Бытие и сущее – . . —

«Чем отличаются понятия «сущее» и «Бытие» по Хайдеггеру?» – Яндекс.Знатоки

Одной из важнейших идей Мартина Хайдеггера является различение бытия и сущего. Другой его идеей является то, что кризисное состояние европейской культуры обусловлено так называемым метафизическим поворотом, который наметился еще в античной философии, но реализовался полностью в науке Нового времени. Поворот этот состоит в сведении бытия к сущему. Об этих двух пунктах – различение бытия и сущего и метафизический поворот – пойдет речь в настоящей статье. 

Начнем издалека. В своих лекциях по феноменологии Роман Ингарден пишет, ссылаясь на Гуссерля, что существует ряд непосредственно усматриваемых данностей, которым соответствуют различные области, или регионы бытия. Ингарден не дает полный список этих регионов бытия, но указывает примеры [1].

Например, существуют предметности так называемого внешнего, или материального, мира. Это – вещи, процессы и события, которые связаны причинными отношениями. 

Другой регион – так называемое психическое, которое постигается во внутреннем восприятии. Это психическое не совпадает с простыми переживаниями сознания. Ингарден разъясняет: я как физически-душевное существо есть нечто отличное от моих текучих переживаний. Например, я внезапно понимаю, что во мне происходит что-то такое, о чем я раньше не знал; или произошло, а я только теперь узнаю об этом. Например, я любил кого-то. Это отразилось в моей жизни, так что это могли заметить другие. Я еще не знал, что люблю, но она уже знала, что я люблю ее; она заметила это, прежде чем я сам узнал, что люблю. Но в один прекрасный день я прихожу к убеждению, что все это давно в прошлом. Теперь этот человек не трогает меня больше. Все это во мне словно вымерло. Причем уже давно. И я об этом не знал. Новые переживания появляются и исчезают, но “за ними” уже  нет той былой любви. Эта любовь — не представление о переживаниях любви, а сама любовь – нечто совсем другое. Ее присутствие означает глубокое преобразование во мне как психическом существе. 

Другой тип предметностей – чужое психическое, которое присутствует у человека, с которым я общаюсь. Несомненно, что я приобретаю знание о чужом внутреннем мире. Ведь иначе была бы невозможна совместная деятельность. Психологи говорят, что непосредственного доступа к чужому психическому не существует. И выдвигают “теорию умозаключений по аналогии”. Однако, без взаимного понимания невозможен, например, совместный труд. Часто необходимо “моментально” понять, что нужно делать. Например, когда большое число людей вместе выполняют одну сложную работу. И в минуты большой опасности все мгновенно должны разобраться в ситуации и предпринять совместные действия. Здесь нет времени для построения умозаключений по аналогии. Люди сразу понимают, что чувствуют или хотят другие, и делают необходимое. 

Так же в любовной жизни. Я обнаруживаю что-то такое, о чем другой мне не может или не хочет сказать. Я знаю об этом до того, как он сам это осознал. Она меня любит, это я знаю. Здесь имеется особый и поддающийся более точному анализу процесс непосредственного, изначального опыта, который делает возможным наше знание. 

Еще одним типом предметностей являются математические объекты, то есть различные фигуры и структуры, которые мы тоже можем изучать как объективную данность. У вас есть система аксиом, вы пускаете машину дедукции в ход сколько угодно далеко. Однако имеется ли какое-то прямое, непосредственное познание определенных изначальных фактов, которые адекватно выражаются в аксиомах? Нужно полагать, что такое познание должно существовать, если только математика действительно есть познание.

Следующим регионом предметностей Ингарден называет произведения искусства — литературные произведения, картины, скульптуры, симфонии. Они, конечно, как-то сцеплены с чувственными предметами. Но вновь встает вопрос: имеется ли соответствующее изначальное созерцание, непосредственный опыт художественных произведений, причем один — для симфоний, другой — для картин, третий для архитектуры и т.д.? Хотя все они могут иметь нечто общее в качестве произведения искусства.

Еще один регион – социальные учреждения, например, университет в городе Осло. Может ли он быть воспринятым чувственно? Здания и люди, которые учатся и преподают, — все это, конечно, может быть чувственно воспринято. Но это еще не университет. Произойдет землетрясение, эти здания разлетятся на куски, погибнут студенты и профессора, но университет будет существовать, как и прежде. То есть останется университет, который можно возродить, восстановить. Но возродить можно лишь то, что есть.

Итак, есть университет, а также парламент, окружной суд, академия наук, библиотека и т. д. как особый регион предметностей.

По Гуссерлю, мы только тогда можем говорить об особом регионе бытия, когда обладаем соответствующими изначальными созерцаниями. Ингарден подчеркивает, что здесь иное понимание “непосредственного опыта”, чем у эмпириков. 

Но важно зафиксировать, что существуют различные несводимые друг к другу регионы бытия: физические вещи и процессы, математические объекты, мое психическое бытие, чужая психика, произведения искусства, социальные учреждения, в конце концов – сознание. Все это существует, хотя и по-разному. Это все есть. И важно то, что физические вещи, которые можно чувственно воспринять, а затем перечислить через запятую, есть лишь один из регионов бытия.

Проделаем следующий опыт. Мы находимся в этой аудитории. В ней располагаются стулья, столы, лампы, двери, подоконники, все это можно перечислить через запятую. Но войдем ли мы сами в этот же список тоже через запятую? Стол, стул, двери, профессор Ненашев? Или стул, стол, двери, аудитория?

Не получается, режет ухо. Профессор Ненашев есть нечто другое, чем стол, стул... Он из другой области. И аудитория есть нечто другое. Кто-то другой может зайти сюда и увидеть не аудиторию, а, скажем, помещение для складирования мебели. И тогда аудитория превратится в это помещение. В свое время люди в кожаных тужурках увидели в божьем храме овощехранилище. И он стал овощехранилищем.

Итак, не все подряд можно перечислить одним списком. Можно перечислять, но внутри разных списков. В одном списке через запятую: стул, стол, стены, выключатель... В другом списке снова через запятую: профессор Ненашев, доцент Николаев, студентка 3-го курса Никитина… Можно перечислять через запятую еще одним отдельным списком: государство, парламент, суд, библиотека, университет. И отдельным списком оперу Моцарта «Волшебная флейта», картину Репина «Бурлаки на Волге», рассказ Пушкина «Барышня-крестьянка». И еще отдельным списком: треугольник, прямая, точка, интеграл от 2хdх и т.д.

Таким образом, нет одного общего списка, включающего через запятую все, что вообще есть. Но это означает, что мир дискретен. Кант строит антиномии: мир имеет начало во времени и ограничен в пространстве и мир не имеет начала во времени и границ в пространстве, и др. Но антиномии возникают, если рассматривать весь мир как единый и один, или, если использовать кантовскую же формулировку из третьей антиномии, как «полное и законосообразное единство опыта».

Но мир дискретен, он выступает как совокупность регионов бытия, отграниченных друг от друга. И, очевидно, каждый из этих регионов должен обладать особым онтологическим статусом. Вещи существуют, и психика существует, и произведения искусства существуют, и числа существуют. Но по-разному. У них должен быть разный онтологический статус. Не в смысле: одно более реально, чем другое, но различные реальности.

Теперь, чтобы перейти к различию бытия и сущего, рассмотрим упрек, который Хайдеггер делает Гуссерлю в работе «Пролегомены к истории понятия времени». Речь идет о свойствах чистого сознания. Хайдеггер рассматривает четыре определения сознания, которые дает Гуссерль.

Сознание есть, во-первых, имманентное бытие, во-вторых, абсолютное бытие в смысле абсолютной данности, в-третьих, абсолютное бытие в смысле априори конституирования и, в-четвертых, чистое бытие  [2]. Эти определения, подчеркивает Хайдеггер, не почерпнуты из самого сущего, они закрывают путь к вопросу о бытии этого сущего. 

Далее Хайдеггер пишет: «Эти определения определяют регион как регион, но не определяют бытие самого сознания» [3].  

Чтобы пояснить тонкость различения – есть определение региона сознания, но нет определения бытия сознания как региона, приведем аналогию самого Хайдеггера из математики: «Математик может устанавливать границы предметной области математических исследований и вопросов; он может дать определение того или иного предмета математики, но при этом ему не обязательно задаваться вопросом о способе бытия математических предметов» [4]. 

Итак, есть вопросы определения предметной области математики, а есть вопрос о способе бытия соответствующих предметов. И вот этим последним вопросом должен заниматься феноменолог.

Так и с сознанием. Можно давать дефиниции сознания, его характеристик и свойств, таких, например, как интенциональность. Но важно определить способ бытия сознания, или способ бытия интенциональности. Не просто сознание, а бытие сознания, или бытие интенциональности, или бытие чаши в качестве чаши (чашечность чаши) [5] и т.д.

