимание того, что для коллективной защиты континента, особенно от российской агрессии, Соединенные Штаты должны активно участвовать, и, как соглашаются все союзники, это означает НАТО.

Подводя итог, лорд Робертсон, бывший генеральный секретарь НАТО, заявил, что «НАТО нуждается в военном потенциале, чтобы двигаться далеко, действовать быстро, наносить сильные удары и оставаться надолго». Это суть восстановления европейской обороноспособности.

 
Поддерживая демократические ценности НАТО

«Стороны настоящего Договора… полны решимости защищать свободу, общее наследие и цивилизацию своих народов, основанные на принципах демократии, свободы личности и верховенства закон.

Вашингтонский договор

С самого начала в 1949 году НАТО формировалась вокруг общих ценностей: демократии, свободы личности и верховенства права. Эти ценности являются важной частью связующего звена, которое скрепляло Североатлантический союз на протяжении семидесяти лет, на протяжении десятилетий. периода «холодной войны», в конце «холодной войны» в 1989–1991 гг. и в последующие десятилетия. Однако сегодня, когда Североатлантический союз снова сталкивается с разнообразными проблемами, в некоторых государствах-членах наблюдается очевидный отход от этих основных ценностей. Рост авторитарных тенденций, подрывающих демократические ценности, не является чем-то новым для Североатлантического союза.В НАТО были военные диктатуры в прошлом. Сегодня среди нескольких союзников снова наблюдается тенденция, которая ставит под сомнение их приверженность ценностям, лежащим в основе Североатлантического союза. Везде, где это происходит в государствах-членах, Североатлантический союз должен противостоять авторитарной централизации исполнительной власти; подавление свободной прессы, гражданского общества и политической оппозиции; и вмешательство в судебную систему.

НАТО нужно внимательно посмотреть на себя. По двадцати пяти показателям демократии, оцененным Freedom House, тенденция к снижению среди союзников по НАТО за последнее десятилетие очевидна.Особенно в Центральной Европе, но не только в ней, наблюдаются неудачи в средствах массовой информации, судебной системе и функционировании национальных демократических институтов. Особенно настораживают темпы упадка демократии в Польше, Венгрии и Турции. В 2017 и 2018 годах показатели этих трех штатов представляли собой одно из самых значительных годовых сокращений политических прав и гражданских свобод среди всех 195 стран, оцененных Freedom House. Польша — с самым большим спадом в категории за сорокалетнюю историю опроса — близка к тому, чтобы покинуть категорию «консолидированной демократии».Венгрия больше не считается консолидированной демократией. Турция, чей спад свободы за последние десять лет представляет собой самый большой спад среди всех стран мира, перешагнула порог от «свободной» к «несвободной».

Рисунок 2: Средний рейтинг политических прав и гражданских свобод членов НАТО по данным Freedom House, 1973–2018 гг. (1 = большинство бесплатных.)

Националистические популистские движения в других союзниках, которые сегодня менее серьезны, представляют более широкую и рассредоточенную угрозу для НАТО и могут усугубить другие проблемы, стоящие перед Североатлантическим союзом.Соединенные Штаты не застрахованы: их рейтинг Freedom House снизился в 2018 году из-за «российского вмешательства в выборы 2016 года, нарушений основных этических стандартов новой администрацией и снижения прозрачности правительства». Хотя этот спад в США произошел относительно недавно и все еще незначителен по своим масштабам, он, тем не менее, снижает авторитет Америки как знаменосца демократии и еще больше подрывает ее лидирующие позиции в Североатлантическом союзе. Кроме того, антидемократическая политика союзников создает уязвимость для вмешательства со стороны конкурентов за пределами Североатлантического союза, особенно России, которая стремится политически разделить НАТО и ЕС, используя гибридную тактику.

Вопрос к союзникам: какой должна быть роль Альянса в укреплении своих основных ценностей, когда они подвергаются нападкам изнутри. НАТО является одновременно политическим и военным союзом. Недостаточно быть связанным обязательством только по статье 5 коллективной обороны. Ценности Договора и приверженность союзников по НАТО этим ценностям имеют основополагающее значение для сплоченности Североатлантического союза. Эта общая приверженность ценностям, в свою очередь, делает обязательство по статье 5 заслуживающим доверия. Вашингтонский договор является обязывающим как для его политических, так и для военных обязательств.Союзники не могут игнорировать несоблюдение политических обязательств, включая ценности, и ожидать, что военные обязательства не будут затронуты. Короче говоря, союзникам по НАТО не следует ожидать, что они смогут без последствий нарушить демократические ценности, будучи уверенными в том, что сплоченность НАТО не нарушена, а другие обязательства по Договору будут соблюдаться. Договор — это не меню вариантов, из которых союзники могут выбирать одни обязательства, игнорируя другие.

В Договоре НАТО нет положения о полицейской деятельности членов, которые отклоняются от общих политических ценностей, в отличие от главы 7 Договора о Европейском союзе, которая недавно с некоторым успехом применялась в отношении нескольких государств-членов ЕС.Хотя было бы невозможно достичь консенсуса в отношении наложения санкций на своенравных союзников, учитывая, что данный союзник может наложить вето на любые санкции, ряд растущих политических инициатив со стороны Генерального секретаря и коалиции других союзников могут оказывать давление. Для начала Генеральный секретарь должен выразить озабоченность на своих двусторонних встречах с антидемократическими правительствами, при поддержке ключевых союзников и в партнерстве с Европейским Союзом. Для повышения осведомленности внутри Североатлантического союза и среди общественности министры иностранных дел могли бы ежегодно рассматривать показатели демократии для всех двадцати девяти союзников, возможно, подготовленные неформальной группой экспертов высокого уровня на основе данных Freedom House.Парламентская ассамблея НАТО и коалиции союзников могут усилить сигнал. Чтобы усилить давление, НАТО может приостановить визиты, официальные встречи и даже военные учения с этими странами. В тяжелых случаях могут быть затронуты расходы НАТО на инфраструктуру и даже доступ к военным учебным заведениям и обмену информацией. Косвенный способ выразить обеспокоенность среди союзников — повысить значимость основных демократических ценностей при рассмотрении решений о расширении НАТО в будущем. Ни один из этих шагов не обходится без политических издержек и рисков, даже если они тщательно продуманы.Но издержки и риски постепенного размывания сплоченности Североатлантического союза по мере того, как государства-члены отходят от основополагающих ценностей, еще выше. НАТО не может рассчитывать на то, что останется последовательной и актуальной, а также сможет решать весь спектр стоящих перед ней задач, если она будет игнорировать внутренний отход от демократии в некоторых государствах-членах. Этот дрейф является фундаментальной проблемой для Североатлантического союза.

 
Оптимизация принятия решений НАТО

Наконец, задачи, стоящие сегодня перед НАТО, требуют большей гибкости при принятии исполнительных решений.В качестве основного принципа сохранения сплоченности НАТО принятие решений на основе консенсуса должно оставаться основой для основных действий НАТО. Требования Договора о консенсусе по решениям о коллективной обороне (статья 5) и решениям о расширении (статья 10) остаются разумными. Основные политические решения, такие как Обязательство инвестиций в оборону или создание объединенной оперативной группы повышенной готовности, требуют консенсуса. Но сегодня, когда НАТО расширилась до двадцати девяти членов и сталкивается со все более разнообразными и сложными проблемами, пришло время подумать о том, как более эффективно принимать другие, более рутинные административные решения.Но это должна быть функция управления, а не отступление от принципа консенсуса.

Йенс Столтенберг председательствует на своем первом заседании Североатлантического совета в качестве Генерального секретаря НАТО, 1 октября 2014 г. (Фото НАТО)

от рутинных дел, не добиваясь консенсуса среди двадцати девяти членов. Например, Генеральный секретарь должен консультироваться с союзниками по таким вопросам, как повестка дня и время проведения заседаний Совета министров, но от него не требуется добиваться согласия на основе консенсуса.Сегодня повестка дня и даже даты встречи министров иностранных дел или встречи Совета Россия-НАТО могут занять часы формального времени Совета в поисках консенсуса на уровне послов, занимая пропускную способность штаб-квартиры и вытесняя более существенные и неотложные темы, в том числе многие изложенные в Эта бумага. Кроме того, следует повысить гибкость Генерального секретаря в отношении кадровых изменений международного персонала и бюджетных вопросов НАТО. Сегодня, например, Генеральный секретарь серьезно ограничен в возможности адаптации Североатлантического союза к возникающим вызовам путем осуществления значимых изменений в персонале и бюджетных ресурсах.Хотя страны по-прежнему будут стремиться играть решающую роль во всех этих решениях, необходимо разработать критерии, которые обеспечат большую гибкость, гарантируя, что все союзники получат справедливую долю возможностей и распределения ресурсов.

Связанной с этим проблемой является тенденция некоторых союзников привносить в Альянс двусторонние вопросы, которые препятствуют прогрессу в коллективных вопросах Альянса. Например, союзник может задержать соглашение по всей программе военных учений НАТО из-за не связанного с этим двустороннего спора с партнером по НАТО, который желает участвовать в учениях.Эта практика подрывает сплоченность Альянса, и ее нельзя допускать. После соответствующих консультаций мы рекомендуем, чтобы Генеральный секретарь имел полномочия исключать такие внешние вопросы из рассмотрения в Североатлантическом союзе, даже если это означает продвижение вперед без полного консенсуса.

Ускорение принятия решений в условиях кризиса также заслуживает внимания, особенно учитывая сценарии гибридной войны, разработанные так, чтобы быть двусмысленными, усложнять атрибуцию и задерживать решения. Сохраняя политический контроль над фактическим применением сил, Североатлантический союз должен уполномочить Верховного главнокомандующего объединенными силами в Европе (SACEUR) привести в готовность, подготовить и разместить силы на основе данных разведки и при консультациях с гражданскими властями НАТО.Такие делегированные полномочия необходимы, потому что Альянс сегодня полагается на быстрое подкрепление скромных сил, базирующихся на передовой, и может способствовать сдерживанию и находиться под контролем политических властей.

 

 

Вызовы из-за границ НАТО
Сдерживание Путинской России

(AP Photo/Вадим Гирда)

География по-прежнему имеет значение.Россия — крупнейший и самый боеспособный в военном отношении сосед НАТО — остается главным внешним вызовом НАТО. Россия при президенте Путине игнорирует международные обязательства; нарушает суверенитет Украины, Грузии и Молдовы; проводит провокационные учения и маневры вдоль границ НАТО; расширяет военную деятельность в Арктике и Северной Атлантике; вторгается в некоторые районы Ближнего Востока против интересов Запада; и вмешивается в демократические процессы внутри членов Альянса, претендентов на членство и партнеров.Цели президента Путина кажутся ясными: обеспечить свое лидерство в России и предотвратить смену режима; подорвать международный порядок, основанный на правилах, в пользу разделения Европы на сферы влияния; утверждать растущее влияние на периферию России, особенно на Украине и в Грузии, чтобы предотвратить успех демократических, проевропейских правительств, чей пример может подорвать его собственную клептократическую систему; использовать любую возможность, чтобы подорвать сплоченность НАТО и ЕС; и расширить разногласия внутри отдельных государств-членов.

НАТО следует продолжать полагаться на двухсторонний подход к противодействию и сдерживанию России президента Путина: сдерживание и диалог. Сдерживание должно охватывать весь спектр угроз НАТО, от ядерной до обычной и гибридной войны. НАТО лучше всего знакома с ядерной и обычной сферой и обладает наибольшими возможностями. В этих сферах с 2014 года Североатлантический союз предпринял разумные шаги для усиления сдерживания, особенно путем передового развертывания сухопутных войск у союзников на восточном фланге в странах Балтии и Польше, усиления сил быстрого реагирования, пересмотра структуры командования и более надежной программа упражнений.Эти усилия необходимо поддерживать. Нынешнее ротационное развертывание войск НАТО в странах Балтии и Польше должно поддерживаться на неопределенный срок без пробелов при одновременном добавлении соответствующих вспомогательных сил и средств. Приоритеты на будущее включают повышение готовности усиления обычных сил; заполнение пробелов в возможностях в высокотехнологичных обычных средствах обеспечения, таких как высокоточные удары, разведка-наблюдение-рекогносцировка и противовоздушная ракетная оборона; и обеспечение наличия протоколов для доступа как к национальным стратегическим ядерным, так и к наступательным кибервозможностям.Совсем недавно Инициатива НАТО по обеспечению готовности направлена ​​​​на предоставление 30 готовых боевых групп, авиационных эскадрилий и боевых кораблей ВМС в течение 30 дней; теперь эта политика должна быть реализована. В странах Балтии сдерживание можно усилить, сосредоточив внимание на развертывании переносных противотанковых и противовоздушных систем, а также на подготовке специалистов, способных управлять высокоточной авиационной поддержкой. Суть сдерживания России НАТО остается неизменной приверженностью Соединенных Штатов статье 5, вплоть до расширенного ядерного сдерживания включительно.Эта реальность подчеркивает важность более сильного лидерства американского президента, о которой говорилось в начале этого доклада.

Сдерживание гибридного или субконвенционального нападения требует неотложного внимания. НАТО уязвима для средств, не относящихся к «вооруженному нападению» по Статье 5, включая кибератаки, запугивание путем угроз отключения энергоснабжения, политическую подрывную деятельность со стороны тайных агентов и финансирования, кампании по дезинформации и вмешательство в выборы. Россия уже нападала на членов НАТО в этой сфере.Примеры включают в себя кибератаку на Эстонию в 2007 году и вмешательство в выборы 2016 года во Франции, США и референдум Великобритании по Brexit. Союзники по НАТО должны инвестировать в укрепление национальной устойчивости — способности противостоять таким мерам и эффективно реагировать в случае нападения. Идея устойчивости не нова: статья 3 Договора обязывает союзников «…развивать свою индивидуальную и коллективную способность противостоять вооруженному нападению». Сегодня этот мандат должен распространяться ниже классического порога статьи 5, когда Россия, скорее всего, нападет.

Сдерживание гибридной атаки, однако, намного сложнее, чем традиционное сдерживание. Сдерживание может быть достигнуто за счет лишения атакующего возможности достижения целей и увеличения риска неприемлемого наказания за нападение. Гибридная тактика бросает вызов обеим формам сдерживания. Национальные возможности, необходимые для противодействия гибридным целям, выходят далеко за рамки традиционной обороны и рассредоточены среди других элементов правительства на нескольких уровнях и даже в частном секторе, что усложняет интеграцию и координацию.Кибербезопасность и безопасность выборов иллюстрируют этот момент. Кроме того, в то время как основная ответственность за устойчивость лежит на государствах, и НАТО, и ЕС несут ответственность за поддержку государств-членов, однако границы полномочий между этими многосторонними институтами и государствами-членами могут быть неясными, общие стандарты не установлены, а совместное использование засекречено. информация остается постоянной проблемой. Сдерживание путем обещания наказания требует ясности в отношении происхождения нападения. Однако гибридные атаки призваны быть неоднозначными, усложнять атрибуцию и защищать злоумышленника от наказания.Как мы видели на Украине, двусмысленность и сложность атрибуции подчеркивали важность принятия решений Североатлантическим союзом и создавали риск паралича, в то время как Россия устанавливала на местах факты, которые трудно было обратить вспять. Наконец, сдерживание гибридных атак связано с отходом от основных ценностей НАТО, обсуждаемых в этом отчете. Отход от общих демократических ценностей открывает уязвимые места для атак России, которые стремятся подорвать сплоченность Североатлантического союза, используя политические разногласия внутри союзников и между ними.

Для начала НАТО следует определить стандарты национальной устойчивости и уточнить общие обязанности по сдерживанию гибридных атак.Североатлантический союз должен быть лидером в глобальных усилиях по адаптации традиционных принципов сдерживания к киберпространству. Учения, посвященные гибридным атакам, в том числе на уровне министров, могут проиллюстрировать проблему сдерживания и привести к уточнению политики. НАТО могла бы собрать вместе министров обороны, министров внутренних дел и представителей национальной разведки, чтобы повысить ценность таких учений. НАТО и ЕС должны согласовывать общие стандарты в государствах-членах, уделяя приоритетное внимание кибербезопасности, безопасности выборов и противодействию дезинформации.Приоритет должен отдаваться публичному раскрытию характера и источника гибридных атак. Россия должна быть привлечена к ответственности, ей нельзя отрицать, запутывать и прятаться в тени. В более долгосрочной перспективе диверсификация источников энергии и полная ассимиляция русскоязычного меньшинства должны рассматриваться как факторы уязвимости, которыми может воспользоваться Россия.

Союзники должны продолжать укреплять сдерживание, обеспечивая последствия для действий России. Недавние примеры включают сохранение экономических санкций США, Канады и ЕС через пять лет после российской агрессии в Украине, публичное обязательство Нидерландов призвать Россию к ответу за ее роль в сбитии рейса 17 Malaysia Airlines в 2014 году и ответные меры после химического отравляющего вещества «Новичок». теракты в У.K. В дальнейшем США и ЕС вместе никогда не должны признавать незаконную аннексию Крыма и подтверждать экономические санкции в отношении Москвы до тех пор, пока она оккупирует территорию Украины. Однако эти меры не изменили поведения России. Еще менее впечатляющей является реакция на вмешательство России в выборы и недавнюю агрессию в Черном море и отказ Украине в доступе к Азовскому морю.

Противодействуя российской агрессии и усиливая сдерживание, НАТО должна оставаться открытой для диалога с Россией, когда это отвечает интересам Запада.Россия — крупная европейская держава, с которой нужно считаться. Во-первых, диалог имеет основополагающее значение для сдерживания, поскольку Россия должна четко понимать намерения НАТО и последствия агрессии. Во-вторых, даже в период повышенной напряженности есть темы для диалога, отвечающие общим интересам. Совет Россия-НАТО должен продолжать проводить регулярные встречи для обсуждения мер по снижению риска, обеспечения прозрачности военных учений и обмена мнениями по приоритетным политическим вопросам, включая конфликт в Украине.Союзники должны потребовать от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) обновить Венский документ, чтобы повысить предсказуемость и транспарентность обычных сил в регионе. Россия должна вернуть посла в НАТО, а НАТО должно возобновить военно-военные контакты ниже четырехзвездочного уровня. НАТО не заинтересовано в том, чтобы российская военная ячейка связи в SHAPE командования союзников оставалась закрытой. В-третьих, баланс между сдерживанием и диалогом необходим для поддержания политической сплоченности союзников, некоторые из которых имеют разные взгляды на природу российской угрозы и наилучшие ответы на нее.НАТО не должно возвращаться к «обычному бизнесу» с Россией, как это было до 2014 года, но ограничение диалога не является эффективной формой наказания. В периоды повышенной напряженности возрастает риск несчастного случая и непредвиденных последствий — диалог может частично снизить этот риск. Короче говоря, поддержание и даже расширение диалога с Россией отвечает интересам НАТО.

Контроль над вооружениями остается важной целью реального диалога с Россией. Даже в разгар холодной войны американо-российские соглашения, пусть и несовершенные, сокращали запасы вооружений, повышали стабильность и были основой определенного доверия.Нарушение Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) представляет собой серьезную неудачу и угрожает «ткани» соглашений о контроле над вооружениями, которые десятилетиями способствовали обеспечению безопасности. Во-первых, Соединенным Штатам не следует расторгать Договор, поскольку этот шаг отвлекает внимание от нарушения Россией и не требуется Соединенным Штатам для противодействия российскому развертыванию. Даже сейчас, когда США начали шестимесячный процесс выхода, необходимо приложить все усилия, чтобы сохранить Договор, используя дипломатию, чтобы привлечь Россию к ответственности и вернуть его к соблюдению.США должны продолжать изучать все дипломатические аспекты, постоянно консультируясь с союзниками на каждом этапе. Например, сторонам следует более полно изучить взаимные выездные инспекции для России на объектах противоракетной обороны НАТО и для США на российских объектах размещения крылатых ракет. Такие переговоры не будут простыми или быстрыми, но они стоят затраченных усилий, учитывая тяжелые последствия потери ДРСМД. Другой потенциальный дипломатический подход — начать обсуждение расширения Договора, включив в него Китай, у которого есть системы РСМД, вызывающие озабоченность как у России, так и у США.S. Особенно с учетом продления в 2021 году нового Договора о СНВ сейчас самое время использовать все инструменты для сохранения и даже расширения соглашений о контроле над вооружениями. НАТО должна быть едина в поддержке американской дипломатии, чтобы сохранить контроль над вооружениями с Россией, изучая новые меры по предотвращению возобновления гонки вооружений, которая была бы дестабилизирующей и дорогостоящей. Альтернатива состоит в том, что через два года с Россией может не быть договоров о контроле над вооружениями впервые за более чем 50 лет.

Россия вряд ли изменится в ближайшей и среднесрочной перспективе.Президент Путин будет у власти по крайней мере до 2024 года. Его преемник столкнется с тем же снижением показателей власти — экономических, социально-политических, демографических и медицинских — что, вероятно, потребует централизованной власти в Кремле, сплочения национализма против НАТО как врага и стремления контролировать периферия, особенно соседние государства, которые движутся к демократии и Западу. По этим причинам НАТО должна смотреть на Россию в долгосрочной перспективе, сдерживать президента Путина, инвестировать в два столпа сдерживания и диалога, одновременно борясь с множеством других вызовов.

 

Окончание афганской войны
Специальный представитель США по примирению в Афганистане посол Залмай Халилзад встречается с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, декабрь 2018 г. (Фото НАТО)
90 Афганистан, начавшийся в 2003 г., что делает его крупнейшей и самой продолжительной боевой операцией Североатлантического союза. Сегодня примерно 17 000 военнослужащих коалиции из 39 стран демонстрируют адаптивность, сплоченность и стойкость НАТО.Но пора пересмотреть эту миссию. Борьба с талибами зашла в тупик. Афганцы являются вторым по численности беженцем в мире. Потери среди гражданского населения и сил безопасности Афганистана находятся на рекордно высоком уровне. Бомбардировки коалиции также находятся на пике. Война в Афганистане может приближаться к политическому поворотному моменту, поскольку афганское правительство, США и другие страны вовлекают талибов в дело прекращения конфликта.

Администрация Трампа права, напрямую привлекая талибов к изучению политического процесса, направленного на прекращение войны.НАТО должна уделить первоочередное внимание этим политическим усилиям, подчиняя военную кампанию вспомогательной роли. Только политическое урегулирование между афганцами, включая избранное афганское правительство и движение «Талибан», обеспечит прочный и устойчивый результат, который обеспечит выполнение миссии НАТО по предотвращению повторного превращения Афганистана в убежище террористов. Схема компромисса может быть в пределах досягаемости: талибы разрывают связи с «Аль-Каидой», прекращают повстанческое движение и получают долю политической власти; инклюзивное избранное правительство управляет в рамках Конституции; соседние государства выигрывают от стабильного Афганистана и соглашаются не вмешиваться; а возглавляемая НАТО коалиция выполняет свою первоначальную миссию, лишая «Аль-Каиду» убежища.Дипломатический процесс будет сложным и, вероятно, затянется. США должны действовать медленно и осторожно, обусловливая вывод войск соблюдением талибами согласованных показателей безопасности и политических показателей, начиная с прекращения огня и включая взаимодействие с афганским правительством. Проверка и обеспечение соблюдения сделки будут серьезными проблемами. Основная роль НАТО будет заключаться в постоянной поддержке афганских сил безопасности, препятствуя попыткам талибов получить влияние за столом переговоров военными средствами.Любые изменения в позициях коалиционных сил, особенно во время этого перехода к дипломатии, должны быть связаны с переговорами и осуществляться совместно с Североатлантическим союзом в целом. Союзники по НАТО должны придерживаться принципа «вместе — вместе», избегая односторонних выводов войск, которые подорвали бы дипломатические усилия, доверие афганских партнеров и сплоченность Североатлантического союза. Даже после урегулирования Афганистану будет требоваться финансовая поддержка на неопределенный срок, иначе он столкнется с крахом государства. Союзники по НАТО и ЕС должны подготовиться уже сейчас, чтобы возглавить международные усилия по финансовой поддержке афганского правительства и его сил безопасности в предстоящие годы.

 
Переориентация партнерства НАТО

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и Верховный представитель/вице-президент ЕС Федерика Могерини после заседания Североатлантического совета, декабрь 2017 г. (Фото НАТО)

началось с Совета Североатлантического сотрудничества (ССАС) в 1991 г. и Партнерства ради мира в 1994 г., обратившись к бывшим государствам Варшавского договора и советским республикам, чтобы помочь стабилизировать их переход, подготовиться к возможному членству в НАТО и заменить те, которые не присоединиться, возможно, когда-либо.Тринадцать бывших партнеров, разумеется, стали членами НАТО. Сегодня сорок одно государство является официальным партнером НАТО, географически простираясь от Мавритании в Западной Африке до Японии, многие из которых имеют дипломатических представителей в штаб-квартире НАТО. НАТО демонстрирует своим партнерам демократические ценности и военные стандарты, получая при этом политическое понимание и военную поддержку от самых разных государств. Партнеры различаются политически и по военному потенциалу, а близкие партнеры, такие как Швеция, Финляндия и Австралия, вносят значительный вклад в операции и учения НАТО.Основная посылка верна: если соседи НАТО стабильны, то НАТО в большей безопасности. Однако сегодня соседство с НАТО далеко не стабильно. Нестабильность между государствами-партнерами проходит по большей части периферии НАТО в Центральной и Восточной Европе, на Балканах, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Вдоль этой «дуги нестабильности» слабые государства борются с замороженными конфликтами, террористы вдохновляют на нанесение ударов по столицам стран НАТО, а миграция бросает вызов способности союзников справиться с ситуацией и может использоваться как предлог для дальнейшего отхода от ценностей НАТО.Помимо ценности политических консультаций, текущая программа партнерства мало что делает для улучшения ситуации.

Пришло время изменить партнерские отношения НАТО, чтобы они лучше служили интересам НАТО. На практике программы страдают от двух взаимосвязанных ограничений: слишком мало ресурсов и слишком мало внимания. НАТО инвестирует недостаточно ресурсов для обеспечения стабильности и осуществления значимых изменений даже среди приоритетных партнеров. Менее 1 процента общего бюджета НАТО, или около 20 миллионов долларов в год, идет на партнерские программы.Это означает, что влияние НАТО на региональную стабильность минимально даже в таких приоритетных государствах-партнерах, как Украина, Грузия, Иордания, Ирак и Тунис. НАТО должна полагаться на национальные взносы государств-членов, иногда размещаемые под флагом НАТО, в то время как большинство членов осуществляют свои собственные программы помощи. Общий бюджет НАТО вряд ли увеличится. Мы рекомендуем другой подход. НАТО должна служить информационным центром для национальных программ помощи, связанных с безопасностью, среди своих государств-членов. НАТО созовет союзников, заинтересованных в оказании помощи государствам-партнерам, и будет способствовать обмену информацией о национальных программах помощи.Роль НАТО будет заключаться в содействии транспарентности и повышении эффективности путем выявления пробелов, швов и излишеств. Такие усилия были бы полностью добровольными для союзников, и некоторые из них могут предпочесть не участвовать или поделиться лишь частичной информацией о своих программах. Тем не менее, любое повышение эффективности среди союзников, вероятно, будет иметь большее значение, чем нынешние незначительные ресурсы самой НАТО.

 

Мигранты сидят в резиновой лодке после того, как испанская неправительственная организация Proactiva Open Arms заметила и спасла их в центральном Средиземном море в 45 милях (72 км) от Эль-Кумса, Ливия, 21 декабря 2018 года.(AP Photo/Olmo Calvo)

 

Кроме того, НАТО следует сместить фокус своих партнерских усилий с отдельных государств на региональные международные организации. Европейский союз является наиболее естественным партнером НАТО, разделяя основные ценности, двадцать два государства-члена и географическую направленность. ЕС является наиболее важным стратегическим партнером НАТО. Несмотря на то, что многое было достигнуто с ЕС, существует гораздо больший потенциал для усиления миссии НАТО за счет дальнейшей координации с ЕС, чем за счет любого другого сочетания нынешних сорока государств-партнеров.Основные темы включают разработку дополнительных средств защиты при избежании дублирования, противодействие гибридной тактике, уделяя особое внимание кибербезопасности, и проведение совместных учений для улучшения координации. НАТО должна сделать гораздо больше для поддержки текущих операций ЕС по борьбе с миграцией из Африки и Ближнего Востока — серьезной проблемой в Европе, которая дестабилизирует правительства, разжигает популизм и подрывает солидарность ЕС. Например, НАТО могла бы поддержать ЕС, предоставив передовые самолеты-разведчики для раннего предупреждения о миграционных потоках в Северной Африке и Сахеле.Можно сделать гораздо больше для обмена и объединения информации между двумя учреждениями, чтобы повысить осведомленность о кризисных ситуациях и сократить время реагирования. НАТО и ЕС должны сотрудничать в оказании помощи для повышения стабильности на периферии Европы.

Сравнительное преимущество НАТО заключается в предоставлении многонациональным институтам модели сотрудничества в области безопасности: ценности, структуры и процедуры. Помимо ЕС, НАТО могла бы стремиться к партнерству с Африканским союзом, Лигой арабских государств и Советом сотрудничества стран Персидского залива, и все они могли бы извлечь выгоду из опыта НАТО в создании прочного политического института и рамок для регионального военного сотрудничества.Такие институциональные партнерства не должны заменять нынешние партнерства НАТО с государствами, но со временем они могут значительно усилить влияние НАТО за ее пределами.

 
Открытая дверь для будущих членов

«Стороны могут по единодушному согласию пригласить любое другое европейское государство, способное продвигать принципы настоящего Договора и вносить вклад в безопасность Североатлантического региона. присоединиться к настоящему Договору».

Статья 10 Вашингтонского договора

Статья 10 Вашингтонского договора ясна: любое европейское государство может претендовать на членство в НАТО.Однако, учитывая ряд стратегических задач, стоящих перед Североатлантическим союзом, изложенных в этом отчете, приоритетом должно быть укрепление сплоченности Североатлантического союза после исторического расширения за последние два десятилетия, а не прием новых членов в краткосрочной перспективе. Добавление тринадцати членов после окончания холодной войны было правильным по стратегическим соображениям. Стремление к членству в НАТО побудило многие европейские страны реформировать свои политические системы, разрешить разногласия с соседями и выполнить другие условия членства, которые способствуют достижению целей Договора НАТО о мире, безопасности и общих ценностях.Северная Македония, только начинающая формальный процесс вступления в НАТО, чтобы стать тридцатым членом НАТО, является самым свежим примером. Дверь к членству должна оставаться открытой. В договоре указывается, что кандидаты должны «продвигать принципы» договора и «вносить вклад в безопасность» Североатлантического союза. Особенно в нынешних условиях безопасности это высокие стандарты. С чисто военной точки зрения, безопасность на флангах НАТО может быть улучшена за счет новых союзников в скандинавском регионе и на Западных Балканах, но самая серьезная проблема НАТО — это не фланговая безопасность.Для Грузии и Украины в частности дверь открыта, есть путь, но это может быть долгий путь. НАТО должна оставаться твердой в своей позиции: никто за пределами Североатлантического союза не имеет права голоса или права вето на расширение. В более долгосрочной перспективе НАТО может добавить новых членов, но «единодушного согласия» среди нынешних союзников, требуемого Договором, сегодня не существует, поэтому настойчивое расширение сейчас только подорвет внутреннюю сплоченность НАТО — сплоченность, необходимую для решения всех других проблем в любой момент. рука.

 

 

Проблемы на горизонте
Победа в технологической битве в эпоху цифровых технологий

Среднесрочные разработки в области цифровых технологий угрожают подорвать нынешние военные и разведывательные преимущества НАТО.США и Китай находятся в прямой конкуренции в разработке новых технологий, особенно искусственного интеллекта (ИИ), кибернетики, робототехники, квантовых вычислений и биотехнологий, которые вполне могут произвести революцию в военном деле. Комбинация этих технологий может составить конкуренцию более ранним достижениям, таким как спутниковая навигация и даже ядерное оружие. Квантовые вычисления, например, изменят правила игры для безопасности разведки, киберсетей и средств связи, включая системы, от которых зависит командная структура НАТО и ядерное командование и управление.Гражданская и военная связь, использующая сети мобильной связи 5G, столкнется с новыми уязвимостями. Хотя НАТО полагается на то, что отдельные союзники будут использовать такие технологии в своих силах национальной обороны, сейчас самое время оценить, как это повлияет на способность НАТО вести совместные боевые действия в будущем. Даже если некоторые союзники по НАТО овладеют этими технологиями, не все союзники будут делать это с одинаковой скоростью, что сведет на нет десятилетия работы по созданию оперативной совместимости. Вскоре Альянс может столкнуться с еще большим разделением между своими наиболее способными союзниками и остальными, разделением между имущими и неимущими.

Настало время адаптировать процесс оборонного планирования НАТО с учетом этих новых технологий. Текущий четырехлетний процесс, который начинается с согласованного политического руководства, рассматривает сценарии и приводит к установлению целевых показателей потенциала для каждого союзника, недостаточно гибок, чтобы противостоять быстрым и фундаментальным технологическим изменениям. Командование НАТО по трансформации в Норфолке, штат Вирджиния, должно теперь провести углубленную оценку потенциального воздействия этих изменений на боевые возможности НАТО.Союзники должны увеличить расходы на приобретение этих новейших технологий, иначе Китай и Россия получат решающее преимущество в следующем десятилетии. В рамках общих расходов на оборону НАТО следует отслеживать национальные инвестиции в этих областях. Наиболее технологически развитые союзники также обязаны учитывать эти воздействия. США должны работать вместе с союзниками по НАТО, чтобы интегрировать с ними эти новые технологии.

Конкуренция с Китаем

Китай вряд ли будет представлять военную угрозу Европе в обозримом будущем, но его неумолимый экономический рост, а также его усилия по подрыву международного порядка, основанного на правилах, создают другие проблемы, которые НАТО должна решить начинаем оценивать.Китай, безусловно, является главным конкурентом США в развитии новейших оборонных технологий. Более немедленным является влияние китайских коммерческих инвестиций на европейскую транспортную и коммуникационную инфраструктуру. Ежегодные прямые иностранные инвестиции Китая в Европу выросли до 42 миллиардов долларов в 2017 году, что является огромным увеличением по сравнению с 840 миллионами долларов, вложенными в 2008 году. Общий объем китайских инвестиций в Европе составляет 318 миллиардов долларов, что на 45 процентов больше, чем китайские инвестиции в США в период с 2008 по 2017 год. Ясно, что одним из основных направлений китайской инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП) является европейский рынок с населением более 500 миллионов человек и более 25 процентов мирового ВВП.Китай уделяет особое внимание инфраструктуре в Восточной Европе, которая может укрепить связи между Европой и проектами ОПОП дальше на восток. Китай также инвестирует в открытие арктических морских каналов на запад.

Китайское коммерческое продвижение сегодня может привести к политическому влиянию, как это уже видно из некоторых решений ЕС. Например, в июне 2017 года Греция наложила вето на заявление ЕС в Совете ООН по правам человека (СПЧ ООН) относительно нарушений прав человека в Китае, что стало первым случаем, когда ЕС не смог сделать совместное заявление в СПЧ ООН.В марте 2017 года Венгрия нарушила консенсус ЕС, отказавшись подписать совместное письмо, осуждающее сообщения о пытках задержанных адвокатов в Китае. Такое политическое влияние может усилить разногласия между европейскими союзниками, подорвав политическую сплоченность НАТО и ЕС. НАТО следует предвидеть, что усиление китайского военного присутствия в конечном итоге повлечет за собой коммерческие и политические вторжения.

Чтобы начать борьбу с этим надвигающимся вызовом, НАТО следует расширить и углубить военное и политическое сотрудничество со своими партнерами и союзниками Америки в Восточной Азии.Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия — уже партнеры НАТО — понимают Китай и его стратегии и могут помочь Североатлантическому союзу оценить эту проблему. США и Канада должны более тесно сотрудничать с европейскими союзниками для разработки общих стратегий в отношении Китая — политических, экономических и в области безопасности — подчеркивая важность трансатлантического союза как стратегического преимущества, с которым Китай не может сравниться. Внутри НАТО следует уделять больше внимания финансированию экономического развития Китая, что может привести к политическому влиянию как среди союзников, так и на периферии НАТО.Китай должен быть приоритетной темой для консультаций между НАТО и ЕС. В частности, НАТО следует приветствовать недавние инициативы ЕС по осуществлению мер по контролю за иностранными инвестициями, аналогичные Комитету по иностранным инвестициям в Соединенных Штатах (CFIUS).

«Стороны будут… поощрять экономическое сотрудничество между любыми или всеми из них».

Статья 2, Вашингтонский договор

Самое важное в масштабе большой стратегии то, что растущий вызов со стороны Китая подчеркивает непреходящую важность альянса НАТО.Определяющим геостратегическим соперничеством 21-го века будет противостояние США и Китая, которое будет разыгрываться в политическом, экономическом и, возможно, военном измерениях. И Европа, и Америка лучше всего подходят для этого соревнования в рамках сильного, сплоченного НАТО, который справедливо распределяет бремя безопасности и позволяет США все больше сосредотачиваться на Китае. Эта надвигающаяся стратегическая реальность усиливает рекомендации, содержащиеся в этом отчете. НАТО, трансатлантическая связь, станет еще более важной по мере роста могущества Китая.Цель состоит в том, чтобы жить и работать с Китаем, где это возможно, но конкурировать за сохранение первенства свободных демократических стран как в Европе, так и в Индо-Тихоокеанском регионе.

 

 

Ответ на вызовы

Противостоя этому комплексу проблем, НАТО следует адаптировать подход «возврата к основам». Во-первых, возвращение к основам означает сосредоточение внимания на двух основополагающих принципах, выделенных в этом отчете: американском лидерстве и сплоченности Североатлантического союза. Как указывалось в начале доклада, самая большая проблема сегодня — это необходимость обновить U.С. президентское руководство. Но НАТО не может сидеть в ожидании следующего американского президента. Сейчас необходимо подготовить почву для того времени, когда США не только продолжат лидировать своими действиями, но и восстановят доверие, подорванное при президенте Трампе. Кроме того, многое можно сделать для укрепления НАТО, в том числе сплоченности альянса, в ближайшие два года под сильным руководством Генерального секретаря Столтенберга и других гражданских и военных руководителей НАТО. Когда придет время, с обновленным американским лидерством, изложенные здесь проблемы должны быть решены путем пересмотра Стратегической концепции — после Североатлантического договора — основополагающего политического документа, которым руководствуется Североатлантический союз.Нынешний документ датируется 2010 годом и был составлен в совершенно иной европейской и глобальной среде безопасности. Сплоченность альянса остается ключевым элементом, и пересмотренная Концепция поможет укрепить сплоченность. Сплоченность позволяет НАТО принимать важные решения, требующие консенсуса: в частности, применение статьи 5, наращивание военного потенциала и развертывание, добавление новых членов и адаптация основных направлений политики. Сплоченность Североатлантического союза является результатом общих ценностей и безусловной приверженности Статье 5. Они составляют суть НАТО и должны бдительно охраняться.Короче говоря, с обновленным американским лидерством и сплоченностью Североатлантического союза НАТО, безусловно, сможет адаптироваться, сохранить актуальность и оставаться опорой международной безопасности, вступая в свое восьмое десятилетие.

Во-вторых, важно помнить, что сегодня НАТО не впервые за долгую историю сталкивается с такими серьезными вызовами. Альянс должен черпать силу из своего прошлого. С падением Берлинской стены в 1989 году и распадом Советского Союза два года спустя закончилась сорок пять лет холодной войны.В этот стратегический переломный момент НАТО столкнулась с экзистенциальным вопросом о том, какова должна быть ее цель. Под руководством президента США Джорджа Буша-старшего, премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, канцлера Германии Гельмута Коля и президента Франции Франсуа Миттерана Североатлантический союз принял концепцию «целостной, свободной и мирной Европы». Позже НАТО приняла в свои ряды государства Центральной и Восточной Европы, недавно получившие свободу выбора собственного пути, и в то же время углубила свое партнерство с Россией в соответствии с Основополагающим актом НАТО-Россия 1997 года и Римской декларацией 2002 года.В результате сто миллионов европейцев стали гражданами НАТО, когда к Североатлантическому союзу присоединились тринадцать новых государств-членов. ЕС тоже добавлял членов по пути, параллельном пути НАТО. НАТО также приветствовала более сорока государств в качестве партнеров, предлагая политические консультации и военные стандарты государствам, не входящим в Североатлантический союз. На военном фронте НАТО переключило внимание на стабильность на своей периферии, сначала на Балканах, установив мир в Боснии, а затем и в Косово.

Затем, после нападений Аль-Каиды на Соединенные Штаты 11 сентября, НАТО приняла историческое решение применить статью 5 Вашингтонского договора, на следующий день заявив, что нападение на Америку считается нападением на всех союзников. .В течение двадцати четырех часов после нападения Альянс, созданный более чем пятьдесят лет назад, чтобы заставить Соединенные Штаты защищать Европу от нападения Советского Союза, привлек европейских союзников, чтобы помочь защитить Соединенные Штаты от нападения со стороны не- государственная террористическая группа. После 11 сентября и интервенции США против «Аль-Каиды» и ее пособников «Талибан» в Афганистане НАТО позже укрепила Соединенные Штаты в попытке предотвратить угрозы безопасности из этой страны и попытаться создать лучшую безопасность и политическое будущее.НАТО остается там сегодня, семнадцать лет спустя, вместе с союзниками и партнерами, которые потеряли более 1000 солдат вместе с 2350 американцами. Нет более четких доказательств способности НАТО адаптироваться к изменениям в обстановке безопасности и нет более четких свидетельств политической прочности союза, основанного на общих ценностях и принципах.

Начиная с 2014 года, через двадцать пять лет после окончания холодной войны, в НАТО снова произошли фундаментальные сдвиги в системе безопасности, бросающие вызов альянсу НАТО.В первые шесть месяцев того года Россия президента Путина захватила и незаконно аннексировала Крым, часть суверенной Украины. Это первый случай после окончания Второй мировой войны, когда одно европейское государство силой захватило территорию другого, нарушив Устав Организации Объединенных Наций, Хельсинкский Заключительный акт, Бухарестский меморандум и Основополагающий акт Россия-НАТО. Президент Путин выбросил свод правил, который управлял безопасностью в Европе на протяжении целого поколения. Через несколько недель после Крыма поддерживаемые Россией сепаратисты дестабилизировали ситуацию в двух провинциях на востоке Украины, при этом Россия оказывала открытую военную поддержку в попытке положить конец союзу Украины с Европейским Союзом и НАТО.

В июне 2014 года так называемое «Исламское государство» провозгласило халифат на севере Сирии и Ирака, вдоль южной границы Турции и НАТО. Этот шаг усугубил трагическую гражданскую войну в Сирии и спровоцировал террористические атаки Исламского государства в европейских городах и поток беженцев из зоны боевых действий в Европу. В 2015 и 2016 годах резко возросла миграция в Европу с Ближнего Востока и Африки, что создало экзистенциальные проблемы для европейских демократий и Европейского Союза. Обстановка в сфере безопасности резко изменилась, что сделало НАТО вторым стратегическим переломным моментом, сравнимым только с окончанием холодной войны в 1989–1991 годах.НАТО пережила более ранние кризисы, в том числе Суэцкий в 1956 году, дебаты о ядерных силах на театре военных действий в 1980-х, балканские боевые действия в 1990-х и войну в Ираке в 2003 году.

Сегодня, когда Альянс продолжает справляться с этими недавними событиями на востоке и юге, возникают новые проблемы, как внутри Альянса, так и за его пределами, заставляя союзников по обе стороны Атлантики обдумывать пути вперед. Сейчас, когда НАТО переживает новый исторический переломный момент, ее лидеры должны черпать силу и уверенность в опыте после окончания «холодной войны».В период после 1989-1991 годов НАТО столкнулась с фундаментальными проблемами и адаптировалась к ним. НАТО уже подвергалась испытаниям и преобразовывалась, обновлялась и переориентировалась.

Наконец, особенно для американцев, «возвращение к истокам» означает вспомнить, почему они должны ценить НАТО. Американцы должны помнить, что НАТО отвечает жизненно важным национальным интересам Америки. Недавно президент Трамп заявил, что на протяжении многих лет союзники по НАТО использовали Америку в своих интересах, а прошлые администрации обеих сторон поддерживали НАТО из-за неуместной щедрости, альтруизма и наивности.Это повествование ложно и опасно. Фактически, американцы узнали об опасностях отделения от Европы в годы, предшествовавшие Второй мировой войне, и после этого ужасного конфликта взяли на себя обязательство поддерживать сильную Европу как лучший способ продвижения собственных интересов Америки. Это сработало: в течение последних семидесяти с лишним лет в Европе царил мир, защищенный НАТО, и в результате и Америка, и Европа процветали. Стабильность и предсказуемость, подкрепленные НАТО, отдельные страны и коллективные усилия — особенно то, что сегодня представляет собой Европейский союз, — сотворили беспрецедентное чудо.Трансатлантическая экономика является крупнейшей и наиболее интегрированной в мире, на ее долю приходится 46 процентов мирового ВВП, 11 процентов населения мира, одна треть товаров, более половины мировых прямых иностранных инвестиций и самый высокий уровень перекрестных инвестиций. граничные потоки данных. Европа и Америка являются крупнейшими торговыми партнерами друг друга и крупнейшими источниками прямых иностранных инвестиций друг для друга. Военная мощь НАТО защищает и укрепляет эти экономические связи.

Политически Америка тоже выигрывает от Альянса.В Европе и Канаде у Соединенных Штатов больше союзников по договорам, чем в любом другом регионе мира. Двадцать девять союзников по НАТО, объединенных общими демократическими ценностями, представляют собой мощный политический блок на мировой арене, с которого можно начать формирование политических коалиций для решения глобальных проблем. Эта политическая сила начинается с ценностей, содержащихся во втором предложении Договора НАТО: демократия, свобода личности и верховенство права. Союзниками НАТО являются трое из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, шесть из семи членов G7 и семь членов G20.Политическая сплоченность означает политическую стойкость: вспомните продолжающееся участие НАТО на Балканах более чем через двадцать лет после интервенции 1995 года или базирующуюся в НАТО коалицию из сорока стран в Афганистане через семнадцать лет после 11 сентября. Союзники по НАТО хорошо знают друг друга, у каждого есть постоянная дипломатическая миссия под одной крышей в штаб-квартире НАТО в Брюсселе и пять ежегодных встреч министров иностранных дел и обороны, что является прочной основой для доверительного политического взаимодействия. Конечно, союзники не всегда приходят к согласию по политическим вопросам, но НАТО предоставляет форум для регулярных консультаций и отправную точку для решения общих проблем.

Самым важным вкладом НАТО в интересы Америки является обеспечение безопасности. Прежде всего, НАТО помогла сохранить мир в Европе после столетий разделений и войн. НАТО десятилетиями инвестировала в способность своих членов действовать вместе — так называемую «оперативную совместимость» — на основе отработанных процедур, общих стандартов и исторически уникальной интегрированной структуры военного управления НАТО. Многие партнеры НАТО также разделяют эту оперативную совместимость. Этот военный потенциал означает, что, когда Америка где-либо сталкивается с проблемами безопасности, у нее есть готовые товарищи по команде, основанные на НАТО, либо с Североатлантическим союзом в целом, либо с избранными союзниками для формирования специально созданной военной коалиции.Кроме того, союзники по НАТО предоставляют Америке права базирования и доступа по всей Европе; приближая вооруженные силы США на континенте к горячим точкам на Ближнем Востоке, в Африке и за их пределами, а также обеспечивая более быстрое реагирование и устойчивость. Такие базы, как Lakenheath в Великобритании, Ramstein в Германии, Aviano в Италии, Rota в Испании, Souda Bay в Греции и İncirlik в Турции, являются стратегическими активами. Союзники по НАТО нанимают десятки тысяч сотрудников разведки, расширяя досягаемость глаз и ушей Соединенных Штатов.Короче говоря, НАТО укрепляет национальную военную мощь Америки за счет увеличения масштабов, разнообразия и географического положения.

«Три четверти американцев выступают за сохранение или усиление приверженности США НАТО, и почти каждый пятый американец хочет, чтобы эта приверженность возросла — это самый высокий уровень поддержки из когда-либо опрошенных».

Чикагский совет по глобальным вопросам, 2018 г.

НАТО несовершенна. В этом отчете рассматривается целый ряд значительных проблем, с которыми Североатлантическому союзу предстоит столкнуться.Однако в глубине души американцы должны помнить, что «целостная, свободная и мирная» Европа в основе своей отвечает интересам США, а НАТО — это главный мост Америки через Атлантику. На самом деле, большинство американцев по-прежнему подавляющим большинством поддерживают НАТО. Америка сама по себе обладает большим человеческим капиталом, огромными ресурсами и выгодным географическим положением. Вместе со своими союзниками как в НАТО, так и в Восточной Азии Америка обладает непревзойденным геостратегическим преимуществом перед любым потенциальным конкурентом сегодня и в обозримом будущем.Главные стратегические конкуренты Америки, Китай и Россия, не идут ни в какое сравнение. Таким образом, сохранение этого стратегического преимущества путем создания и инвестирования в союзы, начиная с НАТО, отвечает жизненно важным национальным интересам Америки. Союзники являются конечной гарантией американской безопасности и процветания.

 

 

Заключение

В этом отчете описывается ряд сложных задач, стоящих перед НАТО. Масштаб и размах сегодняшних вызовов в совокупности знаменуют драматические изменения — стратегический переломный момент — в отличие от любого другого момента в истории НАТО, кроме 1989–1991 годов.Однако окончание холодной войны было временем надежд и оптимизма. Напротив, сегодня линии тренда отрицательные. НАТО сталкивается с кризисом, с серьезными вызовами как внутри, так и за ее пределами. Фундаментальный вопрос сейчас заключается в том, сможет ли Североатлантический союз адаптироваться к драматическим изменениям в обстановке безопасности и оставаться актуальным. Необходимо срочно действовать. Просто сохранение статус-кво означало бы провал. Обновление президентского руководства США является важнейшим требованием. Конгресс США поддерживает защиту и расширение НАТО как жизненно важного члена США.С. национальный интерес является ключевым. Союзники также должны активизировать свои усилия, чтобы предоставить необходимые ресурсы, разделить лидерство и приверженность Североатлантического союза и поддерживать сплоченность Североатлантического союза.

Мы надеемся, что этот отчет послужит пищей для размышлений внутри Альянса, побуждая к целенаправленному рассмотрению сложных вопросов, в том числе тех, которые требуют глубокого самоанализа среди самих союзников. К семидесятилетию Североатлантического союза союзники по НАТО должны индивидуально и коллективно быть достаточно зрелыми и уверенными в себе, чтобы смотреть на себя в зеркало, оценивать вызовы и слабости и нести за себя ответственность.Будучи ведущим мировым институтом безопасности, НАТО доказала свою устойчивость в прошлом и продолжает приносить непревзойденную пользу своим членам сегодня.

 


Примечания к резюме


3 основные задачи внешней политики, стоящие перед следующим президентом США

В этот неспокойный сезон выборов можно быть уверенным в одном: следующему президенту США предстоит столкнуться с серьезными проблемами.

Бывший американский дипломат Николас Бернс описал ситуацию, в которой оказались Хиллари Клинтон или Дональд Трамп, как отмеченную серией самых опасных международных кризисов со времен Второй мировой войны.Выступая в воскресенье в Орландо перед управляющим советом AICPA, Бернс, бывший посол в НАТО, подчеркнул, что он считает тремя наиболее насущными внешнеполитическими вызовами, с которыми столкнется следующий президент.

1. Ищу стабильную почву в Европе. Следующий президент проведет много времени в Европе, сказал Бернс. Европейский Союз, крупнейший торговый партнер Соединенных Штатов и дом для наибольшего числа американских союзников, из предсказуемого и стабильного превратился в резко ослабевающий под давлением экономической стагнации и политической нестабильности.Есть противодействие регулированию, которое исходит из Брюсселя; решение Великобритании отделиться от ЕС; и действия президента России Владимира Путина в Грузии и Крыму, которые, по словам Бернса, ведут к переделу Европы.

2. Навигация по волатильности на Ближнем Востоке. Бернс предполагает, что большая часть региона останется нестабильной для следующего поколения. В этом регионе расположены четыре несостоявшихся государства (Ливия, Йемен, Ирак и Сирия), а такие кризисы, как гражданская война в Сирии, оставили без крова миллионы людей, создав затруднительное положение для США.должностных лиц С. о том, какую роль играть в урегулировании конфликта.

3. Прокладывая курс с Китаем: «Китай будет большой проблемой», — сказал Бернс в интервью на заседании Совета. «Мы являемся двумя крупнейшими экономиками, поэтому нам предстоит вместе стабилизировать глобальную экономику. … Но, с другой стороны, Китай и Соединенные Штаты будут соревноваться за военную мощь в Азии, потому что мы являемся доминирующей державой с конца Второй мировой войны, и Китай определенно дает нам отпор прямо сейчас. Теперь.Поэтому то, как вести себя со страной, которая является нашим самым сильным партнером и самым сильным конкурентом в борьбе за военную мощь, станет для нас большой проблемой».

Его список внешнеполитических проблем, с которыми столкнется тот, кто станет следующим президентом, не ограничивается Европой, Ближним Востоком и Китаем. В своем выступлении в воскресенье он перечислил ряд проблем, которые он называет транснациональными, для борьбы с которыми потребуются широкие коалиции: среди них пандемии, терроризм, преступные сети, торговля людьми и кибератаки.

«Мы живем в эпоху, когда кибербезопасность приобрела первостепенное значение, — сказал Бернс всего через несколько дней после того, как крупная распределенная атака типа «отказ в обслуживании» нарушила работу многих крупных веб-сайтов. Он считает кибератаки самой быстрорастущей угрозой для американского бизнеса и национальной безопасности. «Если вы думаете о важности защиты нашей электросети, водоснабжения или наших спутников GPS, которые направляют военных, мы должны защитить нашу онлайн-безопасность».

Бернс также сказал, что надеется, что после того, как выборы пройдут, нация восстановит свою поддержку торговли.«Так много наших рабочих мест теперь зависит от торговли, и я думаю, что мы должны иметь уверенность в себе как ведущая торговая страна в мире, чтобы верить в это, в то время как мы должны быть начеку, и мы, конечно, не хотите, чтобы американские рабочие места экспортировались за границу, мы должны быть открыты для торговли».

Когда новый президент вступит в должность и Конгресс вернется в Вашингтон, Бернс надеется увидеть больше ясности в отношении регулирования и некоторых усилий по упрощению налогового кодекса США. По его словам, эти изменения могут позволить корпоративной Америке строить долгосрочные планы и инвестиции.

Одной из областей инвестиций, которую Бернс считает обнадеживающей, является обязательство ведущих компаний развивать навыки своих сотрудников.

«… Многие лучшие компании постоянно инвестируют и реинвестируют в своих сотрудников», — сказал он. По его словам, это хорошо потраченные деньги, поскольку растущая глобальная экономика потребует от руководителей бизнеса определенной ловкости. «С годами, особенно для наших детей и внуков, они должны будут еще более интегрированными и искушенными в мире», — сказал Бернс.Это означает чувствовать себя комфортно в международной среде. «В наши дни вы не можете быть эффективным генеральным директором или финансовым директором американской корпорации, если вам некомфортно в Дели, Шанхае или Берлине».

Информация о Николасе Бернсе: Преподает дипломатию и международные отношения в Гарвардской школе государственного управления им. Кеннеди в Кембридже, штат Массачусетс. Его 27-летняя служба в правительстве США включала работу в администрации республиканцев и демократов. Бернс был заместителем государственного секретаря по политическим вопросам с 2005 по 2008 год при президенте Джордже Буше-младшем.Куст. Он работал в Совете национальной безопасности в Белом доме при президентах Билле Клинтоне и Джордже Буше-старшем. Куст. Он консультирует предвыборный штаб Хиллари Клинтон по вопросам внешней политики.

Ким Нильсен ( [email protected] ) — издатель JofA’ .

Николас Бернс | Гарвардская школа Кеннеди

Посол Николас Бернс находится в отпуске по государственной службе из Гарвардской школы Кеннеди с 21 декабря 2021 года, чтобы служить в качестве представителя США.С. Посол в Китайской Народной Республике.

Посол Николас Бернс — член семьи Роя и Барбары Гудман, профессор практики дипломатии и международных отношений в Гарвардской школе Кеннеди. Он является основателем и заведующим факультетом проекта «Будущее дипломатии» и заведующим факультетом проекта «Европа и трансатлантические отношения». Он входит в совет директоров Белферовского центра науки и международных отношений Школы Кеннеди, является членом факультета Ближневосточной инициативы и научным сотрудником Центра международных отношений Уэзерхеда Гарвардского университета.

Бернс — исполнительный директор Aspen Strategy Group и Aspen Security Forum, старший советник Cohen Group и входит в совет директоров Entegris, Inc. Он является председателем совета директоров Our Generation Speaks, целью которого является объединение молодые палестинцы и израильтяне в общей цели. Он является председателем Американского фонда Дитчли и входит в попечительский совет Бостонского колледжа. Он также входит в советы нескольких некоммерческих организаций, в том числе Special Olympics International, Американской школы классических исследований в Афинах, Центра изучения президентства и Конгресса, Refugees International, Трехсторонней комиссии, Ричарда С.Фонд Лаунсбери, Атлантический совет, СМИ Америки за границей, Ассоциация дипломатических исследований и обучения, Фонд «Призыв к совести», Бостонский комитет по международным отношениям, Библиотека Геннадия, Киберцентр передового опыта НАТО и Великие решения Ассоциации внешней политики Консультативный совет по телевидению. Он входит в группу старших советников Chatham House: Королевский институт международных отношений. Он является членом Комитета по совести Мемориального музея Холокоста США, Американской академии искусств и наук и Совета по международным отношениям.Он также является членом Исторического общества Массачусетса. Он пожизненный член Red Sox Nation.

Профессор Бернс служил в правительстве Соединенных Штатов двадцать семь лет. В качестве карьерного сотрудника дипломатической службы он был заместителем государственного секретаря по политическим вопросам с 2005 по 2008 год; чиновник третьего ранга в Государственном департаменте, когда он вел переговоры по американо-индийскому соглашению о гражданской ядерной энергии; долгосрочное соглашение о военной помощи с Израилем; и был лидером США.переговорщик по ядерной программе Ирана. Он был послом США в НАТО (2001–2005 гг.), послом в Греции (1997–2001 гг.) и представителем Госдепартамента (1995–1997 гг.). Он работал в течение пяти лет (1990–1995) в Совете национальной безопасности в Белом доме, где он был старшим директором по делам России, Украины и Евразии и специальным помощником президента Клинтона и директором по советским делам в администрации президента Джорджа Буша-старшего. Куст. Бернс также работал в Генеральном консульстве США в Иерусалиме (1985-1987), где он координировал работу У.С. экономическая помощь палестинскому народу на Западном берегу, а до этого в американских посольствах в Египте (1983-1985) и Мавритании (1980 в качестве стажера). С 2014 по 2017 год он был членом Совета по иностранным делам госсекретаря Джона Керри.

Профессор Бернс получил пятнадцать почетных степеней, президентскую награду за выдающиеся заслуги, награду государственного секретаря за выдающиеся заслуги, награду Игнатиана 2017 года от Бостонского колледжа, звание жителя Новой Англии 2016 года от Совета Новой Англии, премию Вудро Вильсона за государственную службу. от Университета Джона Хопкинса, Награда за достижения выпускников Бостонского колледжа и Премия Джин Майер за глобальное гражданство от Университета Тафтса.Он имеет степень бакалавра истории Бостонского колледжа (1978 г.), степень магистра международных отношений Школы перспективных международных исследований Джона Хопкинса (1980 г.) и получил Certificat Pratique de Langue Francaise в Университете Париж-Сорбонна (1977 г.). Летом 2008 года он был приглашенным научным сотрудником в Центре международных ученых имени Вудро Вильсона.

Биография царя Николая II, последнего царя России

Николай II (18 мая 1868 — 17 июля 1918) — последний российский царь.Он взошел на престол после смерти своего отца в 1894 году. Совершенно неподготовленный к такой роли Николай II был охарактеризован как наивный и некомпетентный лидер. Во время огромных социальных и политических перемен в его стране Николай твердо придерживался устаревшей, авторитарной политики и выступал против любых реформ. Его неумелое решение военных вопросов и равнодушие к нуждам своего народа способствовали разжиганию русской революции 1917 года. Вынужденный отречься от престола в 1917 году, Николай отправился в ссылку с женой и пятью детьми.Прожив более года под домашним арестом, вся семья была зверски расстреляна в июле 1918 года большевистскими солдатами. Николай II был последним из династии Романовых, правившей Россией 300 лет.

Быстрые факты: царь Николай II

  • Известен: Последний царь России; Выполненные во время русской Revolution
  • рожден: мая 18, 1868 г. в Царском селе, Россия
  • Родители: Александр III и Marie Feodrovna
  • Умерли:
  • в Екатеринбурге, Россия
  • Образование: Репетитор
  • Супруга: Принцесса Аликс Гессенская (Императрица Александра Федоровна)
  • Дети: Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей
  • Знатный Царём быть пока не готов Цитата: «Я Царь еще не готов.Я ничего не смыслю в правлении».

Ранняя жизнь

Николай II, родившийся в Царском Селе недалеко от Санкт-Петербурга, Россия, был первым ребенком Александра III и Марии Федоровны (ранее принцессы Дагмар Датской). Между 1869 и 1882 годами у королевской четы родились еще трое сыновей и две дочери. Второй ребенок, мальчик, умер в младенчестве. Николай и его братья и сестры были тесно связаны с другими европейскими королевскими особами, включая двоюродных братьев Георга V (будущего короля Англии) и Вильгельма II, последнего кайзера (императора) Германии.

В 1881 году отец Николая, Александр III, стал царем (императором) России после того, как его отец, Александр II, был убит бомбой убийцы. Николай в возрасте 12 лет стал свидетелем смерти своего деда, когда царя, ужасно искалеченного, несли обратно во дворец. По восшествии отца на престол Николай стал царевичем (наследником престола).

Несмотря на то, что они выросли во дворце, Николас и его братья и сестры выросли в строгой, суровой среде и не наслаждались роскошью.Александр III жил просто, одеваясь по-крестьянски дома и каждое утро готовя себе кофе. Дети спали на раскладушках и умывались холодной водой. Однако в целом Николай получил счастливое воспитание в доме Романовых.

Молодой цесаревич

Воспитанный несколькими наставниками, Николай изучал языки, историю и науки, а также верховую езду, стрельбу и даже танцы. Чего его не учили, к несчастью для России, так это того, как действовать как монарх.Царь Александр III, здоровый и крепкий, ростом 6 футов 4 дюйма, планировал править страной десятилетиями. Он полагал, что у него будет достаточно времени, чтобы научить Николаса, как управлять империей.

В 19 лет Николай поступил в рядовой полк Российской Армии, а также служил в конной артиллерии. В серьезных военных действиях цесаревич участия не принимал; эти комиссии были больше похожи на финишную школу для высшего класса. Николас наслаждался своим беззаботным образом жизни, пользуясь свободой посещать вечеринки и балы с небольшими обязанностями, которые тяготили его.

По наущению родителей Николас отправился в большое королевское турне в сопровождении своего брата Джорджа. Выехав из России в 1890 году и путешествуя на пароходе и поезде, они посетили Ближний Восток, Индию, Китай и Японию. Во время визита в Японию Николас пережил покушение в 1891 году, когда японец бросился на него, размахивая мечом у его головы. Мотив нападавшего так и не был установлен. Хотя Николас получил лишь незначительное ранение в голову, обеспокоенный отец немедленно приказал Николасу вернуться домой.

Обручение с Аликс и смерть царя

Николай впервые встретил принцессу Аликс Гессенскую (дочь немецкого герцога и вторую дочь королевы Виктории Алису) в 1884 году на свадьбе своего дяди с сестрой Аликс Елизаветой. Николасу было 16, а Аликс 12. Они снова встречались несколько раз на протяжении многих лет, и Николас был достаточно впечатлен, чтобы написать в своем дневнике, что он мечтал однажды жениться на Аликс.

Когда Николаю было около 20 лет, и он ожидал найти подходящую жену из знати, он разорвал отношения с русской балериной и начал преследовать Аликс.Николас сделал Аликс предложение в апреле 1894 года, но она не сразу его приняла.

Набожная лютеранка, Аликс сначала колебалась, потому что брак с будущим царем означал, что она должна перейти в русскую православную религию. После дня раздумий и обсуждений с членами семьи она согласилась выйти замуж за Николая. Вскоре пара полюбила друг друга и с нетерпением ждала свадьбы в следующем году. Их брак будет настоящей любовью.

К сожалению, все резко изменилось для счастливой пары в течение нескольких месяцев после их помолвки.В сентябре 1894 года царь Александр тяжело заболел нефритом (воспалением почек). Несмотря на постоянный поток посещавших его врачей и священников, царь скончался 1 ноября 1894 года в возрасте 49 лет.

Двадцатишестилетний Николас содрогнулся и от горя потери отца, и от огромной ответственности, которая теперь легла на его плечи.

Царь Николай II и императрица Александра

Николай, как новый царь, изо всех сил пытался справиться со своими обязанностями, которые начались с планирования похорон его отца.Не имея опыта в планировании такого масштабного мероприятия, Николас подвергался критике со многих сторон за многочисленные детали, которые не были учтены.

26 ноября 1894 года, всего через 25 дней после смерти царя Александра, траур был прерван на один день, чтобы Николай и Аликс могли пожениться. Принцесса Аликс Гессенская, недавно принявшая русское православие, стала императрицей Александрой Федоровной. Пара сразу же вернулась во дворец после церемонии, так как свадебный прием был сочтен неуместным в период траура.

Королевская чета переехала в Александровский дворец в Царском Селе недалеко от Санкт-Петербурга и через несколько месяцев узнала, что ждет первенца. (Дочь Ольга родилась в ноябре 1895 года. За ней последовали еще три дочери: Татьяна, Мария и Анастасия. Долгожданный наследник мужского пола, Алексей, наконец, родился в 1904 году.)

В мае 1896 года, через полтора года после смерти царя Александра, наконец состоялась долгожданная пышная церемония коронации царя Николая.К сожалению, во время одного из многочисленных публичных торжеств, проводимых в честь Николая, произошел ужасный инцидент. В результате давки на Ходынском поле в Москве погибло более 1400 человек. Невероятно, но Николай не стал отменять последовавшие коронационные балы и вечеринки. Русские люди были потрясены тем, как Николай отреагировал на инцидент, из-за чего казалось, что он мало заботится о своем народе.

Как бы то ни было, Николай II начал свое царствование не на благоприятной ноте.

Русско-японская война (1904-1905)

Николай, как и многие прошлые и будущие русские лидеры, хотел расширить территорию своей страны.Глядя на Дальний Восток, Николай увидел потенциал в Порт-Артуре, стратегическом тепловодном порту на Тихом океане в южной Маньчжурии (северо-восток Китая). К 1903 году оккупация Порт-Артура Россией разозлила японцев, которые сами недавно были вынуждены отказаться от этого района. Когда Россия построила Транссибирскую магистраль через часть Маньчжурии, японцы были еще больше спровоцированы.

Дважды Япония отправляла дипломатов в Россию для урегулирования спора; однако каждый раз их отправляли домой без аудиенции у царя, который относился к ним с презрением.

К февралю 1904 года у японцев лопнуло терпение. Японский флот неожиданно атаковал русские военные корабли в Порт-Артуре, потопив два корабля и заблокировав гавань. Хорошо подготовленные японские войска также окружили русскую пехоту в разных точках суши. Превзойденные численностью и маневренностью русские терпели одно унизительное поражение за другим, как на суше, так и на море.

Николай, который никогда не думал, что японцы начнут войну, был вынужден сдаться Японии в сентябре 1905 года.Николай II стал первым царем, проигравшим войну азиатской нации. Приблизительно 80 000 русских солдат погибли в войне, которая показала полную неспособность царя в дипломатии и военном деле.

Кровавое воскресенье и революция 1905 года

К зиме 1904 года недовольство рабочего класса в России обострилось до такой степени, что в Петербурге были организованы многочисленные забастовки. Рабочие, которые надеялись на лучшее будущее, живя в городах, вместо этого столкнулись с долгим рабочим днем, низкой заработной платой и неадекватным жильем.Многие семьи регулярно голодали, а нехватка жилья была настолько острой, что некоторые рабочие спали посменно, деля кровать с несколькими другими.

22 января 1905 года десятки тысяч рабочих собрались на мирный марш к Зимнему дворцу в Петербурге. Протестующим, организованным радикальным священником Георгием Гапоном, запретили приносить оружие; вместо этого они несли религиозные иконы и изображения королевской семьи. Участники также принесли с собой петицию к царю, в которой изложили список своих недовольств и просили его о помощи.

Хотя царя не было во дворце, чтобы принять петицию (ему посоветовали держаться подальше), тысячи солдат ждали толпу. Получив неверную информацию о том, что протестующие прибыли, чтобы навредить царю и разрушить дворец, солдаты открыли огонь по толпе, сотни людей были убиты и ранены. Сам царь не отдавал приказа о расстрелах, но он был привлечен к ответственности. Неспровоцированная резня, названная Кровавым воскресеньем, стала катализатором дальнейших забастовок и восстаний против правительства, названных русской революцией 1905 года.

После того, как массовая всеобщая забастовка остановила большую часть России в октябре 1905 года, Николай, наконец, был вынужден отреагировать на протесты. 30 октября 1905 года царь неохотно издал Октябрьский манифест, которым была создана конституционная монархия и избранный законодательный орган, известный как Дума. Всегда самодержец, Николай следил за тем, чтобы полномочия Думы оставались ограниченными — почти половина бюджета была освобождена от их утверждения, и им не разрешалось участвовать в принятии внешнеполитических решений.Царь также сохранил полное право вето.

Создание Думы на короткое время успокоило русский народ, но дальнейшие промахи Николая ожесточили против него народные сердца.

Александра и Распутин

Царская семья радовалась рождению наследника мужского пола в 1904 году. Молодой Алексей казался здоровым при рождении, но уже через неделю, когда у младенца неудержимо шла кровь из пупка, стало ясно, что что-то серьезно не так. Врачи диагностировали у него гемофилию, неизлечимое наследственное заболевание, при котором кровь не сворачивается должным образом.Даже, казалось бы, незначительная травма могла привести к тому, что молодой Цесаревич истечет кровью. Его перепуганные родители держали диагноз в секрете от всех, кроме самых близких родственников. Императрица Александра, яростно защищавшая своего сына и его тайну, изолировала себя от внешнего мира. Отчаявшись найти помощь своему сыну, она обратилась за помощью к различным шарлатанам и святым людям.

Один из таких «святых», самопровозглашенный целитель Григорий Распутин, впервые встретил царскую чету в 1905 году и стал близким и доверенным советником императрицы.Несмотря на грубые манеры и неопрятный внешний вид, Распутин завоевал доверие императрицы своей сверхъестественной способностью останавливать кровотечение Алексея даже во время самых тяжелых эпизодов, просто сидя и молясь с ним. Постепенно Распутин стал ближайшим доверенным лицом императрицы, способным оказывать на нее влияние в государственных делах. Александра, в свою очередь, оказала влияние на своего мужа в вопросах большой важности, основываясь на совете Распутина.

Отношения императрицы с Распутиным сбивали с толку посторонних, которые понятия не имели, что цесаревич болен.

Первая мировая война и убийство Распутина

Убийство в июне 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево положило начало цепи событий, кульминацией которых стала Первая мировая война. Тот факт, что убийца был гражданином Сербии, побудил Австрию объявить войну Сербии. Николай при поддержке Франции чувствовал себя обязанным защищать Сербию, родственный славянский народ. Его мобилизация русской армии в августе 1914 года помогла превратить конфликт в полномасштабную войну, втянув в бой Германию как союзника Австро-Венгрии.

В 1915 году Николай принял пагубное решение взять на себя личное командование русской армией. Под плохим военным руководством царя плохо подготовленная русская армия не могла противостоять немецкой пехоте.

Пока Николай был на войне, он поручил своей жене присматривать за делами империи. Однако для русского народа это было ужасное решение. Они считали императрицу ненадежной, поскольку она приехала из Германии, врага России в Первой мировой войне. Их недоверие усугублялось тем, что императрица в значительной степени полагалась на презираемого Распутина, который помогал ей принимать политические решения.

Многие правительственные чиновники и члены семьи видели катастрофическое влияние Распутина на Александру и страну и считали, что его необходимо убрать. К сожалению, и Александра, и Николай проигнорировали их призывы уволить Распутина.

Поскольку их жалобы остались неуслышанными, группа разгневанных консерваторов вскоре взяла дело в свои руки. В сценарии убийства, ставшего легендарным, нескольким представителям аристократии, в том числе князю, армейскому офицеру и двоюродному брату Николая, с некоторыми трудностями удалось убить Распутина в декабре 1916 года.Распутин пережил отравление и множественные огнестрельные ранения, а затем, наконец, скончался после того, как его связали и бросили в реку. Убийцы были быстро установлены, но не наказаны. Многие считали их героями.

К сожалению, убийства Распутина было недостаточно, чтобы остановить волну недовольства.

Конец династии

Народ России все больше злился на безразличие правительства к его страданиям. Заработная плата резко упала, инфляция выросла, общественные услуги почти прекратились, и миллионы людей были убиты в войне, которой они не хотели.

В марте 1917 года 200 000 демонстрантов собрались в столице Петрограде (бывшем Санкт-Петербурге) в знак протеста против царской политики. Николай приказал армии усмирить толпу. Однако к этому моменту большинство солдат с пониманием относились к требованиям протестующих и поэтому просто стреляли в воздух или присоединялись к протестующим. Было еще несколько командиров, верных царю, которые заставили своих солдат стрелять в толпу, убив несколько человек. Чтобы не останавливаться, протестующие за несколько дней взяли город под свой контроль во время так называемой февральско-мартовской русской революции 1917 года.

Когда Петроград оказался в руках революционеров, Николаю ничего не оставалось, как отречься от престола. Полагая, что он каким-то образом еще может спасти династию, Николай II подписал заявление об отречении от престола 15 марта 1917 года, сделав своего брата, великого князя Михаила, новым царем. Великий князь мудро отказался от титула, положив конец 304-летней династии Романовых. Временное правительство разрешило царской семье оставаться во дворце в Царском Селе под охраной, пока чиновники обсуждали их судьбу.

Изгнание Романовых

Когда летом 1917 года большевики стали все больше угрожать Временному правительству, встревоженные правительственные чиновники решили тайно перевезти Николая и его семью в безопасное место в Западной Сибири.

Однако, когда временное правительство было свергнуто большевиками (во главе с Владимиром Лениным) во время октябрьско-ноябрьской революции 1917 года в России, Николай и его семья попали под контроль большевиков.Большевики переселили Романовых в Екатеринбург на Урале в апреле 1918 года якобы для ожидания публичного суда.

Многие выступали против большевиков у власти; таким образом, между коммунистическими «красными» и их противниками, антикоммунистическими «белыми», вспыхнула гражданская война. Эти две группировки боролись за контроль над страной, а также за опеку над Романовыми.

Когда Белая Армия начала набирать силу в борьбе с большевиками и направилась к Екатеринбургу , чтобы спасти императорскую семью, большевики позаботились о том, чтобы спасения никогда не было.

Смерть

Николая, его жену и пятерых детей разбудили в 2 часа ночи 17 июля 1918 года и велели готовиться к отъезду. Их собрали в небольшой комнате, где большевистские солдаты открыли по ним огонь. Николая и его жену убили наповал, а вот остальным повезло меньше. Солдаты использовали штыки, чтобы провести оставшуюся часть казней. Трупы были захоронены в двух разных местах, сожжены и покрыты кислотой, чтобы их нельзя было опознать.

В 1991 году в Екатеринбурге были раскопаны останки девяти тел. Последующий анализ ДНК подтвердил, что это были ДНК Николая, Александры, трех их дочерей и четырех их слуг. Вторая могила с останками Алексея и его сестры Марии не была обнаружена до 2007 года. Останки семьи Романовых были перезахоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, традиционном месте захоронения Романовых.

Наследие

Можно сказать, что русская революция и последовавшие за ней события были в некотором смысле наследием Николая II — лидера, который был не в состоянии реагировать на меняющиеся времена, учитывая нужды своего народа.Многолетние исследования окончательной судьбы семьи Романовых приоткрыли тайну: в то время как были найдены тела Государя, Государыни и нескольких детей, два тела — наследника престола Алексея и великой княгини Анастасии. — отсутствовали. Это говорит о том, что, возможно, каким-то образом двое детей Романовых действительно выжили.

Источники

  • Фигес, Орландо.

0 comments on “Внешняя политика николая 1 подробно: Внешняя политика Николая I — Российская Империя

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.