Культура при николае 2 таблица: Развитие науки и культуры в период правления императора Николая II

Расцвет империи и взлёт национальной культуры: в Президентской библиотеке прозвучала музыка эпохи Николая II

В Президентской библиотеке состоялся очередной концерт музыкально-просветительского проекта «Музыка российской государственности», посвящённый эпохе последнего российского императора, – «Николай II. Расцвет империи».

Эпоху, в которую Россия ворвалась на мировую сцену и даровала всем великие имена, представили одна из самых виртуозных пианисток нашего времени Полина Осетинская, Международный симфонический оркестр Ленинградской области «Таврический» под управлением Михаила Голикова и солисты ведущих петербургских театров, лауреаты международных конкурсов Анжелика Минасова и Владимир Целебровский. В исполнении знаменитых музыкантов прозвучали наиболее значительные сочинения русских композиторов – Чайковского, Римского-Корсакова, Рахманинова, Стравинского.

Время правления Николая II отмечено экономическим подъёмом и необычайным взлётом национальной культуры. Это был настоящий бум русского искусства в мире, пик популярности русских музыкантов, художников, балетных коллективов. Осознать масштаб эпохи можно, просто перечислив имена творцов того времени: Чайковский, Римский-Корсаков, Глазунов, Прокофьев, Шаляпин, Собинов, Нежданов. Мировое признание получили звёзды русского балета Павлова, Кшесинская, Нижинский… Одновременно с ними жили и творили художники Васнецов, Врубель, Репин, Серов, Левитан, Куинджи и др. Это погружение в обозначенную эпоху по традиции увлекательно вписал в музыкальную канву вечера историк и писатель Александр Мясников.

Гости концерта получили уникальную возможность ознакомиться с произведениями, авторами которых стали члены царской семьи. Романовы, как известно, были очень одарены и оставили немалое музыкальное наследие.

Сам Николай II музицировал на фортепиано. Своеобразным символом любви императорской четы к игре на фортепиано стал роскошно декорированный рояль, подаренный Николаем II Александре Фёдоровне. Параллельно с этим увлечением большим успехом пользовалось новое искусство – искусство кино. В 1911 году в Ливадии на суд императора была представлена первая в истории отечественного кино полнометражная кинолента режиссёра В. Гончарова «Оборона Севастополя», за которую Николай II удостоил режиссёра бриллиантовым перстнем. Император сам неплохо фотографировал, и все члены его семьи занимались фотографией, любили вместе составлять семейные фотоальбомы.

История творческого становления Полины Осетинской известна всему миру, а автобиография стала бестселлером. Она выступала в самых престижных залах мира, музицировала с Токийским филармоническим оркестром, Заслуженным коллективом России Академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии, Государственным академическим симфоническим оркестром им. Е. Ф. Светланова, оркестром Веймарской национальной оперы и др. Некогда музыка, по признанию Полины, стала для неё разновидностью психотерапии. Сегодня Осетинская не только звезда мировой сцены и популяризатор классической музыки – она создательница центра, который помогает другим артистам справляться со специфическими профессиональными проблемами.

С аналогичной проблемой столкнулся в своей жизни и гениальный русский композитор Сергей Рахманинов. После тяжёлого потрясения от провала своей Первой симфонии в 1897 году Рахманинов впал в депрессию, от которой его излечил выдающийся русский врач Н. Даль. Кризис миновал, к композитору вернулась энергия, и в 1900 году он создал одно из самых жизнеутверждающих произведений, которое и посвятил своему спасителю, – Второй концерт для фортепиано с оркестром, абсолютный шедевр всех времён, по мнению публики и музыкальных критиков. Прошедшим вечером его исполнила в белоколонном зале Президентской библиотеки Полина Осетинская.

Организаторами цикла концертов «Музыка российской государственности» выступают Фонд международного фестиваля классической музыки «Дворцы Санкт-Петербурга» под руководством Марии Сафарьянц и Президентская библиотека. Проект «Музыка российской государственности» осуществлён с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Мероприятие транслировалось в режиме онлайн на портале Президентской библиотеки в разделе «Интернет-вещание».

 

Савва Морозов, Савва Мамонтов, Павел Третьяков, Мария Тенишева, Алексей Бахрушин.

В середине XIX — начале XX века меценаты открывали музеи и театры, возрождали старинные ремесла и народные промыслы. Их имения превращались в культурные центры, куда съезжались известные художники, актеры, режиссеры, писатели. Здесь при поддержке благотворителей они создавали свои знаменитые картины, писали романы, разрабатывали проекты зданий. Вспоминаем самых щедрых меценатов, которые повлияли на развитие русской культуры.

Павел Третьяков (1832–1898)

Илья Репин. Портрет Павла Третьякова. 1883. Государственная Третьяковская галерея

Николай Шильдер. Искушение. Год неизвестен. Государственная Третьяковская галерея

Василий Худяков. Стычка с финляндскими контрабандистами. 1853. Государственная Третьяковская галерея

Свою первую коллекцию купец Павел Третьяков начал собирать еще в детстве: он покупал гравюры и литографии в небольших лавках на рынке. Благотворитель организовал приют для вдов и сирот неимущих художников и поддерживал многих живописцев, покупая и заказывая у них картины. Всерьез о собственной галерее искусств меценат задумался в 20 лет, после посещения петербургского Эрмитажа. Картины «Искушение» Николая Шильдера и «Стычка с финляндскими контрабандистами» Василия Худякова положили начало собранию русской живописи Павла Третьякова.

Уже через 11 лет после приобретения первых полотен в галерее купца было более тысячи картин, почти пять сотен рисунков и десять скульптур. К 40 годам его коллекция стала настолько обширной, в том числе и благодаря собранию брата, Сергея Третьякова, что коллекционер решил построить для него отдельное здание. Тогда же он передал ее в дар родному городу — Москве. Сегодня в Третьяковской галерее находится одна из самых крупных в мире коллекций русского изобразительного искусства.

Савва Мамонтов (1841–1918)

Илья Репин. Портрет Саввы Мамонтова. 1880. Государственный театральный музей имени Бахрушина

Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево». Фотография: aquauna.ru

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Фотография: mkrf.ru

Крупный железнодорожный промышленник Савва Мамонтов всерьез увлекался искусством: он сам неплохо лепил, писал пьесы и ставил их в своем подмосковном имении, профессионально пел басом и даже дебютировал в Миланской опере. Его усадьба Абрамцево стала центром культурной жизни России в 1870–90-х годах. Здесь собирался так называемый мамонтовский кружок, куда входили известные русские художники, театральные режиссеры, музыканты, скульпторы и архитекторы.

При поддержке Саввы Мамонтова были созданы мастерские, где художники возрождали забытые традиции народных промыслов и ремесел. На свои средства меценат основал первую в России частную оперу и помог создать Музей изящных искусств (сегодня — Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина).

Савва Морозов (1862–1905)

Савва Морозов. Фотография: epochtimes.ru

Савва Морозов у здания Московского Художественного театра имени Чехова. Фотография: moiarussia.ru

Здание Московского Художественного театра имени Чехова. Фотография: северная-линия.рф

Савва Морозов принадлежал поколению «новых» московских купцов. В отличие от отца и деда, родоначальников семейного бизнеса, молодой предприниматель получил прекрасное европейское образование и имел художественный вкус. Он дружил с людьми искусства, поддерживал их и помогал в разных, не только творческих начинаниях. Вместе с Максимом Горьким он проводил для детей с городских окраин рождественскую елку, а Антону Чехову нашел дачу в Подмосковье, когда болезнь писателя обострилась.

Читайте также:

Савва Морозов был поклонником Московского художественного театра и жертвовал немалые средства на его развитие. Для театра Морозов купил особняк и обустроил его по последнему слову театральной техники: здесь впервые в России появилось осветительное оборудование. Станиславский писал, обращаясь к Морозову: «Я радуюсь, что русский театр нашел своего Морозова подобно тому, как художество дождалось своего Третьякова».

Алексей Бахрушин (1865–1929)

Алексей Бахрушин. Фотография: okipr.ru

Карл Гиппиус. Дом А.А. Бахрушина. 1896. Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина

Передача музея в ведение Российской Императорской Академии наук. 25 ноября 1913 г. На фото: А.А. и В.В. Бахрушины, Кира и Юрий Бахрушины, М.Н. Ермолова, А.А. Яблочкина, И.А. Бунин, К.С. Станиславский, Вл. И. Немирович-Данченко… Фотография: gctm.ru

Купца Алексея Бахрушина называли в Москве «профессиональным благотворителем». Вместе с двумя братьями он строил церкви и больницы, школы и приюты. Бахрушин поддерживал развитие профессионального и любительского театра: он помог антрепренеру Федору Коршу создать свой театр и построил для рабочих народный дом со сценой, где любительская труппа представляла свои спектакли. Именно увлечение театром стало делом всей его жизни. Меценат собирал редкие фотографии и личные вещи артистов, старинные музыкальные инструменты, сценические костюмы — все, что было связано с историей русского театра.

Позже на основе своей коллекции купец создал в Москве Театральный музей, который существует и сегодня. Здесь по-прежнему собирают все, что связано с этим искусством. И так же как раньше, актеры, режиссеры и художники приносят в дар музею новые экспонаты.

Мария Тенишева (1858–1928)

Соколов Александр. Портрет Марии Тенишевой. 1898. Государственный Исторический музей

Музей «Русская старина» княгини Тенишевой в Смоленске. Дореволюционная открытка. Фотография: russkiymir.ru

Академия художеств. Фотография: artsacademy.ru

Княгиня Мария Тенишева вела активную просветительскую деятельность. При Брянском рельсопрокатном заводе, которым руководил ее муж, она открыла ремесленные училища для детей рабочих, вечерние курсы и клуб. В своем имении в Талашкино княгиня создала бесплатную художественную студию, где молодые люди готовились к поступлению в петербургскую Академию художеств. Здесь же она открыла мастерские, где народные умельцы возрождали традиционные ремесла. Вместе с деревенскими мастерами трудились представители художественной элиты: обжигали керамику тут под руководством Михаила Врубеля, вышивали узоры для костюмов по эскизам Валентина Серова и Константина Коровина.

Мария Тенишева собирала предметы народного творчества и произведения известных мастеров. В ее коллекцию вошли национальные костюмы, украшенные смоленскими вышивальщицами, посуда, расписанная в традиционных техниках, русские музыкальные инструменты, декорированные знаменитыми художниками. Позже это собрание стало основой музея «Русская старина» в Смоленске. Сейчас оно хранится в Смоленском музее изобразительных и прикладных искусств имени Коненкова.

Автор: Снежана Мартынова

Живопись второй половины XIX – ХХ вв.

Собрание НГХМ

Живопись второй половины XIX века представлена двумя основными направлениями художественной жизни того времени – академическим и передвижническим. Большинство крупных произведений мастеров академической школы было подарено Императорской Академией художеств или непосредственно авторами в период создания и вскоре после открытия музея. Среди них первый в музейном собрании экспонат – полотно Николая Кошелева «Погребение Христа», подаренное автором вместе с пейзажами, этюдами и эскизами на исторические, библейские, евангельские темы, в том числе сделанными для росписей интерьеров храма Христа Спасителя в Москве. В числе первых поступлений были и такие произведения, как «Последние минуты Дмитрия Самозванца» Карла Венига, «Иаков узнает одежду Иосифа» Александра Новоскольцева и многие другие. Характерными образцами академической живописи являются также картины Константина Маковского, Генриха Семирадского, Павла Сведомского и других.


Генрих Семирадский. Талисман. 

Искусство передвижников представлено произведениями ведущих художников Товарищества – Василия Перова, Ильи Репина, Ивана Крамского, Алексея Саврасова, Ивана Шишкина, Василия Поленова, Виктора Васнецова, Владимира Маковского, Николая Ярошенко и др.


Илья Репин. Мужичок из робких. 1877

Один из наиболее значительных разделов коллекции – живопись конца XIX-начала XX века. Она дает достаточно полное представление как о творчестве отдельных художников – Исаака Левитана, Валентина Серова, Константина Коровина, Зинаиды Серебряковой, так и о наиболее известных объединениях рубежа веков, к которым относятся «Мир искусства», «Союз русских художников», «Голубая роза», «Бубновый валет».


Евгений Лансере. Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе. 1905

Особую значимость имеют монографические коллекции произведений Николая Рериха и Бориса Кустодиева, основная часть которых была подарена Максимом Горьким.


Николай Рерих. Красные кони. 1925


Борис Кустодиев. Русская Венера. 1925-1926

В начале 1920-х годов в собрание музея поступила коллекция живописных работ мастеров русского авангарда. В ее составе «Косарь» Казимира Малевича, «Импровизация 4» Василия Кандинского, «Кацапская Венера» Михаила Ларионова, картины Натальи Гончаровой, Александра Родченко, Ольги Розановой, Любови Поповой, Александра Шевченко и др.


Наталья Гончарова. Белки. 1910

Раздел живописи ХХ века включает полотна нескольких поколений советских художников – от Василия Бакшеева, Федора Богородского, Александра Дейнеки, Георгия Нисского, Аркадия Пластова, Владимира Стожарова до современных живописцев последнего десятилетия. Это наиболее динамичная часть музейного собрания, пополняющаяся новыми произведениями.


Николай Терпсихоров. Окно в мир. 1928

Правление Николая 2

Сын Александра 3, Николай 2 – последний император Российской Империи (18 мая 1868 — 17 июля 1918 гг.). Получил блестящее образование, владел несколькими иностранными языками в совершенстве, дослужился до чина полковника российской армии, а также адмирала флота и фельдмаршала британской армии. Стал императором после внезапной смерти отца – вступление на престол Николая 2, когда Николаю было всего 26.

Краткая биография Николая 2

С детства Николая готовили как будущего правителя – он занимался глубоким изучением экономики, географии, политики и языков. Добился больших успехов в военном деле, к которому имел склонность. В 1894 году, всего спустя месяц после смерти отца, женился на немецкой принцессе Алисе Гессенской (Александра Федоровна). Спустя два года (26 мая 1896 г.) произошла официальная коронация Николая 2 и его жены. Коронация проходила в атмосфере траура, кроме того, из-за огромного количество желающих присутствовать на церемонии, в давке погибло много народу.

Дети Николая 2: дочери Ольга (3 ноября 1895 г.), Татьяна (29 мая 1897 г.), Мария (14 июня 1899 г.) и Анастасия (5 июня 1901 г.), а также сын Алексей (2 августа 1904 г.). Несмотря на то, что у мальчика нашли тяжелое заболевание – гемофилию (несвертываемость крови) – его готовили к правлению, как единственного наследника.

Россия при Николая 2 находилась в стадии экономического подъема, несмотря на это, политическая ситуация обострялась. Несостоятельность Николая как политика привела к тому, что в стране росла внутренняя напряженность. В результате, после того, как 9 января 1905 года митинг рабочих, шедших к царю был жестоко разогнана (событие получило название «Кровавое воскресенье»), в Российской Империи разгорелась первая русская революция 1905-1907 годов. Результатом революции стал манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», который ограничивал власть царя и давал народу гражданские свободы. Из-за всех событий, произошедших во время его правления, царь получил прозвище Николай 2 Кровавый.

В 1914 году началась Первая Мировая война, которая негативно повлияла на состояние Российской Империи и только усугубила внутреннее политическое напряжение. Неудачи Николая 2 на войне привели к тому, что в 1917 году в Петрограде вспыхнуло восстание, в результате которого царь добровольно отрекся от престола. Дата отречения Николая 2 от престола – 2 марта 1917 года.

Годы правления Николая 2 – 1896 – 1917гг.

В марте 1917 вся царская семья была арестована и позже отправлена в ссылку. Расстрел Николая 2 и его семьи произошел в ночь с 16 на 17 июля.

В 1980 году члены царской семьи были канонизированы зарубежной церковью, а затем, в 2000 и Русской Православной.

Политика Николая 2

При Николая были произведены многие реформы. Основные реформы Николая 2:

  • Аграрная. Закрепление земли не за общиной, а за частными крестьянами-собственниками;
  • Военная. Реформа армии после поражения в русско-японской войне;
  • Управленческая. Создана Государственная дума, народ получил гражданские права.

Итоги правления Николая 2

  • Рост сельского хозяйства, избавление страны от голода;
  • Рост экономики, промышленности и культуры;
  • Рост напряженности во внутренней политике, что привело к революции и смене государственного строя.

Со смертью Николая 2 пришел конец Российской Империи и монархии в России.

Женщины революции » HI 446 Революционная Россия

Карине Тер-Григорян

Этот исследовательский справочник должен стать отправной точкой для тех, кто хочет получить дополнительные знания о роли женщин в бурный период насильственного обмена властью между имперской и большевистской Россией. Путеводитель начнется с покойной имперской женщины (и крестьянки, и дворянки), затем перейдет к их ролям в Октябрьской революции и закончится тем, что на самом деле означает быть «новой советской» женщиной.Роль женщин всегда была неотъемлемой частью русской истории, будь то прямое воздействие, как Александрия и ее влияние на царя Николая II и женский батальон, участвовавший в штурме Зимнего дворца, или более косвенное влияние через совместные усилия в воспитание детей и семьи как часть новой «советской» повестки дня.

При царе Николае II роли женщин не сильно отличались от матери/кормилицы, работницы (если ты крестьянин) и жен сановников (если они дворяне).Их социальная мобильность не продвинулась дальше, чем они достигли материнства или брака в известной семье. С волной социальной революции под руководством марксиста Ленина и других большевиков женщинам были предоставлены возможности социальной мобильности, такие как участие в вооруженных силах и высшие формы образования для крестьян / рабочих. Эта новая свобода позволила женщинам вырваться из дома и присоединиться к своим коллегам-мужчинам в академических областях, а также на полях сражений.

Основные изменения, которые привели к эволюции ролей женщин, произошли в результате волны марксистской революции, которая стремилась уравнять различия не только между полами, но и между классами.Как только женщины из всех классов (будь то буржуа или крестьянки) станут равными, они смогут начать искать перемены и возможности, в которых им когда-то было отказано. Прекрасным примером является создание Женского батальона после Февральской революции в попытке вселить надежду в утомленных солдат в Первой мировой войне. другие стороны Гражданской войны так и не были официально признаны) смог протолкнуть немецких врагов, если их коллеги-мужчины колебались.Благодаря этим батальонам женщинам-добровольцам также была предоставлена ​​​​возможность научиться читать и писать, что не было вариантом, которым могла бы научиться девушка-крестьянка.

Впервые в России женщины, не родившиеся и не вышедшие замуж за дворян, получили возможность подняться над своим статусом по рождению и стать дипломатами. Хотя Александра Михайловна Коллонтай вышла замуж за имперского генерала, она отказалась от своего привилегированного статуса и занялась делом Российской социал-демократической рабочей партии, где в конечном итоге после Октябрьской революции стала комиссаром общественного благосостояния большевистской партии.Она даже провела перемирие, положившее конец советско-финляндской войне в 1944 году. Такая роль была бы невозможна для человека ее статуса, если бы не Великая революция.

Здесь представлен список источников, которые освещают трансформацию того, что было функцией женщин до и после революции. Включая мультимедийный отчет очевидца, тексты о различиях между работой в городе и работой в поле женщиной, а также некоторые источники о том, как изменения женщин вписываются в великую схему нации.Большинство скомпилированных источников ниже – это первоисточники, историографии и некоторые биографии. Собранные произведения укладываются в одну из трех более широких тем: женщины (вне всех сословий) во времена имперского режима, уничтожение дворянки и возвышение крестьянки во время революции и создание «Новая советская» женщина в первые годы советской республики.

 

– Какова была роль женщин при царском режиме?
– В чем разница между реакцией образованных женщин (дворян) и крестьянок?
– Какова была роль «советской» женщины?
– Лучше быть «советской» женщиной или досоветской?
– Что на самом деле означает быть новой «советской» женщиной? Почему она важна для Революции и истории женщин?
– Как изменилось восприятие женщин от империалистического режима до советской эпохи?

Крестьянки до революции
  • Коллонтай Александра Михайловна
    • Encyclopedia Britannica Online , с.т. «Александра Михайловна Коллонтай», по состоянию на 01 ноября 2013 г.
      • Александра Коллонтай включена в исследование, поскольку родилась за несколько лет до восшествия на престол царя Николая II и умерла за год до Иосифа Сталина. Она была важным революционным защитником радикальных изменений традиционных социальных обычаев, проповедуя свободную любовь. Она также была первой женщиной, которая стала аккредитованным министром в другой стране (Норвегия, Мексика, Швеция). Она также отвечала за заключение договора между Финляндией и Советским Союзом во время Второй мировой войны.
  • Эттвуд, Линн. Создание новой советской женщины . Нью-Йорк: Сент-Мартенс Пресс, 1999.
    • Сейчас ни для кого не секрет, что женщины во всем мире использовали такие журналы, как Cosmo и Vogue, чтобы определить свой модный выбор в следующем сезоне. Журналы помогают индустрии моды, играя посредников между подиумом и реальным потребителем с момента их создания. Эттвуд локализует свое исследование, чтобы различить преобразование до гражданской войны и военного времени в том, как женщины носили, одевали и считали себя.Затем ее исследование перематывается вперед, чтобы проанализировать изменения под железным кулаком Сталина и то, как образ того, что женщина должна была представлять, когда преобладание материнства и домашнего хозяйства вернулся к основной стадии жизни.
  • Бриденталь, Рената и Клаудия Кунц. 1997.  Стать видимыми: женщины в европейской истории . Бостон: Хоутон Миффлин. 3-е издание
    • Глава 15: «Женщины и революционный процесс в России», Stites
      • В своей главе Стать видимой Ричард Стайтс в хронологическом порядке подробно описывает трансформацию женщины в революционную эпоху.Он начинает с обзора государства и общества, где затрагивает темы пола, сексуальности, гендерных ролей и того, как социальные роли влияют на модели семьи. Он продолжает обсуждение нигилизма и того, как его сочетание с утопическими социалистическими идеалами Чернышевского разожгло жажду феминизма. Роль индустриализации в отношении класса и пола создает мост между женщинами высшего и низшего классов. Причину того, что эссе Стайтса является одним из основных в исследовании, можно увидеть в его анализе роли женщин и того, как на них повлияло освобождение, обеспеченное революционной эпохой, и влияние сталинской контрреволюции.
  • Бриденталь, Рената. 1987.  Стать видимыми: женщины в европейской истории . Бостон, США: Миффлин.
    • Глава 16: «Женщины и коммунальные забастовки во время кризиса 1917-1922 гг.», Kaplan

Имперская четверка

  • Бриденталь, Рената. 1977.  Стать видимыми: женщины в европейской истории . Бостон, США: Миффлин.
    • Глава 15: «Женщины-революционерки: дело русских народников», Engel
    • Глава 16: «Любовь на тракторе: женщины в русской революции и после нее», Розенталь
  • Чаттерджи, Чой.Прославление женщин: пол, фестивальная культура и большевистская идеология, 1910-1939 гг. Питтсбург, Пенсильвания: Университет

    .
  • Клементс, Барбара Эванс. 1994.  Дочери революции: история женщин в СССР . Арлингтон-Хайтс, штат Иллинойс: Харлан Дэвидсон.
    • Книга Клементс показывает читателю, что значит быть «советской женщиной». Новая советская женщина — это суперженщина, способная совмещать конкурирующие обязанности работника и домашней прислуги. Она способна взять на себя роль добропорядочного гражданина-коммуниста, штатного работника, способной жены и матери будущих поколений подрастающего пролетариата.
  • Рабочие и крестьянки в русской революции, 1917-1923
    • Клементс, Барбара Э. «Рабочие и крестьянские женщины в русской революции, 1917-1923». Знаки, Том 8, № 2 (Зима, 1982 г.). 215-235. http://www.jstor.org/
      • В этой статье Клементс подробно описывает, как крестьянки и городские женщины сыграли важную роль в большевистском государственном перевороте Временного думского правительства. Женщины городов с их «ослабленными» традиционными ценностями» были гораздо более восприимчивы к большевистским идеологиям, в то время как женщины, которые не были подвержены этим ценностям напрямую, считали традиционное призвание домашней жизни гораздо более первостепенным.Хотя большевики действительно пытались навязать свою идеологию всем, очевидно, они имели больше доступа к городским, чем к сельским. Она обсуждает, что из-за дефицита и страданий, вызванных Гражданской войной, увековечение марксистско-большевистской философии столкнулось с огромным препятствием. Один из основных моментов Клементса заключается в том, что идеология, которой они подвергались, не была такой уж привлекательной, и жертвами ленинского ораторского искусства пали те, кто не имел корней в домашней жизни и не видел себя в роли мама.Эта статья важна для понимания не только сравнения между городом и деревней, но и того, как большевистский режим использовал свои методы «промывания мозгов».

Крестьянки во время революции

  • Энгель, Барбара Альперн. (1994). Между полями и городом: женщины, работа и семья в России, 1861-1914 гг. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
    • В этой книге Энгель описывает значение и последствия миграции русских крестьянок из своих деревень на фабрики в близлежащие города после Александра II в 1861 году до начала Первой мировой войны для социально-экономического мира.Энгель использует несколько тематических исследований, чтобы изучить влияние урбанизации и индустриализации на домохозяйства мигрантов и межличностные отношения. Она также рассуждает о том, как процесс массовой эмиграции женщин на рынок труда позволил женщинам быть более мобильными в столь жестком, патриархальном мире. Исследование Энгель отличается от других в той же области, потому что она, вероятно, первая, кто использовал архивные данные для интерпретации личной жизни как на уровне деревни, так и на уровне большого города. Ее исследование показывает, что возможности работы в городе, возможно, были переоценены, а ее взгляд на семью проливает новый свет на социальную историю последних лет имперского режима.
  • Фицпатрик, Шейла и Юрий Слезкин. 2000.  В тени революции: истории жизни русских женщин с 1917 года до Второй мировой войны . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.
    • Этот текст представляет собой сборник из 42 историй жизни русских женщин, проживших первую половину двадцатого века в советской России, а затем иммигрировавших. Причина, по которой эта подборка воспоминаний, устных интервью, речей и писем является настолько значимой, заключается в том, что она варьируется от женщин, которые были не более чем девушками с фермы, до женщин из благородной интеллигенции, которые записывают свой особый опыт.Автобиографии дают всесторонний взгляд на жизнь этих женщин от рождения детей до их реакции в начале таких знаковых событий, как: Февральская и Октябрьская революции, политика ленинского нэпа и сталинского Большого террора. С помощью этого текста читатель может получить из первых рук разнообразные рассказы о событиях, которые формировали Россию на протяжении большей части столетия.
  • Глисон, Эбботт, Питер Кенез и Ричард Стайтс. 1985.  Большевистская культура: эксперимент и порядок в русской революции .Блумингтон: Издательство Индианского университета.
    • Глава 13: Рождение новых советских женщин Барбара Эванс Клементс
    • Глава 14: Деревенские женщины переживают революцию Беатрис Фарнсворт
  • Голдман, Венди З., Женщины у ворот: гендер и промышленность в сталинской России (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2002)

  • Хайтлингер Алена. Женщины и государственный социализм . Монреаль: Издательство Университета Макгилла-Куина, 1979.
    • Вопреки распространенному мнению, роли женщин в рабочей силе и в политике начали меняться до того, как марксистские социалисты установили полный контроль над Россией после Великой Октябрьской революции 1917 года. Как утверждает Хайтлингер, русские женщины начали медленную интеграцию в рабочую силу. из-за позиций, предоставленных солдатами, уезжающими на Первую мировую войну. Женщины также начали медленный процесс достижения равенства со своими коллегами-мужчинами в социально-политических условиях. Как отмечает Хайтлингер, процесс был медленным из-за проблем с определением точных условий равенства и того, как женщины «завоевали» права, которые они получили после революции.Хайтлингер обсуждает, как разные республики, составлявшие всю Советскую республику, не могли договориться о том, что было и что не было правами, и как это вызывало разногласия.
  • Хики, Майкл С. 2011.  Конкурирующие голоса боевых слов русской революции . Санта-Барбара, Калифорния: Гринвуд.
    • [Глава 5: Что для меня значит революция, Часть II: Духовенство, крестьяне, аристократы-землевладельцы, женщины, национальные и религиозные меньшинства]
      • Показывает, как люди вышеупомянутых классов отреагировали на свержение имперского режима, борьбу «белых» против «красных», а затем как они справились с появлением пролетариата.Сбор Хики этих рассказов из первых рук имеет жизненно важное значение для исследования.

Новая советская женщина
  • Международный женский день
    • Encyclopædia Britannica Online , s. v. «Международный женский день (IWD)», по состоянию на 1 ноября 2013 г.
      • Международный женский день включен в это руководство, потому что это день, посвященный достижениям женщин и защите прав женщин, а также их избирательного права.Это национальный праздник, который отмечают во всем мире (хотя изначально он был создан американской социалистической партией 19 марта 1911 года). Причина, по которой это так важно для исследования, заключается в том, что IWD на самом деле не отмечается 19 марта. Вместо этого он отмечается 8 марта из-за женщин Санкт-Петербурга. В этот мартовский день женщины присоединились к своим мужьям и братьям в забастовке протеста против участия в Великой войне, которая привела к истощению запасов продовольствия. Именно эта Февральская революция стала причиной падения династии Романовых и последовавшей за ней Гражданской войны в России.Официальная дата IWD была изменена на 8 марта 1921 года, а с 1975 года его спонсирует Организация Объединенных Наций.
  • Лапидус, Гейл Варшофски. Женщины в советском обществе Равенство, развитие и социальные изменения. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1978.
    • Этот текст будет использоваться, потому что он показывает инновационное развитие, через которое прошли женщины в советском обществе. Основное внимание будет обращено на равенство, развитие общества, которое в конечном итоге приведет к социальным изменениям эпохи.В книге рассматриваются концепции социальной стратификации, которая возникает, когда женщины начинают добиваться равенства с мужчинами, как это влияет на рабочую среду и адаптацию изменений к их домашним ролям. Поскольку этот текст дает полное представление о том, каковы были роли женщин в формирующемся советском обществе, он станет неотъемлемой частью общей статьи.
  • Библиотека Конгресса: Советский Союз (ранее)
    • Библиотека Конгресса, «Стратегическое исследование: Советский Союз (бывший).Последнее изменение: 27 июля 2010 г. По состоянию на 4 августа 2013 г.
      • Благодаря исследованиям Библиотека Конгресса стала жизненно важным источником, который сам составил индекс/оглавление для каждой страны. Страница СССР содержит более 30 разделов о роли женщин, относящихся не только к различным ролям в социально-экономическом мире России, но и к рабочей силе, и политике. Этот указатель является жизненно важным ресурсом, который может дать ключевое представление о жизни советских женщин
      • .
  • Филлипс, Лора Л.«В защиту своих семей: женщины из рабочего класса, алкоголь и политика в революционной России», Журнал женской истории, 11, вып. 1
  • Правда Севера, «Марии Семеновне требуется помощь партийного коллектива», 9 сентября 1932 г. В кн.: Женщины во всемирной истории, 2006.
  • Рул, Вилма и Норма К. Нунан. 1996. Русские женщины в политике и обществе Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.
  • Великая война и революция в России
    • «Женщины-солдаты в Великой войне в России» Russia’s Great War & Revolution, www.russiasgreatwar.org (2013).
      • Эта страница является неотъемлемой частью исследования, поскольку на ней обсуждается участие женщин в Первой мировой войне, что было беспрецедентным шагом. Хотя история быстро забыла об их влиянии, потому что они сражались на проигравшей стороне войны. До создания подразделений, разделенных по половому признаку, женщины маскировались под мужчин, чтобы иметь возможность участвовать в бою. Они приехали со всего географического региона с разным социальным и образовательным прошлым.Те, у кого было более высокое социальное положение, даже использовали свою силу и влияние, чтобы вступить в активную борьбу вместе со своим мужем или братьями. Командиры часто хвалили женщин за их способность выдерживать боевые условия и проявлять большое мужество перед лицом невзгод. После окончания войны многие прогрессивные женщины потребовали более широкого участия в политическом мире и включения в высшие социальные сферы в качестве награды за свою службу.
  • Рутшильд, Рошель Голдберг.2010. Равенство и революция: права женщин в Российской империи, 1905-1917 . Питтсбург, Пенсильвания: University of Pittsburgh Press.
    • В этой книге Рутшильд утверждает, что достижение женщинами права голоса в 1917 году было сведено к минимуму историей, поскольку оно было представлено как «буржуазный феминизм» и игнорируется из-за пола. Изучая изменение и преемственность ролей женщин в позднеимперскую эпоху, Рутшильд показывает, как женское политическое движение слилось с массовыми волнениями населения, чтобы забить еще один гвоздь в гроб царизма.Эффект, который Рутшильд прилагает все усилия, чтобы показать, — это связь, которая была установлена ​​между феминистками и теми, кто стоит за радикальным движением, благодаря связям и общему опыту. Она одобряет создание связи между идеологиями «Международный женский день», потому что именно в этот день женщины присоединились к мужчинам на улицах, требуя еды и убеждая своих коллег уйти. Однако Рутшильд утверждает, что после победы пролетариата над имперским режимом ни меньшевики, ни большевики не отдают приоритет своим товарищам-женщинам.
  • Стайтс, Ричард. 1988.  Равенство, свобода и справедливость: женщины и мужчины в русской революции, 1917-1930 гг. . Иерусалим: Еврейский университет Иерусалима, Центр советских и восточноевропейских исследований Марджори Мэйрок.
    • Исследовательская работа Ричарда Стайтса позволит читателю проанализировать волну феминизма, последовавшую за Гражданской войной, и призыв женщин к равенству избирателей. Его работы цитировались во многих других работах в этом списке и в разделе феминизма во время русской революции.
  • Стайтс, Ричард. Женское освободительное движение в России: феминизм, нигилизм и большевизм, 1860-1930 гг. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1978.
  • .
  • Вуд, Элизабет А. Баба и товарищ Пол и политика в революционной России. Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1997.

    .

Медиа YouTube:
  • http://www.youtube.com/watch?v=933jsB5ChlA
    • Интересное видео, которое я обнаружил, исследуя советских женщин.Это короткий отрывок из документального фильма о советских женщинах во время сталинизма и о том, как потребность в инженерах создала расширенную программу обучения, которая предоставила женщинам равный доступ. Включает интервью с женщинами, которые фактически не участвовали в программе, и трудности, которые им пришлось преодолеть.

Songs of Seoul Николаса Харкнесса — Мягкая обложка

отзывов

«Тело и душа могут быть знакомым названием старой мелодии, но Николас Харкнесс придает этим словам новый смысл, показывая, как христианский певческий голос может связать их воедино.Результатом является тонкий и очень оригинальный подход к звуку, материальности, религиозной вере и опыту современности. Благодаря комплексному изображению корейского общества эта книга демонстрирует аналитическую мощь современной семиотики». — Уэбб Кин, профессор антропологии Джорджа Герберта Мида, Мичиганский университет

«Счастливые читатели песен Сеула услышат Южную Корею никогда ранее. Харкнесс учит нас, как слушать южнокорейское пение и речь, чтобы понять, что они говорят нам о том, что значит быть христианином в Южной Корее, и, в более широком смысле, о повсеместном отождествлении южнокорейцев с национальным прогрессом.С большим мастерством Харкнесс ведет нас к церковным хорам, классным комнатам и концертным залам, а также к механике самого человеческого голоса. «Песни Сеула» убеждают в том, что этот голос действительно говорит о характере и чувствах современной южнокорейской общественной жизни». — Нэнси Абельманн, профессор Гарри Э. Пребла, Иллинойсский университет в Урбана-Шампейн

«Песни Сеула — это ухо. открывающее, увлекательное и глубоко резонансное исследование социальной жизни голоса в Корее. Это новаторская работа, в которой тон, тембр и обучение рассматриваются как ключевые элементы и интерпретирующие открытия в богатом и наводящем на размышления описании истории, общества и культуры в Южной Корее и далеко за ее пределами.Богатое чтение само по себе, это также бесценное приглашение серьезно отнестись к звуку ». — Дон Бреннейс, Калифорнийский университет, Санта-Крус

« Песни Сеула » выделяется как новаторская работа, которая уделяет внимание анатомическому уровню голоса. производство и его связь с феноменологическим уровнем производства голоса. Поистине новаторская работа по семиотике человеческого голоса и вокальной музыки в христианской культуре Южной Кореи».
Мияко Иноуэ, автор книги Vicarious Language: Gender and Linguistic Moderne in Japan

Границы | Влияние фактора роста нервов-β из семенной плазмы быка на стероидогенез и ангиогенные маркеры культуры клеток стенки преовуляторного фолликула крупного рогатого скота

Введение

Фактор роста нервов-β (NGF) является членом семейства нейротрофинов, играющим важную роль в развитии фолликулов млекопитающих и овуляции (1, 2).Экспрессия NGF была локализована в гранулезных клетках яичников до образования первых примордиальных фолликулов у новорожденных мышей (2). Хотя экспрессия NGF и его рецептора, TrkA, в яичниках присутствует на поздних стадиях развития плода, постнатально снижается между 24 и 48 часами после рождения и остается низкой до полового созревания у крыс (1). Во время первого преовуляторного всплеска лютеинизирующего гормона (ЛГ) происходит временная активация NGF/TrkA, что способствует фолликулярной цитодифференцировке, предшествующей первой овуляции (1).В бычьих тека-клетках NGF индуцирует синтез простагландина E 2 (PGE) (3), который способствует разрыву фолликулов при овуляции (4). Присутствие как ЛГ, так и фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) in vitro было необходимо для стимуляции секреции NGF из средних и крупных фолликулов у овец, что свидетельствует о синергической роли гонадотропинов во время предовуляторного каскада (5).

Хотя способность яичников продуцировать NGF у видов со спонтанной овуляцией хорошо задокументирована, в нескольких исследованиях оценивалось, может ли введение NGF из семенной плазмы во время осеменения играть роль в гипоталамо-гипофизарно-яичниковой оси крупного рогатого скота (6 , 7).У верблюдовых внутриутробное всасывание NGF семенной плазмы в большой круг кровообращения происходит в течение 15 минут после совокупления, после чего он стимулирует преовуляторный пик ЛГ из передней доли гипофиза и оказывает дозозависимое лютеотропное действие на развивающееся желтое тело (ЖТ) (8). ). Исследования показали, что NGF сохраняет свои лютеотропные свойства при системном введении крупному рогатому скоту (7). В то время как лютеотропный эффект у верблюдовых объясняется длительной секрецией ЛГ из передней доли гипофиза, у крупного рогатого скота есть доказательства того, что NGF может действовать непосредственно на яичники (3).

Как и у верблюдовых, семенная плазма быков содержит ФРН, который концентрируется в богатой спермой фракции эякулята, облегчая его попадание в репродуктивный тракт коровы (9). Матка крупного рогатого скота поддерживает локальный противоточный обмен между маточным венозным оттоком и яичниковой артерией, что обеспечивает прямой транспорт простагландина F (PGF ) из матки в яичник во время лютеолиза (10, 11). Этот анатомический механизм может также предоставить потенциальный путь для перемещения NGF к яичнику и непосредственного взаимодействия с ним (12).Предыдущее исследование показало, что обработка бычьих тека-клеток рекомбинантным NGF in vitro приводит к увеличению высвобождения андростендиона и прогестерона, продукции PGE и пролиферации тека-клеток по сравнению с контролем, обработанным ХГЧ (3). Однако сигнальный каскад в яичнике включает сложное взаимодействие между тека-клетками и клетками гранулезы, которое еще предстоит выяснить. Это исследование было направлено на оценку прямых эффектов NGF, очищенного из семенной плазмы быка, на стероидогенез и ангиогенные маркеры в тека- и гранулезных клетках бычьего преовуляторного фолликула.Мы предположили, что введение NGF будет стимулировать стероидогенез и ангиогенные маркеры в тека- и гранулезных клетках бычьего преовуляторного фолликула.

Материалы и методы

Уход за животными и их использование

Настоящее исследование было проведено в 2018 году в Колледже ветеринарной медицины Иллинойского университета в Урбане-Шампейне. Институциональная служба по уходу за животными одобрила все процедуры для животных и комитеты по использованию Иллинойского университета в Урбане-Шампейне, США (Протокол № 18223).

Синхронизация телок и овариэктомия

У когорты из трех цикличных телок голштинской породы (наличие желтого тела > 16 мм и преовуляторного фолликула > 12 мм) в возрасте ~ 2 лет эстральные циклы были синхронизированы. Телки получали интравагинальное устройство, высвобождающее прогестерон (1,38 г прогестерона; Eazi-Breed CIDR, Zoetis, Parsippany-Troy Hills, NJ, USA) и инъекцию агониста ГнРГ (100 мкг Factrel ® , Zoetis, Parsippany-Troy Hills). , Нью-Джерси, США) внутримышечно (день -8).Интравагинальное устройство удаляли через 5 дней (день -3), и телкам вводили аналог PGF (25 мг динопроста трометамина, Lutalyse, Zoetis, Parsippany-Troy Hills, NJ, USA) внутримышечно во время введения интравагинального устройства. удаление и повторно через 24 часа (день -2). Нетелей ежедневно осматривали с помощью трансректального ультразвукового исследования для оценки реакции на программу синхронизации. В день 0 (через 48 часов после второй инъекции PGF ) телок, подвергшихся полному лютеолизу и отбору доминантных фолликулов, что определялось отсутствием CL и наличием фолликула > 12 мм, подвергали овариэктомии.Овариэктомия выполнялась через кольпотомию в положении стоя под каудальной эпидуральной анестезией 5 мл 2% (масса/объем) лидокаина HCl (VetOne ® , Бойсе, Айдахо, США). Удаляли только яичник, содержащий доминантный преовуляторный фолликул. Одна телка была исключена из исследования после того, как ей не удалось удалить яичник, содержащий доминантный фолликул. Перед операцией телок обрабатывали кристаллической свободной кислотой цефтиофура (6,6 мг/кг; Excede ® , Zoetis, Parsippany-Troy Hills, NJ, USA), которую вводили подкожно в основание уха для предотвращения инфекции.Флуниксин меглумин (2,2 мг/кг; Norbrook ® Inc., Оверленд-Парк, Канзас, США) вводили внутривенно ежедневно в течение 2 дней для купирования воспаления и боли. Яичники помещали в ледяной фосфатно-солевой буферный раствор, содержащий 2% антибиотико-антимикотической смеси (25 мкг/мл амфотерицина В, 10 000 ЕД/мл пенициллина, 10 000 мкг/мл стрептомицина; Gibco, Gaithersburg, MD, USA) для транспортировки в лаборатория.

Выделение клеток фолликулярной стенки и назначение лечения

Преовуляторный фолликул был идентифицирован и отделен от каждого яичника для использования в системе культивирования клеток стенки фолликула.Фолликулярную жидкость аспирировали для облегчения дальнейшего рассечения и замораживали при -80°С. Фолликулы разрезали на четверти, и внутреннюю теку с прикрепленными клетками гранулезы отделяли от наружной теки и окружающих стромальных клеток стенки. Оставшиеся препараты стенки фолликула (клетки внутренней теки и гранулезы) разрезали на 26 частей (средний вес: 5,3 ± 0,7 мг), 24 из которых переносили на 24-луночный планшет Costar (1 часть на лунку; Кембридж, Массачусетс, США) для культуры стенок фолликулов, как описано ранее (13, 14).Остаток стенки фолликула подвергали мгновенной заморозке в жидком азоте и выдерживали при температуре -80°C до выделения мРНК.

Препарированные 24 кусочка стенки фолликула, содержащие тека- и гранулезные клетки, были случайным образом распределены для получения культуральной среды, в которую либо был добавлен очищенный бычий NGF (100 нг/мл, n = 2 телки; 6 повторов кусочков стенки фолликула от каждой) или не лечили (контроль, n = 2 телки; по 6 повторений кусочков стенки фолликула от каждой). Отдельный планшет инкубировали при 37°C во влажном инкубаторе с 5% CO 2 :95% воздуха в течение 72 часов.NGF очищали из бычьей семенной плазмы, как описано ранее (7). Кусочки стенки фолликула культивировали в 0,5 мл среды, состоящей из Eagle’s MEM (Invitrogen, Карлсбад, Калифорния, США) с добавлением 1% L-глутамина (Gibco, Gaithersburg, MD, USA), 1% заменимых аминокислот (Sigma -Олдрич, Сент-Луис, Миссури, США), 1% пенициллин-стрептомицин (Sigma-Aldrich), 1% ITS (10 нг/мл инсулина, 5,5 нг/мл трансферрина, 5,5 нг/мл селена, Sigma-Aldrich), 10% фетальной телячьей сыворотки (FBS, Atlanta Biologicals, Lawrenceville, GA), 40 нг/мл кортизола (Sigma-Aldrich), 4 нг/мл человеческого рекомбинантного ЛГ (Dr.А. Ф. Парлоу, Национальная программа гормонов и пептидов, Харбор-Медицинский центр Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Торранс, Калифорния, США), и 4 нг/мл человеческого рекомбинантного ФСГ (д-р А. Ф. Парлоу, Национальная программа гормонов и пептидов).

Гормональные анализы

В каждый экспериментальный момент времени во время культивирования (3, 6, 12, 24, 48 и 72 ч) аликвоты (0,5 мл) культуральной среды собирали и сохраняли при -20°C для последующих анализов стероидов. Аликвоту свежей среды объемом 0,5 мл, содержащую обработку или контроль NGF, добавляли в каждую лунку в каждый момент времени, кроме 72 ч, когда эксперимент был завершен.Концентрации прогестерона, тестостерона и эстрадиола-17β в каждый момент времени в культуральной среде оценивали с помощью иммуноанализа (платформа Immulite 2000 XPi; Siemens Medical Solutions, Малверн, Пенсильвания, США, Inc.). Суммарную продукцию гормонов для каждой лунки рассчитывали путем умножения измеренной концентрации на объем среды (0,5 мл) и последующего деления на массу клеток стенки фолликула (мг). Коэффициент вариации внутри анализа составил 4,0% (тестостерон), 2,4% (прогестерон) и 3,1% (эстрадиол-17β).Межтестовый коэффициент вариации составил 12% (тестостерон), 19% (прогестерон) и 15% (эстрадиол-17β). Анализ прогестерона имел диапазон обнаружения 0,2–40 нг/мл и чувствительность 0,1 нг/мл. Анализ тестостерона имел диапазон обнаружения 20–1600 нг/мл и чувствительность 15 нг/дл. Анализ эстрадиола-17β имел диапазон обнаружения 20–2000 пг/мл и чувствительность 15 пг/мл.

Количественный анализ ПЦР в реальном времени

По завершении 72-часового периода культивирования кусочки стенки фолликула взвешивали, мгновенно замораживали и хранили при температуре -80°C до выделения РНК.Экспрессию мРНК клеток фолликулярной стенки определяли для рецептора ЛГ/хориогонадотропина ( LHCGR ), рецептора ФСГ ( FSHR ), синтазы PGE ( PGES ), изоформы 121 фактора роста эндотелия сосудов A ( VEGFA121 ), фактора роста фибробластов. 2 ( FGF2 ), рецептор эстрогена 1 ( ESR1 ), стероидогенный острый регуляторный белок ( STAR ), цитохром P450 семейство 11, член подсемейства A 1 ( CYP11A1 ), цитохром P450, семейство 17, подсемейство 9 A, член 19 CYP17A1 ), цитохром P450 семейства 19, член подсемейства A 1 ( CYP19A1 ), гидроксил-дельта-5-стероиддегидрогеназа 3-бета ( HSD3B ) и гидроксистероид-17-бета-дегидрогеназа ( HSD17B ).Были разработаны праймеры для конститутивно экспрессируемых мРНК, глицеральдегид-3-фосфатдегидрогеназы ( GAPDH ), рибосомного белка L 15 ( RPL15 ) и рибосомного белка L 19 ( RPL19 ), при этом значение экспрессии каждого гена было нормализовано. к средним значениям этих генов (табл. 1). Относительные значения экспрессии были получены путем определения эффективности амплификации ПЦР (E = 2) в зависимости от мощности порогового цикла дельта-дельта (ΔΔCt), полученного из разностей средних наименьших квадратов ΔCt попарных сравнений между исходными и культивируемыми клетками стенки фолликула (15). .

Таблица 1 . Список генов и праймеров, используемых для количественной ПЦР в реальном времени.

Лизис клеток стенки фолликула и экстракцию РНК проводили в соответствии с рекомендациями производителя (PureLink RNA Mini Kit, Invitrogen, Карлсбад, Калифорния, США). Выделенную РНК оценивали на концентрацию и чистоту с использованием спектрофотометра NanoDrop One (Thermo Fisher Scientific, Уолтем, Массачусетс, США). Максимум 2 мкг мРНК использовали для синтеза комплементарной ДНК с использованием коммерческого набора (High-capacity cDNA Reverse Transcription Kit, Applied Biosystems, Фостер-Сити, Калифорния, США), дополненного ингибитором РНКазы (ингибитор РНКазы, плацента человека, New England BioLabs). , Ипсвич, Массачусетс, США).Комплементарную ДНК использовали для количественной ПЦР с обратной транскрипцией в реальном времени с использованием системы обнаружения ПЦР в реальном времени 7500 (Applied Biosciences) с PowerUp™ SYBR™ Green Master Mix (2X; Applied Biosciences). Все анализы проводили в трех экземплярах для каждой мРНК-мишени. Условия амплификации были следующими: 50°С – 2 мин, 95°С – 2 мин, 40 циклов: 95°С – 15 с, 60°С – 60 с.

Статистический анализ

Данные представлены в виде среднего процента ± SEM. Все статистические анализы проводились с использованием R версии 3.4.3 (https://www.r-project.org/). Нормальность была подтверждена с помощью критерия Шапиро-Уилка остатков. Ненормальные данные были преобразованы с использованием лестницы сил Тьюки. Если преобразование не приводило к нормализованной популяции, выполнялся критерий суммы рангов Крускала-Уоллиса. Дисперсионный анализ был применен к параметрическим данным с использованием общей линейной смешанной модели с повторными измерениями, примененными к гормональным данным. Идентификатор телки был включен в качестве случайной величины, при этом каждый фрагмент стенки фолликула служил репликой для каждой телки.Значимость была заявлена ​​как P ≤ 0,05.

Результаты

Продукция прогестерона из клеток фолликулярной стенки (рис. 1А) менялась с течением времени в культуральной системе ( P < 0,01), но не изменялась при обработке NGF ( P = 0,81) или при обработке временными взаимодействиями ( P = 0,54). ). Соответственно, не было изменений в экспрессии генов стероидогенных ферментов, ответственных за превращение холестерина в прегненолон (STAR, CYP11A1 ; P ≥ 0.34; Таблица 2 ) или прегненолон в прогестерон (HSD3B; P = 0,60, рис. 1B) после обработки NGF в течение 72 часов. Продукция тестостерона в клетках фолликулярной стенки, обработанных NGF (рис. 1C), была выше, чем в контрольной группе, не получавшей лечения ( P < 0,01), но не зависела от времени ( P = 0,54) или воздействия времени ( P = 0,62). ). В то время как не было изменений в экспрессии фолликулярного CYP17A1 ( P = 0,31; таблица 2), чей фермент превращает прогестерон в андростендион, обработка NGF повышала экспрессию фолликулярного HSD17B ( P = 0.04; Рисунок 1D), чей фермент превращает андростендион в тестостерон в клетках теки (13). Производство фолликулярного эстрадиола (рис. 1E) не зависело от лечения NGF ( P = 0,14), времени ( P = 0,60) или лечения временными взаимодействиями ( P = 0,73). Соответственно, фолликулярная экспрессия CYP19A1 также не влияла на обработку NGF ( P = 0,53; рис. 1F).

Рисунок 1 . Продукция стероидных гормонов (A,C,E) и экспрессия гена стероидогенного фермента (B,D,F) в клетках стенки фолликула, необработанных (контроль) или обработанных 100 нг/мл NGF в течение 72 часов.Гормоны представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего, тогда как гены представлены в виде графиков с усами. * P ≤ 0,05.

Таблица 2 . Кратность изменения экспрессии мРНК рецепторов гонадотропина, ангиогенных ферментов и стероидогенных ферментов в препаратах клеток стенки фолликулов крупного рогатого скота, обработанных 100 нг/мл NGF, по сравнению с необработанными (контроль) в течение 72 часов.

Фолликулярная экспрессия LHCGR не изменялась при обработке после 72-часового культивирования ( P = 0,41), тогда как FSHR не определялся анализом (таблица 2).Мы также не обнаружили увеличения экспрессии ESR1 после 72-часового периода культивирования ни в одной из групп лечения ( P = 0,77; таблица 2).

Представленные здесь результаты также показали, что обработка NGF снижает экспрессию FGF2 ( P = 0,02; рис. 2A), но не изменяет VEGFA121 ( P = 0,44; рис. 2B) или PGES ( P = 0,63; рис. 2C) экспрессия в клетках стенки фолликула крупного рогатого скота.

Рисунок 2 .Графики в виде прямоугольников, демонстрирующие экспрессию генов ангиогенных ферментов FGF2 (A) , VEGFA (B) и PGES (C) в клетках стенки фолликула, необработанных (контроль) или обработанных 100 нг/мл NGF для 72 ч. * P ≤ 0,05.

Обсуждение

В текущем исследовании оценивалось прямое воздействие NGF, очищенного из семенной плазмы быка, на клетки стенки преовуляторного фолликула крупного рогатого скота. В предыдущем исследовании продукция андростендиона и прогестерона была увеличена в изолированных бычьих тека-клетках, обработанных рекомбинантным NGF (3).Андростендион превращается в тестостерон в тека-клетках под действием фермента гидроксистероид-17-бета-дегидрогеназы (HSD17B) (13), оба из которых были повышены в текущем исследовании. Тестостерон, продуцируемый тека-клетками, обычно превращается в эстрадиол в гранулёзных клетках с помощью фермента ароматазы (13). Несмотря на повышенное производство его предшественника тестостерона, концентрация эстрадиола и экспрессия гена фермента ароматазы ( CYP19A1 ) не влияли на лечение NGF. Ранее экспрессия ESR1 наблюдалась в клетках внутренней теки растущих преовуляторных фолликулов в яичниках крупного рогатого скота, и предполагалось, что она обеспечивает локальную петлю обратной связи, посредством которой эстрадиол, продуцируемый клетками гранулезы, может использоваться для дальнейшей стимуляции продукции андрогенов клетками теки (16). ).В этом исследовании самая высокая экспрессия ESR1 была обнаружена во время роста фолликулов и в ранней лютеиновой фазе (с 1 по 4 день эстрального цикла) (16). Текущее исследование не обнаружило влияния обработки NGF на экспрессию ESR1 в клетках фолликулярной стенки крупного рогатого скота, что также позволяет предположить, что эта петля обратной связи не является потенциальным сигнальным механизмом для NGF-индуцированной продукции андрогенов. Однако NGF стимулировал пролиферацию тека-клеток из бычьих преовуляторных фолликулов (3).Таким образом, увеличение выработки тестостерона, наблюдаемое здесь, может быть связано с увеличением количества тека-клеток, поскольку выработка эстрадиола клетками гранулезы не затрагивалась.

Обработка клеток стенки фолликула NGF не изменяет экспрессию других стероидогенных ферментов или продукцию прогестерона, который служит предшественником продукции андростендиона в преовуляторном фолликуле (13). Это противоречит предыдущему наблюдению увеличения продукции прогестерона тека-клетками в ответ на лечение NGF (3).Одно из различий между исследованиями заключается в том, что наша культуральная среда содержала гонадотропины (ЛГ/ФСГ) как в контрольных лунках, так и в лунках с ФРН, пытаясь имитировать преовуляторный каскад, тогда как в предыдущем исследовании гонадотропины обрабатывались только в контрольных лунках (3). Добавление к культуральной среде ЛГ и ФСГ стимулировало эндогенную секрецию ФРН из средних и крупных фолликулов у овец (5). Следовательно, включение гонадотропинов в контрольную среду, но не в среду, обработанную NGF, может исказить результаты экзогенного добавления NGF, поскольку яичники способны к эндогенной продукции NGF в ответ на передачу сигналов гонадотропином.Также стоит отметить, что ранее для обработки контрольных образцов использовался хорионический гонадотропин человека (ХГЧ), а не ЛГ (3). Хотя ХГЧ имеет тот же рецептор, что и ЛГ, ХГЧ также стимулирует различные внутриклеточные сигнальные пути (17), что может изменить его последующие эффекты. Наконец, в текущем исследовании использовался очищенный, а не рекомбинантный NGF для оценки видоспецифичных функций этого белка в репродукции крупного рогатого скота. Ранее было установлено, что очищенная форма, используемая в текущем исследовании, имеет чистоту ~ 59% (7).Было обнаружено, что основными примесями являются натрийуретический пептид с-типа (16,41%) и ингибитор сериновой протеазы (11,26%).

Интересно, что натрийуретический пептид с-типа ингибирует возобновление мейоза ооцитов у мышей (18) и свиней (19), но стимулирует возобновление мейоза ооцитов у крупного рогатого скота (20). Ингибиторы сериновых протеаз, вероятно, были примесью ингибиторов протеаз, используемых во время сбора семенной плазмы, и могут оказывать различное влияние на частоту оплодотворения при добавлении in vitro (21).Хотя мы предполагаем, что NGF является основным компонентом, вызывающим результаты, наблюдаемые в текущем исследовании, все еще существует необходимость в дальнейшем выяснении функции каждого компонента семенной плазмы посредством разработки рекомбинантного белка.

У крупного рогатого скота функция яичников зависит от сложного ремоделирования сосудистой системы между овуляцией и развитием CL, которое включает временную экспрессию фактора роста эндотелия сосудов A (VEGFA) и фактора роста фибробластов 2 (FGF2) (22).Интересно, что наблюдалось подавление экспрессии гена FGF2 и отсутствие изменений в экспрессии гена VEGFA121 в клетках стенки фолликула, обработанных NGF. Как VEGFA, так и FGF2 способствуют увеличению кровоснабжения во время фолликулярного перехода в лютеиновый в коровьем яичнике, что приводит к изменениям в паттернах их локализации (23, 24). Фолликулярный FGF2 мРНК и белок FGF2 увеличивались примерно через 4 часа после введения GnRH коровам, что соответствовало всплеску ЛГ (25).Сразу после всплеска ЛГ FGF2 стимулирует миграцию и пролиферацию эндотелиальных клеток, что способствует установлению лютеинового кровотока (22). Во время раннего формирования CL концентрации FGF2 снижаются, в то время как капиллярное русло восстанавливается для установления кровотока (22). Напротив, концентрации VEGFA остаются высокими на протяжении всей овуляции и развития CL, что способствует выживанию эндотелиальных клеток (22). Учитывая, что анализы проводились через 72 часа в культуре, возможно, время этой фазы реконструкции было ускорено обработкой NGF, что может объяснить наблюдаемое снижение экспрессии FGF2 .Будущие исследования, оценивающие временную экспрессию этих ангиогенных ферментов, необходимы для выяснения того, как именно NGF может изменить переход фолликулов в лютеин.

Другим фактором, имеющим решающее значение для овуляции и образования CL, является PGE, который можно стимулировать из бычьих тека-клеток с помощью обработки NGF (3, 26). Ранее обработка NGF стимулировала высвобождение PGE на срок до 8 часов в тека-клетках, извлеченных из бычьих преовуляторных фолликулов (3). Простагландин E 2 синтезируется PGES и действует как проангиогенная молекула в эндотелии сосудов, задействуя паракринно-аутокринный механизм, характерный для клеток эндотелия, что приводит к ремоделированию сосудов (27).Простагландин E 2 также поддерживает выработку лютеинового прогестерона у крупного рогатого скота (28), потенциально за счет увеличения васкуляризации CL (29). Соответственно, в одном исследовании наблюдались более высокие уровни мРНК PGES и белка PGES в CL на ранних сроках беременности (20–30 дней), чем в лютеиновую фазу (8–12 дни эстрального цикла) или после 40 дней беременности у искусственно осемененных коров. (30). К нашему удивлению, лечение NGF не увеличивало фолликулярную экспрессию PGES в текущем исследовании.Однако также было обнаружено, что ферменты HSD17B играют роль в синтезе арахидоновой кислоты и ее последующих эйкозаноидных метаболитов, таких как PGE (31). Кроме того, самки мышей с нокаутом HSD17B не смогли инициировать ложную беременность после спаривания со стерильными самцами, несмотря на нормальные циклы (32), что указывает на решающую роль этого фермента в развитии CL. Следовательно, NGF может косвенно влиять на овуляцию и развитие CL через его влияние на активность фермента HSD17B яичников.

Культивируемая стенка фолликула была получена из фолликулов, которым предстояло овулировать в течение 24 часов, на основе используемого протокола синхронизации.Таким образом, к 72 часам мы ожидали увидеть изменения, соответствующие постовуляторному переходу фолликулярных клеток в лютеиновые. После овуляции тека-клетки, несущие ЛГ-рецепторы, лютеинизируются и становятся маленькими лютеиновыми клетками (33, 34). С другой стороны, гранулезные клетки, несущие ФСГ-рецепторы, лютеинизируются и становятся крупными лютеиновыми клетками, теряя свои рецепторы ФСГ (35). Небольшие лютеиновые клетки в ответ на связывание ЛГ продуцируют раннее повышение уровня прогестерона, что необходимо для поддержки начального эмбрионального роста (36).Хотя мы не обнаружили различий в экспрессии LHCGR в текущем исследовании, было бы целесообразно оценить его экспрессию in vivo , чтобы определить, есть ли последующие эффекты на присутствие небольших лютеиновых клеток в зрелой бычьей CL. Это открытие может объяснить, как системное введение NGF может улучшить развитие и функцию CL у крупного рогатого скота (6, 7, 37).

В заключение, результаты текущего исследования показали, что очищенный бычий NGF может воздействовать непосредственно на тека- и гранулезные клетки преовуляторного фолликула крупного рогатого скота, стимулируя выработку тестостерона, что может быть вторичным по отношению к пролиферации тека-клеток.Кроме того, снижение экспрессии FGF2 в клетках стенки фолликула, обработанных NGF, предполагает ускоренное начало ремоделирования клеток стенки фолликула, которое происходит во время раннего развития лютеина.

Заявление о доступности данных

Оригинальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительные материалы, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Институциональным комитетом по уходу за животными.

Вклад авторов

JS, FL и IC концептуализируют исследование. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана Национальным институтом продовольствия и сельского хозяйства при Министерстве сельского хозяйства США Hatch Funds (номер доступа: 1014712).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить сотрудников Ветеринарной исследовательской фермы Университета Иллинойса, а также Стефани Стелла и Лаис Кунья за помощь в исследовании.

Каталожные номера

1. Dissen GA, Hill DF, Costa ME, Dees W, Les, L.ara HE и соавт. Роль рецепторов фактора роста нервов TrkA в овуляции млекопитающих. Эндокринология. (1996) 137:198–209. дои: 10.1210/эндо.137.1.8536613

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

2. Диссен Г.А., Ромеро С., Хиршфилд А.Н., Охеда С.Р. Фактор роста нервов необходим для раннего развития фолликулов в яичниках млекопитающих. Эндокринология. (2001) 142:2078–86.doi: 10.1210/эндо.142.5.8126

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

3. Диссен Г.А., Парротт Дж.А., Скиннер М.К., Хилл Д.Ф., Коста М.Е., Охеда С.Р. Прямое воздействие фактора роста нервов на тека-клетки антральных фолликулов яичников. Эндокринология. (2000) 141:4736–50. дои: 10.1210/эндо.141.12.7850

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

4. Цафрири А., Линднер Х.Р., Зор У., Лампрехт С.А. Физиологическая роль простагландинов в индукции овуляции. Простагландины. (1972) 2:1–10. дои: 10.1016/0090-6980(72)-X

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

5. Mattioli M, Barboni B, Gioia L, Lucidi P. Производство фактора роста нервов в антральных фолликулах овец. Домест Аним Эндокринол. (1999) 17:361–71. doi: 10.1016/S0739-7240(99)00056-9

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

6. Tribulo P, Bogle OA, Mapletoft RJ, Adams GP. Биоактивность фактора, индуцирующего овуляцию (или фактора роста нервов), в семенной плазме крупного рогатого скота и его влияние на функцию яичников у крупного рогатого скота. Териогенология. (2015) 83:1394–401. doi: 10.1016/j.theriogenology.2014.12.014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

7. Stewart JL, Mercadante VRG, Dias NW, Canisso IF, Yau P, Imai B, et al. Фактор роста нервов-бета, очищенный из семенной плазмы быков, способствует формированию желтого тела и развитию зачатия у коров Bos taurus. Териогенология. (2018) 106:30–8. doi: 10.1016/j.theriogenology.2017.10.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

8.Берланд М.А., Уллоа-Леал С., Барриа М., Райт Х., Диссен Г.А., Сильва М.Э. и соавт. Семенная плазма вызывает овуляцию у лам в отсутствие копулятивного стимула: роль фактора роста нервов как фактора, вызывающего овуляцию. Эндокринология. (2016) 157:3224–32. doi: 10.1210/en.2016-1310

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

9. Стюарт Дж.Л., Каниссо И.Ф., Эллерброк Р.Е., Меркаданте В.Р.Г., Лима Ф.С. Производство фактора роста нервов-β у быка: экспрессия генов, иммунолокализация, состав семенной плазмы и связь с показателями оплодотворяемости быков. Anim Reprod Sci. (2018) 197:335–42. doi: 10.1016/j.anireprosci.2018.09.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

10. Knickerbocker JJ, Thatcher WW, Foster DB, Wolfenson D, Bartol FF, Caton D. Реакция простагландина матки и кровотока на эстрадиол-17β у циклического крупного рогатого скота. Простагландины. (1986) 31:757–76. дои: 10.1016/0090-6980(86)-6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11.Krzymowski T, Stefańczyk-Krzymowska S, Koziorowski M. Противоточный перенос PGF2 альфа в мезометриальных сосудах как механизм предотвращения лютеиновой регрессии на ранних сроках беременности. Acta Physiol. пол. (1989) 40:23–34.

Реферат PubMed | Академия Google

12. Schjenken JE, Robertson SA. Передача сигналов семенной жидкости в женских половых путях: значение для репродуктивного успеха и здоровья потомства. В: Бронсон Р., редактор. Роль мужчин в потере беременности и неудачной имплантации эмбриона.Достижения экспериментальной медицины и биологии , Vol. 868. Чам: Спрингер (2015). п. 127–58. дои: 10.1007/978-3-319-18881-2_6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

14. Комар С.М., Берндтсон А.К., Эванс А.К.О., Fortune JE. Снижение циркулирующего эстрадиола в периовуляторный период коррелирует со снижением уровня эстрадиола и андрогена, а также матричной РНК ароматазы р450 и 17α-гидроксилазы р450 в преовуляторных фолликулах крупного рогатого скота. Биол Репрод. (2001) 64:1797–805. doi: 10.1095/biolreprod64.6.1797

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

15. Ливак К.Ю., Шмитген Т.Д. Анализ данных об относительной экспрессии генов с использованием количественной ПЦР в реальном времени и метода 2-ΔΔCT. Методы. (2001) 25:402–8. doi: 10.1006/meth.2001.1262

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

16. Berisha B, Pfaffl MW, Schams D. Экспрессия рецепторов эстрогена и прогестерона в яичниках крупного рогатого скота во время эстрального цикла и беременности. Эндокринный. (2002) 17:207–14. doi: 10.1385/ENDO:17:3:207

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

17. Casarini L, Lispi M, Longobardi S, Milosa F, La Marca A, Tagliasacchi D, et al. Действие ЛГ и ХГЧ на один и тот же рецептор приводит к количественно и качественно разной внутриклеточной передаче сигналов. PLoS Один. (2012) 7:e46682. doi: 10.1371/journal.pone.0046682

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

18.Чжан М., Су Ю.-К., Сугиура К., Ся Г., Эппиг Дж.Дж. Лиганд клеток гранулезы NPPC и его рецептор NPR2 поддерживают остановку мейоза в ооцитах мыши. Наука. (2010) 330:366–9. doi: 10.1126/science.1193573

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

20. De Cesaro MP, Macedo MP, Santos JT, Rosa PR, Ludke CA, Rissi VB, et al. Натрийуретические пептиды стимулируют возобновление мейоза ооцитов крупного рогатого скота. Anim Reprod Sci. (2015) 159:52–9. doi: 10.1016/j.anireprosci.2015.05.012

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

21. Beek J, Maes D, Nauwynck H, Piepers S, Van Soom A. Критическая оценка влияния ингибиторов сериновых протеаз на оплодотворение свиней и параметры качества свиных сперматозоидов in vitro . Репродукция биол. (2015) 15:9–19. doi: 10.1016/j.repbio.2014.12.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

24. Лэрд М., Уоуд К.Дж., Хантер М.Г., Манн Г.Э., Робинсон Р.С.Фактор роста фибробластов 2 индуцирует преждевременное развитие сетей эндотелиальных клеток в бычьих лютеинизирующих фолликулярных клетках. Reprod Fertil Dev. (2013) 25:372. дои: 10.1071/RD12182

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

25. Berisha B, Steffl M, Amselgruber W, Schams D. Изменения фактора роста фибробластов 2 и его рецепторов в бычьих фолликулах до и после применения ГнРГ и после овуляции. Репродукция. (2006) 131:319–29.doi: 10.1530/реп.1.00798

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

26. Nuttinck F, Marquant-Le Guienne B, Clément L, Reinaud P, Charpigny G, Grimard B. Экспрессия генов, участвующих в продукции простагландина E2 и прогестерона в бычьих комплексах кумулюс-ооцит во время in vitro созревания и оплодотворения. Репродукция. (2008) 135:593–603. doi: 10.1530/REP-07-0453

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

27.Finetti F, Solito R, Morbidelli L, Giachetti A, Ziche M, Donnini S. Простагландин E2 регулирует ангиогенез посредством активации рецептора фактора роста фибробластов-1. J Biol Chem. (2008) 283:2139–46. doi: 10.1074/jbc.M7030

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

28. Miyamoto A, Lützow HV, Schams D. Острые действия простагландинов F2α, E2 и 12 в микродиализе желтого тела крупного рогатого скота in vitro . Биол Репрод. (1993) 49:423–30.doi: 10.1095/biolreprod49.2.423

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

29. Herzog K, Brockhan-Lüdemann M, Kaske M, Beindorff N, Paul V, Niemann H, et al. Лютеиновый кровоток является более подходящим индикатором лютеиновой функции во время эстрального цикла крупного рогатого скота, чем размер лютеина. Териогенология. (2010) 73:691–7. doi: 10.1016/j.theriogenology.2009.11.016

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

30. Сакумото Р., Хаяси К.Г., Такахаши Т.Различная экспрессия синтазы PGE, рецептора PGF, TNF. fas и окситоцин в желтом теле крупного рогатого скота эстрального цикла и беременности. Репродукция биол. (2014) 14:115–21. doi: 10.1016/j.repbio.2013.12.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

31. Kemiläinen H, Adam M, Mäki-Jouppila J, Damdimopoulou P, Damdimopoulos AE, Kere J, et al. Ген семейства гидроксистероидных (17β) дегидрогеназ HSD17B12 участвует в пути синтеза простагландинов, функции яичников и регуляции фертильности. Эндокринология. (2016) 157:3719–30. doi: 10.1210/en.2016-1252

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

32. Hakkarainen J, Jokela H, Pakarinen P, Heikel,ä H, Kätkänaho L, Vandenput L, et al. Самки мышей с дефицитом гидроксистероида (17β)-дегидрогеназы 1 имеют нормальное начало полового созревания, но имеют тяжелую субфертильность из-за дефекта лютеинизации и продукции прогестерона. FASEB J. (2015) 29:3806–16. doi: 10.1096/fj.14-269035

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

33.Мамлюк Р., Вольфенсон Д., Мейдан Р. мРНК рецептора ЛГ и экспрессия расщепления боковой цепи цитохрома Р450 в бычьих тека- и гранулёзных клетках, лютеинизированных ЛГ или форсколином. Домест Аним Эндокринол. (1998) 15:103–14. doi: 10.1016/S0739-7240(97)00085-4

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

34. Мамлюк Р., Чен Д., Гребер Й., Дэвис Дж. С., Мейдан Р. Характеристика экспрессии рибонуклеиновой кислоты-мессенджера для рецепторов простагландина F2α и лютеинизирующего гормона в различных типах лютеиновых клеток крупного рогатого скота. Биол Репрод. (1998) 58:849–56. doi: 10.1095/biolreprod58.3.849

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

35. Раджапакша В.Р., Робертсон Л., О’Шонесси П.Дж. Экспрессия альтернативных транскриптов мРНК рецептора фолликулостимулирующего гормона в бычьих гранулезных клетках во время лютеинизации in vivo и in vitro . Мол клеточный эндокринол. (1996) 120:25–30. дои: 10.1016/0303-7207(96)03816-6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

36.Харрисон Л.М., Кенни Н., Нисвендер Г.Д. Продукция прогестерона, рецепторы ЛГ и секреция окситоцина овечьими лютеиновыми клетками на 6, 10 и 15 дни цикла эструса и на 25 день беременности. J Reprod Fert. (1987) 79: 539–48. doi: 10.1530/jrf.0.07

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

37. Tanco VM, Van Steelandt MD, Ratto MH, Adams GP. Влияние очищенного фактора, индуцирующего овуляцию ламы (OIF), на функцию яичников у крупного рогатого скота. Териогенология. (2012) 78:1030–9. doi: 10.1016/j.theriogenology.2012.03.036

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Клетки дыхательных путей человека предотвращают адаптацию культуры клеток к многоосновному сайту расщепления SARS-CoV-2

изолята SARS-CoV-2, которые культивируются в лаборатории, быстро теряют MBCS с шипами (Davidson et al., 2020; Klimstra et al., 2020; Lau et al., 2020; Liu et al., 2020; Ogando et al. ., 2020). Чтобы исследовать степень адаптации клеточных культур в наших штаммах SARS-CoV-2, мы провели глубокое секвенирование пассажей 2, 3 и 4 штаммов (P2, P3 и P4) штамма BavPat-1 или Munich-1, размноженных на VeroE6. клетки.Эти запасы были получены из запаса вируса P1, выращенного на клетках VeroE6 (рис. 1 — дополнение к рисунку 1A). В запасе P2 большинство прочтений (65,3%) в MBCS были идентичны последовательности WT (рис. 1А). В многоосновном мотиве RxxR как первый (R682L), так и последний (R685H) аргинин были мутированы в 3,5% и 6,1% прочтений соответственно. Дополнительная мутация (S686G) непосредственно на С-конце MBCS была обнаружена в 25,1%. Поскольку этот вариант увеличивался во время пассирования и, следовательно, мог быть адаптацией к культуре клеток, мы включили его в наши анализы.Запас P3 содержал 18,8% вирусов дикого типа (WT), а S686G был основным вариантом MBCS (45,4%), тогда как мутации R685H и R682L присутствовали в 22,4% и 7,3% соответственно. Делеция (Del679-688) всей MBCS также была обнаружена на уровне 6,1% (рис. 1B). В вирусе Р4 доминантный вариант содержал мутацию R685H на уровне 33,4%, тогда как Del679-688 и R682L увеличились до 13,9% и 10,4% соответственно. В вирусе P4 только 9% прочтений были WT. Несмотря на поразительно низкий уровень вирусов WT в стаях VeroE6, преобладающим мотивом расщепления для P2 и P3 по-прежнему был RRARS, поскольку мутации никогда не возникали одновременно (рис. 1A–C).Наши результаты показывают, что для критической оценки культурной адаптации необходим тщательный анализ данных глубокого секвенирования. Наблюдения за данными глубокого секвенирования соответствовали анализу секвенирования по Сэнгеру (рис. 1D-F). В соответствии со смешанной популяцией вирусов дикого типа (WT) и мутантных вирусов, мы наблюдали фенотипы малых (неадаптированных) и больших (адаптированных к культуре клеток) бляшек в анализе бляшек для вируса P2, но бляшки увеличивались в размерах во время пассирования. Рисунок 1G).

SARS-CoV-2 быстро приобретает многоосновные мутации сайта расщепления при размножении на клетках VeroE6.

( A–C ) Глубокий анализ пассажа VeroE6 2 ( A ), пассажа 3 ( B ) и пассажа 4 ( C ). На каждом графике показан логотип аминокислотной последовательности сайта многоосновного расщепления. ( D – F ) Хроматограммы секвенирования по Сэнгеру вирусов VeroE6 пассажа 2 ( D ), пассажа 3 ( E ) и пассажа 4 ( F ). Многоосновные мутации сайта расщепления, идентифицированные с помощью глубокого секвенирования, обозначены стрелками.Транслированные последовательности указаны под считываниями Сэнгера. ( G ) Анализ размера бляшек штаммов вируса VeroE6 пассажей 2–4 на клетках VeroE6. Красные стрелки указывают на небольшие бляшки. Масштабная линейка показывает 1 см.

В то время как мутации MBCS напрямую удаляли аргинины (R682L, R685H и делеция) из минимального фуринового мотива RxxR, наиболее распространенной исходной мутацией была S686G. Этот сайт лежит непосредственно на С-конце от MBCS в положениях 682–685, что указывает на то, что он также может функционально влиять на MBCS.Чтобы проверить это, мы оценили инфекционность мутации 686 с использованием псевдовирусов на основе вируса везикулярного стоматита (VSV), экспрессирующих зеленый флуоресцентный белок (GFP), как описано ранее (Mykytyn et al., 2021). Вестерн-блот анализ расщепленного и нерасщепленного S1 показал, что протеолитическое расщепление наблюдалось для псевдовируса WT SARS-CoV-2 и отменялось всеми протестированными мутациями MBCS (del-PRRA, del-RRAR, R682A, R685A и R685H) (рис. 2A, Б). Для мутации S686G наблюдалось расщепление S1 примерно на 10 %, тогда как для WT S оно составляло примерно 80 % (рис. 2A, B).Такая же разница в расщеплении между псевдовирусами WT и S686G наблюдалась для S2 (рис. 2C, D). Как и ожидалось на основании более ранней работы (Mykytyn et al., 2021), псевдовирусы SARS-CoV-2 с мутациями MBCS были более заразны для клеток VeroE6 и менее заразны для клеток Calu-3 (рис. 3A–C). Аналогичная тенденция наблюдалась для шипа мутанта S686G. Инфекционность клеток VeroE6-TMPRSS2 была одинаковой для всех протестированных шипов, но шип WT больше выигрывал от экспрессии TMPRSS2 (рис. 3D-E). Ингибиторы протеазы камостат и E64D затем использовали для блокирования сериновых протеаз и катепсинов соответственно, чтобы оценить, как спайковые мутации влияют на путь проникновения.Стабильная экспрессия TMPRSS2 в клетках VeroE6 приводит к проникновению псевдовирусов дикого типа через эту протеазу вместо катепсин-опосредованного проникновения, но мутанты MBCS SARS-CoV-2 и, в меньшей степени, мутант S686G сохраняют частичное катепсин-опосредованное проникновение (рис. 3F-I). ). Кроме того, анализ слияния GFP-комплементации, в котором слияние клеток происходит на плазматической мембране, показал, что мутации MBCS и, в меньшей степени, мутация S686G отменяют слияние в клетках VeroE6, VeroE6-TMPRSS2 и Calu-3 (рис. 4А-С).Эти данные объясняют, почему размножаемые VeroE6 запасы SARS-CoV-2 быстро накапливают мутации в MBCS и в положении 686 шипа. Несмотря на то, что мутация S686G находится за пределами MBCS, она нарушает расщепление шипа, слияние клеток и использование сериновой протеазы, но не так же резко, как мутации или делеции MBCS. Низкая инфекционность мутантов MBCS и мутанта S686G в отношении клеток Calu-3 указывает на то, что вирусы дикого типа могут иметь избирательное преимущество в этих клетках.

Мутации в многоосновном сайте расщепления и соседнем остатке серина (S686) отменяют расщепление S1/S2.

( A ) Анализ расщепления S1/S2 с помощью иммуноблота S1 псевдовирусов SARS-CoV-2 S (WT), многоосновного сайта расщепления (MBCS) и мутантных псевдовирусов S686G. ( B ) Количественная оценка расщепления S1 из четырех независимых продуктов псевдовируса. ( C ) Анализ расщепления S1/S2 с помощью мультиплексного иммуноблота S1 (красный) и S2 (зеленый) мутантных псевдовирусов SARS-CoV-2 S (WT) и S686G. S0 указывает на несколотый шип; S1 обозначает домен S1 расщепленного шипа; VSV-N означает нуклеопротеин VSV (производственный контроль).Цифры обозначают молекулярную массу (кДа) полос белкового стандарта. ( D ) Количественная оценка расщепления S2 из четырех независимых продуктов псевдовируса. Столбики погрешностей указывают SD. EV = пустой вектор. WT = дикий тип. кДа = килодальтон.

Многоосновной сайт расщепления SARS-CoV-2 и соседний сериновый остаток (S686) усиливают инфекционность и опосредованное сериновой протеазой проникновение в клетки Calu-3 и VeroE6-TMPRSS2.

( A–B ) SARS-CoV-2 (WT), мутант с многоосновным сайтом расщепления (MBCS) и инфекционные титры псевдовируса S686G на клетках ( A ) VeroE6 и ( B ) Calu-3. ( C ) Кратность изменения инфекционных титров SARS-CoV-2, мутанта MBCS и псевдовируса S686G на клетках Calu-3 по сравнению с инфекционными титрами на клетках VeroE6. ( D ) Инфекционные титры SARS-CoV-2, мутанта MBCS и псевдовируса S686G на клетках VeroE6-TMPRSS2.( E ) Кратность изменения инфекционных титров SARS-CoV-2, мутанта MBCS и псевдовируса S686G на клетках VeroE6-TMPRSS2 по сравнению с инфекционными титрами на клетках VeroE6. Односторонний ANOVA был выполнен для статистического анализа, сравнивающего все группы с WT. ( F–I ) SARS-CoV-2, мутант MBCS и псевдовирус S686G проникают в ( F и G ) клетки VeroE6 или ( H и I ) клетки VeroE6-TMPRSS2, предварительно обработанные концентрацией в диапазоне ( F и H ) камостат мезилат или ( G и I ) E64D.Двусторонний ANOVA с последующим апостериорным тестом Бонферрони выполняли для статистического анализа, сравнивая все группы с WT. Проникновение псевдовируса WT в клетки VeroE6, обработанные 10 мкМ E64D, значительно отличалось от проникновения псевдовируса del-RRAR, R682A, R685A и S686G. * указывает на статистическую значимость (p<0,05) по сравнению с WT ( A–E ). * указывает на статистическую значимость (p<0,05) по сравнению с WT при самой высокой концентрации ингибитора ( F-I ). Опыты проводили в трехкратной повторности.Показаны репрезентативные эксперименты по крайней мере из двух независимых экспериментов. Столбики погрешностей указывают SD. WT = дикий тип.

Многоосновные мутации сайта расщепления и соседний сериновый остаток (S686) нарушают фузогенность спайкового белка.

( A–C ) Слияние шиповидных и шиповидных мутантов SARS-CoV-2 дикого типа оценивали через 18 часов путем измерения суммы всех пикселей GFP+ на лунку в анализе слияния GFP-комплементации на VeroE6-GFP1-10 ( A ), VeroE6-TMPRSS2-GFP1-10 ( B ) и Calu-3-GFP1-10 ( C ).Опыт проводили в трехкратной повторности. Показан репрезентативный эксперимент из двух независимых экспериментов. Статистический анализ проводили с помощью однофакторного дисперсионного анализа. * указывает на достоверную разницу по сравнению с WT (p<0,05). Столбики погрешностей указывают SD. EV = пустой вектор. WT = дикий тип.

Чтобы установить условия культивирования, в которых SARS-CoV-2 является генетически стабильным, мы проверили, будут ли вирусы WT иметь избирательное преимущество в отношении клеток Calu-3, которые обладают проникновением, опосредованным сериновой протеазой, и небольшим проникновением, опосредованным катепсином (Mykytyn et al., 2021). Для этих экспериментов мы сначала произвели вирус Calu-3 P2 из запаса VeroE6 P1 (рис. 5А). Этот запас составлял 100% WT в MBCS, и в остальной части генома не было обнаружено основных вариантов (> 50%) (рис. 5 — дополнение к рисунку 1C). Дополнительный раунд пассирования на клетках Calu-3 не привел к каким-либо мутациям MBCS или мутациям в других местах (рис. 5B, рис. 5 — дополнение к рисунку 1C). Calu-3 P3 из вируса VeroE6 P2 все еще содержал S686G с низкой частотой (7,4%) (рис. 5C), но продолжающееся пассирование к P5 полностью удаляло S686G (рис. 5D).Опять же, мы не наблюдали каких-либо других основных вариантных мутаций в остальной части генома (рис. 5 — дополнение к рисунку 1C). Мы также получили вирус Calu-3 P4 из запаса VeroE6 P3 и показали, что, хотя этот вирус Calu-3 P4 утратил все мутации MBCS, мутация S686G осталась с частотой 65,7% (рис. 5 — дополнение к рисунку 1A). Добавление E64D для блокирования любого входа, опосредованного катепсином, снижало частоту S686G на ~ 11%, до 54,3%, но не удаляло S686G полностью (рис. 5 — дополнение к рисунку 1B).Эти результаты подтверждают наши более ранние выводы (рис. 2; рис. 3; рис. 4) о том, что S686G является менее серьезной адаптацией клеточной культуры по сравнению с мутациями MBCS, и, что более важно, показывают, что клетки Calu-3 можно использовать для выращивания генетически стабильных штаммов без MBCS. мутации или S686G. Кроме того, запасы, выращенные на клетках Calu-3, достигли титров 1,47 × 10 6 –2,1 × 10 7 TCID50/мл, что указывает на то, что клетки Calu-3 поддерживают производство запасов с высоким титром.

Размножение SARS-CoV-2 в клетках Calu-3 эффективно предотвращает адаптацию культуры клеток SARS-CoV-2.

( A ) Анализ глубокого секвенирования вируса Calu-3 пассажа 2 из пассажа 1 VeroE6. ( B ) Анализ глубокого секвенирования вируса Calu-3 пассажа 3 из пассажа 2 Calu-3 в A. ( C ) Глубокий анализ последовательности вируса Calu-3 пассажа 3, выращенного из запаса пассажа 2 VeroE6 (рис. 1А). Глубокий анализ последовательности вируса Calu-3 пассажа 5 из запаса Calu-3 пассажа 3 в C. На каждом графике показан логотип аминокислотной последовательности многоосновного сайта расщепления.

Чтобы подтвердить, что сериновые протеазы ответственны за изменение адаптации клеточной культуры, наблюдаемое в клетках Calu-3, мы пассировали адаптированный штамм VeroE6 P3 (рис. 1B) на обычных клетках VeroE6 или клетках VeroE6-TMPRSS2. Вирусы P4, выращенные на клетках VeroE6, составляли только 9% WT, а R685H был доминирующим вариантом при 33,4% (рис. 6A; повторное отображение рис. 1C). R682L и Del679-688 присутствовали в количестве 10,4% и 13,9% соответственно. Размножение SARS-CoV-2 в клетках VeroE6-TMPRSS2 привело к увеличению частоты вирусов WT на уровне 21.7% и снижение частоты мутаций MBCS (7,9% R685H; 4,2% R682L; 1,5% Del679-688), но S686G остался на уровне 64,6% (рис. 6C). Добавление ингибитора сериновой протеазы камостата (10 мкМ) к культуре VeroE6-TMPRSS2, но не к культуре VeroE6 (рис. 6B), увеличивало частоту мутаций MBCS (36,6% R685H; 13% R682L; 8,8% Del679-688). , подтверждая, что сериновые протеазы предотвращают адаптацию клеточной культуры (рис. 6D). Поскольку экспрессия TMPRSS2 предотвращала мутации MBCS, мы проверили, может ли добавление трипсина (0.7 мкг/мл TPCK-трипсин) будет иметь аналогичный эффект. Удивительно, но добавление трипсина к клеткам VeroE6, но не к клеткам VeroE6-TMPRSS2, привело к делеции всей MBCS (рис. 6 — дополнение к рисунку 1A, C). Эта делеция может возникнуть из-за полного расщепления (S1/S2 и S2’) вирусных частиц, не связанных с клеточными мембранами, что привело бы к их инактивации. Экспрессируемый на клеточной поверхности TMPRSS2 может ускорять опосредованное TMPRSS2 проникновение и межклеточное распространение, снижая вероятность расщепления трипсином в супернатанте.Кроме того, мы проверили, влияет ли добавление фетальной телячьей сыворотки (FBS, инактивированная нагреванием, конечная концентрация 10%) на адаптацию культуры, поскольку ее обычно добавляют при производстве штаммов вируса. Эффект FBS был аналогичен действию трипсина в культуре VeroE6, но не в культуре VeroE6-TMPRSS2, что указывает на то, что протеазы, способные расщеплять спайки, могут присутствовать в сыворотке и что следует избегать использования FBS при размножении SARS-CoV-2 (рис. 6 — дополнение к рисунку). 1Б,Г).

Экспрессия сериновой протеазы
предотвращает мутации MBCS.

( A–B ) Анализ глубокого секвенирования вируса VeroE6 4-го пассажа из 3-го пассажа VeroE6 (A представляет собой повторное отображение рисунка 1C), обработанного имитации или обработанного 10 мкМ камостата. ( C – D ) Анализ глубокого секвенирования вируса VeroE6-TMPRSS2 пассажа 4 из пассажа 3 VeroE6, обработанного имитации или обработанного камостатом 10 мкМ. На каждом графике показан логотип аминокислотной последовательности сайта многоосновного расщепления.

Затем мы предположили, что лучшим способом предотвратить адаптацию клеточной культуры будет размножение вируса в нетрансформированных клетках дыхательных путей человека.Последние достижения в области биологии стволовых клеток позволили создать системы культивирования органоидов человека (Katsura et al., 2020; Nikolić et al., 2017; Sachs et al., 2019; Salahudeen et al., 2020; Sato et al., 2009). ; Юк и др., 2020). Эти органоидные культуры состоят из стволовых клеток, которые самообновляются, обеспечивая длительное пассирование и размножение, но также могут дифференцироваться в зрелые типы клеток, такие как реснитчатые клетки, бокаловидные клетки и клубневые клетки. Органоиды дыхательных путей, альвеол и кишечника недавно использовались нами для изучения проникновения и патогенеза SARS-CoV-2 (Katsura et al., 2020; Ламерс и др., 2020a; Ламерс и др., 2020b; Микытин и др., 2021; Салахудин и др., 2020 г.; Юк и др., 2020 г.; Чжоу и др., 2020). Псевдовирусы, содержащие мутации MBCS, плохо инфицировали органоиды дыхательных путей человека (Mykytyn et al., 2021), что указывает на то, что эти мутации можно предотвратить путем размножения вируса в этих клетках. Чтобы получить запасы органоидов дыхательных путей человека, мы дифференцировали органоиды в 2D во вставках Transwell на границе раздела воздух-жидкость в течение 12 недель, как описано ранее (рис. 7A; Mykytyn et al., 2021). Апикальные клетки, включая реснитчатые клетки, в этих культурах экспрессировали TMPRSS2, как показано с помощью иммуногистохимии (фиг. 7В). Для получения штаммов вируса 2D-органоиды дыхательных путей инокулировали на апикальной стороне при MOI 0,05 с использованием набора VeroE6 P2 (рис. 1А). После 2-часовой инкубации клетки трижды промывали для удаления несвязавшихся частиц. На 2–5-й день после заражения собирали апикальные смывы и хранили при 4°С. Во время сбора вируса связанные вирусные частицы высвобождались из клеток путем пипетирования непосредственно на клеточном слое.Коллекции вирусов со 2-го и 3-го дня (d2+3) и 4-го и 5-го дня (d4+5) объединяли, центрифугировали и фильтровали для удаления дебриса, мертвых клеток и слизи. В этих культурах реснитчатые клетки были инфицированы, как показано с помощью конфокальной визуализации на 3-й день после заражения (рис. 7C). На 5-й день культуры демонстрировали широко распространенную инфекцию (рис. 7D) и значительные цитопатические эффекты, включая потерю реснитчатых клеток (рис. 7D-E) и образование синцития (рис. 7E). Чтобы удалить цитокины, которые могут мешать дальнейшим экспериментам (например, интерфероны), мы трижды заменяли среду в отфильтрованных коллекциях вирусов, используя колонку Amicon Ultra-15 (отсечка 100 кДа).Результирующие титры исходных штаммов d2+3 и d4+5 составили 5,64 × 10 5 и 1,00 × 10 7 TCID 50 /мл соответственно, что указывает на то, что штаммы вируса с высоким титром могут быть получены в органоидах дыхательных путей человека. Секвенирование показало, что органоидный запас с высоким титром (d4 + 5) имел 98,9% спайковой последовательности WT, без многоосновных мутаций сайта расщепления и мутации S686G только 1,1% (рис. 8A-B). Соответственно, вирус Organoid P3 продуцировал небольшие бляшки (фиг. 8C). В остальной части генома не было обнаружено основных вариантов (рис. 8D).Затем мы исследовали расщепление S1/S2 штаммов вируса VeroE6 P2, P3, Calu-3 P3 и Organoid P3 с помощью иммуноблота (рис. 8E). Неадаптированные запасы Calu-3 и органоидов были расщеплены >85%, в то время как запасы VeroE6 P2 и P3 были расщеплены на 71,2% и 33% соответственно (рис. 8F). Полученные данные подтверждают, что запасы Calu-3 и органоидов не адаптированы, и указывают на то, что расщепление S1/S2 in vivo происходит в продуцирующей клетке.

Двухмерная модель органоидов дыхательных путей человека на границе раздела воздух-жидкость для распространения SARS-CoV-2.

( A ) Органоиды дыхательных путей человека были диссоциированы и высеяны на 12-миллиметровые вставки Transwell. После 8–12-недельного периода дифференцировки на границе раздела воздух-жидкость культуры содержали реснитчатые, нереснитчатые и базальные клетки, как показано при окраске гематоксилин-эозином. ( B ) Клетки, подвергшиеся воздействию воздуха, но не базальные клетки, экспрессировали примирующую протеазу TMPRSS2, как показал иммуногистохимический анализ. ( C ) Иммунофлуоресцентное окрашивание показало, что в этих культурах реснитчатые клетки (клетки с ацетилированным тубулином+ или AcTUB+) были инфицированы SARS-CoV-2.( D и E ) Через 5 дней после инфицирования конфокальная визуализация всей лунки показала широкое распространение инфекции ( D ) и цитопатические эффекты, включая повреждение ресничек ( D и E ) и синцитиальных клеток ( E ) ) были видны. Масштабные полосы показывают 20 мкм в A, B, C; 2 мм в D; и 100 мкм в Е.

Двумерные органоиды дыхательных путей человека на границе раздела воздух-жидкость производят стоки с высоким титром без многоосновных мутаций сайта расщепления.

( A–B ) Анализ глубокого секвенирования ( A ) и хроматограмма Сэнгера ( B ) вируса Organoid пассажа 3 из запаса пассажа 2 VeroE6 (рис. 1А). Показан логотип аминокислотной последовательности сайта многоосновного расщепления. Переведенная последовательность указана под чтением Сэнгера. Стрелки указывают, где происходит адаптация клеточной культуры к клеткам VeroE6. ( C ) Анализ размера бляшек вируса VeroE6 пассаж 2 и Organoid пассаж 3 (данные VeroE6 представляют собой повторное отображение рисунка 1G).Красные стрелки указывают на большие бляшки. Масштабная линейка показывает 1 см. ( D ) Полногеномный анализ глубокого секвенирования пассажа 2 VeroE6 и пассажа трех органоидов. В D VeroE6 P2 — это повторное отображение VeroE6 P2 на рисунке 1 — дополнение к рисунку 1B. ( E ) Иммуноблот-анализ пассажей 2 и 3 VeroE6, пассажа 3 Calu-3 и пассажа 3 Organoid. S0 указывает на несколотый шип; S1 обозначает домен S1 расщепленного шипа; NP означает нуклеопротеин. Цифры обозначают молекулярную массу (кДа) полос белкового стандарта.( F ) Количественная оценка расщепления из трех иммуноблотов. Столбики погрешностей указывают SD.

Перитонзиллярный абсцесс — Американский семейный врач

2. Гавриэль Х., Вайман М, Кесслер А, Эвиатар Э. Микробиология перитонзиллярного абсцесса как показание к тонзиллэктомии. Медицина (Балтимор) . 2008;87(1):33–36.

3. Чау Дж.К., Seikaly HR, Харрис Дж. Р., Вилла-Роэль С, Кирпич С, Роу БХ.Кортикостероиды при лечении перитонзиллярного абсцесса: слепое плацебо-контролируемое клиническое исследование. Ларингоскоп . 2014;124(1):97–103.

4. Корделюк С, Новак Л, Путерман М, Краус М, Джошуа БЗ. Взаимосвязь перитонзиллярной инфекции и острого тонзиллита: миф или реальность? Отоларингол Head Neck Surg . 2011;145(6):940–945.

5. Standring S, изд. Анатомия Грея: анатомическая основа клинической практики, 39-е изд. Нью-Йорк: Эльзевир Черчилль Ливингстон; 2005: 623–625.

6. Джонсон РФ, Стюарт М.Г., Райт СС. Доказательный обзор лечения перитонзиллярного абсцесса. Отоларингол Head Neck Surg . 2003;128(3):332–343.

7. Альбертц Н., Назар Г. Паратонзиллярный абсцесс: лечение немедленной тонзиллэктомией — 10-летний опыт. Акта Отоларингол . 2012;132(10):1102–1107.

8. Клуг Т.Е. Заболеваемость и микробиология перитонзиллярного абсцесса: влияние сезона, возраста и пола. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2014;33(7):1163–1167.

9. Пауэлл Э.Л., Пауэлл Дж, Сэмюэл младший, Уилсон Дж.А. Обзор патогенеза перитонзиллярного абсцесса у взрослых: время для переоценки. J Антимикроб Chemother . 2013;68(9):1941–1950.

10. Хидака Х, Курияма С, Яно Х, Цудзи I, Кобаяши Т. Провоцирующие факторы в патогенезе перитонзиллярного абсцесса и бактериологическое значение группы Streptococcus milleri. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2011;30(4):527–532.

11. Тальярени Ж.М., Кларксон Э.И. Тонзиллит, перитонзиллярный и боковой глоточный абсцессы. Oral Maxillofac Surg Clin North Am . 2012;24(2):197–204, viii.

12. Сауэрби Л.Дж., Хусейн З, Хусейн М. Эпидемиология, устойчивость к антибиотикам и течение перитонзиллярных абсцессов после выписки в Лондоне, Онтарио. J Отоларингол Head Neck Surg .2013; 425.

13. Пауэлл Дж., Уилсон Дж.А. Доказательный обзор перитонзиллярного абсцесса. Клин Отоларингол . 2012;37(2):136–145.

14. Скотт П.М., Лофтус ВК, Кью Дж, Ахуджа А, Юэ В, ван Хасселт, Калифорния. Диагностика перитонзиллярных инфекций: проспективное ультразвуковое исследование, компьютерная томография и клиническая диагностика. Дж Ларингол Отол . 1999;113(3):229–232.

15.Узбек С, Айгенк Э, Тунец ЕС, Сельчук А, Оздем С. Применение стероидов при лечении перитонзиллярного абсцесса. Дж Ларингол Отол . 2004;118(6):439–442.

16. Заработная плата РК. Дренаж перитонзиллярного абсцесса В: Pfenninger JL, Fowler GC, eds. Процедуры Пфеннингера и Фаулера для первичной медико-санитарной помощи. 2-е изд. Сент-Луис, Миссури: Мосби; 2003: 499–502.

17. Клуг Т.Е., Хенриксен Дж.Дж., Фьюрстед К, Овесен Т. Значимые возбудители перитонзиллярных абсцессов. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2011;30(5):619–627.

18. Киев Д.А., Бхаттачарья Н, Сигель Н.С., Салман С.Д. Подбор антибиотиков после вскрытия и дренирования перитонзиллярных абсцессов. Отоларингол Head Neck Surg . 1999;120(1):57–61.

19. Райан С, Папаниколау В., Кио И. Оценка перибольничного ведения и развивающейся микробиологии перитонзиллярного абсцесса. Б-ЭНТ . 2014;10(1):15–20.

20. Фэрбенкс Д.Н. Абсцессы глубокого затылочного пространства. В: Карманный справочник по антимикробной терапии в отоларингологии – Хирургия головы и шеи, 13-е изд. Александрия, Вирджиния: Американская академия отоларингологии – Фонд хирургии головы и шеи, Inc.; 2007: 40–41.

21. Gilbert DN, Chambers HF, Eliopoulos GM, et al., ред. Сэнфордское руководство по антимикробной терапии. 45-е изд. Sperryville, VA: Antimicrobial Therapy Inc.; 2015: 49.

22. Аль Ягчи С, Круиз А, Капур К, Сингх А, Харкорт Дж.Амбулаторное ведение больных с перитонзиллярным абсцессом. Клин Отоларингол . 2008;33(1):52–55.

23. Гарас Г., Ифачо С, Четто Р, Арора А, Толли Н. Проспективный аудит амбулаторного ведения пациентов с перитонзиллярным абсцессом: замыкая петлю: как мы это делаем. Клин Отоларингол . 2011;36(2):174–179.

24. Маром Т, Синамон У, Ицковиц Д, Рот Ю. Изменение течения перитонзиллярного абсцесса. Am J Отоларингол . 2010;31(3):162–167.

25. Тачибана Т., Орита Ю, Абэ-Фудзисава I, и другие. Прогностические факторы и последствия раннего хирургического дренирования у больных с перитонзиллярным абсцессом. J Заразить Chemother . 2014;20(11):722–725.

26. О’Брайен Дж. Ф., Мид Дж.Л., Фальк Дж. Дексаметазон в качестве адъювантной терапии тяжелого острого фарингита. Энн Эмерг Мед . 1993;22(2):212–215.

27. Ли Ю.Дж., Чон ЮМ, Ли ХС, Хван Ш. Эффективность кортикостероидов при лечении перитонзиллярного абсцесса: метаанализ. Clin Exp Оториноларингол . 2016;9(2):89–97.

28. Штейер Т.Е. Паратонзиллярный абсцесс: диагностика и лечение [опубликовано исправление в Am Fam Physician. 2002;66(1):30]. Семейный врач . 2002;65(1):93–96.

Какие есть доказательства в поддержку правила социального дистанцирования в 2 метра для снижения передачи COVID-19?

22 июня 2020 г.

Зешан Куреши 1 Николас Джонс 2 Роберт Темпл 3 Джессика П.Дж.

1 Больница Св. Томаса, Лондон, Великобритания
2 Наффилд, отделение первичной медико-санитарной помощи, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания
3 Somerville College, Оксфордский университет, Великобритания
4 St John’s College , Оксфордский университет, Великобритания
5 Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс, США

Переписка с [email protected] или [email protected]

Lay Summary Мэнди Пейн, Health Watch


ВЕРДИКТ

  • Правило социального дистанцирования в 2 метра предполагает, что основными путями передачи SARS-CoV-2 являются респираторные крупные капли, попадающие на других людей или поверхности.
  • Универсальное правило социального дистанцирования в 2 метра не согласуется с фундаментальной наукой об выдохах и воздухе в помещении. Такие правила основаны на чрезмерно упрощенной картине передачи вируса, которая предполагает четкую дихотомию между крупными каплями и мелкими воздушно-капельными частицами, выделяемыми изолированно, без учета выдыхаемого воздуха.Реальность включает в себя континуум размеров капель и важную роль выдыхаемого воздуха, который их несет.
  • Мелкие аэрозольные капли, содержащие SARS-CoV-2, могут распространяться на расстояние до 8 метров в выдыхаемом инфицированными людьми воздухе даже без фоновой вентиляции или воздушного потока. Хотя прямых доказательств того, что живой SARS-CoV-2 в значительной степени распространяется этим путем, немного, прямых доказательств того, что этим путем распространяется , а не , нет.
  • Риск передачи SARS-CoV-2 снижается по мере увеличения физического расстояния между людьми, поэтому ослабление правил дистанцирования, особенно в закрытых помещениях, может привести к увеличению уровня заражения.В некоторых настройках даже 2 метра может быть слишком мало.
  • Меры по смягчению последствий безопасной передачи зависят от множества факторов, связанных как с человеком, так и с окружающей средой, включая вирусную нагрузку, продолжительность воздействия, количество людей, обстановку в помещении или на улице, уровень вентиляции и наличие лицевых покрытий.
  • Социальное дистанцирование должно быть адаптировано и использоваться наряду с другими стратегиями для снижения передачи инфекции, такими как гигиена воздуха, включая, в частности, максимальную и адаптацию вентиляции к конкретным внутренним помещениям, эффективное мытье рук, регулярную очистку поверхностей, покрытие лица, где это уместно, и немедленную изоляцию пострадавших людей. .

 

ИСХОДНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Хорошо известно, что респираторные вирусы могут передаваться через слизисто-слюнные дыхательные капли, содержащие вирусы. Они выбрасываются во время выдоха, речи и более сильно во время кашля и чихания (классифицируются как «сильные респираторные явления»). 1 Традиционно считалось, что передача респираторных заболеваний происходит одним из двух различных путей (и эта классификация все еще используется): воздушно-капельным путем для крупных капель и воздушно-капельным путем для мелких капель.Первый предполагает, что крупные капли падают на поверхности или другие предметы и способствуют загрязнению поверхности. Последнее предполагает вдыхание капель возбудителя, невидимых невооруженным глазом и, как правило, менее 5-10 микрон в диаметре. Основываясь на этой схеме дихотомии, в настоящее время считается, что вирус SARS-CoV-2 распространяется «контактно-капельным путем», 2 , хотя ученые обсуждают возможность воздушно-капельной передачи.

Меры общественного здравоохранения по инфекционному контролю в значительной степени основаны на этой классификации, при этом для крупных капель и воздушно-капельных инфекций рекомендуются различные вмешательства.Несмотря на то, что определенный уровень средств индивидуальной защиты (СИЗ) и гигиена рук требуются во всех случаях, в условиях высокого риска рекомендуются дополнительные меры инфекционного контроля при передаче воздушно-капельным путем, такие как использование респираторов и индивидуальных изоляторов с отрицательным давлением. 3 В ближайшее время будет опубликован параллельный экспресс-обзор в этой серии, охватывающий клинические процедуры, классифицируемые как аэрозолеобразующие. Соблюдение физической дистанции от других людей может быть эффективным средством снижения передачи инфекционных заболеваний как воздушно-капельным, так и воздушно-капельным путем.Во многих странах были введены так называемые «правила социального дистанцирования» для снижения риска передачи COVID-19, при этом раннее введение социального дистанцирования связано со снижением заболеваемости. 4 5

Хотя эта концептуальная основа размера капель может быть полезной, дихотомия между крупными каплями и мелкими частицами в воздухе, выбрасываемыми по отдельности, является чрезмерным упрощением. Фактически, респираторные инфекции передаются через континуум размеров капель, заключенных в облаке выдыхаемого воздуха, от видимых невооруженным глазом (миллиметры) до невидимых в микронном масштабе.Этот континуум размеров капель и облако, которое их несет, имеют важное значение для способа передачи. Правила социального дистанцирования основаны на оценках риска воздушно-капельной передачи только в отношении изолированного выброса крупных капель. Следовательно, если бы SARS-CoV-2 передавался только крупными изолированными каплями, это означало бы, что более короткие меры физического дистанцирования были бы достаточными для снижения риска.

Высокие показатели вторичной инфекции зарегистрированы среди членов домохозяйств и близких контактов людей с COVID-19, которые могут приблизиться на 1-2 метра. 6-9 Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предложила принять политику социального дистанцирования в 1 метр, основанную главным образом на предположении, что SARS-CoV-2 передается крупными изолированными каплями. 2 Отдельные страны впоследствии установили свою собственную политику социального дистанцирования, а некоторые страны (например, Испания и Канада) внедрили обязательное правило 2-метровой дистанции. Рекомендация правительства Великобритании в настоящее время составляет 2 метра, но на момент написания она находится на рассмотрении. 10 Важно правильно и гибко установить это расстояние. Слишком короткое расстояние, установленное слишком жестко, рискует предотвратить передачу инфекции, тогда как слишком длинное является излишне разрушительным для общества.

Этот обзор направлен на выявление доказательств, лежащих в основе 2-метрового правила социального дистанцирования в контексте все еще используемой дихотомии размеров больших и малых капель (капли или воздушно-капельные) на путях передачи. Особое внимание будет уделено риску передачи в связи с физическим расстоянием и исследованиями проб воздуха вокруг пациентов с COVID-19, а также более широкими доказательствами того, следует ли рассматривать передачу воздушно-капельным путем как возможный механизм распространения SARS-CoV-2.

Каковы данные о том, как далеко капель разного размера распространяются дыхательные пути ?
Происхождение правила социального дистанцирования 1-2 метра для инфекционных заболеваний значительно предшествовало COVID-19. В исследовании 1942 года, проведенном Дженнисоном, которое упоминается как раннее доказательство использования предела в 1–2 метра, использовалась фотосъемка с высокоскоростной экспозицией для обнаружения распыленных выделений и было обнаружено, что большинство капель выбрасывается в пределах 1 метра. 11 Однако технологии было недостаточно для захвата более мелких капель, и выбранное поле наблюдения для визуализации было установлено на уровне 1-2 метров, что означало, что большее расстояние распространения капель не входило в исследование.Со временем ограниченные эпидемиологические и смоделированные исследования отдельных инфекций, таких как риновирус и менингококковая инфекция, позволили получить некоторые доказательства в поддержку социального дистанцирования в 1-2 метра. 12-14 Однако в этих более ранних исследованиях также использовались методы, которым не хватало точности по сравнению с действующими стандартами, особенно в отношении отбора проб воздуха. Например, Duguid et al. использовали метод воздействия на предметные стекла и обнаружили, что во время кашля на незащищенные предметные стекла, удерживаемые в пределах 6 дюймов от лица, не попадали капли размером менее 5 мкм, 15 , но этот результат не согласуется с более поздними данными с современные методы отбора проб воздуха для обнаружения распространения капель.

В 2020 г. Bahl et al. провели систематический обзор, изучив зарегистрированное горизонтальное расстояние, пройденное респираторными каплями. 11 Это полезно в качестве косвенного показателя того, как далеко могут перемещаться связанные вирусные частицы, и, следовательно, риска передачи инфекции в зависимости от расстояния. Восемь из 10 исследований продемонстрировали горизонтальную траекторию более 2 метров для частиц размером до 60 мкм. В одном из немногих исследований, использующих прямые измерения с участием людей в дополнение к моделированию, Буруиба и др. взяли и проанализировали прямое высокоскоростное изображение человеческого чихания и кашля.Они отметили важность облака выдыхаемого газа в переносе всех капель вперед. Они показали, что хотя самые крупные капли, видимые невооруженным глазом (порядка миллиметров), быстро оседали в пределах 1-2 метров, другие капли можно было наблюдать в воздухе на расстоянии 6-8 метров. 16-18 Это показывает возможность распространения вирусных частиц в помещении в течение нескольких секунд после их испускания.

В ходе недавних вспышек атипичной пневмонии, MERS и птичьего гриппа было высказано предположение о возможном распространении на расстояние более 2 метров от основного пациента. 19 20 Например, Вонг и др. сообщили о передаче инфекции в связи со вспышкой SARS-CoV-1 среди студентов-медиков, контактировавших с одним пациентом в больнице. 21 Из 27 студентов, которые вошли в кабинку пациента (используется в качестве прокси-маркера для нахождения в пределах 1 метра), у 10 развилось заболевание. Однако у 1 из 20 человек, которые отказались войти в кабину, и у 4 из 18, которые не могли вспомнить, заходили ли они в кабину, также развилось заболевание, что могло указывать либо на вторичную передачу, либо на возможную передачу на большие расстояния.

Какие факторы влияют на расстояние распространения респираторных капель?
Учитывая, что размеры капель находятся в континууме, а не в бинарной системе больших или малых, расстояние, которое проходят капли, также будет находиться в непрерывном диапазоне и зависит от ряда факторов, помимо одного только размера капель. Например, недавнее исследование, проведенное Bourouiba et al., путем прямой количественной оценки, моделирования и проверки на людях показало, что «насильственные респираторные события», т.е. при кашле и чихании создают теплое, влажное и турбулентное газовое облако с движущейся вперед инерцией.Это может значительно увеличить расстояние, пройденное вирусом в помещении за секунды, независимо от фоновой вентиляции или воздушного потока. Это явление и другие изменения в нашем понимании динамики выдоха не учитываются в более ранних исследованиях по моделированию передачи капель, на которых основана текущая дихотомическая классификация больших и малых капель. 16

Даже громкость речи может повлиять на распространение капель и последующий риск передачи, что делает процесс прогнозирования способа передачи проблематичным. 22 Скопления коронавируса возникали во время длительных «насильственных выдохов», таких как занятия пением или фитнес-танцами в ограниченном пространстве. 23 24 Например, Hamner et al сообщают, что двухчасовая репетиция хора с одним человеком с симптомами привела к 32 подтвержденным и 20 вероятным случаям COVID-19 среди 61 певца, хотя все певцы избегали любого прямого физического контакта. 24

Выделение вируса (выше при кашле/чихании) и факторы, связанные с потоком воздуха в помещении, такие как вентиляция, могут увеличить распространение капель.Nishiura et al использовали отслеживание контактов для сбора данных о вторичной передаче от 110 индексных случаев COVID-19 в 11 кластерах в Японии. Все кластеры были связаны с внутренними помещениями, включая фитнес-залы и катер-ресторан. Авторы сообщают, что шансы передачи в закрытом помещении были в 18,7 раза выше, чем на открытом воздухе. 25 Сообщалось о других кластерах случаев внутри помещений в спортивных залах, церквях, больницах и учреждениях по уходу за престарелыми. 26 27 И наоборот, лицевые маски могут помочь ограничить передачу воздушно-капельным путем. 28 Сообщения о таких случаях требуют дальнейшего изучения, но подразумевают, что факторы окружающей среды, помимо физического расстояния, важны для определения риска передачи.

Это косвенное свидетельство показывает, что пределы безопасного социального дистанцирования сильно различаются в зависимости от условий, при этом внешняя среда, вероятно, связана с более низким риском передачи на заданном расстоянии. Поэтапные правила социального дистанцирования наряду с другими мерами общественного здравоохранения могут потребоваться для признания важности экологического контекста при определении риска передачи инфекции.

Что свидетельствует о наличии живого вируса в этих каплях разного размера на разных расстояниях ?
РНК респираторного вируса можно обнаружить как в крупных каплях, которые оседают на поверхности, так и в каплях, переносимых по воздуху после дыхания или «сильных респираторных событий». 29 Исследования вакцинации против гриппа как на животных, так и на людях-добровольцах показали, что глубокое вдыхание (которое происходит в гораздо большей степени с аэрозолями, чем с каплями) может привести к таким же или даже более высоким показателям заражения по сравнению с интраназальной инокуляцией больших капель. 30-32 Однако относительный вклад воздушно-капельного пути в фактическую передачу остается предметом споров. 17 33 34 Частично это может быть связано с различиями в факторах хозяина, вируса и окружающей среды для каждого взаимодействия. 35 Предлагаемые факторы включают концентрацию вируса в дыхательных путях, уровни загрязнения или твердых частиц в воздухе, влажность, температуру, внутреннюю и наружную среду, наличие у носителей с симптомами и без симптомов, а также исходную восприимчивость человека к инфекции.

SARS-CoV-2 присутствует в мокроте. 36 Van Doremalen et al проанализировали SARS-CoV-2 в 10 экспериментальных условиях в пяти средах и показали, что вирус также стабилен на воздухе в течение не менее 3 часов, 9 , а другие предполагают, что он может быть стабилен до 16 часов. 37 Сообщения о кластерных вспышках, таких как репетиции хора, косвенно свидетельствуют о наличии живого SARS-CoV-2 в респираторных каплях. 24 Имеются также дополнительные косвенные данные, свидетельствующие о потенциальной воздушно-капельной передаче.Одно исследование показало, что SARS-CoV-2 откладывается глубоко в дыхательных путях госпитализированных пациентов. 36 Это, как правило, связано с воздушно-капельным путем передачи, тогда как заболевания верхних дыхательных путей, как правило, связаны с быстро оседающими каплями и поверхностным загрязнением. Кроме того, бессимптомное распространение коронавируса было подтверждено в нескольких исследованиях, 38-40 , что согласуется с воздушно-капельным путем, поскольку при кашле и чихании непропорционально выделяются более крупные видимые капли. 41 42

Какие доказательства того, что 2 метра — это достаточное расстояние для снижения передачи SARS-CoV-2?

Стратегия поиска
Чтобы определить, какие существуют доказательства в поддержку 2-метрового правила социального дистанцирования, характерного для SARS-CoV-2, мы провели поиск в PubMed, MedRxiv, LitCOVID и Google Scholar с использованием терминов, перечисленных в приложении. . Мы включили исследования, в которых сообщается о риске передачи в зависимости от расстояния в любых условиях. Мы также включили исследования, в которых сообщалось о взятии проб воздуха на SARS-CoV-2, поскольку мы чувствовали, что они могут предоставить информацию о потенциальном распространении вируса в зависимости от расстояния.Поиск проводился с самого начала до 17 июня 2020 года. Из 3549 статей, выявленных в ходе поиска, и дополнительных 58 исследований с помощью прямой и обратной проверки цитирования мы рассмотрели 120 полных текстов. Из них мы включили 25 исследований, непосредственно сообщающих о риске передачи SARS-CoV-2 в зависимости от физического расстояния. Мы также включили в обзор дополнительные тексты, в которых сообщается о расстояниях распространения капель, не характерных для SARS-CoV-2, хотя они не были в центре внимания поиска.

Обзор исследований
Помимо одного систематического обзора по условиям, мы разделяем результаты на исследования на уровне сообщества (n=10) и исследования в больницах (14), учитывая, что распространенность и тяжесть заболевания, вероятно, значительно различаются.Местные объекты включали круизные лайнеры (2), бытовые контакты (3), ресторан (1), торговый центр (1), медицинскую конференцию (1), многоэтажное здание смешанного коммерческого и жилого назначения (1) и многоцентровое исследование (1). Помимо систематического обзора (1), отдельные исследования проводились в Китае (10), США (4), Сингапуре (2), Германии (2), Великобритании (1), Южной Корее (1), Тайване. (1), Таиланд (1) и два на борту круизных лайнеров. Ни один из них не был специально установлен на открытом воздухе или в школах.Кроме того, хотя демографические данные некоторых исследований неясны, ни одно из них не рассматривает конкретно детей или младенцев.

Оценка качества
Большинство включенных исследований еще не прошли экспертную оценку, и многие считались подверженными риску систематической ошибки из-за небольшого числа участников исследования и недостаточной прозрачности или воспроизводимости методов. Исследования были неоднородными с точки зрения методов, популяции и исследовательского вопроса. Многие исследования имели ретроспективный дизайн и, следовательно, подвергались риску систематической ошибки припоминания с точки зрения расстояния до инфицированного человека и систематической ошибки отбора с точки зрения выявления недавних контактов, особенно тех, которые основывались только на отслеживании контактов.Вмешивающиеся переменные, такие как тяжесть заболевания, время с момента появления симптомов и контакт с другими людьми, сообщались редко. Предвзятость публикации формально не оценивалась, но ее необходимо учитывать, особенно при сообщении о кластерах случаев. Все эти факторы могут иметь важное значение для понимания различий в сообщаемых результатах.

В исследованиях частиц воздуха только два из них использовали возможность прямого измерения инфекционности коронавируса, а не только присутствия вирусной РНК в воздухе.Неоднородность, характерная для этих исследований, включала различия в уборке и вентиляции в больницах, изменчивость объема проб воздуха и обращение с пробами для теста на жизнеспособность. Эти исследования также, как правило, включали недостаточное обсуждение систематических калибровок инструментов для отбора проб или чувствительности жизнеспособности к методологиям сбора и обработки проб. Это затрудняет объективную интерпретацию результатов и сравнение результатов выборочных исследований.

В недавнем систематическом обзоре и метаанализе, опубликованном в The Lancet, оценивались доказательства снижения риска передачи SARS-CoV-2. 43 Они стремились исследовать оптимальное физическое дистанцирование для предотвращения передачи коронавируса от человека к человеку, а также оценить влияние лицевых масок и средств защиты глаз на предотвращение передачи. Исследования любого дизайна в любых условиях включались, если в них сообщалось об этих исходах среди определенных ВОЗ подтвержденных или вероятных COVID-19, SARS или MERS, опубликованных до 3 rd мая 2020 года.

Тем не менее, этот обзор в значительной степени опирается на данные SARS и MERS, при этом только семь исследований, посвященных COVID-19, пять из которых представляли собой препринты без рецензирования, а одно — корреспонденцию.Между включенными исследованиями наблюдалась значительная неоднородность с точки зрения обстановки, условий в помещении и воздуха, степени физического дистанцирования и выявления случаев, что затрудняет выводы относительно безопасности соответствующих дистанций. Как и в случае с другими обсервационными исследованиями, которые мы включили в наш обзор, существует риск систематической ошибки припоминания с точки зрения того, что люди помнят, насколько они были близки к контактам, и систематической ошибки отбора с точки зрения регулярных контактов инфицированных, которые с большей вероятностью будут включены.Такие ограничения означают низкую или очень низкую достоверность этих сводных данных и, следовательно, отсутствие методологической способности различать пути передачи в помещении.  

Риск передачи SARS-CoV-2 во всех условиях
В своем систематическом обзоре журнала Lancet Chu et al. сообщили, что более близкое расстояние контакта связано с повышенным риском передачи SARS-CoV-2 в разных условиях исследования. В анализе подгрупп, посвященном SARS-CoV-2, относительный риск развития COVID-19 среди людей, которые находились в «близком» по сравнению с «дальним» контакте с инфицированным, равнялся 0.15 (95% ДИ от 0,03 до 0,73). Тем не менее, пороговое значение «дальнейшего расстояния» варьировалось от прямого контакта в одних исследованиях до 2 метров в других, что означает, что близкий контакт в одном случае может быть контактом на расстоянии в другом. Чу и др. оценили это ключевое физическое расстояние для некоторых исследований, в которых об этом явно не сообщалось. Кроме того, не было никакого реального учета других переменных, влияющих на риск передачи, кроме социального дистанцирования, и это может объяснить некоторую изменчивость между исследованиями.Однако при метарегрессии изменения относительного риска развития SARS-CoV-1, SARS-CoV-2 или MERS в зависимости от увеличения расстояния риск заражения оценивается в 13% для тех, кто находится в пределах 1 метра. но только 3% за пределами этого расстояния. Далее авторы приходят к выводу, что существуют убедительные доказательства в поддержку физического дистанцирования не менее 1 метра, но 2 метра могут быть более эффективными, признавая при этом, что на риск передачи влияет ряд факторов. В этом анализе предполагается, что риск передачи в зависимости от расстояния является фиксированным, и при этом учитываются такие важные переменные, как продолжительность воздействия или воздух в помещении и окружающая среда.Мета-анализ также обнаружил некоторые доказательства в поддержку лицевых масок (aOR 0,15, 95% ДИ от 0,07 до 0,34 с более сильной ассоциацией с N95 или аналогичными респираторами) и защиты глаз (aOR 0,22, 95% ДИ 0, с 12 до 0,39) для снижения передачи коронавируса. Преимущества защиты глаз будут соответствовать воздушно-капельному пути передачи, учитывая, что более мелкие частицы, вероятно, останутся в воздухе и будут абсорбироваться через поверхность конъюнктивы. 44 ​​

Риск передачи SARS-CoV-2 в общественных исследованиях
Десять общественных исследований в нашей выборке включали пять, в которых ретроспективно анализировалось влияние физического расстояния на вспышки COVID-19, три исследования по отслеживанию контактов и два исследования по отбору проб воздуха вокруг COVID-19. 19.В пяти исследованиях сообщалось о кластерах случаев среди лиц, которые длительное время контактировали с инфицированным человеком в замкнутом пространстве, 38 45-48 , и в одном моделирующем исследовании также предполагается, что это может быть важно для передачи инфекции. 49 Супруги и близкие домашние контакты также оказались в группе повышенного риска по сравнению с контактами в сообществе, 50 51 , хотя, что интересно, исследования проб воздуха в домах людей с COVID-19 дали отрицательный результат. 52 Хотя некоторые исследования предполагали возможную передачу на расстояния более 2 метров, 47 53 ни в одном из исследований не было достаточного описания, чтобы исключить передачу через тесный или прямой контакт.Мы опишем эти исследования более подробно ниже.

Ретроспективный анализ вспышек COVID-19

В обзорном исследовании Li et al. проанализирована вспышка 10 новых случаев COVID-19, все из которых были инфицированы за один раз в ресторане в Гуанчжоу, Китай. 47 Все 10 пациентов из трех семей сидели за соседними столами в одном конце ресторана. Считается, что передача инфекции произошла между этими людьми, несмотря на отсутствие значительных тесных контактов между вовлеченными семьями во время видеоанализа.Отмечено, что расстояния между индексом и инфицированными посетителями составляют до 4,6 метра. Схема передачи соответствовала схеме потока внутренней вентиляции в ресторане, под которым они сидели. Передача через прикосновение не может быть исключена, но наблюдалась специфическая картина инфекции вдоль линии потока ниже по течению от источника вентиляции, и о случаях за другими столиками в ресторане не сообщалось. Как схема передачи, так и расстояние разделения поддерживают передачу по воздуху.

Hijnen et al отметили вероятное распространение COVID-19 на встрече дерматологов с участием 14 человек, из которых 12 впоследствии дали положительный результат, включая индексный случай. 38 На собрании люди сидели на расстоянии 2,6 метра от человека-индекса в течение двухдневного собрания. Они также обменялись рукопожатием и делили такси, что давало возможность для более тесного контакта.

Cai et al проанализировали вспышку COVID-19 у 17 человек в торговом центре в Китае. 53 Они обнаружили, что несколько человек, заразившихся этой болезнью, работали на разных этажах по сравнению с основным случаем, что повышает вероятность передачи на большие расстояния по воздуху.Это также может быть объяснено общими маршрутами на работу, лифтами, распространением от бессимптомных лиц, скоплением персонала или зараженными клиентами, перемещающимися между этажами.

Парк и др. исследовали вспышку случаев COVID-19 в одном 19-этажном здании, состоящем из жилых и коммерческих помещений. 45 Отслеживание контактов было начато после выявления первого индексного случая, что привело к 97 подтвержденным случаям из 1143 протестированных, 89 (91,7%) из которых имели симптомы.Большинство из этих положительных случаев (n = 94, (96,9%)) работали в колл-центре 11 th , в котором работало в общей сложности 216 сотрудников. Хотя основной пациент не посещал этот колл-центр или этаж, второй пациент был сотрудником колл-центра. В домохозяйствах с положительными случаями был вторичный уровень атаки 34 (16,2%).

Сюй и др. опубликовали анализ (еще не рецензированный) вспышки COVID-19 на борту круизного лайнера Diamond Princess, где 696 человек были инфицированы из 3711 на борту. 46 Они включали 197 случаев с начальными симптомами, а также еще 146 последующих случаев заражения пассажиров, 129 из которых находились в «тесном контакте» с одним из первоначальных инфицированных лиц, что определялось как нахождение в одной и той же палате, и 17, у которых развился COVID-19, но не был в тесном контакте с индексным случаем. 46 Их анализ показывает, что эти 17 человек были инфицированы до введения карантинных мер, что свидетельствует об отсутствии отдаленного распространения после карантина.Это была ретроспективная модель, которая предоставляет ограниченные данные о безопасных пределах дистанцирования и путях передачи инфекции в закрытых помещениях.

Исследования проб воздуха

Второе исследование круизных лайнеров, также не рецензируемое, было направлено на то, чтобы установить, играют ли загрязненные поверхности окружающей среды важную роль в определении риска передачи SARS-CoV-2. 54 Исследовательская группа непосредственно взяла пробы воздуха в каютах людей с COVID-19 и без него, не обнаружив никаких признаков коронавируса в 14 образцах воздуха, но доказательства его наличия на поверхностях, таких как подушки для кроватей и вокруг туалета, на основе положительной РНК полученные результаты.Тем не менее, образцы были взяты в течение 17 дней после того, как жители покинули свои хижины, и отрицательные результаты могут быть отражением этого длительного времени задержки перед тестированием. Döhla et al проанализировали пробы воздуха из 21 домохозяйства, находящегося в изоляции, где у члена семьи был положительный результат на COVID-19, и сообщили, что все пробы были отрицательными. 52 Сроки уборки и расстояние от зараженного лица неясны.

Исследования по отслеживанию контактов

Doung-ngern et al провели ретроспективное исследование случай-контроль в Таиланде с использованием отслеживания контактов для выявления 1050 бессимптомных лиц, которые находились в тесном контакте с 18 первичными индексными пациентами с COVID-19. 48 К близким контактам относились члены домохозяйства или внедомовые контакты, которые находились в пределах 1 метра от индексного пациента более 5 минут. Большинство людей контактировали с заболевшими на боксерском матче (n=645), в ночном клубе (n=374) или в офисе государственного предприятия (n=31). Из этих изначально бессимптомных людей у ​​211 (20%) позже был диагностирован COVID-19. Люди, которые не приближались к заболевшему на расстояние 1 метра, подвергались значительно более низкому риску развития COVID-19 (скорректированное отношение шансов равно 0.15, 95% ДИ от 0,04 до 0,63), в то время как маски для лица и мытье рук также ассоциировались со снижением риска.

В проспективное исследование тайваньского населения Cheng et al. включили 32 подтвержденных случая COVID-19 и 1043 недавних контакта с ними, чтобы определить уровень вторичной атаки (т. е. распространение болезни на других близких контактов) и детерминанты передачи. Было 15 случаев, идентифицированных как вторичные атаки при тесных контактах, определяемых как люди, которые находились в контакте лицом к лицу с инфицированным человеком в течение 15 минут или более.Не было статистически значимой разницы в частоте вторичных атак между контактами в семье (13,9%, 95% ДИ от 4,7 до 29,5%) и членами семьи, не проживающими в одном домохозяйстве (8,5%, 95% ДИ от 2,4 до 20,3%). 51 Вторичных случаев среди более отдаленных контактов, включая медицинских работников, не зарегистрировано.

Burke et al выявили девять случаев заболевания COVID-19 в начале вспышки в США и 404 их близких контакта, которые согласились участвовать в мониторинге. Из этих близких контактов у 159 был взят 1 или более мазков из дыхательных путей.Было только 2 случая вторичной передачи, оба среди супругов, что дает частоту вторичного заражения 13% (95% ДИ от 4 до 38%) среди 15 контактов в семье. Воздействие инфицированных людей было более продолжительным для этих двух супругов, чем для 13 человек, у которых не развился COVID-19. 50 Ни у одного из медицинских работников или контактов с населением не обнаружили COVID-19 с положительным результатом мазка, хотя у многих были предполагаемые симптомы, что потенциально ставит под сомнение точность используемых тестов.

Риск передачи SARS-CoV-2 в больничных учреждениях
Из четырнадцати больничных исследований девять анализировали пробы воздуха вокруг пациентов с подтвержденным COVID-19 в качестве косвенного показателя возможного распространения воздушно-капельным путем (таблица 1).В семи из этих исследований сообщалось о положительных пробах воздуха на SARS-CoV-2, в том числе в двух случаях на расстоянии 2 метров и более от пациента-источника. Хотя присутствие SARS-CoV-2 в частицах, находящихся в воздухе, не подтверждает передачу на расстоянии, оно демонстрирует, в какой степени вирусные капли могут перемещаться по воздуху от инфицированного человека, что согласуется с тем, что известно о диапазоне выдыхаемого облака с высоким импульсом. 55 и не соответствует баллистическому пути крупных капель, при котором все зараженные капли падают на поверхности в пределах 1-2 м от пациента.

Исследования проб воздуха

Чжоу и др. исследовали распространение SARS-CoV-2 воздушно-капельным путем в многопрофильной лондонской больнице. 56 Вирусная РНК обнаружена в 14/31 (38,7%) пробах воздуха и 114/218 (52,3%) пробах поверхности, при этом чаще положительные результаты обнаруживаются на территориях, занимаемых больными COVID-19. Ни один вирус не считался жизнеспособным (то есть способным к репликации) ни на одном сайте. Однако это могло быть связано с задержкой во времени между осаждением капель и посевом, а также с небольшими объемами проб воздуха.Лю и др. обнаружили положительные пробы воздуха на SARS-CoV-2 в 60% мест тестирования в двух специализированных больницах с COVID-19. 57 Chia et al провели отбор проб воздуха в комнатах трех пациентов с подтвержденным COVID-19. Положительные результаты были получены у двух пациентов, у которых были симптомы на 5-й день, но не у пациента, который был на 9-й день. 58 Ма и др. конденсат выдыхаемого воздуха.Они обнаружили положительные пробы поверхности (5,4% из n = 242) и воздуха (3,8% из n = 26) в дополнение к 10 3 -10 5 копий вирусной РНК/мин в выдыхаемом воздухе, связанных с положительным результатом пробы. скорость 16,7% из n = 30 образцов. 59 Santarpia et al. сообщили о положительных пробах, взятых из пробоотборников воздуха, которые носил персонал, занимающийся отбором проб, в непосредственной близости от пациентов и на фиксированном расстоянии от пациента, даже когда пациент не кашлял. Кроме того, они сообщили о положительных пробах воздуха из стационарных коллекторов, расположенных на расстоянии не менее 2 метров (6 футов). 60 Они также оценивали жизнеспособность вируса, сообщая о признаках жизнеспособности посредством размножения вируса и используя различные индикаторы репликации вируса. Указание на способность к репликации было зарегистрировано для образцов на подоконнике и в прихожей, несмотря на то, что образец небольшого объема не позволял провести полное исследование репликации. Они отметили, что небольшой объем восстановления был проблематичным. 60 Действительно, хотя в большинстве других проб воздуха в ходе исследований не было образцов жизнеспособного вируса, на поверхностных образцах также не было жизнеспособных образцов вируса.Следовательно, отсутствие жизнеспособности в этих исследованиях не может быть использовано для различения путей передачи на данном этапе.

Напротив, Ding et al проанализировали 46 проб воздуха из больницы в Нанкине, в том числе из изоляторов людей с COVID-19, и обнаружили только один слабоположительный результат, который был получен из коридора палаты. Однако они обнаружили, что выдыхаемый конденсат и две пробы выдыхаемого воздуха пациентов также были отрицательными. 61 Также неясно, были ли изоляторы заняты во время отбора проб, что может объяснить эти отрицательные результаты отбора проб окружающей среды.Онг и др. также сообщалось об отрицательных пробах воздуха, взятых в непосредственной близости от трех пациентов с COVID-19, но положительных пробах в выпускных отверстиях для воздуха в помещении, что согласуется с воздушно-капельным путем, а также взвешиванием и удалением переносимых по воздуху вирусных частиц с помощью вентиляции. 62 Вирусные частицы в вентиляционных отверстиях не согласуются с гипотезой о том, что вирус может содержаться только в крупных каплях, баллистически осевших на поверхностях на расстоянии 1–2 м от пациента. Ву и др. также не обнаружили положительных проб воздуха среди 44 человек, взятых в медицинском отделении, где лечат людей с COVID-19. 63 Однако они обсудили ограничение своих выводов необходимостью большего объема проб воздуха.

Только два выборочных исследования прямо прокомментировали расстояние. Guo et al. сообщили о положительных пробах воздуха на SARS-CoV-2 на расстоянии до 4 метров от пациента, 64 и Sanatarpia на расстоянии не менее 2 метров. 60

Дополнительные исследования

Вонг и др. в Гонконге отследили контакты пациента с COVID-19, который получал кислород и лечился от пневмонии. 65 Хотя 52 человека контактировали с заболевшим, у них впоследствии развилась лихорадка или респираторные симптомы, все они дали отрицательный результат на SARS-CoV-2. Не дается никакого объяснения высокой частоте симптомов у этих контактов, и к результатам следует относиться с осторожностью.

Heinzerling et al. провели исследование в Калифорнии, сообщив, что у 3 из 33 медицинских работников, которые находились в пределах шести футов от основного пациента с COVID-19, позднее развилась инфекция, и их результаты оказались положительными. 66 Из этих трех двое имели частый непосредственный контакт с пациентом-индексом, в том числе во время процедур, генерирующих аэрозоль, но не носили лицевую маску, защитные очки или халат. Третий сотрудник большую часть времени носил маску и перчатки, но не носил защитные очки.

Бай и соавторы сообщили, что у 12 из 42 медицинских работников в больнице в Ухане, которые контактировали либо с основным пациентом с COVID-19, либо с заболевшим коллегой (расстояние не определено), развилась инфекция, по сравнению с 0/76 коллег, не имевших такого контакта. 67 Неясно, в какой степени каждая группа соблюдала рекомендации по СИЗ. Burke et al исследовали 126 медицинских работников, которые контактировали с девятью пациентами с COVID-19. Ни у одного из них не развился COVID-19, хотя 76 оказывали непосредственную помощь пациентам, из которых только 43% сообщили об использовании соответствующих СИЗ. 50 Cheng et al изучили 301 медицинского работника, контактировавшего с 32 пациентами с подтвержденным диагнозом COVID-19, которые были определены как находящиеся в пределах 2 метров без соответствующих СИЗ, но ни один из них не дал положительного результата на COVID-19.

Таблица 1. Сводка данных исследований в больницах, посвященных воздушно-капельной передаче SARS-CoV-2

Исследование Год Настройка Пациенты с COVID-19 Пробы воздуха Объем проб воздуха Метод обнаружения Экспертная оценка Тест на жизнеспособность (может ли вирус размножаться) Положительные пробы воздуха на SARS-CoV-2 Возможное свидетельство воздушно-капельной передачи Комментарии
Лю 57 2020 Ухань, Китай Неизвестно, хотя две больницы использовались исключительно для людей с COVID-19 во время вспышки 30 площадок в двух больницах, включая общественные Общий объем проб воздуха: 1.От 5 м³ до 8,9 м³, расход 5 л/мин.

Отобрано от 5 часов до 7 дней

ПКР Да 21 положительный образец в 35 точках (60%), хотя 4 точки были положительными в первом раунде отбора проб и отрицательными во втором Да Расстояние от пациентов до образцов воздуха неясно
Го 64 2020 Ухань, Китай 39 40 образцов для отделений интенсивной терапии и 16 образцов для общих отделений 300 л/мин (30 минут) ПКР В отделении интенсивной терапии 5/14 образцов рядом с пациентом, 8/18 примерно 2.5 метров от пациента и 1/8 образцов примерно в 4 метрах от пациента. В целом палата 2/11 положительная вблизи больного и 0/5 на расстоянии 2,5 метра. Да Непонятно, почему более высокий процент положительных результатов на расстоянии 2,5 метра от пациентов по сравнению с тем, что происходит непосредственно у пациентов.
Сантарпия 60 2020 Медицинский центр Небраски, США 11 палат с 13 пациентами с COVID-19 и коридорами 31 50 л/мин (15 минут) ПКР Да 63.2% (в том числе 2/3, где забор воздуха производился на расстоянии не менее шести футов (около 2 метров) от пациента и 58,3% в коридорах. Все нежизнеспособные. Да Расстояние от пробы воздуха до пациента не было зафиксировано равномерно ни для одной пробы, кроме трех зарегистрированных. Индикация способности к репликации вируса в идентифицированных образцах, при этом ограничение объема отобранных образцов обсуждается как проблематичное.
Дин 61 2020 Нанкин, Китай 10 46 Несколько групп:

а)        10 л/мин

(30 мин)

б)       50 л/мин (20 мин)

c)        500 л/м (2 мин)

d)       500 л/мин (20 мин)

e)        14 л/мин (30 мин)

ПКР 2% и.е. 1 образец, который был слабо положительным Да Значение слабоположительного результата неясно. Расстояние от пациентов до образцов воздуха неясно.
Чиа 58 2020 Сингапур 3 комнаты 18 3,5 л/мин (4 часа) ПКР Положительные образцы в 2 из 3 комнат Да Расстояние от пациентов до образцов воздуха неясно
Онг 62 2020 Сингапур 3 Неясно 5/л мин (4 часа) ПКР Да Все пробы воздуха были отрицательными.Тем не менее, положительные мазки были взяты из 13/15 комнатных участков, в том числе 2/3 у вентилятора на выходе воздуха. Да, при положительных пробах на вытяжных вентиляторах, хотя все пробы воздуха были отрицательными Сообщается о несоответствии методологии между образцами. Большинство образцов, собранных сразу после уборки помещения

Расстояние от пациента до проб воздуха неясно

Чжоу 56 2020 Лондон, Великобритания 7 клинических зон и 1 общественная зона больницы 31 100 л/мин (10 мин) ПКР Да 38.7% подозреваются положительные (как минимум один из двух образцов положительный), 6,4% положительные (оба образца положительные). Все 8 областей дали как минимум один положительный результат. Все нежизнеспособные Да Короткое время выборки.

Расстояния до пациентов неясны.

Положительные образцы чаще встречаются в районах, где лечат пациентов с COVID-19

Ву 63 2020 Уханьская больница № 7, Китай 17 больничных зон, включая реанимацию 44 В соответствии с «Гигиеническими стандартами дезинфекции в больницах» в Китае ПКР Да 0% Небольшие объемы проб воздуха признаны проблемой

Расстояние от пациента до образца воздуха неизвестно

млн лет 59 2020 Пекин, Китай.(Две больницы и несколько карантинных гостиничных номеров) Образцы взяты из районов, связанных с 35 завербованными пациентами с COVID-19. Среда больницы и карантинной гостиницы, включая коридоры, гостиничные номера, отделение неотложной помощи интенсивной терапии, комнату КТ и образцы комнаты клинического наблюдения. 26 15 л/мин в закрытых помещениях

400 л/мин в коридорах

ПКР 3,8% Да Также взяты образцы выдыхаемого воздуха 30 пациентов, 16.7% положительных. Расстояние от проб воздуха до пациента неизвестно. Помещения с хорошей вентиляцией (открытые окна или системы отрицательного давления)

 

ВЫВОДЫ

  • Давняя дихотомия между крупными каплями и мелкокапельным путем передачи воздушно-капельным путем устарела, и SARS-CoV-2 может присутствовать и быть стабильным в различных размерах капель, которые могут перемещаться на разные расстояния, в том числе на расстояние более 2 метров.
  • Большинство существующих доказательств, специфичных для SARS-CoV-2, основаны на наблюдениях и не рецензировались экспертами, со значительной неоднородностью с точки зрения популяций, условий исследования, методов сбора образцов и основного результата.Поэтому в таких исследованиях трудно определить относительный риск заражения SARS-CoV-2 на разных расстояниях.
  • Данные общественных исследований свидетельствуют о том, что длительное воздействие в замкнутом пространстве с неизвестной информацией о дистанцировании может быть связано с кластерами случаев, особенно в контексте таких занятий, как хоры, спортивные мероприятия или фитнес-залы.
  • Увеличение физического расстояния связано с уменьшением риска, поэтому ослабление ограничений с 2 ​​до 1 метра может привести к значительному увеличению риска, если не будут приняты другие меры.
  • Другие факторы, такие как продолжительность времени, проведенного с другими в помещении, т.е. при работе в закрытом офисе и условия воздуха в помещении также важны для оценки и снижения риска.
  • Единые пороговые значения социального дистанцирования, такие как нынешнее правило двух метров, чрезмерно упрощают сложный многофакторный риск передачи инфекции. Социальное дистанцирование — не панацея от риска. Поэтапный подход к физическому дистанцированию, который отражает индивидуальную обстановку, внутреннее пространство и состояние воздуха, а также другие защитные факторы, может быть лучшим подходом к снижению риска.
  • Другие важные факторы, которые необходимо учитывать при рассмотрении вопроса о безопасном социальном дистанцировании (которые не были подробно рассмотрены в рамках данного обзора), включают вирусную нагрузку хозяина, продолжительность воздействия, количество инфицированных людей, внутренние и наружные условия, вентиляцию, ношение СИЗ, включая маски для лица, эффективность и тип мер по очистке, индивидуальную восприимчивость к инфекциям и действия, при которых переносимые по воздуху частицы выбрасываются на большие расстояния в облаках выдыхаемого газа, такие как пение, кашель или тяжелое дыхание.
  • Поэтому социальное дистанцирование следует использовать в сочетании с другими стратегиями снижения риска передачи, включая мытье рук, регулярную очистку поверхностей, использование СИЗ и покрытий для лица, где это необходимо, стратегии гигиены воздуха и изоляцию пострадавших людей.

Конец.

Отказ от ответственности : Статья не прошла рецензирование; это не должно заменять индивидуальное клиническое суждение, и цитируемые источники должны быть проверены. Мнения, выраженные в этом комментарии, отражают точку зрения авторов и не обязательно точку зрения принимающего учреждения, Национальной службы здравоохранения, Национального института здравоохранения, Министерства здравоохранения и социального обеспечения или Центра доказательной медицины.Взгляды не заменяют профессиональную медицинскую консультацию.

Эта статья была пересмотрена и дополнена 24 июня 2020 г. с изменением заключения, поддерживающим дальнейшее расстояние, а не точное измерение расстояния

АВТОРЫ
Зешан Куреши — врач из больницы Святого Томаса, бывший академический научный сотрудник в области глобального здравоохранения.
Ник Джонс — врач общей практики и научный сотрудник докторантуры Welcome Trust в Наффилдском отделении первичной медико-санитарной помощи Оксфордского университета, Великобритания Студентка Колледжа Святого Иоанна, Оксфордский университет, Великобритания
Триша Гринхалг — профессор медицинских наук в области первичной медико-санитарной помощи в Наффилдском отделении наук о первичной медико-санитарной помощи, Оксфордский университет, Великобритания
Лидия Буруиба — ассоциированный профессор Массачусетского технологического института (MIT). ) и директор Лаборатории гидродинамики передачи болезней Массачусетского технологического института, Кембридж, Массачусетс, США.

УСЛОВИЯ ПОИСКА

Мы использовали следующие условия поиска:

(коронавирус ИЛИ covid-19) И (передача ИЛИ способность к передаче) И («социальное дистанцирование» ИЛИ «физическое дистанцирование») И (1 м ИЛИ 2 м ИЛИ 3 м ИЛИ 4 м ИЛИ 5 м ИЛИ 10 м ИЛИ метр ИЛИ метр ИЛИ метр ИЛИ метров) Google и GoogleScholar
(коронавирус ИЛИ covid-19) И («правило двух метров» ИЛИ «правило двух метров» ИЛИ «правило двух метров» ИЛИ «правило двух метров» ИЛИ «правило шести футов» ИЛИ «правило шести футов» ИЛИ «6 правило футов» ИЛИ «правило 6 футов») Google и GoogleScholar
(социальная дистанция*[Название/Аннотация] ИЛИ физическая дистанция*[Название/Аннотация] ИЛИ дистанция на рабочем месте*[Название/Аннотация] ИЛИ школьная дистанция*[Название/Аннотация]) ИЛИ ((социальная[Название] ИЛИ физическая[ Заголовок] ИЛИ работа*[Заголовок] ИЛИ школа*)[Заголовок] И расстояние*[Заголовок]) Фильтры: Систематические обзоры ПабМед
((«передача» [Подзаголовок] ИЛИ «Передача болезни, Инфекционная»[Сетка]) ИЛИ (передача*[Название/резюме] ИЛИ передача*[Название/резюме] ИЛИ распространение*[Название/резюме])) И (((коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ «Коронавирус»[Mesh] ИЛИ «Коронавирусные инфекции» [сетка] ИЛИ «Уханьский коронавирус» [дополнительная концепция] ИЛИ «тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус 2» [дополнительная концепция] ИЛИ COVID-19 [все поля] ИЛИ CORVID-19 [все поля] ИЛИ «2019nCoV» [ Все поля] ИЛИ «2019-nCoV»[Все поля] ИЛИ WN-CoV[Все поля] ИЛИ nCoV[Все поля] ИЛИ «SARS-CoV-2»[Все поля] ИЛИ HCoV-19[Все поля] ИЛИ «новый коронавирус»[Все поля])) И ((социальная дистанция*[Название/Аннотация] ИЛИ физическая дистанция*[Название/Аннотация] ИЛИ дистанция на рабочем месте*[Название/Аннотация] ИЛИ дистанцированность от школы*[Название/Аннотация]) ИЛИ (( социальный [должность] ИЛИ физический [должность] ИЛИ работа*[должность] ИЛИ школа*)[должность] И расстояние*[должность]))) ПабМед
((метр* ИЛИ метр* ИЛИ фут ИЛИ фут ИЛИ «1 м» ИЛИ «2 м» ИЛИ «3 м» ИЛИ «4 м» ИЛИ «5 м» ИЛИ «3 фута» ИЛИ «6 футов» ИЛИ «9 футов» ИЛИ «12 футов» ИЛИ «15ft») И ((коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ «Коронавирус ”[Сетка] ИЛИ «Коронавирусные инфекции»[Сетка] ИЛИ «Уханьский коронавирус» [Дополнительная концепция] ИЛИ «Тяжелый острый респираторный синдром Коронавирус 2» [Дополнительная концепция] ИЛИ COVID-19 [Все поля] ИЛИ CORVID-19 [Все поля] ИЛИ «2019nCoV» [Все поля] ИЛИ «2019-nCoV» [Все поля] ИЛИ WN-CoV [Все поля] ИЛИ nCoV [Все поля] ИЛИ «SARS-CoV-2» [Все поля] ИЛИ HCoV-19 [Все поля] Поля] ИЛИ «новый коронавирус»[Все поля]))) И ((социальная дистанция*[Название/Аннотация] ИЛИ физическая дистанция*[Название/Аннотация] ИЛИ дистанция на рабочем месте*[Название/Аннотация] ИЛИ школьная дистанция*[Название/ Резюме]) ИЛИ ((социальное[Название] ИЛИ физическое[Название] ИЛИ работа*[Название] ИЛИ школа*)[Название] И расстояние*[Название])) ПабМед
((коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ «Коронавирус»[Mesh ] ИЛИ «Коронавирусные инфекции» [Сетка] ИЛИ «Уханьский коронавирус» [Дополнительная концепция] ИЛИ «Тяжелый острый респираторный синдром Коронавирус 2» [Дополнительная концепция] ИЛИ COVID-19 [Все поля] ИЛИ CORVID-19 [Все поля] ИЛИ «2019nCoV «[Все поля] ИЛИ «2019-nCoV» [Все поля] ИЛИ WN-CoV [Все поля] ИЛИ nCoV [Все поля] ИЛИ «SARS-CoV-2» [Все поля] ИЛИ HCoV-19 [Все поля] ИЛИ «новый коронавирус»[Все поля])) И (метр* ИЛИ метр* ИЛИ фут ИЛИ футы ИЛИ «1 м» ИЛИ «2 м» ИЛИ «3 м» ИЛИ «4 м» ИЛИ «5 м» ИЛИ «3 фута» ИЛИ «6 футов» ИЛИ «9 футов» ИЛИ «12 футов» ИЛИ «15 футов») ПабМед
((((((«Грипп человека»[Mesh]) ИЛИ «Вирус атипичной пневмонии»[Mesh]) ИЛИ «Коронавирус ближневосточного респираторного синдрома»[Mesh]) ИЛИ «Инфекции дыхательных путей»[Mesh:NoExp] ) ИЛИ (респираторный[Заголовок] ИЛИ грипп[Заголовок] ИЛИ sars[Заголовок] ИЛИ mers[Заголовок])) И ((«передача» [Подзаголовок] ИЛИ «Передача болезни, инфекционная»[Сетка]) ИЛИ (передача*[Заголовок /Abstract] ИЛИ передать*[Title/Abstract] ИЛИ распространить*[Title/Abstract]))) И (метр* ИЛИ метр* ИЛИ фут ИЛИ фут ИЛИ «1 м» ИЛИ «2 м» ИЛИ «3 м» ИЛИ «4 м» ИЛИ «5 м» ИЛИ «3 фута» ИЛИ «6 футов» ИЛИ «9 футов» ИЛИ «12 футов» ИЛИ «15 футов») ПабМед
(социальная дистанция* ИЛИ физическая дистанция* ИЛИ удаленность от работы* ИЛИ удаленность от школы*) И (передача ИЛИ заразность ИЛИ распространение) ЛитCOVID
(социальная дистанция* ИЛИ физическая дистанция* ИЛИ дистанция на рабочем месте* ИЛИ дистанция в школе*) И (воздушно-капельным путем ИЛИ воздушно-капельным путем*) ЛитCOVID
(социальное расстояние* ИЛИ физическое расстояние* ИЛИ расстояние до места работы* ИЛИ расстояние до школы*) И (метр* ИЛИ метр* ИЛИ футы ИЛИ футы) ЛитCOVID
«»(коронавирус ИЛИ covid-19) И (расстояние ИЛИ дистанцирование) И (метр ИЛИ метр ИЛИ фут ИЛИ фут)» medRxiv
«социальное дистанцирование» (совпадение слов фразы) и аннотация или заголовок «коронавирус ИЛИ covid-19» (совпадение любых слов) medRxiv
заголовок «Быстрый обзор» (совпадение слов фразы) и аннотация или заголовок «социальное дистанцирование» medRxiv
((аэрозоль* ИЛИ капля*) И (расстояние ИЛИ метр* ИЛИ метр* ИЛИ фут ИЛИ футы ИЛИ распространение* ИЛИ рассеяние* ИЛИ передача*)) И ((коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ «Коронавирус»[Сетка] ИЛИ «Коронавирусные инфекции»[Сетка] ИЛИ «Уханьский коронавирус» [Дополнительная концепция ] ИЛИ «Тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус 2″ [дополнительная концепция] ИЛИ COVID-19 [все поля] ИЛИ CORVID-19 [все поля] ИЛИ «2019nCoV» [все поля] ИЛИ «2019-nCoV» [все поля] ИЛИ WN -CoV[Все поля] ИЛИ nCoV[Все поля] ИЛИ «SARS-CoV-2»[Все поля] ИЛИ HCoV-19[Все поля] ИЛИ «новый коронавирус»[Все поля])) Фильтры: с 2020 по 2020 год ПабМед
((переносимый по воздуху[Название] ИЛИ аэрозоль*[Название] ИЛИ капля*[Название]) И (расстояние*[Название/резюме] ИЛИ передача*[Название/резюме] ИЛИ распространение*[Название/резюме] ИЛИ дисперсия* [Название/Аннотация] ИЛИ метр*[Название/Аннотация] ИЛИ метр*[Название/Аннотация] ИЛИ фут[Название/Аннотация] ИЛИ футы[Название/Аннотация])) И ((коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название ] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ короновирус*[Название] ИЛИ коронавирус*[Название] ИЛИ «Коронавирус»[Сетка] ИЛИ «Коронавирусные инфекции»[Сетка] ИЛИ «Уханьский коронавирус» [ Дополнительная концепция] ИЛИ «Тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус 2″ [Дополнительная концепция] ИЛИ COVID-19 [Все поля] ИЛИ CORVID-19 [Все поля] ИЛИ «2019nCoV» [Все поля] ИЛИ «2019-nCoV» [Все поля] ИЛИ WN-CoV[Все поля] ИЛИ nCoV[Все поля] ИЛИ «SARS-CoV-2»[Все поля] ИЛИ HCoV-19[Все поля] ИЛИ «новый коронавирус»[Все поля])) Фильтры: с 2020 г. – 2020 ПабМед

 

ССЫЛКИ

  1. Папинени Р.С., Розенталь Ф.С.Распределение размеров капель в выдыхаемом воздухе здоровых людей. Journal of Aerosol Medicine 1997;10(2):105-16. doi: 10.1089/jam.1997.10.105
  2. Рекомендации для населения по коронавирусной болезни (COVID-19): Всемирная организация здравоохранения; 2020 [Доступно по адресу: https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/advice-for-public, по состоянию на 06.15.2020.
  3. Шиу EYC, Люн НХЛ, Коулинг Б.Дж. Споры вокруг воздушно-капельной передачи респираторных вирусов: последствия для профилактики инфекций. Current Opinion in Infectious Diseases 2019;32(4):372-79. doi: 10.1097/QCO.0000000000000563
  4. Алагоз О., Сети А., Паттерсон Б. и др. Влияние сроков и соблюдения мер социального дистанцирования на бремя COVID-19 в США: подход к имитационному моделированию. MedRxiv 2020 doi: https://doi.org/10.1101/2020.06.07.20124859 [опубликовано в сети впервые: 9 июня 2020 г.]
  5. Ду З., Сюй С., Ван Л. и др. Влияние активного социального дистанцирования на вспышки COVID-19 в 58 городах Китая. Emerg Infect Dis 2020; 26(9) doi: 10.3201/eid2609.201932 [опубликовано в сети впервые: 10 июня 2020 г.]
  6. Chaw L, Koh WC, Jamaludin SA, et al. Передача SARS-CoV-2 в различных условиях: анализ случаев и близких контактов в кластере Таблиги в Брунее-Даруссаламе. medRxiv 2020:2020.05.04.200. дои: 10.1101/2020.05.04.200
  7. Ли В., Чжан Б., Лу Дж. и др. Характеристики бытовой передачи COVID-19. Клинические инфекционные заболевания 2020 doi: 10.1093/цид/ciaa450
  8. Bi Q, Wu Y, Mei S, et al. Эпидемиология и передача COVID-19 в 391 случае и 1286 их близких контактах в Шэньчжэне, Китай: ретроспективное когортное исследование. The Lancet Infectious Diseases 2020 doi: 10.1016/S1473-3099(20)30287-5 [опубликовано в сети впервые: 27 апреля 2020 г.]
  9. ван Доремален Н., Бушмейкер Т., Моррис Д.Х. и др. Стабильность аэрозоля и поверхности SARS-CoV-2 по сравнению с SARS-CoV-1. Медицинский журнал Новой Англии 2020;382(16):1564-67.дои: 10.1056/NEJMc2004973
  10. Правительство Великобритании. Будьте начеку и в безопасности (социальное дистанцирование): правительство Соединенного Королевства; [обновлено 06.12.2020. Доступно по адресу: https://www.gov.uk/government/publications/staying-alert-and-safe-social-distancing/staying-alert-and-safe-social-distancing. доступ 15.06.2020.
  11. Бахл П., Дулан С., де Сильва С. и др. Меры предосторожности в отношении воздушно-капельных или воздушно-капельных инфекций для медицинских работников, лечащих коронавирусную болезнь 2019 г.? Журнал инфекционных заболеваний 2020 doi: 10.1093/infdis/jiaa189
  12. Siegel JD, Rhinehart E, Jackson M, et al. Руководство 2007 г. по мерам предосторожности при изоляции: предотвращение передачи инфекционных агентов в медицинских учреждениях. Американский журнал инфекционного контроля 2007;35(10 Suppl 2):65. doi: 10.1016/j.ajic.2007.10.007
  13. Feigin RD, Baker CJ, Herwaldt LA, et al. Эпидемия менингококковой инфекции в классе начальной школы. Медицинский журнал Новой Англии 1982;307(20):1255-57. дои: 10.1056/NEJM198211113072007
  14. Дик Э.К., Дженнингс Л.С., Минк К.А. и др.Аэрозольная передача риновирусных простуд. Журнал инфекционных заболеваний 1987;156(3):442-48. doi: 10.1093/infdis/156.3.442
  15. Дугуид JP. Размер и продолжительность воздушно-капельного переноса респираторных капель и капель-ядер. Журнал гигиены 1946;44(6):471-79.
  16. Bourouiba L. Турбулентные газовые облака и выбросы респираторных патогенов: потенциальные последствия для снижения передачи COVID-19. JAMA 2020;323(18):1837-38. дои: 10.1001/jama.2020.4756
  17. Буруиба Л., Дехандшоверкер Э., Буш Джон В.М. Сильные экспираторные явления: при кашле и чихании. Журнал гидромеханики 2014; 745: 537-63. doi: 10.1017/jfm.2014.88
  18. Буруиба Л. ОБРАЗЫ В КЛИНИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЕ. Чих. Медицинский журнал Новой Англии 2016;375(8):e15. doi: 10.1056/NEJMicm1501197
  19. Ю. И. Т. С., Ли И., Вонг Т. В. и др. Доказательства воздушно-капельной передачи вируса тяжелого острого респираторного синдрома. Медицинский журнал Новой Англии 2004;350(17):1731-39. дои: 10.1056/NEJMoa032867
  20. Tang JW, Li Y, Eames I, et al. Факторы, участвующие в аэрозольной передаче инфекции и контроль вентиляции в медицинских учреждениях. Journal of Hospital Infection 2006;64(2):100-14. doi: 10.1016/j.jhin.2006.05.022
  21. Wong T-w, Lee C-k, Tam W, et al. Кластер атипичной пневмонии среди студентов-медиков, подвергшихся воздействию одного пациента, Гонконг. Новые инфекционные заболевания 2004;10(2):269-76.дои: 10.3201/eid1002.030452
  22. Анфинруд П., Стадницкий В., Бакс К.Э. и др. Визуализация капель ротовой жидкости, генерируемых речью, с помощью рассеяния лазерного излучения. Медицинский журнал Новой Англии 2020;382(21):2061-63. дои: 10.1056/NEJMc2007800
  23. Чан С., Хан С.Х., Ри Д.Ю. Кластер коронавирусных заболеваний, связанных с занятиями фитнес-танцами, Южная Корея. Emerg Infect Dis 2020; 26(8) doi: 10.3201/eid2608.200633 [опубликовано в сети впервые: 16 мая 2020 г.]
  24. Хамнер Л., Дуббель П., Капрон И. и др.Высокая частота атак SARS-CoV-2 после воздействия на хоровой репетиции — округ Скагит, штат Вашингтон, март 2020 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69: 606–10. doi: http://dx.doi.org/10.15585/mmwr.mm6919e6external
  25. Нисиура Х., Ошитани Х., Кобаяши Т. и др. Закрытая среда способствует вторичной передаче коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). medRxiv 2020:2020.02.28.20029272. дои: 10.1101/2020.02.28.20029272
  26. Шим Э., Тарик А., Чой В. и др. Потенциал передачи и тяжесть COVID-19 в Южной Корее. Int J Infect Dis 2020;93:339-44. doi: 10.1016/j.ijid.2020.03.031 [первая публикация в сети: 22 марта 2020 г.]
  27. Leclerc QJ, Fuller NM, Knight LE, et al. Какие параметры были связаны с кластерами передачи SARS-CoV-2? Wellcome Open Res 2020; 5 doi: https://doi.org/10.12688/wellcomeopenres.15889.1
  28. Leung NHL, Chu DKW, Shiu EYC и др. Выделение респираторного вируса с выдыхаемым воздухом и эффективность масок для лица. Природная медицина 2020;26(5):676-80.doi: 10.1038/s41591-020-0843-2
  29. Gralton J, Tovey ER, McLaws ML, et al. РНК респираторного вируса обнаруживается в воздушно-капельных и воздушно-капельных частицах. Журнал медицинской вирусологии 2013;85(12):2151-59. doi: 10.1002/jmv.23698
  30. Henle W, Henle G. Экспериментальное воздействие на людей вирусов гриппа. Журнал иммунологии (Балтимор, Мэриленд: 1950) 1946; 52:145.
  31. Уэллс ВФ. Заражение воздушно-капельным путем и гигиена воздуха: экологическое исследование воздушно-капельной инфекции: . Издательство Гарвардского университета 1957; 38 (1): 65. doi: 10.1016/S0041-3879(57)80076-2
  32. Сонькин Л.С. Роль размера частиц в экспериментальной воздушно-капельной инфекции. Американский журнал гигиены 1951;53(3):337-54. doi: 10.1093/oxfordjournals.aje.a119459
  33. Kim S-H, Chang SY, Sung M, et al. Заражение коронавирусом обширного жизнеспособного ближневосточного респираторного синдрома (БВРС) в воздухе и окружающей среде в изоляторах БВРС. Клинические инфекционные заболевания: официальная публикация Американского общества инфекционистов 2016;63(3):363-69.doi: 10.1093/cid/ciw239
  34. Моравска Л., Цао Дж. Передача SARS-CoV-2 воздушно-капельным путем: мир должен смотреть правде в глаза. Environment International 2020;139:105730. doi: 10.1016/j.envint.2020.105730
  35. Tellier R, Li Y, Cowling BJ, et al. Распознавание аэрозольной передачи инфекционных агентов: комментарий. BMC Инфекционные болезни 2019;19(1):101. doi: 10.1186/s12879-019-3707-y
  36. Вельфель Р., Корман В.М., Гуггемос В. и др. Вирусологическая оценка госпитализированных пациентов с COVID-2019. Природа 2020 doi: 10.1038/s41586-020-2196-x
  37. Fears AC, Klimstra WB, Duprex P и др. Сравнительная динамическая аэрозольная эффективность трех новых коронавирусов и необычная стойкость SARS-CoV-2 в аэрозольных суспензиях. medRxiv 2020:2020.04.13.20063784. дои: 10.1101/2020.04.13.20063784
  38. Hijnen D, Marzano AV, Eyerich K, et al. Передача SARS-CoV-2 от участника встречи в предсимптоматическом состоянии, Германия. Новые инфекционные заболевания 2020;26(8) doi: 10.3201/eid2608.201235
  39. Тонг З-Д, Танг А, Ли К-Ф и др. Потенциальная предсимптоматическая передача SARS-CoV-2, провинция Чжэцзян, Китай, 2020 г. Новые инфекционные заболевания 2020;26(5):1052-54. doi: 10.3201/eid2605.200198
  40. Цянь Г., Ян Н., Ма АХИ и др. Передача COVID-19 внутри семейного кластера бессимптомными носителями в Китае. Клинические инфекционные заболевания 2020 doi: 10.1093/cid/ciaa316
  41. Андерсон Э.Л., Тернхэм П., Гриффин Дж.Р. и др. Рассмотрение аэрозольной передачи COVID-19 и общественного здравоохранения. Анализ рисков 2020;40(5):902-07. doi: 10.1111/рис.13500
  42. Кимбалл А., Хэтфилд К.М., Аронс М. и др. Бессимптомная и предсимптомная инфекция SARS-CoV-2 у резидентов учреждения квалифицированного сестринского ухода длительного ухода – округ Кинг, штат Вашингтон, март 2020 г. Еженедельный отчет MMWR о заболеваемости и смертности 2020;69(13):377-81. doi: 10.15585/mmwr.mm6913e1
  43. Чу Д.К., Акл Э.А., Дуда С. и др. Физическое дистанцирование, маски для лица и защита глаз для предотвращения передачи SARS-CoV-2 и COVID-19 от человека к человеку: систематический обзор и метаанализ. The Lancet 2020 doi: 10.1016/S0140-6736(20)31142-9; 0810.1016/S0140-6736(20)31142-9
  1. Управление по безопасности и гигиене труда (США). Руководство по безопасности в лабораториях: OHSA 2011. По состоянию на 22 июня 2020 г. https://www.osha.gov/Publications/laboratory/OSHA3404laboratory-safety-guidance.pdf.
  2. Пак С.Ю., Ким Ю.М., Йи С. и др. Вспышка коронавирусной инфекции в колл-центре, Южная Корея. Emerg Infect Dis 2020; 26(8) doi: 10.3201/eid2608.201274 [опубликовано в сети впервые: 24 апреля 2020 г.]
  3. Сюй П., Цянь Х., Мяо Т. и др.Пути передачи вируса Covid-19 на круизном лайнере Diamond Princess. medRxiv 2020:2020.04.09.20059113. дои: 10.1101/2020.04.09.20059113
  4. Li Y, Qian H, Hang J и др. Доказательства вероятной аэрозольной передачи SARS-CoV-2 в плохо проветриваемом ресторане. medRxiv 2020:2020.04.16.20067728. дои: 10.1101/2020.04.16.20067728
  5. Доунг-нгерн П., Суфанчаймат Р., Панджангампаттхана А. и др. Связь между ношением масок, мытьем рук и практикой социального дистанцирования и риском заражения COVID-19 в общественных местах: когортное исследование случай-контроль в Таиланде. MedRxiv 2020 doi: https://doi.org/10.1101/2020.06.11.20128900 [первая публикация онлайн: 15 июня 2020 г.]
  6. Беггс СВ. Существует ли воздушно-капельный компонент передачи COVID-19? : исследование количественного анализа. MedRxiv 2020 doi: https://doi.org/10.1101/2020.05.22.20109991 [опубликовано в сети впервые: 26 мая 2020 г.]
  7. Берк Р.М., Балтер С., Барнс Э. и др. Расширенные контактные исследования девяти ранних случаев SARS-CoV-2, связанных с поездками, в Соединенных Штатах. medRxiv 2020:2020.04.27.20081901. дои: 10.1101/2020.04.27.20081901
  8. Cheng H-Y, Jian S-W, Liu DP и др. Высокая трансмиссивность COVID-19 при появлении симптомов. medRxiv 2020:2020.03.18.20034561. дои: 10.1101/2020.03.18.20034561
  9. Дёла М., Уилбринг Г., Шульте Б. и др. SARS-CoV-2 в образцах окружающей среды карантинных домохозяйств. MedRxiv 2020 doi: https://doi.org/10.1101/2020.05.28.20114041
  10. Цай Дж., Сунь В., Хуан Дж. и др.Непрямая передача вируса в кластере случаев COVID-19, Вэньчжоу, Китай, 2020 г. Новые инфекционные заболевания 2020;26(6):1343-45. doi: 10.3201/eid2606.200412
  11. Yamagishi T. Отбор проб окружающей среды на коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2) во время вспышки коронавирусной болезни (COVID-19) на борту коммерческого круизного лайнера. medRxiv 2020:2020.05.02.20088567. дои: 10.1101/2020.05.02.20088567
  12. Bourouiba L. Турбулентные газовые облака и выбросы респираторных патогенов: потенциальные последствия для снижения передачи COVID-19. Jama 2020; Интернет-сообщение опубликовано 26 марта 2020 г. по адресу https://jamanetwork.com/journals/jama/fullarticle/2763852
  13. .
  14. Чжоу Дж., Оттер Дж., Прайс Дж. Р. и др. Исследование загрязнения поверхности и воздуха SARS-CoV-2 в условиях неотложной медицинской помощи во время пика пандемии COVID-19 в Лондоне. medRxiv 2020:2020.05.24.20110346. дои: 10.1101/2020.05.24.20110346
  15. Лю Ю., Нин З., Чен Ю. и др. Аэродинамический анализ SARS-CoV-2 в двух больницах Уханя. Nature 2020 doi: 10.1038/s41586-020-2271-3 [опубликовано в сети впервые: 28.04.2020]
  16. Chia PY, Coleman KK, Tan YK, et al. Обнаружение загрязнения воздуха и поверхности коронавирусом 2 тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2) в больничных палатах инфицированных пациентов MedRxiv 2020 doi: https://doi.org/10.1101/2020.03.29.20046557 [опубликовано в сети сначала : 1 апреля 2020 г.]
  1. Ma J, Qi X, Chen H, et al. Выдыхаемый воздух является важным источником излучения SARS-CoV-2. medRxiv 2020
  2. Сантарпия Дж. Л., Ривера Д. Н., Херрена В. Потенциал передачи SARS-CoV-2 при вирусном выделении, наблюдаемый в Медицинском центре Университета Небраски. medRxiv 2020
  3. Дин З., Цянь Х., Сюй Б. и др. Туалеты доминируют в обнаружении вируса SARS-CoV-2 в окружающей среде в больнице. MedRxiv 2020 doi: https://doi.org/10.1101/2020.04.03.20052175 [опубликовано в сети впервые: 7 апреля 2020 г.]
  4. Ong SWX, Tan YK, Chia PY и др. Загрязнение воздуха, поверхности окружающей среды и средств индивидуальной защиты тяжелым острым респираторным синдромом Коронавирус 2 (SARS-CoV-2) от пациента с симптомами. JAMA 2020 doi: 10.1001/jama.2020.3227 [опубликовано в сети впервые: 05.03.2020]
  5. Ву С, Ван И, Джин С и др. Загрязнение окружающей среды SARS-CoV-2 в специализированной больнице для лечения коронавирусной болезни, 2019 г. Am J Infect Control 2020 doi: 10.1016/j.ajic.2020.05.003 [опубликовано в Интернете впервые: 15.05.2020]
  6. Guo Z-D, Wang Z-Y, Zhang SF и др. Аэрозольное и поверхностное распространение коронавируса тяжелого острого респираторного синдрома 2 в больничных палатах, Ухань, Китай, 2020 г. Новые инфекционные заболевания 2020;26(7) doi: 10.3201/eid2607.200885
  7. Wong SCY, Kwong RTS, Wu TC и др. Риск внутрибольничной передачи коронавирусной болезни 2019 г.: опыт работы в общей палате в Гонконге. Journal of Hospital Infection 2020;105(2):119-27.

0 comments on “Культура при николае 2 таблица: Развитие науки и культуры в период правления императора Николая II

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.