Основные этапы развития философии таблица: ФИЛОСОФИЯ: Этапы истории философии: кратко

ФИЛОСОФИЯ: Этапы истории философии: кратко

34. Этапы истории философии

Возникновение, развитие и смену философских фактов изучает история философии. Разрозненные теологические комментарии к сочинениям Г. Гегеля (1770–1831) впервые были систематизированы в курс лекций по истории философии («Лекции по истории философии»).

Философия – история самосознания человеческой культуры – мировая история не в эмпирическом, а в сущностном, категориальном выражении.

Типологию учений философии различают по принципу содержания:

1) материалистические – идеалистические;

2) диалектические – метафизические;

3) сциентистские – антисциентистские;

4) по отношению к науке;

5) по временному принципу и т. д.

Эпоха откладывает отпечаток на личность философа, его понимание роли в обществе, приверженность идеалам и ценностям. У каждой эпохи – свой исторический тип философствования и социально-психологический тип личности философа.

Античность (VI в. до н. э. – III в. до н. э.) Тип философствования – созерцательный. Главный философский интерес – космос. Присутствует жесткое разделение физического и умственного труда, единственно достойное занятие для гражданина полиса – умственный (абстрактно-духовный) труд. Безмятежность, невозмутимость духа, спокойное созерцание вечной истины считались высшими ценностями и идеалом свободного человека. Социальная роль философа – объясняющая.

Средневековье (IV–XIV вв.) Главный тип философствования – умозрительный, философский интерес – Бог. Человек еще связан узами с природными реалиями и родовыми отношениями, но начинает осознавать свою специфичность. Выделена роль субъекта, но он еще не относится к отдельной личности. Источник бытия, блага и красоты – Бог. Распространение христианства. Монотеизм. Ориентация на иррациональные и сверхрациональные источники познания (интуицию, откровение). Развитие религиозной и религиозно-мистической философии.

Переход от cредневековья к Новому времени – Возрождение (XIV–XV вв.): возникновение городов-государств, становление национальных государств, церковные реформы – поиск новых жизненных ориентиров. Возникновение идеи доверия к естественному человеческому разуму. Человек – творец, художник. Антропоцентризм.

Новое время (XV–XIX вв.). Тип философствования – деятельностный, философский интерес – человек и общество. Человечество впервые осознало, что оно обречено жить в пределах одного исторического пространства и времени. Европа с XV в. осуществила всемирную экспансию и поняла, что не одна в мире. Европейские ценности – гуманистические идеи подпитывали рационализм, умеренность, упорство, предприимчивость. Сменившая монархов у власти буржуазия несла новую идеологию: вопросы о месте человека в мире, о новой системе управления обществом – идею народовластия, республики. В борьбу включилась социалистическая идея. Все это отражалось в философской мысли. Человек – автономно мыслящий субъект, нуждающийся в новом юридическом мировоззрении для обоснования и защиты прав гражданина.

Новейшее время (XX в.) Тип философствования – социально-экологический, философский интерес – язык.

>  
ФИЛОСОФИЯ: кратко, конспекты лекций по философии:
 
1. Предмет философии и ее место в системе научного знания
2. Что такое философия
3. Философия как теоретическое ядро мировоззрения
4. Структура философского знания
5. Бытие как всеохватывающая реальность
6. Познание
7. Виды познания
8. Субъект и объект познания
9. Общие представления о духе
10. Материя
11. Сознание
12. Движение
13. Пространство и время
14. Общие понятия о человеке
15. Человек в мире природы
16. Понятие общества
17. Социальная структура общества
18. Гражданское общество
19. Человек и культура
20. Массовая культура
21. Типы цивилизаций
22. Основные положения эволюционной теории познания
23. Отражение как четвертое свойство материи
24. Истина как процесс
25. Критерии истины

26. Красота и ценность истины: единство красоты, истины и добра
27. Ложь
28. Заблуждение
29. Ценность как категория
30. Решение проблемы классификации ценностей в философии
31. Закон единства и борьбы противоположностей
32. Взаимопереход количественных и качественных изменений
33. Закон отрицания отрицания
34. Этапы истории философии
35. Дофилософские, дорациональные мировоззрения
36. Философия и культура Древнего Востока
37. Античная философия
38. Средневековая философия
39. Философия Возрождения
40. Философия Нового времени
41. Монизм, дуализм, плюрализм в философии XVII в
42. Философия эпохи Просвещения
43. Философия Канта
44. Философия Гегеля
45. Антропологический материализм Фейербаха
46. Философская концепция марксизма
47. Философия позитивизма: этапы развития
48. Философия прагматизма
49. Герменевтика как философское направление
50. Сциентизм и антисциентизм
51. Человек в «философии жизни»
52. Учения психоанализа и неофрейдизма
53. Проблема свободы в экзистенциализме
54. Значение творчества
55. Философские дискуссии западников и славянофилов
56. Философские идеи Достоевского и Толстого
57. Философская система Соловьева
58. Русский космизм
59. Диалектика. Структура диалектики
60. Особенности философской и религиозной картин мира
61. Понятие культуры в философии
62. Этапы исторического развития этических представлений
63. Эволюция эстетических идей
64. Категориальный аппарат эстетической теории
65. Практическая сфера реализации эстетических представлений
66. Этика ненасилия и этика благоговения перед жизнью

       ФИЛОСОФИЯ: ОСНОВНОЕ КРАТКО

       ФИЛОСОФИЯ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
 
       ФИЛОСОФИЯ: КРАТКО ГЛАВНОЕ

Основные этапы развития русской философии — Студопедия

Русская философия глубоко самобытна и занимает особое место в мировой культуре. Существует две основные точки зрения на возникновение русской философии. Представители первой из них считают, что философия на Руси существует с Х века, и характеризуют средневековую мысль как целостный культурный феномен, включающий в себя совокупность представлений философского, религиозного, этического, художественного характера. Сторонники другой точки зрения определяют данный период как предфилософский и считают, что русская философия как самостоятельное явление духовной жизни сложилась в середине ХIХ века.

Длительный период со времен Киевской Руси до ХVIII в. стал периодом накопления духовного опыта, формирования русской философии как самостоятельного явления. Этот процесс был сложным и противоречивым, что было обусловлено прежде всего особенностями социально-исторического процесса в России: вековой борьбой с иноземными захватчиками, необходимостью освоения огромных пространств, сопротивлением тоталитарному гнету, высокой степенью расслоения общества и т. д.

Следует добавить, что очень поздно, лишь в конце ХVIII века, в России стала складываться система народного образования. Несмотря на эти крайне неблагоприятные условия, в России неуклонно развивалась духовная жизнь. История отечественной мысли Х – ХVIII веков представляет собой область не только религиозного сознания, но и своеобразной, богатой по своим формам социальной, исторической, этической, художественной направленности. Российская общественная мысль этого периода коснулась всех существенных тем философии, однако не сумела достигнуть уровня философского обобщения в силу своей «обремененности проблемами текущей жизни» (В.В. Зеньковский).

В любом случае русская философия прошла длительный путь формирования и развития, основные этапы которого совпадают с этапами развития гражданской истории России.

1)

Философия средневековой Руси (Х – ХVII вв.)

Важнейшими событиями, определившими формирование философски на Руси, стали создание славянской азбуки, христианизация Руси и влияние византийской духовной культуры. После принятия христианства 

в Киевской Руси начали распространяться произведения греческих авторов, сочинения византийских богословов — отцов церкви. Православная литература во многом определяла становление и развитие средневековой мысли на Руси, в которой элементы философского содержания выражались преимущественно в религиозной форме. В литературе киевской руси, основными жанрами которой были послания, моления, поучения, сказания, слились воедино религиозные представления, идеи философского содержания, элементы фольклора – народного сознания.


Первым философским произведением на руси принято считать «Слово о законе и благодати» киевского митрополита иллариона (ХI в.). Центральная проблема «Слова» – утверждение исторической миссии руси, определение ее места во всемирной истории. Илларион отверг идею богоизбранности одного народа, он излагает учение о равноправии всех народов и о христианстве как духовной основе движения народов к спасению, к истине.

Последователем иллариона стал Владимир Мономах – первый образованный правитель руси. Его «Поучение» представляет собой свод нравственных правил. Мономах разрабатывает идею индивидуальной неповторимости каждого человека, считает, что оценивать качества человека надо по его трудовой деятельности, по нравственному значению его поступков. В оценке деятельности правителя государства, по мнению Мономаха, тоже на первый план выходят нравственные характеристики. Вражда между князьями противоречит интересам народа. Единство русских земель – это не только политическая, но и нравственная цель.

В период Московского государства (ХIV – ХVII вв.), когда перед Русью встали задачи сохранения национальной независимости, образования единого централизованного государства, развитие философской мысли неразрывно связано с социально-политическими событиями. Философские идеи в этот период выражаются преимущественно в религиозной и художественной форме (причем не только литературной: например, Андрей Рублев через иконопись выражает свою концепцию троичности мироздания, взаимоотношений духовного и телесного, вечного и преходящего). К этому же периоду относится и начало формирования светской общественной мысли. Ее представителем стал, прежде всего, Андрей курбский – один из виднейших военных и политических деятелей времен

И. Грозного. В его сочинениях были изложены основы логики и диалектики. Курбский разделяет религию и философию как области духовной жизни: религия – это область богосозерцания, а философия – это знание, это учение о мире и человеке.



2)

Философия эпохи Просвещения (ХVIII – первая четв. ХIХ вв.)

ХVIII век в России – это время глубочайших преобразований в экономике и политике, стремительного развития науки и художественной культуры, формирования системы народного образования. Россия активно воспринимает западную культуру, в том числе и философскую. Наиболее существенное влияние на развитие философии в этот период оказало творчество представителей «Ученой дружины Петра I» Ф. Прокоповича, В. Татищева, А. Кантемира (научный кружок), взгляды А.Н. Радищева и М.В. Ломоносова.

Представители «Ученой дружины» разрабатывают философские проблемы на основе освоения идей западной философии Возрождения и Нового времени. В центре их внимания следующие философские вопросы: разделения философии и теологии как разных форм познания действительности, вопрос о роли чувственного познания, идеи дуализма и деизма. Большое место в их творчестве занимают проблемы социальной философии: государства и права, равенства людей, роли науки и образования в общественном развитии.

М.В. Ломоносов величайший представитель русской культуры ХVIII в. У Ломоносова нет философских трактатов, но для всех его трудов характерен философский уровень осмысления: стремление проникнуть в глубинную сущность всех явлений, проследить их взаимосвязь, рассмотреть каждое конкретное явление в связи со всей природой. Центральная тема его научных и художественных произведений – тема величия человека, человеческого разума. Человек в произведениях ломоносова – это существо активное, действующее, познающее и преображающее мир и в то же время пораженное величием вселенной, ее гармоничностью.

На основе своих естественнонаучных исследований Ломоносов пришел к ряду важных философских идей: атомно-молекулярная картина строения материального мира, закон сохранения вещества, принцип эволюционного развития всего живого, идея бесконечности Вселенной и др. Он дает определение материи, рассматривает формы движения материи и приходит к идее перехода одних форм движения в другие. Ломоносов ввел в русский язык множество научных и философских терминов. Ломоносова можно считать одним из крупнейших представителей механистического материализма в мировой философской культуре.

А.Н. Радищев, автор «Путешествия из Петербурга в Москву», борец против абсолютизма и крепостничества. Его философские взгляды во многом противоречивы: он излагает материалистические и идеалистические взгляды, религиозные и атеистические. В своем трактате «О человеке, его смертности и бессмертии», написанном в сибирском остроге, он разрабатывает философское учение о бытии, человеке и его душе. Существование души, считает радищев, зависит от материальной системы: мозга, нервов, чувственности. Материальный мир обеспечивает телесное существование человека и развитие его творческих способностей.

В то же время радищев приводит доводы об обратном влиянии души на тело, что позволяет ему сделать вывод о бессмертии духовного. Впервые в русской философии он дает определение материи через соотношение ее с сознанием (материя воспринимается только сознанием человека). Важнейшим свойством материи он считал движение. Т.е. в учении о бытии он развивал материалистические взгляды. В теории познания он стоит на идеалистических позициях: процесс познания, по его мнению, существует как проявление некоей рациональной силы. В познании действительности на первый план он выдвигает нравственную оценку.

3) Классическая русская философия (ХIХ – нач. ХХ вв.)

В середине ХIХ века в России сложились определенные предпосылки формирования философии как самостоятельного явления.

Первой из них стала необходимость синтеза высказанных в течение веков идей, претворения их в целостную систему.

Влияние философской культуры Запада, усилившееся в связи с преобразованиями ХVIII в., является следующей предпосылкой формирования философии в России. Европейская философия, прежде всего немецкая классическая философия, стала теоретическим основанием формирования самостоятельной философской мысли в России. В то же время русская философия с самого начала складывалась как самобытное явление, ее главным мотивом было стремление выразить в философской форме опыт национального бытия, менталитета, религии и культуры России.

Одной из важнейших предпосылок становления философии в России стал подъем русского национального самосознания, связанный с ключевыми событиями российской истории ХIХ века: победой над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года, трагедией 14 декабря 1825 года, надеждами на коренные социально-политические преобразования, связанными с крестьянской реформой 1861 года. В этом плане расцвет философской мысли стал одной из составных частей общего подъема русской культуры. Постановка проблемы национального своеобразия России требовала философского уровня осмысления.

Таким образом, становление и интенсивное развитие русской философии как самостоятельного явления в ХIХ в. было вызвано необходимостью теоретического обобщения духовной жизни русского народа, осмысления в рационально-философской форме исторического пути России, особенностей ее культурного развития с учетом отечественного и западноевропейского опыта.

Философия ХIХ в. представляет собой неоднородное явление, в ней можно выделить несколько основных направлений: религиозно-идеалистическое, революционно-демократическое, а также литературно-художественную и естественнонаучную линии.

4) Русская философия ХХ века

Этот период можно подразделить на 3 этапа:

— философия «серебряного века» русской культуры,

— философия русского зарубежья (большинство религиозных мыслителей завершили свой творческий путь в эмиграции),

— философия советского периода.

Начало ХХ в. в философии связано с именами Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, Н.О. Лосского, Е.Н. и С.Н. Трубецких, П.А. Флоренского, С.Л. Франка, Л.И. Шестова и других религиозных мыслителей. В начале ХХ века в Петербурге и Москве действовали религиозно-философские общества, издавался целый ряд журналов и сборников (самые известные из них – «Вехи» и «Из глубины»).

В центре внимания религиозных мыслителей этого периода 2 круга вопросов:

1) идеи религиозного обновления, вопросы о формировании «нового религиозного сознания», о создании системы воззрений, доказывающих полезность религии для общества и человека;

2) размышления о судьбе страны, в которых на первый план выступали вопросы о направленности общественного прогресса, о социальных ориентирах движения в будущее; обсуждалась возможность альтернативы социалистическим идеям.

Советский период характеризуется развитием материалистической традиции в философии. Он связан с развитием марксистского учения в работах В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина. В центре внимания этих мыслителей – проблемы бытия и развития, теория познания, логика, вопросы общественного прогресса и проблема личности. Со 2-й половины 50-х гг. на первый план здесь выходят абстрактно-логическая и историко-философская области. Крупнейшими представителями этого этапа являются А.Ф. Лосев, В.Ф. Асмус, Э.В. Ильенков, Ю.М. Лотман и др.

Основные этапы развития философии

ЭТАП МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Подводя главный итог философии к началу третьего тысячелетия — тому, что сделано за почти две с половиной тысячи лет ее истории и почти столько же ее предыстории, необходимо выделить и сформулировать закономерности развития систем философии.

Существует ли преемственность философских проблем? Мы видим, что некоторые темы, характерные, например, для античной философии, перешли после знакомства с нею в философию современную. Были ли они внутренне присущи западной философии или являлись следствием давления античной культуры? Другими словами, справедливы ли гегелевское представление о поступательном саморазвитии философской мысли или шпенглеровское мнение об автономности философских взглядов каждой культуры?

У каждой культуры, по Шпенглеру, свой цикл от подъема до упадка; причем в последний, цивилизационный период философия преимущественно этическая и в высшей мере систематизирована и логици-рована. «Вечных вопросов нет, есть только вопросы, почувствованные и выдвинутые из бытия исторически-индивидуального человечества, из бытия какой-нибудь отдельной культуры… У каждой эпохи имеется своя тема, обладающая значением только для нее, и ни для какой другой. Не ошибиться в выборе темы — вот признак прирожденного философа» (Шпенглер О. Закат Европы. М. ; СПб., 1923. С. 323—324).

Можно согласиться со Шпенглером, что каждая эпоха и культура имеют свой дух (мы говорим: эпоха Возрождения, эпоха Просвещения), но под своеобразием эпохи можно обнаружить преломление некоторых извечных структур. Выявить эти постоянные структуры, непреходящий перечень вопросов к бытию, и есть задача историка философии.

Одной из таких постоянных проблем истории философии был поиск первоначала, принципа развития и движущих сил бытия. Двумя главными направлениями в развитии философии признавались материализм и идеализм в зависимости от того, признавалась первичной материя или идея.

Помимо дилеммы идеализма и материализма существует дилемма рационализма и эмпиризма, которая проходит через всю историю философии: от элеатов к Декарту, от Гераклита к Локку и Юму. Великие системы Платона и Канта вносили ясность и на время закрывали остроту противоречий, но затем борьба возобновлялась с новой силой под воздействием научных достижений и прогресса философии самого по себе.

В античной философии можно выделить поиски первоначала, создание философского метода и дилемму элеатов и Гераклита, с одной стороны, и Платона и Аристотеля, с другой, идеализма и реализма.

Реализм, в отличие от материализма, признает существование идей, но в самом чувственном мире.

Эти линии не параллельны, они могут подходить близко друг к другу, коль скоро человек стремится к реализации идеала и достигает успеха. Однако единомыслие — плод стремления к идеалу — уничтожает саму философию. Дистиллированная вода губительна для здоровья именно потому, что идеальна. Идеал остается на Земле горизонтом, к которому надо бесконечно приближаться, но к которому не следует гнать насильно под угрозой крушения философии, культуры и мира в целом.

Приближаясь к концу, античная философия уже не замахивалась на всеобъемлющие социальные преобразования, и Марк Аврелий понимал неспособность философии обеспечить их. Философия поднялась в конце II в. н.э. на вершину могущества, когда император был философом и видные государственные должности занимали философы. И вдруг она потерпела сокрушительное поражение от религии и ушла в подполье почти на полторы тысячи лет. Почему? Все дело в том, что в период внешнего расцвета философия уже давно была больна скептицизмом, и хватило легкого толчка, чтобы колосс упал.

Как соотносится развитие философии с социальным устройством? «Философия — это свобода», — говорил Эпикур. И вот философия появляется в рабовладельческом обществе. Как такое могло произойти?

Однако в Древней Греции было не так много рабов, а преобладали действительно свободные люди, многие из которых пришли к философии как форме свободной духовной жизни.

ЭТАП РЕЛИГИОЗНОЙ ФИЛОСОФИИ

В Средние века философия была «служанкой богословия», призванной обосновывать истины религии. философ не мог усомниться в существовании Бога и должен был искать доказательства Его бытия.

Христианское мировоззрение строится на принципах, противоположных античным. Античная философия диалектична и скептична, в ней преобладает сомнение. Христианская философия догматична и зиждется на вере. Догматизм, если его питательным корнем не является сомнение, не философичен, и поэтому, строго говоря, христианская философия должна изучаться в курсе богословия, так как отнюдь не собственно философская проблематика была для нее главной. Тем не менее нельзя говорить о пробеле в полторы тысячи лет между античной и новой философией, поскольку философская преемственность все же сохранилась.

Христианство стимулировало развитие метафизики, четко разделяющей два мира. Призывая к досократическому мышлению, Хайдеггер, возможно, имеет в виду преодоление этого разрыва. Шпенглер прав, утверждая, что западная цивилизация никогда не следовала идеалам христианства, столь возвышенным, что вряд ли какая-либо культура могла бы им следовать.

Кризис христианства привел к возрождению интереса к античности. По мере того как подвергались сомнению религиозные догмы, интерес к философии оживлялся. Если христианин слышит откровение свыше («Восстань, и пробудись от сна и услышь глаголы послания»), то человек Нового времени действует как «прометеев творец» и призван говорить сам («Восстань, поэт, и виждь и внемли… глаголом жги сердца людей»).

ЭТАП научной философии

Отличие новоевропейской философии от древнегреческой в том, что исчезает идея блага как высшая ценность философии. Этику заменяет гносеология, а вместо вопроса «что есть истина?» главным становится вопрос «как возможно познание ее?» На первое место выходит неизвестное античности понятие субъекта как условия развития и познания (с декартовского «я мыслю» до кантовских чистых форм созерцания).

В выделении этого понятия, как показал Хайдеггер, проявилась душа западной культуры, которая человека называет субъектом и ставит в основание мирового целого: или в познавательном смысле, как делает Кант, или в метафизическом, как делает Гегель, представляя его венцом саморазвития Абсолютной Идеи. Гегель говорит о западном принципе индивидуальности, который, по его словам, впервые выступил в философской форме в лейбницевой монадологии. Этот же принцип легко различим у Декарта, Канта и самого Гегеля.

Вторая отличительная черта западной культуры, нашедшая выражение в философии Нового времени, — особая форма рациональности, тесно связанной с чувствами, что дало основание русскому социологу и философу Питириму Александровичу Сорокину (1889—1968) назвать западную культуру «чувственной». Рефлексии о себе начинаются с мысли, и лишь потом в процессе размышления открывается существование («мыслю, следовательно, существую», переходящее у экзистенциалистов в «существую, следовательно, мыслю»).

Декарт говорил о двух субстанциях, Спиноза перешел к пантеистическому монизму. Затем последовала критика субстанций как таковых. Локк ниспроверг духовную субстанцию, Беркли — материальную. Но если нет ничего устойчивого, как возможно знание? По мнению Юма, только по ассоциации; по Канту, благодаря априорным формам созерцания и мышления.

Ф. Бэкон и Р. Декарт утверждали соответственно, что истину дают опыт и ясные отчетливые суждения. Эксперимент и разум вступили в Новое время в свои права. Синтезировать эмпиризм и рационализм в рамках одной системы удалось И. Канту. По Канту, познание возможно потому, что разум представляет достигающие человека внешние впечатления в форме всеобщих истин. Если для Платона гарантом истинности познания является пребывание души до воплощения на земле в «мире идей», то Кант заменяет эту гипотезу на гипотезу вечного пребывания понятий в мозгу человека. Платоновский «мир идей» как идеальных неподвижных образцов Кант модифицировал в мир неподвижных категорий мышления. Объективный идеализм Платона Кант заменил идеализмом субъективным или трансцендентальным («трансцендентальный» переводится буквально «находящийся по сю сторону»). Усилив значение воли, поздний Кант, а затем Шопенгауэр и Ницше повторили путь от Платона к Аристотелю, который наблюдаем и в христианской философии.

Творческое величие человека растет, но абсолютная истина ускользает. Ее возвращает Гегель своей Абсолютной Идеей, становящейся во времени. Кант придал познанию личностную активность, Гегель объективировал ее в представление об Абсолютной Идее. Отказ от агностицизма Юма и Канта привел к диалектике Шеллинга и Гегеля, в которой возможность знания обосновывалась тождеством бытия и мышления. Диалектика выступила как против метафизики в форме учения о субстанции, так и против агностицизма. Материалистически переосмысленная диалектика Гегеля вошла затем составной частью в марксизм.

Систему Аристотеля можно назвать объективным реализмом, так как в основе ее представление о действительности, данной чувственному восприятию. Система Гегеля — субъективный реализм, так как в основе ее — представление о самодвижущемся субъекте.

Гегель напоминает Аристотеля своей ориентированностью на развитие, но идет еще дальше, пытаясь выявить не только законы развития мира, но и законы развивающегося мышления. Гегель осуществил в содержательном плане то, что формально описал так: «История философии показывает, во-первых, что кажущиеся различными философские учения представляют собой лишь одну философию на различных ступенях ее развития; во-вторых, что особые принципы, каждый из которых лежит в основании одной какой-либо системы, суть лишь ответвления одного и того же целого. Последнее во времени философское учение есть результат всех предшествующих философских учений и должно поэтому содержать в себе принципы всех их» (Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т. 1. С. 99). Гегель демонстрирует это в трех стадиях его развивающейся системы: платоновская, аристотелевская, кантовская. Сама гегелевская философия была кругом в рамках круга всей философии — от Платона через Аристотеля и Канта к Платону же (рис. 1).


Схема эта станет полностью понятной ниже. Пока отметим, что гегелевская философия есть модель развития философии как таковой.

Система Гегеля логически выстраивается следующим образом. Первое понятие — «бытие» соответствует стадии элеатов, следующее понятие — «становление» соответствует стадии Гераклита. Синтез их представляет систему Аристотеля. У Канта Гегель заимствует то обстоятельство, что в основании явлений лежит субъект, который у него является Абсолютной Идеей. Синтез Гегеля идет через диалектическую смену стадий-систем. Число основных философских систем до Гегеля равно трем, что соответствует гегелевской триаде. При последовательной смене стадий предыдущая не уничтожается полностью, и все они оказываются истинными в своем развитии.

Гегель завершил платоновскую, аристотелевскую и кантовскую фазы развития философии, представив их как процесс, аналог гера-клитова «потока». Его система повторяет развитие систематической философии за 2500 лет. Гегель объединил философию в одну систему и со свойственной ему пунктуальностью довел ее до логического конца.

Система Гегеля стала вершиной рационально-обобщающей способности человека, впитавшей в себя три основные черты, присущие западной душе, — рациональность, индивидуальность, активность. Тайна новоевропейской культуры кроется в этих словах. Декарт дал представление о самосознании человека; Кант поднял личностную активность субъекта на небывалую ступень; Гегель довел ее до такого предела, что начал исчезать ее носитель — человек. В каждом из трех философов подчеркивалась одна сторона европейской души, и в то же время они все работали вместе.

Гегель — заключительный аккорд философской систематики. Он положил последний кирпичик, и здание приобрело стройность и завершенность. После Гегеля всеобъемлющие системы в философии стали невозможны. Последующие построения были уходом в идеологию (Маркс), антропологию (Кьеркегор), бессознательное (Гартман), эмпирию (позитивизм), философию истории (ясперс), философию культуры (Шпенглер), возвращением к предыдущим этапам развития философской мысли — индийской (Шопенгауэр), китайской (хайдеггер), средневековой (неотомизм), кантовской (неокантианство), привлечением философии для решения прикладных задач. философия занимается человеком (экзистенциализм), анализом науки (неопозитивизм), культуры (культурология).

Философия Канта, Шеллинга, Гегеля действительно является классической в том смысле, что соответствует основным канонам западной культуры. Со времен Шопенгауэра и особенно Э. Гартмана можно говорить о постклассике, поскольку в философии уже не все каноны соблюдаются, хотя связи еще прослеживаются. Ницше сигнализировал об опасности начала кризиса западной философии, а Шпенглер охарактеризовал кризис в явной форме, поняв сущность западной культуры на ее закате и предсказав ее гибель. Отрицание Хайдеггером метафизики не что иное, как отход от западной традиции. Экзистенциалистское обращение к индивидуальности есть отказ от разработки целостных проблем культуры. Не порывая полностью с западными традициями индивидуализма, экзистенциализм своим общечеловеческим (в смысле важности для каждого) характером, быть может, обеспечивает плавный переход ко всемирной культуре.

Философия XX в. жила под воздействием двух векторов. В соответствии с закономерностями развития своего круга она занималась теорией познания, а в соответствии с закономерностями развития в пределах круга — человеком. Платон постулировал особый «мир идей», и последующая философия занималась соотношением трех миров — природы, человека и идей. Последний вклад в это внес Поппер. Его «третий мир», представляющий собой сумму накопленных человеческих знаний — тот же «мир идей», ограниченный принципами «научности» и ставший миром человеческих знаний. Это соответствующий западному духу познавательный вариант основной философской проблемы.

Многие философы XIX—XX вв. (Маркс, Ницше и др.) сознательно вырывались за рамки философии, и только Хайдеггер полностью остался в ней, подводя ее итоги. От сверхоптимистического гегелевского тождества бытия и мышления он вернулся к скептицизму. Соединив в своем призыве к преодолению метафизики ницшеанскую «переоценку всех ценностей» с попыткой Гуссерля найти сущностные структуры разума, Хайдеггер распространил эту попытку на человека в целом. В его философии человек теряет активность, в том числе познавательную — не только в новоевропейском, но и в древнегреческом смысле, и начинает рассматриваться как проводник вызова бытия.

Кризис философии связан с кризисом культуры, в ядре которой она находится. Кризис «чувственной» (по П. Сорокину) западной культуры является внешней причиной заката философии, вызванного кризисом идеалов гуманизма, на которых базировалась западная цивилизация.

Как писал Гегель, «каждая часть философии есть философское целое, замкнутый в себе круг, но каждая из этих частей содержит философскую идею в ее особенной определенности или как особенный момент целого. Отдельный круг именно потому, что он есть в самом себе тотальность, прорывает границу своей определенности и служит основанием более обширной сферы; целое есть поэтому круг, состоящий из кругов, каждый из которых есть необходимый момент, так что их система составляет целостную идею, которая вместе с тем проявляется также в каждом из них в отдельности» (Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т. 1. С. 100). Эти слова вводят в схему развития философии, в соответствии с которой имеются три модификации единой системы — Платона, Аристотеля и Канта — и их обобщение Гегелем. «Философия оказывается возвращающимся к себе кругом, не имеющим начала в том смысле, в каком имеют начало другие науки, так как ее начало относится лишь к субъекту, который решается философствовать, а не к науке как к таковой» (Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т. 1. С. 103)

Поскольку попасть в исходную точку невозможно, эта совокупность кругов есть спираль. В каком направлении она разворачивается? Платон считал, что в истории имеет место регресс; Аристотель, Кант и Гегель — прогресс. Развитие философии прогрессивно в смысле преемственности знаний и регрессивно в смысле творческого потенциала. Модель спирали учитывает постоянно происходящее накопление информации. Но философия присуща определенной культуре и вместе с ней совершает цикличное развитие. В пределах круга творческая сила убывает вместе с ростом знания.

Философия совершила три круга: античный (от Сократа — через Платона и Аристотеля — к скептикам), христианский (от Христа — через Блаженного Августина и Фому Аквинского — к Монтеню) и новоевропейский (от Декарта — через Канта и Гегеля — к экзистенциалистам). Эти круги не повторялись, и в каждом было что-то свое: в античном господствовал разум, в христианском — вера, в новоевропейском — наука. Закономерностью в пределах каждого круга является уменьшение значения этики — от тождества знания и добродетели у Сократа и Декарта до увеличения относительной роли воли у Аристотеля и Гегеля с впадением в пессимизм и скептицизм. Завершение каждого круга (почему и имеет смысл говорить о круге) близко в определенном смысле к началу его. Сократ тоже был немного скептиком, но в его скептицизме просвечивалась ирония, и он прославился страстной жаждой истины, в то время как скептики больше думали об опровержении догматиков, чем о создании конструктивной системы. В конце каждого круга обнаруживается ослабление философской мысли, вызванное исчерпанием идей и представлений соответствующего философского круга (рис. 2).

Древний мир прошел путь от мифа к логосу, Средние века — от веры к разуму, Новое время — от науки к идеологии. Первый круг собственно философский, когда разум был выше веры и чувств, второй — религиознофилософский, когда вера была выше разума и чувств, третий — научнофилософский, когда опыт (чувства) оказался выше разума и веры. Это были круги разума, веры и чувства, и так как философия ближе к разуму, то именно первый круг собственно философский. Во втором философия становится служанкой богословия, в третьем — теории познания. Второй круг — философские вариации на темы веры, третий — на научные темы. Это уже несамостоятельное существование, а подлинная философия (как любовь к мудрости) остается уделом и продуктом древних греков, которым можно подражать, но невозможно достичь их уровня. Древнегреческий круг — «золотой век» философии и эталон ее развития самой философской нацией.


В творчестве Платона выражена рациональная ориентация на мир, у Канта — рациональная ориентация на личность. Аристотель ориентировался на неподвижную сущность мира, Гегель — на его развитие. Основная категория первого круга — идея, второго — Бог, третьего — субъект. Античные скептики нанесли удар первой, атеисты Возрождения — второму, экзистенциалисты — последнему.

А как быть с прогрессом? Новые моменты входят в каждый круг: вера — во второй, бессознательное — в третий. Это прогресс, только не в том безапелляционно упоительном смысле, в котором ожидали бессмертия или коммунизма. Гегель выразил представление о прогрессе познания, отражающем основные этапы становления мира. На самом деле идет накопление знаний как образов мира, но нет прогресса результатов. Каждая культура дает свою картину мира.

Говорят о прогрессе науки, но к искусству это понятие уже не подходит. Философия близка к науке преемственностью знаний, и в этой сфере прогресс есть. В смысле же содержательной силы и духовной энергии первый круг явно «прогрессивнее» последующих, а в пределах кругов имеются свои вершины — Платон, Аристотель, Кант, Гегель, после которых начинается спад.

Развитие философии напоминает отпущенную пружину: чем больше места в пространстве она занимает, тем слабее ее внутренняя энергия. Потенциальная энергия пружины превращается в кинетическую и уходит на преодоление сопротивления среды. Чем больше энергия и меньше сопротивление, тем выше результат. Российский историк Л.Н. Гумилев ввел понятие «пассионарности» как внутричеловеческой энергии, движущей исторический процесс. Можно говорить о различных видах пассионарности, и в частности о духовной, движущей развитие культуры. Духовная энергия превращается в знание. С ростом его постепенно убывает творческая мощь культуры. К концу этапа ее не хватает на создание универсальных систем, и разъедающий скептицизм убивает живое древо философии.

Русская философия,этапы ее развития, представители русской философии

Русская философия создала целую систему идей и концепций, которые  считаются предметом национальной гордости. Сегодня интерес к русской философской мысли определяется необходимостью  поиска новых ориентаций к проблемам окружающей действительности. Ведь именно философия как поле формирования смыслообразований человечества (мифологических и рациональных, религиозных и материалистических, метафизических и диалектических концептов) призвана дать ответы на многие вопросы российской современности.

Первый этап развития русской философии

Первым этапом развития русской философии считается XI–XVII вв. Этот период связан с появлением отечественной философии в Киевской Руси и христианского влияния на всю русскую культуру. В это время на Западе церковь главенствует во всей философской и политической мысли.Русская культура рассматривается как место исполнения божественной правды -справедливости.

«Слово о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского считается одним из первых философских сочинений, которое было написано примерно между 1037–1050 гг.  После того, как Иларион прочитал свое сочинение в церкви, Ярослав Мудрый назначил его главой Русской Церкви. Позже митрополит был смещен с этого поста и направлен в  Киево-Печерский монастырь.

В «Слове о законе и благодати» Иларион рассуждает о мировой истории, о том, какое место в  истории занимает Русь и русский народ. Так же он предполагает, в каком направлении должна развиваться русская историческая мысль. Митрополит защищает идею равноправия всех христианских народов, преимущество  «благодати» перед законом. Он восхваляет Владимира, который принял христианство и тем самым способствовал процветанию Руси.

«Слове о законе и благодати» представляет собой не только образец русской письменности, но и грамотно оформленную  философскую мысль того периода.

Одним из важнейших памятников русской философской мысли считается письменная полемика царя Ивана Грозного с князем Андреем Курбским.  Андрей Курбский  известен тем, что проиграл битву в Ливонии и, боясь гнева царя, сбежал из России за границу, где изучал языки, риторику, историю и античное наследие древнегреческой философии. Курбский написал царю письмо, где критиковал его форму правления, в ответ Иван Грозный, славящийся своим ораторским мастерством, написал ему аргументированный ответ в защиту своей власти.

Второй этап русской философской мысли

Новый этап русской философской мысли охватил период  XVII–XIX веков и начался после Петровских преобразований. Этот этап характеризуется секуляризацией общественной жизни и становлением русской философской парадигмы. Философская мысль данного периода была представлена трудами М. Ломоносова, А. Радищева, М. Щербатова и др.

Хотя до XVIII века в России не было множества оформленных философских работ, тем не менее неверно полагать, что не было самой философии. Различные «Сборники», имевшие широкое «хождение» на Руси, содержали отрывки из философских систем Античности и Средних веков, что свидетельствовало о накоплении культурного философского богатства. {{ spravochnik_article.html }} 

Западники и славянофилы

В XIX столетии проявилось все многообразие идей, школ и идеологий русской философии – западники и славянофилы, радикалы и либералы, идеалисты и материалисты и т.д. 
Позиции, занимаемые известными участниками философских дискуссий того времени (главным образом – западников и славянофилов в первой половине столетия) определили всю специфику проблемы «срединного» положения России, на сегодняшний день до сих пор остаются актуальными споры о самобытности исторического и культурного пути России.

Западники и славянофилы понимали всю критичность ситуации в России относительно ее культуры, Просвещения, модернизации и т.д., однако предлагали разные стратегии решения проблем:

Западники отстаивали индивидуальную свободу и единство на основе рациональности Славянофилы опирались на почвенническую идеологию и православные представления о божественной природе человека.

Так, по мнению русского философа В.Соловьёва, «желать своему народу величия и истинного превосходства свойственно каждому человеку, и в этом отношении между славянофилами и западниками вообще не было различия». Западники настаивали лишь на том, что великие преимущества «даром не даются» и России, ради своего же блага и процветания, придется заимствовать европейские методы. 

Представители русской философской мысли

Одним из первых философов-западников был А. Радищев (1749–1802). Он опирался на принципы равенства всех людей, признание естественных прав и свобод личности. Радищев критиковал российскую государственность, считался одним из основателей российского социализма. Его философские положения соединяют  в себе рационализм, материализм, пантеизм и гуманизм, утверждают приоритет материальных вещей и чувственного познания.

Одним из ярких представителей русской философии был П. Чаадаев (1794-1856), который критиковал Россию за ее «отлученность» от достижения цивилизации. Он описал отличительные черты русской культуры от западной. Чадаева нельзя отнести с славянофилам или западникам, он одинаково признавал влияние духовности и рациональности, зависимости человека от Бога, социальной среды и материальной независимости, свободы.

Революционные демократы – В. Белинский (1811– 1845), А.Герцен (1812–1870), Н.Чернышевский (1828–1889) писали свои труды под влиянием философии Гегеля и Фейербаха, они внесли неоценимый вклад в развитие русской философской мысли.

Религиозные философы второй половины XIX века сумели критично переосмыслить весь предыдущий философский и идеологический опыт, объединиться в мыслях о самобытности русского народа и о необходимости заимствования европейского опыта. Помимо этого, критика новых русских философов распространялась на любые формы материалистических идеологий, лишенных иррациональности – они скептически относились к явлениям демократии и зарождающемуся социализму и обращались к более интимным сферам человеческой жизни – творчеству и религии, мистике и экзистенциальной сущности человека. 

Представители русской религиозной традиции в философии (Соловьев, Бердяев, Толстой, Достоевский), критикуя рационализм, в определенных случаях – общественные движения (социализм, демократию, власть в целом и т.д.), выстраивая новые неожиданные и нетрадиционные концепции бытия, предлагали свои собственные смыслы, полагая, что они будут доступны и понятны каждому. 

Одним из оригинальных мыслителей того времени считается П.  Юркевич (1826–1874), автор «философии сердца», в которой он отстаивал приоритет сердца над разумом. Он выступал против западного реализма, материалистических взглядов Чернышевского.

В1850 ых- гг. для молодежи было характерно рациональное мышление, эпоха позитивизма и социализма принесла новые воззрения, характеризующиеся сочетанием утилитаризма и аскетизма, науки и морализаторства, позитивизма и внутренней религиозности.

Важно отметить политизированность русской философии, ее связь с устройством социальной жизни, которое постоянно требовало радикальных перемен. Поэтому наиболее яркие труды были написаны в литературно-эссеистском или публицистическом жанре.

Одним из философов, который рассуждал о «грамотном» обращении с государственным устройством был К. Леонтьев (1831 –1891). Он отрицал оптимистически-гуманистическое понимание человека, идеология которого строилась на допущении разумности и наличия доброй воли. Вера в «земного человека» представлялась Леонтьеву «соблазном, который привел к загниванию культуры». Философ считал, что индивидуализм и автономность человека отрицательно сказываются на почитании Бога.Леонтьев был противников «морализации», которой не должно быть места при оценке истории, и инициатором развития программы «эстетики истории». В противоположность декадентской эстетике упадка он выступает защитником государства, идеи его одухотворения.

Русский философ Н. Федоров (1829–1903) осуждал преклонение не только перед теоретическим разумом, но и перед природой. Он считал природу врагом человека и призывал людей управлять ею. Федоров много рассуждал о смерти и эгоистическом отношении людей к умершим. Учение Федорова считается русской утопией, в которой он стремился соединить идеи спасения с реальностью жизни.

Писатель и русский философ И. Ильин (1883–1954)  в своей работе «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» пытался по-новому интерпретировать систему философских идей немецкого  мыслителя.
Ильин отстаивал идею  существования самостоятельного философского опыта, который состоит в систематическом созерцании предмета. Предмет философии, по мнению Ильина,есть Бог. Философия находится выше религии, потому что «раскрывает  Бога не в образах, а в понятиях». Ильин в своих работах много рассуждал о зле и проблеме ответственности человека, критиковал Толстого за его идеи «непротивления», рассматривая эту идею как «потакание злу». Однако в более поздних работах, узнав о всех аспектах понятия фашизма, Ильин призывает не к активному сопротивлению злу, а к «уходу от дел мирских». Философ был патриотом и верил в возрождение России.

У истоков «духовного возрождения»  стоял философ В. Соловьев (1853–1900), который заложил теоретический базис для последующих философских систем  России и объединил научную, религиозную, оптологическую, социально-историческую и ценностно-практическую парадигмы. Его «философия единства» поднимала вопросы человека и его места в мире, отношения человека и Бога. Соловьев призывал к соучастию и сотрудничеству человека и мира, человека и Бога, обосновывал необходимость исполнения в жизни сверхмировых ценностей, причастность к абсолютному и нравственную солидарность всего сущего.

Творческое наследие Соловьева поистине велико, основные его труды: «Кризис западной философии», «Философские начала цельного знания», «История и будущность теократии», «Теоретическая философия», «Чтения о Богочеловечестве», «Критика отвлеченных начал», «Три разговора», «Оправдание добра» и др. оказали принципиальное влияние на всю последующую русскую философскую мысль.

Именно в аскетизме воплощается, по мнению Соловьева, противостояние духовного и материального  начал в человеке. Аскетизм выражается  в стремлении подчинить «природное» и «животное» — духу, усмирить и подчинить разуму и воле -«плотское».

Ключевой способностью для нравственного отношения к другим, по мнению Соловьева, является  способность сострадать или жалеть. Соловьев подчеркивает, что именно сострадание, а не простое сочувствие являются определяющими для категории нравственности или безнравственности.  Так, сочувствие в радости не делает сочувствующего более нравственным. Способность же сострадать связана с глубоко нравственным чувством, когда сострадающий умаляет собственную радость, добровольно разделяет страдание. 

В. С. Соловьев пытался найти «неразложимую основу общечеловеческой нравственности», исследуя нравственные чувства и полемизируя в своих работах с Ч. Дарвиным (эволюционная теория). Так, понятие стыд обозначается Соловьевым, как то начало в человеке, которое помогает ему через отрицание прийти к пониманию своей сущности. В отличие от Дарвина, который видел в жалости  отражение общественных инстинктов, Соловьев считает жалость  «составляющим  корнем этического начала».  Благочестие как нравственное чувство составляет основу религиозных воззрений человека.

Добродетели для Соловьева – это некий образ поведения, приводящий к чувству удовлетворения от соответствия поступка нравственной норме.

Первое основание нравственности – стыд, рождает добродетель стыдливости, побуждающей избегать поведения, вызывающего стыд. Жалость  через альтруизм рождает добродетель преодоления эгоизма и, в высшей степени, чувство солидарности со всеми живыми существами.  Почитание высшего над собой, божественного, рождает добродетель благочестия.  Поступки в соответствии с понятием о добродетелях свидетельствуют о нравственной жизни. Если принять тезис о том, что нравственные основания присущи человеку, то добродетельная жизнь – это жизнь человека в соответствии понятием о том,каким он должен быть. 

 В.С.Соловьев приводит следующие добродетели, вытекающие из трех оснований нравственности:

  • умеренность или воздержанность;
  • храбрость или мужество; 
  • мудрость, справедливость. 

Соответствие оснований нравственности следующее: умеренность и воздержанность основываются на чувстве стыда, обусловлены эти добродетели оказываются стремлению ограничить пагубное влияние плотского на духовный мир человека. 

Храбрость и мужество также обусловлены стыдом, но уже в том смысле, что человек стыдится впасть в низменный, природный страх и поэтому  силой воли изживает его.

Истинная мудрость основывается на альтруизме, потому как обладание мудростью без ориентирования на добро является » злым, недостойным целей». 

Справедливость можно трактовать как соответствие истине, некую правдивость, и как равное отношение к своим потребностям, к потребностям ближних. Кроме того, справедливость может быть понята как легальность, соответствие законам.

Так Соловьев указывает на то, что вопрос добродетели в нравственной философии не должен пониматься слишком поверхностно. Практически всякая добродетель может быть оспорена, в зависимости от того, какое значение вкладывается в ее понятие.

Влияние марксизма на русскую философию

Отсутствие четких ответов на многие насущные вопросы конца XIX-начала XX веков было вполне закономерно, поскольку с точки зрения набиравшего тогда популярность марксизма – иррационализм и религия оказались не способны решить материальную проблему, руководствуясь нематериальными, абстрактными понятиями. 

В конце XIX века именно в марксизме многим виделась некая окончательная истина. Так, из начальной народнической утопии социализм трансформировался в идеологию. Вместе с этим, русский народ в тот исторический период, применял на практике чуждые для своего мироощущения марксистские идеи. 

Безусловно, такие работы Ленина как «Материализм и эмпириокритицизм», «Философские тетради», «Государство и революция» существенно дополнили и обогатили марксистскую теорию, однако в них не рассматривалась гносеологическая и онтологическая проблематика.

Своеобразной альтернативой русскому марксизму стало философско-политическое движение — евразийство. Оно зародилось в русской эмигрантской среде (в Болгарии, в 1921 году).

Представители евразийства (Трубецкой, Савицкий, Флоровский) выступали  за отказ от европейской интеграции России в пользу интеграции с центральноазиатскими странами. 
В этом плане евразийство представляло собой альтернативу  западничеству (шире – тенденциям либерализма).  Однако идеи евразийцев были практически забыты уже ко второй половине XX века. 

Возрождение же этих идей связано с именем Л. Н. Гумилёва (1912-1992). Именно Гумилев, основываясь на концепции евразийства, разрабатывает свою концепцию этногенеза в книгах  «Этногенез и биосфера Земли», «Тысячелетие вокруг Каспия» и «От Руси к России». Однако концепция Гумилева во многом не совпадала с идеями классического евразийства – он не касался их  политических взглядов и, несмотря на то, что критиковал Запад, критика его не касалась ни идей либерализма, ни рыночной экономики. Тем не менее, благодаря именно Гумилеву идеи евразийцев стали получать популярность к концу XX века. 

Несомненным превосходством  русской философской мысли XX века является пластичное соединение академической традиции и жизненно-практического философствования. 

Китайская философия: этапы развития | Понятия и категории

1) Древний период (500—220 гг. до н. э.) и расцвет «Ста школ».

А) Имя Конфуция (551—479 гг. до н. э.) открывает этот период. Он впервые сформулировал принцип прихода во власть сообразно заслугам, а не по праву наследования. В его проповедях упор делается прежде всего на необходимость создания широкой системы обучения (что предполагало приобщение к чтению и комментированию классиков, необходимость анализа истории, поиск талантов, отвращение к незыблемым догмам и религиозным истинам…), а также ритуального кодекса. Большая важность придавалась развитию музыки, согласно определенным морально-этическим и эстетическим канонам. Все это должно было позволить человеческому обществу обустроиться в рамках иерархизированной гармоничной системы. Конфуций ничего не писал, он собрал и упорядочил работы классиков, творивших до него; его ученики издали книгу «Суждения и беседы» («Лунь юй»), содержащую его мысли. Сохранение преемственности интеллектуальной линии Конфуция преимущественно легло

[266]

на плечи его внука Цзы Сы (ок. 485—420 гг.), автора «Великогоучения» («Да-сюэ»), текста столь же глубокого, сколь и короткого, который до наших дней дает пищу для серьезного размышления и пользуется большой популярностью, а также Мэн-цзы (372—289 гг. до н. э.), автора работы, которая озаглавлена его именем, содержащиеся в ней размышления касательно поиска Пути носят некоторый налет мистицизма, и Сюнь-цзы (320—230 гг. до н. э.), чьи мысли об основах человеческой деятельности и

[267]

[Таблица]

Система соответствий

Время года

Стихия

Цвет

Животное

Сторона света

Число

Внутрен-ний орган

Запах

Вкус

Музы-кальная нота

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Весна

Дерево

Сине-зеленый

Дракон

Восток

8

Селезенка

Прогор-клый

Кислый

цзюэ

Лето

Огонь

Красный

Имею-щие оперение

Юг

7

Легкие

Горелый

Горький

чжи

Конец лета

Земля

Желтый

Голые (без шерсти, чешуи

Центр

10

Сердце

Нежный

Сладкий

гун

Осень

Металл

Белый

Имеющие шерсть

Запад

9

Печень

Мяса

Острый

шан

Зима

Вода

Черный

Морская раковина

Север

6

Почки

Гнилой

Соленый

юй

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[268]

о ритуалах порой затрагивают некоторые вопросы законоведения.

Данный список далек от того, чтобы быть исчерпывающим, он включает в себя лишь те элементы, которые чаще всего упоминаются.

Б)Даосизм прославился фигурой Лао-цзы, о жизни которого не известно ничего. Он является автором загадочной «Книги Пути и благой силы» («Дао дэ цзин»). Видный представитель этого течения — мыслительЧжуан-цзы (ок. 370—300 гг. до н. э.), автор работы «Чжуан-цзы». Эти два фундаментальных для китайской философии текста проповедуют необходимость известной отстраненности от жизни общества и поиска собственного инициационного пути, который должен привести к высшей, лишенной всяческих привязок форме мудрости.

В) Яростно выступая против ритуализма и музыкальной практики, которые превозносил Конфуций, Мо-цзы (ок. 460—400 гг. до н. э.) в работе, озаглавленной его именем, проповедует идеи равенства, насаждаемого военными средствами, который призван бороться с исконными эгоистическими побуждениями людей, а также с существованием духов, следящих за людьми и охотящихся на них.

Г) «Школа имен» ориентируется на медитацию, связанную с феноменами языка и слов, в основе которой — парадоксы, некоторым образом напоминающие парадоксы Зенона («Белый конь — это не конь», «Тень всегда неподвижна»…). Она представлена фигурами Хуй Ши (ок. 380—305 гг. до н. э.) и Гунсунь Луна (ок. 333—250 гг. до н. э.). Преемников у этой школы не было.

Д) «Законническая школа» («Легизм») руководствуется кодексами законов, разработанными в ряде княжеств, начиная с VI в. до н. э., а также идеями

[269]

Сюнь-цзы. Испытывая неприязнь ко всем моральным принципам, она кончает тем, что делает своими краеугольными камнями страх и приманку в виде

Прибыли. Эта школа инспирировала режим, правивший методами террора, ему удалось объединить и унифицировать Китай, но он пребывал у власти лишь с 221 до 207 гг. до н. э. Министры Шан Ян (ок. 385—335 гг. до н. э.) и Хань Фэй-цзы (290—234 гг. до н. э.) оставили работы, озаглавленные их именами.

Е) «Космологическая школа», называющаяся также «Школой инь и ян».

Все эти и другие менее известные течения представлены в «Веснах и осенях Люй Бувэя» эклектической работе, созданной примерно в 238 г. до н. э. под руководством Люй Бувэя, первого министра при царе Чжэн-ван из династии Цинь. Этот сборник, представляющий собой род философского завещания появился перед самым началом объединения страны царем Чжэн-ваном династии Цинь, который взял себе имя Цинь Ши-хуанди, в 213 г. он издал эдикт, обращенный против самых знаменитых книг.

2) Эпоха Хань (206 г. до н. э. — 220 гг. н. э.) и возрождение даосизма и конфуцианства.

Такие синтетические умы, как конфуцианец Дун Чжуншу (ок. 195—115 гг. до н. э.), написавший работу, озаглавленную «Обильная роса (на листах) «Чунь-цю»» («Чуньцю фаньлу»), и его современник даос Лю Ань, правитель земель Хуайнань, под руководством которого была составлена книга «Хуайнань-цзы», обозревают в своих трудах обширные космологические и политические пространства и планы. Большие усилия в плане сбора и редактирования древних текстов были предприняты Лю Синем (32 г. до н. э. — 23 гг. н. э.) — тут надо учитывать, что

[270]

 [271]

подобная работа сопряжена с высоким риском появления взаимных наложений и тех или иных текстовых замещений. Также следует упомянуть об исследованиях, порой трудных для уразумения, Ян Сюна (53 г. до н. э. — 18 гг. н. э.), чьи «Образцовые речи Учителя Яна» («Ян-цзи фаянь») имеют своим источником «Суждения и беседы», увязываемые с фигурой Конфуция. Критический дух мыслителя Ван Чуна (27— 97 гг.) находит свое выражение в «Критических дискуссиях» («Луньхэн»).

3) С III по VII в. политические встряски и неурядицы сопровождаются значительным интеллектуальным подъемом. Известный и как даос, и как конфуцианец, Ван Би (226—249 гг.), ослепительный гений, слишком рано появившийся на небосклоне китайской мысли, составил комментарии и к «Дао дэ цзин» (Лао-цзы), и к «Луньюй» («Суждения и беседы»), стремясь при этом достичь полной индифферентности в своих текстах. Го Сян (ок. 235— 312 гг.), более четко обозначающий свою приверженность даосизму, занимался поиском некой самопроизвольной, внутренне присущей миру основы, которая обеспечивала бы его реальность. Алхимическая даосская традиция обрела свой расцвет с Гэ Хуном (283—343 гг.), автором текста, известного под названием «Учитель, объемлющий простоту» («Баопу-цзы»). Вообще все даосское течение двигалось в направлении, которое по аналогии со словами в начальной части «Дао дэ цзин» о «тайне, лежащей за гранью таинственного», получило название «Изучение таинственного» (сюаньсюэ).

Затем буддизм — доктрина о спасении, пришедшая из Индии, появился на китайском духовном и интеллектуальном небосклоне. Утверждение четы-

[272]

[273]

рех истин (все есть иллюзия, желание приковывает нас к этим иллюзиям, этому заточению придет конец вместе с концом желания, средством положить конец страданию является достижение верно ориентированного мышления) оказало огромное влияние на людей в те беспокойные времена. Буддистские медитации пересекаются с даосскими поисками в области изучения таинственного. Монах Даоань (312—385 гг.) и его ученики готовят почву к прибытию в Чанъань — в 402 г. — Кума раджи вы (ок. 344—413 гг.). Кумараджи-ва вместе со своим учеником Чжу Даошэном придал китайскому буддизму черты своей собственной яркой индивидуальности. В тот период тысячи монахов переводят огромное множество текстов. В V и VI в. проявятся противоречия между конфуцианством, даосизмом и буддизмом. Они будут оплодотворять китайскую мысль на протяжении шести последующих веков (так, много споров будет связано со взаимоотношениями духа и тела).

4) Эпоха династий Суй (589—617 гг.), Тан (618— 907 гг.) и Сун (960—1279 гг.) — это время взаимных влияний между тремя крупными течениями — конфуцианством, буддизмом и даосизмом, которые, находясь в непрестанной полемике, глубоко воздействуют друг на друга и осуществляют взаимное проникновение друг в друга.

А) В области буддизма первая собственно китайская школа — Тяньтай, — объединившая две традиции («объясняющую, толкующую» и основывающуюся на медитации), была заложена усилиями Чжии (538—597 гг.). Впоследствии Сюаньцзан (602— 664 гг.) проделал путь, обратный тому, что прошел Кумараджива, имея целью отыскать источники сакральных текстов. Его паломничество позд-

[274]

[275]

нее послужило сюжетом для романа «Путешествие на Запад». Школа чань (в японской версии называющаяся дзэн-буддизмом), основанная Хунжэнем (602—674 гг.) и представленная таким видным деятелем, как Линь-цзы (Линь-ци, ум. в 866 г.), занята поиском мгновенного пробуждения, ведомым в стороне от всяческих толкований, различных богоугодных деяний, а также медитаций, строящихся в соответствии с предписанными методиками. Как мы уже видели, расцвет буддистских монастырей и умножение в них богатств повлекли за собой жесткую реакцию со стороны государства в 845 г.

Б) Даосизм, испытав влияние буддистской доктрины о спасении, продолжил свои поиски бессмертия на мистических путях, которые привели его к «внутренней алхимии». В 1019 г. императорским указом был опубликован даосский канон. Чжан Бо-дунь (984—1082 гг.) в этот период издал пространный текст о внутренней алхимии.

В) Конфуцианство после возвращения к текстам древности и выказывания ожесточенного неприятия как даосизма, так и буддизма со стороны Хань Юя (768—824 гг.), что стоило ему серьезных неприятностей со стороны буддистского правителя, вызвало появление на свет неоконфуцианства. Это движение родилось одновременно как результат размышлений над древними текстами и как результат диалога, порой полемического, с двумя другими основными течениями. Черты его демонстрирует нам уже Ли Ао (772—836 гг.), племянник и ученик Хань Юя. Взяв на вооружение понятия «ли» (глубинный смысл вещей, их основной принцип) и «ци» (тонкие витальные вибрации, волны), неоконфуцианские мыслители, следуя в русле поисков, ведомых буддистами и даосами, пытаются указать

[276]

[277]

на сокрытую реальность, «лежащую под видимостями», и через такое обращение к ней они стремятся достичь высшей мудрости. Такой подход характерен для Чжоу Дуньи (1017—1073 гг.), который дает комментарий к «И ц-зин» («Книге перемен»), при этом видно, что он знаком с даосскими авторами, а также для Чжан Цая (1020—1077 гг.), который размышляет о тонкой витальной волне (ци) — он уподобляет ее Великой пустоте. Три ведущие фигуры неоконфуцианства — э го братья Чэн (Чэн Хао, 1032—1085 гг., и Чэн И, 1033— 1107 гг.), проповедовавшие изучение Пути (даосюэ), в ходе которого надлежало исследовать окружающие человека вещи (гэу, ключевое понятие «Великого учения»), а также Чжу Си (1130—1200 гг.), комментарии которого к работам классиков и к «Четверок-нижию» конфуцианства («Суждения и беседы», «Великое учение», «Серединное и обыкновенное» и «Мэн-цзы») пользовались авторитетом на протяжении почти восьми веков, превосходя своей глубиной тезисы его оппонента Лу Сяншаня (1139— 1193 гг.).

5) Самым великим мыслителем эпохи династии Мин (1368—1644 гг.), последовавшей за периодом монгольского нашествия (с 1271 по 1367 гг.), конечно, является конфуцианец Ван Янмин (Ван Шоужэнь 1472—1529 гг.), который в своих работах опирается на фундаментальное понятие «гэу» (наблюдение за окружающими вещами), для того чтобы оспорить некоторые тезисы Чжу Си. Чиновник высокого ранга, он неоднократно посылался из столицы в провинцию с целью замирения охваченных волнениями регионов (с чем он с успехом справлялся). Это дало ему возможность одновременно углубить свою мысль и испытать ее на практике.

[278]

6) Маньчжурская династия Цин (1644—1911 гг.) с недоверием относилась к китайским мыслителям — обычно их обвиняли в желании восстановить «исконную» династию. Так, три великих конфуцианца начала эпохи правления династии, Хуан Цзунси (1610—1695 гг.), Гу Яньу (1613—1682 гг.) и Ван Фуч-жи (1619—1692 гг.), ожесточенно выступали против маньчжурской власти. То же следует сказать и о реформаторах второй половины XIX в. Здесь особо следует выделить конфуцианца Кан Ювэя (1858— 1927 гг.), комментарии которого к конфуцианским «Суждениям и беседам» представляют собой глубоко современное, модернистское прочтение древней мысли, а также его ученика Лян Цичао (1873— 1929 гг.), который также пытается по возможности освободиться от традиционного багажа накопленных знаний, с тем чтобы завязать живой диалог с учеными древности, равно как и с западной мыслью.

[279]

Цитируется по изд.: Каменарович И. Классический Китай. М., Вече, с. 266-279.

Исторические этапы развития науки

Исследователи, изучающие науку в целом, выделяют три формы исторического развития науки: классическую, неклассическую и постнеклассическую науку.

Классической наукой называют науку до начала ХХ в., имея в виду научные идеалы, задачи науки и понимание научного метода, характерные для науки до начала прошлого века. Это прежде всего вера многих ученых того времени в рациональное устройство окружающего мира и в возможность точного причинно-следственного описания событий в материальном мире. Классическая наука исследовала две господствующие в природе физические силы: силу тяготения и электромагнитную силу. Механическая, физическая и электромагнитная картины мира, а также концепция энергии, основанная на классической термодинамике, являются типичными обобщениями классической науки.

Неклассическая наука — это наука первой половины прошлого века. Теория относительности и квантовая механика являются базовыми теориями неклассической науки. В этот период разрабатывается вероятностная трактовка физических законов: абсолютно точно нельзя предсказать траекторию движения частиц в квантовых системах микромира.

Постнеклассическая наука (фр. post — после) — наука конца ХХ в. и начала XXI в. В этот период уделяется большое внимание исследованию сложных, развивающихся систем живой и неживой природы на основе нелинейных моделей.

Классическая наука имела дело с объектами, поведение которых можно предсказать в любое желаемое время. В неклассической науке появляются новые объекты (объекты микромира), прогноз поведения которых дается на основе вероятностных методов. Классическая наука также использовала статистические, вероятностные методы, однако она объясняла невозможность предсказания, например, движения частицы в броуновском движении большим количеством взаимодействующих частиц, поведение каждой из которых подчиняется законам классической механики.

В неклассической науке вероятностный характер прогноза объясняет вероятностной природой самих объектов исследования (корпускулярно-волновой природой объектов микромира).

Постнеклассическая наука имеет дело с объектами, прогноз поведения которых с некоторого момента становится невозможным, т. е. в этот момент происходит действие случайного фактора. Такие объекты обнаружены физикой, химией, астрономией и биологией.

Этапы исторического развития науки представлены следующей таблицей 1.

Таблица 1. Исторические этапы развития науки.

Исторический этап

Древняя Греция

Средневековое знание

Классическая наука

Неклассическая наука

Постнеклассическая наука

Хронологические рамки

Преобладающие методы

Характерные особенности

Основные знания и открытия

Представители

Древний Восток

с VI в. до н.э.

опытный

интуитивный

подчиненность практическим потребностям, эмпирический характер происхождения научного знания и обоснования, кастовость и закрытость научного сообщества, состояние веры доминирует над культурой сомнения, имеет характер священного познания, имеющего печать тайны

возникают зачатки астрономии, математики, этики, логики, зарождение астрологии, грамоты, нумерологии, доевклидова геометрия, первые водоподъемные приспособления, разработка точного календаря, счета времени, подъемные приспособления: рычаг, блок, ворот, клин, наклонная плоскость

жрецы

VI-IV вв. до н.э.

теоретический

описательный

теоретичность (источник научного знания – мышление), логическая доказательность, независимость от практики, открытость критике, демократизм

совершенствовались сельскохозяйственные технические средства, формируется математика как самостоятельная наука, изложены основы геометрии, созданы первые теоретические системы, объясняющие возникновение и строение мира, первые описания закономерностей природы

Фалес, Демокрит, Аристотель, Сократ, Платон, Пифагор, Гиппократ, Гераклит, Архимед.

IV-XV вв.

дедуктивный

истолкование

теологизм, непосредственное обслуживание социальных и практических потребностей религиозного общества, схоластика (рациональное обоснование и систематизация христианского вероучения), догматизм (способ мышления, оперирующий неизменными понятиями, формулами без учета новых данных практики и науки, конкретных условий места и времени).

сделаны первые шаги к механистическому объяснению мира, был создан компас и часы с боем, развитие специфических в средневековье областей знания — астрологии, алхимии, магии — привело к формированию зачатков будущих экспериментальных естественных наук: астрономии, химии, физики, биологии.

Иби Сина, Ибн Рушд, Бируни, Альберт Великий, Роджер Бэкон.

XVI-XIX вв.

метафизический

эмпирический

количественные модели исследования

эксперимент, математическая модель объекта

дедуктивный

метод построения теории

критицизм

идеология, светский характер, критический дух, объективная истинность, практическая полезность, стремление синтезировать рациональность античной науки и техно-инструментальный характер восточной преднауки. сосредоточение на изучении отдельных процессов и явлений для использования полученных знаний в технологических целях, уход от созерцательно-наблюдательной в экспериментальную основу науки.

гелиоцентрическая система мира, развитие механики, возникновение технических наук, космогоническая гипотеза Канта, клеточная теория строения живых организмов, электромагнитная картина мира, электромагнитное поле

Галилей, Ньютон, Лейбниц, Декарт, Коперник, Кант.

конец XIX в — конец XX в

формализация

аксиоматический

конструктивистский

гипотетико-дедуктивный эксперимент

релятивизм (пространства, времени, массы) — идеалистическое учение об относительности, условности и субъективности человеческого познания,

индетерминизм — отрицание всеобщего характера причинности

массовость, системность, структурность, организованность

эволюционность систем и объектов

открыто явление радиоактивности

электрон и первая модель атома

планетарная модель строения атома

теория относительности

вирусология, генетика, открыты квазары, пульсары в астрономии

Беккерель, Кюри, Томпсон, Резердорф, Эйнштейн, Вильсон.

вторая половина XX— начало XXI в.

математическое моделирование

эксперимент

системность, структурность, антропологизм, проблемная предметность, социальность научно-познавательной деятельности, полезность, экологическая и гуманистическая ценность научной информации, методологический плюрализм, конструктивизм, эффективность, целесообразность научных решений, целостность

генные технологии, эволюционная химия, развитие вычислительной техники, микроэлектроника и наноэлектроника, открытие лазера

Винер, Гутцвиллер, Холли, Ниренберг, Мур, Перрен, Томпсон.

§ 4. Основные периоды развития философии. Краткий очерк истории философии

Читайте также

21. Основные тенденции развития философии и психологии в XVII в. Открытия Н. Коперника, Д. Бруно, Г. Галилея, У. Гарвея, Р. Декарта

21. Основные тенденции развития философии и психологии в XVII в. Открытия Н. Коперника, Д. Бруно, Г. Галилея, У. Гарвея, Р. Декарта Интенсивное развитие капиталистических отношений в XVI–XVII вв. повлекло за собой бурный расцвет многих наук, прежде всего естествознания. Открытия

[8) Издержки по расчистке под пашню не подвергавшейся обработке земли. Периоды повышения цен на хлеб и периоды их понижения (1641–1869 гг.)]

[8) Издержки по расчистке под пашню не подвергавшейся обработке земли. Периоды повышения цен на хлеб и периоды их понижения (1641–1869 гг.)] Если мы сравним приведенные выше среднегодовые цены на хлеб{34} и исключим то, что обусловлено, во-первых, обесценением денег (1809–1813 гг.) и,

12. Философия марксизма, основные этапы ее развития и виднейшие представители. Основные положения материалистического понимания истории. Общественный прогресс и его критерии

12. Философия марксизма, основные этапы ее развития и виднейшие представители. Основные положения материалистического понимания истории. Общественный прогресс и его критерии Марксизм — это диалектико-материалистическая философия, основы которой заложили Карл Маркс и

13. Характеристика философии позитивизма. Основные этапы ее развития, виднейшие представители

13. Характеристика философии позитивизма. Основные этапы ее развития, виднейшие представители Возникшая в 30–40-е годы XIX века во Франции философская школа позитивизма поставила задачу и предложила метод получения позитивного (хорошего, правильного) научного знания о

9.2. Основные направления и закономерности развития философии техники

9.2. Основные направления и закономерности развития философии техники Главное отличие человека от животных древнегреческий философ Анаксагор (500–428 до н.э.) видел во владении человеком своими руками. Аристотель (384–322 до н.э.) уточнил это суждение своего предшественника:

1. Разделение истории философии на периоды

1. Разделение истории философии на периоды Так как мы ведем исследование научно, то само это деление на периоды должно оказаться необходимым. В общем мы, собственно говоря, должны различать две эпохи истории философии, делить ее на греческую философию и германскую,

§2. ОСНОВНЫЕ ПЕРИОДЫ

§2. ОСНОВНЫЕ ПЕРИОДЫ 1. Мифология. Как мы видели выше, мифология предшествует античной философии, и ее социально-историческая необходимость у нас уже обоснована. Сейчас, в преддверии самой философии, мы должны сказать, что мифология тоже есть определенное мировоззрение, и

§ 3 Основные идеи современной европейской философии права и тенденции ее развития

§ 3 Основные идеи современной европейской философии права и тенденции ее развития Новое время заявило о себе становлением капиталистического способа производства и тотальным экономическим отчуждением в условиях тройной фетишизации «товар — деньги – капитал», где

Глава II Основные векторы развития психоаналитической социальной философии

Глава II Основные векторы развития психоаналитической социальной философии На основе нетривиального подхода 3. Фрейда, А. Адлера, К. Г. Юнга, В. Райха и других пионеров психоанализа к пониманию психики, личности, культуры и общества сложились десятки самых разнообразных

Tables of Contents — Oxford Studies in Ancient Philosophy

Ниже приведен полный список всех томов и статей, опубликованных в этой серии. включая ссылки на примеры статей. (мы добавим образцы статей регулярно. Подписаться OSAP на Facebook и Twitter для получения обновлений.)

Том LII, лето 2017 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Пинто, Родос, « Nous , Движение и телеология у Анаксагора», 1–32
  • Бернит, Майлз, «Весь мир — сценическая живопись: декорации, оптика и греческая эпистемология», 33–75
  • Эбрей, Дэвид, «Идентификация и объяснение в Euthyphro », 77–111
  • Павлин, Ховард, «Третий человек и согласованность Парменида », 113–76
  • Прайс, Энтони, «Разновидности удовольствия у Платона и Аристотеля», 177–208
  • Росси, Габриэла, «Проходя через апорий », 209–56
  • Саттлер, Барбара, «Дилемма измерения Аристотеля», 257–301
  • Нильсен, Карен, «Острая пища как причина смерти: совпадение и необходимость в метафизике E 2–3», 303–42

Том LI, зима 2016 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Бетег, Габор, «Архелай о космогонии и происхождении социальных институтов», 1–40
  • Шваб, Уитни, «Понимание epistēmē в Платоновской Республике », 41–85
  • Броуди, Сара, «Непризнанные знания в Theaetetus », 87–117
  • Карбовски, Джозеф, «Обоснование «аргументом» в естествознании Аристотеля», 119–160
  • Купер, Джон М., «Аристотелевские бесконечности», 161–206
  • Нолан, Дэниел, «Стоические трихотомии», 207–230
  • Благородный, Кристофер Исаак, «Невозмутимая душа Плотина», 231–281
  • Denyer, Николас, «Седьмое письмо: обсуждение Майлза Бернита и Майкла Фреде, Псевдоплатоническое седьмое письмо », 283–292

Том L, лето 2016 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Йохансен, Томас Кьеллер, «Вероятная история Парменида», 1–29
  • Тривиньо, Франко В., «Моральный и литературный характер Гиппия в платоновском произведении Hippias Major », 31–65
  • Роуэтт, Кэтрин, «Почему короли-философы поверят благородной лжи», 67–100
  • Чарльз, Давид и Перамацис, Михаил, «Аристотель о носителях истины», 101–141
  • Кляйн, Джейкоб, «Стоический аргумент от oikeiōsis », 143–200
  • Харари, Орна, «Александр против Галена в движении: простой логический спор?», 201–236
  • Куп, Урсула, «Рациональное согласие и самовозврат: неоплатонический ответ стоикам», 237–288
  • Корцилий, Клаус, «Здравый смысл и дополнительные способности: обсуждение Анны Мармодоро, Аристотель о восприятии объектов », 289–320

Том XLIX, зима 2015 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Уилберн, Джошуа, «Проблема Алкивиада: Платон о нравственном воспитании и многих», 1–36
  • Василиу, Яковос, «Платон, формы и моральная мотивация», 37–70
  • Маккриди-Флора, Ян С., «Протагор и Платон у Аристотеля: перечитывая доктрину меры», 71–127
  • Кларк, Тимоти, «Аристотель и древняя загадка возникновения», 129–50
  • Джадсон, Линдси, «Астрофизика Аристотеля», 151–92
  • Карбовски, Джозеф, « Феномены как свидетели и примеры: методология Евдемианской этики 1. 6», 196–226
  • Кляйн, Джейкоб, «Понимание стоического безразличия», 227–81
  • Netz, Reviel, «Были ли математики-эпикурейцы?», 283–319
  • Уилбердинг, Джеймс, «Революционная эмбриология неоплатоников», 321–61
  • Вульф, Рафаэль, «Умение спрашивать: обсуждение Гейл Файн, Возможность расследования », 363–91

Том XLVIII, лето 2015 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Шваб, Уитни, «Объяснение эпистемологии Менона », 1–36
  • Данкомб, Мэтью, «Роль родственников в аргументе Платона о разделе», Republic 4, 436b9–439c9, 37–60
  • Эванс, Мэтью, «Извлечение лучшего из Протагора Платона», 61–106
  • Морисон, Бенджамин, «Что такое совершенный силлогизм?», 107–66
  • Кривелли, Паоло, «Истина в метафизике E 4», 167–225
  • Бейкер, Сэмюэл Х., «Концепция ergon : к успешной интерпретации аристотелевского «аргумента о функции», 227–66
  • Гелбер, Джессика, «Аристотель о сущности и среде обитания», 267–93

Том XLVII, зима 2014 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Джонстон, Марк А., «О ‘ logos ’ у Гераклита», 1–29
  • Каллард, Агнес Геллен, «Невежество и акрасия-отрицание в Протагоре », 31–80
  • Стори, Дэмиен, «Внешний вид, восприятие и иррациональное убеждение: Республика 602c–603a», 81–118
  • Хаспер, Питер Шёрд и Юрдин, Джоэл, «Между восприятием и научным знанием: описание опыта Аристотелем», 119–50
  • Фернандес, Патрисио А., «Рассуждения и единство аристотелевского описания движения животных», 151–203
  • Контос, Павлос, «Недобродетельные интеллектуальные состояния в этике Аристотеля», 205–43
  • Винн, Дж. П. Ф., «Ученый и мудрый: Котта-скептик в книге Цицерона о природе богов », 245–73
  • Кауфман, Дэвид Х., «Гален о терапии стресса и ограничениях эмоциональной терапии», 275–96

Том XLVI, лето 2014 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Косгроув, Мэтью Р., «Что «истина» doxai стоит для Парменида? Свежий взгляд на его космологию», 1–31
  • .
  • Харт, Верити, «Желание, память и власть души: Платон, Филебус 35c – d», 33–72
  • Розен, Джейкоб, «Сущность и конец у Аристотеля», 73–107
  • Ледерман, Харви, « Ho pote on esti и связанные сущности: форма объяснения в натуральной философии Аристотеля», 109–64
  • Пирсон, Джайлз, «Аристотель и когнитивный компонент эмоций», 165–211
  • Доу, Джейми, «Снова чувствую себя фантастически: страсти, внешний вид и вера в Аристотеля», 213–51
  • Бейли, Д.TJ, «Структура стоической метафизики», 253–309
  • .
  • Кукконен, Танели, «О мире Аристотеля», 311–52
  • Василиу, Яковос, «Видимые блага: обсуждение Джессики Мосс, Аристотель о кажущемся благе », 353–81

Том XLV, зима 2013 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Талер, Нали, «Платон о важности «этого» и «этого»: теория потока и ее опровержение в Theaetetus », 1–42
  • Данкомб, Мэтью, «Самая большая трудность в Пармениде 133c–134e и относительные термины Платона», 43–61
  • Уилберн, Джошуа, «Нравственное воспитание и духовная часть души в законах Платона », 63–102
  • Бобзиен, Сюзанна, «Найдено в переводе: Никомахова этика Аристотеля 3.5, 1113b7–8, и его прием», 103–48
  • Морисон, Бенджамин, «Аристотель о первичном времени в Physics 6», 149–93
  • Кризан, Мэри, «Структура элементов и трансформация элементов в о порождении и повреждении 2.4», 195–224
  • Генри, Девин, «Рассуждения об оптимальности в естественной телеологии Аристотеля», 225–63
  • Купер, Джон М., «Аристотелевская ответственность», 265–312
  • Перин, Кейси, «Понимание Аркесилая», 313–40
  • Малинк, Марко, «Сущность и бытие: обсуждение Михаила Перамациса, Приоритет в метафизике Аристотеля », 341–62

Том XLIV, лето 2013 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Ли, Дэвид С., «Драма, догматизм и аргумент «равных» в платоновском Федоне », 1–39
  • Сингпурвалла, Рэйчел, «Почему дух является естественным союзником разума: дух, разум и прекрасное в платоновской республике », 41–65
  • Маккриди-Флора, Ян, «Аристотель и нормативность веры», 67–98
  • Лойниссен, Мариска, «Становление хорошего начинается с природы»: Аристотель о моральных преимуществах и наследственности хорошего природного характера», 99–127
  • Кьярадонна, Риккардо; Рашед, Марван; и Седли, Дэвид (с Чернецкой, Натали), «Вновь открытые категории комментариев», 129–94
  • Элиассон, Эрик, «Отчет о добровольности добродетели в анонимном перипатетическом комментарии к Никомаховой этике 2–5», 195–231
  • Ноубл, Кристофер Исаак, «Неуязвимая материя Плотина», 233–77
  • Бетт, Ричард, «Язык, боги и добродетель: обсуждение Роберта Мэйхью, Продик Софист », 279–311

Том XLIII, зима 2012 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Мосс, Джессика, «Ведущая душой: единство Федра , снова», 1–23
  • Уилберн, Джошуа, « Акрасия и самоуправление в платоновских законах », 25–53
  • Каккури-Кнууттила, Марья-Лииза и Туоминен, Миира, «Аристотель о роли предикаблей в диалектических диспутах», 55–81
  • Витт, Шарлотта, «Аристотель об уродливых видах животных», 83–106
  • Сегев, Мор, «Телеологическое значение сновидений у Аристотеля», 107–41
  • Джонстон, Марк А., «Аристотель об запахе и запахе», 143–83
  • .
  • Фреде, Доротея, «The endoxon Mystique: что такое endoxa и чем они не являются», 185–215
  • Адемолло, Франческо, «Платонические истоки стоического богословия», 217–43
  • Пауэрс, Натан, «Стоический аргумент в пользу рациональности космоса», 245–69
  • Бонацци, Мауро, «Плутарх о разнице между пирронистами и академиками», 271–98

Том XLII, лето 2012 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Эванс, Мэтью, «Уроки Евтифрона 10a–11b», 1–38
  • Дойл, Джеймс, «Сократовские методы», 39–75
  • Обдралек, Сюзанна, «Созерцание и самообладание в платоновском Федре », 77–107
  • Тейн, Карел, «Воображение, самосознание и модальное мышление в Philebus 39–40», 109–49
  • Кларк, Тимоти, «Спор родственников», 151–77
  • Розен, Джейкоб и Малинк, Марко, «Метод модального доказательства у Аристотеля», 179–261
  • Хитц, Зена, «Аристотель о праве и нравственном воспитании», 263–306
  • МакКоннелл, Шон, «Цицерон и Дикеарх», 307–49
  • Мансфельд, Яап, «Воля и свободная воля в древности: обсуждение Майкла Фреде, Свободная воля », 351–68

Том XLI, зима 2011 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Ведин, М.V., «Три пути Парменида и провал ионийской интерпретации», 1–65
  • Ким, Алан, « Crito and Critique», 67–113
  • Тривиньо, Франко В., «Возможна ли хорошая трагедия? Аргумент Платона Горгий 502b–503b”, 115–38
  • Джонстон, Марк А., «Смена правителей в душе: психологические переходы в республике 8–9», 139–67
  • Скотт, Доминик, «Философия и безумие в Федре », 169–200
  • Талер, Нали, «Разбор слога на части: Теэтет об элементах и ​​знаниях», 201–28
  • Генри, Девин, «Острый взгляд на виды: Платон о сборе и разделении», 229–55
  • Строл, Мэтью С., «Удовольствие как совершенство: Никомахова этика 10.4–5», 257–87
  • Хаффман, Карл А., «Новый способ существования для Парменида: обсуждение Джона Палмера, Парменид и досократическая философия », 289–305

Том XL, лето 2011 г.:

Очерки памяти Майкла Фреде

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Манн, Вольфганг-Райнер, «Памяти Михаэля Фреде», 1–6
  • Калуори, Дамиан, «Разум и необходимость: происхождение королей-философов», 7–27
  • Манн, Вольфганг-Райнер, «Элементы, причины и принципы: контекст для метафизики Ζ 17», 29–61
  • Аллен, Джеймс, «Силлогизм, демонстрация и определение в темах Аристотеля и апостериорной аналитики », 63–90
  • Бордт, Майкл, «Почему аристотелевский Бог не неподвижный двигатель», 91–109
  • Григорий, Павел, «Здравый смысл Аристотеля в доксографической традиции», 111–31
  • Караманолис, Джордж, «Место этики в философии Аристотеля», 133–56
  • Бобзиен, Сюзанна, «Комбинаторика стоического соединения: Гиппарх опровергнут, Хрисипп оправдан», 157–88
  • Лоренц, Хендрик, «Посидоний о природе и трактовке эмоций», 189–211
  • Бриттен, Чарльз, «Теория предсказательных снов Посидония», 213–36
  • Бланк, Дэвид, «Чтение между ложью: Плутарх и Хрисипп об использовании поэзии», 237–64
  • Морисон, Бенджамин, «Логическая структура оппозиции скептиков», 265–95
  • Рейнхардт, Тобиас, «Гален о невыразимых свойствах», 297–317
  • Мальчики-Стоунз, Г.Р., «Время, творение и разум Бога: загробная жизнь платонистской теории Оригена», 319–37
  • .
  • Эмильссон, Эййолфур Кьялар, «Плотин о счастье и времени», 339–59
  • Мейнвальд, Констанс, «Два понятия согласия», 361–80
  • Кинг, Питер, «Антиреалистические аргументы Боэция», 381–401

Том XXXIX, зима 2010 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Уоррен, Джеймс, «Платон о радостях и муках познания», 1–32
  • Анагностопулос, Андреас, «Изменение в физике Аристотеля 3», 33–79
  • Корцилий, Клаус и Грегори, Павел, «Раздельность противРазличие: части и способности души у Аристотеля», 81–119
  • Перамацис, Михаил М., «Сущность и per se Предикация в метафизике Аристотеля Ζ 4», 121–82
  • Гелбер, Джессика, «Форма и наследование в эмбриологии Аристотеля», 183–212
  • Нехамас, Александр, «Аристотелевская philia , Современная дружба?», 213–47
  • Магрин, Сара, «Ощущение и скептицизм у Плотина», 249–97
  • Тейлор, К.CW, «Нацеливание и определение: обсуждение Яковоса Василиу, Стремление к добродетели в Платоне », 299–306

Том XXXVIII, лето 2010 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Ли, Дэвид К., «Диалектика и разногласия в Hippias Major », 1–35
  • Менн, Стивен, «О первых возражениях Сократа физикам ( Федон 95e8–97b7)», 37–68
  • Harte, Verity, « Республика 10 и роль аудитории в искусстве», 69–96
  • Адемолло, Франческо, «Принцип бивалентности в Deterprete 4», 97–113
  • Бронштейн, Дэвид, «Парадокс Менона в апостериорной аналитике 1.1”, 115–41
  • Рассел, Дэниел, «Добродетель и счастье в лицее и за его пределами», 143–85
  • Берриман, Сильвия, «Марионетка и мудрец: образы себя у Марка Аврелия», 187–209
  • Купреева, Инна, «Александр Афродисийский о форме: Обсуждение Марвана Рашеда, Эссенциализм: Александр д’Афродита entre logique, physique et космология », 211–49
  • Кьярадонна, Риккардо и Рашед, Марван, «До и после комментаторов: упражнение в периодизации.Обсуждение Ричарда Сорабджи, Философия комментаторов, 200–600 гг. н.э., », 251–97

Том XXXVII, зима 2009 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Эргинель, Мехмет М., «Релятивизм и самоопровержение в Theaetetus », 1–45
  • Хорки, Филипп Сидней, «Персидский космос и греческая философия: сподвижники Платона и зороастрийские магои », 47–103
  • Малинк, Марко, «Нерасширенное понятие преобразования в Organon », 105–41
  • Доу, Джейми, «Чувствуете себя прекрасно? Эмоции и явления у Аристотеля», 143–75
  • .
  • Лоренц, Хендрик, «Добродетель характера в Никомаховой этике Аристотеля », 177–212
  • Элиассон, Эрик, « Великая мораль 1187a29–b20: раннее восприятие аристотелевского понятия добровольного действия», 213–44
  • Харари, Орна, «Симплиций о реальности отношений и изменении отношений», 245–74
  • Аннас, Юлия, «Закон и ценность у стоиков: обсуждение Кати Марии Фогт, Закон, разум и космический город », 275–87

Том XXXVI, лето 2009 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Вольфсдорф, Дэвид, «Эмпедокл и его древние читатели о желании и удовольствии», 1–71
  • Тривиньо, Франко В., «Паратрагедия у Платона Горгий », 73–105
  • Рашед, Марван, «Аристофан и Сократ из Федона », 107–36
  • Шарма, Рави, «Новый aitia Сократа: причинно-следственные и метафизические объяснения в платоновском Федоне », 137–77
  • Гансон, Тодд Стюарт, «Рациональное и нерациональное различие в платоновской Республике », 179–97
  • ван Эк, Иов, «Движение подобно ручью: гераклитоанство Протагора в платоновском Теэтете », 199–248
  • Уоррен, Джеймс, «Аристотель о Спевсиппе о Евдоксе об удовольствии», 249–81
  • Лейт, Дэвид, «Качественный статус onkoi в теории материи Асклепиада», 283–320
  • Деньер, Николас, «Чтение платонических сочинений: обсуждение Кристофера Роу, Платон и искусство философского письма », 321–31

Том XXXV, зима 2008 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Вольфсдорф, Давид, «Гесиод, Продик и сократики о работе и удовольствии», 1–18
  • Хаффман, Карл А., «Критика Гераклитом исследования Пифагора во фрагменте 129», 19–47
  • Хорошо, Гейл, «Утверждает ли Сократ, что знает, что он ничего не знает?», 49–88
  • Эванс, Мэтью, «Платон о возможности гедонистических ошибок», 89–124
  • Сасси, Мария Микела, «Я, душа и личность в городе законов », 125–48
  • Леннокс, Джеймс Г., «Как будто мы исследовали высокомерие»: Аристотель о перспективах единой науки о природе», 149–86
  • Перамацис, Михаил М., «Понятие Аристотеля о приоритете в природе и субстанции», 187–247
  • Bailey, DTJ, «Раскопки Dissoi logoi 4», 249–64
  • Адамсон, Питер, «Плотин об астрологии», 265–91
  • Витт, Шарлотта, «Власть, активность и бытие: обсуждение Аристотеля: Метафизика Θ», пер. и комм. Стивен Макин», 293–9

Том XXXIV, лето 2008 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Феррари, Г.РФ, «Сократовская ирония как притворство», 1–33
  • .
  • Мосс, Джессика, «Внешний вид и расчеты: платоновское разделение души», 35–68
  • Рив, CDC, «Вызов Главкона и фракимахейство», 69–103
  • Ли, Фиона, «Связка и семантическая непрерывность в платоновском софисте », 105–21
  • Льюис, Фрэнк А., «Что случилось с первичной материей?», 123–46
  • Шарле, Маргарет, «Элементарная телеология в физике Аристотеля 2.8”, 147–83
  • Мерфи, Дамиан, «Изменение и теория изменений Аристотеля в физике 6», 185–218
  • Burnyeat, MF, « Kinēsis vs. energeia : Много читаемый отрывок из (но не из) метафизики Аристотеля », 219–92
  • Барни, Рэйчел, «Аргумент Аристотеля в пользу человеческой функции», 293–322
  • Пикаве, Мартин и Уайтинг, Дженнифер, « Никомахова этика 7.3 об акратическом невежестве», 323–71
  • Уилбердинг, Джеймс, «Автоматическое действие у Плотина», 373–407

Том XXXIII, зима 2007 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Лонг, Алекс, «Мудрость у Гераклита», 1–17
  • Уоррен, Джеймс, «Анаксагор о восприятии, удовольствии и боли», 19–54
  • Джаннопулу, Зина, «Сократовское акушерство: второе извинение ?», 55–87
  • Батлер, Дж.Эрик, «Пиррова победа удовольствия: интеллектуальное прочтение Philebus », 89–123
  • Перин, Кейси, «Субстанциальные универсалии в категориях Аристотеля », 125–44
  • Leunissen, Mariska EMPJ, «Структура телеологических объяснений у Аристотеля: теория и практика», 145–78
  • Лоренц, Хендрик, «Ассимиляция смысла чувственным объектом у Аристотеля», 179–220
  • Хайнаман, Роберт, « Эвдемония как деятельность в Никомаховой этике 1.8–12”, 221–53
  • Велозо, Клаудио Уильям, « Поэтика Аристотеля без катарсиса , Страх или жалость», 255–84
  • Брауэр, Рене, «Раннестоическая доктрина перехода к мудрости», 285–315
  • Вульф, Рафаэль, «Партикуляризм, обещания и лица в книге Цицерона De officiis », 317–46
  • Натали, Карло, «Аспасий о Никомаховой этике 7: древний пример «высшей критики»?», 347–67
  • Шифски, Марк, «Телеология Галена и функциональное объяснение», 369–400

Том XXXII, лето 2007 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Форстер, Майкл Н., «Профессия Сократа в невежестве», 1–35
  • .
  • Фронтеротта, Франческо, «Развитие теории идей Платона и «сократический вопрос»», 37–62
  • Сталли, Р.Ф., «Убеждение и трехчастная душа в платоновской Республике », 63–89
  • Вернер, Даниэль, « Федр Платона и проблема единства», 91–137
  • Тирни, Ричард, «Аристотель о необходимости противоположностей в апостериорной аналитике 1.4”, 139–66
  • Фрей, Кристофер, «Органическое единство и материя человека», 167–204
  • Мармодоро, Анна, «Союз причины и следствия у Аристотеля: Физика 3.3», 205–32
  • Боуин, Джон, «Аристотелевская бесконечность», 233–50
  • Грёнроос, Гёста, «Прислушивание к разуму в моральной психологии Аристотеля», 251–71
  • Пирсон, Джайлз, « Phronēsis как средство в Eudemian Ethics », 273–95
  • Зингано, Марко, «Аристотель и проблемы метода в этике», 297–330
  • Файн, Гейл, «Исследование и открытие: обсуждение Доминика Скотта, Менона Платона», 331–67
  • Ллойд, Г.ER, «Философия, история, антропология: обсуждение Бернарда Уильямса, Чувство прошлого », 369–78

Том XXXI, зима 2006 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Форстер, Майкл Н., «Потребность Сократа в определениях», 1–47
  • Лейн, Мелисса, «Эволюция eirōneia в классических греческих текстах: почему сократическая eirōneia не является сократовской иронией», 49–83
  • Беверслуйс, Джон, «Защита догматизма в интерпретации Платона», 85–111
  • Вольфсдорф, Дэвид, «Нелепость преодоления удовольствия: Протагор 352b1–358d4», 113–36
  • Прайор, Уильям Дж., «Портрет Сократа в платоновском симпозиуме », 137–66
  • Камтекар, Рачана, «Говорить тем же голосом, что и разум: персонификация в психологии Платона», 167–202
  • Томас, Кристин Дж., «Прометеанизм Платона», 203–31
  • Кац, Эмили Кэтрин и Полански, Рональд, «Плохое последнее, но не последнее: метафизика Аристотеля Θ 9», 233–42
  • Obdrzalek, Suzanne, «Жизнь в сомнении: переосмысление pithanon Карнеада», 243–79
  • Малкольм, Джон, «Некоторые предостерегающие замечания по аналогии «есть»/«учит», 281–96
  • Баркер, Эндрю, «Archytas Unbound: обсуждение Карла А.Хаффман, Архитас из Тарента », 297–321
  • Дэнси, Р. М., «С друзьями« происходит больше, чем кажется на первый взгляд »: обсуждение Терри Пеннера и Кристофера Роу, Платона Lysis», 323–47
  • Манн, Вольфганг-Райнер, «Платон в Тюбингене: обсуждение Конрада Гайзера, Gesammelte Schriften », 349–400

Том XXX, лето 2006 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Миллер, Митчелл, «Двусмысленность и транспорт: размышления о проэме к поэме Парменида», 1–47
  • Хаспер, Питер Шёрд, «Zeno Unlimited», 49–85
  • Дойл, Джеймс, «Фундаментальный конфликт в Горгиасе Платона», 87–100
  • Бейли, Д.TJ, «Платон и Аристотель о негипотетическом», 101–26
  • .
  • ван Климпут, Герт, «Аристотель о eudaimonia в Никомаховой этике 1», 127–57
  • Краут, Ричард, «Без морали: размышления о значении dein в Никомаховой этике Аристотеля », 159–200
  • Дрефчински, Шейн, «Другое решение предполагаемого противоречия в Никомаховой этике Аристотеля », 201–10
  • Пирсон, Джайлз, «Аристотель о несправедливых поступках, не будучи несправедливыми», 211–33
  • Уоррен, Джеймс, «Психическая дисгармония: Филопон и Эпикур на платоновском Федоне », 235–59
  • Бетех, Габор, «Аргумент Эпикура в пользу атомизма», 261–84
  • Полито, Роберто, «Материя, медицина и разум: Асклепиад vs.Эпикур», 285–335
  • Перин, Кейси, «Пирронианский скептицизм и поиск истины», 337–60
  • Харари, Орна, « Methexis и геометрические рассуждения в комментарии Прокла к элементам Евклида », 361–89

Том XXIX, зима 2005 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Иеродиакону, Катерина, «Эмпедокл о цвете и цветовом зрении», 1–37
  • Джонсон, Дэвид М., «Ксенофонт в его самом сократическом ( Memorabilia 4.2)», 39–73
  • Хациставру, Антоний, «Сократовский совещательный авторитаризм», 75–113
  • Манувальд, Бернд, «Единство добродетели в платоновском Протагоре », 115–35
  • Мосс, Джессика, «Стыд, удовольствие и разделенная душа», 137–70
  • Ведин, Майкл В., «Анимационные версии Theaetetus Берньета: о логике изысканного аргумента», 171–91
  • Хатчинсон, Д.С. и Джонсон, Монте Рэнсом, «Аутентификация Аристотеля Protrepticus », 193–294
  • Мерфи, Дамиан, «Аристотель о том, почему растения не могут воспринимать», 295–339
  • Джадсон, Линдси, «Аристотелевская телеология», 341–66
  • Кроули, Тимоти Дж., «Об использовании stoicheion в смысле «Элемент»», 367–94

Том XXVIII, лето 2005 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Сенн, Скотт Дж., «Добродетель как единственное внутреннее благо в ранних диалогах Платона», 1–21
  • .
  • Блондель, Руби, «От флиса к ткани: культура ткачества в платоновском государственном деятеле », 23–75
  • Махони, Тимоти А., «Моральная добродетель и уподобление Богу в платоновском Тимее », 77–91
  • Бриссон, Люк, «Этика и политика в платоновских законах », 93–121
  • Шарма, Рави, «Что такое аргумент Аристотеля о «третьем человеке» против форм?», 123–60
  • Льюис, Фрэнк А., «Нос под любым другим именем: тождество, замена и сущность у Аристотеля, Метафизика Z 5», 161–99
  • Пирсон, Джайлз, «Аристотель о бытии-как-истине», 201–31
  • Керзер, Ховард, «Как хорошие люди совершают плохие поступки: Аристотель о проступках добродетельных», 233–56
  • Колвин, Мэтью, «Гераклит и материальный поток в стоической психологии», 257–72
  • Ремес, Паулина, «Плотин о единстве и тождестве изменяющихся частностей», 273–301
  • ван Эк, Иов, «Платон Файна: обсуждение Гейл Файн, Платон о знаниях и формах », 303–26
  • Менделл, Генри, «Помещение Физики Аристотеля на свое место: обсуждение Бенджамина Морисона, о местоположении », 327–66

Том XXVII, зима 2004 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Прайор, Уильям Дж., «Метафизик Сократа», 1–14
  • .
  • Вольфсдорф, Дэвид, «Интерпретация ранних диалогов Платона», 15–40
  • Fine, Гейл, «Знание и истинная вера в Meno », 41–81
  • Лоренц, Хендрик, «Желание и разум в платоновской республике », 83–116
  • Уилбердинг, Джеймс, «Заключенные и кукловоды в пещере», 117–39
  • Босток, Дэвид, «Аристотелевская теория предикации?», 141–75
  • Лабарж, Скотт, «Аристотель о «одновременном обучении» в апостериорной аналитике 1.1 и Prior Analytics 2,21 дюйма, 177–215
  • Герсон, Ллойд П., «Платонизм в этике Аристотеля», 217–48
  • Сваварссон, Свавар Храфн, «Неразрешимая природа Пиррона», 249–95
  • Купреева Инна, «Александр Афродисийский о смешении и росте», 297–334

Том XXVI, лето 2004 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Грейнджер, Герберт, «Аргументация и книга Гераклита», 1–17
  • Палмер, Джон, «Мелисс и Парменид», 19–54
  • Кароне, Габриэла Роксана, «Счетные машины или дырявые банки? Моральная психология Платона Горгий », 55–96
  • Вульф, Рафаэль, «Практика философа», 97–129
  • Камтекар, Рачана, «Что хорошего в согласии? Homonoia в платоновской политике», 131–70
  • Армстронг, Джон М., «После восхождения: Платон о становлении подобным Богу», 171–83
  • Эргинель, Мехмет М., «Нематериальные личности в категориях Аристотеля », 185–212
  • Ведин, Майкл В., «Об использовании и злоупотреблении непротиворечивостью: Аристотелевская критика Протагора и Гераклита в Метафизике Гамма 5», 213–39
  • Пакалюк, Майкл, «Значение аристотелевского великодушия», 241–75
  • Виленберг, Эрик Дж., «Эгоизм и эвдемония -Максимизация в Никомаховой этике », 277–95
  • Бальцли, Дирк, «Добродетели и «становление подобным Богу»: от Алкиноя до Прокла», 297–321
  • Вудрафф, Пол, «Антифоны, софисты и афиняне: обсуждение Михаила Гагарина, Антифона Афинянина и Джерарда Дж.Пендрик, Антифон Софист », 323–36
  • Кан, Чарльз, «От Республики до Законов : Обсуждение Кристофера Бобонича, Утопия Платона, переработанная », 337–62

Том XXV, зима 2003 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Макферран, Марк Л., «Апоретическая интерлюдия и пятый Эленх платоновского Евтифрона », 1–37
  • Рив, К.Д. К., «Метафизика морали Платона», 39–58
  • .
  • Келси, Шон, «Определение природы Аристотелем», 59–87
  • Льюис, Фрэнк А., «Есть ли место для Анаксагора в аристотелевской теории разума?», 89–129
  • Фрейзер, Кайл, «Серийность и демонстрация в онтологии Аристотеля», 131–58
  • Деверо, Даниэль, «Отношение между книгами Зета и Эта из метафизики Аристотеля », 159–211
  • Делорье, Маргарита, «Аристотель о добродетелях рабов и женщин», 213–31
  • Скотт, Грегори, «Очищение Поэтики », 233–63
  • Альгра, Кеймпе, «Механизм социального присвоения и его роль в эллинистической этике», 265–96
  • Купреева Инна, «Качества и тела: Александр против стоиков», 297–344
  • Грейвер, Маргарет, «Даже не Зевс: обсуждение А.А. Лонг, Эпиктет: стоическое и сократическое руководство к жизни », 345–61

Том XXIV, лето 2003 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Трепанье, Саймон, «Эмпедокл об абсолютной симметрии мира», 1–57
  • О’Брайен, Денис, «Сократ и Протагор о добродетели», 59–131
  • Павлопулос, Марк, «Естественная телеология и метафизика жизни Аристотеля», 133–81
  • Генри, Девин, «Фемистий и спонтанное зарождение в метафизике Аристотеля », 183–207
  • Макин, Стивен, «Что Аристотель имеет в виду под приоритетом в субстанции?», 209–38
  • Боуин, Джон, «Загадка Хрисиппа об идентичности», 239–51
  • Саллес, Рикардо, «Детерминизм и повторение в ранней стоической мысли», 253–72
  • Бетег, Габор, «Космологическая этика в Тимее и раннем стоицизме», 273–302
  • Барни, Рэйчел, «Загадка стоической этики», 303–40
  • Файн, Гейл, «Секст и скептицизм внешнего мира», 341–85

Том XXIII, зима 2002 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Уорди, Роберт, «Единство противоположностей в платоновском симпозиуме », 1–61
  • ван Эк, Иов, «Небытие и различие: о софисте Платона 256d5–258e3», 63–84
  • Берриман, Сильвия, «Аристотель о pneuma и самодвижении животных», 85–97
  • Хайнаман, Роберт, «Улучшение eudaimonia в Никомаховой этике », 99–145
  • Рид, барон, «Отчет стоиков о познавательном впечатлении», 147–80
  • Брауэр, Рене, «Мудрость и стоики», 181–224
  • Феррари, Г.Р. Ф., «Каллиполис Вегетти: обсуждение Марио Вегетти и др. ., Platone: La Repubblica », 225–45
  • Netz, Reviel, «Была ли у Платона философия науки? Обсуждение Эндрю Грегори, Философия науки Платона », 247–63
  • Тейлор, C.C.W., «Этика и политика у Аристотеля: обсуждение Ричарда Краута, Аристотель: политическая философия », 265–77

Том XXII, лето 2002 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Бриссон, Люк, «Является ли мир единым?» Новая интерпретация платоновского Парменида », 1–20
  • Delcomminette, Сильвен, «Проблемы одного и многих по адресу Philebus 15b», 21–42
  • Фрейзер, Кайл, «Демонстративная наука и наука о бытии qua Бытие», 43–82
  • Менн, Стивен, «Аристотелевское определение души и программа De anima », 83–139
  • Уайтинг, Дженнифер Э., «Локомотив души: части души в научных трудах Аристотеля», 141–200
  • Пакалук, Майкл, «О предполагаемом противоречии в Никомаховой этике Аристотеля », 201–19
  • Рейдамс-Шилс, Гретхен, «Человеческая связь и oikeiōsis в римском стоицизме», 221–51
  • Бриттен, Чарльз, «Нерациональное восприятие у стоиков и Августина», 253–308

Том XXI, зима 2001 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Броуди, Сара, «Теодицея и псевдоистория в Тимее », 1–28
  • Адоменас, Мантас, «Самоотнесение, текстуальность и статус политического проекта в платоновских законах », 29–59
  • Тирни, Ричард, «Об смыслах ‘ symbebekos ’ у Аристотеля», 61–82
  • Менн, Стивен, « Метафизика Z 10–16 и структура аргумента Метафизика Z », 83–134
  • Уоррен, Джеймс, «Эпикур и удовольствия будущего», 135–79
  • Пуринтон, Джеффри, «Эпикур о природе богов», 181–231
  • Цуна, Вула, «Филодем о терапии порока», 233–58
  • Бреннан, Тэд, «Судьба и свобода воли в стоицизме: обсуждение Сюзанны Бобзиен, Детерминизм и свобода в стоической философии », 259–86

Том XX, лето 2001 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Шеффилд, Фрисби К.C., «Психическая беременность и платоническая эпистемология», 1–33
  • .
  • Гиффорд, Марк, «Драматическая диалектика в Республике Книга 1», 35–106
  • Кароне, Габриэла Роксана, « Акрасия в Республике : передумал ли Платон?», 107–48
  • Тирни, Ричард, «Научные доказательства Аристотеля как изложение сущности», 149–70
  • Маттен, Мохан, «Целостные предпосылки космологии Аристотеля», 171–99
  • Буххейм, Томас, «Функции понятия physis в метафизике Аристотеля », 201–34
  • Гилл, Мэри Луиза, «Атака Аристотеля на универсалии», 235–60
  • Гардинер, Стивен М., «Основные и неосновные добродетели Аристотеля», 261–95
  • .
  • Гилл, Кристофер, «Выступление за собеседников Платона: обсуждение Дж. Беверслуйса, Перекрёстный допрос Сократа », 297–321

Том XIX, зима 2000 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Сегвич, Хеда, «Никто не ошибается добровольно: значение сократовского интеллектуализма», 1–45
  • Ли, Ми-Кён, «Тайная Доктрина: Защита Протагора Платоном в Теэтете », 47–86
  • Йохансен, Томас, «Тело, душа и тройственность в платоновском Тимее », 87–111
  • Ведин, Майкл В., «Некоторые логические проблемы в метафизике гамма», 113–62
  • Гиффорд, Марк, «Лексические аномалии во введении в апостериорную аналитику , часть I», 163–223
  • Скотт, Доминик, «Аристотель и Фрасимах», 225–52
  • Осборн, Кэтрин, «Аристотель о фантастических способностях животных в De anima 3.3», 253–85
  • Бобзиен, Сюзанна, «Открыл ли Эпикур проблему свободы воли?», 287–337
  • Лонг, А.А., «Платоническая этика: критическое замечание Юлии Анны, Старая и новая платоническая этика », 339–57

Том XVIII, лето 2000 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Вульф, Рафаэль, «Калликл и Сократ: психическая (дис)гармония в Горгиях », 1–40
  • Канаяма, Яхей, «Методология второго путешествия и доказательство неразрушимости души в платоновском Федоне », 41–100
  • Чаппелл, Т.DJ, «Фрасимах и определение», 101–7
  • .
  • Сильверман, Аллан, «Поток и язык в Theaetetus », 109–52
  • Влодарчик, Марта, «Аристотелевская диалектика и открытие истины», 153–210
  • Скотт, Доминик, «Аристотель о посмертной удаче», 211–29
  • Уоррен, Джеймс, «Эпикурейское бессмертие», 231–61
  • Кастаньоли, Лука, «Самокрекетинговый пирронизм», 262–328
  • Осборн, Кэтрин, «Рыться в мусорных баках Верхнего Египта: обсуждение А.Мартин и О. Примавези, L’Empédocle de Strasbourg », 329–56

Том XVII, 1999 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Хаспер, Питер Шёрд, «Основы досократического атомизма», 1–14
  • Скотт, Доминик, «Платонический пессимизм и нравственное воспитание», 15–36
  • Кривелли, Паоло, «Аристотель об истине высказываний», 37–56
  • Брокес, Джастин, «Аристотель, объективность и восприятие», 57–113
  • Халпер, Эдвард, «Единство добродетелей у Аристотеля», 115–43
  • Кастон, Виктор, «Что-то и ничего: стоики о концепциях и универсалиях», 145–213
  • Менн, Стивен, «Стоическая теория категорий», 215–47
  • Рангос, Спиридон, «Прокл о поэтическом мимесисе, символизме и истине», 249–77
  • Мартин, Кристофер Дж., «Нередуктивные аргументы из невозможных гипотез Боэция и Филопона», 279–302
  • Хасси, Эдвард, «Загадки Дервени: обзор Андре Лакса и Гленна В. Моста (ред.), Исследования папируса Дервени », 303–24
  • Кан, Чарльз Х., «Греческая философия от истоков до Платона: критическое замечание К. К. У. Тейлора (ред.), Routledge History of Philosophy , том i», 325–41

Том XVI, 1998 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Палмер, Джон А., «Уранийский Бог Ксенофана в четвертом веке», 1–34
  • .
  • Боднар, Иштван М., «Атомная независимость и неделимость», 35–61
  • Барни, Рэйчел, «Агонисты Сократа: дело об этимологиях Кратила », 63–98
  • Эверсон, Стивен, «Непоследовательность Фрасимаха», 99–131
  • Эберт, Теодор, «Аристотелевские случайности», 133–59
  • Менделл, Генри, «Понимание аристотелевской демонстрации», 161–225
  • Хайнаман, Роберт, «Изменение и Аристотелевское различие между активностью и изменением», 227–57
  • Пуринтон, Джеффри С., «Определение счастья по Аристотелю ( NE 1.7, 1098a16–18)», 259–97
  • Boys-Stones, Джордж, «Плутарх о κοινὸς λόγος : К архитектуре De stoicorum repugnantiis », 299–329
  • Сиско, Джон Э., «Изменение и квазиизменение: критическое замечание Стивена Эверсона, Аристотель о восприятии », 331–52

Том XV, 1997 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Грэм, Дэниел В., «Критика Гераклитом ионийской философии», 1–50
  • .
  • Day, Джейн М., «Теория восприятия в платоновском Theaetetus 152–183», 51–80
  • Боднар, Иштван М., «Двигатели и элементарные движения у Аристотеля», 81–117
  • Ю, Цзиюань, «Две концепции гиломорфизма в метафизике ΖΗΘ », 119–45
  • Джадсон, Линдси, «Аристотель о честном обмене», 147–75
  • Бальцли, Дирк, «Платон, Аристотель и λόγος ἐκ τῶν πρός τι », 177–206
  • Бреннан, Тэд, «Модальная силлогистика Аристотеля: обсуждение Р.Паттерсон, Модальная логика Аристотеля », 207–30
  • Чарльз, Дэвид, «Метод и аргументация в изучении Аристотеля: критическое замечание Кембриджского компаньона Аристотеля », 231–57
  • Оббинк, Дирк, «Пристань философии: обзор [Филодема] [ О выборе и уклонении ], изд. с комментариями Джованни Инделли и Вула Цуна-МакКирахан», 259–81

Том XIV, 1996 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Димас, Панайотис, «Истинная вера в Менона », 1–32
  • Бестор, Томас Уитон, «Семантика Платона и пещера Платона», 33–82
  • Василиу, Яковос, «Восприятие, знание и скептик у Аристотеля», 83–131
  • Бобзиен, Сюзанна, «Стоическая силлогистика», 133–92
  • Стивенс, Уильям О., «Эпиктет о том, как любит стоический мудрец», 193–210
  • .
  • ван Эк, Иов, «Перепродажа Сократа» δεύτερος πλοῦς : критика «Объяснения Роу в Федоне 99c6–102a8»», 211–26
  • Роу, Кристофер, «Ответ ван Экку», 227–40
  • Ведин, Майкл В., «Подведение итогов основных книг: обзор Аристотель: Метафизика , книги Z и H », пер. с комментариями Дэвида Бостока», 241–71
  • Файн, Гейл, «Скептицизм, существование и вера: обсуждение Р.Дж. Хэнкинсон, Скептики », 273–90
  • Шеппард, Энн, «Горшечный платонизм: обзор Алкиноя: Справочник по платонизму», пер. с введением и комментариями Джона Диллона», 291–301

Том XIII, 1995 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Калеф, Скотт Уоррен, «Благочестие и единство добродетели в Euthyphro 11e–14c», 1–26
  • Макферран, Марк, «Сократическое благочестие: ответ Скотту Калефу», 27–35
  • Калеф, Скотт Уоррен, «Дальнейшие размышления о сократовском благочестии: ответ Марку Макферрану», 37–43
  • Бенсон, Хью Х., «Решение проблемы эленхов», 45–112
  • .
  • Чарльтон, Уильям, «Поздний платонизм Платона», 113–33
  • Грейнджер, Герберт, «Аристотель о субъектности формы», 135–59
  • Шилдс, Кристофер, «Субъектность душ и некоторые другие формы: ответ Грейнджер», 161–76
  • Грейнджер, Герберт, «Субъектность формы: ответ Шилдсу», 177–85
  • Хайнаман, Роберт, «Деятельность и изменение у Аристотеля», 187–216
  • Босток, Дэвид, «Аристотель о превращении элементов в Дегенерации и коррупции 1.1–4», 217–29
  • Нуссбаум, Марта, «Эрос и мудрец: стоический ответ на культурную дилемму», 231–67
  • Шилдс, Кристофер, «Доказательства Περὶ ἰδεῶν : обзор Гейл Файн, об идеях », 269–81

