Итальянские и швейцарские походы суворова – Итальянский и швейцарский походы Суворова (1799): причины и итоги

Итальянский и швейцарский походы Суворова (1799): причины и итоги

Поход Суворова в Италию, в рамках военных действий войск Второй коалиции против французских армий Наполеона Бонапарта, как и многие его битвы, был блестящим. Наделенный неограниченными полномочиями, которые он получил от императора, Суворов одержал ряд блестящих побед в Италии. Это привело в смятение союзников России, в частности Австрию. Они настояли на перенесении военных действий в Швейцарию.

Предпосылки

Причин походов Суворова было несколько. Военно-политическая обстановка, сложившаяся в последние годы XVIII века, была чрезвычайно непростой. Эти годы были ознаменованы децентрализацией власти Священной Римской империи, революционными событиями во Франции. Итальянский поход Наполеона Бонапарта в 1796-1797 гг. привел к тому, что Северная Италия для Австрии была потеряна.

В 1798 году Наполеон убедил Директорию в необходимости похода в Египет, чтобы иметь колонию на Красном море и кратчайший путь в Индию. Это вызвало недовольство и беспокойство Британии, которая контролировала все пути в свою колонию.

Чтобы сдержать экспансию Франции, в 1799 году создается военная коалиция, в которую входят Австрия, Великобритания, Неаполитанское королевство, несколько немецких княжеств, Швеция и Россия, чьи интересы заключались в возврате Австрии всех утраченных земель в Италии, восстановлении французской монархии и пресечении революционного движения в Европе. Это предшествовало военным походам Суворова.

Расстановка сил

Австрия к началу военной кампании 1799 года против Франции располагала 210-тысячной армией.

  • На юге Германии находилось 80-тысячное войско, которым командовал эрцгерцог Карл.
  • В Тироле 48-тысячное войско графа Бельгарда.
  • В Италии 86-тысячная армия генерала Меласа.

Россия представила 65 тысяч солдат для ведения боевых действий и расквартировала на границе еще 85 тысяч солдат.

Французская Директория имела несколько меньшее количество солдат, которые располагались:

  • В пограничных землях Майнца и Эльзаса 45-тысячные армии Журдана и Берандота.
  • В Швейцарии 48-тысячная армия, в состав которой входили граждане Гельветической республики, под командованием генерала Массена.
  • В Северной Италии располагалась 58-тысячная армия Шерера.
  • В Центральной и Южной Италии стояла 34-тысячная Неаполитанская армия Макдональда.

Австрийское правительство настояло на том, чтобы сводными войсками в Италии командовал фельдмаршал Суворов А. В., который прибыл 25 марта в Вену. Кроме этого, в Средиземное море вошла русская эскадра Ф. Ф. Ушакова.

Начало итальянского похода

В апреле Суворов прибыл в Валеджо, куда стали подходить русские войска. Он ждал корпус Розенберга, обучая австрийских солдат своей «Науке побеждать». После того как сюда прибыл корпус Повало-Швейковского, армия выступила в поход. Суворов требовал прохождения в день не менее 28 верст, что делало его войска мобильными и легкими при любых маневрах.

Имея под своим командованием 66 тысяч человек, Суворов с войсками выдвинулись в сторону крепостей Мантуя и Пескьеры, перейдя через реку Кьезе. Оставив для их осады 14,5 тысячи солдат, армия Суворова двинулась дальше. В битве при Касано в плен было взято 5 тысяч французов.

Итальянский поход и его результаты

Итальянский поход Суворова, начавшийся в первых числах апреля, был завершен 11 августа 1799 года. Практически вся Италия была освобождена от французов. Внезапность и маневренность сделали свое дело. Они давали фельдмаршалу возможность, предугадывая планы французских генералов, умело предотвращать их, беря инициативу в свои руки.

За четыре месяца похода произошли сражения, в которых союзникам удалось одержать победу. Взятие крепостей Брешиа, Лекка. Битва при реке Адда, освобождение Милана, захват крепостей Мантуя и Алессандрия. Успехи были ошеломляющими, население благосклонно относилось к русским отрядам. Все это вызывало испуг и зависть у союзников, которые пытались всячески препятствовать планам Суворова.

Разногласия союзников

Тон в кампании задавал венский верховный военный совет, преследуя прежде всего собственные интересы. Они не соответствовали стратегии и тактике великого полководца. Постоянное вмешательство венского военного совета привело к непримиримым разногласиям.

Дело дошло до того, что все распоряжения Суворову пересылались через русского императора. Итальянский и швейцарский походы Суворова в 1799 году были всего лишь нужны для возвращения австрийцам утерянных ранее земель. Начались интриги против прославленного полководца, которые выразились в задержке поставок продовольствия и фуража.

В августе командующий получает новое предписание, согласно которому все русские войска должны были покинуть Италию и сосредоточиться в Швейцарии для наступления на Францию. Так закончился итальянский поход Суворова.

Причины перехода русских войск в Швейцарию

В этой стране находилась стотысячная армия французов. Ею командовал генерал Массена. Ему противостояли русско-австрийские части, командовали которыми генерал-лейтенант А. М. Римский-Корсаков и фельдмаршал Ф. фон Готце. Каждый член коалиции преследовал собственные цели, пытаясь взять с России максимум возможного и под благоприятным предлогом выдавить ее. В принципе, у России была одна цель в этом походе — восстановление французской монархии.

Вся Италия практически была освобождена от французов, осталась только Генуя, в которой сосредоточились остатки армии Моро. Логичным шагом было завершить операцию и освободить Италию полностью. Но австрийское правительство посылает русские войска в Швейцарию. Предстоял поход Суворова через Альпы.

Переход в Швейцарию

Фельдмаршалу предписывалось совершить опасный переход через Альпы для соединения с армией Римского-Корсакова и войсками фон Гоцци. Начало похода было отложено на десять дней. Русские перестали интересовать австрийцев. Не было продовольствия, фуража, про одежду и обувь вообще можно не говорить.

Суворов выбрал самый короткий и самый трудный путь, намереваясь пройти через Реймс на соединение с русскими войсками. Русские прошли через перевал и преодолели «чертов мост», который французы не заминировали, предполагая, что пройти по нему армии невозможно. Александр Васильевич планировал ударить в тыл французов, но коварству австрийцев не было предела, они отозвали свои части и отправили в Голландию, где англичане высадили десант. Во много раз уступающая по численности армия Римского-Корсакова была разбита и отступила.

Суворов попал в окружение французов, из которого измотанным переходом через Альпы частям русской армии удалось выйти только благодаря великому таланту полководца. Это было очередное предательство австрийцев, которые с помощью русских разгромили французов в Италии, потом отправили их без провианта и одежды на верную гибель к превосходящему численностью противнику.

Итоги походов Суворова

Это настоящая загадка для военных историков, как армия полководца за 16 дней смогла пройти 300 километров горной местности, перейти 7 перевалов с боями, при этом не потерпев ни одного поражения, сохранить армию и выйти из окружения, пленив 1500 французских солдат.

Аналогов в мировой военной истории нет. Суворов за эти походы получил звание генералиссимуса. Поставленной цели – разгромить французские войска — достигнуть не удалось. Но не из-за русских, а из-за предательства австрийской верхушки. В этом мнении сходится большинство историков.

labuda.blog

Переход Суворова через Альпы 1799 — История России

ХОД СОБЫТИЙ

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции. Екатерина даже приказала А.В. Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности  войны с Францией, поскольку русская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отдыхе. Но держаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Францией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточно часто меняя свои политические интересы. Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Павла обратить внимание на европейские дела. Его беспокойство вызывали приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря. Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились события связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон, и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтийского ордена бежал. Оскорбленный Павел принял на себя звание гроссмейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова, пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г. овладел Ионическими островами и крепостью Корфу. (В конце марта 1800 г. в г. Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассалитетом Османской империи, но с внутреннем самоуправлением и правом   иметь собственный флот). В 1799 г., высаженный Ф.Ф. Ушаковым десант успешно вел военные действия против французской армии на Аппенинском полуострове, освободив от французов Неаполь и Рим.

Наполеон завоевал Италию в ходе блестяще проведенной военной компании с Австрией 1796-1797 гг. Армия талантливого 27-летнего генерала неожиданно для противника прошла по прибрежной кромке Альп, где вся дорога простреливалась с моря.

 Во время итальянского и швейцарского похода Суворова Наполеон находился в Египте, входившем в то время в состав Османской империи. В ходе этого похода французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 г. Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке – выход из Египта ей был отрезан. Когда в Египет дошли известия об успехах второй коалиции в Италии, Бонапарт решился на рискованный шаг: оставив на произвол судьбы армию, он на двух кораблях с группой верных генералов сумел прорваться сквозь кольцо английской блокады и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж. 18 брюмера (9 ноября) 1799 г. он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему личный авторитарный режим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В. Суворову. Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от французских войск. В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г. Суворов разгромил французскую армию при р. Адде.  После этого без боя был захвачен Турин и Милан. 4 июня союзная армия совершила беспримерный марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и с ходу начала сражение у р. Треббии, в ходе которого была на голову разбита французская армия под командованием генерала Макдональда. Назначение нового французского командующего Жубера не поправило положения: его армия была разгромлена Суворовым у г. Нови, а сам Жубер был убит. С падением крепости Мантуи северная Италия окончательно перешла в руки русской армии.   

Успехи А.В. Суворова обнаружили подлинные цели Австрии - стремление овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев. Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции. Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути войск Суворова был Чертов мост (Teufelsbruecke), который перекинут через р. Рёйса. Желая не допустить чрезмерного укрепления французов на левом берегу, Суворов отдал приказ генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями. В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, но разобрали центральную его часть, сделав проход невозможным. Тогда русские солдаты под командованием П.И. Багратиона разобрали стоящий неподалёку сарай на брёвна, и, связав их между собой офицерскими шарфами, перебросили через пролом. Под натиском русских французы вынуждены отступить, а большая их часть была направлена на юг для эвакуации. Всего у Лекурба осталось 3 000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине. Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая - на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы - русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца!.. Спасите сына его…»

Старший из офицеров Отто Дерфольден ответил фельдмаршалу: «Все перенесем и не посрамим русского оружия, а если и падем, то умрем со славою! Веди нас, куда хочешь, делай, что знаешь! Мы твои, отец, мы русские!»

1 октября в Мутенской долине сошлись русские войска численностью 14 тыс. человек под командованием генерала А.Г. Розенберга с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массена. Понимая своё отчаянное положение, русские войска начали наступать на французские позиции и завязали всеобщий рукопашный бой. Натиск русских воинов был таков, что французский центр не смог продержатся и получаса – французы начали беспорядочное отступление. Входе истребления французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и содрал с него золотой эполет, хотя генералу удалось бежать. В результате русские потеряли 700 человек убитыми и ранеными. Потери французов составили от 3 000 до 6 000 человек. В плен было взято 1 200 солдат и офицеров, в том числе генерал Ла Курк. Трофеями русских стали семь орудий и одно знамя.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако, помощь запоздала и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит французами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в окружение в Мутенской долине. С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он с полным основанием приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию. Суворову был пожалован чин генералиссимуса и почетный титул князя Италийского.

Воспользовавшись отзывом российских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 г. разбил австрийскую армию у д. Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 г. мирный договор. Одновременно в Египте была разгромлена турецкая армия. После выхода из войны России и Австрии, Англия в марте 1802 г также вынуждена была подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном. Вторая антифранцузская коалиция распалась окончательно.

Распаду второй коалиции способствовало изменение внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта к восстановлению монархии. Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных. С другой стороны английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. Результатом всех этих событий был мир Павла с Наполеоном, и разрыв союза с Австрией и Англией.  В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии была образована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал 40 полков донских казаков на завоевание Индии. Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, была бы обречена на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь переворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

histrf.ru

7. Итальянский и Швейцарский походы А. В. Суворова. Русская история. Часть II

7. Итальянский и Швейцарский походы А. В. Суворова

Итальянский и Швейцарский походы и средиземноморский поход русского флота. У Павла с Суворовым были отвратительные отношения. Суворов был убежденным монархистом и поэтому никакого разговора об отречении императора ни с кем вести не собирался, но, считая Павла не военным человеком, болезненно воспринимал все его новации в армии. Суворов позволял себе невероятно оскорбительные вещи в отношении императора. Так, на одном из парадов, куда его пригласили, он публично заявил, что у него понос, и отправился вон. Когда дело дошло до взаимных оскорблений, Павел отправил его в ссылку, и отнюдь не почетную. Он отправил его под надзор полиции в село Кончанское Новгородской губернии — глухое село, существовавшее без всякой связи с внешним миром. Фельдмаршалу было тогда 69 лет. Это обстоятельство, между прочим, тоже подогревало ненависть многих военных к Павлу и объективно работало на {49} заговорщиков. Суворов писал в письмах, что впереди у него только смерть, что уже «весь сок высох в лимоне» У него бывали случаи частного кратковременного паралича, время от времени открывалась та или иная рана, но он еще интересовался внешней политикой. Когда ему время от времени привозили какие-то газеты, он их внимательно читал, следя за тем, как Бонапарт колошматит австрийцев и завоевывает Италию, и произнес фразу, которая стала пророческой: «Далеко шагает мальчик. Пора унять».

И вот в 1799 году в Кончанское буквально влетел один из генерал-адъютантов Павла с личным письмом императора. Там были такие слова: «Граф Александр Васильевич, теперь не время вспоминать прошлое». Император-де австрийский просит, чтобы вы приняли под команду русские и австрийские войска, и вам надо срочно это сделать. За год до этого, когда Павел вызвал фельдмаршала в Петербург, Суворов тащился 200 верст чуть ли не две недели, демонстрируя, что он болен и не может ехать быстро. На этот раз он приехал со своей обычной скоростью. Вдруг мундир перестал его волновать, он перестал обращать внимание на то, как натерты полы, у него перестала отстегиваться шпага, он перестал кукарекать во дворце и не вполне прилично острить — короче говоря, он увидел дело и воскрес к жизни. Очень скоро он уладил все необходимые формальности. Был произведен перерасчет тех частей, которые должны были принять участие в походе, и он выехал через Митаву и Прибалтику в Австрию, в Вену, где должен был получить дальнейшие инструкции.

Он получил полные полномочия от Павла с одной оговоркой: выполнять все рекомендации, которые дает ему придворный военный совет в Вене — знаменитый гофкригсрат. Проезжая через Митаву, он посетил будущего Людовика XVIII, находившегося тогда в изгнании и жившего в Митаве за русский счет, и когда один из придворных спросил, чем он объясняет успехи Бонапарта, Суворов с присущей ему резкостью сказал: «Ваша братия не умеете хотеть».

В Вене на него смотрели как на освободителя Австрии от французской тирании, потому что прекрасно помнили успехи при Фокшанах, Рымнике и Измаиле. Он выступил очень быстро в Верону, где принял командование австрийскими частями, которые находились уже там, и русскими, которые подходили постепенно. Придворный военный совет познакомил его со своим планом, по которому в течение ближайшей летней кампании 1799 года Суворов должен был очистить от французов небольшой уголок Северной Италии от Вероны до реки Адды (левый приток реки По). Все это было продемонстрировано на очень солидной карте с учетом всех дорог, мостов, рек и т. д. Просмотрев карту, Суворов схватил карандаш, перечеркнул карту крест-накрест и произнес: «Я начну с Адды, а кончу, где Богу будет угодно». И действительно, сразу же произошло что-то поразительное. Суворов так направил войска к Адде, что французы, боясь оказаться в окружении, эвакуировали селение за селением, город за городом и практически оказались вытесненными до самой Адды без боя. При форсировании Адды неподалеку от города Лоди произошло первое сражение, где в основном сражались австрийцы, поскольку еще не все русские части подошли. Французами должен был командовать один малоизвестный и малоспособный генерал, но непосредственно перед боем он был заменен одним из самых видных полководцев Франции — генералом Моро. Когда разведка донесла об этом Суворову, он сказал: «Мало славы — разбить шарлатана. Лавры, которые мы отнимем у Моро, будут еще лучше цвести и зеленеть».

Этот бой не был решающим для исхода кампании, но он показал французам, с кем они имеют дело. Французы были отброшены, причем австрийцы сражались очень хорошо и Суворов их похвалил — одному из курьеров, который должен был ехать в Вену, он сказал: «Передайте его величеству, что австрийские войска сражаются почти так же хорошо, как русские». Дальше он отправился с русскими и австрийскими войсками на столицу Северной Италии — Милан, который был взят без боя.

Суворову противостояли французы, которые одной своей армией фактически закрывали Геную и проход по берегу Средиземного моря в Южную Францию, а с другой стороны могла подтянуться армия из Центральной Италии. Сначала Суворов решил разделаться с армией, которая отступила от Адды, но Моро увел свои войска в Геную. Получив известие, что от Болоньи подтягивается армия генерала Макдональда, Суворов оказался перед трудным выбором, потому что не знал темпов продвижения Макдональда и вместе с тем должен был опасаться подхода Моро, который понимал, что должен соединиться со своим коллегой.

Тогда был предпринят поразительный по скорости марш от Алессандрии, где стояли суворовские войска, до реки Треббиа, с тем чтобы упредить встречу двух французских армий. 85 верст по каменной горной дороге в жару (дело было в июне) русские и австрийские войска преодолели за 36 часов. Обычная скорость передвижения войск в то время не превышала 10–14 километров в день. Особенностью битвы при реке Треббиа было то, что войска вступали в бой с ходу, без какого бы то ни было предварительного развертывания.

Бой был очень ожесточенным, он продолжался трое суток, и Суворов так им руководил, что Макдональду все время казалось, будто появляются свежие войска, а не те, которые только что покрыли 85 верст практически бегом. Макдональд был опрокинут и отброшен, после чего 4 августа последовало сражение при Нови против армии, которая прикрывала Геную. Сам Суворов доносил, что сражение при Нови было, может быть, самым ожесточенным из всех, которые он дал. Оно кончилось опять-таки победой русского оружия, и Италия была, таким образом, очищена от французских войск. Как боевые силы они уже не представляли никакой опасности.

Казалось, дело было закончено, причем в очень короткий срок — фактически за два месяца, если иметь в виду сражения, которые были в июне, июле и августе. Но австрийцы придумали план — перебросить {50} армию Суворова в долину Рейна, в район Цюриха, с тем чтобы действовать на новом театре войны против французов, поскольку здесь-де, в Северной Италии, уже все в порядке. Движение из Северной Италии в долину Рейна могло быть прямым, через горные перевалы, и обходным. Обходной путь был дольше, но более безопасен и удобен. Поскольку уже кончалось лето, было решено, что Суворов пойдет напрямую.

Австрийцы задержали выход армии на две недели, поскольку вовремя не были даны ни вьючные животные, ни повозки, ни соответствующее снаряжение, и Суворов, потеряв драгоценные дни, только в начале сентября выступил в Альпы, которые по географическим условиям представляют собой примерно то же, что и Северный Кавказ. Пожалуй, наиболее удачным временем для путешествия в этом районе является середина июля — конец августа. Потом погода в горах начинает портиться, а в высокогорье идут снегопады и наступают заморозки. Переход в это время, прямо скажем, весьма затруднителен. Учитывая, что в XVIII веке не было горной обуви и альпинистского снаряжения, а русские войска (в том числе и сам фельдмаршал) никогда не видали снежных гор, и что идти надо было с ружьями, штыками, патронами, пушками, зарядами и какими-то запасами, все это представлялось невероятной авантюрой.

12 сентября Суворов вышел из Тортоны в предгорьях Альп, 13-го его передовые части уже имели столкновения с французами, которые прикрывали первый перевал — Сен-Готард. Защита перевалов не представляет особых сложностей даже сейчас, потому что тот, кто сидит на перевале, прекрасно видит всех, кто поднимается снизу. Война в Афганистане показала, что боевые действия в горных условиях даже сейчас не сулят большого успеха тем, кто пытается проломить оборону. Сен-Готард был взят и ударом в лоб, и одновременным обходом, который совершил авангард под командованием Багратиона. Как русские солдаты лезли по кручам без троп в тыл французам, представить себе, честно говоря, невозможно.

Тем не менее Сен-Готард был взят, и суворовская армия продолжила свой путь. В условиях гор армия двигалась, естественно, колонной, причем довольно узкой, а часть повозок и горные пушки приходилось постоянно перетаскивать на руках — вьючные животные довольно быстро исчезали (срывались в пропасти и подыхали от переутомления). Вся армия состояла в основном из пехоты, небольшой артиллерии и казачьих частей, которые должны были вести разведку. Казачьи лошади оказались очень выносливыми. Нужно было форсировать реку Рейса по арочному мосту. Когда подошли к Чертову мосту (он действительно производил жуткое впечатление, потому что глубоко внизу грохотала река), раздался взрыв — французы подорвали мост и форсировать его уже было, казалось, невозможно, тем более что с той стороны французская артиллерия картечью сметала все живое, что показывалось на этой стороне. Но там, где остановились русские части, стоял какой-то амбар. Он был тут же раскатан по бревнам, бревна связывались офицерскими шарфами (которыми тогда не укрывали горло, а обматывались вокруг поясницы, поэтому они были очень длинными). Офицеры и солдаты положили этот импровизированный настил на остатки опорных арок, и часть войска сумела переправиться по мосту и ударить в штыки французских артиллеристов. Остальные в это время спустились ниже моста по течению реки к берегу, сумели ее там форсировать и взобраться на тропу уже с другой стороны. Французы не выдержали, и их специально обученные горные егеря отступили.

Дальше Суворов уже выходил к озеру, вдоль которого должна была идти дорога на Цюрих. Там в это время должны были стоять австрийские части и развертываться русский корпус генерала Римского-Корсакова, на соединение с которым и пришел Суворов. Но оказалось, что австрийская карта врет, и дороги нет вообще никакой. Суворов понимал, что положение австрийцев и русских очень серьезно: французы, пока он не подошел, постараются разбить их по частям. Перед ним встал вопрос, как идти. И тогда, доверившись проводникам, он перевалил горный хребет Росшток и спустился в Муттенскую долину. Здесь он получил известие о том, что корпус Римского-Корсакова разбит французами, что до этого сражения австрийцы эвакуировали свои части, оставив русских в жертву французам, а главное, что Муттенская долина закупорена герметически французскими дивизиями со всех сторон. Суворов оказался в мешке.

Отступать было некуда, к тому же сама мысль об отступлении ему претила. На военном совете он так и сказал, что никогда не отступал. Тогда очень быстро было принято решение, что они пойдут туда, куда повелит фельдмаршал, и он принял решение подыматься на уже заснеженный (дело было в сентябре) высокогорный хребет Паникс, чтобы перейти его и оторваться от французов.

Подыматься надо было по дороге, которую летом назвали бы овечьей тропой — по таким тропам гоняют овец на пастбище, по ним не ходят и не совершают переходов от селения к селению. Состояние армии было ужасным, патронов уже не хватало, солдаты были фактически разуты и голодны. В это время Суворов получил известие, что французы спускаются в Муттенскую долину, и отдал соответствующее приказание, чтобы арьергард удерживал их возможно долее, пока армия будет подыматься на Паникс. Бой в Муттенской долине продолжался практически три дня Русские отбросили французов, хотя те имели двух-трехкратное превосходство. Артиллерия была оставлена при подъеме и заклепана, чтобы пушками не мог воспользоваться враг, а дальше арьергард втянулся на этот чудовищный подъем, потому что тропы уже не было, все оказалось под снегом. Никогда не бывавшие в высокогорье люди шли на высоту более 3 тысяч метров фактически наугад. Переход этот занял приблизительно 4 дня. Шли, опираясь на ружья, поддерживая друг друга. Тот, кто падал, оставался в горах навсегда. Практически вся армия была пешей, и только Суворов сидел на казацкой лошади, причем все время порывался идти пешком, {51} но два казака, идущие рядом, не пускали его. Время от времени Суворов впадал в беспамятство (70 лет, высокогорье, кислородная недостаточность, холод и страшный ветер делали свое дело).

Так они взобрались на вершину Паникса, а дальше началось самое страшное — спуск, осложненный условиями зимы. Троп не было. Попытка спуститься по скалам заканчивалась смертью. И вот они шли наугад, определяя место, где можно спуститься, пока несколько офицеров не увидели что-то похожее на склон. Что было внизу, неизвестно, но решение было принято, и по этому склону русская армия покатилась вниз. Тот, кто срывался, откатывался в сторону и погибал, остальные же продолжали этот головоломный спуск. Таким образом спаслась основная часть армии.

Французы не преследовали их. Пленных, которые достались во время боя в Муттенской долине, Суворов вывел с собой.

В деревушке на другой стороне хребта Суворов сделал смотр своей армии. Из 20 тысяч человек, вышедших в поход, налицо было 15 тысяч человек. Учитывая Сен-Готард и трехдневное сражение в Муттенской долине плюс потери при переходе через Паникс, можно считать, что потери поразительно малы. Суворов написал письмо главнокомандующему австрийской армией герцогу Карлу, где были снова чрезвычайно резкие. Говоря о том, как австрийцы бросили русских под Цюрихом, он писал: «Вы ответите перед Богом за пролитую под Цюрихом кровь». Австрийцы поняли, что дело идет к разрыву, тем более что Павел приказал Суворову вести армию в Россию. Тут же завязалась дипломатическая переписка, но Суворов ответил еще только раз письмом, в котором были слова: «Такого старого солдата, как я, можно обмануть один раз».

Конечно, это было одно из самых фантастических событий в истории человечества — если иметь в виду военную историю. Вспоминал ли Суворов, ведя свои войска через Паникс, как в 10-летнем возрасте в доме своего отца в Москве, у Никитских ворот он зачитывался рассказами о Ганнибале и его переходе через Альпы? Но то, что он произнес слова, делая смотр своим войскам: «Орлы российские облетели орлов римских», — это известно.

Армия возвращалась в Россию в го время, когда Павел перестраивал дипломатическую ситуацию. С одной стороны, Павел щедро наградил Суворова чином генералиссимуса русских войск. Было приказано воздавать ему почести, которые воздавались только царствующим особам. Его наградили титулом князя Италийского. Все это было ему уже не нужно, потому что он прекрасно понимал, что. едет в Петербург умирать Его тешила, конечно, только мысль о том, что он еще раз послужил отечеству.

По непонятным причинам Павел при торжественном въезде Суворова в Петербург отменил все мероприятия, которые были назначены, и фактически наложил на него опалу, запретив появляться при дворе. Одни считают, что это было сделано потому, что Павлу донесли о попытке склонить Суворова к участию в заговоре. По мнению других, его оговорил Пален (хотя об этом нет никаких сведений), чтобы еще больше возбудить ненависть в армии к императору. Третьи считают, что это просто результат полной неуравновешенности самого императора, который в это время действительно был крайне перевозбужден.

Ночью карета с Суворовым въехала в Петербург. Он остановился в доме графа Хвостова, своего дальнего родственника, где и прожил оставшиеся ему недели. Состояние его все время ухудшалось. У него началась гангрена, и в начале мая 1800 года он скончался

Незадолго до смерти Суворова его посетил Державин, с которым у него были хорошие отношения. Существует рассказ о том, что Суворов спросил Державина, какую эпитафию он напишет ему на могиле. На что Державин спокойно ответил: «По-моему, много слов не нужно. Достаточно написать просто: «Здесь лежит Суворов». Если вы побываете в Александро-Невской Лавре, то увидите могилу Суворова и эту надпись.

На церемонии прощания с фельдмаршалом не было назначено гвардии, и по пути следования процессии стояли только армейские части.

Что касается средиземноморской экспедиции, то Ушаков, уже в союзе с турецким флотом, вышиб французов с Ионических островов. Один из фантастических эпизодов этой экспедиции — взятие русской морской пехотой первоклассной крепости Корфу. Небольшое количество русских моряков, которые стали пехотинцами, штурмовали крепость и взяли ее, произведя невероятное впечатление на всех, кто знал толк в военном деле Суворов, получив в Италии известие о взятии крепости Корфу, написал знаменитую записку Ушакову, в которой были слова: «Как жаль, что я не был при Корфу хотя бы мичманом». Как вы помните, Суворов имел чин мичмана русского флота.

Вспоминая Суворова, у нас принято говорить о его полководческом гении и о различных его причудах. В Суворове было очень много всего намешано. Он знал шесть языков, на всех говорил и писал. С турками он говорил по-турецки, с итальянцами — по-итальянски, с поляками — по-польски, про немцев и французов и говорить нечего.

Как-то один художник писал портрет Суворова, и фельдмаршал ему сказал: «Ваша кисть изобразит только внешние черты лица моего. Но внутренний человек в них скрыт. Я пролил реки крови и прихожу в ужас от этого. Но я никого не сделал несчастным. При приливах и отливах счастья уповал на Бога и был непобедим». Эти слова Суворова — самое лучшее, что можно сказать об этом поразительном человеке.

{52}

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Переход армии Александра Суворова через швейцарские Альпы. Справка

31 августа войска Суворова (21,5 тысячи человек, в т.ч. 4,5 тысячи австрийцев) выступили в поход из Алессандрии и, пройдя за 5 дней 150 км, 4 сентября сосредоточились в Таверне.

Ввиду того, что австрийцы не выполнили своих обязательств по обеспечению похода, армии Суворова пришлось задержаться здесь на 5 дней.

10 сентября, получив 650 мулов и используя под вьюки 1,5 тысячи лошадей спешенных русских казаков, войска двумя колоннами двинулись на соединение с корпусом Римского-Корсакова по кратчайшему, но более трудному пути – через перевал Сен-Готард на Швиц.

13 сентября они овладели перевалом, 14 сентября с боем прошли через Чертов мост и 15 (26) сентября вышли к Люцернскому озеру. Здесь выяснилось, что вопреки сведениям австрийского штаба, дороги к Швицу вдоль озера не было, а переправочные средства уведены противником. Войскам Суворова пришлось с боями горной тропой и по карнизам скал преодолевать труднодоступный перевал Росток (свыше 2400 м) и Муотенскую долину.

16 сентября они перешли перевал и спустились в долину, где получили известие, что корпус Римского-Корсакова разбит под Цюрихом, а австрийский отряд Фридриха фон Хотце – у реки Линта.

Армия Суворова оказалась почти без боеприпасов и продовольствия, окруженная втрое превосходящим противником.

На военном совете, созванном Суворовым, решили пробиваться через перевал Прагель на Гларус. 19-20 сентября русские войска, имея в авангарде отряд генерал-майора Петра Багратиона, отбросили французскую бригаду генерала Габриэля Молитора от Муотена, разбили превосходящие силы французов и открыли дорогу на Гларус. Одновременно арьергард генерала Андрея Розенберга отразил атаки французов с тыла и 23 сентября соединился с главными силами. Совершив тяжелейший переход через перевал Рингенкопф у деревни Панике, русская армия 27 сентября вышла в район Кура, а оттуда ушла в Австрию.

За время этого беспримерного в истории войн горного перехода русская армия потеряла убитыми и ранеными свыше 4 тысяч человек и нанесла вчетверо больший урон противнику.

Предательские, по существу, действия австрийского командования, отсутствие достоверных карт, за которые отвечали австрийцы, поражение под Цюрихом, неудачи войск коалиции на других фронтах, крайнее изнурение войск Суворова привели к тому, что цель Швейцарского похода Суворова не была достигнута. Это вынудило Павла I расторгнуть союз с Австрией и отозвать русские войска в Россию.

Вместе с тем переход с боями наиболее высокой в Европе Альпийской горной системы ‑ один из выдающихся образцов военного искусства. По меткому выражению Суворова, "русский штык прорвался сквозь Альпы".

За Швейцарский поход Суворов был возведен в звание генералиссимуса, и ему было приказано воздвигнуть монумент в Петербурге. Принимавший участие в этом походе великий князь Константин Павлович получил титул цесаревича.

В Швейцарии в ущелье Шолленен у "Чертова моста" в 1899 году по инициативе князя Голицына был установлен памятник "Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 г.". Ежегодно здесь проходит торжественное возложение цветов.

ria.ru

Итало-швейцарский поход Суворова. Императорская Россия

Итало-швейцарский поход Суворова

С приходом Павла I к власти политика России изменилась кардинальным образом. В 1796 году он прервал начатую задолго до этого подготовку русских войск к открытию военных действий против революционной Франции. Австрийцы, которые просили об этой помощи, были вынуждены пойти на перемирие с Бонапартом, захватившим тогда власть. Однако вскоре Павел I понял, что у него нет выбора – действовать только из принципа «вопреки» начинаниям матери он не может. «Французская зараза быстро расходилась по всей Европе, угрожая власти и самого Павла I. Начало складывания антифранцузской коалиции (Россия, Англия, Австрия, Неаполь, Турция) относится к тому времени, когда Наполеон захватил остров Мальту – важный стратегический пункт на Средиземном море. Тогда Павел I объявил себя покровителем мальтийских рыцарей, согласился принять на себя обязанности магистра Мальтийского ордена. Это было незаконно, не получило одобрения римского папы, но зато так отвечало юношеским идеалам Павла I о «рыцарственном» поведении. В 1798—1799 годах объединенная русско-турецкая эскадра (невероятный поворот после столетия противостояния двух заклятых врагов) под командованием Ф. Ф. Ушакова завоевала Ионические острова, и царский адмирал образовал там Республику Семи Соединенных Островов, получившую очень демократическую конституцию. Однако в другой части Средиземного моря дела союзников пошли плохо. Французы, традиционно слабые на море, развили успех в Италии, фактически оккупировав многие ее земли. Обеспокоенная этим успехом Австрия просила Россию немедленно вмешаться. Павел I был вынужден вызвать из ссылки отправленного туда им же самим А. В. Суворова – самого выдающегося в то время полководца – и направить его в Италию. Суворов возглавил русско-австрийские войска и буквально за 2 недели освободил от французов Ломбардию, а потом и всю Северную Италию. По замыслу Суворова, нужно было развивать наступление и двигаться на Париж. Однако эти намерения не понравились в Вене – роль России в подавлении французской революции становилась доминирующей. Они вопреки договоренности оставили без поддержки находившийся в Швейцарии корпус А. М. Римского-Корсакова. Чтобы оказать ему помощь, Суворов совершил необыкновенно трудный и опасный переход через Альпы из Италии в Швейцарию, но опоздал – французы разбили корпус Римского-Корсакова. Суворову пришлось возвращаться ни с чем. В 1800 году его отозвали в Россию.

К этому времени Павел I был страшно раздражен поведением Вены и Лондона. Австрия ставила палки в колеса всем имперским начинаниям России в Италии, а Англия начала бороться с русским влиянием на Средиземном море, захватив Мальту. После этого император порвал союз с Англией, запретил ввоз и вывоз английских товаров. Причиной обиды Павла на Англию стал отказ англичан передать России остров Мальту, освобожденный от французов. Дело в том, что в борьбе против Франции на Средиземном море Павел I опирался на союз с рыцарями Мальтийского ордена, утесненного французами. Павел I, со свойственным ему жаром и интересом к игре в рыцари, так увлекся судьбой Мальты и ордена, что после бегства гроссмейстера Мальтийского ордена в 1798 году неожиданно для всех принял титул его главы, хотя ни Римский папа, ни европейские державы не поддержали его претензий. Некоторые историки считают, что Павел I был в плену фантастической идеи удушения французской революции путем объединения дворян всей Европы в Мальтийском ордене под его водительством.

Павел I начал сближаться с упрочившим свою власть во Франции Наполеоном и в стремлении помочь новому другу в 1801 году внезапно предписал русской армии (40 казачьих полков) выступить в поход на завоевание Британской Индии. Войска не имели ни точных карт маршрута, ни фуража, ни зимней одежды. Это произошло за 2 месяца до убийства Павла, так что первым распоряжением нового императора Александра I в первую же ночь царствования был указ об отмене этого безумного предприятия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Альпийский поход Суворова

К концу августа 1799 года в результате Итальянского похода Суворова 1799 и Средиземноморского похода Ушакова 1799—1800 почти вся Италия была освобождена от французских войск. Остатки разбитой при Нови 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек) отступили к Генуе, которая осталась последним районом Италии под французским контролем. Наступление русско-австрийской армии под командованием Суворова (около 43 тыс. человек) на Геную, с последующим полным вытеснением французской армии из Италии, представлялось естественным следующим шагом.

Однако, в связи с планировавшейся высадкой 30-тысячного англо-русского десантного корпуса в Голландии, австрийским командованием было принято решение направить все находившиеся в Швейцарии австрийские войска на соединение с англо-русским корпусом в Голландии. Взамен ушедших из Швейцарии австрийских войск туда предполагалось перебросить русские войска из Италии (около 21 тысячи) и соединить их с находившимся в Швейцарии 24-тысячным русским корпусом под командованием Александра Римского-Корсакова. Российский император Павел I согласился на этот план, но поставил условием предварительное очищение Швейцарии от французов. Австрийский кабинет этого условия не выполнил.

29 августа 1799 австрийская армия начала отход из Швейцарии. Понимая, в какое отчаянное положение ставит его уход русские войска, эрцгерцог Карл под свою ответственность временно, до прибытия Суворова, оставил в Швейцарии 22-тысячный австрийский отряд под командованием генерала Фридриха фон Готце. Тем не менее, у французов в Швейцарии сохранялось примерно полуторакратное превосходство в численности. Французская атака была только вопросом времени.

Суворов задержался в Италии вплоть до капитуляции осажденного его армией французского гарнизона в Тортоне. В 7 утра 10 сентября 1799 года русские войска выступили по направлению к Швейцарии.

21 сентября войска Суворова выступили в Швейцарский поход. Войска двумя колоннами выдвигались к подошве Сен-Готарда. 23 сентября левая колонна — корпус Вильгельма Дерфельдена с австрийской бригадой Готфрида Штрауха — расположилась у Дацио. Последний занимала бригада Гюдена (4300 человек), три батальона которой стояли на вершине и в селе Айроло, 1 батальон — на дороге в Валлис, у горы Фурк, 2 батальона — у озера Обер-Альп, на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Бригада Луазона (такой же численности) занимала позиции от Урзерна до Альтдорфа. В ходе сражения часть её сил прибыла на помощь Гюдену. Всеми французскими войсками правого крыла, оборонявшими Сен-Готард и долины реки Ройс командовал К. Ж. Лекурб. Русские заняли Сен-Готард. Между тем Розенберг, выступив из Тавеча, двигался по Рейнской долине, тесня неприятельские войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урзерн.

25 сентября, после соединения с Розенбергом в Урзерне, Суворов направил на левый берег Рёйса полк под начальством генерала Каменского для выхода на тыл неприятельских позиций у Чёртова моста. Полк двинулся вслед за прошедшими через Бетцберг войсками Лекурба, уничтожая отставшие во время ночного марша части противника. Суворов повел армию правым берегом на север, но встретил препятствие — так называемую Урзернскую дыру, узкую и низкую галерею, пробитую в обрамляющих Ройс скалах, длиной 64 метра и шириной, дававшей возможность прохода только для одного человека с вьюком (в дальнейшем была расширена примерно до 3 метров). За ней дорога огибала скалу в виде карниза и круто спускалась к Чёртову мосту в том месте, где Рёйс представляет собой бурный поток с водопадами свыше 60 метров высотой. Сам мост состоял из узкой каменной арки без перил 20 метров длины, перекинутой через Рёйс на высоте 22—23 метров. Затем путь, упершись в отвесную скалу левого берега, круто поворачивал направо и спускался по искусственной каменной аппарели к другому мостику, по которому опять переходил на правый берег. Обойдя в этом месте крутую скалу, дорога снова выходила на левый берег реки и наконец, у деревни Гёшенен выходила из ущелья. Между Урзернской дырой и Чёртовым мостом — около 300 метров, а вся теснина до Гёшенена — около 2,5 километров. Когда полковник Трубников появился над выходом из Урзернской дыры, передовой отряд французов оставил свою позицию. Батальон Мансурова прорвался через проход и бросился на отступавших французов в штыки.

Французы, стоявшие на противоположном берегу, начали разбирать аппарель. Но в это время к месту боев со стороны хребта Бетцберг прибыла колонна генерала Каменского. Французы начали отступать от Чёртова моста, успев предварительно частично разрушить его. Для устранения этого препятствия русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай, притащили брёвна и перевязав их офицерскими шарфами, перебросили их через образовавшийся провал. Первым, перешедшим по этой перекладине, был майор князь Мещёрский-третий, тут же смертельно раненый. За ним перешли солдаты Тревогина и Свищова.

Лекурб намеревался остановить русскую армию, однако после боев на Сен-Готарде и за Чёртов мост и отступления ему удалось собрать лишь около 6000 человек. Здесь Лекурб направил часть войск под командованием Луазона и Гюдена в западном и юго-западном направлениях, оставшись в Зеедорфе с отрядом численностью 700—900 человек. Часть войск Лекурб направил к Флюелену, откуда они эвакуировались на переправочных средствах.

Достигнув Альтдорфа, Суворов увидел, что далее дороги не имелось и Швица можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, на котором неприятель захватил переправочные средства. На это обстоятельство ни Готце, ни Штраух не обратили внимания Суворова при обсуждении плана похода. Из Альтдорфа существовали две дороги — из Шахенской долины к к верховьям р. Линт, где Суворов мог соединиться с отрядом Линкена, и из Мадеранской долины — к верховьям Рейна. Однако ни та, ни другая не вели к Швицу и соединение с войсками Римского-Корсакова и Готце было невозможно. Находясь в столь критическом положении, Суворов узнал о существовании двух горных троп — через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, откуда шла дорога к западу на Швиц. Тогда он решил направить по кратчайшей из них (протяженностью 18 километров), идущей через перевал Кинциг, всю армию, намереваясь во что бы то ни стало дойти до Швица.

С рассветом 27 сентября армия выступила. Авангард вёл Багратион, за ним следовали войска генералов Дерфельдена и Ауфенберга, а за ними — вьюки. Розенбергу было приказано прикрывать тыл от нападений Лекурба и следовать за вьюками. Переход армии представлял огромные трудности. Множество людей, лошадей и вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. Через 12 часов пути авангард достиг деревни Мутен и захватил стоявший там французский пост (150 чел), не успевший сделать ни единого выстрела. Остальные войска растянулись по всему пути и провели ночь на снежном перевале. Лишь вечером 28 сентября хвост колонны добрался до Мутена. Затем ещё в течение двух дней той же дорогой тянулись вьюки. Арьергард за это время отразил два нападения Лекурба.

С 28 на 29 сентября арьергард двумя колоннами с интервалом в несколько часов двинулся вслед за главными силами. Лишь утром 29 сентября Лекурб, поняв, по какому пути ушла русская армия, послал сообщение Массене, Молитору, Мортье и Луазону о том, что Суворов во главе 20—25-тысячной армии вторгся в Мутенскую долину через перевал Кинциг-Кульм. Последние части арьергарда Суворова прибыли в Мутенскую долину 29 сентября. В тот же день, в Мутенской долине, Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении Римского-Корсакова и Готце.

Узнав о поражении Римского-Корсакова, Суворов понял, что продолжать движение к Швицу, занятому главными силами противника, бессмысленно. Казачьи разъезды, посланные в восточную часть долины, вместо австрийцев корпуса Линкена обнаружили там французов. После поражения Готце тот отступил, позволив французам запереть выход из долины. Русская армия оказалась в каменном мешке, в окружении превосходящих сил противника, без продовольствия, с ограниченным количеством боеприпасов.

29 сентября в трапезной женского францисканского монастыря Св. Иосифа собрался военный совет. На нем было принято решение пробиваться на восток, через Клентальскую долину (отделённую от Мутенской долины горой Брагельберг) к Гларусу.

В тот же день австрийская бригада Ауфенберга взошла на Брагельберг, сбила французские посты и спустилась в Клентальскую долину. За ней последовал авангард Багратиона и дивизия Швейковского (6 тысяч). За ними шли войска во главе с Суворовым. Отступление совершалось под прикрытием арьергарда Розенберга (первоначальная численность около 4 тысяч), который стоял у Мутена, охраняя тыл Суворова и дожидаясь окончания спуска в долину вьюков. Стремясь прочнее запереть русскую армию, Массена направил часть своих войск к выходу из Клентальской долины, а сам, возглавив 18-тысячную группировку, двинулся на Швиц с целью нанести удар на Мутен, в тыл русской армии. Во французской армии в связи с достигнутыми успехами царило победное настроение. План разгрома французов в Швейцарии силами 3-х группировок союзных войск был сорван.

30 сентября бригада Ауфенберга была атакована французской бригадой генерала Габриэля Молитора и оказалась в опасном положении. Ауфенберг начал переговоры о сдаче, но на помощь австрийцам прибыл авангард Багратиона. Вечером 30 сентября передовые части русских войск обратили в бегство французов, атаковавших Ауфенберга. Пытаясь в поисках спасения переплыть через небольшое озеро Рутен, более 200 человек утонуло, многие, рассеявшись по горам, в темноте срывались с круч, спасаясь от преследования, 168 солдат и офицеров во главе с командиром полка попали в плен. 1 октября произошли ожесточенные бои между русскими и французскими войсками поначалу равной численности (около 5−6 тысяч человек). Они окончились полным поражением последних, понёсших большие потери и отброшенных сперва на 6 километров, к деревне Нецсталь. Тем самым русской армии был открыт путь на Гларус. После упорного боя Багратион выбил их и оттуда, с ходу захватив деревню Нефельс на берегу реки Линт. Однако в это время к Молитору, уже наголову разбитому, подошла свежая дивизия Газана. Французы, получив значительный перевес в силах, заняли Нефельс. Контратакой Багратион снова выбил их оттуда. Пять или шесть раз Нефельс переходил из рук в руки и остался за русскими, когда Суворов отдал приказ Багратиону во избежание лишних потерь отходить к Нецсталю. Вечером 1 октября главные силы русской армии сосредоточились у Гларуса. В то время, как Багратион расчищал путь главным силам русской армии, в её тылу развернулись боевые действия между арьергардом А. Розенберга и войсками Андрэ Массены. Здесь произошло крупнейшее сражение Швейцарского похода.

30 сентября 10-тысячные французские войска атаковали русский арьергард численностью 4 тысячи человек. Войсками первой линии под командованием Максима Ребиндера французы были остановлены. С прибытием трёх полков второй линии под командованием Михаила Милорадовича русские войска перешли в контратаку, опрокинули французов и преследовали их на протяжении более 5 км до Швица, где преследование было остановлено по приказу Милорадовича. Ночью в долину спустились последние вьюки и шедшие за ними 3 полка пехоты. Силы Розенберга возросли до 7 тысяч человек. С этими силами Розенберг отступил в восточную часть долины на 3 километра, готовясь дать противнику решающее сражение. На следующий день Массена, в свою очередь, решил нанести решающий удар, в котором предполагал задействовать все имевшиеся у него силы — около 15 тысяч человек.

1 октября французы, выставив впереди густую стрелковую цепь, повели наступление тремя колоннами по обеим берегам реки Мутен. Между передовыми частями русских и французских войск началась перестрелка. Русские части стали отступать. За ними двинулась главная масса французских войск. Неожиданно для французов Милорадович развел передовой отряд в обе стороны по склонам и французские колонны очутились перед главными силами Розенберга, укрытыми в виноградниках по всей ширине долины. Русские войска были построены в две трёхшереножные линии, на расстоянии около 300 метров друг от друга, с кавалерией на флангах. В резерве стояли полки Ферстера и Велицкого.

Последовала атака русских войск. Ошеломлённые французы с минуту не предпринимали ничего, потом открыли ружейный огонь. Однако русские войска стремительно приближались к противнику. В Мутенской долине начался всеобщий рукопашный бой. Русские войска наступали настолько яростно, что некоторые батальоны второй линии опередили первую, чтобы добраться до врага. Сражение переросло в истребление французских войск. Унтер-офицер Иван Махотин добрался до Андрэ Массены, схватил его за воротник и сдёрнул с лошади. На помощь командующему бросился французский офицер. В то время, как Махотин, повернувшись к нападающему, ударил его штыком, Массена успел бежать, оставив в руках суворовского воина золотой эполет, опознанный попавшим в плен генералом Ла Курком и предъявленный Суворову. Французские войска охватила паника, они обратились в бегство. Преследуемые казаками, целые толпы сдавались в плен. Французы потерпели сокрушительное поражение. Погибло от 3 до 6 тысяч, в плен попало 1200 человек, в том числе генерал Ла Курк, захвачено знамя и 7 орудий. Русские войска потеряли около 700 человек убитыми и ранеными. Победа Розенберга имела решающее значение для успешного завершения похода. Потрясенный поражением и едва спасшийся сам, Массена не решился на новое наступление со стороны Швица.

В это время главные силы русской армии отдыхали, собираясь с силами для нового похода. По прибытии в Гларус Суворов увидел, что пропала последняя надежда на помощь и содействие австрийцев. Генерал Линкен без всякой на то причины покинул долину Линта и отступил в Граубюнден. 2 октября от Суворова отделился и отступил за Линкеном Ауфенберг. Суворов, предоставленный собственным силам, решил повернуть на юг и вывести свои войска свободным от неприятеля, но тяжёлым путём через Шванден, Эльм, Рингенкопф (Паникс), в долину Рейна. Это решение было принято на новом военном совете в Гларусе. На нём рассматривались две возможности: наступать на Нефельс и двигаться на Иланц. Однако ещё за день до военного совета Суворов послал австрийскому гарнизону в Иланце заготовить провиант на 2 дня, что говорит о заранее принятом решении. 4 октября Розенберг с пленными и трофеями присоединился к Суворову.

Армия двинулась в путь в ночь на 5 октября. Авангард вёл Милорадович, за ним шли войска Розенберга и Дерфельдена, в арьергарде находился Багратион, многократно отбрасывавший противника, пытавшегося атаковать с тыла. Марш продолжался до наступления сумерек. После полуночи 6 октября русские войска, более не преследуемые противником, снова тронулись в путь через перевал Рингенкопф (Паникс, 2 407 метра) Это был последний, наиболее тяжёлый горный переход. Тяжело раненных пришлось оставить. Войска двигались по извилистой тропинке, допускавшей движение только в одиночку, в густом тумане, при снегопаде и сильном ветре, валившем с ног. Снежный покров достигал полуметровой глубины. Число русских солдат, погибших во время этого перехода, доходило до двухсот. Вьюков было потеряно 300. В наиболее трагическом положении оказались французские пленные. Более тысячи пленных, взятых войсками Розенберга, шли без сапог, взятых у них русскими, сапоги которых полностью износились уже после перехода через хребет Рошток. До Кура дошло около 1400 пленных, столько же разбилось в пути, замёрзло и умерло от истощения сил. В пропасти пришлось бросить все орудия. Ночевала вся армия на перевале. Спуск с него 7 октября был ещё сложнее подъёма. Но и в этих условиях Суворову казалась кощунственной сама мысль избавиться от французских пленных. Вечером 7 октября русские войска достигли Иланца, а 8 октября — города Кур, где вся армия впервые с начала перехода через Паникс получила тепло, хлеб, мясные и водочные порции. Прибытием в Кур Швейцарский поход Суворова завершился.

В Куре армия отдыхала два дня, восстанавливая силы. 16 октября Суворов прибыл в Линдау. 19 октября здесь произошло соединение войск Суворова и Римского-Корсакова (последний привел около половины сил своего корпуса, 10 тысяч пехоты и 3 тысячи кавалерии). В тот же день Суворов перевёл свои войска в Баварию и расположил их на зимних квартирах между реками Иллер и Лех, ожидая распоряжений от российского императора в ответ на посланные им донесения о походе в Швейцарию. 26 ноября русская армия двинулась от Аугсбурга в Россию.

Источники: ru.wikipedia.org, nash-suvorov.ru

diletant.media

ИТАЛЬЯНСКИЙ ПОХОД СУВОРОВА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Итальянский поход Суворова — боевые действия русско-австрийской армии во главе с генерал-фельдмаршалом А. В. Суворовым против французских войск в Сев. Италии в апреле—августе 1799, как составная часть войны 2-й антифранцузской коалиции (Великобритания, Австрия, Неаполь, Россия и Османская империя) с революционной Францией.

В 1799 в соответствии с планом союзников в Средиземное море была направлена русская эскадра адмирала Ф. Ф. Ушакова, где совместно с турецким флотом захватила Ионические о-ва. В Голландию для совместных действий с англичанами был послан русский корпус генерал-лейтенанта И. И. Германа, в Швейцарию — корпус генерал-лейтенанта А. М. Римского-Корсакова для действий совместно с австрийцами.

Главный театр войны находился в Сев. Италии, где были сосредоточены австрийские войска под командованием фельдмаршала М. Меласа (86 тыс. человек), туда были направлены и русские войска (33 тыс. человек). Главнокомандующим союзными силами по просьбе австрийской стороны был назначен Суворов. Выделив часть войск для блокады крепостей Мантуя и Пескьера, Суворов с основными силами (48 тыс. человек) 15[26] — 17[28] апреля 1799 нанес поражение французской армии генерала Ж. В. Моро в сражении на р. Адда. В течение 6 недель была занята почти вся Сев. Италия, освобождены Милан и Турин. После этого главный удар Суворов неожиданно нанес на р. Треббия против французской армии генерала Ж. Макдональда (36 тыс. человек), продвигавшейся из Южн. Италии на север. В генеральном сражении при Нови 4[15] августа Суворов нанес поражение объединенной французской армии генерала Б. К. Жубера (35 тыс. человек). Италия оказалась в руках союзников. Австрийцы, опасаясь усиления русского влияния в регионе, решили удалить войска Суворова из Италии и отправили русский корпус в Швейцарию на соединение с войсками Римского-Корсакова (см. Швейцарский поход А. В. Суворова).

Лит.: Бескровный Л. Г. Итальянский и швейцарский походы А. В. Суворова // Военно-исторический журнал. 1974. № 8. С. 98—103; Клаузевиц К. 1799 год. М., 1938; Милютин Д. А. История войны 1799 г. между Россией и Францией в царствование императора Павла I. Т. 1—3. СПб., 1857; Орлов Н. А. Разбор военных действий Суворова в Италии в 1799 году. СПб., 1892.

w.histrf.ru

0 comments on “Итальянские и швейцарские походы суворова – Итальянский и швейцарский походы Суворова (1799): причины и итоги

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *