Великое посольство петра 1 карта – Великое посольство Петра I в Европу 1697-1698

Великое посольство Петра I в Европу 1697-1698

Великое посольство Петра I 1697-1698 годов — путешествие русского царя по Европе, во время которого он ознакомился с передовыми технологиями, культурой и бытом европейских держав, а также попытался найти союзников для ведения войн против Турции и Швеции. Является одним из существенных факторов повлиявших на Петра I и его последующие преобразования русского царства.

Великое посольство Петра I по Европе - 1697-1698Карта путешествия Петра I по Европе во время Великого посольства

Цели и задачи

Основные цели, ради которых Петр I организовал свое путешествие по Европе, можно перечислить кратко:

  • Разнести весть о победе Петра I в Азовских походах.
  • Найти союзников для борьбы с Османской империей (Турцией) за доступ к Чёрному морю.
  • Найти союзников для будущей войны со Швецией за доступ к Балтийскому морю.
  • Ознакомиться с культурой, бытом и технологическими традициями европейских держав.
  • Пригласить на службу иностранных специалистов, закупить корабли, вооружение, инструменты

Итоги и результаты Великого посольства

  • Петра I не пустили для осмотра крепости в Риге, что он впоследствии использовал как повод для начала войны со Швецией, назвав такое отношение «личной обидой».
  • В Пруссии Петр I обучился артиллерийскому делу, в Голландии и Великобритании — кораблестроению. Ознакомился с культурой передовых европейских государств.
  • Не удалось найти достаточно союзников для войны против Турции, но наметился Северный союз Речи Посполитой, Дании, Саксонии и Русского царства против Швеции.
  • Возвращаясь из Великого посольства Петр I привез с собой нанятых в различных странах инженеров, ремесленников, архитекторов, оружейников и др. специалистов.

xn--1-itb3afj.xn--p1acf

от турок к шведам — История России

9 марта 1697 года из Москвы отправилось в путь «великое посольство» молодого царя

Петра Алексеевича. Продолжавшееся до лета 1698 года, оно показало существующую расстановку сил в Европе и ознаменовало поворот во внешней политике Российского государства.

Отправная точка

Россия, союзница Речи Посполитой, Австрии и Венеции, с 1695 года воевала против Османской империи. Здесь Москва преследовала и свои цели, стремясь заполучить выход к Черному морю. После победного взятия турецкого Азова в 1697 году она хотела убедиться в сплоченности альянса и его готовности оказывать всяческую помощь. Пётр I, только начавший строить свой флот, не желал оставаться с турками один на один. Это стало главной побудительной причиной организации посольства в Европу. К тому же начавшееся корабельное строительство и задачи создания новой армии требовали своих учителей – образованных специалистов с Запада, а также необходимых материалов и приборов. Сам Пётр первым решил отправиться в ученье.

Для того, чтобы избежать формальности, и для большего удобства в обучении молодой государь принял решение путешествовать частным образом под именем урядника Петра Михайлова. Официальными же главами организуемого посольства стали царские соратники Франц Лефорт, Фёдор Головин и Прокопий Возницын. С ними ехало несколько десятков дворян и волонтёров. Инкогнито Пётр зачастую передвигался быстрее остальных посольских, обгоняя, а затем присоединяясь к ним.


Урядник Пётр Михайлов

Путь посольства пролегал через шведскую в ту пору Ригу и вассальное Польше герцогство Курляндское в прусские земли, Голландию и Англию (ее король правил и Соединенными провинциями Нидерландов), Австрию и Венецию.

«Я ученик и ищу себе учителей»

26-летний Пётр Алексеевич, часто оставляя посольство позади, первым оказывался на месте и не терял времени даром. Из не оставившей приятных впечатлений Риги он через Митаву и Либаву добрался морем до Кёнигсберга. Местная крепость Фридрихсбург вдохновила Петра на последующую постройку похожих укреплений на острове Котлин. В Пиллау началось первое учение царя. Здесь он постигал артиллерийскую науку у прусского подполковника, по окончании чего получил аттестат «огнестрельного мастера». 

В августе урядник Михайлов уже был в Голландии. Первые учителя царя в родной стране были голландцами, славными плотниками и корабелами. В Саардаме и Амстердаме Петр I несколько месяцев работал на верфях Ост-Индской компании. С помощью амстердамского бургомистра Николааса Витсена он смог заказать голландские суда, нанять корабельщиков для русского флота и специалистов для нужд армии. Помимо этого, он посещал местные мануфактуры, арсеналы, крепости, музеи и даже анатомические лекции.


Открытый лист для путешествия под именем Петра Михайлова. 1697 г. РГАДА

Однако для лучшего знакомства с конструированием военных судов Пётр в январе 1698 года отправился в Англию, куда его лично пригласил король Вильгельм III. Здесь инспектор королевского флота сэр Энтони Дин стал для любознательного царя преподавателем кораблестроения. Петр Алексеевич посетил восхитившие его военно-морские учения в Портсмуте, Гринвичскую обсерваторию, Лондонское королевское общество, университет в Оксфорде, побывал в доках и арсеналах, не оставляя и музеев. Заинтересовал его и английский военно-морской устав. Известно и о посещении Петром знаменитого парламента.

Проведя на английской земле три месяца, государь вернулся в Голландию, откуда заторопился в Австрию, на что были весомые политические причины.

Война с османами и «испанское наследство»

Невероятно любознательный, жаждавший учиться сам и научить других, технологически поднять свою страну, Пётр Алексеевич смог здесь преуспеть. Однако главной его целью во время посольского путешествия все-таки оставалось решение османского вопроса. Он не мог позволить России воевать против турок в одиночку. Однако названные союзники явно отходили от совместного противоборства. Виной тому, помимо частных интересов государств, стала зарождающаяся война за испанское наследство, втянувшая в конфликт чуть ли не всю Европу.


Карта следования Великого посольства

Однако, по порядку. В начале пути «великое посольство» посетило Кёнигсберг, где гостей радушно принял бранденбургский курфюрст и будущий прусский король Фридрих I. Обе стороны подтвердили свою дружбу и важность борьбы с османами. Фридрих, желавший получить прусскую корону, предложил Петру оборонительный союз, но тот остановился на устном обещании поддержки.

Волновали Петра I и последствия междуцарствия в союзной в ту пору Польше. Претендентов было множество, большую опасность из них представлял французский принц Конти, так как Франция, дружественная к Турции и втягивавшая Австрию в борьбу за испанские владения, могла привести Речь Посполитую к миру с османами. Главным противником Конти в Польше стал саксонский курфюрст Фридрих Август, которого официально поддержал русский царь. В итоге саксонская партия взяла вверх. Фридрих Август, вступивший на польский престол под именем Августа II, в ответ на поддержку заверил Россию в сохранении союза против Турции.

Подобный успех не повторился в Англии и Голландии. Эти страны, также вовлечённые в войну за испанское наследство, не стали союзниками России в турецком конфликте. Они выступали за мир между Турцией и Австрией, чтобы последняя могла, не связывая себе руки, полноценно противостоять французам вместе с англичанами и голландцами. При этом всех бы устроила чисто русско-турецкая война, в таком случае Россия отвлекла бы внимание османов на себя, с чем она, конечно, согласиться не могла.


Г. Кнеллер. Портерт Петра I. 1698 г.

Оставались еще два союзника – Австрия и Венеция. Но и здесь всё шло не гладко. По пути в Вену Пётр I узнал о стремлении австрийских политиков к миру с Османской империей. Длительные переговоры с австрийским императором Леопольдом II в июне 1698 года привели лишь к обещанию последнего поддержать Русское государство в переговорах с Турцией. Венеции же Пётр так и не достиг, этому помешали известия о восстании в Москве стрельцов. Царь был вынужден повернуть домой.

Внешняя политика: смена приоритетов

В австрийской столице остался один из руководителей «великого посольства» Прокопий Возницын. Осенью 1698 года он представлял Россию на конгрессе в Карловицах. Здесь Австрия и Польша заключили мир с Турцией, России же в таких условиях ничего не оставалось, как добиваться перемирия, что она и сделала. Возницын сумел сохранить Азов, но был вынужден отдать османам Керчь. В 1700 году между двумя государствами был подписан мирный договор.

Увидев во время «великого посольства» новую расстановку сил в Европе, Пётр I смог направить свои усилия в другую сторону. Он обратил свой взор на северо-запад, к землям, выходившим к Балтийскому морю и потерянным Россией по Столбовскому миру 1617 года со Швецией. Однако война с такой сильной державой тоже не могла вестись в одиночку. Ещё во время посольства Пётр смог наметить будущих союзников и в этом деле: вспомним предложение курфюрста Бранденбурга о союзе. Кроме того, спеша в Москву в июле 1698 года, царь вновь пообщался с другим новым союзником – королём польским и саксонским курфюрстом Августом II. Тогда же был намечен их союз против Швеции. Более того, Август смог убедить выступить на их стороне и противницу Швеции Данию. Так формировался Северный союз государств, вступивших в Северную войну в 1700 году.


Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный художник. 1690-е гг.

Начиналась новая страница русской истории. «Великое посольство» сыграло в этом свою значительную роль.

Обложка: Петр в английском Дептфорде. 1698 г. Источник иллюстраций: https://pinterest.com

histrf.ru

Великое посольство Петра I

Великое посольство выехало из Москвы в Европу для поиска союзников в войне с Османской империей в марте 1697 года. Его возглавили великие послы — Ф. Лефорт, Ф. А. Головин и П. Б. Возницын. В составе посольства значились дипломаты, переводчики, волонтеры, ехавшие изучать военно-морское дело и кораблестроение (среди которых находился урядник Преображенского полка Петр Михайлов — сам царь Петр I), священники, лекари, слуги, солдаты и офицеры охраны, повара. В общей численности набралось более 250 человек. Обоз посольства насчитывал тысячи саней.

Посольству предстояло выполнить несколько важных задач: заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Турции; благодаря поддержке европейских держав, получить северное побережье Черного моря; пригласить на русскую службу иностранных специалистов, заказать и закупить военные материалы, вооружение и т. д.

Петр I формально следовал инкогнито, но его заметная внешность легко выдавала его. Да и сам царь во время путешествия нередко предпочитал лично возглавлять переговоры с иностранными правителями.

Первую длительную остановку посольство сделало в Митаве, где Петр неофициально встретился с герцогом Курляндским. Несмотря на неформальный характер, встреча была очень пышной. Местные иезуиты напечатали к приезду русского царя поздравительные орации на немецком, латинском и греческом языках. В них Петр I прославлялся как победитель турок и покоритель Азова. Сочинения торжественно зачитывали участникам посольства.

Далее посольство двинулось через Курляндию в Бранденбург, объехав стороной Польшу, где было междуцарствие. В Либаве Петр покинул посольство и морем отправился в Кенигсберг.

В Кенигсберг Петр прибыл 7 мая после пятидневного морского путешествия на корабле «Святой Георгий». Там он был радушно принят курфюрстом Фридрихом III.

Следовавшее сухопутным путем посольство отставало от Петра, поэтому в Пиллау (ныне Балтийск), чтобы не терять времени, царь стал учиться артиллерии у прусского подполковника Штейтнера фон Штернфельда. Учитель выдал ему аттестат, в котором свидетельствовал, что «господинъ Петръ Михайловъ вездѣ за исправнаго, осторожнаго, благоискуснаго, мужественнаго и безстрашнаго огнестрѣльнаго мастера и художника признаваемъ и почитаемъ быть можетъ».

Фридрих III планировал объявить себя королем Восточной Пруссии. В преддверии этого события Фридрих предложил Петру заключить оборонительный и наступательный союз, однако царь ограничился устным обещанием военной поддержки. В составленном договоре речь шла исключительно о торговле — праве России провозить свои товары в европейские страны через территорию курфюршества, а Бранденбургу — в Персию и Китай по российской территории. Первая (тайная) встреча между Петром I и Фридрихом III состоялась 9 мая.

Добравшись в начале августа 1697 года до Рейна, Петр по реке и каналам спустился до Амстердама. Не останавливаясь в Амстердаме, Петр отправился в Саардам, небольшой городок, славившийся множеством верфей и кораблестроительных мастерских. На другой день царь под именем Петра Михайлова записался на верфи Линста Рогге.

В Саардаме Петр жил в деревянном домике на улице Кримп. Он неделю работал простым плотником на верфи, между делом осматривал фабрики, заводы, лесопильни, сукновальни, навещая семьи голландских плотников, уехавших в Москву. Однако красная фризовая куртка и белые холщевые штаны голландского рабочего не укрыли Петра от досадливых разоблачений, и вскоре ему стали не давать прохода любопытные зеваки, собиравшиеся посмотреть на царя-плотника.

16 августа 1697 года Петр вернулся в Амстердам. Через бургомистра города Витзена он выхлопотал себе разрешение работать на верфях Ост-Индской компании.

Однако, Петр не только кораблестроением занимался в Голландии: он ездил с Витзеном и Лефортом в Утрехт для свидания с штатгальтером нидерландским Вильгельмом Оранским. Витзен водил Петра на китобойные суда, в госпитали, воспитательные дома, фабрики, мастерские. Петр изучил механизм ветряной мельницы, посетил писчебумажную фабрику. В анатомическом кабинете профессора Рюйша царь присутствовал на лекциях по анатомии и особенно заинтересовался способами бальзамирования трупов. В Лейдене в анатомическом театре Бургаве Петр сам принимал участие во вскрытии трупов. Увлечение анатомией в будущем послужило причиной создания первого российского музея — Кунсткамеры.

Четыре с половиной месяца Петр провел в Голландии. Но царь остался недоволен голландским кораблестроением. Уже в России он научился плотничать, в Голландии же хотел изучить теорию кораблестроения. Но голландцы строили суда навыком, не умея составлять корабельных чертежей, не зная теории корабельного искусства. Это сердило Петра. Случайно узнал он, что теория судостроения выработана у англичан, и решился поехать в Англию; в Москву же послал приказ подчинить голландских мастеров на Воронежской верфи мастерам венецианским и датским.

В начале 1698 года Петр отправился в Англию. Там он пробыл около трех месяцев. В Лондоне Петр радушно был встречен королем, подарившим ему свою лучшую новенькую яхту, а также побывал в Королевском обществе наук, где видел «всякие дивные вещи». Потом царь перебрался в Дептфорд, где на королевской верфи под руководством известного английского кораблестроителя и политика Энтони Дина (старшего) пополнил свое кораблестроительное образование.

Из Дептфорда Петр ездил в Лондон, в Оксфорд, особенно часто в Вулич, где в лаборатории наблюдал приготовление артиллерийских снарядов и «отведывал метания бомб». В Портсмуте он осматривал военные корабли, тщательно замечая число пушек и калибр их, вес ядер. У острова Байта для него дано было примерное морское сражение.

Раза два Петр заходил в англиканскую церковь, был на заседании парламента. Сохранилось особое сказание об этом «скрытном» посещении, очевидно Верхней палаты, где Петр видел короля на троне и всех вельмож королевства на скамьях. Выслушав прения с помощью переводчика, Петр сказал своим русским спутникам: «Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему государю правду; вот чему надо учиться у англичан».