Том XII, 1994 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Лешер, Дж. Х., «Появление философского интереса к познанию», 1–34
  • Кларк, Патрисия, «Переплетение форм друг с другом: Sophist 259e», 35–62
  • Деверо, Дэниел Т., «Раздельность и имманентность в теории форм Платона», 63–90
  • .
  • Том, Пол, «Интерпретация силлогистики случайностей Аристотеля», 91–109
  • Крисп, Роджер, «Инклюзивизм Аристотеля», 111–36
  • Бетт, Ричард, «Аристокл о Тимоне и Пирроне: текст, его логика и достоверность», 137–81
  • Ликос, Кимон, «Олимпиодор об удовольствии и добре у Платона Горгий », 183–205
  • Хайнаман, Роберт, «Косман о деятельности и переменах», 207–18
  • МакКейб, Мэри Маргарет, «Форма, формы и реформа: Ричард Краут (изд.), Кембриджский компаньон Платона », 219–26
  • Янг, Чарльз М., «Платон и компьютерное датирование: обсуждение Джерарда Р. Леджера, Пересчет Платона: компьютерный анализ стиля Платона , и Леонард Брандвуд, Хронология диалогов Платона », 227– 50
  • Фрэнк, Дэниел Х., «Философия и пророчество: обсуждение Мириам Галстон, Политика и совершенство: политическая философия Альфараби », 251–8

Том XI, 1993 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Вандер Вэрдт, Пол А., «Сократовское правосудие и самодостаточность: история Дельфийского оракула в «Апологии Сократа » Ксенофонта », 1–48
  • Роу, Кристофер, «Пояснение к Федону 99c6–102a8», 49–69
  • Рю, Рэйчел, «Философ в полете: отступление (172c–177c) в платоновском Theaetetus », 71–100
  • Готлиб, Паула, «Аристотель против Протагора о родственниках и объектах восприятия», 101–19
  • Болтон, Роберт, «Отчет Аристотеля о сократическом Эленхе», 121–52
  • Политис, Василис, «Примат самолюбия в Никомаховой этике », 153–74
  • Купер, Джон М., «Риторика, диалектика и страсти», 175–98
  • Браун, Лесли, «Понимание Теэтета : обсуждение Дэвида Бостока, Платона Теэтета и Майлза Бернита, Теэтета Платона », 199–224
  • Барнс, Джонатан, «Философия наук Аристотеля», 225–41
  • Броуди, Сара, «Эпистемический прогресс Аристотеля: Теренс Ирвин, Первые принципы Аристотеля », 243–57

Том X, 1992 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Джанавей, Кристофер, «Мастерство и тонкость в платоновском Ионе », 1–23
  • Сильверман, Аллан, « Платона Кратил : Именование природы и природа именования», 25–71
  • Кетчум, Ричард Дж., «Опровержение Платоном протагорийского релятивизма: Теэтет 170–171», 73–105
  • Нуссбаум, Марта, «Трагедия и самодостаточность: Платон и Аристотель о страхе и жалости», 107–59
  • МакКирахан, Вула Цуна, «Киренейская теория познания», 161–92
  • Оббинк, Дирк, «То, во что верят все люди, должно быть правдой»: общие концепции и consensio omnium в Аристотеле и эллинистической философии», 193–231
  • Крисп, Роджер, «Белые об аристотелевском счастье», 233–40
  • Ирвин, Т.H., «Сократические загадки: обзор Григория Властоса, Сократ: иронист и моральный философ », 241–66
  • Барнс, Джонатан, «Метакомментарий», 267–81

Том IX, 1991 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Страйкер, Гизела, «Следуя природе: исследование стоической этики», 1–73
  • Малкольм, Джон, «Избегая пустоты», 75–94
  • Ферт, Монтгомери, «Философский герой»? Анаксагор и элеаты», 95–129
  • .
  • Брикхаус, Томас С.и Смит, Николас Д., «Эленктическая миссия Сократа», 131–59
  • .
  • Кан, Чарльз, «Ответ Марку Макферрану», 161–8
  • Феррари, Г. Р. Ф., «Моральная плодовитость: обсуждение А. В. Прайса, Любовь и дружба у Платона и Аристотеля », 169–84
  • Вандер Вэрдт, Пол А., «Политика и философия в стоицизме: обсуждение А. Эрскина, Эллинистическая Стоа: политическая мысль и действие », 185–211

Том VIII, 1990 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Лакс, Андре, «Больше» и «Полное»: о реконструкции теории ощущений Парменида у Теофраста, De sensibus , 3–4», 1–18
  • Бенсон, Хью Г., «Приоритет определения и сократический Эленх», 19–65
  • .
  • Фриланд, Синтия А., «Научное объяснение и эмпирические данные в метеорологии Аристотеля », 67–102
  • Уайт, Стивен А., «Аристотелевское счастье — это хорошая жизнь или лучшая жизнь?», 103–43
  • Галоп, Дэвид, «Животные в Поэтике », 145–71
  • Кемаль, Салим, « Поэтика Аристотеля в комментарии Авиценны», 173–210
  • Макферран, Марк Л., «Кан о предсредневых платонических диалогах: комментарии о Чарльзе Кане,« Об относительной дате Горгия и Протагора »», 211–36
  • Льюис, Эрик, «Когда миры сталкиваются»: Дэвид Ферли Греческие космологи , Vol. I. Становление атомной теории и ее первые критики », 237–57
  • Босток, Дэвид, «Платон и номинализм: критическое замечание Терри Пеннера, Восхождение от номинализма », 259–74
  • Асмис, Элизабет, «Свободное действие и отклонение: обзор Уолтера Г.Энглерт, Эпикур о сворачивании и добровольном действии », 275–91

Том VII, 1989 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Паттерсон, Ричард, «Дело о двух Варварах: основные подходы к модальной логике Аристотеля», 1–40
  • Уильямс, CJF, «Аристотель о Кембриджском изменении», 41–57
  • Бетт, Ричард, «Карнеад питанон : переоценка его роли и статуса», 59–94
  • Лессес, Гленн, «Добродетель и блага удачи в теории стоической морали», 95–127
  • Скальтсас, Теодор, «Сократический моральный реализм: альтернативное обоснование», 129–50
  • Хит, Малкольм, «Единство платоновского Федра », 151–73
  • Роу, Кристофер, «Единство Федра : ответ Хиту», 175–88
  • Хит, Малкольм, «Единство Федра : Постскриптум», 189–91
  • Вильдберг, Кристиан, «Две системы у Аристотеля?», 193–202
  • Голдин, Оуэн, «Проблемы с гипотезой двух систем Грэма», 203–13
  • Грэм, Дэниел В., «Две системы у Аристотеля», 215–31
  • .
  • Мюллер, Ян, «Ипполит Ретрактат : Обсуждение Кэтрин Осборн, Переосмысление ранней греческой философии », 233–51

Том VI, 1988 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Маккензи, Мэри Маргарет, «Гераклит и искусство парадокса», 1–37
  • Финкельберг, Арье, «Основание пути истины Парменида», 39–67
  • Кан, Чарльз Х., «Об относительной дате Горгия и Протагора », 69–102
  • Шилдс, Кристофер, «Душа и тело у Аристотеля», 103–37
  • Вудрафф, Пол, «Апоретический пирронизм», 139–68
  • Гилл, Кристофер, «Личность и личность: четыре личности: личности Теория у Цицерона, De officiis I», 169–99
  • Херстхаус, Розалинда, «Моральное привыкание: обзор Троэльса Энгберга-Педерсена, Теория морального понимания Аристотеля », 201–19
  • Ллойд, Г.ER, «Природа и жизнь: обзор Аллана Готтельфа (ред.), Аристотель о природе и живых существах, философские и исторические исследования, представленные Дэвиду М. Бальму на его семидесятилетие », 221–30
  • Макони, Генри, « Nova Non Philosophandi Philosophia : Обзор Анны Марии Иопполо, Opinione e Scienza », 231–53
  • Босток, Дэвид, «Время и континуум: обсуждение Ричарда Сорабджи, Время, творение и континуум », 255–70

Том V, 1987 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Брикхаус, Томас С.и Смит, Николас Д., «Сократ о товарах, добродетели и счастье», 1–27
  • .
  • Канаяма, Яхей, «Восприятие, рассмотрение и достижение бытия ( Theaetetus 184–186)», 29–81
  • Эберт, Теодор, «Происхождение стоической теории знаков у Секста Эмпирика», 83–126
  • Митсис, П., «Эпикур о дружбе и альтруизме», 127–53
  • Ллойд, А. К., «Плотин о происхождении мысли и существования», 155–86
  • Властос, Григорий, «Разделение у Платона», 187–96
  • Шарплс, Р.В., «Мог ли Александр (последователь Аристотеля) сделать лучше? Ответ профессору Фреде и другим», 197–216
  • Стаф, Шарлотта, «Знание и вера: обсуждение Джулии Анны и Джонатана Барнса», Способы скептицизма: древние тексты и современные интерпретации ; и Гарольд Таррант, Скептицизм или платонизм? Философия Четвертой академии », 217–34
  • Тейлор, CCW, «Эллинистическая этика: обсуждение Малкольма Шофилда и Гизелы Страйкер, Нормы природы, Исследования эллинистической этики », 235–45

Том IV, 1986:

A Festschrift для J.Л. Экрилл

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Виггинс, Дэвид, «Телеология и добро в платоновском Федоне », 1–18
  • Странг, Колин, «Аналогия Платона с пещерой», 19–34
  • Моравчик, Юлиус М., «Об исправлении поэтов», 35–47
  • Браун, Лесли, «Быть ​​​​в Sophist : синтаксическое исследование», 49–70
  • Файн, Гейл, «Имманентность», 71–97
  • Аннас, Юлия, «Аристотель о памяти и самости», 99–117
  • Чарльз, Дэвид, «Аристотель: онтология и моральные рассуждения», 119–44
  • Вудс, Майкл, «Интуиция и восприятие в этике Аристотеля», 145–66
  • Кирван, Кристофер, «Аристотель о необходимости настоящего», 167–87
  • Уильямс, Бернард, «Гиломорфизм», 189–99
  • Барнс, Джонатан, «Перипатетические отрицания», 201–14
  • Сорабджи, Ричард, «Замкнутое пространство и замкнутое время», 215–31

Том III, 1985 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Нехамас, Александр, «Парадокс Менона и Сократ как учитель», 1–30
  • Фреде, Доротея, «Переосмысление морского сражения: защита традиционной интерпретации», 31–87
  • Ирвин, Т.Х., «Постоянное счастье: Аристотель и Солон», 89–124
  • .
  • Моррисон, Дональд, «Разделение в метафизике Аристотеля», 125–57
  • Отлично, Гейл, «Разлука: ответ Моррисону», 159–65
  • Моррисон, Дональд, «Разлука: ответ на штраф», 167–73
  • Глидден, Дэвид К., «Эпикуреец prolēpsis », 175–217
  • Миньюччи, Марио, «Логика и всеведение: Александр Афродисиас и Прокл», 219–46
  • Полански, Рональд М., «Анализ сократического Эленха профессором Властосом», 247–59
  • Кан, Чарльз, «Прекрасное и подлинное: обсуждение Пола Вудраффа, Платон, Большой Гиппий », 261–87
  • Уайт, Николас, «Природа и закономерность в стоической этике: обсуждение Анны Марии Иопполо, Аристон ди Чио и ло стоицизм антико », 289–305
  • Леннокс, Джеймс Г., «Разграничение древней науки: обсуждение Г.Э.Р. Ллойда, Наука, фольклор и идеология: науки о жизни в Древней Греции », 307–24

Том II, 1984 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Лешер, Дж.H., «Критика мышления Парменида: poludēris elenchus фрагмента 7», 1–30
  • Штраф, Гейл, «Разлука», 31–87
  • Босток, Дэвид, «Платон о «нет» ( Sophist , 254–9)», 89–119
  • Косман, Л. А., «Субстанция, Бытие и энергия », 121–49
  • Инвуд, Брэд, «Иерокл: теория и аргументы во втором веке нашей эры», 151–83
  • Брикхаус, Томас и Смит, Николас Д., «Властос на Эленхусе», 185–95
  • Нуссбаум, Марта, «Аристотелевский дуализм: ответ Говарду Робинсону», 197–207
  • Урмсон, Дж.О., «Удовольствие и страдание: обсуждение Дж. К. Б. Гослинга и К. К. У. Тейлора, . Греки об удовольствии », 209–221
  • .
  • Робертс, Джин, «Знание о понимании: обсуждение Дж. Молина, Теория понимания Платона », 223–35
  • Фаулер, Д., «Скептики и эпикурейцы: обсуждение М. Гиганте, Sketticismo e Epicureismo », 237–67
  • Райт, М. Р., «Метод и аргументация после Аристотеля: обсуждение Дж.Barnes et al (ред.), Science and Speculation ”, 269–77
  • Фреде, Доротея, «Мог ли Парис (сын Приама) выбрать другое?: Обсуждение Р. В. Шарплза, Александр Афродисийский: De fato », 279–92

Том I, 1983 ∞

Закажите этот том по каталогу Великобритании

  • Оуэн, Г.Э.Л., «Философская инвектива», 1–25
  • Властос, Григорий, «Сократический Эленх», 27–58
  • Краут, Ричард, «Комментарии к Григорию Властосу, «Сократический Эленх»», 59–70
  • Властос, Грегори, «Последние мысли о сократическом Эленхе», 71–4
  • Кан, Чарльз Х., «Драма и диалектика у Платона Горгий », 75–121
  • Робинсон, Ховард, «Аристотелевский дуализм», 123–44
  • Страйкер, Гизела, «Роль oikeiosis в стоической этике», 145–67
  • Барнс, Джонатан, «Immaterial Causes», 169–92
  • Ферли, Дэвид, «Вес и движение в теории Демокрита: обсуждение Д. О’Брайена, Теории веса в древнем мире, том Демокрит », 192–209
  • Гилл, Кристофер, «Платонические наказания: обсуждение М.М. Маккензи, Платон о наказании », 211–16
  • Джадсон, Линдси, «Вечность и необходимость в De caelo 1.12: Обсуждение Сары Уотерлоу, Переход и возможность: исследование модальных концепций Аристотеля », 217–55

Дополнительный том 2012 г.:

Добродетель и счастье: очерки в честь Юлии Анны

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Камтекар, Рачана, «Введение», 1–12
  • Макферран, Марк Л., «Опровержение Сократом Горгия: Горгий 447c–461b», 13–29
  • Барнс, Джонатан, «Justice Writ Large», 31–49
  • Смит, Николас Д., «Платон о силе невежества», 51–73
  • Тейлор, C.C.W., «Роль женщин в платоновской республике », 75–87
  • Вудрафф, Пол, «Справедливость как добродетель души», 89–101
  • Шофилд, Малкольм, «Травмы, несправедливость и недобровольные действия в законах », 103–14
  • Рассел, Дэниел С., «Добродетели Аристотеля величия», 115–47
  • Бетт, Ричард, «Изобрели ли стоики права человека?», 149–69
  • Херстхаус, Розалинда, «Избыточность и наше естественное развитие», 171–96
  • Иопполо, Анна Мария, «Хрисипп и теория действия Аристотеля Хиосского», 197–222
  • Инвуд, Брэд, «Насколько унифицирован стоицизм?», 223–44
  • Лонг, А.А., «Плотин, Эннеада 1.4 как критика раннего эвдемонизма», 245–63
  • Блумфилд, Пол, « Eudaimonia и практическая рациональность», 265–86
  • ЛеБар, Марк и Голдберг, Натаниэль, «Психологический эвдемонизм и интерпретация в греческой этике», 287–319
  • Лабарж, Скотт, «Как (и, возможно, почему) горевать, как древний философ», 321–42

Дополнительный том 1992 г.:

Методы интерпретации Платона и его диалогов

Закажите этот том по каталогу Великобритании

  • Клагге, Джеймс С., «Пролог редактора», 1–12
  • Файн, Гейл, «Критика Платона Аристотелем», 13–41
  • Анна, Юлия, «Платон Скептик», 43–72
  • Косман, Л. А., «Молчание и подражание в платонических диалогах», 73–92
  • Гальперин, Дэвид М., «Платон и эротика повествования», 93–129
  • Бланделл, Мэри Уитлок, «Характер и значение платоновского Гиппия Младшего », 131–72
  • Коэн, С. Марк и Кейт, Дэвид, «Анализ аргументов Платона: Платон и платонизм», 173–200
  • Фреде, Майкл, «Аргументы Платона и форма диалога», 201–19
  • Сейр, Кеннет, «Майевтический взгляд на пять поздних диалогов», 221–43
  • Смит, Николас Д., «Послесловие редактора: платоники и другие мыслители, принимающие желаемое за действительное», 245–59
  • .

Дополнительный том 1991:

Аристотель и более поздняя традиция

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Керферд, Джордж Б., «Обработка Аристотелем доктрины Парменида», 1–7
  • Минуччи, Марио, «Пояснительные доказательства в силлогистике Аристотеля», 9–28
  • Шофилд, Малкольм, «Объяснительные проекты в Физика , 2.3 и 7”, 29–40
  • Вудс, Майкл, «Универсалии и частные формы в метафизике Аристотеля », 41–56
  • Акрилл, Джон, «Изменения и теологический аргумент Аристотеля», 57–66
  • Кенни, Энтони, «Никомахова концепция счастья», 67–80
  • Брюншвиг, Жак, «О названии книги Хрисиппа: «О том, что древние допускали диалектику наряду с доказательствами»», 81–95
  • Лонг, А. А., «Гармоники стоической добродетели», 97–116
  • Армстронг, Хилари, «Аристотель у Плотина: непрерывность и прерывность psychē и nous », 117–27
  • Хаби, Памела, «Этапы развития языка о ноусе Аристотеля», 129–43
  • Барнс, Джонатан, «Аммоний и наречия», 145–63
  • Шеппард, Энн, « Фантазия и ментальные образы: неоплатонистские интерпретации De anima , 3.3”, 165–73
  • Hadot, Ilsetraut, «Роль комментариев к Аристотелю в преподавании философии в соответствии с предисловиями к неоплатоническим комментариям к категориям », 175–89
  • Блюменталь, Генри, « Nous pathētikos в поздней греческой философии», 191–205
  • Робинсон, Ховард, «Форма и нематериальность интеллекта от Аристотеля до Фомы Аквинского», 207–26
  • Сорабджи, Ричард, «От Аристотеля до Брентано: развитие концепции интенциональности», 227–59

Дополнительный том 1988 ∞

Закажите этот том для доставки в: Северную и Южную Америку · Европу/Африку/Азию/Австралазию

  • Тернбулл, Роберт Г., «Становление и разумность», 1–14
  • Файн, Гейл, «Платон о восприятии: ответ профессору Тернбуллу, «Становление и разумность»», 15–28
  • Тернбулл, Роберт Г., «Ответ на критику профессором Файном «становления и понимания»», 29–36
  • Фреде, Майкл, «Бытие и становление у Платона», 37–52
  • Код
  • , Алан, «Ответ на «Бытие и становление у Платона» Майкла Фреде», 53–60
  • Ирвин, Т. Х., «Разобщенность в аристотелевских добродетелях», 61–78
  • Краут, Ричард, «Комментарии к «Разобщенности в аристотелевских добродетелях» Т.Х. Ирвин», 79–86
  • Ирвин, Т. Х., «Разобщенность в аристотелевских добродетелях: ответ Ричарду Крауту», 87–90
  • Барнс, Джонатан, «Эпикурейские знаки», 91–134
  • Лонг, А. А., «Ответ Джонатану Барнсу, «Эпикурейские знаки»», 135–44
  • Нуссбаум, Марта, «Природа, функции и возможности: Аристотель о политическом распределении», 145–84
  • Чарльз, Дэвид, «Перфекционизм в политической теории Аристотеля: ответ Марте Нуссбаум», 185–206
  • Нуссбаум, Марта, «Ответ Дэвиду Чарльзу», 207–14

Приведение философии науки к столу CCBIO | Центр биомаркеров рака CCBIO

Автор Эли Синнёве Видхаммер Опубликовано: 22.04.2020

Марта Бертолазо — профессор философии науки на факультете науки и технологий для человека и окружающей среды и в Институте философии научной и технологической практики Римского университетского городка Био-Медико (UCBM), Италия. Она является директором Исследовательского отдела философии науки и человеческого развития. Она преподает эпистемологию экспериментального дизайна, экологию человека и устойчивость, переходы к цифровому мышлению в том же университете для студентов и аспирантов.

Междисциплинарный сотрудник

Ее опыт в области философии наук о жизни и научной практики, а также философии сложных организованных систем позволил ей продвигать и сотрудничать в междисциплинарных исследованиях и образовательных проектах. В настоящее время она фокусирует свою работу на интегральном понимании развития организма, концепции человеческого прогресса и человеческого труда. В настоящее время она в сотрудничестве с компаниями и предприятиями способствует развитию «экосистемного ускорителя» нового промышленного и социального развития после эпидемии COVID19.

Ее сотрудничество с CCBIO, в частности, основано на работе, которую она проделала в области исследования рака и биологии рака за последние два десятилетия, из которых также возникла парадигма интегрального развития. В частности, она фокусируется на предположениях и эпистемологических основаниях для адекватной идентификации и применения биомаркеров для диагностики и лечения рака. Совсем недавно она обсуждала объяснительные преимущества и ограничения различных моделей канцерогенеза и развития рака с профессором Ларсом А.Акслену и профессору Роджеру Стрэнду за более полное понимание некоторых эмпирических результатов, на которых в настоящее время сосредоточены группы CCBIO.

От исследования рака к философии науки

Мы спросили профессора Бертоласо, как она выбрала свою область работы, поскольку ее первая степень и академическая подготовка фактически связаны с молекулярной биологией и исследованием рака.

«Я начал работать в лаборатории с очень хорошими профессорами и наставниками. Они помогли мне больше тем, что задавали уместные вопросы, чем давали много ответов», — объясняет она.«В результате я все больше и больше интересовался пониманием парадоксов и дихотомий, возникающих в исследованиях рака, в то время как я находил все больше и больше совпадений между раком и развитием и путями организма. Мой научный опыт всегда побуждал меня очень серьезно относиться к научной работе и достижениям, в то же время признавая, что модели не всегда полезны или адекватны для объяснения сложной динамики и целостного органического развития. Поэтому мое внимание привлекли некоторые дебаты в научной литературе, посвященные обсуждению «правильной» теории канцерогенеза.Как правило, они представлены дебатами о SMT (теории соматических мутаций) и TOFT (теории полей организации тканей).

В конце концов я решил заняться философией науки, поскольку вопросы, возникающие в науке, были фактически эпистемологическими и онтологическими вопросами об организмах и особом статусе наук о жизни. Как философ науки я применил особую методологию, которая развивает философский дискурс и исследовательскую деятельность «изнутри науки».Как я писал в другом месте*, если мы заинтересованы в изучении предположений и методов, лежащих в основе науки, нам необходимо исследовать как теории и результаты, полученные учеными, так и процессы, посредством которых они приходят к этим выводам.

Таким образом, я разработал свою собственную исследовательскую программу, изучающую, как возникают парадоксы и как мы можем понять дихотомии в науках о жизни, таким образом разработав «реляционную эпистемологию», которая способна объяснить сложные системные переходы и функциональные состояния и различные модели для объяснения одних и тех же явлений.

Удивительно видеть, как такая философская и эпистемологическая работа теперь также способствует эмпирической науке. Некоторые из моих публикаций, по сути, являются результатом этого плодотворного сотрудничества с учеными как на методологическом, так и на теоретическом уровнях с целью изучения новых парадигм и моделей для лучшего представления и управления сложной организованной динамикой, которую мы парадигматически обнаруживаем в живых системах», — сказала она. говорит.

Преодоление разрыва между научной работой и теоретическим пониманием

Профессор Бертолазо надеется внести свой вклад в максимальное использование эмпирических результатов и ускорение процесса для улучшения терапевтических подходов.

«Прежде всего, я должна признать, что в CCBIO я всегда учусь и меня мотивируют исследовать новые вопросы и задачи», — говорит она. «Более того, очень междисциплинарная и открытая среда, которая характеризует группу CCBIO, позволяет мне рассматривать эмпирические результаты и методологические подходы с моей конкретной точки зрения, то есть задаваться вопросом, какая точка зрения может быть более полезной для объяснения основных эмпирических результатов и вопросов», — она продолжается.

«Иногда у ученых нет времени на это, так как другие проблемы и обязательства требуют от них сосредоточиться на практических аспектах и ​​прагматических целях.Таким образом, я действительно надеюсь, что мой вклад поможет преодолеть разрыв между хорошо выполненной научной работой и более всесторонним теоретическим пониманием явлений, которые исследуют и изучают ученые.

Мне всегда нравится цитировать по этому поводу Честертона, который сказал: «О пессимисте обычно говорят как о бунтующем человеке. Это не так. (…) Человек, который действительно бунтует, — это оптимист, который обычно живет и умирает в отчаянная и самоубийственная попытка убедить всех других людей в том, насколько они хороши» (Г.К. Честертон: введение в «Подсудимый»). Унаследованные неправильные парадигмы и старые взгляды на науки о жизни могут сделать научную деятельность действительно сложной и напряженной. Таким образом, поощрение путем расширения точек зрения, максимальное использование эмпирических результатов и ускорение процесса в направлении улучшения терапевтических подходов — что также является для меня первостепенным этическим и социальным обязательством — надеюсь, станет моим основным вкладом в группу CCBIO», — сказала она. заключает.

Мы рады приветствовать Марту в семье CCBIO и надеемся на интересную работу и общение!

 

Марта Бертолазо также является редактором серии Springer «Человеческие перспективы в медицинских науках и технологиях» ( https://www.springer.com/series/16128 ) и отвечала за научную часть раздела «Человек и технологии» веб-сайта Saluteuropa — https://saluteuropa.org/category/uomo-e-tecnologia/

* Основные ссылки :

Bertolaso ​​M (2016) Введение в «Философия рака — динамический и реляционный взгляд». Серия Спрингера в «Истории, философии и теории наук о жизни».

Бертоласо М.(2017), «Системный подход к раку. От вещей к отношениям», в Грин, С. (ред.), Философия системной биологии – точки зрения ученых и философов. Дордрехт, Спрингер, История, философия и теория наук о жизни (HPTL), стр. 37-47.

Западная философия | Основные гуманитарные науки

Введение

Логика/Разум

Термины логика и причина в повседневном использовании являются синонимами. Использовать логику/разум — значит делать выводы, которые имеют смысл на основе данной информации.(Таким образом, такие термины, как «логический анализ» и «рациональное исследование», также являются синонимами.) На Западе логика/разум впервые была явно определена и обсуждена древними греками.

На протяжении большей части истории любой логический анализ именовался «философией». Однако сегодня обычно проводится различие между философией и наукой . Философия охватывает вопросы, для которых объективных свидетельств не существует, тогда как наука охватывает вопросы, для которых они существуют.(Что-то является «объективным», если оно может быть физически наблюдаемо или измерено.)

Определение

Философию можно определить как «учение о существовании, знаниях и ценностях». Изучение существования часто называют «метафизикой», а изучение знания — «эпистемологией». Изучение ценностей можно разделить на две основные ветви: нравственность («этика») и красоту («эстетика»).

Общая почва лежит между философией и религией (верой в сверхъестественное).И философы, и теологи заявляли о своей вере в высшие существа и пытались описать природу этих существ и их этические желания. Различие заключается в том, что философская вера основана на логических аргументах, тогда как религиозная вера основана на откровении (прямая передача знаний людям из сверхъестественного, например, видений или писаний).

Зачем изучать философию?

Каждый в какой-то степени является философом, учитывая, что любое исследование существования, знания или ценностей составляет философию.Что касается подверженности философским идеям других, то большинство людей довольствуются взглядами, с которыми они естественным образом сталкиваются в повседневной жизни (например, в общении с семьей и друзьями, при просмотре фильмов и телепередач). При таком богатом пуле философских мнений, возможно, нет необходимости обращаться к трудам по «чистой философии».

Действительно, философия часто воспринимается как сложная, запутанная научная область сомнительной ценности. Эта точка зрения неудивительна; в отличие от науки, аргументы которой выживают только в том случае, если они подкреплены доказательствами, философские аргументы не могут быть проверены .Это позволяет бесконечно сохраняться различным болезням философии, двумя наиболее распространенными из которых могут быть двусмысленность (которая делает невозможным достижение консенсуса относительно смысла философского аргумента; если, действительно, автор вообще имел в виду ясный смысл) и интеллектуальная галлюцинация (в которой автор исследует аспекты реальности, которых просто не существует).

Однако ученому-любителю незачем завязывать в таких трясинах; Essential Humanities просто предписывает знакомство с широким курсом философской мысли, наряду с некоторыми базовой терминологией .Хотя современные философы работают в основном в изоляции башни из слоновой кости, историческое влияние философии весьма разнообразно: от науки до правительства, религии, общих взглядов и ценностей общества. И хотя человек может не ощущать необходимости консультироваться с философами относительно своих взглядов на «большие вопросы», может оказаться полезным узнать, как подходили к этим вопросам на протяжении веков.

Сводная таблица

Краткое изложение западной философии
общая философия политическая философия
Архаичный внешняя философия (Фалес)
внутренняя философия (Парменид)
Классический Сократ (настойчивая критическая рефлексия)
Платон (теория форм)
Аристотель (четыре причины)
Платон (цари-философы)
Аристотель (три формы правления)
средневековье Христианская философия: Платоническая (Августин) > Аристотелевская (Аквинский) Христианская политическая теория
Реформация Декарт (мыслю, следовательно существую) Макиавелли (политический реализм)
Просветление Кант (опыт, сформированный разумом) общественный договор: Гоббс, Локк (либерализм), Руссо
современный трансцендентализм, экзистенциализм Милль (утилитаризм, позитивный либерализм)

Основной артикул

Досократы

Все западные философы до Сократа известны как «досократики».

Западная философия родилась в архаическую эпоху Греции (ок. 800–500 гг. до н. э.), когда греческие мыслители порвали с чисто мифологическими объяснениями мира, пытаясь объяснить природу логически. По-видимому, первым это сделал Фалес («отец западной философии»), начавший поиск фундаментальной субстанции всей материи (см. «Историю науки»). Таким образом, западная философия началась с области науки (также известной как «натурфилософия»).

Чтобы быть географически конкретным, западная философия родилась в году в Милете года, большом греческом городе на западном побережье Малой Азии (ныне Турция).Этот древний город дал начало 92 139 самым ранним греческим философам 92 140 , а именно Фалесу и его преемникам (наиболее известные Анаксимандр и Анаксимен). Из Милета философия быстро распространилась по древнегреческому миру.

Помимо Фалеса, самым революционным досократическим философом был Парменид , первый крупный практик «внутренней философии»; то есть философия, исследующая сам разум (в отличие от «внешней философии» естественных наук).Он утверждал, как и многие философы с тех пор, что мы не можем доверять нашим сенсорным восприятиям, чтобы точно информировать нас о реальности; сны и галлюцинации, например, иллюстрируют, насколько обманчивыми могут быть наши чувства. Следовательно, Парменид первым сформулировал положение рационализма , утверждающего, что познание действительности возникает (исключительно или главным образом) из рационального анализа врожденного знания (в отличие от анализа чувственного опыта). Наиболее известно, что он утверждал, что в мире нет никаких изменений , несмотря на постоянные изменения, которые мы, кажется, наблюдаем повсюду.

Позиция, противоположная рационализму, утверждающая, что познание реальности достигается (исключительно или главным образом) посредством анализа сенсорных данных, известна как эмпиризм . Таким образом, Фалес и его последователи были первыми эмпириками.

Сократ

Классическая эпоха Греции (ок. 500-330 до н.э.) была представлена ​​тремя самыми влиятельными западными философами всех времен: Сократом, Платоном (учеником Сократа) и Аристотелем (учеником Платона). Сократ и Платон оба были афинянами, а Аристотель на время переехал в Афины, чтобы учиться в Академии .(Академия, философская школа Платона, стала самой влиятельной древней моделью западных образовательных учреждений.)

Сократ запомнился прежде всего своей неустанной кампанией, призывающей философов постоянно пересматривать свои убеждения, чтобы прояснить неясные аргументы и устранить логические несоответствия. Это представление о постоянном критическом размышлении составляет его выдающийся вклад в западную мысль. Важность послания Сократа, хотя сегодня оно кажется очевидным, трудно переоценить; некоторые даже считают его самым важным мыслителем всех времен.Во всяком случае, усилия Сократа привнесли в греческую философию беспрецедентный уровень строгости и точности (хотя по-настоящему безжалостные критические размышления не были распространены на Западе до эпохи Просвещения)45

.

Согласно Сократу, долг философа состоит главным образом в том, чтобы помогать другим в открытии истины для себя, а не сообщать истину напрямую. Он достиг этого прежде всего с помощью сократовского метода , новаторство которого ему приписывают.Вместо того, чтобы предлагать свои знания или мнения по данному вопросу, сократический метод состоит просто в том, чтобы задать 92 139 наводящих вопросов 92 140 по этому вопросу. Со временем такой подход приводит к тому, что человек, отвечающий на вопросы, видит новые аспекты проблемы, оттачивает свою терминологию и корректирует свою позицию в случае обнаружения несоответствий.2,6

Платон

Величайшим преемником Сократа был Платон . Взгляды этих двух мыслителей иногда трудно разделить, учитывая, что слова Сократа (который сам ничего не писал) сохранились главным образом в трудах Платона.В этих произведениях часто неясно, выдвигает ли Платон собственные идеи или идеи своего учителя. В некотором смысле сочинения Платона написаны обоими мужчинами совместно.

Большая часть работы Платона написана в форме диалога (также известного как диалектика), в котором проблема исследуется посредством дискуссии между двумя философами. Обычно один философ ставит под сомнение другого до тех пор, пока в их рассуждениях не обнаруживается противоречие, тем самым дискредитируя их аргумент; Платон обычно называет Сократа философом, который задает вопросы.(Как отмечалось выше, этот метод известен как «метод Сократа»).

В основе философии Платона лежит теория форм, утверждающая, что каждая физическая вещь есть лишь приближение к вечной, нефизической «форме». Хотя эта теория (которую Платон унаследовал от Сократа) сегодня может показаться странной (учитывая нашу современную научную точку зрения), она оказала огромное влияние на всю историю западной мысли.

В качестве иллюстрации предположим, что десять поваров участвуют в конкурсе пиццы, в котором каждый должен строго придерживаться одного и того же рецепта.Полученные пиццы будут очень похожи по внешнему виду и вкусу, но, тем не менее, будут немного отличаться. Сам рецепт можно рассматривать как «форму» пиццы: это точное представление о том, какой должна быть пицца. На самом деле физические пиццы являются лишь приближением к этой идеальной форме. Физические пиццы приходят и уходят, но идеальная форма пиццы вечна и неизменна.

Согласно теории форм, это относится ко всем мирским явлениям. Хотя в мире много деревьев (каждое уникально), все они являются приближениями к форме «идеального дерева», которая является вечной, неотъемлемой частью вселенной.Даже такие понятия, как красота и справедливость, являются вечными формами; насколько произведение искусства прекрасно или человеческий поступок справедлив, объясняется тем, насколько они подражают этим формам. Согласно Платону, человек приходит к полному пониманию вселенной только тогда, когда он видит за пределами преходящих земных явлений их вечные лежащие в основе формы.2,18

Платон, однако, не ограничился высокой, отвлеченной метафизикой. Его самая почитаемая работа, Республика , является основополагающим документом западной политической мысли.В нем содержится подробное предложение об идеально управляемом обществе, которое характеризуется абсолютным правлением его мудрейших членов («королей-философов»).2

Сократ был казнен Афинами за ересь и развращение молодежи. Красноречивая самооборона, которую он выдвинул на суде, отражена в «Апологии », другом наиболее известном произведении Платона (хотя степень, в которой «Апология » передает точные слова Сократа, неизвестна). (Термин «извинение» в этом смысле означает защиту или оправдание.)

Аристотель

Сократ и Платон были склонны анализировать мир рационалистически образом; то есть путем изучения философских вопросов (существование, знание и ценности) посредством анализа истин, изначально известных разуму, без ссылки на физический опыт. (Эти два философа утверждали, что «формы», описанные выше, присутствуют в уме с рождения и поэтому не требуют физического опыта для понимания.) Аристотель, с другой стороны, отдавал предпочтение эмпирическому подходу, твердо основывая свою философскую систему на на информацию, полученную органами чувств.

Аристотель не видел необходимости в платоновской теории форм, утверждая, что физические вещи просто существуют; они не приближения к абстрактным идеалам. В этом коренное отличие двух наиболее известных фигур западной философии. В то время как Платон утверждал, что истинное понимание вселенной достигается через постижение ее вечных «форм», Аристотель делал акцент на тщательном физическом наблюдении . Таким образом, подход Аристотеля подобен современному научному мировоззрению.(Аристотель действительно допускал существование одной нефизической вещи, «перводвигателя», чтобы объяснить, как вообще возникла Вселенная.)4

Самым известным понятием в философии Аристотеля могут быть четыре причины . (В этом контексте «причина» означает «аспект».) Как отмечалось выше, Аристотель утверждал, что понимание вселенной коренится в тщательном наблюдении. «Четыре причины» — это четыре наблюдаемых аспекта любой конкретной вещи. Точнее говоря, четыре причины вещи — это материал , из которого она сделана, форма , которую принимает материал, причина возникновения вещи и цель вещи.17

«Четыре причины» Аристотеля
материал
(существенная причина)
форма
(официальная причина)
причина
(эффективная причина)
цель
(конечная причина)
лошадь мясо, кости и т. д. лошадь родителей спариваются расти и процветать
стул дерево стул плотник , чтобы сидеть на

Современная наука продолжает исследовать вселенную с точки зрения материальных, формальных и действующих причин.Хотя конечные причины не имеют отношения к физике или химии, они все еще встречаются в биологии (например, назначение органа).

В области политической философии Аристотель выступал за демократию , хотя и с ограниченным избирательным правом (по сравнению с современными демократиями). работы по политической философии, наряду с платоновской Республикой ) классно определяет три основных типа правления: правление одного (монархия/тирания), правление немногих (аристократия/олигархия) и правление многих (государство/демократия).8

Хотя ни один последующий древний философ не приблизился к влиянию Сократа, Платона или Аристотеля, многие школы мысли возникли на протяжении оставшейся части античности (например, стоицизм, выступающий за строгий контроль над своими эмоциями, и эпикуреизм, утверждающий, что счастье — это достигается умеренной жизнью). Между тем, с быстрым распространением христианства после 313 г. (когда Константин предоставил религии официальную терпимость), богословы начали формировать всесторонний христианский взгляд на вселенную, смешивая откровения Священных Писаний с греческой и римской философией; до Средневековья их предпочтительным философским источником был Платон .Среди этих раннехристианских мыслителей был святой Августин , один из двух самых влиятельных богословов в западной истории (наряду с Фомой Аквинским)2,15

Средневековье

ок. 500-1500

Многие классические мысли (включая большую часть идей Аристотеля) были утеряны в средневековой Европе, сохранившись только среди арабов. Начиная с Средневековья, эти сочинения были реабсорбированы из исламского мира.2 Преобладающей западной философией позднего Средневековья была схоластика, объединяющая христианское богословие с работами Аристотеля.Самым влиятельным схоластом был Фома Аквинский, чьи работы (предоставляющие всестороннее описание всего сущего, включая несколько логических доказательств существования Бога) помогли пробудить в Европе интерес к Аристотелю и с тех пор составляют основу римско-католической доктрины1

.

Реформация

ок. 1500-1650

Отказ от священного писания как основы философии знаменует собой рождение современной философии. Ведущей фигурой в этом отказе был Рене Декарт, «отец современной философии».Декарт был убежденным рационалистом ; то есть он считал, что познание реальности может быть достигнуто только посредством аргументированного анализа врожденных знаний (т.е. знаний, которые разум естественным образом содержит с рождения), в отличие от анализа чувственного опыта. Декарт также приводил доводы в пользу дуализма разума и тела , представления о том, что разум существует за пределами физического и, следовательно, может пережить тело. (Дуализм — еще одно философское понятие, корни которого уходят в древнюю Грецию.)1

Самый известный аргумент Декарта утверждает, что, хотя никто никогда не может быть уверен, что он находится в реальном, физическом мире (поскольку всегда существует вероятность того, что он грезит), он, по крайней мере, с уверенностью знает, что он существует , просто потому, что человек думает об этом. Он лаконично сформулировал этот аргумент как «cogito, ergo sum» («Я мыслю, следовательно, существую»).2

Мышление можно разделить на два вида: конкретное , относящееся к конкретным физическим вещам, и абстрактное , относящееся к нефизическим вещам (т.е. идеи или качества). Думать о конкретном зеленом дереве — значит мыслить конкретно; понятия «дерево» и «зелень», с другой стороны, являются абстракциями. В то время как естественные науки исследуют конкретный мир и открывают абстрактные законы, управляющие его поведением, область математики является чисто абстрактной. Следовательно, многие философы, склонные к рационализму (включая Платона), были страстными математиками в рамках своих усилий по пониманию реальности.Декарт не был исключением из этого правила; наиболее известен он тем, что разработал декартову систему координат , которая объединила алгебру и геометрию.

Средневековая политическая теория, которая была основана (как и средневековая философия в целом) на Священном Писании, была сосредоточена главным образом на определении идеального христианского политического устройства. Современная политическая философия возникла, когда мыслители отложили в сторону священные писания и проанализировали политику непосредственным, практическим и реалистичным образом. Главной фигурой в этом переходе был Никколо Макиавелли, «отец современной политической мысли».Макиавелли описал, как правитель может использовать человеческий эгоизм и жестокость, расширяя и поддерживая власть с помощью безжалостных манипуляций.8,11,20

Просвещение

ок. 1650-1800

Самым влиятельным философом эпохи Просвещения (в области философии в целом) был Иммануил Кант, который произвел революцию в западной философии, утверждая, что наше восприятие физического мира формируется нашим разумом44. как мы видим вещи (т.грамм. длины волн света, которые мы можем видеть), так и структура нашего мозга определяет то, как мы воспринимаем физический мир.

Согласно Канту, человеческий разум структурирован в соответствии с врожденными « категориями », которые он налагает на физический мир, чтобы придать ему смысл44. Например, одной из этих категорий является «причинность». Если ударить ногой по мячу и отправить его в полет, то посредством чувственного опыта он заметит, что его нога ударила по мячу и что мяч пролетел по воздуху; однако только наличие категории причинности в мозгу заставляет интерпретировать удар как то, что вызвало полет мяча.

Помимо представления о том, что разум «формирует» реальность, Кант известен как наиболее известный сторонник деонтологической этики , утверждающей, что действия по своей сути являются правильными или неправильными; эта позиция противостоит консеквенциализму , утверждающему, что нравственность действия зависит от результатов. Чтобы определить, является ли действие морально правильным, Кант предложил правило, называемое категорическим императивом , которое, по сути, гласит, что действие является правильным для отдельного человека при условии, что оно было бы правильным, если бы все совершили это действие.

Эпоха Просвещения также породила теорию общественного договора и либерализм, возможно, две самые важные идеи в истории политической философии.

Теория общественного договора предоставляет критерий, по которому можно судить о законности правительства. Во-первых, нужно представить себе, как вели себя люди до образования государства (когда люди жили в «естественном состоянии»). Хотя у этих людей не было ограничений в поведении, им не хватало защиты от вредоносного поведения других.Это вынудило их собраться вместе и заключить «общественный договор», в соответствии с которым они приняли власть правительства в обмен на его защиту.

Хотя этот мысленный эксперимент не описывает, как на самом деле развивались правительства, его можно использовать для оценки того, является ли правительство законным . Все, что нужно сделать, это уточнить содержание общественного договора: какой властью по праву обладает правительство и что оно должно предложить взамен? Правительство, которое не соблюдает договор, может быть объявлено недействительным и законно свергнуто своим народом.Таким образом, теория общественного договора отвергает понятие «божественного права» на власть, согласно которому граждане не имеют права протестовать или бунтовать.27

Томас Гоббс, основатель теории общественного договора, утверждал, что люди по своей природе эгоистичны и жестоки, что делает жизнь в естественном состоянии «отвратительной, жестокой и короткой». абсолютистский монарх в обмен на защиту друг от друга (поскольку только диктатор способен сдерживать таких буйных существ).25 Единственной обязанностью монарха является защита людей от физического вреда; поэтому единственной справедливой причиной для восстания является неспособность монарха обеспечить эту защиту.40

Джон Локк, второй великий теоретик общественного договора, утверждал, что естественное состояние в целом было мирным и терпимым; правительство стало необходимым только меньшинству возмутителей спокойствия.24 Локк был первым мыслителем, ясно сформулировавшим позицию либерализма, утверждающего, что всеобъемлющая обязанность правительства состоит в том, чтобы обеспечить индивидуальную свободу .28 Сюда входит как свобода от причинения вреда (например, нападение, кража, произвольное лишение свободы), так и свобода выбора (например, слова, убеждений, экономической деятельности). Локк утверждал, что эти свободы являются неотъемлемыми «естественными правами».

Гоббс и Локк оба пережили английскую революцию , самое критическое событие в долгой борьбе между парламентом и монархией за власть. Хотя национальные представительные собрания возникли в различных западных странах, только Англии удалось добиться крупной политической власти ; возможно, именно эта уникальная перспектива позволила понятию либерализма возникнуть и процветать.Вплоть до подъема либерализма государства во всем мире обычно ставили коллективное выше индивидуального, подавляя свободу в пользу единства, стабильности и безопасности.

Современные западные правительства — это либеральных демократий ; то есть демократии, которые придерживаются философии либерализма. Таким образом, либерализм является одним из двух столпов современного западного правительства (наряду с демократией; см. «Историю демократии»). Инструментом, посредством которого реализуется либерализм (и демократия, если уж на то пошло), является закон , который предоставляет гражданам свободы и защищает эти свободы от нарушения другими (включая само правительство).(Страна характеризуется «верховенством закона», если в ней есть сильная правовая система, которой подчиняются все, включая правительство; альтернативой является «верховенство человека», при котором власть правительства неограничена.)

Как «отец либерализма» Локк может быть самым влиятельным из всех политических философов. Его работа (в частности, Второй трактат о правительстве ) была широко принята политическими революционерами того времени (в том числе в Англии, Франции и Соединенных Штатах) и лежит в основе всех современных либеральных демократий.46,47 (Обратите внимание, что описываемая здесь концепция либерализма отличается от «либеральной» как от «левой». Большинство политических партий в современных демократиях, как левых, так и правых, являются сторонниками либерализма; они просто различаются по их интерпретации и политики.)

Третьим великим теоретиком общественного договора был Жан-Жак Руссо, сторонник либерализма, который предвидел идиллическое состояние природы. Руссо утверждал, что в природе люди не ведут себя безнравственно; только в пределах государства они становятся жестокими и угнетающими, из-за ложных целей общество убеждает их стремиться (т.грамм. власть, богатство, слава) для того, чтобы чувствовать превосходство над другими. В естественном состоянии люди живут как отдельные личности или семьи и, таким образом, не имеют ни представления об этих пустых занятиях, ни о соседях, которым можно было бы завидовать.9,38

Поскольку общественный договор является соглашением жить в обществе, фактически он лишает индивидуумов их естественной свободы; отсюда самая известная цитата Руссо: «Человек рождается свободным, и везде он в цепях». Однако вместо того, чтобы защищать возвращение к естественному состоянию, Руссо доказывал, что правительство способно преодолеть развращающую природу общества, если оно постоянно подчиняется «всеобщей воле» (т.е. общее согласие граждан)9. Таким образом, Руссо удовлетворился бы только прямой демократией или крайне консультативной представительной демократией.

Помимо своих политических сочинений, Руссо известен, прежде всего, работами Эмиль (в которых описывается программа образования, в значительной степени самостоятельная, направленная на борьбу с разлагающим влиянием общества) и Признания (часто считающиеся первая настоящая автобиография, в которой реалистично описаны события жизни Руссо).Хотя несколько автобиографий были написаны ранее, самая известная из которых — « исповедей » святого Августина (самая первая автобиография), это были произведения христианского благочестия, сосредоточенные в основном на духовном опыте авторов.

Модерн

ок. 1800-настоящее время

С точки зрения общей философии двумя самыми известными школами девятнадцатого века могут быть экзистенциализм и трансцендентализм. На обоих повлияло романтическое движение , которое делало упор на субъективный, индивидуальный опыт и веру, а не на объективную реальность и общественные ценности.

Трансцендентализм подчеркивает фундаментальную доброту человечества и постоянное присутствие божественного в людях и природе; прислушиваясь к своей интуиции/чувствам, можно «настроиться» на эту божественную гармонию, позволяющую открыть глубокие истины жизни (несмотря на отсутствие объективных доказательств). Трансценденталисты утверждали, что следует отдавать предпочтение лично открытой истине над социальными условностями и требованиями. Двумя выдающимися именами в трансцендентализме являются Эмерсон и Торо; Самая влиятельная работа движения — « Уолден » Торо , его рассказ о двух годах жизни в хижине у Уолденского пруда, штат Массачусетс.2,29,36

Экзистенциализм — пессимистический родственник трансцендентализма. Экзистенциалисты согласны с тем, что глубокие истины могут быть обнаружены посредством самоанализа и что индивидуальная вера должна преобладать над общественными ценностями; путь к истине, однако, описывается как чрезвычайно болезненный и извилистый, порождающий отчаяние и отчуждение. Человек должен бороться с этими негативными тенденциями ума, активно конструируя смысл своей жизни (т. е. формируя свою цель в жизни и свой личный моральный кодекс).Самыми выдающимися именами в экзистенциалистской литературе могут быть Кьеркегор, Сартр и Камю2

.

В течение двадцатого века философия становилась все более фрагментированной на узкоспециализированные области, каждая из которых может быть занята лишь горсткой ученых. консенсус большинства (как и в мире науки). Это объясняется отсутствием у философии объективных доказательств: в то время как научные теории могут быть проверены, философия состоит из бесчисленных аргументов, которые никогда не могут быть доказаны или опровергнуты (или даже обязательно продемонстрированы как имеющие смысл).

Политическая философия девятнадцатого века была сформирована беспрецедентным экономическим ростом промышленной революции и сопровождавшими ее ужасными условиями труда37. в конечном итоге делят между всеми слоями общества. Другие, наиболее известным из которых был Карл Маркс, считали, что капитализм неисправим и должен быть свергнут (см. Марксизм).

Самым влиятельным либеральным философом девятнадцатого века, вероятно, был Джон Стюарт Милль, выдающийся сторонник утилитаризма25. большинство людей. Используя этот аргумент, Милль защищал такие идеи, как избирательное право женщин и прекращение рабства.2,25 (Утилитаризм предлагает альтернативу понятию свобод как «естественных прав», популярному среди либеральных мыслителей.)

На самом деле Милль выступал за новый тип либерализма: позитивный либерализм. Классический либерализм (первоначальный вид) утверждает, что правительство должно обеспечивать свободы . Позитивный либерализм идет еще дальше, утверждая, что правительство также должно предоставлять гражданам возможность пользоваться своими свободами, обеспечивая минимальный уровень благосостояния . Этот минимальный стандарт можно разделить на две части. Индивидуальное социальное обеспечение, известное как «система социальной защиты», непосредственно обеспечивает благосостояние отдельных граждан (т.грамм. страхование по безработице, государственное здравоохранение). Обеспечение общего благосостояния обеспечивает благосостояние общества в целом (например, экологическое регулирование, субсидируемая инфраструктура).

Нацию, которая придерживается позитивного либерализма, часто называют «государством всеобщего благосостояния» или «социал-демократией». Развитие государств всеобщего благосостояния происходило на протяжении всего двадцатого века, особенно после Второй мировой войны25,28. Однако после экономического спада в конце 1970-х годов классический либерализм пережил возрождение.С того времени и по настоящее время многие государственные службы в западных странах считались неустойчивыми и/или неэффективными, их численность сокращалась или ликвидировались27. Споры о том, каким должен быть «классический» или «позитивный» либерализм, продолжаются и сегодня. или, что то же самое, как «руки прочь» или «интервенционистское» правительство должно относиться к благополучию граждан).

1 — «Философия», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на март 2010 г.
2 — «Философия», Encarta 2004.
3 — «История науки», Британская энциклопедия.По состоянию на март 2010 г.
4 — «Аристотель», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
5 — «Платон», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
6 — «Сократ», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
7 — «Сократ», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
8 — «Политическая теория», Encarta 2004.
9 — «Жан-Жак Руссо», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
10 — «Монтескье», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
11 — «Политическая философия», Британская энциклопедия.По состоянию на апрель 2010 г.
13 — «Метафизика», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
14 — «Метафизика», Encarta 2004.
15 — «Эпистемология», Encarta 2004.
16 — «Логический позитивизм», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
17 — «Аристотель», Encarta 2004.
18 — «Платон», Encarta 2004.
19 — «Софисты», Encarta 2004.
20 — «Никколо Макиавелли», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
21 — «Эмпиризм», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
22 — «Эмпиризм», Encarta 2004.
23 — «Томас Гоббс», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
24 — «Джон Локк», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
25 — «Либерализм», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
26 — «Рене Декарт», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
27 — «Либерализм», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
28 — «Либерализм», Encarta 2004.
По состоянию на апрель 2010 г.
29 — «Трансцендентализм», Британская энциклопедия.По состоянию на апрель 2010 г.
30 — «Этика», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
31 — «Западная философия», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
32 — «Вольтер», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
33 — «Циники», Encarta 2004.
34 — «Стоицизм», Encarta 2004.
35 — «Идеализм», Encarta 2004.
36 — «Трансцендентализм», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
37 — «Коммунизм», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
38 — «Позитивизм», Колумбийская энциклопедия.По состоянию на апрель 2010 г.
39 — «Либерализм», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
40 — «Томас Гоббс», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
41 — «Экономика», Encarta 2004.
42 — «Конституция Соединенных Штатов», Encarta 2004.
43 — «Демократия», Британская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
44 — «Кант», Колумбийская энциклопедия. По состоянию на апрель 2010 г.
45 — «Сократ», Оксфордский философский словарь. Издательство Оксфордского университета.
46 — «Джон Локк», Who2? Биографии.Who2?, 2012.
47 — «Джон Локк», Оксфордский словарь британской истории. Издательство Оксфордского университета.
48 — «Парменид», Британская энциклопедия.

5 вещей, которые педагоги должны знать о философии образования

Слово «философия» образовано от двух греческих слов. Первое слово, philo , означает «любовь». Второй, sophy , означает «мудрость». Таким образом, буквально философия означает «любовь к мудрости» (Power, 1982).У каждого человека есть отношение к жизни, детям, политике, обучению и предыдущему личному опыту, которое информирует и формирует его набор убеждений. Хотя вы можете этого не осознавать, этот набор убеждений, или личная философия, влияет на то, как вы живете, работаете и взаимодействуете с другими. То, во что вы верите, напрямую отражается как на вашем обучении, так и на процессе обучения. В данной статье исследуются различные философские взгляды, влияющие на педагогическую профессию.

Важно понимать, как взаимосвязаны философия и образование.Чтобы стать самым эффективным учителем, которым вы можете быть, вы должны понимать свои собственные убеждения и в то же время сопереживать другим. В этой главе мы рассмотрим изучение философии, основных направлений философии и основных философских направлений в образовании. У вас будет возможность изучить, как эти школы мысли могут помочь вам определить вашу личную образовательную философию. Разработка собственной образовательной философии является ключевой частью вашего пути к тому, чтобы стать учителем.В этой статье мы обсудим 5 вещей, которые педагоги должны знать о философии образования.

Каковы основные разделы философии? Четыре основных направления философии — это метафизика, эпистемология, аксиология и логика. Метафизика рассматривает вопросы о физической вселенной и природе высшей реальности. Эпистемология исследует, как люди узнают то, что они знают. Аксиология – это изучение фундаментальных принципов или ценностей. Логика преследует организацию процесса рассуждения.Логику можно разделить на два основных компонента: дедуктивное рассуждение, которое берет общие принципы и соотносит их с конкретным случаем; и индуктивное рассуждение, которое строит аргумент на основе конкретных примеров.

Каковы основные школы философии? Идеализм можно разделить на три категории: классический, религиозный и современный. Классический идеализм, философия греков Сократа и Платона, ищет абсолютную истину. Религиозный идеализм пытается примирить Бога и человечество.Современный идеализм, вытекающий из идей Декарта, связывает восприятие и существование.

Реализм, школа мысли, основанная Аристотелем, считает, что мир материи отделен от человеческого восприятия. Современная реалистическая мысль привела к представлению о человеческих возможностях как о «чистом листе». Прагматизм считает, что мы должны выбирать идеи, действия и последствия с наиболее желательным результатом, а также учиться на предыдущем опыте для достижения желаемых последствий. Экспериментализм Джона Дьюи привнес научный метод индуктивного рассуждения в образовательную сферу.

Постмодернизм и экзистенциализм сосредотачиваются на сложном чтении текстов и социальных и политических условностей, исследуя существующие структуры на наличие недостатков. По сути, они в значительной степени сосредоточены на настоящем и на понимании жизни, какой мы ее знаем. Методы деконструкции чтения текстов Жака Деррида предполагают, что универсальная рациональность находится не в объективной реальности, а в тексте. Мишель Фуко, другой постмодернистский философ, исследовал отношения между истиной и силой.

Каковы основные принципы образования? Основные философии образования можно разделить на три основных типа: философии, ориентированные на учителя, философии, ориентированные на учащихся, и философии, ориентированные на общество.К ним относятся эссенциализм, перенниализм, прогрессивизм, социальный реконструкционизм, экзистенциализм, бихевиоризм, конструктивизм, консерватизм и гуманизм.

Эссенциализм и перенниализм — это два типа философии образования, ориентированной на учителя. Эссенциализм в настоящее время является ведущим стилем государственного образования в Соединенных Штатах. Это обучение базовым навыкам, которые со временем доказали свою необходимость в обществе. Перенниализм фокусируется на преподавании великих дел.

Существует три типа философии образования, ориентированной на студента.Прогрессивизм фокусируется на развитии морального компаса ученика. Гуманизм заключается в том, чтобы максимально раскрыть потенциал каждого ученика. Конструктивизм фокусируется на использовании образования для формирования мировоззрения ученика.

Существует два типа социально ориентированных философий образования. Реконструкционизм — это точка зрения, согласно которой образование является средством решения социальных проблем. Бихевиоризм фокусируется на культивировании поведения, полезного для общества.

Какие существуют дополнительные идеологии философии образования? Другие известные идеологии философии образования включают национализм, американский эксклюзивизм, этнонационализм, либерализм, консерватизм и марксизм.Национализм — это национальный дух или любовь к стране, которая связывает интересы нации с символами, которые ее представляют. Американский эксклюзивизм — это форма национализма, подразумевающая, что Соединенные Штаты — это особая страна, которой выпала честь иметь явную судьбу. Этнонационализм подобен национализму, но верность не своей нации, а своей этнической или расовой группе. Либерализм — это идеология, согласно которой люди должны пользоваться максимально возможными индивидуальными свободами и что они должны быть гарантированы надлежащей правовой процедурой.Противоположностью либерализму является консерватизм. Консерватизм — это вера в то, что институты должны функционировать в соответствии с их первоначальной целью, и любые концепции, которые не были сохранены, должны быть восстановлены. Наконец, марксизм — это идеологическое и политическое движение, рассматривающее классовую систему как форму конфликта в социальной, политической и образовательной сферах.

Как определяется образовательная философия педагога? Важно определить свою собственную философию образования, чтобы понять свою собственную систему ценностей и убеждений, чтобы вы могли легко описать свой стиль преподавания потенциальным работодателям.

При написании собственного заявления о философии образования жизненно важно учитывать несколько ключевых компонентов: Как я думаю? Какова цель образования? Какова роль учителя? Как учитель должен учить? Какова роль ученика? Чему следует учить? Кроме того, убедитесь, что вы говорите четко и лаконично. Проведите небольшое исследование о школе, в которую вы подаете заявление, и расскажите об их задачах и целях в своем заявлении. Помните, что образование касается студентов, а также не забывайте сосредоточиться на своей дисциплине.Подумайте о великих учителях, которые были у вас в жизни. Не забудьте получить обратную связь. Кроме того, не делайте это долго и не болтайте. Не перефразируйте свое резюме, не будьте всезнайкой и не используйте резких заявлений.

Мы ничего не пропустили?

Нажмите здесь, чтобы прочитать все статьи из этой серии.

Топ-10 древнегреческих философов | Инсайдеры Афин

Когда вы думаете о Древней Греции, вы можете представить себе бородатых философов, пьющих вино под Акрополем и говорящих мудрые слова о политике, науке и вселенной.

Хотя эта картина может и не обязательно соответствовать действительности, древнегреческие философы были первыми, кто усомнился в современной философской парадигме, наблюдал и интерпретировал мир, в котором они жили, и заложил основы мышления западной цивилизации. Этот список познакомит вас с топ-10, так что сядьте поудобнее и приготовьтесь к мудрости!

10. Эпикур (ок. 341–270 гг. до н. э.)

«Ничего не достаточно для человека, которому достаточно слишком мало.”
Эпикур был древнегреческим философом, а также основателем школы философии под названием эпикуреизм. Для Эпикура целью философии было достижение счастливой, спокойной жизни, характеризующейся атараксией — миром и свободой от страха — и апонией — отсутствием боли. Эпикур верил в атомы и учил, что люди не властны над судьбой. Он также отказывался верить в богов и учил, что вселенная бесконечна и не имеет цели. Он часто говорил, что страх смерти был одной из главных причин человеческого беспокойства и часто приводил людей в отчаяние.Эпикур проповедовал, что смерть — это неизбежная реальность и что это также конец тела вместе с душой. Хотя считается, что Эпикур написал 300 произведений, известно, что почти ни одно из его сочинений не сохранилось.

9. Анаксагор (ок. 500–428 гг. до н. э.)

«Семя всего во всем остальном».
Анаксагор был греческим философом-досократиком, жившим в Афинах. Его философские взгляды во многом вращались вокруг самой природы.Он считал, что в физическом мире все содержит часть всего остального. Ничто не было чистым само по себе, и «нус» (что означает «разум») утверждает определенное движение и значение сущностей в этом хаосе. Как и в случае с большинством философов Древней Греции, его идеи контрастировали и противоречили современным идеологиям и верованиям, что привело его к опасным для жизни последствиям и изгнанию.

8. Пифагор (ок. 570-495 гг. до н.э.)
«В гудении струн есть геометрия, в пространстве сфер есть музыка.”
Другой досократический греческий философ, Пифагор, является известным математиком, которому приписывают изобретение теоремы Пифагора, одного из ключевых вычислений в геометрии. Хотя он более известен своим легендарным вкладом в математику, его философские работы и идеи оказали большое влияние на современную философию, а также на Платона. Он рассматривал мир как совершенную гармонию и нацеливал свое учение на то, как вести гармоничную жизнь. Некоторые легенды также указывают на то, что он был первым, кто учил, что Земля круглая.

7. Гераклит (ок. 535–475 гг. до н. э.)
«Нет ничего постоянного, кроме изменений».
Гераклит — еще один досократический философ, наиболее известный своим вкладом в мысль о постоянном изменении вещей. Он думал, что изменение является фундаментальной сущностью вселенной, как сказано в известном высказывании: «Ни один человек никогда не ступит в одну и ту же реку дважды». Он также сказал, что противоположности притягиваются и что в основе всего в мире лежит огонь. Его также называли «Неясным» и «Плачущим философом» из-за одинокой жизни, которую он вел, и характера его философии.

6. Демокрит (ок. 460-370 гг. до н. э.)
«Ничего не существует, кроме атомов и пустого пространства; все остальное — мнение».
Демокрит, так называемый «смеющийся философ», был влиятельным древнегреческим философом и одним из первых сторонников демократии, равенства и свободы. Он также был первым, кто вместе со своим наставником Левкиппом выдвинул гипотезу о том, что вся материя состоит из маленьких невидимых частиц, называемых атомами. Многие считают Демокрита «отцом современной науки».Кроме того, Демокрит был одним из первых известных критиков и сторонником справедливой теории — идеи о том, что люди должны браться за оружие, чтобы защищаться от тиранов.

5. Эмпедокл (ок. 490-330 гг. до н. э.)
«В природе существуют силы, называемые Любовью и Ненавистью. Сила Любви заставляет элементы притягиваться друг к другу и выстраиваться в определенную форму или личность, а сила Ненависти вызывает разложение вещей».
Эмпедокл был одним из самых важных философов досократовской эпохи.Его философской вехой было создание космогенной теории четырех классических элементов. В нем говорится, что вся материя в основном состоит из четырех первоэлементов — земли, воздуха, огня и воды. Он также выдвинул идею о противоположных движущих силах, участвующих в построении мира, а именно о любви как причине единения и раздоре как причине разделения. Он также стал первым человеком, давшим эволюционный отчет о развитии видов.

Интересуетесь древнегреческой философией?

 

4.Фалес (ок. 624–546 гг. до н. э.)
«Самое трудное в жизни — это познать себя».
Фалес Милетский считается одним из отцов греческой философии, являясь точкой опоры для следующих поколений известных мыслителей, философов и ученых. Он был первым, кто попытался объяснить явления природы без включения мифов, теориями и гипотезами, т. е. наукой. Аристотель указывает на Фалеса как на первого человека, исследовавшего основные принципы, такие как происхождение материи.Фалес также считается основателем школы натурфилософии.

3. Аристотель (ок. 384–322 гг. до н. э.)
«Мы — это то, что мы постоянно делаем. Таким образом, совершенство — это не действие, а привычка».
Ученик Платона и учитель Александра Македонского, Аристотель считается одним из величайших древних философов мира. Аристотель изучал широкий спектр предметов, включая науку, этику, управление, физику и политику, и много писал о них.Он считал, что концепции людей и все их знания в конечном итоге основаны на восприятии. Все аспекты философии Аристотеля продолжают оставаться объектом активного академического изучения и сегодня.

2. Платон (ок. 428-348 гг. до н. э.)
«Мы легко можем простить ребенка, который боится темноты; настоящая трагедия жизни — это когда люди боятся света».

Платон, ученик Сократа, считается отцом политической науки и основателем одного из первых в мире известных высших учебных заведений — Академии в Афинах.Первичной основой философии Платона является тройственный подход — диалекты, этика и физика, центральным пунктом унисона которых является теория форм. Высшей из форм для него была форма «добра», которую он принимал за причину бытия и познания. Платон написал одну из первых и наиболее влиятельных работ о политике «Государство», в которой описывалось идеальное или утопическое общество. Как и его наставник Сократ, Платон был критиком демократии.

1. Сократ (ок. 469-399 гг. до н.э.)
«Сильные умы обсуждают идеи, средние умы обсуждают события, слабые умы обсуждают людей.

Самый известный древнегреческий философ всех времен, Сократ, был искусным каменщиком и социальным критиком. Он никогда ничего не писал, и большая часть его философского вклада исходит от его учеников, в основном Платона. Сократ предпринял совершенно новую перспективу достижения практических результатов посредством применения философии в нашей повседневной жизни. Сократ прославился тем, что побуждал людей критически подвергать все сомнению. Величайшим вкладом Сократа в философию был метод Сократа, в котором обсуждение, аргументация и диалог используются для различения истины.В конце концов, его убеждения и реалистичный подход к философии привели к его концу, поскольку его судили и осудили за критику религии и развращение молодежи. Затем Сократ предпочел самоубийство изгнанию со своей родины в Афинах. Его легендарный суд и смерть на алтаре древнегреческой демократической системы изменили академический взгляд на философию как на исследование самой жизни.

.

0 comments on “Основные этапы развития философии таблица: ФИЛОСОФИЯ: Этапы истории философии: кратко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.