Обращаясь к перечисленным выше регионам – вещи, психика, социальные утверждения, произведения искусства, математические объекты…, можно каждый раз теперь ставить хайдеггеровские вопросы. Не каковы признаки государства, а в чем состоит бытие государства как особой реальности, и дальше, каков способ бытия произведений искусства и т.д. Из последнего вопроса, кстати, вытекает особая область исследований – феноменология искусства, которую пытался создать Роман Ингарден.

И вот теперь можно шагнуть к различению бытия и сущего, которое развивается в работе «Бытие и время» и проходит своеобразным nervus probandi (стержнем доказательства) по остальным, в том числе более поздним работам Хайдеггера.

Итак, с одной стороны, существует особый регион в виде совокупности вещей, находящихся в пространственно-временных отношениях причинности, можно еще добавить: в отношениях больше-меньше, раньше-позже, слева-справа, выше-ниже и т.п. Все эти вещи существуют, и поэтому их можно определить как сущее, или налично сущее.

С другой стороны, имеется совокупность регионов, эта совокупность включает как тот регион, который мы только что назвали сущим, так и другие регионы: учреждения, математические объекты, искусство, история и т.д. Эта совокупность регионов тоже есть, она тоже существует в качестве совокупности, и поэтому в принципе ее тоже можно охарактеризовать как сущее. Но ясно, что это второе сущее не совпадает по объему с первым сущим. И вот, чтобы зафиксировать различие второго сущего от первого, Хайдеггер использует понятие бытия. Хотя этимологически оба понятия – бытие и сущее – синонимы, во всяком случае в истории философии их часто употребляют как синонимы. Или переворачивают отношение между ними, например, то, что Хайдеггер различает как бытие и сущее, Соловьев противопоставляет как сущее и бытие.

Но дело не в терминах, а в различии, которое так или иначе нужно фиксировать. И здесь, и там идет речь о существовании, но в одном случае, когда речь идет о совокупности вещей, мы будем говорить вслед за Хайдеггером, что речь идет о сущем, или налично сущем, а когда берется существование регионов в их совокупности и у каждого из которых имеется свой способ бытия, будем говорить о бытии.

yandex.ru

понятие бытия, «бытие» и «сущее». Уровни бытия

⇐ ПредыдущаяСтр 5 из 12Следующая ⇒

Объектом философии является целостный мир (природный и социальный) как условие и предпосылка человеческой жизнедеятельности. Это положение принимается человеком без особых сомнений и рассуждений. Человек в определенном смысле убежден, что мир есть, что он имеется "здесь" и "теперь", он наличествует, и при всех изменениях, совершающихся в природе и обществе, мир сохранится как относительно стабильное целое. Мир был, есть и будет. Он есть бытие. Бытие рассматривается как целостность мира.

Бытие? — в самом широком значении — существование.

Понятие бытия — центральное философское понятие. Бытие — предмет изучения онтологии. В более узком[прояснить] значении, характерном для фундаментальной онтологии М. Хайдеггера, понятие «бытие» фиксирует аспект существования сущего в отличие от его сущности. Если сущность определяется вопросом: «Что есть сущее?», то бытие вопросом: «Что значит, что сущее есть?». Бытие есть внутреннее основание для действительности сущего в его реальном содержании бытия, таким образом, оно есть и основание всего лишь возможного сущего в его всякий раз возможном содержании бытия. Однако бытие как таковое (из самого себя) не есть бытие определенного и ограниченного сущего; иначе могло бы иметься лишь тождественное с бытием сущее, которое было бы поэтому необходимым (не контингентным). С бытием не дана сущность этого (или того) конечного сущего. С сущностью определенного сущего также не дано уже бытие; иначе сущее опять-таки было бы необходимым (не контингентным). Отсюда следует различность бытия и сущности конечного сущего. Бытие не есть сущность, сущность не есть бытие. Тем самым предположено различие между бытием и сущностью того же сущего. Спрашивается, какого же вида это различие.

Сущее — существительное, образованное от причастия «существующее», означает «то, что есть».

В философии сущее рассматривается в двух аспектах — со стороны своей определённости, сущности, и со стороны своего существования, бытия.

Если сущее опрашивается о том, есть ли оно и что оно есть, то существование и сущность оказываются понятийно отличаемыми аспектами. Их отличие, во всяком случае, является логическим различием (distinctio rationis) между понятийными содержаниями мышления. Существование понятийно не включает сущность данного сущего. И сущность не включает существование. То, что между существованием и сущностью имеется по меньшей мере логическое различие, неоспоримо; в этом выражается конечность и контингентность сущего.

Таким образом, бытие - это реально существующая, стабильная, самостоятельная, объективная, вечная, бесконечная субстанция, которая включает в себя все сущее.

Основными формами бытия являются:

• материальное бытие — существование материальных (обладающих протяженностью, массой, объемом, плотностью) тел, вещей, явлений природы, окружающего мира;

• идеальное бытие — существование идеального как самостоятельной реальности в виде индивидуализированного духовного бытия и объективизированного (внеиндивидуального) духовного бытия;

• человеческое бытие - существование человека как единства материального и духовного (идеального), бытие человека самого по себе и его бытие в материальном мире;

• социальное бытие, которое включает бытие человека в обществе и бытие (жизнь, существование, развитие) самого общества. Среди бытия также выделяются:

• ноуменальное бытие (от слов "ноумен" — вещь сама по себе) — бытие, которое реально существует независимо от сознания того, кто наблюдает его со стороны;

• феноменальное бытие (от слова "феномен" - явление, данное в опыте) — кажущееся бытие, то есть бытие, каким его видит познающий субъект.

 

 

Проблема сознания: определение сознания, источники сознания

Сознание как философская проблема. Существуют различные историко-философские толкования проблемы сознания. В зависимости от того, какое мировоззрение было господствующим в ту или иную эпоху менялось и понимание сознания. В античности, при господствующем космоцентрическом мировоззрении внимание человека было всецело направлено на окружающий мир. Сознание определялось как всеобщая связь между разумом и объектом, которые существуют независимо друг от друга.

Проблема понимания сознания сложна и имеет множество разрешений. Самое упрощенное представление о сознании дает материализм и так называемая «теория отражения»: сознание — высшая форма отражения объективной реальности, свойственная человеку. Сознание человека является функцией «того особенно сложного куска материи, которая называется мозгом человека». По версии материалистов, сознание возникает у человека в процессе трудовой, общественно-производственной деятельности. (Философский словарь. 1954 г.).

Современное определение сознания более качественно: сознание — способность направлять свое внимание на предметы внешнего мира и одновременно сосредоточиваться на тех состояниях внутреннего духовного опыта, которые сопровождают это внимание; особое состояние человека в котором ему одновременно доступен и мир, и он сам.

Образное определение сознания М. К. Мамардашвили: Сознание — светящаяся точка, какой-то таинственный центр перспективы, в котором мгновенно приводятся в связь. в соотнесение то, что я увидел, что я почувствовал, что я пережил, что я подумал.

Сознание предполагает, что акты «я мыслю», «я переживаю», «я вижу» и т. д., вызванные взаимодействием Я и внешнего мира, одновременно порождают сопровождающие их акты: «я мыслю, что я мыслю», «я переживаю, что я переживаю» и т. д. Эти сопровождающие акты составляют содержание рефлексии и самосознания. В сознании человек не просто переживает, но отдает отчет себе в том, что он переживает и наделяет переживание смыслом.

Процедура «я мыслю» не тождественна сознанию. Для возникновения сознания необходимо, чтобы человек взял свое мышление под контроль самой мысли, то есть занялся процедурой понимания того, почему он об этом мыслит, есть ли какая-либо цель к его мыслительном внимании к данному предмету. Сознание обеспечивает человеку прояснение всех смысло-жизненных проблем: для чего он живет, достойно ли живет, есть ли цель в его существовании. Направленность на внешние предметы присуща и психике животных, но без актов рефлексии и самосознания, предполагающих формирование Я, как состояния выделенности человека из природы и из сообщества других людей.

Существуют различные стратегии исследования и понимания сознания:

объективно-идеалистическая (на уровне Абсолюта, Бога)

пантеистическая (сознание всюду и везде)

реалистическая (сознание человека)

натуралистическая, вульгарно-материалистическая (только мозг).

Соответственно в качестве потенциально возможных источников сознания представляются:

— космическое информационно-смысловое поле, одним из звеньев которого является сознание индивида;

— внешний предметный и духовный мир, природные, социальные, духовные явления, воспринимаемые сознанием в виде конкретно-чувственных, понятийных и др. образов;

— социокультурная среда, научные, этические, эстетические установки, нормы поведения, накопленные обществом знания и пр.;

— духовный мир индивида, его собственный уникальный опыт жизни и переживаний;

— мозг, как макроструктурная природная система, обеспечивающая на клеточном уровне осуществление общих функций сознания.

 

Познание как предмет философского анализа: гносеология и эпистемология. Проблема

Познаваемости мира

Гносеология или теория познания – это раздел философии, в котором изучаются

природа познания и его возможности, отношение знания к реальности, выявляются

условия достоверности и истинности познания. Термин «Гносеология» происходит

от греческих слов «gnosis» – знание и «logos» – понятие, учение и означает

«понятие о знании», «учение о знании». Это учение исследует природу

человеческого познания, формы и закономерности перехода от поверхностного

представления о вещах (мнение) к постижению их сущности (истинного знания) и

поэтому рассматривает вопрос о путях движения истины, о ее критериях. Самым

животрепещущим вопросом для всей гносеологии является вопрос о том, какой

практический жизненный смысл имеет достоверное знание о мире, о самом

человеке и человеческом обществе. И, хотя сам термин «теория познания» введен

в философию сравнительно недавно (в 1854 г.) шотландским философом

Дж.Феррером, учение о познании разрабатывалось уже со времен Гераклита,

Платона, Аристотеля.

Теория познания изучает всеобщее в познавательной деятельности человека

безотносительно к тому, какова сама эта деятельность: повседневная или

специализированная, профессиональная, научная или художественная. Поэтому мы

можем назвать эпистемологию (теорию научного познания) подразделением

гносеологии,

Эпистемология (от греч. episteme - "знание" и logos - "учение") часто интерпретируется как знание оснований эмпирически наблюдаемого. Поэтому эпистемологию интересуют не все познавательные проблемы; в отличие от гносеологии, нацеленной на изучение познавательного процесса в целом, эпистемология устремлена к выявлению оснований знаний о реальности и условий истинности. Можно сказать, что она есть строгая гносеология, препарирующая познавательный процесс с точки зрения получения реального истинного знания. На эпистемологию возлагаются обязанности открывать с помощью логического анализа фундаментальные принципы научного познания. В этом смысле можно утверждать, что эпистемологическая проблематика вырвана из потока времени.

Центральной проблемой познавательного отношения человека к миру является проблема познаваемости мира. Следует отметить, что решение этой проблемы, начиная с древних времен, порождало серьезные трудности, связанные как с реальными сложностями процесса познания, проявляющимися в неполноте знаний и наличии больших массивов непознанного, так и с особенностями развития науки и самой философии в известные периоды. Эти трудности связаны, с тем, что наши органы чувств сходно реагируют на различные раздражители. Именно на почве подобных трудностей еще в древности родился скептицизм, сторонники которого выражают сомнение в возможности получения достоверных знаний, а в Новое время, сформировался агностицизм Юма и Канта. И хотя агностицизм имеет основания в сложностях самого познавательного процесса, однако согласиться с его пессимистическими выводами о познавательных потенциях человека было бы ошибкой. В противовес агностицизму диалектико-материалистическая философия проблему познаваемости мира решает положительно. Это решение базируется на том, что наши ощущения, представления, понятия, будучи в конечном счете продуктами развития природы и общества, должны соответствовать им, адекватно отражать природные и социальные объекты. Наконец, самое главное, решающее подтверждение познаваемость мира находит в предметной практической деятельности. Именно в практике, в эксперименте, в индустрии, опредмечивая, материализуя свои знания и тем самым своеобразно сопоставляя их с объектами, доказывает человек мощь, его способность познавать мир.

 

 




infopedia.su

Бытие сущего Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Клёцкин Михаил Васильевич БЫТИЕ СУЩЕГО

Статья посвящена философскому осмыслению места категории "сущее" в онтологии. Проанализирована взаимосвязь категорий бытия, сущего и мышления, и предложена праксеологическая модель их объединения. Также обосновывается тезис об ошибочности формально-логического отождествления сущего и бытия, поскольку эти понятия формально составляют противоречие. Предлагается уточнить содержание термина "бессознательное" и установить роль бессознательного мышления в становлении наличного бытия как посредника между сущим и его осознанием. Адрес статьи: отм^.агатиМа.пе^т^епа^/З^СИб/б^У.^т!

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 5(67) C. 106-108. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/3/2016/5/

© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

IDEA OF GOD IN THE PHILOSOPHY OF B. N. CHICHERIN

Kiryakin Aleksandr Viktorovich

Tambov State University named after G. R. Derzhavin [email protected] ru

The article explores the place of God in the philosophy of B. N. Chicherin. The distinctive feature of Chicherin's philosophy was the rethinking of Hegel, a different approach to his conception of the "Absolute coming into being". Chicherin believed that the Absolute, God is what the spirit aspires to and what it is originally as a source of all matter. Chicherin included the idea of God in his philosophy, which enabled him to change the triad of Hegel to the tetrad and to include Church into the number of public unions. Also, it allowed him to raise the dignity of the human personality to the level, which it did not have in Hegel's philosophy.

Key words and phrases: B. N. Chicherin; the Absolute; God; public unions; triad; tetrad.

УДК 1; 111.1 Философские науки

Статья посвящена философскому осмыслению места категории «сущее» в онтологии. Проанализирована взаимосвязь категорий бытия, сущего и мышления, и предложена праксеологическая модель их объединения. Также обосновывается тезис об ошибочности формально-логического отождествления сущего и бытия, поскольку эти понятия формально составляют противоречие. Предлагается уточнить содержание термина «бессознательное» и установить роль бессознательного мышления в становлении наличного бытия как посредника между сущим и его осознанием.

Ключевые слова и фразы: сущее; бытие; небытие; бессознательное; мышление; истина. Клёцкин Михаил Васильевич, к. филос. н.

Самарский государственный аэрокосмический университет имени академика С. П. Королева (национальный исследовательский университет) [email protected] ru

БЫТИЕ СУЩЕГО

В русской философской традиции «сущее» часто отождествляют с «бытием», что является грубой и до сих пор неосознаваемой многими российскими философами ошибкой. До настоящего времени это ключевое философское понятие практически не изучалось, поэтому оно не имеет в российской философской традиции определённого содержания. Кажется, что смысл категории «сущего» очевиден, поэтому обращаться с этим понятием можно как угодно. Мы же считаем, что это понятие нуждается в уточнении. Обратимся к этимологии. По Фасме-ру, слово это произошло от глагола «суть» (3-е лицо множественного числа от глагола быть) [2, с. 812, 814]. Таким образом, сущее значит нечто «бытийствующее». В немецком языке (из «шинели» которого выросла русская философская терминология) «сущее» - Seiend - также происходит от «бытия» - Sein. Неоспоримо, что мировоззрение русского народа сформировалось под сильнейшим церковным влиянием, в том числе выраженным в широком применении терминологии церковнославянского языка. В церковной традиции «сущее» - это суб-стантив от глагола быть и одно из имён Бога. Именно церковная традиция сформировала смысл понятия «сущее» в русском языке. Сущее не просто нечто «бытийствующее» подобно единичным предметам (в таком контексте использует этот термин, например, Хайдеггер), а нечто фундирующее само бытие (субстанция) -то, что бытийствует в бытии (ontos on), и то, что его движет. Таким образом, русский язык различает сущее и бытие (порождённое сущим и единое с ним) и ранжирует их.

Сущее - слово среднего рода, то есть нечто неопределённое, обретающее форму в становлении бытия. Сущее и бытие различны онтологически, но при этом образуют единство. Поскольку мы принципиально не можем выйти за границы бытия (ибо сами и есть бытие), единственная возможность определить сущее -это определить его как небытие, то есть как отрицание бытия. Сущее есть небытие, поскольку мыслится как таковое. Формальное противоречие этого суждения (утверждается, что небытие является бытием) снимается в утверждении «бытие всегда есть бытие сущего».

Для нас и через нас сущее существует как бытие, о-существляется в бытии, преломляется в нём. Говоря образно, сущее представлено через призму бытия. Собственно само бытие это всегда бытие сущего. Небытие представлено в бытии (мышлении) как бытийствующее и как начало движения. Итак, бытие - преобразованное сущее, его транс-формация. Бытие связано с сущим так, что сущее одухотворяет бытие, движет его и задаёт направление движения. Бытие бесконечно (равно как пространственно бесконечна вселенная), поскольку бытие замкнуто на самое себя, на свою самость. Бытие само-стоятельно, оно ищет и создаёт опору в себе и для себя. Самость бытия подчинена безусловному биологическому инстинкту выживания. Бытие представляется нам как бытие самости (в сознательном и бессознательном аспектах), а сущее выступает как внешний бытию раздражитель: как небытие, становящееся бытием, а именно - наличным бытием. В становлении бытие воспроизводит единство с небытием, образуя наглядный образ сущего - наличное бытие,

ISSN 1997-292X

№ 5 (67) 2016

107

в котором сущее представлено как пригодное, как материал для творческой деятельности индивида. Бытие есть только как бытие самости, то есть как бытие индивидуальное. В становлении сущее выступает как материя (творящее материнское начало), а бытие - деятельным мышлением - силой, покоряющей и подчиняющей своим потребностям материю сущего.

Бытие материально постольку, поскольку оно бытие сущего. Сущее само по себе не есть материя, только для индивида оно выступает как материальное начало наличного бытия. Быть материей, творящим началом - это один из аспектов бытия сущего. Второй аспект бытия сущего - его духовность. «Некоторым образом душа есть всё сущее» [1, с. 439]. Представая в наличном бытии как вещество действительности, сущее становится материалом для деятельности (как сознательной, так и бессознательной). Таким образом, в бытии сущее становится пригодным. «Действительность» мы интерпретируем как поле деятельности. Бытие есть для-себя, что определяет его интенциональность и характер ценностного отношения, опосредующего деятельность. Наличное бытие существует как ценностное, потому что деятельность по приспособлению к сущему имманентна бытию.

Является ли сущее родом бытия, раз оно его фундирует? Существует ли сущее без бытия? Онтологически нет. Сущее - не род бытия, так как для бытия сущего нет как такового, как для современного астронома нет ничего вне вселенной. «То, что высказывается и мыслится, необходимо должно быть тем, что есть, ибо есть - бытие, а ничто - не есть» [3, с. 288]. Важно понимать, что рассуждать о бытии и небытии мы можем только изнутри бытия, поэтому, строго говоря, сущее как таковое не есть. А лучше сказать: сущее есть как небытие, то есть как формальное отрицание бытия (а бытие есть отрицание небытия). Как выражался Хайдеггер, сущее есть как «присутствие» (Anwesen), что значит: сущее не есть бытие, но бытие всегда есть «при» сущем. Сущее есть не непосредственно, но как мышление, а в рамках мышления - как выявленное и преобразованное бытием для использования - как действительность. Итак, формально-логически неверно отождествлять сущее и бытие, поскольку эти понятия формально составляют противоречие. При этом бытие полностью фундировано сущим, воспринимает последнее как «абсолютный дух» или как Бога, то есть как высшую потустороннюю силу, как бездну абсолютного могущества, как мифологический Хаос (др.-греч. Xäog от др.-греч. xaivm «раскрываться, разверзаться»).

Что специфицирует бытие в его отличии от сущего? Прежде всего, это мышление. Мышление логически истинно потому, что оно есть мышление сущего, то есть опирается на сущее и способы обращения с ним. Сущее в бытии и как бытие раскрывается через раз-личение - «разговаривает», продуцируя в бытии поток символов-образов, несущих с собой неосознанный смысл. Онтология исследует, как и почему существует сущее; исследует предназначение (то есть «смысл») бытия. «Смысл» чего бы то ни было раскрывается в реализации за-дающей смысл бытийной потребности. «Смысл» предполагает реализацию предназначения через ценностное отношение. Всё найденное сознанием в наличии приобретает осознанный смысл и ценность только тогда, когда его используют. Единственное, что можно добавить к знаменитому постулату Гегеля о тождестве бытия и мышления, это различение мышления (а значит и бытия) на мышление осознанное и бессознательное. Фрейд и его последователи убедительно продемонстрировали абсолютную зависимость содержания образов сознания («фантазмов» в терминологии Делёза) от бессознательных мотивов и предсо-знательных (социальных по своему происхождению) установок, фундирующих смысл вещей.

Фундаментальная онтология начинается с противоречия бытия и сущего, противоречия, разрешающегося в становлении бытия. Ставшее наличным бытие есть осознание и представление сущего в подручном виде. Человек способен ис-пользовать вещи как орудия покорения сущего, представленного в наличном бытии, реализовывать свои потребности, достигая истины своего бытия. Истина - это разрешение противоречия между желанием и действительностью, воплощение желания (бессознательного или сознательного) в бытии. То есть истина - это то, что есть как результат деятельности. Истина устанавливается, а не задана. Истина, если рассматривать её исконный, а не формально-логический смысл, - это состояние удовлетворения потребности как цель деятельности, в том числе и в науке, где, стремясь «к истине», учёный стремится не к культурному идеалу или другой абстрактной идее, а к снятию напряжения противоречия между бытием и сущим. Так сущее становится познаваемым и используемым, оно о-сваивается и при-сваивается через потребление. В основе познания лежит потребление, точнее, познание опосредует потребление.

О-существление сущего непосредственно в движении становления, осмысляемом человеком пространственными и временными интервалами. Для-себя-бытие, осваивая сущее, творит видимость сущего, становясь наличным бытием, но генуинно сохраняя ценностный характер «для-себя». Сущее или на-ходится в окружающем индивида мире сущего, или создаётся им. Сущее в становлении становится видимостью - осознанным бытием, представленным как вещественный, окружающий индивида мир сущего. Не фантазмом и «симуля-кром», а значимой видимостью, то есть миром знаков, имеющих смысл. Всё является как знак, несущий смысл, а именно ценностный смысл - предназначение.

Ценностное отношение есть реализация смысла бытия, оно предназначает наличное бытие, образует его вещественным, то есть вещающим о смысле бытия и сущем. Не случайно в русском языке слова «знак», «значимость», «знание» имеют общее происхождение: знание знаково и имеет значение (смысл). Знание и знак всегда несут ценностный смысл - бытийное предназначение, являющееся в знаке и раскрывающееся в его различении. Любые явления, даже сны, фантазии, мысли, являют, делают осознанными имманентные потребности бытия самости. Смысл бессознателен, а знак - форма осознания сущего и наделения смыслом. Знак символичен, он переносит в сознание бессознательный смысл, переносит на сущее (в виде знака) ценностное отношение. Таким образом, знак - специфический бытийный способ осознания ценностного смысла бытия сущего, его «для-себя».

Знак делает «видимым» и при-годным сущее в бытии. Каждый знак является модусом существования бытия - сущностью (физической или умопостигаемой). Единое бытие распадается на отдельные сущности -

различается. Знаки различаются и сравниваются между собой в зависимости от принадлежащих им физических свойств. Так создаётся жизненный мир индивида, обладающий определённой структурой. Определённое мироустройство бытия обычно приписывают сущему, но это, на наш взгляд, не совсем правильно. Знаем мы не сущее само по себе, а лишь его бытийный образ. Причём этот образ не «открывается», а соз-даётся бытием как знаковый. Можно сказать, что знак «овеществляет» бытие сущего. Бессознательные бытийные потребности прорываются в наличное бытие, творя символический ценностный образ сущего, ставя его себе на службу, то есть, ценностно относясь к нему как средству реализации потребности. Интерпретация знаков образует текстуру по-знания, то есть устоявшиеся способы связи и использования сущностей. Таким образом, познание интерпретирует знаки, создавая осознанный «жизненный мир» - бытийный способ выживания индивида, создаваемый им для приспособления к движению сущего.

Список литературы

1. Аристотель. Собрание сочинений: в 4-х т. М.: Мысль, 1975. Т. 1. 550 с.

2. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х т. М.: Прогресс, 1987. Т. 3. 832 с.

3. Фрагменты ранних греческих философов / сост. и пер. А. В. Лебедев. М.: Наука, 1989. Ч. 1. От эпических теокос-могоний до возникновения атомистики. 576 с.

EXISTENCE OF MATTER

Kletskin Mikhail Vasil'evich, Ph. D. in Philosophy Samara State Aerospace University [email protected] ru

The article is devoted to the philosophical comprehension of the place of the category "matter" in ontology. The interconnection of the categories of existence, matter and thinking is analyzed, and a praxeological model of their integration is suggested. Also the thesis about the invalidation of the formal-logical identification of matter and existence is substantiated, as these notions make up contradiction formally. It is suggested specifying the content of the term "the unconscious" and establishing the role of unconscious thinking in the formation of actual existence as a medium between matter and its comprehension.

Key words and phrases: matter; existence; non-existence; the unconscious; thinking; truth.

УДК 94(282.247.36)08 Исторические науки и археология

В статье рассматриваются особенности складывания крестьянского населения на Дону. Прослеживаются этапы становления крестьянства и динамика численности крестьянского населения во второй половине XIX - начале ХХ века. Показано, что формирование крестьянского населения шло не столько за счет естественного прироста, сколько по причине непрекращающихся миграций аграрного населения, ставших одной из особенностей развития региона. Раскрывается влияние крестьянства на социально-экономические процессы в регионе. Выявлена внутренняя структура крестьянства.

Ключевые слова и фразы: Дон; крестьянство; динамика численности; социальная структура; миграции аграрного населения; хозяйственная колонизация; поземельные отношения.

Коломейцева Мария Андреевна, к.и.н.

Московский институт лингвистики [email protected] гы

ОСОБЕННОСТИ СКЛАДЫВАНИЯ И ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ДОНУ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Формирование крестьянства на Дону происходило, начиная с XVII, после заселения региона казачеством. Увеличение численности крестьянского населения шло в основном за счет миграций на Дон беглого крепостного крестьянства. Спасаясь от крепостного гнета, тысячи крестьян бегут на Дон, привлеченные слухами о казачьей вольности и обилием пустующих земель. Массовая колонизация Дона являлась одной из характерных особенностей развития региона, оказывала влияние на демографическую картину, социально-экономические процессы в регионе, культуру края.

В истории складывания крестьянского населения на Дону можно выделить ряд этапов. Первый - колонизация Дона крестьянским населением конца XVI - середины XVIII (до установления крепостного права на Дону). На войсковые земли в большинстве своем переселялись выходцы из близлежащих областей: Воронежской, Белгородской, Курской, Орловской губерний, но особенно из Слободской и Левобережной Украины. Причем число малороссиян постоянно возрастало, что объяснялось не только близостью региона, но и тем, что вплоть до 80-х гг. XVIII века на Украине признавалось право свободных переходов крестьян. Так, в 40-50-е гг. XVIII века на землю Войска Донского из Слободской Украины прибыло около 37 тысяч украинцев, в результате чего удельный вес малороссиян составил 28,7% [1, с. 47].

cyberleninka.ru

Онтология в философии – проблема бытия и сущего? :: SYL.ru

Онтология в философии и понятие бытия

Вопрос о том, как устроен мир, волновал людей еще с глубокой древности. Можно сказать, с тех времен, когда они задумались о том, какие же и

Онтология в философиимеются основания под их собственной жизнью и существованием мира. Поэтому еще философам древнего Востока и Античности мало было мифологических объяснений. Они пытались найти какую-то первооснову всего. Поэтому традиционно онтология – это раздел философии о самых главных, определяющих вопросах, без ответа на которые становится непонятно, кто мы и что же нас окружает, как это все возникло и существует. Недаром само слово происходит от соединения двух греческих терминов – «учение» и «бытие». Однако греческий язык необыкновенно многозначен. Поэтому данное понятие одновременно слишком широкое и в то же время слишком неопределенное для того, чтобы четко ответить на все эти главные вопросы. Поскольку философия породила большинство гуманитарных наук, то многие теоретические дисциплины тоже излагают свои основы, начиная с понятия о бытии. Например, философско-правовая онтология. Это учение, которое поднимает проблемы основ права: как оно возможно, почему существует, каковы его принципы и законы.

Бытие и сущее – есть ли разница?

Те же древние трад

Онтология это раздел философии оиции – античная и восточная – дали начало дилемме, которая до сих пор не может считаться решенной. Различные мыслители много веков размышляли над этой проблемой, но и в XXI веке онтология в философии оставляет этот вопрос открытым. Речь идет о различии бытия и сущего. На первый взгляд, это надуманная проблема. Какая может быть разница между двумя этими понятиями? Разве бытие – это не все то, что так или иначе существует в реальности? Оказывается, нет. Во-первых, под бытием понимают не только то, что есть, но и то, что может быть в потенции. То есть первая разница – это между возможным и действительным. Во-вторых, к этой категории относят не только существование, но и становление. А это означает, в свою очередь, что онтология в философии признает бытие не статичным, а таким, которое постоянно меняется. Все, что есть, все время вовлечено в какой-то процесс – развития, разрушения и так далее. Отсюда возникает еще один вопрос, который являлся «проклятым» не только для философии, но и для теологии: а есть ли некое абсолютное бытие, которое не меняется? Или такое, которое по крайней мере недосягаемо для разрушения? Но если такое бытие есть, то не яФилософско-правовая онтология этовляется ли оно источником всего остального мира? И можно ли его назвать истинным, несмотря на то, что наш глаз его не видит, а органы чувств не ощущают?

Бытие и небытие – еще одна онтологическая дилемма

Поскольку все сущее неизбежно разрушается, а живое умирает, то онтология в философии встала перед еще одним сложным вопросом – а что такое небытие? Есть ли оно или же его нет? В средневековой философии существовало два ответа на этот вопрос. Первый из них принадлежит Фоме Аквинату, который заявил, что по сути небытия нет, а зло происходит от умаления бытия. Другая точка зрения исходит из философии катаризма – «Книги о двух началах» Джованни де Лудхио, где говорится о том, что небытие столь же вечно, как и бытие. А все онтологическое стремление к разрушению, как и аксиологическое зло, происходит именно от него. Интересно, что среди современных философов наиболее близко к этому положению подошел Мартин Хайдеггер, который признал не только реальность небытия, но также и различие между бытием и сущим. Последнее он назвал неистинным, а человека, чрезмерно им увлекающегося, заблудшим. Философ также упрекал традиционную онтологию в том, что она забыла эту разницу, сделав из понятия блага какой-то принцип иерархии власти.

www.syl.ru

Михаил Клёцкин. О сущем и сущности (небытии и бытии)

О сущем и сущности (небытии и бытии)

Информация

Год написания: 

2015

О сущем и сущности (небытии и бытии) // Новая наука: стратегии и вектор развития. Стерлитамак: РИЦ АМИ, 2015. – С. 109-114.

Систематизация и связи

Основная трудность науки философии состоит в понимании её предмета, и связана она для русскоязычного читателя во многом в различии коннотаций философских терминов, используемых в русскоязычной литературе, с  теми же терминами, или их оригиналами в языках происхождения.

В русском  языке, например, часто возникает путаница в употреблении понятий «сущность» и «сущее». Дело в том, что, например, в древнегреческом языке слово «усиа» (обычно переводится как «сущность») означало любой предмет наличного бытия как основу познания (поэтому на латинский язык было переведено Боэцием как «субстанция»), и устойчивое знание о нём; русское же слово «сущность» и немецкое «Wesen» происходят из глагола «существовать» и поэтому описывают предмет в онтологическом аспекте, как что-то поистине существующее, имеющееся налицо, «под рукой» (например, немецкое «Anwesen», переводимое в нашей философской литературе как «присутствие», изначально имело значение «крестьянский двор с участком»). При использовании термина «сущность» в русскоязычных философских текстах неизбежно возникает когнитивный диссонанс, так как изначально этот философский термин описывал знание, а по духу русского языка должен описывать существование. Сущность сказывается, прежде всего, о существовании наличного бытия. В этой статье нами предлагается уточнить содержание термина «сущность» и установить строгое разделение «сущности» и «сущего», так как эти два понятия часто даже не различают.

«Сущее» не есть «бытие», то есть не есть мир души, оно является, скорее, его полной противоположностью, в пределе доходящей до противоречия, – «небытием». Сознанию сущее онтологически представляется как «материя», «подлежащее», «субстанция»; или, в гносеологическом аспекте, как принципиально непознаваемая «вещь в себе», «апейрон». То есть представляется как нечто бытийствующее независимо от сознания (и психики в целом), собственно «вещь в себе» как таковая в целом.  Это так и не так. Сущее не есть бытие или материя, оно тождественно им онтологически, но не идентично онтически. Сущее может бытийствовать как вторая своя ипостась – как душа. Для познания сущее и душа составляют исходное тождество, поскольку для индивида они неразличимы, абсолютно едины в бездне бессознательного. Такое единство, следуя философской традиции, мы назовём «духом». Дух обладает мощью творить мир наличного бытия, поскольку душа привносит в бытие, как бытие сущего, характер обременённости - бессознательного беспокойства, внутренней имманентной потребности. В этом аспекте дух понимается как материя постольку, поскольку он творит мир наличного бытия. Наличное бытие предстаёт как бытие, бытийствующее в  сознании, Это бытие эйдетическое, образное, умопостигаемое, состоящее из  «сущностей».

«Бытие» тождественно как с сущим, так и с духом, является выражением  единства этих начал. Бытие тождественно небытию, оно порождено сущим как бытие духовное. Бытие – это бытие небытия, потому что само сущее раздваивается на эти две ипостаси, порождает в себе фундаментальное противоречие, развивающее бытие и служащее онтологической причиной становления наличного бытия. Термин «сущее» описывает всё непознанное, неоформленное, бессодержательное, но формирующее содержание бытия, Как одно из начал наличного бытия этот термин правильно использовать только в единственном числе: единичные вещи, представления и понятия не являются «сущими» (как часто писал, например, Хайдеггер), а сущностями, то есть принявшим определённый образ бытием. «Форма уже и в себе есть след (ichnos) некого неприсутствия [сущего]». [4, с. 167] «Бытие» как таковое есть отрицание небытия, то есть отрицание «сущего» (и наоборот). Грубейшей ошибкой является, на наш взгляд, понимание этих терминов как синонимичных, что мы наблюдаем, например, в четырёхтомном издании переводов работ Аристотеля на русский язык в семидесятых годах, на котором училось не одно поколение российских философов.

В сознании бытие пред-ставлено как наличное бытие, как мир сущностей. «Сущностями» называются как единичные предметы наличного бытия, так и понятия, описывающие эти предметы, или отношения между ними. Сущности суть основа и материал познания, поэтому Аристотель обозначал их словом «усиа», что значит «основа». Возьмём дерево под нашим окном. Оно существует как часть наличного бытия, то есть как образ в сознании, форма, знание, которое можно использовать, то есть как сущность. Существование неотделимо от понимания: сущность вещи двойственна, что всегда подчёркивалось в классической древнегреческой философии: она образна (морфе) и понятийна (эйдос). В первом случае дерево конкретная, чувственно воспринимаемая единичная вещь (первая сущность), во втором – умопостигаемый, понятийный образ (вторая сущность). Сущее и душа, выступая как материя, формируют качества предмета, как неотделимые от него свойства. Душа определяет их значимость, пригодность для выполнения задачи, то есть понятие. Сущности изначально возникают как значимые и пред-назначенные. Таким образом, формируется физический предметный мир, имеющий начало существования вне души (в сущем), и душе, образующей одновременно мир понятий-значимостей, и придающей наличному бытию характер подручного. Предмет значим благодаря своим физическим свойствам, но существует  как часть бытия благодаря душе. «Сущность» это истинное бытие предмета, «суть бытия» предмета, «что есть бытие вещи» [1, с. 158], ис-ставший (истинный) образ вещи, как в чувственной, так и в умопостигаемой форме. То есть сущность - это то, как вещь существует для  индивида, результат «различения».  «Поскольку, таким образом, предмет мысли и разум не являются отличными друг от друга в тех случаях, где отсутствует материя [сущее], мы будем иметь здесь тождество, и мысль будет составлять одно с предметом мысли». [1, с. 316] Таким образом, «сущность» вещи это то, как она существует для нас, то есть наше понимание её бытия. Первые сущности (единичные вещи) составляют содержание наличного бытия, служат его основанием, поскольку сами не имеют известного подлежащего: они просто даны сознанию как результаты различения. «Главная особенность сущности - это, надо полагать, то, что, будучи тождественной и одной по числу, она способна принимать противоположности, между тем об остальном, что не есть сущность, сказать такое нельзя». [2, с. 60] Единичным вещам нашего наличного бытия соответствуют «вторые сущности» (качества, виды и роды) сказывающиеся о первых сущностях.

Философия начинается с осознания фундаментального онтологического и онтического противоречия между бытием и небытием. Невозможно создать онтологию, которая бы не исходила из этого фундаментального противоречия, и собственно философия начинается именно с его осознания в учении Парменида. При абсолютном различии между бытием и сущим, они едины, поскольку сущее определяет бытие, все формы и тенденции его существования. Сущее и бытие представляют собой абсолютное самовоспроизводящееся тождество, про-являющееся в становлении наличного бытия, в движении как таковом. Нет ни одного явления, не являющегося одновременно и абсолютным тождеством бытия и сущего, и все философы, так или иначе, проговаривают это единство: то как Парменид, говоря о соединении в вещах холодного и горячего начал, то как Аристотель, называющий началами вещей материю и форму, то как Делёз, представляющий «поверхность» (наличное бытие) границей между «глубиной» и «высотой». Сущее существует, принимая в наличном бытии самые различные формы, подразделяемые сознанием на виды бытия. Именно сущее служит предельным онтическим основанием всего бытия, поэтому является для последнего родовым понятием. Оно тот самый аристотелевский «перводвигатель», служащий причиной изменений формы существования бытия. Индивид же воспринимает сущее как сверхъестественную силу, управляющую его действиями и творящую мир.

В Новое время первым мысль о тождестве бытия и мышления отчётливо сформулировал Кант, а развил и сделал постулатом своей философии  Гегель. Благодаря Гегелю и Хайдеггеру, категория «сущее» вернулась в философию, стала предметом споров. Самым сложным представляется понимание связи наличного бытия («присуствия») и сущего, как через наличное бытие прийти к сущему. «Различие [присутствия] с сущим [в истории философии] ослабевает. Оно пребывает забытым. Обнаруживается лишь дифференцированное — присутствующее и присутствие (das Anwesende und das Anwesen)» [4, с. 199] Деррида определяет сущее как «присутствующее», но бытие присутствующим в присутствии - это лишь один из аспектов сущего. Сущее - одно из начал наличного бытия, но, во-первых: не единственное; и, во-вторых: «присутствует» оно не непосредственно.

Противоречие сущего и бытия выступает в наличном бытии как игра становления. «За этой оппозицией [логического и эмпирического] находится понятие игры, до и по ту сторону философии оно указывает на единство случайности и необходимости в расчете без цели… различение, будет, следовательно, движением игры, которая «производит», не являясь просто деятельностью, эти различия». [4, с. 181]  Возникает вопрос: «как задаются тенденции такой игры?» Сам термин «игра» отсылает нас к цитате из Гераклита: «Эон - ребенок, играющий в пессейю [игра в кости], ребенку принадлежит царская власть». [7, с. 242] (Эон (др.-греч. Αἰών) - в древнегреческой мифологии и теокосмогонии божество, персонификация всей длительности времени («вечности»)). Прокл в комментариях к диалогу Платона «Тимей» так объясняет этот фрагмент: «Другие, как, например, Гераклит, утверждали, что Демиург играет во время творения космоса». [7, с. 243] В становлении нет цели, но всё же есть направленность, наведение внимания индивида на объекты (= оценивание). В кажущемся хаосе игры различения обнаруживается порядок, осознаваемый индивидом как необходимость, задаваемая сущим. Неизбежность установившегося порядка задаётся сущим через бессознательную часть души индивида, приспособляющегося, подчиняясь безусловному инстинкту самосохранения, к изменению бытия. Сущее выступает в сознании как материальное (творящее) начало наличного бытия, создающее вещественный субстрат его изменений; оно меняет как душу, так, соответственно, и наличное бытие (осуществляясь в нём).

Связь наличного бытия с сущим можно установить, по нашему мнению, только через психическое, а точнее через понятие «бессознательного». Великая заслуга Фрейда перед философией состоит в том, что он показал абсолютную зависимость сознания от бессознательного, показал, что мышление как таковое составляют две противоположности: сознание и бессознательное. Причём именно бессознательная часть мышления (если рассматривать онтологически – психики) определяет сознательную, то есть, в конечном счёте, определяет становление и содержание наличного бытия. Бессознательное предстаёт в учении Фрейда как чистая возможность («потенциальное бытие» в терминологии Аристотеля), из которой рождается для человека наличное бытие, и, в этом смысле, понимается как материя (творящее начало) действительности (наряду с сущим). Индивиды не в силах контролировать становление и даже свои желания, поэтому всегда испытывали перед ними страх, как перед тёмной хтонической силой. Но откуда у бессознательного столько мощи, что его нельзя победить, а только приспособиться к нему, подстроить под него своё существование? Эту мощь даёт сущее. Вернее: само мышление, как часть сущего, онтологически составляет с ним тождество (мы не можем никоим образом их различить по содержанию), хотя онтически они и различны. Сознание и мышление в целом понимаются как трансформация сущего. Сущее, наличное бытие и мышление триедины как отец, сын и дух святой в христианстве.

Бессознательное, являющееся единым целым с сущим, и, одновременно, его порождением, должно, на наш взгляд, стать в современной онтологии необходимым звеном между сущим и действительностью. Все вещи наличного бытия принимают характер некоторого единства через свою причастность к бессознательному как творящему мышлению. Возможно, на наш взгляд, трактовать бессознательное как материю, то есть как творящее начало и одновременно причину действительности. (Вслед за Аристотелем мы различаем понятия «начало» и «причина». Понятие «начало» используется нами в теоретическом (онтологическом) описании действительности, для описания же становления вещественного мира используется понятие «причина»). А то, что в традиции русской философии принято называть «материей», точнее было бы называть сущим чтобы, во-первых; не смешивать эти два понятия, а во-вторых: точнее описывать происхождение наличного бытия.

Сущее становится материей действительности тогда, когда определяет бессознательную часть нашей психики, задавая направление деятельности души. Что происходит в глубинах океана бессознательного нам неведомо и до конца никогда не понять. Рационализация душевных порывов не даёт нам знания об источниках этих порывов, поэтому мы вынуждены определять эти источники аксиоматически. В основание философии нелбходимо положить аксиому о тождестве сущего и мышления (в бессознательном и сознательном аспектах), поскольку бытие – результат взаимодействия сущего и мышления, их неразличимое единство. «Бытие и единое - одно и то же, и природа у них одна, поскольку они сопутствуют друг другу так, как начало и причина … сущность каждой вещи есть «единое» не привходящим образом, и точно так же она по существу своему есть бытие». [1, с. 120-121] Новая аксиома показывает границу познания современной философии, так как состояние современной науки не позволяет заглянуть глубже в понимании сущего. Сущее становится «материей» бытия «преломляясь» в душе, становление которой направляет через бессознательные мотивы. Душа придаёт бытию характер единого бытия, так как изначально подчинена интересам выживания индивида, едина с сущим, порождается им, и, одновременно, вынуждена к нему приспосабливаться.

В аспекте теории познания, по нашему мнению, имеет смысл обозначать сущее как «ничто». Вследствие ограниченности наших способностей познания, мир нашей души есть единственный мир, доступный познанию человека, есть (представлен) для него. Введение понятия «ничто» необходимо, поскольку без него невозможно рационально описать движение и развитие противоположного ему наличного бытия как «чтойности». Иначе, вслед за Парменидом, мы должны будем считать бытие неподвижным. «Ничто», на первый взгляд, полная противоположность «бытия», а на самом деле - эти два начала взаимообусловливают друг друга. Онтически сущее и бытие различны и даже противоположны, онтологически существует определённый «горизонт событий», за которым различие между ними стирается и становится тождеством, лежащим в основе наличного мира индивида. 

Взаимодействие между сущим и психикой индивида задаёт на бессознательном уровне потребности, требующие удовлетворения. Оказываясь перед лицом необходимости, следуя безусловному  инстинкту самосохранения, индивид вынужден познавать мир, приспосабливаться к окружающей его природной и социальной среде, то есть к бытию в целом. Истина этой противоположности - становление (различение), в котором бессознательное потенциальное бытие (имеющее характер лишённости, неудовлетворённости), переходит в актуальное бытие, принимает форму, становится видимым, действительным, истинным. «Людям трудно поверить, что разум действителен, но, в самом деле, ничто не действительно, кроме разума; он есть абсолютная мощь». [3, с. 504]  О том же говорил и Аристотель: «Деятельность разума - это жизнь» [1, с. 310]  Действительность - это истина сущего, из-ставшего через душу индивида в наличное бытие и творящее его. (Само слово «истина» произошло от «истый» корень «ист» означает: сущий, «тот же самый»). [6, с. 144]

Сущее «показывает» себя в наличном бытии, человек же, движимый инстинктом выживания, и, ориентируясь с помощью чувства удовольствия, определяет ценность предметов, в зависимости от их пригодности для целей выживания. Наличное бытие изначально пронизано ценностно-целевыми смыслами, осознающимися в игре различения. Так индивид приспосабливается к сущему, постигая его истину в открытости наличного бытия, находя в нём самого себя и растворяясь в нём через сознательное приспособление к нему. Бессознательное «растворяется» в наличном бытии, трансформируя его согласно своим мотивам. Каждый бессознательный мотив или сознательная ценностная установка как бы ищут в наличном бытии подходящий материал, в котором они могут быть реализованы и стать истинными (состоявшимися). «Эрос ведет ум к истине (Платон). Всем движет любовь к совершенной форме (Аристотель). В «апатии» (бесстрастии) души логос обнаруживает свое присутствие (стоики). Желание достичь своих истоков возвышает душу и ум к невыразимому источнику всех смыслов (Плотин)... «Умная любовь» объединяет интеллект и эмоцию в наиболее рациональном состоянии ума (Спиноза)». [5, с. 80]

Список использованной литературы

  1. Аристотель. Собр. соч. в 4-х томах. М.: Мысль, 1975. - Т.1. - 550 с.
  2. Аристотель. Собр. соч. в 4-х томах. М.: Мысль, 1978. - Т.2. - 687 с.
  3. Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Кн.3. СПб.: Наука, 1999. - 582с.
  4. Деррида Ж. Голос и феномен. СПб. Алетейя, 1999. - 208 с.
  5. Тиллих П. Систематическая теология. Т. I-II. СПб.: Университетская книга, 2000. - 463 с.
  6. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х томах. М.: Прогресс, 1986. - Т. 2. - 672 с.
  7. Фрагменты ранних греческих философов (часть 1): От эмпирических теокосмологий до возникновения атомистики. М.: Наука, 1989. – 576 с.

 © Клёцкин М.В., 2015

philosophystorm.org

24. Философское понимание бытия. Бытие и небытие. Бытие и существование. Субстанциональность бытия.

Бытие - это философская категория, обозначающая реальность, существующую объективно, независимо от сознания, воли и эмоций человека. Бытие есть всё то, что есть — всё видимое и невидимое. Бытие есть то, что может нами мыслиться, что мы можем помыслить. Учение о бытии называется онтологией. Парменид изображал бытие в виде некоего самого большого шарообразного “футляра”, вмещающего все, что существует в мире. Демокрит говорил, что бытие - это атомы. Платон отрывал всеобщие связи мира от самого мира и превращал бытие в идею, ведущую самостоятельную жизнь где-то «на хребте неба». Согласно элеатам, есть только бытие, неизменное, непреходящее, единое, вечное, неподвижное, постоянное, неделимое. Для Гераклита, не существует никакого застывшего бытия, а есть только постоянно изменяющееся становление. В теологическом мышлении Бог является вечным творцом бытия, в метафизически-идеалистическом мышлении, бытием объявляется дух, в материалистическом - материя. Согласно современной онтологии, бытие - это идентичное во всём многообразии сущего.

Антитезой бытия является Ничто (небытие). Согласно Хайдеггеру, бытие возникает из отрицательности ничто, в то время как ничто позволяет сущему «погружаться», - благодаря этому раскрывается бытие. Бытие - путь, который открывает тайну сущего, делает его понятным. В этой функции раскрытия тайны и состоит, согласно Хайдеггеру, «смысл бытия». Смысл же существования заключается в том, чтобы позволить обнаружить бытие как «просеку» всего сущего. По Гегелю небытие есть чистое бытие, т.е. абсолютная неопределённость и начало всего сущего. Чистое бытие отрицательно самому себе. Бытие мыслится как процесс становления, развития и перехода в иное. Переход в небытие мыслится как разрушение данного вида бытия и превращение его в иную форму бытия. Небытие есть понятие относительное, в абсолютном смысле небытия нет. Невозможно представить себе небытие, при любой попытке это сделать в сознании будет витать какая-то форма бытия. Существует реальное и идеальное бытие.

Реальное бытие часто называют существованием, (это то, что сообщает вещам, процессам действиям, личностям и т.д. их реальность; имеет пространственно-временной характер, оно индивидуально, неповторимо).

Идеальное — сущность. (лишено временного, действительного, опытного характера, оно является строго неизменным (застывшим), существующим вечно). ”Идеальным бытием обладают ценности, идеи, математические и логические понятия.

Основные формы бытия:

1.бытие вещей (тел), процессов (природное бытие) Природа включает в себя об­ласть неорганического мира (микро-, макро- и мегамир) и об­ласть органического (живого) мира. С т.зр. науки при­рода существует вечно, вне и независимо от человека.

2.бытие человека: - Человек существует как конкретный индивид; предпосылкой его существования является жизнь его тела. Тело человека есть тело его природы. Наличие тела делает его конечным, смертным. В человеческом бытие первична предпосылка существования тела из чего следует его подвластность законам наследственности и природы. Особенность человеческого существования состоит в возникновении специфической, уникальной для живой природы, “нежесткой” и неуниверсальной детерминации бытия человека со стороны его тела. Нежесткость проявляется в способности регулировать, контролировать свои фундаментальные потребности, удовлетворяя их в пределах и формах, определяемых обществом, историей, собственной волей и сознанием. Неуниверсальность состоит в том, что многие действия человека регулируются духовно-нравственными, социальными мотивами (жертвенные поступки).;

3.бытие духовного (идеального) или мир Духа как особого рода реальность. Духовное начало незри­мо и невесомо, но оно присутствует во всех актах человеческой деятельности. Оно представляет собой чувства, идеи, эмоции, образы, понятия, которые создаются людьми в их духовно-практической жизни.

4.бытие социального делится на индивидуальное бытие (бытие отдельного человека в обществе и истории) и бытие общества. Общество является сферой действия Разума, Памяти и Воли человека, и это придает ему собственную специфику, неисчерпаемые источники функцио­нирования и развития. Общество (включая и его культуру) живет по своим собственным законам (в экономике, политике и других сферах). Вместе с тем оно органически связано с окружающей его природной средой.

Бытие —философская категория для обозначения целостности и субстанци­ональности мира. Формы бытия имеют основание (субстанцию) – материю. Типология форм бытия важна при выборе решения "основного вопроса философии". К примеру, материализм полагает основной формой бытия природное бытие; субъективный идеализм - субъективное бытие; объективный идеализм - объективный дух.

Субстанция означает первооснову всего существующего, то, посредством чего все многообразные вещи существуют. В свою очередь субстанция не нуждается в чем-либо для собственного существования. Впервые в точно определенном виде понятие субстанции появилось в учении Б. Спинозы. Субстанция отождествляется с природой, с одной стороны, и Богом, с другой. В таком понимании субстанция не является чем-то сверхъестественным, она и есть само естество - природа. Дж. Беркли утверждал, что материя не может быть субстанцией, так как нигде в опыте мы с ней не сталкиваемся, а имеем дело только с нашими ощущениями. Она не существует ни в духе, ни в каком либо другом месте, поэтому, она не существует нигде. Лишь дух, непрерывность и наличность которого мы непосредственно переживаем, является субстанцией.

studfile.net

Бытие в философии, определение, категории и проблемы

Бытие в философии – категория, которую используют для обозначения целостности мира. Выяснение его сущности – значимая и сложная проблема для мыслителей каждой эпохи.

фото 724Нет единого мнения, что же такое бытие. Если говорить обобщенно, то это понятие трактуется как философская категория, которая обозначает объективную реальность: космос, человека и природу. Сущее не зависит от людской воли, сознания или эмоций. В самом широком смысле под этим термином имеют в виду общие представления обо всем сущем; все, что существует: видимое и невидимое.

Наука о бытии — это онтология. Ontos в переводе с греческого – сущее, logos – слово, т.е. онтология – учение о сущем. Еще последователи даосизма и философы античности начали изучать принципы существования человека, общества и природы.

Становление вопросов о существовании актуально для человека тогда, когда естественные, обычные вещи оказываются причиной сомнений и размышлений. Человечество по-прежнему не прояснило до конца вопросы бытия и небытия. Поэтому вновь и вновь человек задумывается о непостижимых темах реальной жизни. Особенно ярко эти темы поднимаются на стыках двух различных эпох, когда распадается связь времен.

Как философы открывали для себя мироздание

Первым, кто выделил реальность как категорию, названную «бытием», стал Парменид —древнегреческий философ, живший в VI-V вв. до н.э. Философ использовал наработки своего учителя, Ксенофана и элейской школы, чтобы классифицировать весь мир, используя в основном такие философские понятия как бытие, небытие и движение. По Пармениду, сущее непрерывно, неоднородно и абсолютно неподвижно.

Платон внес большой вклад в разработку проблемы сущего. Античный мыслитель отождествлял бытие и мир идей, и считал идеи подлинными, неизменными, вечно существующими. Платон противопоставлял идеям неподлинное бытие, которое состоит из доступных человеческим чувствам вещей и явлений. Согласно Платону, вещи, воспринимаемые с помощью чувства – тени, которые отображают истинные образы.

Аристотель в основании мироздания расположил первичную материю, не поддающуюся любой классификации. Заслуга Аристотеля в том, что философ первый вывел идею о том, что человек способен познать реальное существование через форму, доступный образ.

Декарт трактовал данное понятие как дуализм. Согласно концепции французского мыслителя, сущее составляет материальная форма и духовная субстанция.

Философ XX М. Хайдеггер придерживался идей экзистенциализма и считал, что сущее и бытие – не тождественные понятия. Мыслитель сравнивал сущее со временем, заключив, что ни первое, ни второе невозможно познать рациональными методами.

Сколько видов реальности существует в философии

Философия бытия включает в себя все в сознании человека, природе и обществе. Поэтому его категории – абстрактное понятие, объединяющее по общему признаку разнообразные явления, предметы и процессы.

Выделяют две категории:

  1. Объективная реальность существует вне зависимости от человеческого сознания.
  2. Субъективная реальность состоит из того, что принадлежит человеку и без него не существует. Сюда относятся психические состояния, сознание и духовный мир человека.

Существует иное распределение бытия как совокупной реальности:

  • Природное. Разделяется на то, что существовало до появления человека (атмосфера) и та часть природы, которая преобразована человеком. Сюда можно отнести селективные сорта растений или промышленную продукцию.
  • Человеческое. Человек как объект и субъект, подчиняется законам природы и в то же время является социальным, духовно-нравственным существом.
  • Духовное. Разделяется на сознание, бессознательное и сферу идеального.
  • Социальное. Человек как личность и как часть общества.

Материальный мир как единая система

С зарождения философии первые мыслители стали задумываться о том, что представляет собой окружающий мир и как он возник.

фото 725

Сущее, со стороны человеческого восприятия, двояко. Его составляют вещи (материальный мир) и духовные ценности, созданных людьми.

Еще Аристотель основой бытия назвал материю. Явления и вещи можно объединить в одно целое, единую основу, которой и является материя. Мир образуется из материи как единство, не зависящее от воли и сознания человека. Этот мир воздействует через окружающую среду на человека и общество, а те, в свою очередь, прямо или опосредованно воздействуют на окружающий мир.

Но не взирая ни на что бытие едино, вечно и беспредельно. Различные формы: космос, природа, человек и общество существуют равнозначно, хотя представлены в различных формах. Их наличие создает единый, универсальный, бесконечный универсум.

На каждом этапе развития философской мысли человечество стремилось к пониманию единства мира во всем его разнообразии: мира вещей, а также духовного, природного и общественного миров, образующих единую реальность.

Из чего складывается единое мировоздания

Бытие как суммарное единство, включает в себя множество процессов, вещей, природных явлений и человеческую личность. Эти компоненты имеют взаимосвязь друг с другом. Диалектика полагает, что формы сущего рассматриваются только в неразрывном единстве.

Разнообразие частей бытия чрезвычайно велико, но существуют признаки, обобщающие сущее и выделяющие из него некоторые категории:

  • Всеобщее. Вселенная в целом. Включает в себя космос, природу, человека и результаты его деятельности
  • Единичное. Каждый человек, растение или животное.
  • Особенное. Происходит от единичного. В эту категорию относятся различные виды растений и животных, социальные классы и группы людей.

Бытие человека тоже классифицировано. Философы выделяют:

  • Материальный мир вещей, явлений и процессов, которые возникли в природе или были созданы человеком
  • Материальный мир человека. Личность предстает как телесное существо и часть природы, и в то же время как существо мыслящее и социальное.
  • Духовный мир. Объединяет духовность каждого индивидуума и общечеловеческую духовность.

Между идеальным и реальным бытием выявляются различия.

  • Реальное или существование. Сюда относятся материальные вещи и процессы. Носит пространственно-временной характер, неповторимо и индивидуально. Считался основой бытия в материализме.
  • Идеальное или сущность. Включает в себя сознание, внутренний мир человека и психическое состояние. Лишено характера времени и действия. Неизменно и вечно.

Реальный и идеальный миры

Два мира, реальный и идеальный, отличаются по способу существования.

Физический мир существует объективно и не зависит от воли и сознания людей. Идеальный – субъективен и возможен только благодаря человеку, зависит от человеческой воли и желаний.

Человек находится одновременно в обоих мирах, поэтому человеку в философии отведено особое место. Люди – существа природные, наделенные материальными телами, на которые влияет окружающий мир. Используя сознание, человек рассуждает как о вселенной, так и личном существовании.

Человек – воплощение диалектического единства реализма и идеализма, тела и духа.

Что думали о мироздании философы

Н. Гартман, немецкий философ, противопоставил «новую онтологию» теории познания и считал, что все философские направления изучают бытие. Бытие многолико, оно включает в себя физические, социальные, психические явления. Единственное, что объединяет части этого разнообразия – они существуют.

Согласно М. Хайдеггеру, немецкому экзистенциалисту, существует связь между ничто и бытием. Отрицая ничто возникает и помогает раскрыться бытие. Этот вопрос – главный вопрос философии.

Хайдеггер переосмыслил понятия Бога, реальности, сознания и логики с точки зрения подведения философии под научное основание. Философ считал, что человечество утратило осознание связи между человеком и бытием еще со времен Платона, и стремился это исправить.

Ж. Сартр определял бытие как чистое, логическое тождество с самим собой. Для человека – бытие-в-себе: подавленная умеренность и самодовольство. По представлениям Сартра, по мере развития человечества, ценность бытия постепенно утрачивается. Это смягчает то, что частью сущего является ничто.

фото 726

Все философы сходятся в мыслях, что мироздание существует. Некоторые считают его основой материю, некоторые – идеи. Интерес к этой теме неиссякаем: вопросы бытия интересуют людей на всех этапах развития человечества, потому что однозначный ответ еще не найден, если его все же можно найти.

mystroimmir.ru

0 comments on “Бытие и сущее – . . —

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *