Элементы нормативной подсистемы политической системы общества: Ваш браузер устарел

Элементы и функции политической системы

Политическая система состоит из подсистем, которые непосредственно связаны друг с другом и обеспечивают функционирование публичной власти. У разных исследователей количество подсистем (элементов) неодинаково. Однако если в качестве основания для их определения взять выполняемую каждым из этих элементов функцию, то можно выделить институциональную, нормативную, функциональную, культурную и коммуникативную подсистемы (рис. 7.1).


Институциональная подсистема включает в себя государство, политические партии, социально-экономические и общественные организации и отношения между ними. Все это в совокупности образует политическую организацию общества. Центральное место в данной подсистеме принадлежит государству. Концентрируя в своих руках большинство ресурсов, обладая монополией на законное насилие, государство обладает наибольшими возможностями воздействовать на различные стороны общественной жизни. Обязательность решений государства для граждан позволяет ему придавать социальным изменениям целесообразность, разумность, ориентацию на выражение общезначимых интересов. Очень велико влияние на государственную власть и политических партий, групп интересов. Особую роль играют церковь и средства массовой информации, способные существенно влиять на процесс формирования общественного мнения, а через него — оказывать давление на правительство, на политических лидеров.

Нормативная подсистема состоит из правовых, политических, моральных норм и ценностей, традиций, обычаев. С их помощью политическая система оказывает регулятивное воздействие на деятельность институтов, поведение граждан.

Функциональная подсистема включает в себя методы политической деятельности, способы осуществления власти. Она составляет основу политического режима, задача которого — обеспечение функционирования, преобразования и зашиты механизма осуществления власти в обществе.

Коммуникативная подсистема содержит все формы политического взаимодействия как внутри системы (например, между институтами государства и политическими партиями), так и с политическими системами других государств.

Функции политической системы

В теории систем под функцией понимается любое действие, направленное на поддержание системы в устойчивом состоянии и обеспечение ее жизнеспособности. Те же действия, которые ведут к разрушению организованности, стабильности системы, называют дисфункциями.

Одна из общепризнанных классификаций функций политической системы была представлена американскими исследователями Г. Алмондом и Дж. Пауэллом. Они выделили те функции, каждая из которых удовлетворяет определенную потребность системы, а вместе они обеспечивают «сохранение системы через ее изменение».

Сохранение или поддержание существующей модели политической системы осуществляется через функцию политической социализации. Политическая социализация представляет собой процесс приобретения индивидом политических знаний, верований, чувств, ценностей, присущих тому обществу, в котором он живет. Приобщение индивида к политическим ценностям, следование принятым в обществе стандартам политического поведения, лояльное отношение к институтам власти обеспечивают поддержание существующей модели политической системы. Стабильность политической системы достигается тогда, когда ее функционирование основано на принципах, соответствующих политической культуре общества. Так, американская политическая культура основана на ряде мифов, идеалов и представлений, признаваемых большинством населения страны, несмотря на религиозные и расовые различия. Среди них — отношение к своей стране как к богоизбранной, предоставляющей человеку уникальную возможность для самореализации, ориентация на личный успех, уверенность в том, что вырваться из нищеты и достичь богатства можно, полагаясь только на свои способности и усердие, и т.д.

Жизнеспособность системы обеспечивается ее способностью к адаптации, приспособлению к окружающей среде, ее возможностям. Функция

адаптации может осуществляться с помощью политического рекрутирования, т.е. подготовки и отбора субъектов власти (лидеров, элит), способных находить наиболее эффективные пути и методы решения актуальных проблем и предлагать их обществу.

Не менее важна функция реагирования. С ее помощью политическая система отвечает на импульсы, сигналы, идущие извне или изнутри системы. Высокоразвитая реагирующая способность позволяет системе быстро адаптироваться к меняющимся условиям. Особенно это важно тогда, когда появляются новые требования групп, партий. Игнорирование этих требований может стимулировать формирование «критической массы», способной привести к дезинтеграции и распаду общества.

Политическая система в состоянии эффективно реагировать на возникающие требования при наличии у нее ресурсов. Эти ресурсы она черпает из внутренней или внешней (экономической, природной и т.д.) среды. Данную функцию называют

экстракционной.

Полученные ресурсы необходимо распределить так, чтобы обеспечить интеграцию и согласие интересов различных групп внутри общества. Распределение политической системой благ, услуг и статусов составляет содержание дистрибутивной {распределительной) функции.

Наконец, политическая система осуществляет влияние на общество посредством управления, координации поведения индивидов и групп. Управленческие действия политической системы составляют содержание ее регулирующей функции. Она реализуется через введение норм и правил, на основе которых взаимодействуют индивиды, группы, а также путем применения административных и иных мер в отношении нарушителей правил.

Тема №6: Политическая система общества

Тема №6: Политическая система общества

1. Определите правильность суждений:

1. Политическая система — это система государственных органов.

2. В политическую систему входят все организации, которые существуют в обществе.

3. В политическую систему включаются государство и те организации, которые занимаются политической деятельностью.

27. Укажите, какие из приведенных понятий и определений соответствуют друг другу.


  1. Политическая система.

  2. Институциональная подсистема.

  3. Нормативная подсистема.

  4. Коммуникативная подсистема.

  5. Идеологическая подсистема.

  6. Функциональная подсистема.

  1. Совокупность институтов, связанных с формированием политической власти.

  2. Политические нормы, нравственные принципы и традиции, определяющие и регулирующие политическую жизнь общества.

  3. Совокупность политических институтов, норм и взаимоотношений между ними, посредством которой реализуется политическая власть.

  4. Совокупность различных по своему содержанию политических идей, взглядов, представлений, чувств участников политической жизни общества.

  5. Средства и способы реализации власти.

    31. Г. Алмонд выделяет функции «ввда» и функции «вывода» политической системы:


    1. Исполнение правил и норм.

    2. Агрегирование интересов.

    3. Определение правил (нормотворчество).

    4. Политическая коммуникация.

    1. Политическая социализация и рекрутирование.

    2. Контроль за соблюдением правил и норм.

    3. Артикуляция интересов.

    Распределите эти функции по соответствующим разделам таблицы:


    Функции «ввода»

    Функции «вывода»

    1. …

    1. …

    2. …

    2. …

    3.

    42. Какие функции политической системы Украины представляются Вам слаборазвитыми, что обуславливает политическую и социальную напряженность в обществе?

    43. Используя типологию политических систем Г. Алмонда, основанную на различных политических культурах, укажите отличия политической системы Украины от политической системы США, Великобритании, Ирака.

    Структура политической системы

    Структура политической системы — это совокупность ее элементов и взаимоотношений между ними. Политическая система как целостность функционирует благодаря взаимодействию составляющих ее элементов. Но она не может быть сведена к их сумме. Для того, чтобы понять значение ка­ждого элемента целостности, система теоретически расщепляется, структу­рируется по различным основаниям.

    Политическая система может структурироваться на основе ее ролевого понимания, и тогда она рассматривается с точки зрения типов взаимодейст­вия субъектов, выполняющих различные политические роли (функции) и ориентирующихся на конкретные образцы политического поведения (Г. Ал­монд).

    Элементы политической системы могут вычленяться на основе инсти­туционального подхода (Д. Истон). В соответствии с ним, каждый институт политической системы обслуживает определенные группы потребностей и выполняет те или иные политические функции. Так, государство выражает общие интересы, политические партии стремятся к представительству устойчивых группо­вых потребностей, группы давления лоббируют конъюнктурные интересы, вызванные конкретной ситуацией и т. д.

    Структура политической системы может дифференцироваться, следуя принципу политической стратификации, то есть порядку, согласно которому те или иные группы принимают участие в осуществлении власти. Так, поли­тические элиты принимают политические решения, бюрократия призвана выполнять решения элиты, граждане формируют институты представитель­ной власти.

    Наиболее распространен системный способ структурирования, в соот­ветствии с которым политическая система состоит из подсистем, каждая из которых может быть представлена самостоятельной системой, а их взаимо­действие образует политическую целостность. Структурными элементами политической системы выступают институцио­нальная, нормативная и коммуникативная системы.

    Основным элементом политической системы является институцио­нальная система. Термин «институт» в политической науке используется для обозначе­ния разного рода упорядоченных социально-политических отношений. Веблер, Ренар и др. под политическими институтами понимают группы людей объединенных какой-либо идеей, чувством солидарности … для выполнения определенных функций [130]. Институциональная система включает совокуп­ность государственных, партийных, общественно-политических, институтов выражающих и представляющих различные по значимости интересы — от общезначимых до групповых и частных. Самым важным инструментом реа­лизации общественных интересов является государство. Максимально кон­центрируя в своих руках власть и ресурсы, государство распределяет ценно­сти и побуждает население к обязательному выполнению своих решений. Кроме государства в институциональную подсистему входят политиче­ские (партии, группы давления), а также неполитические, но имеющие возмож­ности влияния на власть и общество, организации – это СМИ, церковь и др. Зре­лость институциональной подсистемы определяется степенью дифференциа­ции и специализации ролей и функций ее структур.

    Институты власти и влияния выполняют свои роли на основе различ­ных норм (политических, правовых, нравственных и т. д.). Вся совокупность норм, регулирующих политические отношения, составляет нормативную подсистему.

    Нормативная система представляет совокупность действующих в обществе легитимных норм поведения, обязательных или допускаемых, пра­вовых и морально-политических, писаных и неписаных, базовых ценно­стей и властных указаний. Она включает все нормы конституционного, зна­чительную часть административного и финансового права. Вне политической системы находятся нормы частного права. Нормативная политическая сис­тема выполняет следующие функции: формализация пространства политиче­ского поведения, определение правил организации и проявления властных функций. Нормативы определяются характером общества в целом, меняются по инициативе элиты, обусловлены особенностями функций политической системы данного общества и в данное время.

    Для нормативной системы характерно взаимодействие двух начал: символических механизмов регуляции (термин Т. Парсонса) и инноваций. Символические механизмы складываются из двух взаимосоответствующих и взаимодополняющих начал: собственно нормативов и языка. Нормативы вы­ражены в традициях, конституции и законах, в тоталитарных режимах – в программе правящей партии, установках вождя. Функциональность языка проявляется в четкости формулируемых идеалов, заданности образцов пове­дения и использовании стереотипов. В условиях демократического режима основой нормативной системы является идеология общественного договора. В условиях тоталитаризма – идеологемы подчинения общества великим це­лям.

    К инновациям относятся те нормативы, в которых присутствует эле­мент обновления, антисистемности и волюнтаристичности, то есть опреде­ленной независимости от условий среды и зависимости от субъективных конкретных ситуаций. В инновациях проявляется способность системы при­спосабливаться к меняющимся другим системам (социальной, экономиче­ской, культурной), частично подчинять их себе и самосохраняться. Идеаль­ным типом является такая система, при которой возможно сочетание устой­чивости с инновациями. Мера сочетания определяется как ценностными ос­нованиями старой нормативной системы, так и характером обновления. Сле­дует учитывать и то, что инновационные символы, образы, ниспровергая старое, могут приобретать характер формальных норм.

    Следуя этим формальным и неформальным нормам, политические субъекты вступают во взаимодействия. Формы подобных взаимодействий, основанных на согласии или конфликтах, их интенсивность и направлен­ность составляют коммуникативную подсистему.

    Коммуникативная система. Политическая коммуникация — это, согласно Д. Грэберу, «составление, передача, полу­чение и обработка сообщений, которые вероятно имеют значительное воздействие на ход политики»[131].

    Различают два вида политических коммуникаций: «горизонтальный» и «вертикальный». В первом случае речь идет о коммуникациях между относи­тельно рядом расположенными институциональными компонентами или со­циальными акторами (между разными элитными группировками или взаимо­действующими в массовых акциях рядовыми гражданами). Второй вариант предполагает отношения между различными иерархическими уровнями мак­рополитической структуры, как, например, это происходит в случае требова­ний различных групп электората к правительству путем деклараций полити­ческих партий по поводу корректировки линии социальной политики. Функ­цию политической коммуникации выполняют современные средства массо­вой коммуникации (СМК): пресса, радио, телевидение, компьютерная сеть и традиционные каналы передачи политической и другой социальной инфор­мации: различного рода личные контакты между людьми в первичных соци­альных группах — семья, трудовой коллектив, родственные группы, церков­ные или сельские общины и т. п[132].

    Политические взаимодействия обусловливаются характером куль­турно-религиозной среды, ее однородностью. Совокупность субкультур, конфессиональная система, определяющая приоритетные ценности, убежде­ния, стандарты политического поведения, политическая ментальность со­ставляют культурную подсистему. Чем выше степень культурной однород­ности, тем выше эффективность деятельности политических институтов.

    Желаемые модели общества, отраженные в системе культурных ценно­стей и идеалов, определяют совокупность способов и методов реализации власти. Данная совокупность политических технологий составляет функ­циональную подсистему. Преобладание методов принуждения или согласия в реализации властных отношений определяет характер взаимоотношений власти и гражданского общества, способы его интеграции и достижения це­лостности.

    Все подсистемы политической системы взаимозависимы. Взаимодейст­вуя друг с другом, они обеспечивают жизнедеятельность политической сис­темы, способствуют эффективной реализации ее функций в обществе.

    Нормативная подсистема политической системы — что это?||year|IMAGESNAMESnormativnaya-podsistema-politicheskoj-sistemi—chto-eto/IMAGESNAMES

    Нормативная подсистема политической системы общества представляет совокупность действующих норм и правил поведения, инструментов влияния на принятие решения и традиции политического господства. Согласно основному принципу, такие нормы и правила поведения принимаются всеми сторонами, участвующими в политических действиях. Таким образом, все акторы априорно соглашаются с утвержденными «правилами игры», которые при любых конфликтных ситуациях остаются неизменными, а потому закрепляются в ключевых правовых актах: конституции и конституционных законах. Пересмотр легитимных норм означает проведение революции – отказа от старых и принятия новых правовых, этических, культурных и религиозных стандартов поведения.


    В период собственного переформатирования нормативная подсистема политической системы перестает выполнять функции, а именно:

    • Обеспечение прямой социальной коммуникации между элементами политической системы, институтами, социальными группами, элитой и отдельными гражданами. Надо понимать, что любая нормативная подсистема политической системы, хотя и располагает религиозным и этическим фундаментом, однако является целостной и саморазвивающейся структурой, которая фактически определяет границы возводимой политической конструкции общества. Именно от того, каким образом налажена взаимосвязь между субэлементами политической системы, зависит ее работоспособность и перспективность. Скажем, разрыв между ценностями элиты и общества, самоуправление институтов, оторванность последних от воли (выраженной, прежде всего, на выборах) граждан грозит пересмотром утвержденных нормативных правил и требований. В том случае, когда нормативная подсистема политической системы работает исправно и без видимых системных сбоев, политическое здание общества отличается изяществом и предельной простотой.
    • Функциональность подсистемы определяет принципы существования всех элементов политической системы, начиная от процедуры выборов и формирования бюрократического аппарата до стандартизированных правил жизнедеятельности политических институтов. Бесперебойное функционирование означает наличие укоренившейся политической модели. И наоборот — если нормативная подсистема политической системы дает сбои, то это означает, что пришло время вносить определенные коррективы в доминирующую политическую конструкцию общества.
    • Культурно-ценностная подсистема в свою очередь отвечает за функционал косвенных факторов, влияющих на поведение людей. Прежде всего, речь об исторически сложившихся моральных и культурных ценностях, которые лежат в основе правовых норм и конституционного законодательства. Отдельно нужно упомянуть о нормах трудовой этики, именно ее принципы определяют перспективность экономического и социального развития общества.

    Таким образом, элементы нормативной подсистемы политической системы – это традиции, обычаи, нормативные правила и стандарты поведения, а также законы и другие правовые акты, регулирующие политическую деятельность людей и социальных сообществ. Конструкция политики не возникает на пустом месте, она укоренена в менталитете общества. А потому не всегда одни политические стандарты, принятые одним сообществом, могут быть трансформированы в совершенно иное общество. Функциональность системы в этом смысле всегда исторически выстрадана несколькими поколениями граждан.

    Dijelite na društvenim mrežama:

    Povezan

    ЕГЭ задания по теме: Политическая система

    Тема: Политическая система

    Задание 25 № 12014

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система общества»;

    2) составьте два предложения:

    − одно предложение, содержащее информацию о структуре политической системы общества;

    − одно предложение, раскрывающее любую из функций политической системы общества.

    Задание 25 № 12039

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система общества»;

    2) составьте два предложения:

    − одно предложение, содержащее перечисление подсистемы политической системы;

    − одно предложение, раскрывающее смысл одной любой политической подсистемы.

     Задание 1 № 613

    Запишите слово, пропущенное в таблице.

      ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА

     

    ПОДСИСТЕМА

    ЭЛЕМЕНТЫ ПОДСИСТЕМЫ

    Нормативно-правовая

    Совокупность законов, кодексов, подзаконных актов, регулирующих жизнедеятельность субъектов, институтов политической системы и общества в целом

    Совокупность взаимоотношений и взаимосвязей между субъектами и институтами политической системы общества

    Задание 2 № 3991

    Найдите понятие, которое является обобщающим для всех остальных понятий представленного ниже ряда. Запишите это слово (словосочетание).

     Политическая партияполитическая системаполитическая нормагосударствополитическая идеология

    .

    Задание 25 № 12016

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система общества»;

    2) составьте два предложения:

    − одно предложение, содержащее информацию о подсистемах политической системы;

    − одно предложение, раскрывающее любую из функций политической системы.

     Задание 25 № 12056

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система общества»;

    2) составьте два предложения:

    − одно предложение, содержащее информацию о подсистемах политической системы;

    − одно предложение, раскрывающее сущность любой подсистемы политической системы.

     Задание 25 № 

    12010

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система общества»;

    2) составьте два предложения:

    − одно предложение, содержащее информацию о подсистемах политической системы;

    − одно предложение, раскрывающее сущность любой подсистемы политической системы.

     

    Задание 25 № 12050

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система общества»;

    2) составьте два предложения:

    − одно предложение, содержащее информацию о структуре политической системы общества;

    − одно предложение, раскрывающее любую из функций политической системы общества.

     

    Задание 14 № 

    3427

    Установите соответствие между компонентами политической системы и иллюстрирующими их конкретными примерами: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

     

    ПРИМЕРЫ

     

    КОМПОНЕНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

    A) государство

    Б) взаимодействия партий и институтов гражданского общества

    B) средства массовой информации

    Г) политические ценности

    Д) способы массового политического поведения

    Е) законы о выборах депутатов

    Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами.

     

    1) институциональный

    2) коммуникативный

    3) нормативный

    4) культурный

    Запишите в ответ цифры, расположив их в порядке, соответствующем буквам:

    A

    Б

    В

    Г

    Д

    Е

     

     

     

     

     

     

    Задание 25 № 38944

    Используя обществоведческие знания,

    1) раскройте смысл понятия «политическая система»;

    2) составьте два предложения:

    — одно предложение, содержащее информацию о четырёх подсистемах политической системы;

    — одно предложение, раскрывающее структуру (состав) любой из названных подсистем политической системы.

    Задание 13 № 9789

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите цифры, под которыми они указаны.

     1) Политическая система призвана отражать многообразные интересы социальных групп, которые непосредственно или через свои организации и движения оказывают влияние на государственную власть.

    2) Политическая система любого общества стабильна и не подвержена изменениям на протяжении длительного времени.

    3) Политическая система выполняет функцию определения целей и направлений развития общества и государства.

    4) Ценности, политические идеологии относятся к культурной подсистеме политической системы.

    5) Политическая система выполняет функцию выдвижения политических лидеров, подготовки кадров для подготовки кадров для государственного аппарата и политических организаций.

    Задание 13 № 9817

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите цифры, под которыми они указаны.

     

    1) Политологи выделяют традиционный, рыночный и командно-административный (плановый) типы политической системы общества.

    2) Политическая система общества выполняет функцию выявления и формулирования властно значимых интересов больших социальных групп.

    3) Государство, политические партии, общественные организации относятся к нормативной подсистеме политической системы общества.

    4) Политическая система выполняет функцию определения целей и направлений развития общества и государства.

    5) Политическая система общества выполняет функцию формирования общественного мнения.

    Задание 13 № 9930

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите цифры, под которыми они указаны.

     

    1) Политической системой общества называют устойчивую форму общественных отношений, в рамках которой принимаются и реализуются властные решения.

    2) Политологи различают мажоритарные и пропорциональные политические системы.

    3) Политические ценности, идеологии относятся к коммуникативной подсистеме политической системы общества.

    4) Политическая система осуществляет мобилизацию больших социальных групп для достижения общественно значимых целей.

    5) B рамках политической системы общества осуществляется привлечение граждан к участию в политике.

    Задание 13 № 38548

    Выберите верные суждения о политической системе и её подсистемах и запишите цифры, под которыми они указаны.

     

    1) Политическая система возникает в условиях развития демократии в индустриальном обществе.

    2) Политическая система – это совокупность политических институтов, взглядов и норм, посредством которых осуществляются политическая власть и управление обществом.

    3) В состав нормативной подсистемы политической системы включают законы, правовые и политические традиции.

    4) Коммуникативная подсистема политической системы состоит из государства, политических партий, общественно-политических движений.

    5) Центральное место государства в политической системе обусловлено его особыми властными свойствами и функциями.

    Задание 13 № 11786

    Выберите верные суждения о политической системе и запишите цифры, под которыми они указаны.

    Цифры укажите в порядке возрастания.

     

    1) Институциональный компонент политической системы включает политические традиции и дипломатический этикет.

    2) Политическая психология отражает состояние культурно-идеологической подсистемы.

    3) Функциональный компонент политической системы охватывает формы и направления политической деятельности.

    4) Коммуникативная подсистема определяет взаимодействие между политическими системами различных стран.

    5) Политическая организация общества включает в себя политическую деятельность и совокупный политический опыт.

    6) Нормативная подсистема определяет методы осуществления политической власти.

    Задание 13 № 12540

    Выберите верные суждения о политической системе и запишите цифры, под которыми они указаны.

    Цифры укажите в порядке возрастания.

     

    1) Коммуникативная подсистема политической системы включает методы политической деятельности, способы осуществления власти.

    2) Одной из функций политической системы является мобилизация ресурсов на достижение определенных целей.

    3) Интеграционная функция политической системы обеспечивает взаимосвязь и единство действий различных компонентов её структуры.

    4) Политическая система — это совокупность государственных и негосударственных общественных институтов, правовых и политических норм, взаимоотношений политических субъектов, посредством которых осуществляется власть и управление в обществе.

    5) Политические нормы и традиции относятся к институциональной подсистеме политической системы общества.

    Задание 13 № 24374

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите цифры, под которыми они указаны.

     

    1) По характеру политических режимов различают мажоритарные и пропорциональные политические системы общества.

    2) Одним из элементов культурной подсистемы политической системы общества является политическая психология.

    3) Разнообразные взаимодействия субъектов политической жизни составляют основу коммуникативной подсистемы политической системы общества.

    4) Организационная подсистема политической системы включает в себя политические институты и организации, выражающие и представляющие различные по значимости властные интересы.

    5) К функциям политической системы общества относится выявление связанных с властью интересов больших социальных групп.

    Задание 28 № 5361

    Используя обществоведческие знания, составьте сложный план, позволяющий раскрыть по существу тему «Роль политической системы в жизни общества». План должен содержать не менее трёх пунктов, из которых два или более детализированы в подпунктах.

    Задание 26 № 8764

    Назовите три функции политической системы и проиллюстрируйте каждую из них примером. (Каждый пример должен быть сформулирован развёрнуто).

    7

    Одна из функций политической системы общества развитие коммуникации между субъектами политики егэ — Справочник

    Одна из функций политической системы общества развитие коммуникации между субъектами политики егэ

    ГОРА | Обществознание ЕГЭ 2022 запись закреплена

    Реальный ЕГЭ — политика

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите цифры, под которыми они указаны

    1) Одна из функций политической системы общества — развитие коммуникации между субъектами политики
    2) На развитие политической системы общества среди прочих факторов влияют традиции политических отношений
    3) Политическая система общества обеспечивает интеграцию и мобилизацию общества для решения определенных задач
    4) Нормативная подсистема политической системы общества включает государство, партии, общественно-политические движения
    5) Культурно-идеологическая подсистема политической системы общества представляет собой совокупность связей и взаимодействий между субъектами политики

    Правильный ответ в описании картинки

    Реальный ЕГЭ — политика

    Правильный ответ в описании картинки

    Одна из функций политической системы общества развитие коммуникации между субъектами политики егэ.

    Vk. com

    17.05.2017 20:00:15

    2017-05-17 20:00:15

    Источники:

    Http://vk. com/wall-170745743_4091

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите циф ры, под которыми они указаны. 1. Организационная подсистема включает политические принципы; политические традиции; нормы морали. » /> » /> .keyword { color: red; }

    Одна из функций политической системы общества развитие коммуникации между субъектами политики егэ

    Задание № 19647

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите циф ры, под которыми они указаны.

    1. Организационная подсистема включает политические принципы; политические традиции; нормы морали, воплощенные в конституциях, иных законах, партийных программах, уставах политических объединений.

    2. К структурным компонентам политической системы общества относят институциональную, нормативную, коммуникативную и культурноидеологическую подсистемы.

    3. Институциональная подсистема включает государство, политические партии и общественно-политические движения.

    4. Нормативная подсистема охватывает формы и направления политической деятельности, методы осуществления власти.

    5. К функциям политической системы относятся определение целей, задач, путей развития общества, организация деятельности общества по выполнению принятых целей и программ.

    Первое суждение ошибочное, в нем указаны составные элементы нормативной подсистемы.

    Второе суждение верное и содержит основные элементы политической системы.

    Третье суждение неверное, государство, политические партии и общественно-политические движения — это институты политической системы.

    Четвертое суждение ошибочное, в нем указаны элементы организационной подсистемы.

    Выберите верные суждения о политической системе общества и запишите циф ры, под которыми они указаны.

    1. Организационная подсистема включает политические принципы; политические традиции; нормы морали, воплощенные в конституциях, иных законах, партийных программах, уставах политических объединений.

    2. К структурным компонентам политической системы общества относят институциональную, нормативную, коммуникативную и культурноидеологическую подсистемы.

    3. Институциональная подсистема включает государство, политические партии и общественно-политические движения.

    4. Нормативная подсистема охватывает формы и направления политической деятельности, методы осуществления власти.

    5. К функциям политической системы относятся определение целей, задач, путей развития общества, организация деятельности общества по выполнению принятых целей и программ.

    Первое суждение ошибочное, в нем указаны составные элементы нормативной подсистемы.

    Второе суждение верное и содержит основные элементы политической системы.

    Третье суждение неверное, государство, политические партии и общественно-политические движения — это институты политической системы.

    Четвертое суждение ошибочное, в нем указаны элементы организационной подсистемы.

    Организационная подсистема включает политические принципы; политические традиции; нормы морали, воплощенные в конституциях, иных законах, партийных программах, уставах политических объединений.

    Neznaika. info

    23.02.2018 6:57:28

    2018-02-23 06:57:28

    Источники:

    Http://neznaika. info/q/19647

    Функции политической коммуникации — КиберПедия » /> » /> .keyword { color: red; }

    Одна из функций политической системы общества развитие коммуникации между субъектами политики егэ

    В последнее время политическая коммуникация рассматривается как функциональный элемент политической системы общества, обеспечивающий взаимосвязь между другими ее компонентами. Но в то же время политическая коммуникация выступает и как процесс, как непосредственная деятельность политических факторов по производству и распространению политически значимой информации, направленная на формирование (стабилизацию или изменение) образа мыслей и действий других социальных субъектов.

    Основными функциями политической коммуникации являются:

    — распространение идейно-политических ценностей, знаний о политике, политическое информирование;

    — интеграция и регулирование политических отношений;

    — формирование общественного (политического) мнения;

    — распространение политической культуры, ее развитие у индивидуумов;

    — подготовка общественности к участию в политике.

    Подсистема политической коммуникации, выполняя ряд специфических функций, связанных с управлением разнообразными процессами информационного воздействия и взаимодействия в сфере политики, приданием им определенной направленности в целях обеспечения эффективного политического руководства обществом, сбора и обработки данных, необходимых для принятия политических решений и оценки их последствий и т. д., одновременно выступает в качестве компонента, обеспечивающего гомеостатическую устойчивость политической системы как целостного образования, находящегося в непрерывном взаимодействии с изменяющейся социальной средой.

    Интеллектуальная свобода, наличие просвещенного общественного мнения, демократическая политическая культура, свобода средств массовой информации от властных структур – важные предпосылки оптимального развития политической коммуникации, устойчивого социального процесса.

    В этом смысле теория политической коммуникации должна все в большей степени выступать как наука и искусство достижения гармонии, координации интересов общества, его групп и индивидов посредством взаимопонимания, основанного на правде и полной информированности, уважении коренных интересов человека.

    В структуре политической коммуникации можно выделить как содержательный, идеальный элемент, так и формальный, материальный (каналы, средства).

    Политическая, как и иная, коммуникация предполагает наличие коммуникатора, сообщение, какой-либо канал (средство) передачи и, наконец, получателя (аудиторию).

    Под средствами политической коммуникации понимаются определенные организации и институты, действующие в рамках социальной и политической систем, с помощью которых происходит процесс обмена информацией.

    Специалисты выделяют три основных способа политической коммуникации, основанные на использовании различных средств:

    — коммуникация через печатные (пресса, книги, плакаты и т. д.) и электронные (радио, ТВ и т. д.) средства массовой информации;

    — коммуникация через организации, когда передаточным звеном служат политические партии, группы интересов. Сюда же относится сеть научных и научно-информационных учреждений, консультационных служб, объектом деятельности которых выступает изучение политики и накопление политической информации;

    — коммуникация через неформальные каналы с использованием личных связей.

    В политологии различают два вида политической коммуникации:

    Горизонтальный, — когда коммуникации протекают между разными элитными группировками или взаимодействующими в массовых акциях рядовыми гражданами;

    Вертикальный, — когда отношения устанавливаются между различными иерархическими уровнями макро-политической структуры.

    Было бы неверно судить о коммуникационных отношениях только по вертикальному принципу от элиты к массам. Чем демократичнее общество, тем большее значение приобретает горизонтальный уровень – сопряжение господствующего коммуникационного потока, инициируемого государством, с информационными потребностями и приоритетами гражданского общества, формирующимися на более широкой ценностной основе.

    Кроме того, следует учитывать влияние новых электронных средств связи, позволяющих пользователям более свободно отправлять и принимать информацию как личного, так и общественного характера. Имея компьютер с модемом, люди могут не только общаться друг с другом, но и получать по желанию информацию из какого-либо банка данных.

    Что касается специфических инструментов политической коммуникации можно сказать, что политика все больше и больше использует характерные техники и устоявшиеся приемы современной журналистики. В государственной политике зачастую информация представляется таким же образом, как и в журналистике. Очень высоко стремление к краткосрочности в информации, к негативизму, персонализации. Эти черты – особенности так называемой американизации политической коммуникации. Они направлены на то, чтобы вызвать максимально пристальное внимание граждан и журналистов. Охарактеризуем каждую их этих черт:

    Краткосрочность в принципе означает, что политическая информация все менее относится к общему долго — или среднесрочным событиям. Она также означает, что темы обсуждения и проблемы формулируются в краткосрочном периоде и немедленно выносятся на повестку дня. Эти темы выбираются таким образом, чтобы улучшить собственные политические позиции. К таким техникам относится, например, создание «информационного повода», псевдособытия, которое не произошло бы, если бы их не освещали СМИ. Исследователи полагают, что многие политические события на самом деле всего лишь искусственно созданные информационные поводы.

    Персонализация заключается в том, что, прежде всего, внимание фокусируется на политических лидерах и кандидатах, при одновременном снижении внимания к идеологии и программе партии. При персонализации кандидат представляется как всемогущий менеджер, способный на решение любых политических проблем. Конфликты по поводу политических программ отходят на второй план.

    Негативизм обозначает проведение «негативной стратегии» политической кампании, в контексте которой посредством разнообразных изощренных способов, прежде всего, распространяется негативная информация о политическом оппоненте.

    Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

    Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

    Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

    © cyberpedia. su 2017-2020 — Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
    Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

    , одновременно выступает в качестве компонента, обеспечивающего гомеостатическую устойчивость политической системы как целостного образования, находящегося в непрерывном взаимодействии с изменяющейся социальной средой.

    Cyberpedia. su

    20.10.2017 12:57:36

    2017-10-20 12:57:36

    Источники:

    Http://cyberpedia. su/3x41fe. html

    Нормативная политическая система

    Политическая система общества, опираясь на собственные экономические и политические, социальные и идеологические, а также нормативные основы, создает свой собственный базис, при помощи которого происходит ее развитие. Остановимся более подробно на нормативной основе политической системе, ответив на следующие вопросы:

    • что представляет собой нормативная основа?
    • каковы ее составляющие и назначение?

    В первую очередь отметим, что она служит формой регулирования политических отношений, обеспечивая необходимый уровень организации, стабильности и устойчивости всей системы.

    Замечание 1

    Стоит также обратить внимание на тот факт, что в виду многообразия социальных норм, разные авторы выделяют разные составляющие нормативной основы.

    С точки зрения одних, ее слагаемыми следует считать право, нормы общественных организаций, нормы «государственной и общественно-политической жизни». Другие также относят нормы морали, права, общественных организаций, партийные решения, традиции политики, определенные обычаи. Однако приведенные примеры также свидетельствуют о том, что неотъемлемым атрибутом нормативной основы всегда выступают социальные нормы, под влиянием которых и происходит название рассматриваемой основы.

    Замечание 2

    При этом важно сделать замечание, что далеко не все нормы будут образовывать основу нормативной системы. К числу необходимых норм следует относить только те из них, которые оказывают непосредственное регулирующее воздействие на отношения по осуществлению власти.

    Таким образом нормативная основа политической системы общества состоит из следующих компонентов:

    • нормы и принципы, наделенные политическим содержанием;
    • нормы и принципы актов партийных органов и общественных организаций;
    • традиции и обычаи политики;
    • нормы и принципы морали/нравственности.

    Готовые работы на аналогичную тему

    Рисунок 1. Нормативная подсистема политической системы общества. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

    Акты нормативной основы политической системы общества

    Самыми важными из их числа являются конституции. Своим содержанием он отражают духовный и политический, а также социальный и экономический строй. Поэтому конституции следует рассматривать не только с точки зрения правового или материального аспекта, но и в рамках других аспектов, которые способны отразить все стороны разных сфер общества.

    Не стоит забывать, что довольно важную роль в данном случае имеет два аспекта: политико-идеологический и юридический. В связи с этим конституции можно разделить на две группы:

    • старые или традиционные, принимавшиеся в периоды правотворчества на Западе;
    • новые, появившиеся после Второй мировой войны.

    Отдельно рассмотрим каждую из групп. Для большей наглядности приведем для начала ряд примеров. К первой группе относятся конституции: США, Бельгии, Норвегии, Люксембурга, Швейцарии и многие другие. Ко второй: Италии, ФРГ, Японии и Греции и другие.

    Первая группа конституций была призвана отражать и защищать послефеодальную эволюцию на следующих этапах. Однако на отдельной «ступени» располагаются конституции Англии и Австрии, Ирландии и некоторых других государств.

    Вторая группа была призвана отражать и закреплять лишь отношения, такие как общественные, институты или учреждения, которые, как было отмечено выше, складывались в период после Второй мировой войны.

    Нормы права, составляющие конституции хоть и являются важной составляющей, но не исчерпывающей частью нормативной политической системы общества. В связи с этим отдельно остановимся на других составных частях нормативной политической системы.

    Составные части нормативной основы политической системы

    Как отмечалось выше, нормативная основа политической системы общества состоит из следующих компонентов:

    • нормы и принципы, наделенные политическим содержанием;
    • нормы и принципы актов партийных органов и общественных организаций;
    • традиции и обычаи политики;
    • нормы и принципы морали/нравственности.

    Важно отметить, что большое значение играют политические нормы, отражающиеся в уставах, нормативных актах. Они образуются целостность и единство организаций, фиксируя единство власти – «превращение авторитета идей в авторитет власти». Говоря о политических традициях и обычаях, следует понимать, что характерными для них чертами являются повторяемость, относительная устойчивость, преемственность, эмоциональность.

    Примечателен также тот факт, что в современных политических отношениях применяется немалое количество обычаев и традиций, в качестве примера которых можно назвать:

    • функционирование политической оппозиции;
    • многопартийность;
    • существование принципа разделения властей и многое другое.

    Особенностью таких традиций и обычаев является тот факт, что они очень тесным образом связаны с государством и его политической жизнью. В ряде случаев такая связь и сочетание приобретает санкционированный характер, в ряде случаев с законодательным закреплением. Таким примером может служить Акт о министрах короны 1937 г, в котором законодательно закрепляется оппозиция. Из данного Акта следует, кого можно рассматривать лидером оппозиции, каким образом решается вопрос оппозиционной партии. Вместе с тем, влияние политических обычаев и традиций не ограничивается какой-либо одной сферой жизни, а функционируют во всех возможных направлениях, конкретизируя определенные нормы поведения.

    Однако такую же важную роль как традиции и обычаи играет и моральная основа политической системы, устанавливая к участникам отношений требования и обязанности шире, нежели возлагают другие нормы. Нормы морали служат не только отражением общественных обязанностей, но и показывают процесс осознания личностью своего значения на уровне общества. Одной из отличительных черт норм морали можно отметить тот факт, что благодаря своей гибкости принципы и нормы регулируют политические отношения самостоятельно, не пересекаясь с другими принципами и нормами.

    Отметим, что особенно важным для нормативной основы является тот факт, чтобы политические нормы опирались на нормы и принципы морали человечества, давай ей возможность пронизывать их и определять черты.

    Закон и общество — Oxford Handbooks

    Абель, Р. Л. 1974. А сравнительная теория институтов спора в обществе. Закон и общество Review , 8: 217–347. Найдите этот ресурс:

    — и Lewis, P.S.C. (ред.) 1988. Юристы в обществе , 3 тома. Беркли: Калифорнийский университет Press. Найдите этот ресурс:

    Albiston, C. 1999. Верховенство права и судебный процесс: парадокс проигрыша через победу. Law and Society Review , 33: 869–910. Найдите этот ресурс:

    Alschuler, A. 1979. Сделка о признании вины и ее история. Обзор закона и общества , 13: 211–46. Найдите этот ресурс:

    Bell, J. 2002. Борьба с ненавистью: правоохранительные органы, гражданские права и преступления на почве ненависти . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. Найдите этот ресурс:

    Blumberg, A.S. 1967.Юридическая практика как игра на доверие: организационная кооптация профессия. Law and Society Review , 1: 15–39. Найдите этот ресурс:

    (стр. 301) Боханнан, П. и Гекльберри, К. 1967. Институты развода, семья и закон. Law and Society Review , 1: 81–102. Найдите этот ресурс:

    Boyum, K. O. and Mather, L. 1983. Эмпирические теории о судах . Нью-Йорк: Лонгман.Найдите этот ресурс:

    Brigham, Дж. и Харрингтон, К. 1989. Реализм и его последствия: исследование современные социологические исследования. Международный журнал социологии Закон , 17: 41–62. Найдите этот ресурс:

    Калавита, К. и Серон, К. 1992. Постмодернизм и протест: восстановление социологического воображения. Право и Обзор общества , 26: 765–72.Найдите этот ресурс:

    Каспер, Дж. Д., Тайлер, Т., и Фишер, Б. 1988. Процессуальное правосудие в делах о тяжких преступлениях. Law and Society Review , 22: 483–507. Найдите этот ресурс:

    Cicourel, A. V. 1967. Родство, брак и развод в сравнительном семейном праве. Закон и общество Review , 1: 103–29. Найдите этот ресурс:

    Conley, J. M. and О’Барр, В. М., 1990. Правила против отношений: этнография права. Беседа .Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Coutin, SB 2000. Легализация переездов: борьба сальвадорских иммигрантов за право на жительство в США . Анна Беседка: University of Michigan Press. Найдите этот ресурс:

    Dezalay, Y. and Гарт, Б.Г. 1998. Добросовестные сделки: Международный коммерческий арбитраж и Создание транснационального правопорядка .Чикаго: Чикагский университет Пресса. Найдите этот ресурс:

    Дворкин Р. 1977. Получение прав Серьезно . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

    Эдельман, Л. и Сучман, М. 1999. Когда судятся «имущие»: размышления об организационной интериоризация права. Law and Society Review , 33:941–92. Найдите этот ресурс:

    Eisenstein, J.Б., Флемминг Р. Б. и Нардулли П. Ф. 1988. Контуры правосудия: сообщества и их суды . Бостон: Литтл, Браун. Найдите этот ресурс:

    — и Джейкоб, Х. 1977. Правосудие по уголовным преступлениям: Организационный анализ уголовных судов . Бостон: Little, Brown. Найдите этот ресурс:

    Engel, DM 1984. Песня птицы в духовке: инсайдеры, аутсайдеры и личные травмы в американце сообщество. Law and Society Review , 18: 551–82. Найдите этот ресурс:

    —1999. Послание Президента — установление связей: исследователи права и общества и их предметы. Law and Society Review , 33: 3–16. Найдите этот ресурс:

    — and Munger, F. W. 2003. Права на включение: закон и идентичность в историях жизни американцев с Инвалиды . Чикаго: Издательство Чикагского университета.Найдите этот ресурс:

    Epp, C. R. 1998. The Революция прав: юристы, активисты и верховные суды в сравнительном Перспектива . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Ewick, P. and Silbey, S. S. 1998. The Common Место закона: Истории из повседневной жизни . Чикаго: Чикагский университет Пресса. Найдите этот ресурс:

    Фили, М. М. 1979. Процесс Наказание .Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа. Найдите этот ресурс:

    Feldman, E. A. 2006. Суд по тунцу: закон и нормы на главном рыбном рынке мира. California Law Review , 94: 313–70. Найдите этот ресурс:

    Felstiner, W. L. Ф., Абель Р. Л., и Сарат, А. 1980–1981 гг. Возникновение и трансформация споров: именование, обвинять, требовать… Law and Society Review , 15: 631–54.Найдите этот ресурс:

    Friedman, L. M. 1979. Сделка о признании вины в исторической перспективе. Обзор права и общества , 13:247–60. Найдите этот ресурс:

    — и Ладински, Дж. 1967. Социальные изменения и закон промышленных аварий. Columbia Law Review , 67: 50–82. Найдите этот ресурс:

    Galanter, M. 1974. Почему «имущие» выходят вперед: рассуждения о пределах правовых изменений. Закон и Society Review , 9: 95–160. Найдите этот ресурс:

    Garth, B. and Sterling, J. 1998. От правового реализма к праву и обществу: переформирование права для последних этапов общественно-активное государство. Law and Society Review , 32:409–71. Найдите этот ресурс:

    Genn, H. 1987. Жесткий торг: Out о судебном урегулировании исков о причинении личного вреда . Оксфорд: Кларендон Нажимать.Найдите этот ресурс:

    (стр. 302) Гибсон, Дж. 1989. Понимание справедливости: институциональная легитимность, процедурная справедливость и критическая расовая теория. Обзор закона и общества , 23: 469–96. Найдите этот ресурс:

    Glenn, B. 2000. The изменение риторики отказа в страховании. Обзор закона и общества , 34: 779–808. Найдите этот ресурс:

    Гомес, Л. 2004. Повесть о двух жанрах: о реальных и идеальных связях между законом и обществом и критической расовой теорией.Стр. 453–70 в Сарате 2004. Найдите этот ресурс:

    Гордон, Р. У. 1988. Независимость адвокатов. Право Бостонского университета Review , 68: 1–83. Найдите этот ресурс:

    Gunningham, N. and Rees, J. (eds.) 1997. Специальный выпуск. Law and Policy , 19(4). Найдите этот ресурс:

    Haltom, W. and McCann, M. 2004. Искажение закона: политика, СМИ и судебный кризис .Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Handler, J. F. 1992 г. Президентское обращение — постмодернизм, протест и новое общественное движение. Law and Society Review , 26:697–731. Найдите этот ресурс:

    Haney, C. 2005. Death по замыслу: Смертная казнь как социально-психологическая система . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Ханс, В.С. 2000. Судебное дело: Гражданский суд присяжных и корпоративная ответственность . Новый Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

    — (изд.) 2003 г. Специальный выпуск. об участии непрофессионалов в принятии судебных решений. Закон и политика , 25(2). Найдите этот ресурс:

    — (ред.). 2006. Система жюри: Современность Стипендия . Олдершот: Ашгейт. Найдите этот ресурс:

    Harrington, C.Б. и Уорд, Д. С. 1995. Модели апелляционных разбирательств, 1945–1990 гг. Стр. 206–26 дюймов Созерцание судов , изд. Л. Эпштейн. Вашингтон, округ Колумбия: Конгресс Quarterly. Найдите этот ресурс:

    — и Yngvesson, B. 1990. Interpretive sociallegal. исследовать. Law and Social Inquiry , 15: 135–48. Найдите этот ресурс:

    Hartog, H. 2000. Man and Wife in Америка: история .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

    Хокинс, К. (ред.) 1992. Использование по усмотрению . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    —2002. Закон как Крайнее средство: принятие решений о судебном преследовании в регулирующем органе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Хайнц, Дж. П. и Лауманн, Э. О. 1982. Юристы Чикаго: социальная структура адвокатуры .Нью-Йорк: Рассел Sage Foundation. Найдите этот ресурс:

    — Нельсон, Р. Л., Сандефур, Р. Л., и Лауманн, Э. О. 2005. Городские юристы: новая социальная структура адвокатуры . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Heumann, M. 1978. Сделка о признании вины: опыт прокуроров, судей и защиты Адвокаты . Чикаго: Издательство Чикагского университета.Найдите этот ресурс:

    Heydebrand, W. and Серон, К. 1990. Рационализация правосудия: политическая экономия федеральных окружных судов . Albany: State University of New York Press. Найдите этот ресурс:

    Hunt, A. 1993. Explorations in Law. и общество: к конститутивной теории права . Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

    Jacob, H. et al. 1996. Суды, право и политика в сравнительной перспективе . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

    Kagan, R. A. 2001. Adversarial. Законничество: американский закон . Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет Press. Найдите этот ресурс:

    Kelly, M. J. 1994. Lives of Юристы . Анн-Арбор: University of Michigan Press. Найдите этот ресурс:

    Kidder, R.И. 1983. Связь закона и общества: введение в исследования и теорию . Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall. Найдите этот ресурс:

    Kritzer, H.M. 1991. Давайте Заключить сделку . Мэдисон: University of Wisconsin Press. Найдите этот ресурс:

    —2004. Риски, репутация и вознаграждение: юридическая практика с выплатой непредвиденных расходов в США Штаты . Стэнфорд, Калифорния.: Stanford University Press. Найдите этот ресурс:

    . (стр. 303) — и Силби, С. С. (ред.) 2003. В судебном процессе: делайте «Имеет ли» еще впереди? Стэнфорд, Калифорния: Стэнфордский университет Пресса. Найдите этот ресурс:

    Lempert, R. and Sanders, J. 1986. Приглашение на юридические и социальные науки . Нью-Йорк: Longman. Найдите этот ресурс:

    Levine, FJ 1990. Обращение президента — мурашки по коже и «поиск признаков разумной жизни» в социоправовые исследования: через двадцать пять лет. Обзор закона и общества , 24: 7–33. Найдите этот ресурс:

    Levine, J. P. 1992. Juries and Politics . Белмонт, Калифорния: Brooks/Cole. Найдите этот ресурс:

    Маколей, С., Фридман, Л. М., и Стуки, Дж. (ред.) 1995. Закон и общество: Чтения по социальному изучению права . Нью-Йорк: WW Norton. Найдите этот ресурс:

    McCann, M.W. 1992. Сопротивление, реконструкция и романтика в юридической науке. Закон и общество Review , 26: 733–50. Найдите этот ресурс:

    —1994. Права на работе . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    McIntosh, W. 1983. Частное использование публичного форума: перспектива. роли судов в разрешении споров. Американская политология Review , 77: 991–1010. Найдите этот ресурс:

    Marshall, A.-M. 2005. Противостояние сексуальным домогательствам: закон и политика повседневной жизни .Burlington, Vt.: Ashgate. Найдите этот ресурс:

    Mather, L. 1979. Сделка о признании вины или суд? Процесс разрешения уголовного дела . Лексингтон, Массачусетс: Lexington Press. Найдите этот ресурс:

    —1998. Теоретические рассуждения о судах первой инстанции: юристы, разработка политики и судебные разбирательства по поводу табака. Право и социальные исследования , 23: 897–940. Найдите этот ресурс:

    —2003. Президентское обращение — размышления о воздействии закона (и общества) после 11 сентября: Американский супергерой? Law and Society Review , 37: 263–82.Найдите этот ресурс:

    — ожидается. Вернуть адвокатов. Изучение судебной политики , изд. М. К. Миллер. Нью-Йорк: Оксфордский университет Нажмите. Найдите этот ресурс:

    — Макьюэн, Калифорния, и Майман, Р. J. 2001. Адвокаты по разводам за работой: разновидности профессионализма в Практика . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    — и Ингвессон, Б.1980–1. Язык, аудитория и трансформация споров. Law and Society Review , 15: 775–822. Найдите этот ресурс:

    Maynard, D. 1984. Сделка о признании вины внутри компании: Язык переговоров . Нью-Йорк: Plenum. Найдите этот ресурс:

    Merry, SE 1990. Добиться справедливости и отомстить: правосознание среди рабочего класса американцы . Чикаго: Издательство Чикагского университета.Найдите этот ресурс:

    Миллер, Р. Э. и Сарат, А. 1980–1. Жалобы, претензии и споры: оценка враждебной культуры. Закон и Society Review , 15: 525–66. Найдите этот ресурс:

    Minow, М. и Ракофф, Т. 1998. Является ли «разумный человек» разумным стандартом в мультикультурный мир? Стр. 68–108 в повседневных практиках и проблемных случаях: Фундаментальные вопросы исследования права и общества: Том 2 , изд.А. Сарат, М. Констебл, Д. Энгель, В. Ганс и С. Лоуренс. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета. Найдите этот ресурс:

    Мур, С.Ф., 1978. Право как Процесс: антропологический подход . Лондон: Рутледж и Киган Пол. Найдите этот ресурс:

    Munger, F. (ed.) 1990. Спецвыпуск по лонгитюдным исследованиям судов первой инстанции. Закон и общество Обзор , 24(2).Найдите этот ресурс:

    —2001. Послание Президента: исследование и активизм в праве и обществе. Закон и общество Review , 35: 7–20. Найдите этот ресурс:

    Nader, L. 1969. Introduction. Стр. 1–10 в Право в области культуры и Общество , изд. Л. Надер. Чикаго: Aldine Press. Найдите этот источник:

    — и Todd, H. 1978. Процесс оспаривания: право в десяти обществах .Нью-Йорк: Колумбийский университет Пресса. Найдите этот ресурс:

    Nielsen, L. B. 2004 г. Лицензия на преследование: закон, иерархия и оскорбительные публичные выступления . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. Найдите этот ресурс:

    . (стр. 304) Пратт, AC 1999. Обмакивание пончика: дискреционная власть, закон и Администрация Закона об иммиграции Канады. Социально-правовой Исследования , 8: 199–226.Найдите этот ресурс:

    Rosenthal, D. E. 1974. Адвокат и клиент: кто главный? Нью-Йорк: Рассел Сейдж Фонд. Найдите этот ресурс:

    Сарат, А. 1990. «Закону конец: власть, сопротивление и правосознание благосостояния бедных. Yale Journal of Law and Humanities , 2: 348–79. Найдите этот ресурс:

    —2004. Товарищ Блэквелла по закону и Общество .Мальден, Массачусетс: Блэквелл. Найдите этот ресурс:

    — и Фельстинер, В. Л. F. 1995. Адвокаты по разводам и их клиенты: власть и значение в Судебный процесс . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    — и Шейнгольд, С. A. (ред.) 1998. Адвокатское дело: политические обязательства и Профессиональные обязанности . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    — и Силби, С.1988. притяжение политической аудитории. Law and Policy , 10: 97–166. Найдите этот ресурс:

    Scheingold, S. А. и Сарат, A. 2004. Во что верить: политика, профессионализм и Дело Адвокат . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Schlegel, JH 1995. Американский юридический реализм и эмпирическая социальная наука .Дарем: университет of North Carolina Press. Найдите этот ресурс:

    Schmidt, P. 2005. Юристы и регулирование: политика административного процесса . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

    Шапиро, М. 1972. От публичного права к государственная политика, или «общественность» в «публичном праве». PS , 5: 410–18. Найдите этот ресурс:

    —1981. Корты: А Сравнительный и политический анализ .Чикаго: Чикагский университет Пресса. Найдите этот ресурс:

    Simon, J. 1988. The идеологические эффекты актуарных практик. Обзор права и общества , 22:771–800. Найдите этот ресурс:

    —1999. Закон после общества. Law and Social Inquiry , 24: 143–94. Найдите этот ресурс:

    Skolnick, JH 1994. Justice Без суда: правоохранительные органы в демократическом обществе , 3-е изд.Нью-Йорк: Macmillan. Найдите этот ресурс:

    Smith, R. М. 1988. Политическая юриспруденция, «новый институционализм» и будущее публичного права. Американское обозрение политических наук , 82: 89–108. Найдите этот ресурс:

    Spohn, C. C. 2000. Тридцать лет реформы системы вынесения приговоров: поиск расово нейтрального приговора процесс. Уголовное правосудие , 3:27–501.Найдите этот ресурс:

    Sudnow, D. 1965. Обычный преступления: социологические особенности Уголовного кодекса в должности общественного защитника. Social Problems , 12: 255–76. Найдите этот ресурс:

    Sunstein, C. R. et др. 2002. Штрафные санкции: Как присяжные решают . Чикаго: Университет Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Трубек, Д. М. 1980–1. Построение и деконструкция подхода, ориентированного на споры: послесловие. Law and Society Review , 15: 485–501. Найдите этот ресурс:

    Tyler, T. R. 1990. Why People Соблюдайте Закон . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

    — и Расинский, К. 1991. Процедурная справедливость, институциональная легитимность и признание непопулярные решения Верховного суда США: ответ Гибсону. Закон и общество Обзор , 25: 621–30.Найдите этот ресурс:

    Yngvesson, B. 1993. Virtuous Граждане, деструктивные субъекты: приказ и жалоба в суд Новой Англии . Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

    Zemans, F. К. 1983. Юридическая мобилизация: забытая роль закона в политическая система. American Policy Science Review , 77: 690–703. Найдите этот ресурс:

    Notes on Structural Functionalism and Parsons

    Социология 250

    15-22 ноября 2002 г.

     

    Функционализм и Парсонс

     

    А.Функционализм и социология

     

    Парсонс и функционалистский подход к социология занимает промежуточное положение между классической и современной социология. Некоторые новые социологические подходы были разработаны в Северной Америке до Парсонса. Но Парсонс и функциональный подход к социология стала настолько доминирующей, что к концу 1950-х годов социология и функционализм стал более или менее идентичным (Адамс и Сиди, стр. 345). Это означало, что социология изучала роли институтов и социального поведения в обществе, как они связаны с другие социальные черты и развитые объяснения общества в социальных терминах (Уоллес и Вольф, стр.17).

     

    Начало примерно в то время, когда функционализм стал господствующим, появилось много новых разработок в социология. Микросоциологические подходы такие как символический интеракционизм и изучение индивидуальных и малых групп началось взаимодействие, возможно, потому, что они не были подчеркнуты ранее социологи. Конфликтные подходы также разработана, отчасти в ответ на общепринятую точку зрения функционалистов, и отчасти потому, что функционализм был не в состоянии объяснить новые социальные движения и события в Северной Америке и остальном мире.

     

    К концу 1980-х функционализм и Парсонсы были более или менее дискредитированы и заброшены, заменены различными социологические модели, которые пытались разработать множество нефункционалистских подходы к изучению социологии. Совсем недавно некоторые социологи попытались возродить функционализм. наиболее заметным из них был Джеффри Александер (Уоллес и Вольф, стр. 58-61). В то же время некоторые из альтернативные подходы, которые были разработаны, имеют функционалистские аспекты для их.В результате функционалистская теория и социологию Талкотта Парсонса необходимо изучить, чтобы понять Развитие социологической мысли. В Кроме того, некоторые идеи Парсонса оказались полезными для изучения современный социальный мир.

     

    Б. Введение в функционализм

     

    1. Обзор . Многие аспекты функционалистского подхода к социологии аналогичны других социологических подходов, но с особым упором на функция, взаимозависимость, консенсус, равновесие и эволюционный сдача.Некоторые из этих аспектов:

     

    а. Макрос . фокус макросоциологический, с институтами и структурами, существующими в общество в целом. Это происхождение структурной части структурно-функционального подхода. Функционалистский анализ смотрит на социальные системы как обладающие определенными потребностями, а общество как система социальных структур (экономические, правовые, образовательные, гендерные структуры). Если потребности удовлетворяются, то это социальные структуры, которые удовлетворить эти потребности.Структуры Таким образом, они функциональны в том смысле, что помогают обществу функционировать. Взаимосвязи существуют внутри и между эти структуры, а отдельные лица и группы ограничены этими структуры.

     

    б. Функция . Различные части каждого общества вносят положительный вклад в работу или функционирования системы в целом. Это функциональная часть структурно-функционального подхода. Каждое общество имеет определенные потребности в том, что ряд действий, которые должны быть выполнены для социальной жизни, чтобы выжить и развиваться.Товары и услуги должны быть производится и распределяется для того, чтобы люди выжили, должны быть какие-то отправления правосудия, должна существовать политическая система и некоторая семейная структура должна функционировать таким образом, чтобы обеспечить средства для воспроизводства населения и поддерживать социальную жизнь в повседневной жизни. В структурно-функциональной модели индивидуумы выполняют каждое из этих действий. задачи в различных учреждениях и роли, которые согласуются со структурами и нормы общества.

     

    г. Взаимозависимость и равновесие . Функционализм пытается объяснить отношения различных частей системы друг к другу и к весь. Эти части обычно работают вместе в упорядоченном порядке, без большого конфликта Адамс и Сиди отмечают что этот подход рассмотрел вопросы порядка и интеграции в общества (стр. 343). Различные части обычно находятся в равновесии или движутся к равновесию, скорее с консенсусом чем конфликт, управляющий взаимоотношениями различных частей.

     

    д. Эволюционное изменение . В то время как равновесие, консенсус и статика, а не динамика анализ является наиболее распространенным, есть некоторое обсуждение изменений. Изменения имеют тенденцию быть упорядоченными и эволюционными, а не революционный или с резкими структурными сдвигами. Конфликты или внешние факторы стимулируют приспособление частей к новому равновесию. По мере того, как происходят изменения, различные части общества становятся более дифференцированными, и эти части приспосабливаются к новым потребностям и проблемы.Общества становятся более сложными, с новыми институтами и подсистемами, развивающимися, которые выполняют новые функции, необходимые для бесперебойной работы общества. Обратите внимание на сходство с взглядами Дюркгейма на как развивается разделение труда.

     

    С. Происхождение и влияние

     

    Структурно-функциональная модель взята из множество авторов, но больше всего ассоциируется с Талкоттом Парсонсом. Роберт Мертон – еще один известный социолог, предложивший ряд важных структурно-функциональных теоретических заявления.Все это было социологи, которые были из Соединенных Штатов и провели большую часть своей академической жизнь там. В результате такой подход часто ассоциируется с социологией в Соединенных Штатах.

     

    Функциональный подход был разработан на основе с 1930-х по 1960-е годы в США. Парсонс изучал Вебера и Дюркгейма и перевел некоторые из них. на английский. Таким образом, Парсонс стал основным интерпретатором этих писателей в Америке, и его интерпретация может быть Считается, что влияние этих писателей развилось в определенной способ.Хотя либерал внутри В американском контексте Парсонс использовал концепции и модели Вебера и Дюркгейма для установить социологический подход, который противостоял марксистской точке зрения.

     

    Этот подход доминировал в американской социологии. с 1940-х до начала 1970-х гг. За некоторыми исключениями, это был использовался только социологический подход, а марксистские концепции и подходы почти полностью отсутствует в учебниках по социологии. Хотя этот подход не был консервативным в смысле пытаясь вернуться в более раннее общество, оно также не поощряло и не поддерживать любые радикальные изменения.В политическом плане он соответствовал либеральному и плюралистическому политическому строю времен холодной войны. подход, который стал доминирующим в американских университетах в этот период. Частью этого было противодействие любому влиянию коммунизм, социализм или марксизм.

     

    В 1960-х годах структурно-функциональная Подход подвергался нападкам и в конечном итоге был дискредитирован. Не удалось объяснить ряд особенности американского общества, такие как бедность, социальные изменения, инакомыслие и продолжающееся влияние и политическая и экономическая власть богатых.Как социологи стали больше читать Вебера и Дюркгейма, стало ясно, что структурно-функциональная интерпретация упустил большую часть тонкости этих писателей. Стало также ясно, что Маркс тоже внес большой вклад в анализ социальной структуры и социальных изменений. Совсем недавно феминистские подходы также атаковали функционализм, утверждая, что структурные функционалисты предоставили оправдание мужских привилегий и игнорирование прошлого и потенциальных вклады женщин.

     

    В канадской социологии функционализм не был таким влиятельным, как в США. Социология была не так развита в Канаде, как в США. некоторые из британских и европейских подходов были здесь более влиятельными. Структурно-функциональная модель также не кажутся применимыми здесь так же, как и в США, отчасти потому, что равенство возможности и индивидуализм не были здесь так сильно развиты. Различные этнические группы и их история также значительно отличались в Канаде от в Соединенных Штатах.Когда канадская социология действительно развивалась, некоторые политико-экономические подходы были включены в канадскую социологию для создать несколько иную дисциплину, чем в США

     

    В результате проблем 1970-х гг. структурный функционализм впал в немилость в изучении социологии. Тем не менее, это по-прежнему важная модель в количество способов. Во-первых, снаружи сама социология, многие аргументы, используемые структурно-функциональным подходом являются популярными объяснениями.Кроме того, некоторые из структурно-функциональных аргументов используются теми, кто находится у власти, чтобы оправдывают неравенство и объясняют ценность их вклада в общество. Это модель консенсуса, которую можно используется для поддержания социального порядка.

     

    Во-вторых, его можно считать социологический аналог многих экономических моделей неравенства. В частности, он хорошо сочетается с человеческим капитальная модель образования и экономики. Его также можно считать аналогом некоторых моделей либерализм в политической сфере.За Например, понятие равенства возможностей должно быть основной частью этого модель.

     

    Третье, даже если оно может обеспечивать и неадекватная модель объяснения, она может быть полезна в качестве модели для описания. Большая часть количественной информации относительно структуры общества была разработана социологами, работающими с точки зрения функционализма. Пока точную связь этих количественных исследований со структурно-функциональным подход может быть неясным, многие количественные анализы делают многие из одинаковых предположения, как это делают функционалисты.Некоторый из них предоставили очень полезные данные для понимания общества и изучение природы социального неравенства.

     

    Д. Талкотт Парсонс

     

    1. Введение

     

    Почти как Дюркгейм, первичный Парсонс заботой на протяжении всей его жизни была проблема порядка в обществе (Адамс и Сиди, с. 349), то есть «как, если бы индивидуумы были действительно отдельными сущностями преследуя свои корыстные интересы, вообще мог быть какой-либо порядок: как быть чем угодно, но только не беспорядком?» (Джонсон, с.116). На практике, люди сотрудничают, и существует определенная степень социальной интеграции. Для Парсонса это исходит из значений общества и социальных акторов основу социального действия можно назвать волюнтаризм. Люди действуют на основе их ценности; их действия ориентированы и ограничены ценностями и нормы окружающих людей; и эти нормы и ценности являются основой социальной заказ (Кнапп, стр. 191-192)

     

    2.Жизнь и влияние

     

    а. Жизнь . Талкотт Парсонс (1902-1979, США) был самой важной фигурой в структурно-функционалистской школе социологической мысли. Он доминировал в социологии в Соединенных Штатах. в течение многих лет, попав в немилость в 1960-х и 1970-х гг. В современной социологии его подход обычно считается устаревшим, хотя некоторые из его идей сейчас рассматриваются более благоприятно и, возможно, в менее консервативном контексте, чем они представлено изначально.

     

    Парсонс родился в Колорадо, учился в восток Соединенных Штатов, а затем поступил в аспирантуру Лондонской школы экономики, а затем в Гейдельберге, Германия. Влияние Вебера все еще было сильным в Гейдельберге, и часть докторская диссертация касалась взглядов Вебера. Парсонс стал профессором Гарварда в 1927 году и оставался там до своей смерти. смерти в 1979 году. В 1937 году он опубликовал свою основная работа Структура социального действия .Эта книга познакомила Вебера с США. США и заложил основу для более поздней работы Парсонса. В 1949 году он был президентом американского Социологической ассоциации, а в 1951 году опубликовал «Социальная система ». Эти работы оставались доминирующими в американской социологии на протяжении 1970-х годов.

     

    б. Влияет . Вклад Дюркгейма в теорию Парсонса будет ясен. Такие понятия, как порядок, солидарность и интеграция, а также некоторые аспекты семейных и половых ролей сходны с то, что есть у Дюркгейма. вклад Вебера может быть менее ясен, но очевиден по нескольким причинам. Во-первых, Вебер занимался (i) анализом социальных структур в целом и (ii) социального действия. Парсонс называл свою теорию действием. теории и утверждал, что социальные явления следует понимать с точки зрения индивидуальное значение, но и должно рассматриваться на уровне коллективного действие среди групп акторов. (Тернер, стр. 47). Как и многие функционалистов, Парсонс интересовался теми же вопросами, что и Вебер, а именно: как субъективные состояния акторов влияют на возникающие паттерны социальных организации и наоборот? (Тернер, с.47). Он называл свой теоретический подход общей теорией системы действия.

     

    Парсонс разработал множество концепций и разработать концептуальные схемы, которые можно было бы считать идеальными типами Веберовский тип. Они подчеркнули важные черты социальных систем и того типа, который Парсонс считал важно для целей его анализа социальной интеграции. Они считались полезными в различных контексты, а также средство сравнения конкретных ситуаций, чтобы увидеть, в какой степени которым они соответствуют или отклоняются от этих идеальных типов.(Абзац на основе Тернера, стр. 47-8).

     

    3. Системы действий

     

    Парсонс провел анализ психология, экономика, политика, социология и все общественные науки, хотя многое из этого так и не было завершено. За Парсонс, существует множество систем или системы действий, в которых части связаны (Адамс и Сиди, с. 350). Система – это то, что имеет граница, так что есть внутренняя и внешняя среда составляющих систему.Примеры системы — это социальные, культурные и личностные системы (Уоллес и Вольф, с. 28). Системы имеют взаимозависимые части, порядок или равновесие, а также стремление поддерживать границы и отношения частей к целому. Это может быть обществом в целом, структурами или институтами внутри общества (экономика, правовая система, религиозные институты) или более мелкие подсистемы (семья или личности), которые составляют часть общества. Это системы действия в том смысле, что они включают социальное действие, и каждая система имеет определенные потребности или условия, которые необходимы для выживания и продолжения работы системы.Системы также имеют цели, которые могут быть созданы в результате потребностей. и желания членов этих систем.

     

    Физическая аналогия системам Parsons — это система отопления или охлаждения здания. Здание имеет границы, внешнюю и внутри, а границы обычно фиксируются или сохраняются с течением времени. В системе есть взаимозависимые части которые работают вместе, чтобы поддерживать определенный уровень температуры в строительство.Термостаты и печи или кондиционеры используются для обогрева или охлаждения здания, и это саморегулирующиеся, поддерживающие определенную равновесную температуру.

     

    Парсонс прежде всего интересовался социальной системы, рассматривая ее как прерогативу социологии и исследуя социальные взаимодействие и отношения между людьми. Система личности, касающаяся человеческой мотивации и ориентации, лежит в основе общественного строя. Люди могут быть мотивированы культурой и социальными факторами, смотрящими для одобрения в социальных отношениях.Индивидуальная личность рассматривалась как совокупность биологических влечения и культура, а актеры относительно пассивны. Побуждения могут исходить из поведенческих или биологический организм, с его организацией… подверженный влиянию процессов кондиционирования и обучения, которые происходят в жизни человека. Ритцер (стр. 249) отмечает, что Парсонс был бы против социобиологической интерпретации, утверждая вместо этого, что биологические диски были социально развиты.

     

    Над социальной системой стоит культурная система, система шаблонных и упорядоченных символов.Хотя он создан людьми, это социальный запас знания, символы и идеи (Ритцер, стр. 247). Это включает в себя язык и другие формы общения, системы нравственности и всех общих знаний людей. Парсонс называет это культурным традиции, и утверждает, что элементарная коммуникация невозможна без некоторого степень соответствия «условиям» символической системы. (Парсонс, 1951, с. 11). Символы интерпретируются отдельными лицами и отдельными субъектами в различных ситуациях, чтобы они могли реагируют на них несколько иначе.За социальное взаимодействие, важно, чтобы была стабильность в система символов, стабильность, которая должна распространяться как между людьми, так и на время, [и], вероятно, не могло бы поддерживаться, если бы оно не функционировало в коммуникативный процесс при взаимодействии множества акторов. (Парсонс, 1951, с. 11).

     

    Поскольку он состоит из символов, культурная система может легко перемещаться между системами и сильно влиять на другие системы.Обратите внимание, что это отдельная систему, и такую, которая не может быть сведена к аспектам социальной системы. Воздействует на социальную систему, создавая нормы и ценности, которые определяют социальное поведение и систему личности через социализация и обучение. Учитывая способность культурной системы влиять на другие системы и контролировать их, Парсонс стал рассматривать себя как культурного детерминист (Ритцер, стр. 247).

     

    Социальный Система . социальная система была главной заботой Парсонса.Это общество в целом или различные институты, такие как семья в обществе. Парсонс определение социальной системы:

     

    Социальная система состоит из множества отдельных акторов, взаимодействующих друг с ситуация, которая имеет по крайней мере физический или экологический аспект, субъекты, которые мотивированы тенденцией к «оптимизации удовлетворение» и чье отношение к их ситуациям, включая каждого другое, определяется и опосредуется в терминах системы культурно структурированных и общие символы (Парсонс, 1951, стр.5-6).

     

    Базовый блок системы Parsons был статусно-ролевой связкой или комплексом. Это структурные элементы, а не характеристики личности или взаимодействия. Скорее они подобны позициям в модели стратификации. Статус – это структурная позиция внутри социальной системы, а роль — это то, что делает человек, обладающий этим статусом. Например, брат или сестра могут ссылаться к статусу, и есть определенные роли, которые обычно связаны с эти статусы.Обратите внимание, что эти статусы не обязательно должны быть иерархическими, как в модели стратификации.

     

    Парсонс считал, что в рамках этой социальной системы потребности системы как важные, а индивидуумы выполняли определенные системы функции, взяв на себя различные роли в качестве средств выполнения функции их статусы. Физические лица обсуждается Парсонсом как выполнение действий по поддержанию порядка в система. Социализация, образование и обучение у ребенка и непрерывная социализация на протяжении всей жизни являются средства, с помощью которых люди усваивают нормы и ценности общества.Это то, что связывает человека с социальная система в целом. Если Успешность этого процесса социализации означает, что нормы и ценности становятся усваивается людьми, и когда люди преследуют свои собственные интересы, они также служить потребностям общества в целом.

     

    В современном обществе много ролей, статусы и возможности для людей выражать свои различные личности. Для Парсонса это положительная черта социальной системы, и такая гибкая система более умеет поддерживать порядок.Однако, если люди становятся слишком девиантными, существуют механизмы социального контроля, которые либо останавливают девиантность (в конечном итоге на юридическом уровне). Однако в большинстве случаев существуют более сильные механизмы, которые социальные система должна поддерживать порядок. Это процесс социализации и продолжающееся функционирование социализации процесс через всю жизнь. Комментарии Парсонса

    Без преднамеренного планирования с чьей-либо стороны, в нашем типе социальной системы, а соответственно в других — механизмы, которые в определенных пределах способны предвосхитить и обратить вспять глубинные тенденции к отклонение, чтобы попасть в фазу порочного круга, которая выводит его из-под контроля обычных санкций одобрения-неодобрения и поощрения-наказания (Парсонс, 1951, с.319-320).

    Обратите внимание на саморегулирующийся характер этого механизма социального контроля, который развивается.

     

    4. Переменные шаблона

     

    Парсонс построил набор переменных, которые можно использовать для анализа различных систем. Это категоризация способов ориентации личности. системы, ценностные модели культуры и нормативные требования в социальные системы (Тернер, с.58) Они стали способом описания и классификации различных обществ, и ценности и нормы этого общества. Все нормы, ценности, роли, институты, подсистемы и даже общество в целом может быть классифицировано и исследовано на основе этих шаблонные переменные. Для Парсонса эти были необходимы для уточнения теории действия и разработки более четкие спецификации того, какие различные непредвиденные обстоятельства и ожидания акторов могли столкнуться (Уоллес и Вольф, стр.30). Шаблонные переменные настроены как полярные противоположности, которые дают спектр возможных решений и режимы ориентации. Любая актуальная роль или решение может быть комбинацией того и другого, между противоположностями. Однако для Парсонса они представляли собой идеальную типовая концептуальная схема, позволившая провести анализ различных систем частей системы. Пять переменных шаблона следующее.

     

    Переменные шаблона обеспечивают средство рассматривая различные формы, которые могут принимать нормы и социальные действия, и каковы их ориентация есть.Они могут описывать характер социальных норм или основных ценностей, которые определяют и составляют основу для принятия решений в системе личности. Диапазон возможных типов мотивации и действия значительно шире в схеме Парсона, чем у многих классических социологов, по крайней мере, утилитаристы, Дюркгейм и Маркс. Вебер считал мотивацию и смысл ключевыми, но не дал руководства. относительно того, как применять их в целом. Возможно, эти шаблонные переменные можно рассматривать как способ, с помощью которого люди относятся к ситуациям, с которыми они сталкиваются, к типу ориентации и тому, как они, вероятно, интерпретируют смысл в каждом социальном действии.

     

    а. Аффективность и аффективная нейтральность . Нейтральность относится к количеству эмоций или аффект, который уместен или ожидается в данной форме взаимодействия. Опять же, партикуляризм и расплывчатость могут часто связаны с аффективностью, тогда как контакты с другими людьми в бюрократии может быть лишен эмоций и характеризоваться аффективным нейтралитет. Аффективный нейтралитет может относятся к самодисциплине и отсрочке вознаграждения.Напротив, аффективность может означать выражение удовлетворения эмоций.

     

    б. Коллективность или Я . Они подчеркивают степень личного интереса, а не коллективный или общий интерес, связанный с каким-либо действием. Каждое наше социальное действие совершается в социальном контексте, с другими и в различных типах коллективов. Когда люди преследуют коллективную форму действий, то интересы коллектива могут превалировать над личности.Различные формы такие действия, как альтруизм, благотворительность, самопожертвование (в военное время) могут быть включены здесь. Напротив, большая часть экономики и утилитаризм предполагает эгоизм или эгоистичную личность как первичную основу, на которой должен строиться социальный анализ.

     

    г. Партикуляризм и универсализм . Они относятся к кругу людей, которые следует учитывать, в то время как диффузность и специфичность имеют дело с диапазоном задействованные обязательства.Проблема здесь следует ли реагировать на основе общей нормы или реагировать на основе чье-то особое отношение к вам (Уоллес и Вольф, стр. 34). Частное отношение – это отношение с конкретное физическое лицо. Родитель-ребенок или дружеские отношения, как правило, такого рода, когда отношения может быть очень конкретным, но в то же время очень рассеянным. Напротив, бюрократия характеризуется универсальными формами отношений, где каждый должен лечиться беспристрастно и почти так же.Нет партикуляризм или фаворитизм должен распространяться на кого угодно, даже на близкого друга или член семьи.

     

    д. Рассеянность и специфичность . Они относятся к характеру социальных контактов и насколько обширны или насколько узки обязательства в любом взаимодействии. Например, в бюрократии, социальной отношения очень специфичны, когда мы встречаемся или связываемся с кем-то для совершенно особая причина, связанная с их статусом и положением, т.е.грамм. посещение врач. Дружба и отношения родитель-ребенок являются примерами более диффузных форм контакта. Мы полагаемся на друзей в широком спектре виды поддержки, беседа, деятельность и т.д. Хотя на такие контакты могут быть ограничения, у них есть потенциал иметь дело практически с любым набором интересов и проблемы.

     

    эл. Приписка и достижение . Приписывание относится к качествам личности, а часто и врожденные качества, такие как пол, этническая принадлежность, раса, возраст, семейный статус или характеристики домохозяйства происхождения.Достижение относится к производительности, и подчеркивает индивидуальные достижения. За например, мы могли бы сказать, что кто-то достиг престижного положения даже хотя их приписываемый статус был статусом бедности и неблагополучия.

     

    ф. Выразительный и инструментальный . Парсонс рассматривает первую половину каждого пара как экспрессивные типы характеристик и вторая половина паттерн как инструментальные типы характеристик.Экспрессивные аспекты относятся к интегративным и напряженным аспектам. (Морган, стр. 29). Это люди, роли и действия, связанные с заботой о культуре общих задач, как интегрировать группу, и как управлять и разрешать внутреннюю напряженность и конфликты. Это может занять много разных формы, но часто связано с семьей, а точнее с роль женщины в семье.

     

    Приборные характеристики относятся к аспекты достижения цели и адаптации (Морган, с.29). Это характеристики, люди, роли и действия, связанные с идеями, решением проблем, получением задания сделано. Эти задачи часто связаны с мужскими ролями, общественной деятельностью, экономикой или политикой.

     

    Их также можно использовать для обозначения типа общества. Социальные действия и взаимодействие в ранних формах общества скорее характеризовалось выразительные характеристики. В контраст в современных обществах с более сложным разделением труда и дифференциация статусов и ролей, большая часть социальных действий и взаимодействий характеризуется инструментальными характеристиками.

     

    5. Проблемы с функциональной системой AGIL (P)

     

    У социальных систем есть потребности. Чтобы выжить и продолжать, каждый социальная система или подсистема имеет четыре характеристики, которым необходимо соответствовать. Это функциональные потребности системы, комплекс мероприятий, направленных на удовлетворение потребности или потребностей системы. (Ритцер, стр. 240). Первые два необходимы для выживания и продолжения работы, причем последние два являются средством регулирования социальной системы.Эти функциональные потребности можно запомнить по аббревиатуре AGIL.

     

    а. Адаптация (А) . Каждая система существует в среде и должна быть в состоянии адаптироваться к ней. Окружающая среда. В процессе адаптация, окружающая среда также подвергается воздействию и может быть адаптирована к общество. Это мобилизация ресурсы, чтобы система могла выжить, и чтобы можно было что-то сделать для удовлетворения цели системы. В семье или домохозяйства, адаптация может включать в себя получение экономических ресурсов — заработок доход для содержания семьи.За более крупные социальные системы, экономика — это система, которая позволяет системе выживать, расти и меняться. Главным учреждения в экономической сфере, такие как сельское хозяйство, промышленность и услуги предоставляемые через рынок, являются средствами, с помощью которых происходит адаптация. Они выполняют функцию разрешения система, чтобы выжить и предоставлять товары и услуги, необходимые для общества, чтобы работать. Как экономисты описывают экономики, в экономике существует множество уравновешивающих механизмов, которые произвести заказ.Рыночный механизм можно рассматривать как систему, имеющую некоторые тенденции в направлении устойчивые равновесия. Некоторые из правительства учреждения, связанные с экономикой, также помогают выполнять эту функцию. Обратите также внимание на то, как экономика как система изменяет природную среду.

     

    б. Достижение цели (G) . Каждая система имеет определенные цели, связанные с ней. Цели системы должны быть определены, должны быть изложены средства достижения этих целей, а затем эти цели должны быть достигнуты.В рамках социальной системы, государство (политическая сфера и правительство) является важным аспект этого, устанавливая и изменяя цели для общества в целом, и мобилизация участников и ресурсов с этой целью (Ритцер, стр. 246). Государственная бюрократия и др. бизнес-организации и некоммерческие организации помогают внедрять и достигать эти цели. Учреждения меньшего масштаба также имеют цели, например, Университет Регины как система имеет цель преподавания, исследований и общественных работ.В рамках семейной или индивидуальной системы также будут цели, хотя они могут быть не так четко сформулированы, как в официальных организациях. Каждая организация как подсистема имеет определенные цели, и в рамках этого будут позиции с ролями, которые можно сыграть в помощь организации в достижении этих целей. Внутри бизнеса будет маркетинг, производство, финансы и т. д. позиции, каждая из которых играет определенную роль в контексте попытки получать прибыль для бизнеса и помогать бизнесу расширяться.В семье муж и жена, родители а дети — это статусы с ролями для достижения семейных целей.

     

    г. Интеграция (I) . Это средство, с помощью которого социальные отношения и взаимоотношения среди единиц или групп, регулируются. Под интеграцией Парсонс подразумевает необходимость координировать, корректировать и регулируют отношения между различными субъектами или единицами внутри системы в для поддержания функционирования системы (Уоллес и Вольф, стр.39-40).

     

    Как функционируют различные социальные процессы могут возникать напряжения, напряженность и конфликты. Это результат того, как люди относятся к каждому другие, и поскольку разные подразделения выполняют свои задачи и роли, которые необходимо сделано в системе. Средства управления напряженность, рассеивание и разрешение конфликтов и обеспечение упорядоченного могут быть обеспечены средства для ведения деятельности. На уровне общества в целом существует множество учреждения, которые этим занимаются.Религия, образование, средства массовой информации, правовые структуры, полиция и суды – все они играют роль. Ритцер называет их общественное сообщество. Любые учреждения которые помогают распространять общую культуру и укреплять эту культуру посредством в этом помогают ритуальные празднования его ценностей (Кафф, с. 45). Спортивные события можно рассматривать в этом свете — гимны, правила игры, общие пристрастия и т. д. Там, где напряжение велико, может быть потребность в социальном контроле, формальных и неформальных санкциях или дисциплине для соблюдать порядок.В общем, Парсонс считал, что системы развивают автоматические средства интеграции, а роли и организации, помогающие в этом, развиваются. Внутри подсистем существует набор ролей, которые делают это, хотя они не всегда могут быть специализированными. Например, в образовательных учреждениях учителя выполняют роли адаптации, достижения цели и интеграции в рамках своей деятельности.

     

    д. Задержка (L) или обслуживание шаблона (P) . Это функция обслуживания шаблона и Парсонс также называет это культурно-мотивационной системой (Parsons, 1967, с. 261). Они называются латентными, потому что они не всегда могут быть такими очевидными, как A, G или I. функции. По Парсонсу, « Все институционализации включают общие нравственные и другие ценности. Таким образом, коллективные обязательства являются аспектом каждого институционализированная роль. Но в определенных В контексте выбора ориентации эти обязательства могут быть латентными… . (Парсонс, 1951, стр. 99). Даже если они существуют, они могут быть неочевидны и, таким образом, скрытый Испытание их природы будет быть для определения реакции акторов в конкретной ситуации.

     

    Организации и роли, выполняющие латентные функции можно рассматривать как функции, обеспечивающие, поддерживающие и обновляющие как мотивация отдельных людей, так и культурные модели, которые создают и поддерживать эту мотивацию (Ritzer, p.242). Парсонс называет их фидуциарными, то есть основанными на доверии. На уровне социальной системы это школы, образовательные учреждения и главное учреждение, которое заинтересовано латентной функцией является родство и семья или другие формы личной отношения. При этом досуг, привязанность, любовь, секс и дружба могут играть важную роль. Люди обеспечивают комфорт, утешение и облегчение друг другу, тем самым снижая напряженность или удерживая ее в управляемых пределах. пределы.Кроме того, социализация является основная функция в отношении воспитания детей, а также в отношении к продолжающейся социализации, которая происходит на протяжении всей жизни. Для Парсонса роль женщины здесь была ключевой, как будет видно в следующем разделе о семье. Внутри организаций может быть мало латентные функции как явная часть организации, но люди внутри любая организация разрабатывает их самостоятельно или приходите в организацию с эти функции развивались.

     

    Хотя у Парсонса был консервативный взгляд на женщины и семья, по крайней мере, он признавал важность скрытого функцию, и он ставит в один ряд с тремя другими функциями, которые должны быть частью любой системы. Для Маркса соц. воспроизводство играет ту же роль, что и латентная функция, но Маркс провел мало времени, анализируя это, более или менее принимая это как должное. Вебер и Дюркгейм уделяют мало внимания эту функцию, хотя Дюркгейм, по-видимому, осознавал проблему и возможно, рассматривал его в некоторой степени аналогично тому, который был принят Парсонсом.

     

    Функции AGIL должны существовать вообще уровнях, в обществе в целом и в каждой подсистеме. Это могут быть не сознательно выработанные функции, а роли и функции могут быть разделены между организациями или отдельными лицами. В традиционных обществах большинство из них функции были бы сосредоточены в семейных и родственных структурах, а местные сообщества. В этих обществах возможно, была небольшая дифференциация функций, хотя культура и интеграционная функция часто ассоциировалась с религией.По мере развития общества эти функции имеют тенденцию развиваться, когда разные институты развивают разные функции, и с различными функциями, развивающимися в каждой организации. Специализированные функции и роли развиваются, и специализированные учреждения для их выполнения также развиваются, и лучше всего иметь специализированные роли и специализированные учреждения для выполнения функций современное сложное общество. Это может развиваться эволюционным образом, без какого-либо сознательного рассмотрения, во многом как естественное развитие дюркгеймовского разделения труда.Или, как в бюрократии, они могут быть сознательно разработанные организационные структуры. Кое-что из этого можно увидеть, изучив точку зрения Парсонса на изменения.

     

    6. Анализ семьи Парсонсом

     

    В традиционных обществах, где семьи были основой для социальной организации, многих социальных функций (AGIL) проводились в семье или в родственных группах. Даже в средние века было мало различие между общественным и частным, а семья и домашнее хозяйство служили функции производителя, потребителя и воспроизводителя.По мере развития разделения труда в новое время многие из функции, ранее выполнявшиеся в семье, стали выполняться в других учреждения. Роль продюсера вообще стали частью экономических структур общества и обособились из домашнего хозяйства. Позднее некоторые из социализационная функция оторвалась от семьи и перешла к воспитательной институты или функции социализации и образования стали разделены. Хотя некоторые аналитики рассматривал это как указание на упадок в семье, Парсонс утверждал, что социальная эволюция и изменения привели к изменению функций семья.Это часть разделения функций AGIL друг от друга, так что отдельные структуры, учреждения и статусы несут ответственность за выполнение каждого из этих четыре функции. Парсонс рассматривает это положительно влияет на функциональную дифференциацию, утверждая, что специализированные роли означают, что функции могут выполняться лучше. Хотя эта специализация может создать проблемы интеграции, также быть новыми ценностями, правилами и нормами, которые ведут к новым формам интеграции в более сложное и продуктивное общество.

     

    В семье, обществе (работе) и частные (домашний) стали разделены, с изобретением романтической любви и развитие внутрисемейного разделения труда по половому признаку способствует это разделение. Экономические организации должны развивать систему власти, независимую от родства (Кнапп, с. 205). Для Парсонса семья служит две основные функции в современном обществе: (а) социализация детей, и (б) стабилизация взрослых личностей населения общество (Морган, с.27). Это может быть важнейшими функциями общества считаются в первую очередь интегративная (I) и латентные (Л), создающие проблемы для общества, если они не выполняются. Слишком часто прежние, классические теоретики воспринимал их как должное и считал, что они выходят за рамки социологический анализ.

     

    Структура современной нуклеарной семьи можно проиллюстрировать следующим образом (из Моргана, стр. 29). Обратите внимание, что в семейной структуре есть два аспекта. из которых можно свести к другому.


     

    Лидер

     

    Мощность

    Взрослый Взрослый мужчина Женщина

    (Отец) (Мать)

     

    Инструментально-выразительный

     

     

    Мужской Ребенок женского пола Ребенок

    (Сын) (Дочь)

     

     

    Последователь

     

    Источник: Д.HJ Morgan, Социальный Теория и семья , Лондон, Рутледж и Кеган Пол, 1975, с. 29.

     

    Идет процесс социализации вертикальной оси, и эта ось поколений является основной формой, в которой Парсонс считает, что власть осуществляется в семье. Отец является главой семьи в том смысле, что он представляет семью единица, и власть осуществляется родителями над детьми. Это для блага детей. Напомним, что власть для Вебера часто легитимна, и большая часть власти в семье воспринимается подчиненным как законный.Джонсон отмечает, что Парсонс не изображал отца доминирующим над женой и детьми, а только обладающие властью в силу того, что они являются их представителями (Джонсон, стр. 124). Таким образом, Парсонс, возможно, проигнорировал власть что мужья имеют над женами, особенно когда различные виды деятельности учитываются мужья и жены и разница в доходах.

     

    По горизонтальной оси, Парсонс утверждал, что инструментальную роль должен выполнять муж.Для того, чтобы выжить, семья нуждалась в доходах от занятий мужа, а семья также зависело от экспрессивной и интегративной активности жены. Это может включать попытки ответить на психологические потребности мужа и детей, обеспечение заботы и тепла и заботы о семье и бытовых нуждах. Это было функционально (а) для всей семьи единицей, а также (b) функциональной для супружеской солидарности, потому что это мешало потенциально разделяющая конкуренция между мужем и женой.Он также был функционален для (c) общества как целом, обеспечивая связь частной семьи с обществом (через муж). Джонсон отмечает, как это подвергся критике со стороны многих, но считает, что Парсонс был прав, делая власть и инструментальные/выразительные функции как самостоятельные измерения. Мощность может быть как инструментальной, так и выразительно, хотя и в разных формах. (абзац основан на Джонсоне, стр. 125).

     

    Парсонс видел социализацию в семье как имеющий два различных аспекта: (а) это способ, которым индивидуум усваивает культуру общества или группы, и (б) это процесс посредством чего человек учится и готовится взять на себя автономную роль.Парсонс занимается всем социальным системы, и функционирование этой системы, в то же время, когда он связаны с семьей и процессом социализации. Взрослые должны быть готовы к своим ролям. внутри общества, если общество должно продолжать функционировать, а социализация процесс достигает этого. Семья также автономной и изолированной единицей, а процесс социализации подготавливает каждому ребенку сформировать новую изолированную семейную ячейку.Морган отмечает, что это объединяет взгляды Фрейд (развитие личности) и Дюркгейм (интернализация культура). Каждый проигнорировал вклад другого, и Парсонс пытается объединить их. Таким образом, социализация — это не просто культурный процесс интернализации. социальных ценностей (культурной системы), но также является одной из форм развития личность (система личности). результатом процесса социализации является то, что личность становится зеркалом образ переживаемой социальной системы.(Морган, стр. 30).

     

    Пока семья изолирована и автономной, она также связана с более широкой системой через отцовскую инструментальная роль. Роль муж и отец должны иметь статус в профессиональной структуре (т.е. работу), и он подвергся бы общественному неодобрению, если бы не имел работа. Социальный статус семьи как в целом основывается на роде занятий и доходах мужа. Эта инструментальная роль служит двойной функция связи семьи с внешним миром и поддержания семьи как жизнеспособный субъект (функция адаптации).Однако в этой роли у мужа есть определенные трудности, потому что (а) работа сама по себе может быть неудовлетворительной, (б) мало шансов на реальное социальное отношения вне семьи, и (c) семья и деятельность вне семьи могут иметь противоречивые требования.

     

    Выполняя экспрессивную роль, жена так же необходима для нормального функционирования семьи. Она не только заботится о детях и не только общается с ними, но и оказывает эмоциональную поддержку мужу.При этом ее роль также заключается в обеспечении для внутреннего содержания семейной ячейки. Она также связана с обществом в целом через семью и друзей. и они, несомненно, служат руководством для оказания помощи в процессе социализации. В то же время в ней существуют напряжения. роль. Есть штаммы, связанные с (а) роль социализации в отличие от эмоциональной поддержки мужа роль. Существует также (b) столкновение между идеология равенства возможностей и роль жены и матери.Отметим также, что отдельный член семьи может выполнять более одной роли. За например, роли жены и матери часто отождествляются как одна роль, когда на самом деле их правильнее было бы рассматривать как разные роли. Как жена, взрослая женщина в семейной ячейке может не иметь большой силы, возможно, не только из-за мужского доминирования, но из-за к ограниченным возможностям женщин получать доход. Как мать, взрослая женщина в этом отделении может обладают значительной властью и статусом.Джонсон отмечает, что женщины как жены, как правило, относительно бессильны по сравнению с женщинам как матерям (стр. 127).

     

    Несмотря на эти напряжения и конфликты, Парсонс считает, что нуклеарная семья с таким строгим разделением ролей хорошо подходит для современного индустриального общества. Дифференциация по полу функциональна для индивидуума, семьи, и общества в целом. За Парсонс, наличие определенности статуса важно как для отдельных участие, и для детей, которые ищут образцы для подражания.Неопределенность и путаница в половой роли определение может нанести ущерб отдельным личностям и социальной системе в целом. (Морган, стр. 30-38).

     

    Критика теории семьи Парсонса . Парсонс анализ семьи был подвергается большой критике. Фиксированный характер ролей, статичность семьи, жесткое разделение между инструментальные и выразительные роли, недооценка масштабов власти (обычно мужчины), а также по своей природе консервативный и консенсусный характер этого подход, все они были подвергнуты жесткой критике.Парсонс может счесть многие современные семьи неблагополучными. потому что они не выполняют функции, описанные Парсонсом. Некоторые утверждали, что путаница в отношении роли негативно влияют на семью и социализацию, тем самым ослабляя общество. Семья Парсонсов была хорошо зарекомендовавшая себя белая семья в Северной Америке в 1940-х и 1950-х годах, обычно среднего класса или, возможно, рабочий класс происхождения и статуса. Черный, иммигрант, бедняк или рабочий класс семьи, и даже семьи высшего класса, все значительно отличаются от идеальные типы, описанные Парсонсом.Трудно сказать, как бы Парсонс отреагировал на изменения в семейно-бытовые структуры, сложившиеся за последние 20-30 лет снижение числа детей, более старший возраст вступления в брак и деторождения, женщины выход на рынок труда, семьи с одним родителем, смешанные семьи, однополые семьи и т. д. Судя по критериям AGIL, шаблонные переменные и социальная дифференциация, можно утверждать, что эти последние изменения в семье стали необходимыми в результате других социальных изменения, и могут быть функциональными и способствовать стабильности в работе социальная система.

     

    Парсонс взносы . Парсонс ввел обсуждение семьи в основное русло социологии, и разработал анализ социальной системы, в которой семья как неотъемлемая часть, помогающая в латентной и интегративной функциях. Это то, чего нет ни в одном классическом социологи признали необходимым. Признание инструментальной и экспрессивной ролей полезно, и если возможно, чтобы они сочетались в одном и том же лице, с каждым индивидуума, выполняющего различные комбинации из них, эти концепции могут считать более приемлемым.Джонсон утверждает, что Парсонс смог отделить власть как понятие от инструментально-выразительной концепции, и что эта многомерность функционализм — полезный подход. В В этом смысле Парсонс использует веберианские методологические подходы. Возможно, некоторые из этих концепций и подходы могут быть объединены с феминистскими или другими теоретическими подходами к создать более полную модель социальной системы.

     


    Каталожные номера

    Адамс, Берт Н.и Р. А. Сиди, , социологический Теория , Тысяча дубов, Пайн-Фордж, 2001

    Козер, Роуз Лауб, Семья: ее структура и функции , Нью-Йорк, издательство Св. Мартина, 1964. HQ728 C6

    Манжета, E.C., W.W. Шаррок и Д. У. Фрэнсис, перспективы in Sociology , третье издание, Лондон, Routledge, 1992. HM66 P36 1984

    Дэвис, Кингсли и Уилберт Э. Мур, «Некоторые принципы стратификации», в Р. Бендикс. и С.М. Липсет, Класс , Статус и Мощность , второе издание, Нью-Йорк, Free Press, 1966, стр. 47-53. ХТ 605 В4 1966

    Грабб, Эдвард Г., Теории социального неравенства: классические и современные взгляды , второе издание, Торонто, Холт, Райнхарт и Уинстон, 1990 г. HT609 G72

    Джонсон, Мириам М., «Функционализм и феминизм: необходимо ли отчуждение?» в Поле Англия, редактор, Theory on Gender / Феминизм в теории , Нью-Йорк, Альдин де Грюйтер, 1993, стр.115-130. Штаб-квартира 1190 Т48 1993

    Кнапп, Питер, Один мир Много миров: Современный Социологическая теория , Нью-Йорк, Harper-Collins, 1994.

    .

    Morgan, D.H.J. Социальная теория и семья , Лондон, Рутледж и Кеган Пол, 1975 год. HQ728. М574

    Парсонс, Талкотт, Социальная система , Нью-Йорк, Free Press, 1951. ХМ51 Р35

    Парсонс, Талкотт, Социологическая теория и современное общество , Нью-Йорк, Свободная пресса, 1967.ХМ51П37

    Парсонс, Талкотт и Роберт Ф. Бейлз, Семья, социализация и Процесс взаимодействия , Гленко, Иллинойс, Free Press, 1955. HQ734 P3

    Ритцер, Джордж, Социологическая теория , третье издание, новое Йорк, МакГроу-Хилл, 1992 г. HM24 R4938.

    Тернер, Джонатан Х., Структура социологической теории , пятое издание, Белмонт, Калифорния, Уодсворт, 1991. ХМ24 Т84

    Уоллес, Рут А.и Элисон Вольф, Contemporary Социологическая теория: продолжая классическую традицию , четвертое издание, Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси, Прентис Холл, 1995

     

    Последнее редактирование ноябрь 22, 2002

    Возврат к социологии 250

     

    выводов из антропологии и политической экологии

    Copyright © 2014 автор(ы). Публикуется здесь по лицензии The Resilience Alliance.
    Перейти к pdf-версии этой статьи

    Для ссылки на эту статью установлен следующий формат:
    Fabinyi, M., Л. Эванс и С. Дж. Фоул. 2014. Социально-экологические системы, социальное разнообразие и власть: выводы из антропологии и политической экологии. Экология и общество 19 (4): 28.
    http://dx.doi.org/10.5751/ES-07029-1

    Синтез, часть специальной статьи «Исследование социально-экологической устойчивости через призму социальных наук: материалы, критические размышления и конструктивные дебаты».

    1 Австралийский исследовательский совет Центр передового опыта по изучению коралловых рифов, Университет Джеймса Кука, 2 География, Колледж наук о жизни и окружающей среде, Университет Эксетера, 3 Факультет антропологии, археологии и социологии, Университет Джеймса Кука

    РЕЗЮМЕ

    Структура социально-экологической системы (СЭС) все больше поддерживает «парадигму устойчивости».«Как и все модели, SES имеет определенные предубеждения. Мы исследуем эти ключевые предубеждения. Мы критически изучаем, как литература по устойчивости к SES пыталась определить и проанализировать социальную сферу. Мы утверждаем, что большая часть литературы по СЭС определяет интересы и средства к существованию людей как связанные в первую очередь с окружающей средой и тем самым недооценивает роль других мотивов и социальных институтов. Мы также подчеркиваем, что литература по устойчивости SES сосредоточена на институтах и ​​организованных социальных единицах, что упускает из виду ключевые аспекты социального разнообразия и власти.Наша ключевая предпосылка заключается в важности междисциплинарных и междисциплинарных точек зрения. Чтобы проиллюстрировать это, мы обращаем внимание на критику более ранней экологической антропологии, которая остается актуальной для современных концептуализаций СЭС, сосредоточив внимание на концепциях социального разнообразия и власти. И мы обсуждаем идеи социальной антропологии и политической экологии, которые отреагировали на эту критику, чтобы разработать различные способы включения социального разнообразия и власти в отношения человека и окружающей среды. Наконец, мы обсудим, как эти взгляды на социальные науки могут помочь улучшить понимание «социального» в исследованиях устойчивости к СЭС.

    Ключевые слова: антропология; политическая экология; власть; социальное разнообразие; социально-экологическая система

    ВВЕДЕНИЕ

    В основе нынешнего использования «парадигмы устойчивости» лежит акцент на социально-экологической системе (СЭС). SES — это модель с сопутствующими предубеждениями и особыми сильными и слабыми сторонами, присущими всем моделям (антропологическим, экологическим, экономическим и политическим). В частности, социальные элементы SES остаются слабо теоретизированными, что подчеркивает необходимость специального выпуска, подобного этому.Мы фокусируемся на том, насколько литература по устойчивости к СЭС склонна определять интересы и средства к существованию людей как связанные в первую очередь с окружающей средой. Это недооценивает роль других мотивов и социальных институтов и отражает ограниченное понимание важности социального разнообразия и власти. Мы обсуждаем идеи социальных наук, в частности, социальной антропологии и политической экологии, чтобы подвергнуть критике концепцию СЭС, уделяя особое внимание концепциям адаптации человека к окружающей среде, социальному разнообразию и власти.Подчеркивая важность междисциплинарного обучения, мы анализируем, как эти социальные науки обращались к аналогичным концептуальным вопросам в рамках своей собственной интеллектуальной истории в ответ на критику более ранних форм экологической антропологии. В заключение мы обсудим, в какой степени это может способствовать более широкому интеллектуальному пониманию «социального» в исследованиях устойчивости к СЭС.

    По мере того, как модель SES переходит от преимущественно экологической основы и аудитории к тому, чтобы стать весьма влиятельной концептуальной основой в более широких академических и политических кругах (MEA 2003, Béné et al.2012), важно подвергнуть предположения и аргументы, которые делает литература SES о социальной жизни, различным дисциплинарным и эпистемологическим перспективам. В последние годы растет признание того, что акцент на отношениях человека с окружающей средой привел к слабому теоретизированию «социального» в модели СЭС. Ученые-социологи попытались устранить эти концептуальные ограничения, предложив новые версии того, из чего должно состоять социальное (Bohle et al. 2009, Cote and Nightingale 2012, Armitage et al.2012, Хатт 2013). Среди множества текущих комментариев и дискуссий, касающихся социальных аспектов модели SES, две заметные темы — это широкий акцент на сложности социальной жизни и социальных процессов (Armitage and Johnson 2006, Armitage 2008, Leach 2008, Crane 2010, Hatt 2013). ), а также роль власти и ценностей (Фабиньи, 2009 г., Хорнборг, 2009 г., Култхард, 2012 г., Робардс и др., 2011 г.).

    Наша ключевая предпосылка – важность междисциплинарных перспектив. Во многих случаях дебаты в рамках определенных дисциплин уже обсуждались аналогичным образом в других областях.Текущие дебаты о социальном разнообразии и власти в литературе по устойчивости к SES могут быть основаны на том, как другие дисциплины и области пытались решить аналогичные проблемы в прошлом. Мы сосредоточимся на том, как концепции внутренней социальной дифференциации (обозначенной здесь как социальное разнообразие) и власти возникли в областях социальной антропологии и политической экологии в ответ на критику более ранней экологической антропологии 1960-х годов. Мы не пытаемся предоставить всестороннее или глубокое описание того, как эти концепции использовались, но сосредоточимся на том, как отдельные темы в этой литературе сместились от точки зрения на окружающую среду как на основное структурное влияние на поведение людей к более широкому подходу, который учитывает учитывать социальное разнообразие и власть.Точно так же мы не стремимся использовать эти идеи просто для критики концепции СЭС, но подчеркиваем их актуальность для концептуализации социального в исследованиях СЭС и до какой степени их можно использовать.

    Мы обсуждаем современные подходы к пониманию социального в литературе по СЭС и более подробно рассматриваем критику ограниченного внимания к социальному разнообразию и власти. Затем мы сосредоточимся на том, как эти две концепции рассматривались в социальной антропологии и политической экологии, а затем обсудим, в какой степени эти точки зрения можно с пользой объединить с перспективой СЭС или сравнить с ней.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Изображение социального в устойчивых социально-экологических системах

    В то время как концепция устойчивости имеет основы во многих областях, включая психологию, образование и здравоохранение, прежде всего в науках об окружающей среде устойчивость систем, а не отдельных лиц, вышла на первый план. Устойчивость описывает свойство системы, то есть устойчивая система может поглощать возмущения без структурных и функциональных изменений. Мышление устойчивости или наука относится ко многим концепциям, используемым для описания процессов изменений, которые отличаются от общепринятого представления о «балансе природы» и линейной зависимости между эксплуатацией и крахом (Scoones 1999, Walker et al.2004, 2006, Абель и др. 2006, Фольке, 2006, Уокер и Солт, 2006). Как Дьют и др. (2010) четко сформулированное, устойчивое мышление не является единым понятием. Он используется многогранно и разнообразно. Исследователи устойчивости не обязательно придерживаются всех концепций науки об устойчивости и не предполагают, что изменения всегда происходят нелинейным, адаптивным образом. Однако они утверждают, что признание того, что изменение может произойти, как описано в науке об устойчивости, имеет важные последствия для того, как мы понимаем окружающую среду, взаимодействуем с ней и управляем ею.И в этом стремлении они почти всегда используют системный подход.

    В последнее десятилетие большое внимание уделялось устойчивости СЭС. Идея тесно связанной СЭС возникла параллельно с мышлением об устойчивости (Berkes and Folke, 1998). В СЭС обратная связь между социальными и экологическими процессами означает, что любое разделение между ними является искусственным. Как было сформулировано Беркесом и Фольке (1998) в работе Linking Social and Ecological Systems , этот системный подход возник в противовес господствующим утилитаристским взглядам на управление природными ресурсами и превращение природы в товар.«Системный подход заменяет представление о том, что ресурсы можно рассматривать как отдельные сущности, изолированные от остальной части экосистемы и социальной системы» (Беркес и Фольке, 1998: 2). Он подчеркивает, что человек является частью природы, а не внешней по отношению к ней и не доминирующей над ней. Структура SES является лишь одним из выражений этой альтернативной точки зрения. Дуалистические изображения природы и культуры подвергались критике в социальных науках много лет назад (Strathern 1980, Cronon 1995, Descola and Palsson 1996).Но такие взгляды не были приняты в традиционной экологии того времени (Berkes and Folke 1998).

    В качестве еще одной точки зрения, относящейся к управлению природными ресурсами, устойчивость объединилась с идеями о SES, и теперь они фактически являются синонимами (Gunderson and Holling 2002). Как и в случае с любой концептуальной моделью, концепция устойчивости SES имеет сопутствующие предубеждения. Хотя недавняя литература более разнообразна (как мы обсудим в конце документа), мы утверждаем, что такие предубеждения по-прежнему сильно влияют на многие взгляды на устойчивость к SES.Мы выделяем три основных предубеждения: (1) тенденция предполагать, что в СЭС знания, ценности и средства к существованию людей связаны в первую очередь с окружающей средой; (2) тенденция агрегировать или гомогенизировать социальную сложность и тем самым предполагать, что интересы, ожидания и опыт людей одинаковы; и (3) ценностное использование устойчивости на социальной арене. Эти предубеждения проявляются в литературе по устойчивости в соответствующем акценте на (1) упрощенных представлениях об адаптации человека к окружающей среде и роли традиционных экологических знаний, (2) институтах и ​​организованных социальных единицах и (3) положительных качествах, связанных с устойчивостью. СЭС.

    Прежде чем обсуждать, как социальная антропология и политическая экология исторически боролись с подобными предубеждениями, мы рассмотрим каждое из этих предубеждений по очереди. Чтобы проиллюстрировать наши три пункта, мы приводим примеры из знаковых текстов и документов по устойчивости. Эти публикации по-прежнему очень часто цитируются в этой области и, таким образом, по-видимому, продолжают служить основой для исследований устойчивости к SES. Сосредоточение внимания на ключевой литературе помогает с ясностью, но может упростить разнообразие исследований, которые теперь подпадают под знамя науки об устойчивости.В нашем обсуждении мы размышляем о некоторых наиболее разнообразных источниках литературы, посвященных границам или рубежам науки об устойчивости (в зависимости от точки зрения).

    Адаптация человека к окружающей среде

    Во всем мире средства к существованию миллионов людей напрямую зависят от окружающей среды. Часто делаются предположения, что институты, связанные с этими средствами к существованию, развиваются в первую очередь как средство регулирования использования людьми природных ресурсов. Это распространено в литературе SES.Например, основная часть исследований традиционных средств к существованию обычно описывает эволюцию институтов и местного адаптивного управления с точки зрения экологических знаний и адаптации к факторам окружающей среды. Например, Беркес и Фольке (1998:17) заявляют: «Полезные уроки управления можно извлечь из обществ, переживших нехватку ресурсов. Это общества, которые приспосабливаются к изменениям и учатся интерпретировать сигналы, поступающие от запасов ресурсов, посредством динамичного социально-экологического процесса, развивая таким образом гибкие институты для преодоления кризисов управления ресурсами.Это утверждение не является неверным, но, возможно, представляет собой узкую интерпретацию институциональных изменений, сосредоточенную на роли влияния окружающей среды. Такие интерпретации окрашивают линзы многих эмпирических работ, способствуя, как мы утверждаем, неполному пониманию институционального возникновения и эволюции.

    Знаковые работы Йоханнеса (1978, 2002), Беркеса (1999) и его коллег (Беркес и др., 2000) послужили поводом для многочисленных дискуссий в литературе по устойчивости СЭС о потенциале традиционных знаний для информирования адаптивного управления и традиционных институтов, таких как как системы табу, чтобы функционировать как инструменты сохранения (Castro and Nielson 2001, Olsson and Folke 2001, Drew 2005, Cinner and Aswani 2007, Davidson-Hunt and O’Flaherty 2007).В некоторых источниках этой литературы признается, что эти учреждения не обязательно предназначались для целей сохранения как таковых , но все же они часто изображаются как возникшие в первую очередь под влиянием окружающей среды. По-прежнему существует значительный интерес к документированию знаний местных жителей о качестве и изменениях окружающей среды, исходя из предположения, что эти знания (или их отсутствие) существенно влияют на нормы и практику людей (Киттингер, 2013 г.). Эта точка зрения отражает функционалистский подход ранней экологической антропологии (см. Ранняя экологическая антропология ).Следовательно, социально-политическое и культурное происхождение многих местных институтов недооценивается или игнорируется. Другие исследования задокументировали, как много институтов возникает для поддержания определенного социально-политического статус-кво, а не для управления или сохранения ресурсов (Кремер, 1994, Ведельд, 2000, Нейланд и др., 2005). Например, исследования показывают, что режимы открытия и закрытия традиционных табу связаны в первую очередь с культурными практиками, такими как смерть и пиршество, или социальными потребностями, и обычно не зависят от состояния ресурсов или других сигналов окружающей среды (Carrier 1987, Lieber 1994, Фоул и др.2011, Коэн и Фоул, 2013). Например, Glaesel (1997) предполагает, что многие традиционные методы, связанные с рыболовством в Восточной Африке, направлены на умиротворение духов, связанных со здоровьем и безопасностью на море. А Шуин (2002) утверждает, что священные леса — это социально-политические артефакты, используемые для поддержания общественного порядка и управления конфликтами — они почитаются, потому что там похоронены предки и лидеры, а не из-за их природных свойств или важности для защиты биоразнообразия. Из-за потенциальных вторичных преимуществ этих культурных норм для управления ресурсами и сохранения биоразнообразия ученые часто реконструируют их как институты управления на уровне сообществ.«Озеленение» этих политических, социальных и культурных практик может скрыть влияние, которое они оказывают на различные социальные группы, и исказить причины, по которым они работают или не работают эффективно для второстепенных целей, таких как управление окружающей средой.

    Акцент на организованных социальных единицах и институтах

    Литература по устойчивости к СЭС все чаще опирается на работы таких ученых, как Элинор Остром, Оран Янг и Фрэнсис Уэстли, которые имеют дело с человеческими аспектами социальных и экологических дилемм и неразрывно связаны с ними (Ostrom 1990, Young 2002, Westley et al. .2006). Однако объединение этих точек зрения с подходом СЭС означает, что социальное обычно рассматривается с точки зрения организованных социальных единиц, таких как агентства, комитеты и сообщества, и системных структур, особенно институтов, а не человеческой деятельности и политических и культурных отношений. Например, выдвигая эвристику для анализа СЭС, Беркес и Фольке (1998:17) объясняют, что «уровнем анализа является не отдельный человек или домохозяйство, а социальная группа, которой может быть небольшое сообщество, район, племенная группа или местное население.Авторы признают, что «даже в пределах небольших, географически ограниченных тематических областей сообщества пользователей будут иметь значительную сложность…» (Berkes and Folke 1998:17). Тем не менее, по сравнению с сильно дезагрегированным социальным анализом, который можно найти в политической экологии и антропологии, аналитическая линза, рекомендованная исследователями устойчивости, делает упор на консенсус и однородность, а не на споры и различия (Hatt 2013). Согласно принципам институционального дизайна Острома (1990), малые размеры групп и однородность сообщества желательны, поскольку они связаны с консенсусом, соблюдением и более устойчивыми правилами.Точно так же в целях развития институциональной теории мириады социальных различий в сообществах могут быть сведены к нескольким переменным «неоднородности» (Волленберг и др., 2007). Как сформулировал Браун (2014), последние взгляды на устойчивость сообщества по-прежнему недооценивают динамику социальных различий. Ограничение экологических знаний или адаптивных способностей однородными сообществами или социальными группами игнорирует различные точки зрения, убеждения, ценности и опыт людей, вовлеченных в управление ресурсами и затронутых им (Cote and Nightingale, 2012).Социальное расслоение по признаку пола, этнической принадлежности, возраста и т. д. является чрезвычайно важной чертой различий в том, как изменение окружающей среды и управление ею осуществляются и воспринимаются разными людьми. В разделе Исторические изменения описывается, как теория социальных наук выдвигала на первый план такие расколы и учитывала их.

    Учреждения также фигурируют преимущественно в концептуализации социального в литературе по устойчивости SES. На это указывает слияние литературы по устойчивости и общественному достоянию (Berkes 2006, Cumming et al.2006, Фолке и др. 2007, Уокер и др. 2009, Биггс и др. 2012), зарождающейся концепции адаптивного совместного управления (Олссон и др., 2004; Пламмер и Армитидж, 2007) и разработке структуры SES для институционального анализа (Остром, 2007). Институты отражают социальные структуры. Как отмечает Култхард (2012), структурные взгляды делают акцент на внешних силах, которые определяют поведение людей. Чрезмерный акцент на институтах может создать слепые пятна вокруг вопросов агентности, которая распределена неравномерно и в основном связана с властью (определения см. в Coulthard 2012 или Davidson 2010).Власть может быть вложена в институты, но основной институциональный анализ имеет тенденцию отдавать приоритет консенсусу и коллективным действиям, а не оспариванию. Например, большая часть работы Острома (2005) подчеркивала важность коллективного выбора и конституционных институтов, посредством которых люди участвуют в формулировании и увековечивании (путем мониторинга и принуждения) институтов, определяющих их собственное поведение. Эти концепции объясняют власть и свободу действий. Однако там, где «пользователи ресурсов» (часто понимаемые как сплоченный коллектив) не вовлечены в коллективный выбор или конституционные институты, проблема выражается прежде всего в несоблюдении и неэффективном управлении природными ресурсами, а не в условиях неравенства, несправедливости, или вредное воздействие на людей.Кроме того, в некоторых исследованиях институтов и СЭС институты изображаются отдельно от социальной подсистемы или вне ее. Янг (2010:379) утверждает, что системы управления столь же «сложны и динамичны, как и социально-экологические системы, для управления которыми они созданы». Разве это не неизбежно, учитывая, что институты, политика и отношения, составляющие систему управления, являются частью ЕЭП? Отличие институтов или систем управления от СЭС предполагает, что системы управления могут быть спроектированы рационально, независимо от путаницы интересов и взаимодействий людей.Ученые из более критических дисциплин, такие как Фрэнсис Кливер, утверждают, что институциональные и экономические теории, лежащие в основе многих работ Острома и других, являются аполитичными, антиисторическими и в высшей степени нормативными (Кливер 2000, Кливер и Франк 2005). Остром (1998) сама писала об ограничениях моделей рационального экономического поведения, ссылаясь вместо этого на ограниченную рациональность. Ее работа не предполагает пассивных или рациональных отношений между людьми и институтами, но в своей цели раскрыть общие принципы институционального дизайна (заметное, важное и необходимое достижение) она преуменьшает локальную и глобальную политику и важность культурного контекста. и значение (Agrawal 2005, Crane 2010).

    Мощность и ценностное использование термина устойчивость

    Устойчивость как системное свойство по своей сути не имеет значения. Как желательные, так и нежелательные состояния системы могут быть устойчивы к возмущениям. Это представлено концепцией ловушек жесткости в науке об устойчивости (Scheffer and Westley 2007). Тем не менее, исследования устойчивости по-прежнему склонны связывать положительные качества, такие как разнообразие, автономия, связь, знания и обучение, с устойчивыми системами (Berkes and Seixas, 2005).Фольке и др. (2003, 2005) предлагают стратегии повышения устойчивости к СЭС, включая (1) обучение жизни в условиях перемен и неопределенности, (2) воспитание разнообразия в его различных формах, (3) объединение различных типов знаний для обучения и (4) создание возможности для самоорганизации и межмасштабных связей. Эти факторы вполне могут обеспечить устойчивость желаемых системных конфигураций, но вряд ли они будут связаны с такими устойчивыми патологиями, как бедность и неравенство. Обратите внимание на недавнее утверждение о том, что «устойчивая социально-экологическая система способствует справедливости, инклюзивности и разнообразию, плюрализму знаний и социальному обучению» (O’Brien et al.2009:6). Мало исследований было сосредоточено на социальных факторах, которые повышают устойчивость ловушек жесткости в СЭС. Это важно для СЭС, где противоречие между эксплуатацией и сохранением системы может означать очень разные результаты для разных людей в пространственных и временных масштабах. Что желательно и для кого, как управлять устойчивостью и кто решает, являются критическими вопросами власти. Даже фундаментальный вопрос о том, существует ли «проблема» или «кризис», которым нужно управлять, часто оспаривается (Forsyth 2003, Walker 2004, Cote and Nightingale 2012).

    Crane (2010) утверждает, что устойчивость экологических компонентов системы может быть реализована за счет социальной или культурной устойчивости людей, чьи убеждения и средства к существованию меняются в результате управления. Дэвидсон (2010) указывает на отсутствие разнообразия в устойчивости доминирующих путей развития, таких как система свободного рынка и зависимость от ископаемого топлива (см. также Shaxson 2011 для анализа давно существующей оффшорной налоговой системы). А Култхард (2012) подчеркивает потенциал адаптации для повышения устойчивости к значительному снижению благосостояния людей.Исследователи устойчивости могут возразить, что компромиссы между экологической и культурной устойчивостью или адаптацией и благополучием являются артефактом масштаба, в котором рассматриваются эти вопросы. СЭС, в которой утрата культурных ценностей в долгосрочной перспективе сведет на нет любые выгоды для экологического статуса, не является устойчивой системой. Действительно, перспектива вложенных систем (панархия) и, например, акцент на быстрых и медленных движущих силах требует, чтобы ученые отмечали отношения и компромиссы в пространственных и временных масштабах.Например, в своем анализе управления водными ресурсами в Южной Африке Эрин Боэнски документирует, как глубокая временная перспектива может отразить меняющиеся социальные ценности, в рамках которых СЭС определяются как более или менее устойчивые (Бохенски и Линам, 2005 г., Бохенски, 2008 г.). На практике даже краткосрочные компромиссы между системными атрибутами и индивидуальными затратами и выгодами имеют значение для людей и, следовательно, должны быть признаны. Как мы утверждаем в Обсуждении и заключении , сосредоточение внимания на социальных победителях и проигравших от устойчивых или преобразованных СЭС может обеспечить гораздо более политически чувствительный подход к науке об устойчивости.

    Исторические изменения в концептуализации социального разнообразия и власти в социальной антропологии и политической экологии

    Критика модели SES сильно напоминает аналогичную критику экологической антропологии 1960-х годов. Мы представляем эти исторические дебаты и описываем, как области антропологии и политической экологии решали некоторые из этих проблем, связанных с социальным разнообразием и властью.

    Ранняя экологическая антропология

    Основываясь на более ранних работах в области антропологии, особенно на подходе «культурной экологии», разработанном Джулианом Стюардом в 1950-х годах (Steward 1955), большая часть экологической антропологии 1960-х и начала 1970-х годов использовала системный подход для понимания взаимодействия между людьми и окружающей их средой. Harris 1966, Rappaport 1968, Piddocke 1969, Vayda 1974, Lee and Devore 1969).Наиболее ярким примером такого подхода была работа Роя Раппапорта (1968) « Свиньи для предков », в которой анализировались ритуальные практики высокогорного общества Папуа-Новой Гвинеи с точки зрения адаптации к естественной среде. Свиней ритуально забивали на большом пиру, как только их популяция становилась слишком высокой, что позволяло восстановить соотношение свиней и людей, а окружающей среде вернуться к своей естественной несущей способности. Распространенным стало использование таких биологических понятий, как калории, экологическая ниша, энергия, грузоподъемность и кибернетика.

    Эта форма антропологии была названа функционализмом или неофункционализмом. Как заметил Орлов (1980: 240) в влиятельном критическом анализе, «термин неофункционализм используется потому, что последователи этого подхода рассматривают социальную организацию и культуру конкретных групп населения как функциональные приспособления, которые позволяют им успешно эксплуатировать свое окружение без превышающие их несущую способность … [Не]эофункционалисты объясняют определенные аспекты социальной организации и культуры с точки зрения функций, которые они выполняют в адаптации местного населения к окружающей среде.В то время этот подход подвергался критике (Friedman 1974, Orans 1975, Sahlins 1978). В широком смысле основное обвинение заключалось в «экологическом редукционизме», отраженном в описании Сахлинсом (1978) этого подхода как исключительно связанного с «белком и прибылью». Экологический редукционизм подразумевал, что социальная организация и культура этих групп населения определялись окружающей средой, исключая обсуждение других социальных процессов и структур. Это также имело параллели с более широкой критикой «структурно-функционалистской» социальной антропологии того времени — антропологи начинали признавать, что объектами их изучения были не первозданные изолированные сообщества, чье поведение было функцией их социальной структуры, а группы людей, чьи истории были сформированы капитализмом, колониализмом и переменами (Leach, 1954, Wolf, 1982; см. также Bell, 2005, где приводится отчет об аналогичной критике Парсонса в отношении функционализма в социологии).Более поздние критические анализы антропологами «Коллапса» Джареда Даймонда (2005) говорят о том же (McAnany and Yoffee 2010).

    В то время как критика «экологического редукционизма» содержала множество элементов [1] (Orlove 1980), мы сосредоточимся на двух выявленных слабостях: невнимании к социальному разнообразию и невнимании к властным отношениям. Во-первых, решив сосредоточиться на местных популяциях как на единице исследования — и действительно на единице естественного отбора в чисто эволюционном смысле — неофункционалистский подход пренебрегал внутренней дифференциацией, игнорируя разнообразие социальных групп внутри этих местных популяций.Во-вторых, как показала формирующаяся область политической экологии, не уделялось внимания более широким социальным, экономическим и политическим структурам, в которые были встроены эти люди. появление моделей поведения и институтов, более ранняя экологическая антропология игнорировала то, что это поведение часто было обусловлено рынками и бедностью.

    В последние годы в литературе по устойчивости появились аналогичные обвинения в функционализме и недостаточном внимании к социальному разнообразию и власти (Hornborg 2009, Hatt 2013).Хотя очевидно, что в литературе по СЭС есть много примеров, которые по-разному рассматривают социальное разнообразие и властные отношения в человеческих популяциях (мы обсуждаем новые примеры из этой литературы в заключении), как теоретическая модель модель СЭС сохраняет оба этих ограничения. Выбирая сосредоточиться на отношениях людей с окружающей их средой и на том, как эта среда формирует поведение, многие работы в области устойчивости и науки о СЭС имеют те же теоретические ограничения, что и более ранняя экологическая антропология.Если модель SES призвана обеспечить теоретическое и концептуальное руководство для взглядов и приоритетов людей, социальное разнообразие и власть — это две области, которые необходимо изучить более глубоко. В следующем разделе рассматриваются способы, которыми социальная антропология и политическая экология опирались на эту критику для решения вопросов социального разнообразия и власти.

    Социальное разнообразие: идеи социальной антропологии

    Развитие экологической антропологии с конца 1970-х годов включало в себя внимание к социальному разнообразию в ответ на многие критические замечания, направленные в адрес более ранней экологической антропологии.Как отмечает Орлов (1980:246), это было частью более широкого сдвига в социальной антропологии «от социальной структуры к социальным процессам, от рассмотрения популяций как однородных к изучению разнообразия и изменчивости внутри них, и от нормативных и правовых аспектов к поведенческим аспектам поведения». социальные отношения.» Мы сосредоточимся на одном примере этого сдвига, который имеет особое значение для модели SES, которая представляла собой переосмысление концепции сообщества. Вместо того, чтобы рассматривать сообщества как пространственно ограниченные, организованные социальные единицы, стремящиеся к гармонии и консенсусу, в последнее время акцент делается на том, чтобы уделять больше внимания «исторической глубине и пространственному масштабу сообщества» (Dove and Carpenter 2008: 39).Это потребовало как большего внимания к связям за пределами того, что обычно считается «сообществом» — например, рынки и торговля, — так и социального разнообразия внутри сообщества (Netting 1990, Brosius et al. 2005). Одно из следствий этого побудило антропологов уделять особое внимание иерархиям, конфликтам и напряженности внутри сообществ. Более распространенные антропологические подходы к окружающей среде в настоящее время обычно сосредоточены не столько на том, как местное население или сообщество будут вести себя по отношению к физической среде, сколько на том, как различные действующие лица и заинтересованные группы внутри этих сообществ взаимодействуют как с их социальной, так и с физической средой.Эта точка зрения привела к подробной антропологической критике того, как концепция сообщества использовалась специалистами по сохранению и развитию с 1990-х годов (Brosius et al. 2005).

    Яркий пример того, как этот сдвиг в теоретизировании сообщества произошел в антропологии, был в Меланезии, регионе мира, где антропология уже давно проявляет особый интерес. Раппапорт (1968), Вайда (1974) и другие неофункционалисты утверждали, что группы масштаба сообщества могут быть достаточно четко ограничены, чтобы обеспечить правдоподобную единицу отбора, в то время как ограничения окружающей среды должны управлять эволюцией адаптивных социальных и культурных институтов.Тем не менее, обзор большей части большого объема меланезийских антропологических работ, начиная с 1960-х годов, которые явно сосредоточены на системах родства и землевладения, демонстрирует ключевые недостатки этого предположения. В большинстве меланезийских обществ права на землю предъявляются через системы исчисления происхождения на основе происхождения, а также через проживание и использование. Права на использование на основе проживания часто со временем укрепляются, чтобы стать равными правам на основе происхождения. Сквозной характер моделей брака и проживания после брака с правилами учета происхождения привел к очень сложным и гибким системам владения землей и морем, которые допускают множественные и конкурирующие интерпретации прав на землю и море (Filer 1990, Фоул и Макинтайр, 2000; Макинтайр и Фоул, 2007).Сложная изменчивость таких систем обычно приводила к глубоким политическим разногласиям внутри групп сообщества в контексте превращения древесины, минералов и прибрежного рыболовства в товар в постколониальную эпоху, что ясно демонстрирует полное отсутствие прочной политической сплоченности внутри этих групп (Filer 1990, 1994, 1997, Отто 1997, Латтас 2011). Это очевидное отсутствие социальной и культурной основы для прочной политической сплоченности, достаточной для коллективного нововведения «адаптивных» институтов, представляет серьезную проблему для неофункционалистского (и во многом СЭС) мышления в этой культурной области.

    В более широком смысле, различия между людьми разного возраста, пола, класса и этнической принадлежности, принадлежащими к семьям с разным статусом и имеющими разный уровень заинтересованности в использовании ресурсов, являются одними из наиболее важных расколов в любом сообществе, которые часто могут быть идентифицированы, но в целях более широкого анализа, как правило, затушевываются или упрощаются в общих категориях «местное сообщество» или «рыбак/фермер» (Walker 2001, Eder 2005, Fabinyi et al. 2010).Конкретные последствия этого изменения взгляда на «сообщество» для модели СЭС заключаются в том, что социальный аспект СЭС состоит из противоречивых и разнообразных человеческих интересов (Кливер, 2000, Армитаж и Джонсон, 2006). Люди не обязательно действуют вместе на благо сообщества — вместо этого социальный элемент СЭС содержит широкий спектр оспариваемых интересов. Это может показаться очевидным моментом, но он преуменьшается или игнорируется системной моделью, которая фокусируется на том, как люди адаптируются к своей среде, или предполагает уровень однородности и общих интересов среди человеческих «популяций».«Любая попытка глубже понять и рассмотреть социальный элемент SES потребует поиска более продуктивного способа решения проблемы социального разнообразия внутри сообществ.

    Во многих недавних социальных антропологиях, сосредотачивающихся на окружающей среде и развитии, важность понятия разнообразных и оспариваемых интересов привела к тому, что все больше внимания уделяется понятию компромиссов (Hirsch et al. 2011, Coulthard et al. 2011, McShane et al. др. 2011, Култхард 2012). В научном и политическом сообществе, занимающемся вопросами окружающей среды, растет признание того, что во многих случаях невозможно достичь взаимовыгодных результатов, и поэтому цель большей части управления должна заключаться в том, как решать и вести переговоры между конкурирующими целями и точками зрения различных заинтересованных сторон.Как Култхард и др. (2011:460) отмечают, что «все изменения природоохранной политики влекут за собой компромиссы между интересами благополучия различных групп и отдельных лиц, зависящих от рыболовных экосистем». Обсуждение компромиссов недавно было включено в литературу по SES (Robards et al. 2011). Хотя выявление и понимание различных точек зрения, которые необходимо согласовать, является хорошим началом, это только начало процесса. Процесс компромисса неизбежно включает в себя властные отношения и соперничество, что приводит к следующему разделу того, как политическая экология решает этот вопрос.

    Власть: выводы из политической экологии

    Междисциплинарная область политической экологии имеет широкий диапазон интеллектуальных истоков, но одно важное из них было основано на критике более ранней экологической антропологии по поводу недостаточного внимания к властным отношениям (Peet and Watts 2002, Robbins 2004). Мы различаем две широкие формы политической экологии (Brosius 1999 a :303): первая опирается главным образом на идеи политической экономии; второй рисунок постструктурной социальной теории.

    Реакция на критику экологической антропологии, основанной на политической экономии, включала в себя широкий спектр неомарксистских влияний (Шанин, 1971, Валлерстайн, 1974, Франк, 1975), которые утверждали, что отношения пользователей ресурсов с окружающей средой опосредованы рыночными и капиталистическими отношениями. В ранних работах по политической экологии подчеркивалось, что экологическое поведение обычно определяется не причинами, непосредственно связанными с окружающей средой, а бедностью и маргинализацией, обусловленными политико-экономическими силами более высокого масштаба (Blaikie 1985, Blaikie and Brookfield 1987).В то время как литература по устойчивости к SES в некоторой степени связана с этими фундаментальными идеями политической экологии (Peterson 2000), меньше внимания уделяется более поздним версиям политической экологии, в которых используется более широкий спектр теоретических подходов. Это отражает присущий этой области фрагментарный характер, поскольку разнообразие подходов, получивших название «политическая экология», затрудняет определение ее как таковой (Brosius 1999 a :303). Одно важное влияние на более поздние формы политической экологии оказали постструктурные взгляды Фуко (1972, 1980) на власть, знание и дискурс.Более поздняя политическая экология характеризуется анализом как материальных, так и дискурсивных споров, утверждая, что практическая борьба всегда является одновременно борьбой за «истину» и смысл — борьба, которая происходит в воображении и репрезентации в то же время, когда они ведутся в материальном мире. (Пит и Уоттс 2002:37). В значительной степени опираясь на работы Фуко (1972, 1980), он подчеркивает, каким образом репрезентации, нарративы и дискурсы формируют то, как люди воспринимают окружающую среду и ведут себя по отношению к ней (см. Agrawal 2005, Tsing 2005 и Li 2007 в качестве примеров влиятельных работ, в которых подчеркивается, каким образом сила и знание имеют значение для отношений между человеком и окружающей средой).

    Работа

    Brosius (1999 b , 2006) об экологических кампаниях среди пенанов в Сараваке, Малайзия, подчеркивает важность этих дискурсивных характеристик. Он показывает, как романтические и эссенциальные образы пенанов, представленные защитниками окружающей среды, искажали и дегуманизировали их, сводя сложную ситуацию пенанов к упрощенным нарративам, которые затем использовались для достижения стратегических целей защитников окружающей среды. Точно так же в отношении традиционных экологических знаний Брозиус утверждал, что эти местные знания и способ их выражения следует рассматривать как форму политического знания, а не только знания об окружающей среде.Его работа демонстрирует, как местное знание обычно выражается местными жителями, которые в первую очередь озабочены политическими проблемами экологических прав и доступа. В прямом противоречии с мнением о том, что местные знания об окружающей среде связаны в первую очередь с управлением окружающей средой или связаны с ним, Брозиус (2006: 136) утверждает, что «важно не то, сколько пенан знают о ландшафте, в котором они живут, а то, как они позиционировать это знание и самих себя в более широких контурах власти» (см. также Filer 2009).Более поздние подходы в политической экологии исследовали, как инициативы по управлению окружающей средой служат для изменения способов, которыми субъекты этих инициатив воспринимают и ведут себя по отношению к окружающей среде, создавая различные мысли и действия (Agrawal 2005, Dressler 2013).

    Более широкое, фундаментальное положение, которое делается в большей части этой литературы, заключается в том, что способы управления окружающей средой (или СЭС) не могут быть сведены к предмету объективного анализа.Это нагруженное ценностями упражнение, которое оспаривается группами с различной властью, которые используют ряд стратегий, включающих обсуждение и обсуждение тех самых способов, которыми экологические проблемы обычно понимаются и представляются. Таким образом, с этой критической дискурсивной точки зрения модель устойчивости СЭС потенциально может рассматриваться как точка зрения, которая фокусирует внимание на определенных интересах (система в целом, отношения человека с окружающей средой, внутренняя ценность этой среды) и маргинализирует другие (см. социальные процессы в мелком масштабе, интересы человека вне или против окружающей среды).Как отмечают Кот и Найтингейл (2012:482), «цель традиционных исследований устойчивости, по-видимому, состоит в том, чтобы правильно представить факты, чтобы их можно было вставить в (смоделированную) систему. С другой стороны, размещение формулировок проблемы устойчивости в спорах о знаниях выдвигает на первый план вопросы о том, чья устойчивость нас интересует и с какой целью». Изучение того, как производятся знания об окружающей среде, неизбежно играет центральную роль в понимании того, как формируются, нормализуются и оспариваются экологические проблемы, процессы и решения.

    ОБСУЖДЕНИЕ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Как отмечают многие критически настроенные социологи, модель SES представляет собой серьезную попытку пересечь дисциплины и построить целостный взгляд на отношения человека и окружающей среды. Однако ключевые ограничения этой точки зрения имеют поразительное сходство с ограничениями более ранних форм экологической антропологии. Мы сосредоточились на трех конкретных элементах, связанных с такой точкой зрения: чрезмерное внимание к тому, как люди адаптируются к окружающей среде, отсутствие внимания к социальному разнообразию и отсутствие внимания к ценностям и власти.Мы рассмотрели, как различные направления социальной антропологии и политической экологии отреагировали на устранение этих ограничений. Теперь мы обсудим потенциальную ценность этих точек зрения для науки об устойчивости и новые примеры в литературе по устойчивости, которые дополняют эти точки зрения.

    Во многих отношениях эта статья и многие обсуждения в этом Специальном выпуске, в более широком смысле, отражают проблемы, связанные с попыткой интегрировать различные формы естественных и социальных наук.Различные интеллектуальные традиции часто имеют принципиально разные предположения и эпистемологии, что может привести к фундаментальным непониманиям среди ученых относительно природы знания (Flyvbjerg 2001). Например, цель большей части позитивистского естествознания состоит в том, чтобы постепенно генерировать кумулятивное знание, которое может давать объективную, обобщаемую информацию, или, говоря словами Кота и Найтингейла (2012) со ссылкой на большую часть литературы по устойчивости к СЭС, «правильно излагать факты». Напротив, более интерпретативные традиции в социальных науках, как правило, придерживаются сильного скептицизма в отношении «великих нарративов», которые пытаются объяснить реальность так, как если бы она отличалась от того, как люди ее воспринимают, измеряют и взаимодействуют с ней.

    Учитывая эти проблемы, возникают трудности при попытке представить одну точку зрения на то, как «социальное» может быть лучше концептуализировано в улучшенной «модели» СЭС. Как отмечает Белл (2005) в критике системной метафоры, существуют серьезные проблемы с идеей поиска «теории всего», и обучение тому, как принимать различия в дисциплинарной перспективе, является фундаментальной частью смысла и обучения. Мы предполагаем, что вместо того, чтобы пытаться эксплицитно интегрировать формы социальной теории в всеобъемлющий «большой нарратив», описывающий природу реальности, может быть более продуктивным принять более скромную цель — просто способствовать более подлинному междисциплинарному диалогу.Хотя этот процесс сложнее, чем создание аккуратных концептуальных моделей и структур, такой междисциплинарный диалог, в котором четко учитываются различные взгляды и точки зрения, может в долгосрочной перспективе оказаться более прагматичным и реалистичным. Хотя критика экологической антропологии, которую мы обсуждали, хорошо зарекомендовала себя, ученым, занимающимся устойчивостью к SES, еще предстоит проанализировать ее в явной форме за несколько десятилетий исследований. Простое поднятие их снова, явно, может помочь исследователям устойчивости понять, что при концептуализации социального им не нужно «изобретать велосипед», а лучше исследовать эволюцию других дисциплин.Мы предложили по крайней мере две отправные точки, где принятие междисциплинарного диалога может быть полезным для исследований устойчивости: важность признания компромиссов и более критическое понимание того, как действует власть.

    На сегодняшний день признанию важности разнообразных и противоречивых интересов в рамках ЕЭП уделяется относительно мало внимания, но в последние годы ситуация изменилась благодаря вкладу ученых в области исследований развития (Béné et al. 2012, Coulthard 2012) и антропологии ( Armitage and Johnson 2006, Fabinyi 2009, Leach 2008), так и в самих исследованиях устойчивости (Duit et al.2010, Робардс и др. 2011). Этот акцент на компромиссах между разнообразными и оспариваемыми интересами в СЭС дополняет работу других ученых в области антропологии, окружающей среды и развития (Hirsch et al. 2011, McShane et al. 2011), которые подчеркивали необходимость сделать торговлю как можно более прозрачными и видимыми. Уделяя больше внимания социальному разнообразию в рамках СЭС, исследования устойчивости смогут лучше понять, как текущие или измененные конфигурации системы по-разному влияют на разных людей.Это необходимо для понимания устойчивости в различных пространственных (например, индивидуальных, домашних хозяйствах, сообществах) и временных масштабах (исторических, нынешних, межпоколенческих).

    Мы также подчеркнули необходимость более критического понимания власти. Хотя понимание различных точек зрения различных групп интересов в ЕЭП важно, властные отношения означают, что эти различные голоса могут быть маргинализованными или привилегированными, легко идентифицируемыми или невидимыми (Brosius 1999 b ).Важно отметить, что власть сосредоточена не только на материальном измерении, но и на дискурсивном. Лучшее понимание дискурсивных аспектов власти в СЭС побудило бы ученых, занимающихся устойчивостью, разобрать, чьи голоса становятся привилегированными, а чьи голоса замалчиваются и почему, в дебатах об устойчивых СЭС. Такая деконструкция не должна опускаться до крайних форм постмодернистских философских дебатов, чтобы быть мощным коррективом технократических точек зрения, которые отрицают существование неравенства (Ferguson 1994, Li 2007, Easterly 2014, Fabinyi et al.2014). Несмотря на некоторый прогресс, достигнутый исследователями устойчивости в этом направлении, мы утверждаем, что остается еще много возможностей для более активного участия в этих проблемах и для более широкого использования подходов, которые помогают нам понять их.

    Существует четыре способа, с помощью которых компромиссы и мощность могут быть лучше включены в науку об устойчивости. Во-первых, и, возможно, это наиболее важно, наше обсуждение показало, как то, как мы формулируем исследовательские вопросы и определяем единицу анализа, определяет виды задаваемых вопросов и ответов.Проще говоря, более явное внимание к различным точкам зрения, конфликтам, спорам, динамике микровласти (внутри сообщества и внутри домохозяйства) и динамике макросистем (доминирующих политических и экономических систем) могло бы значительно изменить вклад науки устойчивости в решение ключевых социальных проблем с экологическими аспектами. бедность, неравенство, безопасность). Будучи более осведомленными о таких перспективах, мы предполагаем, что ученые, занимающиеся устойчивостью, могут проводить более всеобъемлющий анализ, охватывающий большее разнообразие точек зрения.Боле и др. (2009) ясно демонстрирует, как устойчивость городской продовольственной системы в Дакке поддерживалась за счет доступа к недорогим продуктам питания для наиболее уязвимых лиц в ЕЭП. Это было достигнуто за счет явного аналитического внимания к компромиссам между масштабами. Во-вторых, интеграция концептуальных и аналитических идей может предложить новые и практические инструменты для анализа. Наука устойчивости получает все больше информации благодаря исследованиям уязвимости (Нельсон и др., 2007 г., Бене и др., 2012 г.), изменению климата (Томпкинс и Адджер, 2004 г., Адджер и др.2011), социальные инновации (Westley et al. 2011), управление (Duit et al. 2010) и исследования в области развития (Armitage et al. 2012, Marshall et al. 2012). В частности, ученые также пытались интегрировать такие понятия, как адаптивный цикл и теория структурирования (Пеллинг и Мануэль-Наваретт, 2011 г.), адаптивный цикл и предпринимательство (Уэстли и др., 2013 г.), а также социальные и экологические аттракторы (Хэтт, 2013 г.). назвать несколько примеров. В-третьих, с методологической точки зрения, использование подходов, которые позволяют людям размышлять о «значении вещей» или их собственных интерпретациях своей и чужой устойчивости, знаний, адаптивных способностей и свободы воли, может добавить новое, малоизученное измерение в науку об устойчивости (см. и другие.2010 для дальнейших размышлений о концептуальном и методологическом выборе в исследованиях SES). Например, это может включать более активное использование этнографических и других качественных методов исследования (Фабиньи и др., 2010, 2014). Наконец, добросовестный отказ от нормативных предубеждений, часто связанных с мышлением об устойчивости, и сосредоточение внимания на практическом применении и эмпирических результатах устойчивости на практике (будь то хорошие или плохие в целом и для конкретных обществ, групп и отдельных лиц) может способствовать более обоснованному пониманию. устойчивости к СЭС.Использование концепций устойчивости в политике и практике, которые бросают вызов статус-кво (Brown 2014), обеспечивает богатый контекст для более политически чувствительного анализа устойчивости и социальных изменений.

    Таким образом, мы подчеркнули важность понимания того, как другие дисциплины и области подошли к аналогичным концептуальным проблемам, чем те, которые в настоящее время занимают многих ученых, занимающихся устойчивостью к СЭС. Мы сосредоточились на том, как социальная антропология и политическая экология исторически решали проблемы, связанные с более ранними экоантропологическими осмыслениями социального разнообразия и власти.Мы специально определили концептуальные дискуссии, связанные с компромиссами, и научную традицию, сосредотачивающуюся на пересечениях между властью, знанием и соперничеством, как важные области современных исследований. Занимаясь этими областями исследований, ученые, занимающиеся устойчивостью СЭС, могут включить свои идеи в более обоснованные и прагматичные подходы к окружающей среде и развитию.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Это исследование было поддержано Центром передового опыта по изучению коралловых рифов Австралийского научно-исследовательского совета и научным обществом Бранко Вайса (M.Фабини).

    ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

    Абель, Н., Д. Х. М. Камминг и Дж. М. Андрис. 2006. Коллапс и реорганизация социально-экологических систем: вопросы, некоторые идеи и последствия для политики. Экология и общество 11(1):17. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art17/

    Adger, W.N., K. Brown, D.R. Nelson, F. Berkes, H. Eakin, C. Folke, K. Galvin, L. Gunderson, M. Goulden, K. O’Brien, J. Ruitenbeek и E.L. Tompkins. 2011. Последствия устойчивости политических мер реагирования на изменение климата. Междисциплинарные обзоры Wiley: изменение климата 2(5):757–766. http://dx.doi.org/10.1002/wcc.133

    Agrawal, A. 2005. Окружающая среда: технологии управления и создание предметов . Издательство Университета Дьюка, Дарем, Северная Каролина, США.

    Армитаж, Д. 2008. Управление и общественное достояние в многоуровневом мире. Международный журнал общин 2(1):7–32.

    Армитаж Д., К. Бене, А. Т. Чарльз, Д. Джонсон и Э.Х. Эллисон. 2012. Взаимодействие благополучия и устойчивости в применении социально-экологической точки зрения. Экология и общество 17(4):15. http://dx.doi.org/10.5751/ES-04940-170415

    Армитидж Д. и Д. Джонсон. 2006. Можно ли примирить устойчивость с глобализацией и все более сложными условиями деградации ресурсов в азиатских прибрежных регионах? Экология и общество 11(1):2. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art2/

    Белл, М.М. 2005. Жизнеспособность различий: теория систем, окружающая среда и призрак Парсонса. Общество и природные ресурсы 18(5):471–478. http://dx.doi.org/10.1080/089419205963

    Бене, К., Р. Г. Вуд, А. Ньюшем и М. Дэвис. 2012. Устойчивость: новая утопия или новая тирания? Размышления о возможностях и ограничениях концепции устойчивости в отношении программ снижения уязвимости. Рабочий документ IDS , номер 405, рабочий документ CSP, номер 6.

    Berkes, F. 1999. Священная экология: традиционные экологические знания и системы управления . Taylor & Francis, Филадельфия, Пенсильвания, США и Лондон, Великобритания.

    Беркес, Ф. 2006. От управления ресурсами на базе сообщества до сложных систем. Экология и общество 11(1):45. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art45/

    Беркес Ф., Дж. Колдинг и К. Фольк. 2000. Новое открытие традиционных экологических знаний как адаптивного управления. Экологические приложения 10:1251–1262. http://dx.doi.org/10.1890/1051-0761(2000)010[1251:ROTEKA]2.0.CO;2

    Беркес, Ф. и К. Фольке. 1998. Связь социальных и экологических систем: методы управления и социальные механизмы повышения устойчивости . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания.

    Беркес Ф. и К. С. Сейшас. 2005. Повышение устойчивости социально-экологических систем лагуны: точка зрения на местном уровне. Экосистемы 8:967–974.

    Биггс, Р., М. Шлютер, Д. Биггс, Э. Л. Бохенски, С. Бернсилвер, Г. Кандилл, В. Дакос, Т. М. Доу, Л. С. Эванс, К. Кочи, А. М. Лейтч, К. Мик, А. Куинлан, К. Раудсепп-Херн , MD Robards, ML Schoon, L. Schultz и PC West. 2012. На пути к принципам повышения устойчивости экосистемных услуг. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 37:421–448. http://dx.doi.org/10.1146/annurev-environ-051211-123836

    Blaikie, P. 1985. Политическая экономия эрозии почвы в развивающихся странах .Лонгман, Лондон, Великобритания.

    Блейки П. и Х. Брукфилд. 1987. Деградация земель и общество . Метуэн, Лондон, Великобритания.

    Бохенски, Э. Л. 2008. Обнаружение устойчивых путей для управления водными ресурсами в Южной Африке: две основы для видения. Экология и общество 13(1):19. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol13/iss1/art19/

    Бохенский Э. и Т. Линам. 2005. Оценка реакции сложных адаптивных систем: взгляды на управление водными ресурсами из Оценки экосистем на пороге тысячелетия в Южной Африке (SAfMA). Экология и общество 10(1):11. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol10/iss1/art11/

    Боле, Х. Г., Б. Эцольд и М. Кек. 2009. Устойчивость как агентство. Обновление 2, Международная программа человеческого измерения глобального изменения окружающей среды .

    Брозиус, Дж. П. 1997. Исчезающие леса, находящиеся под угрозой исчезновения люди: экологические представления знаний коренных народов. Экология человека 25(1):47–69. http://dx.doi.org/10.1023/A:1021983819369

    Брозиус, Дж.стр. 1999 и . Анализы и вмешательства: антропологические взаимодействия с защитой окружающей среды. Текущая антропология 40: 277–309. http://dx.doi.org/10.2307/29

    Брозиус, Дж. П. 1999 б . Зеленые точки, розовые сердца: вытеснение политики из тропических лесов Малайзии. Американский антрополог 101:36–57. http://dx.doi.org/10.1525/aa.1999.101.1.36

    Brosius, J. P. 2006. «Что считается местным знанием в глобальных экологических оценках и конвенциях?» В W.В. Рид, Ф. Беркес, Т. Уилбэнкс и Д. Капистрано, редакторы. Соединяющие шкалы и эпистемологии: соединение местных знаний и глобальной науки в многомасштабных оценках . Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Brosius, J.P., A.L. Tsing, and C. Zerner, editors. 2005. Сообщества и сохранение: история и политика общинного управления природными ресурсами . AltaMira Press, Уолнат-Крик, Калифорния, США.

    Браун, К. 2014. Глобальное изменение окружающей среды: социальный поворот к устойчивости? Progress in Human Geography 38 (1): 107–117.http://dx.doi.org/10.1177/030

    13498837

    Кэрриер, Дж. Г. 1987. Владение и сохранение морской среды в Папуа-Новой Гвинее. Страницы 142–167 в Б. Дж. Маккей и Дж. М. Ачесон, редакторы. Вопрос о достоянии: культура и экология коммунальных ресурсов . University of Arizona Press, Тусон, Аризона, США.

    Кастро, А. П. и Э. Нильсен. 2001. Коренные народы и совместное управление: значение для управления конфликтами. Экологическая наука и политика 4(4-5):229–239.http://dx.doi.org/10.1016/S1462-9011(01)00022-3

    Chouin, G. 2002. Священные рощи в истории: пути социального формирования лесных ландшафтов в прибрежной Гане. Бюллетень IDS 33(1):39–46. http://dx.doi.org/10.1111/j.1759-5436.2002.tb00005.x

    Синнер, Дж., Э. и С. Асвани. 2007. Интеграция традиционного управления в сохранение морской среды. Биологическая консервация 140(3–4):201–216. http://dx.doi.org/10.1016/j.biocon.2007.08.008

    Кливер, Ф.2000. Моральная экологическая рациональность, институты и управление ресурсами общей собственности. Развитие и изменение 31(2):361–383. http://dx.doi.org/10.1111/1467-7660.00158

    Кливер Ф. и Т. Франк. 2005. Как институты ускользают от дизайна: управление речными бассейнами и устойчивые средства к существованию. Исследовательский документ BCID № 12 . Университет Брэдфорда, Брэдфорд, Великобритания.

    Коэн, П.Дж. и С.Дж. Фоул. 2013. Поддержание мелкомасштабного рыболовства за счет периодически вылавливаемых морских запасов. Морская политика 37:278–287. http://dx.doi.org/10.1016/j.marpol.2012.05.010

    Кот М. и Эй Джей Найтингейл. 2012. Мышление устойчивости встречается с социальной теорией: исследование социальных изменений в социально-экологических системах (СЭС). Progress in Human Geography 36(4):475–489. http://dx.doi.org/10.1177/030

    11425708

    Култхард, С. 2012. Можем ли мы быть одновременно устойчивыми и здоровыми, и какой выбор есть у людей? Включение агентства в дебаты об устойчивости с точки зрения рыболовства. Экология и общество 17(1):4. http://dx.doi.org/10.5751/ES-04483-170104

    Култхард С., Д. Джонсон и Дж. А. МакГрегор. 2011. Бедность, устойчивость и благополучие человека: подход социального благополучия к глобальному кризису рыболовства. Глобальное изменение окружающей среды 21(2):453–463. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2011.01.003

    Crane, TA 2010. Модели и значения: культурная устойчивость в социально-экологических системах. Экология и общество 15(4):19.[онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss4/art19/

    Кронон, В. 1995. Необычная основа: к новому открытию природы . WW Norton & Co., Нью-Йорк, США.

    Камминг, Г.С., Д.Х.М. Камминг и К.Л. Редман. 2006. Масштабные несоответствия в социально-экологических системах: причины, последствия и решения. Экология и общество 11(1):14. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art14/

    Дэвидсон, Д. Дж. 2010. Применимость концепции устойчивости к социальным системам: некоторые источники оптимизма и мучительных сомнений. Общество и природные ресурсы 23(12):1135–1149. http://dx.doi.org/10.1080/08941
    3652940

    Дэвидсон-Хант, И. Дж. и Р. М. О’Флаэрти. 2007. Исследователи, коренные народы и местные обучающиеся сообщества. Общество и природные ресурсы 20(4):291–305. http://dx.doi.org/10.1080/08941

      1161312

      Дескола, П. и Г. Палссон. 1996. Введение. Страницы 1–21 в П. Дескола и Г. Палссон, редакторы. Природа и общество .Рутледж, Лондон, Великобритания.

      Даймонд, Дж. 2005. Коллапс: как общества решают потерпеть неудачу или преуспеть. Viking Press, Нью-Йорк, США.

      Дав М. и К. Карпентер. 2008. Введение: основные исторические течения в экологической антропологии. В М. Дав и К. Карпентер, редакторы. Экологическая антропология: исторический хрестоматий . Blackwell Press, Малден, Массачусетс, США.

      Дресслер, В. 2013. Зеленое управление и стремительный упадок на острове Палаван. Труды Института британских географов 39 (2): 250–264. http://dx.doi.org/10.1111/tran.12026

      Дрю, Дж. А. 2005. Использование традиционных экологических знаний в охране морской среды. Биология сохранения 19:1286–1293. http://dx.doi.org/10.1111/j.1523-1739.2005.00158.x

      Дуит А., В. Галаз, К. Эккерберг и Дж. Эббессон. 2010. Управление, сложность и устойчивость. Глобальное изменение окружающей среды 20:363–368. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2010.04.006

      Истерли, В. 2014. Тирания экспертов: экономисты, диктаторы и забытые права бедняков . Basic Books, Нью-Йорк, США.

      Эдер, Дж. Ф. 2005. Управление прибрежными ресурсами и социальные различия в рыбацких общинах Филиппин. Экология человека 33:147–169. http://dx.doi.org/10.1007/s10745-005-2430-Z

      Fabinyi, M. 2009. Политические аспекты устойчивости. Страницы 971–975 в Материалы 11-го Международного симпозиума по коралловым рифам .Форт-Лодердейл, Флорида, 7–11 июля 2008 г. Номер заседания 21.

      Фабини М., С. Фоул и М. Макинтайр. 2014. Управление неравенством или управление запасами? Этнографический взгляд на управление мелким рыболовством. Рыба и рыболовство DOI: 10.1111/faf.12069 http://dx.doi.org/10.1111/faf.12069

      Фабини М., М. Кнудсен и С. Сеги. 2010. Социальная сложность, этнография и управление прибрежными ресурсами на Филиппинах. Прибрежное управление 38: 617–632.http://dx.doi.org/10.1080/083.2010.523412

      Ferguson, J. 1994. Антиполитическая машина: «развитие», деполитизация и бюрократическая власть в Лесото . Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота, США.

      Filer, C. 1990. Восстание на Бугенвиле, горнодобывающая промышленность и процесс социальной дезинтеграции в Папуа-Новой Гвинее. Канберрская антропология 13:1–39. http://dx.doi.org/10.1080/031490908487

      Файлер, К.1994. Природа антропогенной угрозы биоразнообразию Папуа-Новой Гвинеи. В Н. Секран и С. Миллер, редакторы. Страновое исследование биоразнообразия Папуа-Новой Гвинеи: затраты и выгоды от сохранения биоразнообразия Папуа-Новой Гвинеи . Департамент окружающей среды и охраны природы Папуа-Новой Гвинеи, Ресурсный центр охраны природы, Порт-Морсби, Папуа-Новая Гвинея.

      Filer, C. 1997. Компенсация, рента и электроэнергия в Папуа-Новой Гвинее. Компенсация за разработку ресурсов в Папуа-Новой Гвинее .Национальный центр исследований в области развития (Тихоокеанский политический документ 24), Комиссия по правовой реформе Папуа-Новой Гвинеи (Монография 6) и Австралийский национальный университет, Бороко и Канберра.

      Filer, C. 2009. Мост слишком далеко: проблема знаний в оценке тысячелетия. Страницы 84–111 в Дж. Кэрриер и П. Уэст, редакторы. Виртуализм, управление и практика: видение и реализация в области охраны окружающей среды . Berghahn Books, Нью-Йорк, США.

      Фливбьерг, Б. 2001. Как сделать социальные науки важными: почему социальные исследования терпят неудачу и как они могут снова добиться успеха . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания. http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511810503

      Foale, S., P. Cohen, S. Januchowski, A. Wenger и M. Macintyre. 2011. Владение и табу: происхождение и последствия для рыболовства в Тихом океане. Рыба и рыболовство 12:357–369. http://dx.doi.org/10.1111/j.1467-2979.2010.00395.x

      Фоул С. и М. Макинтайр. 2000. Динамичные и гибкие аспекты владения недвижимостью в Вест-Нггела, Соломоновы острова: последствия для управления морскими ресурсами. Океания 71:30–45.

      Folke, C. 2006. Устойчивость: появление перспективы анализа социально-экологических систем. Глобальное изменение окружающей среды 16(3):253–267. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2006.04.002

      Фолке, К., Дж. Колдинг и Ф. Беркес. 2003. Синтез: повышение устойчивости и способности к адаптации в социально-экологических системах. Страницы 352–387 в Ф. Беркес, Дж. Колдинг и К. Фолк, редакторы. Навигация по социально-экологическим системам: повышение устойчивости к сложности и изменениям.Издательство Кембриджского университета, Кембридж.

      Фольке, К., Т. Хан, П. Олссон и Дж. Норберг. 2005. Адаптивное управление социально-экологическими системами. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 30:441–473.

      Фольке, К., Л. Притчард, младший, Ф. Беркес, Дж. Колдинг и У. Сведин. 2007. Проблема соответствия экосистем и институтов: десять лет спустя. Экология и общество 12(1):30. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss1/art30/

      Форсайт, Т.2003. Критическая политическая экология: политика науки об окружающей среде . Рутледж, Лондон, Великобритания.

      Фуко, М. 1972. Археология знаний . Тависток, Лондон, Великобритания.

      Фуко, М. 1980. Сила/знание: избранные интервью и другие работы 1972–1977 . Винтаж, Лондон, Великобритания.

      Франк А. Г. 1975. О капиталистической отсталости . Издательство Оксфордского университета, Бомбей, Индия.

      Фридман, Дж. 1974. Марксизм, структурализм и вульгарный материализм. Мужчина 9: 444–469. http://dx.doi.org/10.2307/2800695

      Glaesel, H. 1997. Подходы сообщества к управлению и сохранению морской среды на побережье Кении . Диссертация. Университет Висконсина, Мэдисон, Висконсин, США.

      Groube, LM 1993. Противоречия и малярия в меланезийской и австралийской предыстории. Страницы 164–186 в М. Сприггс, Д. Э. Йен, У. Амброуз, Р. Джонс, А. Торн и А. Эндрюс, редакторы. Культурное сообщество: люди и предыстория Тихоокеанского региона .Австралийский национальный университет, Канберра, Австралия.

      Гундерсон, Л. Х. и К. С. Холлинг. 2002. Панархия: понимание трансформации человеческих и природных систем . Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

      Harris, M. 1966. Культурная экология священного скота Индии. Современная антропология 7:51–59. http://dx.doi.org/10.1086/200662

      Хатт, К. 2013. Социальные аттракторы: предложение повысить «устойчивое мышление» о социальном. Общество и природные ресурсы 26(1):30–43.http://dx.doi.org/10.1080/08941920.2012.695859

      Хирш, П. Д., В. М. Адамс, Дж. П. Брозиус, А. Зия, Н. Бариола и Дж. Л. Даммерт. 2011. Признание компромиссов при сохранении и принятие сложности. Биология сохранения 25 (2): 259–264.

      Хорнборг, А. 2009. Мир с нулевой суммой: проблемы концептуализации смещения нагрузки на окружающую среду и экологически неравного обмена в мировой системе. Международный журнал сравнительной социологии 50 (3–4): 237–262.http://dx.doi.org/10.1177/002071520

      41

      Йоханнес, Р. Э. 1978. Традиционные методы сохранения морской среды в Океании и их упадок. Ежегодный обзор экологии и систематики 9: 349–364. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.es.09.110178.002025

      Йоханнес Р. Э. 2002. Возрождение общинного управления морскими ресурсами в Океании. Ежегодные обзоры экологии и систематики 33: 317–340. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.ecolsys.33.010802.150524

      Киттингер, Дж.Н. 2013. Человеческие аспекты мелкомасштабного и традиционного рыболовства в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Pacific Science 67:315–325. http://dx.doi.org/10.2984/67.3.1

      Кремер, А. 1994. Справедливость в рыболовстве: пойма в северо-восточном регионе. Бангладеш. Исследовательская работа R94E . Университет Бата, Бат, Великобритания.

      Латтас, А. 2011. Лесозаготовки, насилие и удовольствие: неолиберализм, гражданское общество и корпоративное управление в Западной Новой Британии. Океания 81:88–107. http://дх.doi.org/10.1002/j.1834-4461.2011.tb00095.x

      Лич, Э. 1954. Политические системы горной Бирмы: исследование социальной структуры качинов . Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, США.

      Лич, М., изд. 2008. Переосмысление устойчивости: отчет о симпозиуме . Рабочий документ STEPS 13. Центр STEPS, Брайтон, Великобритания.

      Ли Р. Б. и И. Девор, редакторы. 1969. Мужчина охотник . Aldine Publishing Co., Чикаго, Иллинойс, США.

      Li, TM 2007. Воля к улучшению: управление, развитие и практика политики . Издательство Университета Дьюка, Дарем, Северная Каролина, США. http://dx.doi.org/10.1215/9780822389781

      Либер, доктор медицины, 1994. Больше, чем жизнь: рыбалка и общественный порядок на полинезийском атолле . Westview Press, Боулдер, Колорадо, США.

      Макинтайр, Массачусетс, и С. Дж. Фоул. 2007. Владение землей и морем, право собственности и новые формы прав на Лихир: изменение представлений о собственности в контексте проекта по добыче золота. Человеческая организация 66:49–59.

      Маршалл, Н. А., С. Э. Парк, В. Н. Адджер, К. Браун и С. М. Хауден. 2012. Трансформационная способность и влияние места и идентичности. Письма об экологических исследованиях 7(3):034022. http://dx.doi.org/10.1088/1748-9326/7/3/034022

      Макэнэни П. и Н. Йоффи, редакторы. 2010. Вопросы краха: человеческая устойчивость, экологическая уязвимость и последствия империи. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Нью-Йорк, США.

      МакШейн, Т. О., П. Д. Хирш, Т. К. Трунг, А. Н. Сонгорва, А. Кинзиг, Б. Монтеферри, Д. Мутеканга, Х. В. Танг, Дж. Л. Даммерт, М. Пулгар-Видал, М. Уэлч-Девайн, Дж. П. Брозиус, П. Копполилло и С. О’Коннор. 2011. Трудный выбор: поиск компромисса между сохранением биоразнообразия и благополучием человека. Биологическая консервация 144:966–972. http://dx.doi.org/10.1016/j.biocon.2010.04.038

      Оценка экосистем на пороге тысячелетия (MEA). 2003. Экосистемы и благополучие человека: основа для оценки .Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

      Нейланд, А.Э., С.П. Мадакан и К. Бене. 2005. Традиционные системы управления, бедность и изменения в рыболовстве в засушливых зонах северной Нигерии. Журнал аграрных изменений 5 (1): 117–148. http://dx.doi.org/10.1111/j.1471-0366.2004.00096.x

      Нельсон, Д. Р., В. Н. Адджер и К. Браун. 2007. Адаптация к изменению окружающей среды: вклад системы устойчивости. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 32:395–419.http://dx.doi.org/10.1146/annurev.energy.32.051807.0

      Неттинг, Р. Мак. 1990. Связи и границы: переосмысление альпийской деревни как экосистемы. Страницы 229–246 в Э. Моран, редактор. Экосистемный подход в антропологии: от концепции к практике . Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, США.

      О’Брайен К., Б. Хейворд и Ф. Беркес. 2009. Переосмысление социальных контрактов: повышение устойчивости в меняющемся климате. Экология и общество 14(2):12.[онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol14/iss2/art12/

      Олссон П. и К. Фольке. 2001. Местные экологические знания и институциональная динамика для управления экосистемами: исследование водораздела озера Ракен, Швеция. Экосистемы 4(2):85–104. http://dx.doi.org/10.1007/s100210000061

      Олссон П., К. Фолке и Т. Хан. 2004. Социально-экологическая трансформация для управления экосистемами: развитие адаптивного совместного управления ландшафтом водно-болотных угодий на юге Швеции. Экология и общество 9(4):2. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss4/art2/

      Оранс, М. 1975. Приручение функционального дракона: анализ потлача Пиддока. Американский антрополог 77:312–328. http://dx.doi.org/10.1525/aa.1975.77.2.02a00040

      Орлов, Б. С. 1980. Экологическая антропология. Ежегодный обзор антропологии 9: 235–273. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.an.09.100180.001315

      Остром, Э.1990. Управление общим достоянием: эволюция институтов коллективных действий . Издательство Кембриджского университета, Нью-Йорк, США. http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511807763

      Остром, Э. 1998. Поведенческий подход к теории рационального выбора коллективных действий. Обзор американской политической науки 92(1):1–22. http://dx.doi.org/10.2307/2585925

      Остром, Э. 2005. Понимание институционального разнообразия . Издательство Принстонского университета, Принстон, Нью-Джерси, США.

      Остром, Э. 2007. Диагностический подход к выходу за рамки панацеи. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки. 104(39):15181–15187. http://dx.doi.org/10.1073/pnas.0702288104

      Отто, Т. 1997. Гонорары за ловлю наживки и обычное владение морем в Манусе, Папуа-Новая Гвинея. Антропологический форум 7: 667–690. http://dx.doi.org/10.1080/00664677.1997.9967479

      Пит Р. и М. Уоттс, редакторы. 2002. Экология освобождения: окружающая среда, развитие, социальные движения. Рутледж, Лондон, Великобритания.

      Пеллинг М. и Д. Мануэль-Наваррете. 2011. От устойчивости к трансформации: адаптивный цикл в двух мексиканских городских центрах. Экология и общество 16(2):11. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol16/iss2/art11/

      Петерсон Г. 2000. Политическая экология и экологическая устойчивость: интеграция человеческой и экологической динамики. Экологическая экономика 35(3):323–336. http://dx.doi.org/10.1016/S0921-8009(00)00217-2

      Пиддок, С.1969. Система потлача южного квакиутля: новая перспектива. В А. П. Вайда, изд. Окружающая среда и культурное поведение . Natural History Press, Гарден-Сити, Нью-Йорк, США.

      Пламмер Р. и Д. Р. Армитидж. 2007. Наметить новую территорию адаптивного совместного управления: исследование Delphi. Экология и общество 12(2):10. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss2/art10/

      Rappaport, R.A. 1968. Свиньи для предков: ритуальная экология новогвинейцев .Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, США.

      Робардс, М. Д., М. Л. Шун, К. Л. Мик и Н. Л. Энгл. 2011. Важность социальных факторов в устойчивом предоставлении экосистемных услуг. Глобальное изменение окружающей среды 21:522–529. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2010.12.004

      Robbins, P. 2004. Политическая экология: критическое введение . Издательство Блэквелл, Корнуолл, Великобритания.

      Sahlins, M. 1978. Культура как белок и прибыль. New York Review of Books 25 (18): 45–53.

      Scoones, I. 1999. Новая экология и социальные науки: каковы перспективы плодотворного взаимодействия? Ежегодный обзор антропологии 28: 479–507. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.anthro.28.1.479

      Шеффер М. и Ф. Р. Уэстли. 2007. Эволюционная основа жесткости: замки в клетках, сознании и обществе. Экология и общество 12(2):36. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss2/art36/

      Шанин Т., редактор. 1971. Крестьяне и крестьянские общества . Пингвинские чтения современной социологии. Пингвин, Хармондсворт, Англия.

      Shaxon, N. 2011. Острова сокровищ: налоговые гавани и люди, укравшие мир . Бодли-Хед, Лондон, Великобритания.

      Стюард, Дж. 1955. Теория изменения культуры: методология многолинейной эволюции. Урбана, Университет Иллинойса, Шампейн, Иллинойс, США.

      Strathern, M. 1980. Нет природы, нет культуры: дело Хагена.Страницы 174–222 в CC MacCormack и M. Strathern, редакторы. Природа, культура и пол . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания.

      Томпкинс, Э. Л. и В. Н. Адджер. 2004. Повышает ли адаптивное управление природными ресурсами устойчивость к изменению климата? Экология и общество 9(2):10. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss2/art10/

      Tsing, AL 2005. Трение: этнография глобальных связей .Издательство Принстонского университета, Принстон, Нью-Джерси, США.

      Вайда, А. П. 1974. Война в экологической перспективе. Ежегодный обзор экологии и систематики 5:183–193. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.es.05.110174.001151

      Ведельд, Т. 2000. Деревенская политика: неоднородность, лидерство и коллективные действия. Журнал исследований развития 36(5):105–134. http://dx.doi.org/10.1080/00220380008422648

      Уокер, А. 2001. Введение: упрощение и амбивалентность сообщества. Азиатско-Тихоокеанский журнал антропологии 2(2):1–20. http://dx.doi.org/10.1080/14442210110001706085

      Уокер Б., С. Барретт, С. Поласки, В. Галаз, К. Фольке, Г. Энгстром, Ф. Акерман, К. Эрроу, С. Карпентер, К. Чопра, Г. Дэйли, П. Эрлих, Т. Хьюз, Н. Каутский, С. Левин, К.-Г. Мелер, Дж. Шогрен, Дж. Винсент, Т. Ксепападеас и А. де Зеув. 2009. Надвигающиеся провалы глобального масштаба и отсутствующие институты. Наука 325(5946):1345–1346. http://dx.doi.org/10.1126/наука.1175325

      Уокер Б., К. С. Холлинг, С. Р. Карпентер и А. Кинциг. 2004. Устойчивость, адаптивность и трансформируемость в социально-экологических системах. Экология и общество 9(2):5. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss2/art5/

      Уокер Б., Л. Гандерсон, А. Кинзиг, К. Фолке, С. Карпентер и Л. Шульц. 2006. Несколько эвристик и некоторые предложения для понимания устойчивости социально-экологических систем. Экология и общество 11(1):13.[онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art13/

      Уокер, Б. Х. и Д. А. Солт. 2006. Устойчивое мышление . Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

      Walker, PA 2004. Корни кризиса: исторические рассказы о посадке деревьев в Малави. Историческая география 32:89–109.

      Валлерстайн, И. 1974. Современная миросистема. Том. I: Капиталистическое земледелие и происхождение европейского мирового хозяйства в шестнадцатом веке .Академик Пресс, Нью-Йорк, США.

      Уэстли Ф., П. Олссон, К. Фолке, Т. Гомер-Диксон, Х. Вреденбург, Д. Лоорбах, Дж. Томпсон, М. Нильссон, Э. Ламбин, Дж. Сендзими, Б. Банерджи, В. Галаз и С. ван дер Леув. 2011. Переход к устойчивому развитию: новые пути трансформации. Амбио 40(7):762–780. http://dx.doi.org/10.1007/s13280-011-0186-9

      Уэстли Ф., Б. Циммерман и М. К. Паттон. 2006. Путь к возможному: как меняется мир . Рэндом Хаус, Торонто, Онтарио, Канада.

      Уэстли, Ф. Р., О. Тьорнбо, Л. Шульц, П. Олссон, К. Фольке, Б. Крона и О. Бодин. 2013. Теория преобразующей деятельности в связанных социально-экологических системах. Экология и общество 18(3):27. http://dx.doi.org/10.5751/ES-05072-180327

      Вольф Э. 1982. Европа и люди без истории . Издательство Калифорнийского университета, Беркли, Калифорния, США.

      Волленберг Э., Л. Мерино, А. Агравал и Э. Остром. 2007. Четырнадцать лет мониторинга лесов, управляемых общинами: изучение опыта IFRI. International Forestry Review 9(2):670–684. http://dx.doi.org/10.1505/ifor.9.2.670

      Янг, О. 2002. Институциональные аспекты изменения окружающей среды: соответствие, взаимодействие и масштаб. Массачусетский технологический институт, Бостон, Массачусетс, США.

      Янг, О. Р. 2010. Институциональная динамика: устойчивость, уязвимость и адаптация в режимах окружающей среды и ресурсов. Глобальное изменение окружающей среды 20:378–385. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2009.10.001


      [1] В дополнение к социальной критике ранней экологической антропологии сильный акцент на «трофической экологии человека» также игнорировал другие биологические факторы, которые сильно повлияли на человеческую популяцию, в первую очередь такие болезни, как малярия (Groube 1993) .

      Перейти к основному содержанию Поиск