Из Англии Петр снова вернулся в Голландию, но после переговоров направился в Вену. Политические переговоры в Голландии не удались — голландцы не согласились встать на сторону России в конфликте с Османской империей.

Через Лейпциг, Дрезден и Прагу Петр направился в столицу Австрии Вену. До Вены он доехал только в июне и прожил там около месяца. Встреченный императором Леопольдом очень радушно, он осматривал Вену, а между тем деятельно шли переговоры русских и венских дипломатов в войне с турками. С удивлением и досадой видел Петр, что австрийские политики не только не разделяют его завоевательных видов на Турцию, но даже не желают продолжения и той вялой войны, какую вели до тех пор. Петр убедился, что коалиция против турок, о которой он мечтал, невозможна, что следует и России мириться с Турцией, если она не хочет воевать с нею один на один.

14 июля 1698 года состоялась прощальная встреча Петра I с императором Священной римской империи (правителем Австрии) Леопольдом I. Посольство намеревалось выехать в Венецию, но неожиданно из Москвы пришли известия о бунте стрельцов и поездка была отменена.

По дороге в Москву Петр I узнал о подавлении бунта. 31 июля в Раве Петр I встретился с королем Речи Посполитой Августом II. Общение двух монархов, бывших почти ровесниками, продолжалось в течение трех дней. В результате возникла личная дружба и наметилось создание союза против Швеции.

25 августа 1698 года Петр I прибыл в Москву.

Источники: histrf.ru, rushist.com, ru.wikipedia.org, aria-art.ru

diletant.media

европейский тур Петра Алексеевича — История России

Пётр I был первым русским царём, который предпринимал далёкие путешествия за пределы своей родины. Первая такая «экскурсия» состоялась в 1697-1698 годах, и она получила широкую известность под названием Великого посольства

Первое посольство

Посольство ставило перед собой несколько целей. Петру очень хотелось заручиться поддержкой европейских держав в борьбе с Турцией, приобрести импортное оборудование и пригласить в Россию квалифицированных специалистов. Правда, исполнения всех задумок большое царское путешествие так и не принесло. Европейские державы так и не сплотились против Турции, а в будущем активно использовали её против России, что как раз и вело к её ослаблению. А вот для борьбы со Швецией союзники нашлись, но очень ненадёжные, и дальнейший ход Северной войны наглядно это показал.

Маршрут движения Великого посольства

Маршрут движения Великого посольства

Источник: pinterest.ru


Во главе посольства стоял Франц Лефорт и дипломаты Фёдор Головин и Прокопий Вознесенский. Но то, что царь путешествовал инкогнито, никого не обманывало. Все хорошо знали, кто приехал в мундире скромного солдата-преображенца. Пётр Алексеевич часто сам возглавлял переговоры, при этом вовсе не таился.

Царь успевал многое: проводил дипломатические беседы, посещал театры и музеи, засиживался в различных лабораториях и мануфактурах, совершенствовал свои знания в корабельном деле. Успел побывать в Англии и Австрии, но, к сожалению, многие вопросы так и не смог решить.

Открытый лист, с которым Пётр I путешествовал за границей под именем Петра Михайлова. 1697

Открытый лист, с которым Пётр I путешествовал за границей под именем Петра Михайлова. 1697

Источник: upload.wikimedia.org


Поездка же молодого царя в Венецию не состоялась, так как из России пришли тревожные вести об очередном стрелецком бунте. Тем не менее Пётр вернулся на родину не с пустыми руками. Появились союзники для борьбы за побережье Балтийского моря (Северный Союз), укрепились связи с Европой, а многое из того, что молодой монарх увидел в европейских странах, послужило делу реформ.

За границу для лечения

Со времени Великого посольства прошло 19 лет, и Пётр Алексеевич вновь собрался посетить Европу. Путешествие предполагалось длительное, однако и прежде царь не был «невыездным». Северная война велась в том числе на территории Речи Посполитой, а в 1711-1713 годах царь в рамках военной кампании побывал в ряде городов Северной Германии и Дании.

Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг.

Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг.

Источник: upload.wikimedia.org


В начале 1716 года началось второе длительное, двухлетнее путешествие российского монарха. На этот раз победоносному Петру не пришлось рядиться в солдатский мундир. Новая большая поездка ставила перед собой только три цели: подлечиться, побывать на свадьбе племянницы и, наконец, «добить» Карла XII и завершить войну со Швецией. Действительно, здоровье царя вызывало серьёзное беспокойство. Эпилептические припадки не тревожили так, как приступы лихорадки, которые скорее всего были следствием чрезмерного напряжения сил. В 1715 году царь так расхворался, что его даже причастили как перед смертью. Русские врачи ездили в Европу за консультациями, но вернулись с рекомендациями, что надо ехать на курорт Бад-Пирмонт близ Ганновера к источникам минеральной воды. Кроме того, Пётр хотел присмотреть за свадьбой своей племянницы Екатерины, дочери сводного брата Ивана, которая выходила замуж за герцога Мекленбургского. И, наконец, личное присутствие царя могло подтолкнуть датчан к вторжению в шведские пределы, что в результате должно было заставить упрямого Карла прекратить войну.

Увидеть Париж

В январе 1716 года русская делегация покинула Петербург. В поездке царя сопровождали высшие чины Посольской канцелярии и царедворцы Павел Ягужинский и Андрей Остерман. Первая большая остановка произошла в Данциге, где состоялась свадьба его племянницы. После матримониальных мероприятий царь проследовал в Бад-Пирмонт на лечение. В июне 1716 года он направился на балтийское побережье, в германский Росток, к русской эскадре, с которой прибыл в Копенгаген. Дальше его маршрут пролегал через Мекленбург, Гамбург, и в декабре 1716 года неутомимый путешественник был уже в Амстердаме. В любимой ещё по первому заграничному вояжу Голландии Пётр задержался на несколько месяцев. Здесь он занимался вопросами внешней политики и обретал разносторонние сведения в области хозяйства, наук и искусства. Здесь он приобрёл анатомическую коллекцию Рюйша, которая впоследствии стала основой для первого русского музея – Кунсткамеры в Петербурге. Очень интересовали царя голландские мануфактуры, мельницы, заводы. В дальнейшем то, что Пётр «подсмотрел» у голландцев, прижилось в России.

В Голландии

В Голландии

Источник: upload.wikimedia.org


27 апреля 1717 года царь прибыл в Париж. У него состоялась встреча с регентом Франции Филиппом Орлеанским, а на следующий день он встретился с семилетним французским королём Людовиком XV, сидевшим на престоле уже второй год.

Остальное время Пётр посвятил достопримечательностям Парижа. Он побывал в обсерватории, в анатомическом институте, на гобеленовой фабрике, в картинной галерее и библиотеке. Не остались без внимания мастерские, наблюдал он и за строительством моста. Царь был в опере, во многих замках, в Люксембургском дворце, а в Сен-Сире осмотрел знаменитую женскую школу. Русский монарх побывал в Сорбонне, осмотрел королевскую типографию, был на заседании парламента и в Академии наук. Это пребывание Петра в Париже заложило основы дальнейших близких отношений между Россией и Францией.

Петр I в иноземном наряде

Петр I в иноземном наряде

Источник: pinterest.ru


Второе и последнее большое путешествие русского царя за границу прошло без больших происшествий, да и бунта стрельцов на родине уже можно было не опасаться. Пётр возвратился в Петербург, подлечившись и укрепив свои связи с Европой, впечатлённой недавними победами царя над шведами.

Обложка: russian.rt.com


Смотрите также:

«Великое посольство» Петра Первого: от турок к шведам

Потешные войска Петра Первого

Воинский устав Петра I: все об армии и уголовном праве

Особый закон для любителей бороды: налог и спецодежда от Петра I

Как Петр I взял шведов на абордаж: первый триумф русского флота

histrf.ru

Великое русское посольство Петра I

Великое русское посольство Петра IКак известно, отправной точкой в истории российской дипломатии считается время правления Петра I, реформы которого укрепили Русское государство и создали условия для независимого политического и экономического развития России. Успешное преодоление решительного сопротивления Европы (включая и так называемых союзников) возвышению России, разрушение всех попыток образования антирусской военно-политической коалиции – величайшее достижение петровской дипломатии. Это, в частности, выразилось в том, что Петр I завоевал на огромном протяжении балтийское побережье, а затем заставил Европу признать эти справедливые и оправданные приобретения.

Но в отличие от таких своих современников, как Людовик XIV, Карл XII, Георг I, он не был завоевателем. Об этом с неотразимой убедительностью говорит вся история петровской дипломатии. Территориальные присоединения при Петре были оправданы жизненно необходимыми интересами безопасности России. И они в последнем счете отвечали постоянной заботе Петра об установлении «генеральной тишины в Европе», или, выражаясь современным языком, его стремлению к обеспечению общеевропейской безопасности. Сущность дипломатии Петра точно передает пушкинский образ: «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль – при стуке топора и громе пушек». Географически Россия всегда была частью Европы, и лишь злосчастная историческая судьба временно разделила развитие западной и восточной частей одного континента. Значение петровских преобразований в том и состоит, что они сделали международные отношения на нашем континенте подлинно общеевропейскими, соответствующими географическим рамкам Европы от Атлантики до Урала. Это всемирно-историческое событие приобрело огромную важность для всей последующей трехвековой истории Европы, вплоть до наших дней.

Этому во многом способствовала блестящая идея Петра направить ровно 320 лет назад в Западную Европу русское Великое посольство. В истории дипломатии трудно найти столь знаменательное предприятие, каким оно оказалось. С точки зрения достижения конкретных внешнеполитических задач, поставленных перед этим посольством, оно завершилось неудачей. Однако по своим реальным практическим последствиям Великое посольство имело поистине историческое значение, прежде всего для отношений между Россией и европейскими странами, а в дальнейшем для судьбы всей Европы.

Американский историк Р. Мэсси отмечает: «Последствия этого 18-месячного путешествия оказались чрезвычайно важными, даже если цели Петра казались узкими. Он поехал в Европу с решимостью направить свою страну по западному пути. На протяжении веков изолированное и замкнутое старое Московское государство теперь должно было догнать Европу и открыть себя Европе. В определенном смысле эффект оказался взаимным: Запад влиял на Петра, царь оказал огромное влияние на Россию, а модернизированная и возрожденная Россия оказала, в свою очередь, новое, огромное влияние на Европу. Следовательно, для всех трех – Петра, России и Европы – Великое посольство было поворотным пунктом».

РАСШИРИТЬ АНТИТУРЕЦКУЮ ЛИГУ. НО НЕ ТОЛЬКО

Великое посольство было отправлено Петром I к императору Австрийскому, королям Английскому и Датскому, к папе Римскому, к Голландским штатам, курфюрсту Бранденбургскому и в Венецию. Указ о Великом посольстве и его задачах был подписан 16 декабря 1696 года. Перед ним была поставлена главная цель – расширение и укрепление антитурецкой лиги, «для подтверждения древней дружбы и любви, для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста господня – салтана турского, хана крымского и всех бусурманских орд, к вящему приращению государей христианских». Вместе с тем Великое посольство должно было подыскивать опытных моряков и артиллеристов, закупать снаряжение и материалы для кораблестроения, а также заботиться об устройстве за границей «волонтеров» для обучения ремеслам и военным наукам. Великое посольство выполняло, таким образом, одновременно задачи дипломатической, военно-дипломатической и консульской служб.

Основные цели Великого посольства, пишет Василий Осипович Ключевский, заключались в следующем: «Со своей многочисленной свитой под прикрытием дипломатического поручения направилось оно на запад с целью все нужное там высмотреть, вызнать, перенять мастеров, сманить европейского мастера». Но, думается, не только мастеров собирались «сманить» дипломаты. Уже то, что посольством руководил один из самых опытных российских военных того времени, говорит о многом. Можно предположить, что Петр тогда уже задумал «отвоевать» Балтийское море, а потому, наряду с поиском мастеров по военным кораблям, обучению строительства последних, он собирал и внимательно изучал всю информацию, связанную с состоянием вооруженных сил Западной Европы. Это предположение подтверждается и всем развитием ситуации, связанной с Великим посольством.

«Идей, навеянных свежим ветром с Запада, у пятого царя Романова было множество, но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Петр снарядил Великое посольство из более чем двухсот человек, в которое вошли врачи, священнослужители, писцы, переводчики, телохранители; включил он в него также своих друзей и молодых дворян, чтобы и они делу поучились», – указывает В.Г. Григорьев в книге «Царские судьбы».

Великое русское посольство Петра IОфициально дипломатическую миссию возглавляли три «великих посла»: генерал-адмирал Франц Яковлевич Лефорт (первый посол), генерал-кригскомиссар боярин Федор Алексеевич Головин (второй посол) и думный дьяк Прокофий Богданович Возницын (третий посол). Свиту послов составляли 20 дворян. К посольству было прикомандировано 35 «волонтеров», ехавших для определения «в науку». Среди последних был и сам Петр I под именем Петра Михайлова. Инкогнито давало ему возможность избежать пышных приемов и использовать заграничное путешествие для ознакомления с европейскими странами и обучения различным ремеслам, принимая в то же время непосредственное участие в делах Великого посольства.

ЕВРОПА ВСТРЕТИЛА ТРУДНОСТЯМИ

Как гласит Русский государственный календарь, «Великое посольство Царя Петра I отправилось в Западную Европу 9/22 марта 1697 года...». (Кстати, торжественная церемония его возвращения состоялась в Москве 20 октября 1698 года. – В.В.). В выполнении основной задачи оно с самого начала встретилось со значительными трудностями. В центре западноевропейской политики стояла в то время предстоящая борьба за испанское наследство и за берега Балтийского моря. Поэтому даже те государства Западной Европы, которые уже воевали с Турцией, стремились скорее закончить эту войну, чтобы освободить свои силы. Правда, незадолго до отъезда Великого посольства из Москвы, в феврале 1697 года, русскому посланнику в Вене Козьме Нефимонову удалось заключить тройственное соглашение с Австрией и Венецией против Турции, но дальше этого укрепление союза против турок не двинулось.

Вначале Великое посольство направилось через Лифляндию и Курляндию в Кёнигсберг, ко двору курфюрста Бранденбургского. Первая остановка была сделана в Риге. И там оно оставило о себе неизгладимое впечатление. Так, губернатор города швед Дальберг отмечал: «Некоторые русские позволили себе расхаживать по городу, влезать на высокие места и таким образом изучать его расположение, другие опускались во рвы, исследовали их глубину и срисовывали карандашом планы главнейших укреплений».

Обеспокоенный действиями русских, губернатор потребовал от первого посла Лефорта, что он «не может позволить, дабы больше шести человек русских вдруг находились в крепости, и будет за ними для пущей безопасности караул ходить». Даже Петру (правильнее сказать уряднику Преображенского полка Петру Михайлову) не было сделано каких-либо послаблений: «И когда царское величество для удовольствия своего изволил с некоторыми особами из своей свиты в город ходить, то хотя его подлинно знали, но ему такой же караул, как выше писано, приставили и злее поступали, нежели с прочими, и меньше дали времени быть в городе».

Петру ничего не оставалось, как отсиживаться в местной «гостинице». Там, однако, он получил возможность составить подробное письмо, отправленное в Москву дьяку Андрею Виниусу, который ведал царской перепиской и суммированием всех сделанных царем заграничных наблюдений: «Мы ехали через город и замок, где солдаты стояли на пяти местах, которые были меньше 1000 человек, а сказывают, что все были. Город укреплен гораздо, только недоделан». В этом же письме Петр отдельной строкой замечает, как бы невзначай: «Впредь буду писать тайными чернилами, – подержи на огне и прочтешь... а то здешние людишки зело любопытные».

Такая предосторожность не была излишней: из огромного потока информации, которая буквально с первого дня обрушилась на участников Великого посольства, было решено остановиться на главном – поиске кратчайшего пути к усилению военной мощи России и особенно созданию своего флота. И ни к чему было делиться полученными секретами с противником, сообщать всей Европе о своих «белых пятнах» в военно-морском деле.

ПОЛЬСКИЙ ВОПРОС

Первым в деле добывания информации оказался сам царь. «Пока спутники Петра I, обремененные церемониальными мероприятиями, были на переезде к Кёнигсбергу, царь, прибывший туда на неделю раньше, успел пройти короткий курс артиллерийской стрельбы и получил аттестат, в котором свидетельствовало, что «господина Петра Михайлова признавать и почитать за совершенного в метании бомб и в теории науки и в практике, осторожного и искусного огнестрельного художника».

Заключенный с Бранденбургом Кёнигсбергский договор уже намечал новые пути во внешней политике России, приведшие ее вскоре к Северной войне. Однако Петр I все же намеревался продолжать войну с Турцией.

Находясь в Кёнигсберге, он деятельно поддерживал кандидатуру Фридриха Августа Саксонского на происходивших в то время в Польше выборах короля. Он направил Сейму специальное письмо, в котором всячески рекомендовал избрание этого кандидата в противовес французскому ставленнику принцу Конти, воцарение которого вовлекло бы Польшу в орбиту французской политики и оторвало бы ее от союза с Россией против Турции. Одновременно к польской границе было двинуто внушительное русское войско. Таким образом, было обеспечено избрание саксонского курфюрста, будущего союзника России в Северной войне.

Не успели остыть орудийные стволы в Кёнигсберге, как с небольшой свитой Петр Михайлов продолжал двигаться, почти без остановок, на почтовых перекладных впереди всего Великого посольства, один за другим мелькали города: Берлин, Бранденбург, Гольберштадт. Остановились только у знаменитых заводов Ильзенбурга, где пытливый Петр ознакомился с «выпуском чугуна, варкой железа в горшках, ковкой ружейных стволов, производством пистолетов, сабель, подков». В Германии Петр оставил несколько солдат Преображенского полка, перед которыми поставил задачу обучиться всему, что знают в артиллерийском деле немцы. Один из преображенцев, сержант Корчмин, в своих письмах к царю перечислял все, что уже было постигнуто, и подытоживал: «А ныне учим тригонометрию».

Петр в ответном послании с удивлением вопрошал: как это преображенец С. Буженинов «осваивает тонкости математики, будучи совершенно неграмотным». Корчмин с достоинством поведал: «И я про то не ведаю, но Бог и слепых просвещает».

УЧИЛИСЬ СТРОИТЬ КОРАБЛИ

Из Бранденбурга Великое посольство направилось в Голландию. В Гааге, куда оно прибыло в сентябре 1697 года, несмотря на оживленную дипломатическую деятельность (состоялось четыре конференции), не удалось добиться успеха, так как Голландия заключила в это время мир с Францией и не решалась оказывать материальную поддержку России в борьбе с Турцией, союзницей Франции. Великое посольство задержалось в Амстердаме, где занималось наймом матросов и инженеров, а также закупкой оружия, материалов и инструментов. «С русской стороны было высказано пожелание, в возможно короткие сроки, получить помощь кораблями, оружием, пушками и артиллерийскими ядрами. Послы просили Нидерланды построить для России семьдесят военных кораблей и более сотни галер». Эта просьба «не была уважена и сообщена послам в смягченном до последней степени любезности виде».

Русские провели в Голландии девять месяцев, хозяева вели переговоры неторопливо, а гости занимались не только официальной дипломатией, но и иными делами, разъезжая по стране, они интересовались всем – от выращивания тюльпанов до строительства кораблей и проч. В частности, сам Петр четыре месяца проработал корабельным плотником на одной из голландских верфей.

«Ненасытная его жадность, – писал в своем многотомном труде С.М. Соловьев, – все видеть и знать приводила в отчаяние голландских провожатых: никакие отговорки не помогали, только и слышалось: это я должен видеть!»

После гостеприимной Голландии 10 (23) января 1698 года царь Петр в сопровождении Якова Брюса и Петра Постникова отправился в Англию, где пробыл около двух месяцев. О пребывании царя в Англии свидетельствует «Юрнал (журнал) 205 году» и записи о пребывании русского самодержца, ставшие затем историческими реликвиями. Долее всего Петр I задержался в Дептфорде, работая на верфи (сегодня одна из улиц города в его честь называется Czar Street. – В.В.). Кроме того, он посетил главную базу английского флота Портсмут, Оксфордский университет, Гринвичскую обсерваторию, Монетный двор, знаменитый артиллерийский арсенал и литейный завод в Вулвиче, участвовал в качестве наблюдателя в крупном военно-морском учении, познакомился с Исааком Ньютоном. Петр побывал также в английском парламенте, где заявил: «Весело слышать то, когда сыны отечества королю говорят явно правду, сему-то у англичан учиться должно», присутствовал на заседании Английского королевского общества, имел свидание с английским королем.

В Лондоне был подписан торговый договор, по которому лорду Кармартену была продана монополия на торговлю в России табаком. Когда ему заметили, что русские считают курение большим грехом, царь ответил: «Я их переделаю на свой лад, когда вернусь домой!»

Из английских впечатлений Петра одно, возможно, легло в основу идеи создания Триумфального столпа в честь победы в Северной войне: в 1698 году в Лондоне царь был «на столпе», с которого весь Лондон видать», то есть, вероятно, на колонне, воздвигнутой Кристофером Реном после лондонского пожара 1666 года.

Как утверждает Русский государственный календарь, в ходе поездки в Англию царю и его помощникам удалось привлечь для работы в России многих британцев: военных, инженеров, медиков, строителей, даже одного архитектора, который работал затем под Азовом.

После Англии посольство вновь оказалось на континенте, его путь лежал в Вену. В 1698 году Австрия при посредничестве Англии приступила к мирным переговорам с Турцией. Петр в сопровождении Великого посольства направился в Вену, но предотвратить заключение мира ему не удалось. При переговорах с австрийским канцлером графом Кинским Петр настаивал на том, чтобы в мирном договоре было обеспечено получение Россией кроме Азова также и Керчи. Это требование не было поддержано австрийцами. Весь ход переговоров с ними убедил Петра в том, что выход Австрии из двустороннего союза стал реальностью.

ВРЕМЯ РЕФОРМ

Великое посольство уже собралось отправиться далее в Венецию, когда из Москвы пришло известие, что стрельцы во второй раз взялись за оружие: «Они подняли бунт, призывая не пускать царя в Москву за то, что он «уверовал» в немцев и сжился с ними». Петру I сообщали о «воровстве бунтовщиков-стрельцов», которое произошло в Торопецком уезде и заключалось в том, что находившиеся там четыре стрелецких полка, направлявшихся на литовскую границу, отказались туда идти и, сменив командиров, двинулись на Москву. Это сообщение заставило Петра отменить путешествие в Венецию и вернуться на родину.

Оставив в Вене П. Возницына в качестве уполномоченного для переговоров на предстоящем Карловицком конгрессе, Петр с остальными послами выехал в Москву. Он жалел только об одном: не состоялась его поездка в Венецию, где посольство намеревалось ознакомиться со строительством галер, широко применяемых в военно-морском деле. Сорвалась также давно планируемая поездка в Рим и Швецию. В Раве-Русской он имел свидание с польским Августом II. Здесь 3 августа 1698 года было заключено словесное соглашение о войне против Швеции.

Как считают исследователи, главное было сделано. Царь получил огромную информацию, зримо ощутил, в чем отстает Московское государство и по какому пути следует идти в деле масштабного строительства своего флота и армии. Буквально с первых дней своего возвращения в Москву он приступил к проведению крупных, в том числе и военных, реформ, вызвавших огромный резонанс как в России, так и за рубежом. Михаил Веневитинов писал: «Плоды пребывания царя в Голландии и благие последствия его первого путешествия за границу трояко отразились в России, именно: на ее цивилизации, на создании ее морской силы и на распространении ея владычества».

С самого начала XVIII века Россия «активно втягивается в водоворот международной политики», завязываются ее связи с западноевропейскими державами. В 1700 году Россия начинает войну за выход к Балтике (вошедшую в историю как Северная, длившуюся долгих двадцать один год. – В.В.). Как никогда, важна в это время была достоверная информация – и политическая, и военная. Без них и государственный аппарат, и армия как без рук. (В этом вскоре убедились в ходе трагических для российской армии событий под Нарвой, где войска Петра потерпели сокрушительное поражение. И одна из причин последнего – это отсутствие точных данных о шведском войске, о количестве у противника орудий, о движении конницы. – В.В.)

Но уже буквально на следующий день после Нарвы русские вновь рванулись «в бой»: они начали создавать новую армию, флот, лили пушки, возводили заводы. Не последнее внимание уделялось также разведке и контрразведке, чтобы постараться избежать позора, подобного нарвскому избиению.

Осуществляя свои поездки за границей, Петр I вел деятельную переписку со всеми русскими послами и официальными резидентами при европейских дворах. По этим документам, как и по переписке с Москвой, можно судить об активном руководстве Петра I внешней политикой России и деятельностью всех звеньев государственного аппарата, в том числе дипломатического.

Петр I уже не дает в своих наказах наставлений «искать промысла в делах как Бог вразумит». Теперь он прекрасно разбирается в сложной международной обстановке в Европе конца XVII века и сообразно этому направляет своим резидентам конкретные до мелочей инструкции (наказы). Интересен наказ, составленный посольством и отредактированный самим Петром, капитану Лефортова полка Г. Островскому от 2 октября 1697 года. Островский следовал с Великим посольством в качестве толмача (переводчика) латинского, итальянского и польского языков. Ему предписывалось отправиться в славянские земли для их изучения, а также отбора офицеров и матросов.

Конечно, теперь такой наказ вызывает сегодня улыбку, поскольку часть требуемых в нем сведений можно получить из учебника географии по странам Западной Европы. Но в те времена подобных учебников не существовало. 4 сентября 1697 года по приказу Петра I в Амстердаме была куплена «Для знаний путей книга-атлас с описанием и с чертежами всех государств». Но, видимо, атлас не удовлетворил Петра I, да и найти в нем конкретные ответы на поставленные в наказе вопросы было невозможно.

Таким образом, Великое посольство сыграло великую роль в великих делах Петра I. Оно же оказалось началом петровской дипломатии, исторической вехой, после которой начинается преобразование России и процесс ее всестороннего, прежде всего дипломатического, сближения с Западной Европой. Сегодня можно найти много схожих моментов в наших отношениях с Европой на рубеже XVII–XVIII веков. Не зря говорят, что история движется по спирали и новые события – в той или иной степени – повторение предыдущих. 320 лет назад Петр Великий успешно решал эту задачу. Сможем ли повторить его успехи на новом витке исторической спирали?

topwar.ru

Великое посольство

Пётр 1, Великое посольство 1697-1698 гг.

Пётр 1. Великое посольство, предпосылки

Под влиянием своего друга из Немецкой слободы, Лефорта, убеждавшего Петра 1 в необходимости лично ознакомиться с достижениями европейских стран в различных областях наук и производств. Зная о пренебрежительно-снисходительном отношении к России в Европе, Пётр 1 решает упрочить свой авторитет взятием крепости Азов, что и было им исполнено в 1696 году. Европейская дипломатия была взбудоражена победой молодого русского царя, в основном потому, что никому в Европе не нужно было укрепление российского государства, которое европейцы уже перестали серьёзно воспринимать, вынашивая планы о завоевании и расчленении русских земель.

Захватив крепость Азов и заложив строительство крепости Таганрог Пётр 1 понимает, что этого недостаточно для того, что бы считаться морской державой. Морской держава становится, только имея военный флот, позволяющий контролировать свои морские владения. По решению Думы было принято решение обязать светских землевладельцев с каждых 10 тысяч дворов построить 1 корабль, духовным землевладельцам надлежало выдать 1 корабль с каждых 8 тысяч дворов. Купечество не осталось в стороне, они получили распоряжение обеспечить 12 кораблей, вызвавшее ропот и челобитную от купечества к царю освободить их от этой непомерной повинности. Ответ Петра 1 был категоричен – построить 14 кораблей. 

Вопрос со строительством флота был решён, осталось определиться с теми, кто будет управлять вновь созданным флотом. Приглашать заграничных специалистов означало оставаться в зависимости от Европы. Пётр 1 принимает решение отправить для обучения морскому делу за границу молодых представителей придворной знати. Привыкшая к праздной спокойной бездеятельной жизни придворная знать считала поездку за границу предприятием трудным и рискованным. Но Пётр 1 не оставил им выбора, уклонявшимся от выполнения царя грозило лишение всего имущества, всех прав и земель.

Недовольство обернулось заговором, раскрытым перед самым отъездом Петра 1 за границу. У участников заговора были свои причины для недовольства. Иван Цыклер, будучи думским дворянином, считал опалой направление в строящуюся крепость Таганрог для руководства стройкой. Стольник Фёдор Пушкин, назначенный во вновь завоёванную крепость Азов воеводой, был недоволен своим назначением, связанным с отъездом из Москвы. Окольничий Соковкин Алексей не желал отправлять за границу в неизвестность своих двоих сыновей. Заговорщики нашли соучастников среди начальников стрелецких полков. Так же в заговоре участвовали донские казаки, хотевшие при поддержке турецкого султана выступить против Москвы. Решением боярской думы все трое заговорщиков были приговорены к смертной казни, вмести с ними казнили двух стрелецких начальников и одного донского казака. Следствие было проведено очень быстро, за ней сразу же последовала казнь. Царь Пётр 1 спешил отправиться с посольством в Европу. 

Пётр 1. Великое посольство, цели и задачи

Официальной целью посольства было объединение христианских стран против турецкого султана, крымского хана и прочих басурманских стран. В то время эта цель объединения Европы против басурманских стран недостижима, в Польше было безвластие после смерти старого короля и предстоящими выборами нового, на тот момент там не с кем было договариваться, заезд Великого посольства в Польшу не предусматривался. Франция состояла в союзе с Турцией, Голландия и Англия решали свои проблемы, они готовились к войне за испанское наследство. Официальная цель являлась лишь прикрытием для истинных целей Петра 1:

1. Лично увидеть Европу и её политическую жизнь, которую не видел до Петра 1 ни один русский царь.

2. Ознакомиться с военным и политическим устройством европейских государств, взять их за образец для проведения последующих преобразований в России.

3. Показать подданным пример, побуждая их в будущем предпринимать путешествия в Европу для обучения языкам, наукам и ремёслам.

Практическими целями посольства назначенные Петром 1 было привлечение на службу специалистов морского дела, начинавших с самых низких должностей и добившихся чинов за свой ум и заслуги, закупка орудий, приспособлений и материалов для изготовления вооружений.

Пётр 1. Великое посольство в Европе

Великое посольство выехало из Москвы 9 марта 1697 года, как только было покончено с заговором. Руководить посольством были назначены 3 полномочных посла, адмирал Лефорт, генерал Головин и думской дьяк Возницын. Каждого из великих послов сопровождала свита из священников, врачей, охранников и прочей челяди. Общее численность посольства составила 250 человек, в обозе везли много денег, продовольствия, мехов, напитков, подарков. 

Первым городом на пути великого посольства стала Рига, где русских встретили не очень приветливо, Петру 1 не позволили осмотреть ни голландские корабли стоящие в гавани, ни крепостные укрепления. Одиннадцать дней участники Великого посольства провели в этом негостеприимном городе, ожидая окончания ледохода. Приём, оказанный русским послам был любезным, но холоден, губернатор Дальберг не соизволил присутствовать, сказавшись больным.  Всё это время приходилось за всё платить втридорога, шведские подданные старались как можно больше нажиться на вынужденном пребывании русских в городе. Все эти факторы в будущем были использованы Петром 1 как повод для объявления войны шведам. 

Посетив герцогство Курляндское, где разделились, Великое посольство с официальными послами продолжило путешествие сушей. Пётр 1 с волонтерами морем отправляется в Кёнигсберг, куда прибыли 7 мая. Остальное посольство присоединилось к Петру 1 спустя 10 дней. Присутствие русского царя Петра 1 в составе посольства не являлось тайной, но следуя желанию Петра 1, принимающая сторона делала вид, что не в курсе происходящих событий. Пётр 1, пока ждал посольство, встретился с главным специалистом Кёнигсберга в области артиллерии фон Штернфельдом, с которым они провели стрельбы, в них Пётр 1 показал результаты, удивившие бывалого артиллериста. По результатам стрельб Пётр первый получил аттестат на имя Петра Михайлова, подтверждающий его мастерство в стрельбе из орудий. Пребывая в Кёнигсберге, Пётр 1 заключает дружественный договор с курфюрстом Фридрихом III, стоящим во главе Бранденбургско-прусского государства, но отказывается заключить союзный договор, который грозил вовлечь Россию в войну со Швецией. 

Из Кёнигсберга решено было отправиться в Голландию, изменив первоначальное намерение отправиться в Вену. Путь в Голландию начали морем, но из-за угрозы столкнуться с пиратами были вынуждены высадиться в Германии и дальше продолжить путь сушей. В 7 августа 1697 года, взяв с собой только 18 человек и намного опередив Великое посольство Пётр 1 прибывает в Амстердам, оставив в Амстердаме 12 своих спутников отправляется в посёлке Саардам, о котором ему ещё в Архангельске и Воронеже говорили, как о самом крупном центре кораблестроения. Пётр 1, сохраняя инкогнито, устраивается на верфь простым плотником. Но очень скоро на верфи узнали в нем русского царя, что стало доставлять ему определённые неудобства. Но ещё большее разочарование Петра 1 вызывает то, что в Саардаме строили только небольшие купеческие корабли, в то время как целью Петра 1 были большие военные корабли, которые, как выяснилось, строились на верфях в Амстердаме. 

15 августа Пётр 1 приезжает в Амстердам, где 16 августа предстоит официальная встреча Великого посольства. Великое посольство встречают с салютами, праздничными скоплениями народа на улицах, стрельбой из пушек.

В Амстердаме Пётр 1 впервые посетил театр, где в тот день давали балет “Очарование Артемиды”. Не сохранилось записей о впечатлении, произведённом на Петра 1 балетом, но по возвращению в Москву Пётр 1 приказал создать театр. На следующий день Пётр 1 отправляется на осмотр верфей, вечеров принимает участие в торжественном обеде, во время которого получает известие о закладки на верфях нового судна. О чём решение было принято директорами Ост-Индской компании, что бы Пётр 1 со своими людьми мог принять участие в строительстве и наблюдать весь процесс постройки фрегата с самого начала и до спуска на воду. 20 августа Пётр 1 в качестве простого плотника приступает к работе по постройке судна. Через два дня, 22 августа, в честь прибытия русских послов в Амстердам, на море устраиваю показательный бой, в котором участвуют 40 судов, Пётр 1 не выдерживает охватившего его азарта и принимает участие в морском сражении, приняв на себя руководство военной яхтой.

Продолжая работать на верфи, Пётр 1 внимательно следит за обстановкой в Европе, за событиями во Франции и Польше, имевшими большое значение для России. Обмениваясь письмами с Москвой и давая указания Великому посольству, Пётр 1 руководит внешней политикой России. Знакомясь с жизнью голландцев, Пётр 1 с соратниками посещают музеи, которые во множестве имеются в Амстердаме, посетили ботанический сад, побывали в различных мануфактурах и анатомической лаборатории, вели непрерывный поиск иностранных специалистов и занимались их отправкой в Россию.

17 сентября Великое посольство в количестве, превышающем 150 человек, прибывает в Гаагу. О своём прибытии Великое посольство уведомляет дипломатов всех стран, кроме Франции, байкотируемой по указанию Петра 1, за действия предпринимаемые французами в Польше и за союз с Турцией, находящейся в состоянии войны с Россией. 25 сентября проходит официальная аудиенция, на которой Пётр 1 присутствует среди посольской свиты. После аккредитации посольства Пётр 1 возвращается в Амстердам, и продолжает работу на верфи. Рассчитывающие на помощь Голландии в снабжении кораблями, оружием или деньгами в войне против Турции, русские послы не смогли ничего добиться, голландцы отказали в помощи ссылаясь на убытки и потери понесённые во время восьмилетней войны. Истинная причина отказа была в заключении мира между Голландией и Францией, являющейся союзником Турции. 14 октября Великое посольство получает прощальную аудиенцию, после чего Голландия перестаёт выделять деньги на содержание Великого посольства, но не выселяет их из занимаемых гостиниц и не возражает насчёт их дальнейшего пребывания в стране. Пётр 1 не сильно огорчился неудачей в переговорах с Голландией, значительно больше его огорчило, что кроме специальности плотники при постройке фрегата он не смог получить знаний по конструированию кораблей. В связи с чем, появляются основания для поездки в Англию, где развита теория кораблестроения. Остаток 1697 года Великое посольство занимается вербовкой военных специалистов, врачей и инженеров, закупает десятки тысяч ружей нового образца со штыками, военное и морское оборудование и материалы.

26 декабря из Англии, по приказу английского короля, прибывают корабли, предназначенные для Петра 1 и его соратников, готовые переправить их в Англию. Проведя подготовку и дав прощальный ужин, 9 января 1698 года Пётр 1 в сопровождении 27 человек составляющих охрану и слуг отплывает в Англию, куда пребывает спустя 2 дня, 11 января 1698 года. 

Лондон, увиденный Петром 1, был крупнейшим городом мира насчитывающем 700 тысяч человек жителей, порт Лондона в 1698 году принял более 14 тысяч кораблей. Наряду с торговлей в Англии ускоренными темпами развивается промышленность, строятся мануфактуры и производства. 

Пётр 1, по прибытии в Лондон, посещает музеи и театры, дворцы и замки, университет в Оксфорде, обсерваторию в Гринвиче, библиотеки, поразившие его огромным количеством и разнообразием книг, различные производства. Посетив часовую мастерскую, Пётр 1 увлекся устройством часовых механизмов и научился собирать их. Учитывая состояние денежной системы России, Петра 1 не мог не заинтересовать Монетный двор в Тауэре, которым в то время руководил 55-ти летний Исаак Ньютон. Находясь в Англии, Пётр 1 продолжает приобретать инструменты и припасы для будущего флота. За месяц ознакомившись с Лондоном, Пётр 1 переезжает в Дептфорд, где находятся верфи, но теперь его интересует не труд плотника, а теория кораблестроения, которую он осваивает под руководством сэра Антони Дина, инспектора королевского флота.

Пётр 1 не ограничивается только военными проблемами и организацией снабжения армии и флота, не меньше его интересует и взаимоотношения церкви и государства. Пребывая в Англии, Пётр 1 неоднократно встречается с епископом Бернетом, бывшим одним из образованнейших представителей церкви, они ведут долгие беседы обсуждая взаимоотношения церкви и государства. Со временем в России Пётр 1 очень ощутимо ограничит церковь в возможности паразитировать за счёт государства, и полностью устранит возможность церкви влиять на внутреннюю и внешнюю политику.

18 апреля 1698 года состоялся прощальный визит Петра 1 к королю Англии Вильгельму III. Отъезд Петра 1 омрачило известие прибытие из Стамбула секретаря английского посла с некими мирными предложениями от Турции. Пётр 1 получил ещё один урок дипломатии, в то время, как его дружелюбно встречали в Англии, показывали всё, начиная от последних военных новинок, до устройства Монетного двора и денежной системы, за всем этим фасадом от него скрывали жизненно необходимые для России переговоры о мире с его врагами.

В своей поездке по Европе в составе Великого посольства 1697 – 1698 годах Пётр 1 знакомится с системой правления Голландии, посещает в Англии заседание палаты лордов, присутствует на обсуждениях в палате общин. Всё это ему понадобится для проведения реформы системы управления российским государством.

25 апреля 1698 года Пётр 1 покидает берега Англии, прибыв в Голландию, Пётр 1 посещает университет Лейдена, осматривает знаменитый анатомический театр, встречается с Левенгуком, который демонстрирует Петру 1 созданный им микроскоп.

В Голландии Пётр 1 получает сообщения о недовольствах стрельцов, отправленных им нести службу в Азов. Стрельцы хотели вернуться в Москву, где они помимо службы вели торговлю. Стало известно о сношении стрельцов с Новодевичьим монастырём, в котором находилась опальная царевна Софья.

Во внешней политике произошли события не сулившие российскому государству ничего хорошего, начался распад антитурецкой коалиции. Союзники России Австрия и Венгрия начали разработку положений мирного договора с Турцией. Фактически союзники грубо нарушили договоренности и поставили Петра 1 перед свершившимся фактом.

Пётр 1 решает направить Великое посольство в Вену, и 14 мая 1698 года с официальными лицами Голландии была проведена прощальная встреча, где Пётр 1 не сдержался и высказал голландцам об их двуличной политике, что желая победы русскому оружию, они способствуют распаду антитурецкой коалиции. Голландцам ничего не оставалось, как прибегнуть ко лжи, заявляя, что им ничего не известно о мирных переговорах.

Великое посольство тронулось в путь 15 апреля, Пётр 1 обгоняет посольство, останавливаясь в Дрездене на несколько дней, он посещает крепости и арсеналы, осматривает многочисленные коллекции музеев.

11 июня Великое посольство прибыло к Вене, и тут начинаются проволочки, русским послам явно показывают пренебрежение, из-за мелких формальностей откладывая въезд Великого посольства в Вену. Неофициальная встреча Австрийского 58-ми летнего императора Леопольда I с Петром 1 не принесла никаких результатов, они обменялись обычными формальностями, с этим и расстались. Лишь в середине июля, согласовав все нюансы церемониала, император Леопольд I провёл аудиенцию с русскими послами. 19 июля во второй половине дня Пётр 1 в сопровождении небольшой свиты на пяти колясках уезжает в Россию, чем поразил весь Венский двор. Всем было известно о планах Петра 1 после Вены отправиться в Венецию, оттуда в Рим, а после Рима посетить Францию.

15 июля 1698 года Пётр 1 получил сообщение подписанное Разумовским, что стрелецкие полки взбунтовались, разогнали начальников и двинулись на Москву. Письмо шло до Вены месяц, Пётр 1 знал, что за это время могло произойти что угодно, но всё равно отложил свой отъезд на четыре дня, дав подробные указания Великому посольству, что им следует узнать и сделать в Венеции, куда им надлежит продолжить путь после отъезда царя.

 

 

ostrojnik.ru

"Великое посольство Петра". Была ли подмена царя?

"То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник -
Он всеобъемлющей душой
На троне вечный был работник"

А.С. Пушкин

Великое посольство — дипломатическая миссия русского царя Петра I Алексеевича в Западную Европу.
Посольство ставило задачей не только туризм, по принципу - на других посмотреть и, себя показать... и нее была и дипломатическая миссия и проспветительская и т.д.

Цель посольства состояла "в подтверждении древней дружбы и любви" с европейскими монархами и "в ослаблении врагов Креста Господня", т. е. в достижении союза против турок.

Практическим его результатом стало создание предпосылок для организации коалиции против Швеции.

Сам Петр впоследствии, вспоминая свою поездку, писал, что поехал учиться морскому делу. Это объяснение, конечно, всего вернее, но оно слишком узко. Петр явно скромничал.

Великими полномочными послами были назначены: Франц Яковлевич Лефорт — генерал-адмирал, новгородский наместник, Фёдор Алексеевич Головин — генерал и воинский комиссарий, сибирский наместник, Прокофий Богданович Возницын — думный дьяк, белёвский наместник.

При них было более 20 дворян и до 35 волонтёров, среди которых находился урядник Преображенского полка Пётр Михайлов — сам царь Пётр I. Формально Пётр следовал инкогнито, но его заметная внешность и шебутной характер легко его выдавали. Петр во все вмешивался и часто сам вел переговоры.


Открытый лист, с которым Петр I путешествовал за границей под именем Петра Михайлова. 1697. РГАДА

Посольство направлялось в Австрию, Саксонию, Бранденбург, Голландию, Англию, Венецию и к папе римскому. Путь посольства следовал через Ригу и Кёнигсберг в Голландию, потом в Англию, из Англии посольство возвратилось назад в Голландию, а затем оно посетило Вену; до Венеции посольство не доехало.

В Риге, которая тогда была владением Швеции, Пётр хотел осмотреть укрепления, но шведский губернатор отказал ему. Царь очень сильно рассердился, назвал Ригу «проклятым местом»... но укрепления подсмотрел.

В Либаве Пётр покинул посольство и морем инкогнито отправился в Кёнигсберг, где был радушно принят курфюрстом Бранденбурга Фридрихом III (который позднее стал прусским королём Фридрихом I).

Через несколько лет после возвращения из Великого посольства на острове Котлин началось строительство крепостей. Проект этих крепостей был утверждён лично царём, и был составлен по образцу крепости Фридрихсбург, которую Пётр осматривал в Кёнигсберге.

В Пиллау царь учился артиллерии, ему даже выдали аттестат.

В Польше в то время шли двойные выборы между Конти и курфюрстом саксонским. Чтобы поддержать Августа, Пётр выдвинул к литовской границе русское войско. Эти действия Петра позволили саксонскому курфюрсту вступить в Польшу и короноваться, приняв католичество. При этом он дал ему слово оказывать России поддержку в борьбе с Османской империей и Крымским ханством.

В 1697 году Пётр I по реке и каналам спустился до Амстердама. Голландия давно уже привлекала царя, и ни в какой другой стране Европы тех времён не знали так хорошо Россию, как в Голландии. В домике где жил Петр теперь музей.

    &nbs

pantv.livejournal.com

0 comments on “Великое посольство петра 1 карта – Великое посольство Петра I в Европу 1697-1698

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *