Ильин в в философия: Книга: «Философия. Учебник» — Виктор Ильин. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-392-27430-7

Ильин Виктор Васильевич - пользователь, сотрудник

Ильин Виктор Васильевич - пользователь, сотрудник | ИСТИНА – Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАукометрических данных

Ильин Виктор Васильевич пользователь

МГУ имени М.В. Ломоносова, Институт переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук, с 1 января 2000
Соавторы: Лебедев С.А., Артамонова Ю.Д., Барулин В.С., Зинченко Ю.П., Ионин Л.Г., Кезин А.В., Малахов В.П., Мамедов А.А., Шилко Р.С., Агабала оглы М.А., Ананьин О.И., Аргента А.Т., Борзенков В.Г. показать полностью..., ВАСИЛЬЕВА М., Валерий И.К., Ванчугов В.В., Довженко Л.П., Догужиева М.М., Дяченко В.К., Запесоцкий А.С., Иван П.О., Ионин Л.Г., Капицын В.М., Колобова И.Б., Кочергин А.Н., Красненкова И.П., Кузнецов В.Ю., Левикова С.М., Линник В.Г., Малькова Т.П., Межуев Б.В., Мирошниченко Г.А., Мокшанцев Л.В., Назарова И.Р., Науменко И.А., Нечипоренко М.А., Пирютко Т.А., Познер А.Р., Ретюнских Л.И., С Власов А.и., Седов А.Б., Симонгулян Р.Г., Синеокая С.В., Тер-Григорян Е.О., Федосова А.П., Халуторных (в соавторстве Довженко О.Н., Халуторных О.Н., соавторами с.
31 статья, 17 книг
IstinaResearcherID (IRID): 1440219

Деятельность


  • Статьи в журналах
  • Статьи в сборниках
  • Книги
      • 2008 Философия социальных и гуманитарных наук
      • Капицын В.М., Лебедев С.А., Ильин В.В., Зинченко Ю.П., Ионин Л.Г., Барулин В.С., Малахов В.П., Шилко Р.С., и др.
      • место издания Академический проект Москва, ISBN 978-5-8291-0918-9, 773 с.
      • 2006 Философия социальных и гуманитарных наук
      • Артамонова Ю.Д., Лебедев С.А., Борзенков В.Г., Зинченко Ю.П., Кезин А.В., Ананьин О.И., Ильин В.В., Ионин Л.Г., Барулин В.С., Запесоцкий А.С., Малахов В.П., Кочергин А.Н., Шилко Р.С.
      • место издания Академический проект Москва, ISBN 5-8291-0647-7, 912 с.
      • 1998 Философия в системе культуры. Ч. 1. Исторические типы философии. Вып. 2
      • Ильин В.В., Базалин В.Г., Бушуева В.В., Ванчугов В.В., Васильева Л.М., Великая Л.С., Власов С.А., Довженко Л.П., Догужиева М.М., Дяченко В.К., Елисеева С.А., Ильина Т.А., Колобова И.Б., Красненкова И.П., Кузнецов В.Ю., Кузнецов Э.Н., Левикова С.М., Малькова Т.П., Межуев Б.В., Мирошниченко Г.А., Мокшанцев Л.В., Назарова И.Р., Науменко И.А., Нечипоренко М.А., Пирютко Т.А., Познер А.Р., Ретюнских Л.И., Седов А.Б., Симонгулян Р.Г., Синеокая С.В., Смирнов Н.С., Тер-Григорян Е.О., Федосова А.П.
      • место издания МГТУ им. Н.Э.Баумана Москва, 186 с.

Ильин Иван Александрович: Русская философия : Руниверс


Ильин Иван Александрович 

[16(28).3.1882, Москва, — 21.12.1954, Цюрих], русский религиозный философ, представитель неогегельянства. Окончил юридический и историко-филологический факультеты Московского университета. Приват-доцент (1912), профессор (с 1918) Московского университета. Автор наиболее значительного в истории русского идеализма труда о Гегеле ("Философия Гегеля как учение о конкретности бога и человека", т. 1—2, 1918, нем. пер., Берн, 1946), получившего широкий отклик в современной буржуазной философии. В освоении философии Гегеля И. видел путь к самостоятельной выработке "содержательного метафизического" миросозерцания. Характеризуя её как систематическое раскрытие пантеистического религиозного опыта, И. усматривает кризис гегелевской философии в неспособности "разумного понятия" полностью подчинить и пронизать собой "иррациональную стихию" эмпирического мира. Это обусловливает, по И., постоянное колебание Гегеля между "скрытой формой дуализма" и "отрицанием конкретной эмпирии". И. подчёркивает универсальное значение понятия "спекулятивно-конкретного" в гегелевской системе в его сопоставлении с "конкретно-эмпирическим" и "абстрактно-формальным". Для последующих философских работ И. характерно обращение к своего рода феноменологии религиозного опыта, в центре которой стоит понятие "религиозного акта" как "личного духовного состояния" человека.

Выслан из СССР в 1922 за антиреволюционную деятельность. До 1934 жил и преподавал в Берлине, с 1938 — в Швейцарии. Активно участвовал в антисоветской деятельности русской эмиграции.

Соч.: Кризис идей субъекта в наукоучении Фихте старшего, "Вопросы философии и психологии", 1912, кн. 111(1) и 112(2): Религиозный смысл философии, Париж, 1925; О сопротивлении злу силою, Берлин, 1925; Аксиомы религиозного опыта, т. 1—2, Париж, 1953; О сущности правосознания, Мюнхен, 1956.

Лит.: История философии в СССР, т. 4, М., 1971; Hegel bei den Slaven, hrsg. von D. Tschizewskij, 2 Aufl., Darmstadt, 1961, S. 360—68.

Ю. Н. Попов.

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах.

ИЛЬИН Иван Александрович

(псевд. Н.Иванов, Н.Костомаров, Юстус, И.Л., Ивер, С.П., Старый политик, Православный, Странник, Ослябя, Пересвет, Карл Брабазиус, д-р Алфред Норманн, Юлиус Швейкерт)

(28.3.1883, Москва — 21.12.1954, Цолликон, Цюрих) — правовед, религиозный философ, литературный критик, публицист. Родился в дворянской семье. Отец, Александр Иванович Ильин присяжный поверенный, мать, Екатерина Юльевна Ильина. (урожд. Швейкерт фон Штадион), лютеранка, перешедшая в православие. Крещен 22 апреля в церкви Рождества Богородицы за Смоленскими воротами. Семья была глубоко религиозной. Все три брата Ильина стали юристами.

Осенью 1922 был арестован, судим и выслан за границу вместе с группой философов, ученых и литераторов.

После высылки Ильин оказался в Берлине; активно включился в создание очага русской культуры и отказался от заманчивого предложения переехать в Прагу, где материальные условия для русских эмигрантов были намного лучше. С октября 1922 Ильин начал выступать с лекциями и докладами в различных учебных заведениях и общественных местах. В 1923 он принимал участие в создании и открытии в Берлине научного института, Религиозно-Философской академии, Философского общества и религиозно-философского журнала при нем. В 1926 стал активным участником Российского Зарубежного съезда, в эти годы за ним основательно закрепилась репутация вне- и надпартийного идеолога белого движения. Он был тесно связан с Русским общевоинским союзом (РОВС). Ильин публиковал свои статьи в белградских газетах “Новое время”, “Галлиполиец”, в рижских газетах “Слово”, “Наша газета”, в журналах “Русская мысль” и “Перезвоны”. В 1925-26 входил в редакцию парижской газеты “Возрождение”; после вынужденного ухода из редакции П. Струве Ильин перестал с ней сотрудничать и в 1927 стал издавать свой собственный журнал “Русский колокол” с характерным для его философии подзаголовком: Журнал волевой идеи. Ему удалось за три года выпустить 9 номеров. В 1930 участвовал в работе Сент-Жюльенского съезда, организованного Русской секцией Международной лиги для борьбы с 3-м Интернационалом (известной под названием Лиги Обера). С 1931 возобновил свои публикации в “Возрождении”, печатался также в газетах “Россия и славянство” и “Русский инвалид”.

С приходом Гитлера к власти Ильина удалили из Русского научного института и запретили печататься и выступать публично. В 1938 Ильин вынужден был покинуть Германию и переехать в нейтральную Швейцарию, власти которой, предоставив ему вид на жительство, запретили заниматься всякой политической деятельностью. Поселившись в Цолликоне, пригороде Цюриха, Ильин продолжил чтение своих лекций, но только на религиозно-философские и литературные темы. В это время он написал несколько книг на немецком языке, и с помощью друзей и меценатов ему удалось их издать. В 1948-54 он посылал без подписи листки-бюллетени РОВСу, который издал их уже после смерти автора под названием “Наши задачи”; они составили два тома политических статей. В 1953 И. завершил основной труд своей жизни — “Аксиомы религиозного опыта”, который был опубликован в двух томах в Париже. Частые болезни мешали И. закончить все, им задуманное.

Ильин был религиозным философом и принадлежал той философской эпохе, которую принято называть русским религиозным ренессансом. Однако, в отличие от многочисленной плеяды русских философов (князья С. и Е. Трубецкие, С.Булгаков, П.Флоренский, Н.Бердяев, Л.Карсавин и др.), Ильин шел своим собственным путем. Являясь православным философом, И. сознательно не вторгался в область богословия, опасаясь впасть в еретический соблазн, всегда согласовывал свои религиозные построения с иерархами русской православной церкви. Он четко различал тварное и премирное, Большинство его рассуждений обращены на первое, хотя постоянным фоном, направлением и предметом служит второе. Философия Ильина могла бы быть квалифицирована как реализм и идеализм в своем сопряжении и сочетании. Опыт исследования философии Гегеля показал И. слабость и неудовлетворительность построения идеальных метафизических систем, которые, столкнувшись с иррациональным, так и не смогли его преодолеть. Ильин попытался найти сочетание между рациональным и иррациональным, сознательным и бессознательным (в его формулировке — равновесие между индивидуализацией духа и индивидуализацией инстинкта — “скрещение и взаимопроникновение законов природы и законов духа”). Это равновесие уже заложено в том, что у Ильина гносеология совпадала с онтологией: он рано усвоил сократовскую истину и считал, что надо не только познавать, но и быть (“быть по-другому” — его характерное выражение), что философские имена и учения нужно не только знать, но и жить ими. Поэтому вершины творений классиков мировой философии и культуры постоянно присутствуют в его работах. Он заново переживает великие, порой трагические моменты, цитируя Евангелие, отцов и учителей церкви, русских святых и святителей, а также древнегреческих философов Гераклита, Платона, Аристотеля, западных философов Фихте и Карлейля, русских поэтов и писателей — А.Пушкина, Е.Баратынского, Ф.Тютчева, А.Хомякова, А.К.Толстого, Ф.Сологуба, Н.Гоголя, Ф.Достоевского, Н.Лескова, И.Шмелева. Такое активное изучение-переживание творчества своих предшественников и составляло для Ильина феноменологический метод, восходящий к Э.Гуссерлю.

Источник: Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века. Энциклопедический биографический словарь. М.: Российская политическая энциклопедия, 1997. – С.266-268.

Гуманитарное знание и мир человека. Рецензия на книгу: Ильин В.В. Философия гуманитарного знания: учебник. – М.: Проспект, 1919. – 256 с.

Губман, Б.Л. and Ануфриева, К.В. (2019) Гуманитарное знание и мир человека. Рецензия на книгу: Ильин В.В. Философия гуманитарного знания: учебник. – М.: Проспект, 1919. – 256 с. Вестник ТвГУ. Серия: Философия (4). pp. 222-228. ISSN 1997-9908

PDF - Published Version
667kB

Abstract

В рецензии содержится анализ недавно опубликованной книги В.В. Ильина, сфокусированной на философии гуманитарного знания. Прослеживаются отличительные особенности предложенного в её формате оригинального подхода к онтологии гуманитарного знания, развиваемой платформе герменевтического видения его задач, познавательных процедур и методологического инструментария, соотношения с науками о природе и места в современной культуре

Abstract (en)

The review contains an analysis of the recently published V.V. Ilyin's book, focused on the philosophy of humanities. The distinctive features of the original approach to the ontology of humanities proposed in its format, the developed platform of hermeneutic vision of their tasks, cognitive procedures and methodological tools, the relationship with the natural sciences, and the place in contemporary culture are analyzed

Item Type:Article
Additional Information:ГУБМАН Борис Львович – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии и теории культуры ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет», г. Тверь АНУФРИЕВА Карина Викторовна – кандидат философских наук, доцент кафедры философии и теории культуры ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет, г. Тверь
Uncontrolled Keywords:гуманитарные науки, науки о природе, естествознание, герменевтика, понимание и интерпретация, понимание и объяснение, гуманитарные науки в культуре современности
Keywords (en):humanities, natural sciences, hermeneutics, understanding and in-terpretation, understanding and explanation, humanities in contemporary culture
Subjects:1 Философские науки. Психология > 16 Логика. Теория познания. Методология и логика науки > 165 Теория познания.
Divisions:Университеты > Тверской государственный университет: Факультеты: Отделение Общеуниверситетских кафедр: Кафедра философии и теории культуры
ID Code:9196
Deposited By: Unnamed user with email [email protected]
Deposited On:01 Apr 2020 16:46
Last Modified:01 Apr 2020 16:46

Repository Staff Only: item control page

Образование без воспитания разнуздывает и портит человека — Российская газета

Философ, писатель и публицист, враг марксизма и большевизма

Чем занимался до 1922 года

Окончил гимназию с золотой медалью, что давало возможность поступить в любой вуз России. Выбрал юридический фаультет Московского университета, получил блестящее знание права, которое изучал под руководством выдающегося философа-правоведа П.И. Новгородцева.

В 1918 году защитил диссертацию на тему "Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека" и одновременно стал профессором правоведения.

После Октябрьской революции продолжал читать лекции, в то же время активно отстаивал принципы академической свободы. Позицию к властям определил четко:

"Уходят ли от постели больной матери? Да еще с чувством виновности в ее болезни? Да, уходят - разве только за врачом и лекарством. Но, уходя за лекарством и врачом, оставляют кого-нибудь у ее изголовья. И вот - у этого изголовья мы и остались. Мы считали, что каждый, кто не идет к белым и кому не грозит прямая казнь, должен оставаться на месте".

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Грядущая Россия будет нуждаться в новом, предметном питании русского духовного характера, не просто в "образовании" (ныне обозначаемом в Советии пошлым и постылым словом "учеба"), ибо образование, само по себе, есть дело памяти, смекалки и практических умений в отрыве от духа, совести, веры и характера. Образование без воспитания не формирует человека, а разнуздывает и портит его, ибо оно дает в его распоряжение жизненно выгодные возможности, технические умения, которыми он, - бездуховный, бессовестный, безверный и бесхарактерный, - и начинает злоупотреблять. Надо раз навсегда установить и признать, что безграмотный, но добросовестный простолюдин есть лучший человек и лучший гражданин, чем бессовестный грамотей; и что формальная "образованность" вне веры, чести и совести создает не национальную культуру, а разврат пошлой цивилизации.

Причины изгнания

В списке высылаемых из России интеллигентов, утвержденном Постановлением Политбюро ЦК РКП(б) от 10 августа 1922 года, значится под N 16: "Весною 1920 г. был арестован по делу Тактического центра в связи с происходившими у него на квартире собраниями членов Нац[ионального] центра. Настроен определенно антисоветски. Весною сего года посещал нелегальные собрания на квартире профессора Авинова, где читались рефераты и доклады контрреволюционного характера. Арестовать, выслать за границу. Главпрофобр за высылку".

Ильина шесть раз арестовывали, дважды судили (30 ноября 1918 года на Президиуме Коллегии Отдела по борьбе с контрреволюцией и 28 декабря 1918 года в Московском Революционном Трибунале). При последнем аресте 4 сентября 1922 года был обвинен в том, что "с момента октябрьского переворота до настоящего времени не только не примирился с существующей в России Рабоче-Крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности".

Чем занимался за границей

Стал одним из организаторов, профессором и деканом Русского Научного института. Избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете. Организовал журнал "Русский Колокол" в продолжение традиций "Колокола", издаваемого Герценым, читал лекции по русской культуре, стал главным идеологом Белого движения.

В политическом смысле стоял на правых позициях, не всегда умеренного характера. Открыто симпатизировал фашизму. "Что сделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе".

До конца своих дней не оставлял надежды на крах коммунистической идеологии в России, мечтал о восстановлении национального государства. Этим объясняется обилие его работ о будущем государственном обустройстве России. "Всё, что я уже написал и ещё пишу, и ещё напишу, - всё посвящено возрождению России, её обновлению и её расцвету", - признавался в 1950 году. Назначение будущей власти связывал с ее способностью защищать русские интересы. "Мы не знаем, - писал Ильин, - как сложится государственная власть в России после большевиков. Но знаем, что если она будет антинациональной и противогосударственной, угодливой по отношению к иностранцам, расчленяющей страну и патриотически безыдейной, то революция не прекратится, а вступит в фазу новой гибели".

Творческое наследие насчитывает более четырех десятков книг и брошюр, несколько сот статей и огромное количество писем.

Умер в Швейцарии. В октябре 2005 года прах И.А. Ильина и его жены был перезахоронен в некрополе Донского монастыря в Москве, рядом с могилой А.И. Деникина.

В поисках мудрости – Власть – Коммерсантъ

Властной вертикали прививают любовь к российским классикам. Чиновникам и единороссам рекомендовано читать любимых философов президента: Ильина, Соловьева и Бердяева. Хотя экзаменов по русской философии не будет, уверяют собеседники "Власти" в Кремле.

Елизавета Сурначева

На новогодние каникулы чиновники и единороссы ушли с домашним заданием: руководство Кремля и партии "Единая Россия" вручило губернаторам и партийцам литературу для проведения зимних вечеров. Как рассказали "Власти" региональные чиновники и партийцы, среди подарков из Москвы — "Философия неравенства" Николая Бердяева, "Оправдание добра" Владимира Соловьева и "Наши задачи" Ивана Ильина. Предполагалось, что зимние каникулы властная вертикаль посвятит изучению часто цитируемых президентом Владимиром Путиным философов и публицистов.

"Про список литературы ничего не слышал, но лично я, действительно, получил в подарок от секретаря Генсовета Сергея Неверова книги Бердяева и Ильина,— говорит врио секретаря ярославского отделения "Единой России" Илья Осипов.— Думать, что это какой-то приказной порядок, это полный абсурд. Если воспринимать как рекомендацию к чтению, то да, мы же, когда дарим книгу, подразумеваем, что получатель будет ее читать". Сам Осипов, по собственному признанию, подарки еще не изучил, но планирует в ближайшее время.

Первый заместитель главы администрации Вячеслав Володин действительно дарил книги главам регионов, практически все губернаторы их получили, подтверждает близкий к администрации президента собеседник "Власти". По его словам, это вовсе не означает какого-то принуждения и формирования "списков для чтения": книга — лучший подарок, и вообще людям полезно было бы читать классиков, не только Ильина и Соловьева, но и Николая Данилевского ("Россия и Европа"), Константина Леонтьева ("Византизм и славянство"). Читать "Письмо пятое, о консерватизме" сборника "Философия неравенства" Бердяева Вячеслав Володин сейчас, действительно, советует почти всем, добавляет еще один собеседник "Власти" (именно эту главу цитировал президент Путин в последнем послании Федеральному собранию). "Ничего странного или страшного в этом нет,— прокомментировал попытки привить гуманитарные интересы губернаторскому корпусу один из региональных руководителей.— Было бы хуже, если бы нам что-то запрещали читать". Володин и Неверов были недоступны для комментариев.

"Два персонажа из этого перечня — это персонажи, популярные в конце 80-х — начале 90-х годов, Соловьев и Бердяев,— рассказал "Власти" преподаватель философии и истории философии в Тихоокеанском госуниверситете Андрей Тесля, изучающий русский консерватизм.— Ильин вошел в моду в нулевые, такой символ путинского правления, укрепления государственничества. Все они соединены по принципу популярности. Особенно Соловьев и Бердяев, которые автоматом вспоминаются, когда речь идет о русской философии в связи с российским государством. Можно сказать, что это некий минимальный набор".

Особые вопросы в "минимальном наборе" вызывает лишь Иван Ильин, известный своими статьями о фашизме как единственном орудии против большевизма. Бердяева президент цитировал лишь в последнем послании 2013 года, а вот Ильин считается любимым философом Путина уже давно: глава государства цитировал его в посланиях 2005-го и 2006-го, на встрече в 2013 году и ранее, цитаты из Ильина встречались и в выступлениях Дмитрия Медведева и даже его супруги. Именно при Владимире Путине в 2004 году в Москве состоялось торжественное перезахоронение праха философа, в 2006 году — возвращение его архива из Мичиганского университета США.

"Если говорить об интеллектуальном уровне, то это совершенно разные фигуры,— объясняет Тесля.— Соловьев, как к нему ни относиться, это одна из самых масштабных фигур в истории русской мысли. Ильин существует в двух ипостасях: с одной стороны, это один из самых мощных историков философии, автор восхитительной работы о Гегеле. С другой — идеолог-публицист, писавший на протяжении второй половины своей жизни тексты, в которых сознательно снижал уровень дискуссии. Сам он объяснял, что пишет это для юнкеров и белых мигрантов, а текст — это некая сознательная примитивизация, чтобы молотком вбивать мысли в голове".

По мнению Тесли, если брать перечисленный набор, прочитавший его должен проникнуться идеями "духовности", усвоить некоторые ключевые слова-маркеры и словосочетания, в которых они встречаются. От Бердяева читающий должен усвоить пафос аристократизма и избранности — хоть это и творческий аристократизм. Ильин должен донести мысль о государственности, сильной власти и подчинении, пропаганду авторитарного государства. Наконец, это попытка возродить консервативную революцию 20-30 годов XX века. И здесь как раз необходим Соловьев: хотя его политические взгляды далеки от Ильина, он отталкивается от ценностей. "Простые идеологические постулаты: текст даже необязательно понимать, здесь срабатывает ссылка на темноту — раз текст глубокий, сложный и непонятный, значит, умный. То есть надо запомнить ключевые понятия, а потом прочитать их в более простом изложении публицистов",— говорит Тесля.

"У наших руководителей должно быть единое понимание нашей истории и идеологии,— считает секретарь свердловского регионального отделения "Единой России" Виктор Шептий, также получивший книги в подарок.— Тем более что возврат к истокам нашей истории и нашей российской государственности и в подготовке нового учебника истории. Мне все это интересно и понятно, и такое внимание к истории со стороны российского руководства очень важно". Подаренные генсеком партии Сергеем Неверовым книги Шептий "пролистал".

Это не первая литературная рекомендация единороссам от Кремля, вспоминает Шептий: на совещании с секретарями региональных отделений осенью 2013 года заместитель главы управления по внутренней политике администрации президента Тимур Прокопенко рекомендовал читать книгу "Эмоциональный интеллект" Дэниеля Гоулмана — как любимую книгу Вячеслава Володина. "Прочитаю, как только найду",— говорит Шептий.

"При Суркове такого не было", вспоминают бывшие сотрудники администрации. Предыдущий идеолог Кремля и первый заместитель главы АП Владислав Сурков хотя и любил роль публичного интеллектуала, поддерживал некоторые гуманитарные проекты и дискуссионные площадки, но подчиненных и регионалов к чтению гуманитарной литературы не склонял. Известен фоторепортаж из кабинета Суркова блогера Ильи Варламова, из которого можно было составить впечатление о литературных предпочтениях Суркова ("Власть" писала о нем в статье "Сурков и корешки", N4 от 31 января 2011 года). Были попытки подобрать списки цитат из известных ораторов как образцов политических выступлений, но массовой рассылки не наблюдалось.

Никаких экзаменов на знание текста по итогам прочтения классиков не предстоит, уверяют собеседники "Власти". Впрочем, весь последний год губернаторы, мэры и партийцы и без того неоднократно "садились за парту": Кремль совместно со Сбербанком устраивал лекции по госуправлению, городскому развитию, проходили и совещания по развитию политсистемы с профессорами политологии. Вероятно, в предстоящем году следует ожидать круглых столов о российском консерватизме.

"Если говорить о списке того, что еще можно было бы посоветовать почитать чиновникам, то это старые добрые классические произведения: "Политика" Аристотеля, Монтескье о разделении властей, "Левиафан" Томаса Гоббса,— полагает Тесля.— Те ключевые тексты, которые создают язык политической мысли и делают возможным осмыслять конкретную ситуацию".

"В конце концов, из чиновника все равно теоретика не воспитается, а так вообще это правильно — читать русскую философию,— комментирует домашнее задание губернаторов профессор Высшей школы экономики Леонид Ионин.— Можно, конечно, найти и больше авторов, но это надо делать специальные сборники, это отдельная работа. Думаю, происходит сейчас такой консервативный поворот. На мой личный взгляд, очень правильный поворот, который Россия давно ждет и требует".

Что читает Владимир Путин

"Власть" изучила литературные вкусы главы государства.

Одно из первых упоминаний о литературных пристрастиях Владимира Путина появилось в его интервью французскому изданию Paris Match от 6 июля 2000 года. Не называя конкретных произведений, он сообщил, что "недавно читал" Владимира Набокова, и выделил из русской классики Федора Достоевского и Льва Толстого. Также президент признался в любви к Эрнесту Хемингуэю. Увлечением юности были названы "Маленький принц" Антуана де Сент-Экзюпери (его Путин "учил наизусть") и "множество томов" Александра Дюма. Тот же набор классиков — Набоков, Достоевский и Толстой — российский лидер использовал в программной статье "Полвека европейской интеграции и Россия", опубликованной 25 марта 2007 года в европейских СМИ.

18 сентября 2001 года в интервью газете Bild Путин отдал должное немецкой литературе. Он рассказал, что со школьных времен помнит "Лореляй" (вероятно, имелось в виду стихотворение Генриха Гейне) и ценит Гете. Президент констатировал, что с современными немецкими авторами "знаком не так хорошо, как бы этого хотелось", упомянув Патрика Зюскинда.

В интервью американскому журналу для охотников и рыболовов Outdoor Life от 18 мая 2011 года Владимир Путин назвал писателей, чьи герои повлияли на формирование его характера,— Джека Лондона, Жюля Верна и Эрнеста Хемингуэя. К любимым произведениям у последнего Путин отнес "Прощай, оружие!", "По ком звонит колокол" и "Старик и море". Читателям журнала он порекомендовал "Записки охотника" Ивана Тургенева и "Зеленый шум" Михаила Пришвина. Кроме того, отвечая на вопрос о рисках при активном отдыхе, он сослался на "Премудрого пескаря" Михаила Салтыкова-Щедрина.

Среди поэтов у Владимира Путина есть явный фаворит — Омар Хайям. На пресс-конференции 1 сентября 2007 года президент рассказал, что получил от жены в подарок сборник его стихов, и рекомендовал присутствующим обращаться к этой книге при плохом настроении.

Нехудожественная литература также не обделена вниманием главы государства. На пресс-конференции 6 марта 2001 года президент рассказал, что читает "Историю правления Екатерины II" (книги с таким названием нет в каталоге РГБ, возможно, речь идет об "Истории Екатерины Второй" Александра Брикнера) и "Раздумья о России" Дмитрия Лихачева. В выступлении в Пекинском университете 3 декабря 2002 года Путин сообщил, что прочитал труд тогдашнего председателя КНР Цзян Цзэминя "О социализме с китайской спецификой". В посланиях Федеральному собранию в 2005 и 2006 годах глава государства приводил цитаты из работы белоэмигрантского философа Ивана Ильина "Наши задачи" и книги "Как нам обустроить Россию" Александра Солженицына. На церемонии открытия года Китая в России 26 марта 2007 года он продемонстрировал знакомство с классическим китайским трудом "Книга перемен". А в послании Федеральному собранию 12 декабря 2012 года он обращался к "Этногенезу и биосфере Земли" Льва Гумилева.

Вадим Зайцев


Научная Библиотека МГУ | Отдел редких книг и рукописей

АРХИВ И.А. ИЛЬИНА

Иван Александрович Ильин (28.03.1883 Москва - 21.12.1954 Цолликон) - русский философ, правовед, литературный критик, публицист.

В 1906 г. И.А. Ильин окончил юридический факультет Императорского Московского университета, был удостоен диплома первой степени и остался преподавать по предложению кн. Е. Н. Трубецкого. В 1909 г. И.А. Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права, был утверждён в звании приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Московского университета.

В 1922 г. по приказу Ленина был выслан из России на «Философском пароходе» вместе с другими 160 видными философами, историками и экономистами. С 1923 по 1934 гг. состоял профессором Русского научного института в Берлине. В 1934 г. из-за преследований гестапо был вынужден оставить институт. В 1938 г. смог выехать в Швейцарию. Активно участвовал в политической жизни русской эмиграции, примыкая к православно-националистическому крылу, был одним из идеологов белого движения.

Философские взгляды Ильина сформировались под влиянием Гегеля, в философии которого он видел систематическое раскрытие религиозного опыта. Наследие Ильина насчитывает нескольких сотен статей и более 30 книг. Взгляды Ильина сильно повлияли на мировоззрение русских интеллектуалов консервативного направления XX века, в числе которых, например, Александр Солженицын.

Архив И.А. Ильина, по его устному завещанию, поступил на хранение в Научную библиотеку МГУ имени М.В. Ломоносова в ноябре 2006 г. из Мичиганского университета (США), где хранился с 1966 г.

Архивный фонд содержит более 70 000 листов документов, фотографий, писем и черновых материалов философа.

При финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации

С 2015 г. описание и оцифровка документов архива ведется при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации.

В настоящее время оцифровано более 40 000 листов, в которых содержатся следующие материалы:

Доступ к оцифрованной части архива И.А. Ильина доступен из 3-х отделов библиотеки:

  • Фундаментальная библиотека (Ломоносовский просп., 27),
  • Отдел обслуживания корпуса «Шуваловский»,
  • Библиотечно-информационный центр юридического факультета и Высшей школы аудита (4 учебный корпус).

В настоящее время работа по оцифровке и описанию архивного фонда продолжается.

Воспроизведение материалов данного архива И.А. Ильина допускается с обязательной ссылкой на сайт Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова.

<< 1  2  3  4  5 . . .  8  9  10  11 12 13  14  15  16 . . .  46  47  48  49  50 >>
  • 1-245. И.А. Ильин. "Путь к очевидности". Предисловие. Глава 1-2, 4-5. - 61л.

  • 1-634. И.А. Ильин. Справки, выписки, газетные вырезки на тему "Католичество". : 21.05.1943-28.05.1943 - 63 л.

  • 1-97. И.А. Ильин. "Аксиомы религиозного опыта", часть 24 на немецком языке. - 36л.

  • 1-170. И.А. Ильин. Лекции "О философии Гегеля" на немецком языке. Глава 4. - 53л.

  • 1-253. И.А. Ильин. "Путь к очевидности". Литературные вставки. - 349л.

  • 1-467. И.А. Ильин. Лекция на конференции в Вестфалии "Le development ecomonique de l'état sovietique" ("Экономическое развитие советского государства"). : 1931 - 13 л.

  • 1-582. И.А. Ильин. "Невинные сказки": "Медведица". : б/д - 12л.

  • 1-571. И.А. Ильин. Статья "О христианском оптимизме". - 2 л.

  • 1-51. И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. Литературные добавления к главе 22. - 25л.

  • 1-216. И.А. Ильин. "Учение о правосознании". Глава 12. - 33л.

  • 1-332. И.А. Ильин. "Vierter Eckart-Abend" ("Четвертый вечер Эккарта"). Конспект речи. - 5 л.

  • 1-421. И.А. Ильин. Лекции "Die moderne russische Kunstliteratur" ("Современная русская художественная литература"). 3. "И.А. Бунин". - 45 л.

  • 1-628. И.А. Ильин. Личные записи, стихотворение, справка для Шарлотты Барейсс. : 27.09.1954, б/д - 3 л.

  • 1-665. И.А. Ильин. "Die Religionsverfolgung im Sowjetstaate" ("Религиозные преследования в советском государстве"). Речь 23 февраля 1930 г., Берлин. Специальный выпуск газеты "Lutherring" ("Кольцо Лютера"). - 8л.

  • 1-5. И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. Глава 4. : [31.12.1919 - 31.12.1951] - 31л.

  • 1-11. И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. Глава 10. : [31.12.1919 - 31.12.1951] - 38л.

  • 1-262. Бюллетень "Наши задачи". Отдельные номера. - 51л.

  • 1-481. И.А. Ильин. Статья "Основные задачи правоведения в России". Оттиск из журнала "Русская мысль". - 17 л.

  • 1-789. И. А. Ильин. Заметки «Качество коммунистов». : б/д - 5 л.

  • 1-107. И.А. Ильин. "Аксиомы религиозного опыта", часть 19-21, на немецком языке. - 88л.

<< 1  2  3  4  5 . . .  8  9  10  11 12 13  14  15  16 . . .  46  47  48  49  50 >>

Философия Ильина: опыты религиозно-философские и политические. Краткие заметки

Александр Торгомович Казарян
Доктор философии, доцент кафедры богословия Московской духовной академии, 141300, Сергиев Посад, Троице-Сергиева Лавра, Академия, [email protected]

Вопросы богословия. 2019. Т. 1. № 1. С. 108-128

doi: 10.31802/2658-7491-2019-1-1-108–128

Аннотация
Статья посвящена анализу основных философских, религиозных и политических воззрений русского философа и политического мыслителя И. А. Ильина (1883–1954). Предметом рассмотрения философских и религиозных учений Ильина стали написанные им книги: выдающийся историко-философский труд «Учение Гегеля о конкретности Бога и человека» в двух томах, принадлежащий к ранним сочинениям автора, а также его поздние работы, в которых автор пытался построить свою религиозно-философскую систему — «Путь к очевидности», «Аксиомы религиозного опыта.» и некоторые другие. Отмечается, что попытки Ильина построить свою непротиворечивую религиозно-философскую концепцию не были успешными. Политические и государственные идеи Ильина, учение о будущем государственном устройстве России, её верховной власти, месте Церкви в жизни страны, и её участии в политике обсуждаются на основе ряда его трудов «Наши задачи. Статьи 1948–1954 годов. В 2 т.», «О монархии и республике» и др.

Ключевые слова: Бог, абсолют, человек, мир, сознание, самосознание, душа, абсолютная идея, понятие, субъект, объект, предмет, опыт, метод (феноменологический; исследования), «вчувствование», созерцание («ясновидение»), «очевидное», «философский акт», мысль и смысл, сущность, любовь, вера,  инстинкт, философия религии, духовность, государство, политика, народ, исторический путь, Запад, русский человек, патриотизм, Родина, будущее государственное устройство России, демократия, свобода, политические партии, конституция, монархия, диктатура, «верховный правитель» России, Церковь, Св. Патриарх, Император.

Библиография
Источники
Ильин И. А. Учение Гегеля о сущности спекулятивной мысли // Логос. 1914. Т. I. Вып. 2. С. 250–306.
Ильин И. А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. В 2 т. М., 1918.
Ильин И. А. О сопротивлении злу силою. Берлин, 1925.
Ильин И. А. Религиозный смысл философии. Париж, 1925.
Ильин И. А. Путь духовного обновления. Белград, [б. г.]
Ильин И. А. Путь к очевидности. Мюнхен, 1957.
Ильин И. А. Наши задачи. Статьи 1948–1954 годов. В 2 т. М., 1992.
Ильин И. А. Аксиомы религиозного опыта. В 2 т. М., 1993.
Ильин И. А. О сущности правосознания // собр. соч. в 10 т. Т. 4. М., 1994. С. 149–413.
Ильин И. А. О монархии и республике // собр. соч. в 10 т. Т. 4. М., 1994. С. 415–544.
Ильин И. А. Творческая идея нашего будущего // собр. соч. в 10 т.  Т. 7. М., 1998. С. 451–572.
Литература
Вышеславцев Б. П. Этика преображенного Эроса. Париж, 1931.
Зеньковский В. В. История русской философии. В 2 т. Париж, 1947–1950.
Соловьев Вл. С. Русская идея. М., 1911.
Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. СПб., 1992.
Флоренский Павел, свящ. Столп и утверждение Истины. М., 1914.

Aleksandr T. Kazaryan
Doctor of Philosophy, Associate Professor of the Theology Department of Moscow Theological Academy, Holy Trinity-St. Sergius Lavra, Sergiev Posad 141300, Russia, [email protected]

Theological Questions, vol. 1, no. 1, 2019, pp. 108-128 (In Russian)

doi:

Abstract
The article contains a study of key religious, philosophical, and political ideas of Russian philosopher and political thinker Ivan Ilyin (1883–1954). The sources used include one of Ilyin’s earlier works, The Philosophy of Hegel as a Doctrine of the Concreteness of God and Humanity, some later works, in which he sought to develop a noncontradictory system of religious philosophy, such as The Way to Insight, The Axioms of Religious Experience, etc. According to the article, Ilyin’s efforts to create that system finally failed. The works that contain his ideas regarding politics, statecraft, Russia’s future constitution and relation between church and state, include Our Tasks: Essays of 1948–1954 and On Monarchy and Republic as well as some other.

Keywords: Ivan Ilyin, God, Absolute, consciousness, self-consciousness, mind, subject, object, experience, method, Russia, patriarch, emperor, statecraft, patriotism, constitution.

References
Florenskiĭ, Pavel, priest. Stolp i utverzhdenie Istiny [Pillar and Affirmation of Truth]. Мoscow, 1914. (In Russian)
Solovʹev, Vl. S. Russkaia ideia [Russian idea]. Мoscow, 1911. (In Russian)
Tikhomirov, L. A. Monarkhicheskaia gosudarstvennostʹ [Monarchist Statehood]. St. Petersburg, 1992. (In Russian)
Vysheslavtsev, B. P. Ėtika preobrazhennogo Ėrosa [Ethics of the Transformed Eros]. Paris, 1931. (In Russian)
Zenʹkovskiĭ, V. V. Istoriia russkoĭ filosofii [History of Russian Philosophy]. Paris, 1947–1950, 2 vols. (In Russian)
Ilʹin, Ivan A. “Uchenie Gegelia o sushchnosti spekuliativnoĭ mysliˮ [“The Teachings of Hegel on the Nature of Speculative Thoughtˮ]. Logos, vol. 1, iss. 2, 1914, pp. 250–306. (In Russian)
––– Filosofiia Gegelia kak uchenie o konkretnosti Boga i cheloveka [Hegel’s Philosophy as a Doctrine of the Concreteness of God and Man]. Мoscow, 1918, 2 vols. (In Russian)
––– O soprotivlenii zlu siloiu [About Resistance to Evil by Force]. Berlin, 1925. (In Russian)
––– Religioznyĭ smysl filosofii [The Religious Meaning of Philosophy]. Paris, 1925. (In Russian)
––– Putʹ dukhovnogo obnovleniia [The Path of Spiritual Renewal]. Belgrade. (In Russian)
––– Putʹ k ochevidnosti [Path to Evidence]. Munich, 1957. (In Russian)
––– Nashi zadachi. Statʹi 1948–1954 godov [Our Tasks. Articles 1948–1954]. Мoscow, 1992, 2 vols. (In Russian)
––– Aksiomy religioznogo opyta [Axioms of Religious Experience]. Мoscow, 1993, 2 vols. (In Russian)
––– O sushchnosti pravosoznaniia [On the Essence of Justice]. Sobranie sochineniĭ [Collected Works], by I. A. Ilʹin, vol. 4, Moscow, 1994, pp. 149–413. 10 vols. (In Russian)
––– O monarkhii i respublike [On the Monarchy and the Republic]. Sobranie sochineniĭ [Collected Works], by I. A. Ilʹin, vol. 4, Moscow, 1994, pp. 415–544. 10 vols. (In Russian)
––– Tvorcheskaia ideia nashego budushchego [Creative Idea of our Future]. Sobranie sochineniĭ [Collected Works], by I. A. Ilʹin, vol. 7, Moscow, 1998, pp. 451–572. 10 vols. (In Russian)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Иван Ильин, путинский философ русского фашизма | Тимоти Снайдер

Это расширенная версия эссе Тимоти Снайдера «Бог - русский» в номере The New York Review от 5 апреля 2018 года.


Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Иван Ильин, около 1920 г.

«Дело в том, что фашизм - это искупительное превышение патриотического произвола».

—Иван Ильин, 1927

«Моя молитва подобна мечу.И мой меч подобен молитве ».

—Иван Ильин, 1927

«Политика - это искусство выявления и нейтрализации врага».

—Иван Ильин, 1948

Русский посмотрел сатане в глаза, посадил Бога на кушетку психоаналитика и понял, что его народ может искупить мир. Страдавший Бог рассказал русскому историю неудач. В начале было Слово, чистота и совершенство, и Слово было Богом. Но затем Бог совершил ошибку юности. Он создал мир, чтобы завершить себя, но вместо этого испачкал себя и спрятался от стыда.Бог, а не Адам, был первородным грехом, освобождением несовершенных. Оказавшись в этом мире, люди осознавали факты и испытывали чувства, которые невозможно было сопоставить с тем, что было у Бога в уме. Каждая отдельная мысль или страсть усиливали власть сатаны в мире.

Так русский философ понимал историю как позор. Ничего из того, что произошло с момента сотворения, не имело значения. Мир представлял собой бессмысленное множество фрагментов. Чем больше люди пытались понять это, тем более греховным он становился.Современное общество с его плюрализмом и гражданским обществом усугубило недостатки мира и удержало Бога в изгнании. Единственная надежда Бога заключалась в том, что праведная нация последует за лидером в политическую целостность и тем самым начнет восстановление мира, которое, в свою очередь, может искупить божественное. Поскольку объединяющий принцип Слова был единственным благом во вселенной, любые средства, которые могли привести к его возвращению, были оправданы.

Таким образом, русский философ по имени Иван Ильин вообразил русский христианский фашизм.Родился в 1883 году, он закончил диссертацию о мирской неудаче Бога незадолго до революции 1917 года. Изгнанный со своей родины в 1922 году советской властью, которую он презирал, он поддержал дело Бенито Муссолини и завершил извинение за политическое насилие в 1925 году. В изгнании из Германии и Швейцарии он писал в 1920-х и 1930-х годах для белых русских изгнанников, бежавших после поражения в гражданской войне в России, а в 1940-х и 1950-х годах - для будущих русских, которые увидят конец Советской власти.

Неутомимый рабочий Ильин выпустил около двадцати книг на русском языке и еще двадцать на немецком. Некоторые его работы носят бессвязный и здравый характер, и в них легко найти противоречия и противоречия. Однако одним из направлений мысли, которое прослеживается на протяжении десятилетий, является его метафизическое и моральное оправдание политического тоталитаризма, которое он выразил в практических схемах фашистского государства. Решающим понятием было «право» или «правосознание» (правосознание) .Для молодого Ильина, писавшего до революции, закон олицетворял надежду на то, что русские будут участвовать в универсальном сознании, которое позволит России создать современное государство. Для зрелого контрреволюционного Ильина особое сознание («сердце» или «душа», а не «разум») позволяло россиянам переживать произвольные притязания на власть как на закон. Хотя он умер забытым, в 1954 году творчество Ильина было возрождено после распада Советского Союза в 1991 году, и оно направляет людей, которые сегодня правят Россией.

Российская Федерация начала двадцать первого века - новое государство, образованное в 1991 году на территории Российской республики Советского Союза. Он меньше старой Российской империи и отделен от нее во времени семью десятилетиями советской истории. Тем не менее, сегодняшняя Российская Федерация действительно напоминает Российскую империю юности Ильина в одном важном отношении: она не установила верховенство закона как принцип правления. Траектория в понимании права Ильином права от многообещающего универсализма к произвольному национализму прослеживалась в дискурсе российских политиков, в том числе Владимира Путина.Поскольку Ильин нашел способы представить несостоятельность верховенства закона как российскую добродетель, российские клептократы используют его идеи для изображения экономического неравенства как национальной невиновности. В последние несколько лет Владимир Путин также использовал некоторые из более конкретных идей Ильина о геополитике, пытаясь перевести задачу российской политики от проведения реформ в стране к экспорту добродетели за границу. Превратив международную политику в обсуждение «духовных угроз», работы Ильина помогли российским элитам представить Украину, Европу и США как экзистенциальные опасности для России.

*

Иван Ильин был философом, который столкнулся с русскими проблемами с немецкими мыслителями. Это было типично для того времени и места. Он был дитя Серебряного века, поздней империи династии Романовых. Его отец был русским дворянином, мать - немецкой протестанткой, принявшей православие. Будучи студентом в Москве между 1901 и 1906 годами, настоящим предметом Ильина была философия, что означало этическую мысль Иммануила Канта (1724–1804). Для неокантианцев, которые тогда господствовали в университетах Европы и России, люди отличались от остального творения способностью к разуму, которая позволяла делать осмысленный выбор.Тогда люди могли бы свободно подчиняться закону, поскольку они могли понять и принять его дух.

Право было тогда главным предметом желания русских мыслящих классов. Российские студенты-юристы, возможно, больше, чем их европейские коллеги, могли видеть в этом источник политической трансформации. Закон, казалось, предлагал противоядие от древнерусской проблемы произвол, , , произвола самодержавных царей. Однако, даже будучи обнадеживающим молодым человеком, Ильин изо всех сил старался видеть в русских людях созданий разума, которых представлял Кант.Он с нетерпением ждал грандиозного восстания, которое ускорит просвещение русских масс. Когда русско-японская война создала условия для революции в 1905 году, Ильин отстоял право на свободу собраний. Вместе со своей девушкой Натальей Вокач он перевел на русский язык брошюру немецких анархистов. В 1906 году царь был вынужден принять новую конституцию, в соответствии с которой был создан новый российский парламент. Хотя парламент был выбран таким образом, который гарантировал власть землевладельцам империи, он имел право издавать законы.Царь дважды распускал парламент, а затем незаконно изменил избирательную систему, чтобы сделать ее еще более консервативной. Невозможно было рассматривать новую конституцию как установление верховенства закона в России.

Работавший преподавателем права в университете в 1909 году, Ильин опубликовал красивую статью на русском (1910) и немецком (1912) языках о концептуальных различиях между правом и властью. Но как сделать закон функциональным на практике и резонансным в жизни? Кант, казалось, оставил открытой пропасть между духом закона и реальностью самодержавия.G.W.F. Гегель (1770–1831), однако, вселил надежду, предположив, что это и другие болезненные противоречия будут разрешены со временем. История, как многообещающий Ильин читал Гегеля, была постепенным проникновением Духа ( Geist ) в мир. Каждая эпоха превосходила предыдущую и приносила кризис, обещавший следующую. Звериные массы станут походить на просвещенных друзей, пыл повседневной жизни уступит место политическому порядку.

Философ, понимающий это послание, становится проводником Духа, всегда соблазнительной перспективой.Подобно другим русским интеллектуалам своего и предыдущих поколений, молодой Ильин был привязан к Гегелю и в 1912 году провозгласил «гегелевское возрождение». Тем не менее, как огромное русское крестьянство заставило его по-новому взглянуть на легкость передачи закона российскому обществу, так и его опыт современной городской жизни заставил его усомниться в том, что исторические изменения были только делом Духа. Он считал русских, даже тех, кто принадлежал к его собственному классу и среде в Москве, отвратительно телесными. В спорах о философии и политике в 1910-х годах он обвинял своих противников в «сексуальных извращениях».

В 1913 году Ильин обеспокоился тем, что извращение - это национальный русский синдром, и предложил Зигмунда Фрейда (1856–1939) в качестве спасителя России. В понимании Ильина Фрейда цивилизация возникла из коллективного договора, направленного на подавление основных побуждений. Человек заплатил психологическую цену за жертву своей натуры культуре. Только через долгие консультации на кушетке психоаналитика бессознательный опыт может проявиться в осознании. Таким образом, психоанализ предлагал совершенно иной портрет мысли, чем гегелевская философия, которую тогда изучал Ильин.Когда Ильин готовил диссертацию о Гегеле, он предложил себя в качестве пионера российской национальной психотерапии, поехав с Натальей в Вену в мае 1914 года для сеансов с Фрейдом. Таким образом, начало Первой мировой войны застало Ильина в Вене, столице монархии Габсбургов, ныне одним из врагов России.

«Мои внутренние немцы, - писал Ильин другу в 1915 году, - беспокоят меня больше, чем внешние немцы», - немецкое и габсбургское царства воюют с Российской империей. «Внутренним немцем», который помог Ильину овладеть остальными, был философ Эдмунд Гуссерль, с которым он учился в Геттингене в 1911 году.Гуссерль (1859–1938), основатель философской школы, известной как феноменология, попытался описать метод, с помощью которого философ мыслит себя в мире. Философ стремился забыть свою личность и предшествующие предположения и пытался испытать предмет на его собственных условиях. По словам Ильина, философ должен мысленно обладать ( пережить ) объектом исследования, пока не достигнет самоочевидной и исчерпывающей ясности ( очевидность ).

Метод Гуссерля был упрощен Ильиным до «философского акта», посредством которого философ может успокоить вселенную и все в ней - других философов, мир, Бога - успокаивая свой собственный разум.Подобно православному верующему, созерцающему икону, Ильин верил (в отличие от Гуссерля), что может видеть метафизическую реальность через физическую. Когда он писал свою диссертацию о Гегеле, он воспринимал божественный предмет в философском тексте и фиксировал его на месте. Гегель имел в виду Бога, когда писал «Дух», заключил Ильин, и Гегель ошибался, видя движение в истории . Бог не мог осознать Себя в мире, поскольку сущность Бога непримиримо отличалась от сущности мира.Гегель не мог показать, что каждый факт связан с принципом, что каждая авария является частью конструкции, что каждая деталь является частью целого и т. Д. Бог положил начало истории, а затем был заблокирован от дальнейшего влияния.

Ильин был весьма типичен для русской интеллигенции своим быстрым и восторженным принятием противоречивых немецких идей. В своей диссертации он смог, благодаря своему очень специфическому пониманию Гуссерля, навести некоторый порядок в своих «внутренних немцах». Кант предложил исходную проблему для русского политического мыслителя: как установить верховенство закона.Гегель, казалось, предлагал решение, Дух, продвигающийся через историю. Фрейд переопределил проблему России как сексуальную, а не духовную. Гуссерль позволил Ильину переложить ответственность за политический провал и сексуальное беспокойство на Бога. Философия означала созерцание, которое позволяло контактировать с Богом и начало Божье исцеление. Философ взял под свой контроль, и все было в поле зрения: другие философы, мир, Бог. Тем не менее, даже после того, как был установлен контакт с божественным, история продолжалась, «течение событий» продолжало течь.

Действительно, даже когда Ильин созерцал Бога, люди убивали и умирали миллионами на полях сражений по всей Европе. Ильин писал диссертацию, когда Российская империя приобрела, а затем потеряла территорию на Восточном фронте Первой мировой войны. В феврале 1917 года на смену царскому режиму пришел новый конституционный строй. Новое правительство пошатнулось, продолжая дорогостоящую войну. В апреле того же года Германия отправила Владимира Ленина в Россию на запломбированном поезде, а его большевики в ноябре совершили вторую революцию, пообещав землю крестьянам и мир всем.Ильин тем временем пытался собрать комиссию, чтобы защитить диссертацию. К тому времени, когда он это сделал, в 1918 году, большевики были у власти, их Красная Армия вела гражданскую войну, а ЧК защищала революцию террором.

Первая мировая война дала шанс революционерам, а значит, и контрреволюционерам. По всей Европе ультраправые видели в большевистской революции некую возможность; и драма революции и контрреволюции разыгралась с разными исходами в Германии, Венгрии и Италии.Нигде конфликт не был таким долгим, кровавым и страстным, как на землях бывшей Российской империи, где гражданская война длилась годами, принесла голод и погромы и унесла столько же жизней, как Первая мировая война. В Европе в целом, но в России в частности, ужасные человеческие жертвы, кажущиеся бесконечными раздоры и падение империи внесли определенную правдоподобность в идеи, которые в противном случае могли бы остаться неизвестными или казаться неуместными. Без войны ленинизм, вероятно, остался бы в сноске в истории марксистской мысли; Без ленинской революции Ильин, возможно, не сделал бы из своей диссертации правых политических выводов.

Ленин и Ильин не знали друг друга, но их встреча в революции и контрреволюции, тем не менее, была жуткой. Отчество Ленина было «Ильич», и он писал под псевдонимом «Ильин», а настоящий Ильин рецензировал некоторые из этих псевдонимных произведений. Когда Ильин был арестован ЧК как противник революции, Ленин вмешался в его защиту в знак уважения к философской работе Ильина. Интеллектуальное взаимодействие между двумя людьми, начавшееся в 1917 году и продолжающееся в России сегодня, началось с общей оценки обещания Гегеля целостности.Оба человека интерпретировали Гегеля радикально, соглашаясь друг с другом в таких важных моментах, как необходимость уничтожения средних классов, не соглашаясь по поводу окончательной формы бесклассового сообщества.

Ленин согласился с Гегелем, что история - это история прогресса через конфликт. Как марксист, он считал, что конфликт происходит между социальными классами: буржуазией, владеющей собственностью, и пролетариатом, обеспечивающим прибыль. Ленин добавил к марксизму предложение о том, что рабочий класс, хотя и сформирован капитализмом и призван воспользоваться его достижениями, нуждается в руководстве со стороны дисциплинированной партии, понимающей правила истории.В 1917 году Ленин зашел так далеко, что заявил, что люди, знавшие правила истории, также знали, когда их нарушать - начав социалистическую революцию в Российской империи, где капитализм был слаб, а рабочий класс крошечным. Тем не менее Ленин никогда не сомневался, что существует добрая человеческая природа, пойманная историческими условиями и, следовательно, подлежащая освобождению историческим действием.

Марксисты, такие как Ленин, были атеистами. Они думали, что под Духом Гегель имел в виду Бога или какое-то другое богословское понятие, и заменили Дух обществом.Ильин не был типичным христианином, но верил в Бога. Ильин соглашался с марксистами в том, что Гегель имел в виду Бога, и утверждал, что Бог Гегеля создал разрушенный мир. Для марксистов частная собственность выполняла функцию первородного греха, и ее исчезновение высвободило бы в человеке добро. Для Ильина творение Бога само по себе было первородным грехом. В истории никогда не было хорошего момента, и у людей не было внутреннего добра. Марксисты были правы, ненавидя средний класс, и действительно ненавидели их недостаточно.«Гражданское общество» среднего класса укореняет множественные интересы, которые разрушают надежды на «мощную национальную организацию», в которой нуждается Бог. Поскольку средний класс блокирует Бога, он должен быть сметен бесклассовым национальным сообществом. Но нет никакой исторической тенденции, никакой исторической группы, которая бы выполняла эту работу. Грандиозное преобразование сатанинской индивидуальности в божественную целостность должно начаться где-то за пределами истории.

По Ильину, освобождение возникнет не от понимания истории, а от ее устранения.Поскольку земное испорчено, а божественное недостижимо, политическое спасение придет из царства вымысла. В 1917 году Ильин все еще надеялся, что Россия может стать правовым государством. Ленинская революция привела к тому, что Ильин отныне считал свои собственные философские идеи политическими. Большевизм доказал, что мир божий так же несовершенен, как утверждал Ильин. То, что Ильин назвал бы «бездной атеизма» нового режима, было окончательным подтверждением пороков мира и силы современных идей, способствующих их укреплению.

После того, как он уехал из России, Ильин будет утверждать, что человечество нуждается в героях, огромных персонажах из-за пределов истории, способных взять на себя власть. В его диссертации эта политика подразумевалась в стремлении к отсутствующей целостности и в предположении, что нация может начать свое восстановление. Это была идеология, ожидающая формы и имени.

*

Ильин покинул Россию в 1922 году, когда был основан Советский Союз. Его воображение вскоре захватил Марш Бенито Муссолини на Рим, государственный переворот, который привел к установлению первого в мире фашистского режима.Ильин был убежден, что смелые жесты смелых людей могут начать исправлять порочный характер существования. Он посетил Италию и опубликовал восхищенные статьи о Il Duce , когда писал свою книгу Об использовании насилия для противодействия злу (1925). Если диссертация Ильина заложила основу для метафизической защиты фашизма, то эта книга была оправданием зарождающейся системы. В диссертации описана утраченная целостность, развязанная невольным Богом; Вторая книга объяснила пределы учения Сына Божьего.Осознав травму Бога, Ильин «посмотрел сатане в глаза».

Таким образом, известные учения Иисуса, изложенные в Евангелии от Марка, приобретают неожиданный смысл в интерпретации Ильина. «Не судите, - говорит Иисус, - чтобы вас не судили». Этот знаменитый призыв к размышлениям продолжается:

Ибо каким суждением вы судите, будете судимы; и какой мерой вы мерите, оно будет снова вам отмерено. И почему ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазу не замечаешь? Или как скажешь брату твоему: дай, я выну сучок из глаза твоего; и вот, луч есть в твоем глазе? Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза; и тогда ты увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

Для Ильина это были слова несостоявшегося Бога с обреченным Сыном. Фактически, праведник не размышлял о своих поступках и не пытался увидеть точку зрения другого; он созерцал, распознал абсолютное добро и зло и назвал врагов, которых нужно уничтожить. Правильная интерпретация отрывка «не судите» заключалась в том, что каждый день был судным днем ​​и что людей будут судить за то, что они не убивали врагов Бога, когда у них была возможность. В отсутствие бога Ильин определил, кто эти враги.

Возможно, самая запоминающаяся заповедь Иисуса - любить врага из Евангелия от Матфея: «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб: но говорю вам, что не противьтесь злу; но кто ударит тебя по правой щеке твоей, подставь ему и другую ". Ильин утверждал, что имелось в виду обратное. В правильном понимании любовь означает целостность. Не имело значения, пытается ли один человек полюбить другого. Человек любил только в том случае, если он был полностью вовлечен в сообщество.Погружение в такую ​​любовь означало бороться «против врагов божественного порядка на земле». Христианство на самом деле означало призыв разумного философа применить решительное насилие во имя любви. Любой, кто не согласился с этой логикой, сам был агентом сатаны: «Тот, кто противостоит рыцарской борьбе с дьяволом, сам является дьяволом».

Таким образом, богословие становится политикой. Демократии не противостояли большевизму, но способствовали ему, и должны быть уничтожены. Единственный способ предотвратить распространение зла - это сокрушить средние классы, искоренить их гражданское общество и преобразовать их индивидуалистическое и универсалистское понимание закона в сознание национального подчинения.Большевизм был не противоядием от болезней среднего класса, а, скорее, полным нашествием их болезни. Советское и европейское правительства должны быть сметены насильственными государственными переворотами.

Ильин использовал слово Spirit ( Dukh ), чтобы описать вдохновение фашистов. Он писал, что захват власти фашистами был «актом спасения». Фашист - истинный искупитель, поскольку он понимает, что враг должен быть принесен в жертву. Ильин позаимствовал у Муссолини концепцию «рыцарской жертвы», которую фашисты приносят на чужой крови.(Говоря о Холокосте 1943 года, Генрих Гиммлер хвалил своих эсэсовцев именно в этих терминах.)

Ильин понимал свою роль как русского интеллектуала как пропаганду фашистских идей на определенном русском языке. В стихотворении в первом номере журнала, который он редактировал между 1927 и 1930 годами, он дал соответствующий лапидарный девиз: «Моя молитва подобна мечу. И мой меч подобен молитве ». Ильин посвятил свою огромную книгу 1925 года Об использовании насилия для противодействия злу белым, людям, которые сопротивлялись большевистской революции.Это было задумано как путеводитель по их будущему.

Больше всего Ильина беспокоило то, что итальянцы, а не русские изобрели фашизм: «Почему итальянцы добились успеха там, где потерпели поражение?» Написав в 1927 году о будущем русского фашизма, он попытался установить первенство России, рассматривая сопротивление белых большевикам как предысторию фашистского движения в целом. Белое движение также было «глубже и шире», чем фашизм, потому что оно сохранило связь с религией и потребность в целостности.Ильин заявил «моим белым братьям, фашистам», что меньшинство должно захватить власть в России. Придет время. «Белый дух» был вечным.

Провозглашение Ильиным фашистского будущего России в 1920-х годах было абсолютным отрицанием его надежд 1910-х годов на то, что Россия может стать правовым государством. «В том-то и дело, - писал Ильин, - что фашизм есть искупительный избыток патриотического произвола». Произвольность (произвол), , центральная концепция всех современных российских политических дискуссий, была пугалом всех российских реформаторов, стремящихся к совершенствованию с помощью закона.Сейчас произвол патриотично. Слово «искупительный» (спастельный), - еще одно среднерусское понятие. Это прилагательное, которое русские православные христиане применяют к жертве Христа на Голгофе, смерти Единого для спасения многих. Ильин использует это слово для обозначения убийства посторонних, чтобы нация могла осуществить проект тотальной политики, который впоследствии мог бы искупить потерянного Бога.

В одном предложении отменяются два универсальных понятия, закон и христианство.Дух беззакония заменяет дух закона; дух убийства заменяет дух милосердия.

*

Хотя Ильина вдохновляла фашистская Италия, его домом в качестве политического беженца между 1922 и 1938 годами была Германия. Как сотрудник Российского научного института ( Russisches Wissenschaftliches Institut ) он был академическим государственным служащим. Именно из Берлина он наблюдал за борьбой за престол после смерти Ленина, приведшей к власти Иосифа Сталина.Затем он следил за попыткой Сталина превратить политическую победу большевиков в социальную революцию. В 1933 году Ильин опубликовал большую книгу на немецком языке о голоде, вызванном коллективизацией советского сельского хозяйства.

Написав на русском языке для русских эмигрантов, Ильин поспешил похвалить захват власти Гитлером в 1933 году. Гитлер, по мнению Ильина, сделал правильно, что приостановил верховенство закона после пожара в рейхстаге в феврале 1933 года. Ильин представил Гитлера, как Муссолини. , как лидер из-за пределов истории, чья миссия была исключительно оборонительной.«Реакция на большевизм должна была прийти, - писал Ильин, - и она пришла». Европейская цивилизация была приговорена к смертной казни, но «пока Муссолини руководит Италией, а Гитлер руководит Германией, европейская культура остается казнью». Нацисты воплотили «Дух» ( дух ), которым русские должны поделиться.

По словам Ильина, нацисты были правы, бойкотировав еврейский бизнес и обвиняя евреев как коллектив в бедах, постигших Германию. Прежде всего, Ильин хотел убедить русских и других европейцев в том, что Гитлер был прав, рассматривая евреев как агентов большевизма.Эта «иудеобольшевистская» идея, как понимал Ильин, была идеологической связью между белыми и нацистами. Утверждение, что евреи были большевиками, а большевики были евреями, было белой пропагандой во время Гражданской войны в России. Конечно, большинство коммунистов не были евреями, и подавляющее большинство евреев не имели никакого отношения к коммунизму. Слияние этих двух групп было не ошибкой или преувеличением, а скорее преобразованием традиционных религиозных предрассудков в инструменты национального единства.Иудеобольшевизм апеллировал к суеверной вере православных крестьян в то, что евреи охраняют границу между царством добра и зла. Он перенес это убеждение в современную политику, изображая революцию как ад, а евреев - как его привратников. Как и в философии Ильина, Бог был слаб, сатана господствовал, а оружие ада было современными идеями в мире.

Во время и после Гражданской войны в России часть белых бежала в Германию в качестве беженцев. Некоторые принесли с собой основополагающий текст современного антисемитизма, вымышленные «Протоколы сионских мудрецов», а многие другие - убеждение, что в их поражении виноват глобальный еврейский заговор.Белый иудеобольшевизм, прибывший в Германию в 1919 и 1920 годах, завершил образование Адольфа Гитлера как антисемита. До этого момента Гитлер представлял врага Германии как еврейский капитализм. Убедившись, что евреи несут ответственность как за капитализм, так и за коммунизм, Гитлер мог сделать последний шаг и сделать вывод, как он сделал в «Майн кампф » , что евреи были источником всех идей, угрожавших немецкому народу. В этом важном отношении Гитлер действительно был учеником русского белого движения.Ильин, главный идеолог белых, хотел, чтобы мир знал, что Гитлер прав.

По прошествии 30-х годов Ильин начал сомневаться в том, что нацистская Германия продвигает дело русского фашизма. Это было естественно, поскольку Гитлер считал русских недочеловеками, а Германия поддерживала европейских фашистов лишь постольку, поскольку они были полезны для конкретного нацистского дела. Ильин начал предупреждать русских белых о нацистах и ​​попал под подозрение со стороны правительства Германии. Он потерял работу и в 1938 году уехал из Германии в Швейцарию.Однако он оставался верным своему убеждению, что белое движение предшествовало итальянскому фашизму и немецкому национал-социализму. Со временем русские продемонстрируют превосходящий фашизм.

*

С безопасной швейцарской точки зрения недалеко от Цюриха Ильин наблюдал начало Второй мировой войны. Это был сбивающий с толку момент как для коммунистов, так и для их врагов, поскольку конфликт начался после того, как Советский Союз и нацистская Германия достигли соглашения, известного как пакт Молотова-Риббентропа. Его секретный протокол, который разделил восточноевропейские территории между двумя державами, был во всем, кроме названия.В сентябре 1939 года и нацистская Германия, и Советский Союз вторглись в Польшу, их армии встретились посередине. Ильин считал, что нацистско-советский союз недолговечен, поскольку Сталин предаст Гитлера. В 1941 году произошло обратное, когда вермахт вторгся в Советский Союз. Хотя Ильин питал оговорки в отношении нацистов, он писал о немецком вторжении в СССР как о «приговоре большевизму». После победы СССР под Сталинградом в феврале 1943 года, когда стало ясно, что Германия, скорее всего, проиграет войну, Ильин снова изменил свою позицию.Затем и в последующие годы он представил войну как одну из серии нападок Запада на русскую добродетель.

Русская невиновность становилась одной из главных тем Ильина. Как концепция, она завершала фашистскую теорию Ильина: мир развращен; он нуждался в искуплении от нации, способной к тотальной политике; эта нация была незагрязненной Россией. С возрастом Ильин обращался к русскому прошлому не как к истории, а как к циклическому мифу о отечественной добродетели, защищенной от внешнего проникновения. Россия была безупречной империей, всегда подвергавшейся нападению со всех сторон.Небольшая территория вокруг Москвы стала Российской империей, самой большой страной всех времен, и ни на кого не нападала. Даже когда она расширялась, Россия была жертвой, потому что европейцы не понимали, какую великую добродетель она защищала, забирая новые земли. По словам Ильина, Россия постоянно подвергалась «континентальной блокаде», и поэтому все ее прошлое было периодом «самообороны». Итак, «русский народ с момента его полного обращения в христианство может насчитать почти тысячу лет исторических страданий.

Хотя Ильин написал сотни утомительных страниц в этом направлении, он также ясно дал понять, что не имеет значения, что на самом деле произошло или что на самом деле сделали русские. Это была бессмысленная история, это были просто факты. Правда о нации, писал Ильин, была «чистой и объективной» независимо от свидетельств, а русская правда была невидимым и невыразимым благочестием. Россия была не страной с людьми и учреждениями, даже если бы так казалось, но бессмертным живым существом.«Россия - это организм природы и души», это был «живой организм», «живое органическое единство» и так далее. Ильин писал об «украинцах» в кавычках, поскольку, по его мнению, они были частью российского организма. Ильин был одержим страхом, что люди на Западе этого не поймут, и рассматривал любое упоминание об Украине как нападение на Россию. Поскольку Россия - это организм, ее «нельзя разделить, а только рассечь».

Идея Ильина о политическом возвращении России к Богу требовала отказа не только от индивидуальности и множественности, но и от человечности.Дискредитированный войной фашистский язык органического единства оставался центральным для Ильина. В целом его мышление не сильно изменила война. Он не отвергал фашизм, как большинство его довоенных защитников, хотя теперь он действительно различал то, что он считал лучшими и худшими формами фашизма. Он не участвовал ни в общем сдвиге европейской политики влево, ни в восстановлении демократии. Возможно, самое главное, он не осознавал, что эпоха европейского колониализма проходит.В качестве образцов он считал Испанию Франко и Португалию Салазара, в то время обширные империи, управляемые правыми авторитарными режимами.

Вторая мировая война не была «приговором большевизму», как Ильин представлял в 1941 году. Вместо этого Красная Армия вышла победителем в 1945 году, советские границы были расширены на запад, и была создана новая внешняя империя реплицированных режимов. в Восточной Европе. Простое течение времени сделало невозможным представить в 1940-х годах, как это делал Ильин в 1920-х годах, представители белой эмиграции, возможно, когда-нибудь вернутся к власти в России.Теперь он писал их панегирики, а не их идеологии. Вместо этого требовался план постсоветской России, который можно было бы прочитать в будущем. Ильин приступил к написанию ряда конституционных предложений, а также более короткого набора политических очерков. Эти последние, опубликованные как Наши задачи (Наши задачи) , положили начало его интеллектуальному возрождению в постсоветской России.

Эти послевоенные рекомендации безошибочно напоминают довоенные фашистские системы и согласуются с метафизическими и этическими легитимациями фашизма, представленными в основных работах Ильина.«Национальный диктатор», как предсказывал Ильин, вырастет откуда-то за пределами истории, из какого-то вымышленного царства. Этот Лидер ( Государь ) должен быть «достаточно мужественным», как Муссолини. Ноту хрупкой мужественности трудно не заметить. «Сила приходит сама собой, - заявил Ильин, - к сильному человеку». Люди преклонялись перед «живым органом России». Вождь «закаляется в справедливом и мужественном служении».

Согласно схеме Ильина, этот Лидер будет лично и полностью отвечать за все аспекты политической жизни в качестве главы исполнительной власти, главного законодателя, главного судьи и командующего вооруженными силами.Его исполнительная власть безгранична. Любой «политический отбор» должен происходить «на формально недемократической основе». Демократические выборы институционализировали злое понятие индивидуальности. «Принцип демократии, - писал Ильин, - это безответственный человеческий атом». Подсчет голосов означал ложное принятие «механического и арифметического понимания политики». Из этого следовало, что «мы должны отказаться от слепой веры в количество голосов и его политическое значение». Публичное голосование с подписанными бюллетенями позволит россиянам отказаться от своей индивидуальности.Выборы были ритуалом подчинения россиян перед их Лидером.

Проблема довоенного фашизма, по Ильину, была в однопартийном государстве. Это было на одну вечеринку слишком много. Россия должна быть беспартийным государством, в котором ни одна партия не должна контролировать государство или оказывать какое-либо влияние на ход событий. Партия представляет только часть общества, и сегментации следует избегать. Партии могут существовать, но только как ловушки для амбициозных или как элементы ритуала предвыборного подчинения.(В 2014 году членам партии Путина прислали статью, в которой говорится об этом.) То же самое и с гражданским обществом: оно должно существовать как симулякр. Россиянам должно быть разрешено заниматься хобби и т.п., но только в рамках общей корпоративной структуры, включающей все общественные организации. Средний класс должен находиться в самом низу корпоративной структуры, неся вес всей системы. Они являются производителями и потребителями фактов и чувств в системе, целью которой является преодоление фактов и чувственности.

«Свобода для России», как ее понимал Ильин (в тексте, выборочно цитируемом Путиным в 2014 году), будет означать не свободу для россиян как личности, а, скорее, свободу для россиян понимать себя как часть целого. Политическая система должна порождать, как пояснил Ильин, «органически-духовное единство власти с народом, народа с властью». Первым шагом назад к Слову будет «метафизическая идентичность всех людей одной нации». «Злая природа« чувственного »может быть изгнана, а само« эмпирическое разнообразие человеческих существ »может быть преодолено.

*

Сегодня Россия - это авторитарная клептократия, насыщенная средствами массовой информации, а не религиозная тоталитарная структура, которую представлял Ильин. И все же его концепции действительно помогают рассеять неясность некоторых наиболее интересных аспектов российской политики. Владимир Путин, если взять очень важный пример, - постсоветский политик, вышедший из сферы фантастики. Поскольку именно он принес идеи Ильина в высокую политику, его приход к власти - тоже часть истории Ильина.

Путин был неизвестен, когда первый президент постсоветской России Борис Ельцин избрал его премьер-министром в 1999 году.Путин был выбран на политическом кастинге. Близкие люди Ельцина, проводившие то, что они назвали «Операцией« Преемник », задавали себе вопрос, кто из персонажей российского телевидения был самым популярным персонажем. Опрос показал, что это был герой программы 1970-х годов, советский шпион, говоривший по-немецки. Это подходило Путину, бывшему офицеру КГБ, служившему в Восточной Германии. Сразу после того, как в сентябре 1999 года Ельцин назначил его премьер-министром, Путин заработал себе репутацию благодаря более кровавой выдумке. Когда в российских городах начали взрываться жилые дома, Путин обвинил мусульман и начал войну в Чечне.Современные данные свидетельствуют о том, что бомбы могли быть заложены собственной службой безопасности России, ФСБ. Путин был избран президентом в 2000 году и работал до 2008 года.

В начале 2000-х Путин утверждал, что Россия может стать своего рода правовым государством. Вместо этого ему удалось осуществить экономические преступления в российском государстве, превратив всеобщую коррупцию в официальную клептократию. Как только государство стало центром преступности, верховенство закона стало непоследовательным, неравенство укоренилось, а реформы стали немыслимыми.Нужна была еще одна политическая история. Поскольку победа Путина над российскими олигархами означала также контроль над их телеканалами, под рукой были новые инструменты СМИ. Западная тенденция к информационно-развлекательной деятельности была доведена до своего логического завершения в России, породив альтернативную реальность, призванную порождать веру в российскую добродетель, но цинизм в отношении фактов. Это преобразование было разработано гением российской пропаганды Владиславом Сурковым. Он наблюдал за поразительным движением к миру, каким его представлял Ильин, темному и запутанному царству, которое обрела только русская невинность.Имея под контролем финансовые и медиа-ресурсы, Путину нужно было только, говоря красивым русским языком, добавить «духовный ресурс». Итак, начиная с 2005 года, Путин начал реабилитировать Ильина как кремлевского придворного философа.

В том же году Путин начал цитировать Ильина в своих посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации и организовал повторное захоронение останков Ильина в России. Потом Сурков стал цитировать Ильина. Пропагандист принял идею Ильина о том, что «русская культура - это созерцание целого», и резюмирует свою собственную работу как создание повествования о невинной России, окруженной постоянной враждебностью.Враждебность Суркова к фактам столь же глубока, как и у Ильина, и, как и Ильин, он стремится находить для нее теологические основания. Дмитрий Медведев, лидер политической партии Путина, рекомендовал книги Ильина российской молодежи. Ильин стал фигурировать в речах лидеров ручных оппозиционных партий России, коммунистов и (неправильно названных, крайне правых) либерал-демократов. Последние несколько лет Ильина цитировали председатель конституционного суда, министр иностранных дел и патриархи Русской православной церкви.

После четырехлетнего перерыва между 2008 и 2012 годами, в течение которого Путин занимал пост премьер-министра и позволил Медведеву быть президентом, Путин вернулся на высший пост. Если Путин пришел к власти в 2000 году как герой из области фантастики, он вернулся в 2012 году как разрушитель верховенства закона. В минорной тональности Россия времен Путина повторила драму России времен Ильина. Надежды российских либералов на правовое государство снова не оправдались. Ильин, в первый раз превративший эту неудачу в фашизм, теперь настал.Его аргументы помогли Путину превратить провал его первого срока на посту, неспособность ввести верховенство закона, в обещание на второй срок пребывания у власти, подтверждение российской добродетели. Если Россия не сможет стать правовым государством, она будет стремиться уничтожить соседей, которые преуспели в этом или которые стремились это сделать. Вторя одному из самых громких заявлений нацистского правоведа Карла Шмитта, Ильин писал, что политика «есть искусство выявления и нейтрализации врага.«Во втором десятилетии двадцать первого века обещания Путина касались не закона в России, а поражения соседнего гипер-юридического образования.

Европейский Союз, крупнейшая экономика в мире и важнейший экономический партнер России, основан на предположении, что международно-правовые соглашения обеспечивают основу для плодотворного сотрудничества между государствами с верховенством права. В конце 2011 - начале 2012 года Путин обнародовал новую идеологию, основанную на Ильине, в которой Россия противопоставляется этой модели Европы.В статье в Известиях от 3 октября 2011 года Путин объявил о создании Евразийского союза-соперника, который объединит государства, не сумевшие установить верховенство закона. В Независимой газете от 23 января 2012 года Путин, цитируя Ильина, представил интеграцию между государствами как вопрос добродетели, а не достижения. Верховенство закона было не всеобщим стремлением, а частью чуждой западной цивилизации; Между тем русская культура объединила Россию с постсоветскими государствами, такими как Украина.В третьей статье, в номере Московских новостей от 27 февраля 2012 года, Путин сделал политические выводы. Ильин вообразил, что «Россия как духовный организм служит не только всем православным народам и не только всем народам евразийского континента, но и всем народам мира». Путин предсказал, что Евразия преодолеет Европейский Союз и объединит его членов в более крупное образование, которое простирается «от Лиссабона до Владивостока».

Наступление Путина против верховенства закона началось с его повторного вступления в должность президента Российской Федерации.В основе любого правового государства лежит принцип преемственности, свод правил, которые позволяют одному человеку сменять другого на посту таким образом, который подтверждает, а не разрушает систему. Возвращение Путина к власти в 2012 году уничтожило любую возможность того, что такой принцип может действовать в России в обозримом будущем. Он вступил в должность президента, получив парламентское большинство, благодаря президентским и парламентским выборам, которые были демонстративно сфальсифицированы во время протестов, участников которых он осуждал как иностранных агентов.

Лишая Россию всех приемлемых средств, с помощью которых он мог бы быть заменен кем-то другим и российским парламентом, контролируемым другой партией, кроме его, Путин следовал рекомендации Ильина. Выборы превратились в ритуал, и грозные государственные СМИ изображали тех, кто думал иначе, как предателей. Сидя на радиостанции с фашистским писателем Александром Прохановым, когда россияне протестовали против фальсификации результатов выборов, Путин размышлял о том, что Иван Ильин мог бы сказать о состоянии России.«Можно ли сказать, - риторически спросил Путин, - что наша страна полностью выздоровела и зажила после драматических событий, которые произошли с нами после распада Советского Союза, и что теперь у нас есть сильное, здоровое государство? Нет, конечно, она все еще очень больна; но здесь мы должны вспомнить Ивана Ильина: «Да, наша страна все еще больна, но мы не сбежали с постели нашей больной матери» ».

Тот факт, что Путин цитировал Ильина в этой обстановке, очень наводит на размышления, и что он знал, что эта фраза предполагает обширное чтение.Как бы то ни было, то, как он это процитировал, кажется странным. Ильин был изгнан из Советского Союза ЧК - учреждением, которое было предшественником работодателя Путина - КГБ. Для Ильина русской болезнью было основание СССР, а не его распад. Как сказал тогда Ильин своему следователю из ЧК: «Я считаю советскую власть неизбежным историческим результатом великой социальной и духовной болезни, которая нарастала в России на протяжении нескольких столетий». Ильин считал, что офицерам КГБ (одним из которых был Путин) следует запретить заниматься политикой после распада Советского Союза.Ильин всю свою жизнь мечтал о распаде Советского Союза.

Повторное захоронение останков Ильина было мистическим освобождением от этого противоречия. Ильин был выслан из России советской службой безопасности; его труп был перезахоронен вместе с останками его жертв. Путин похоронил труп Ильина в монастыре, где НКВД, наследник ЧК и предшественник КГБ, захоронил прах тысяч советских граждан, казненных в ходе Большого террора. Позже, когда Путин посетил место возложения цветов к могиле Ильина, он был в компании православного монаха, который считал палачей НКВД русскими патриотами и, следовательно, хорошими людьми.На момент перезахоронения главой Русской православной церкви был человек, ранее служивший агентом КГБ. В конце концов, Ильин оправдывает массовые убийства так же, как и большевики: защита абсолютного добра. Как выразились критики его второй книги в 20-е годы, Ильин был «чекистом для бога». Он был перезахоронен как таковой, со всеми возможными почестями, оказанными чекистами и людьми Божьими - и людьми Божьими, которые были чекистами, и чекистами, которые были людьми Божьими.

Ильина вернули душой и телом в Россию, которую он был вынужден покинуть. И само это возвращение, в его невнимании к противоречию, в игнорировании фактов, было чистейшим выражением уважения к его наследию. Безусловно, Ильин выступал против советской системы. Однако после того, как СССР прекратил свое существование в 1991 году, это стало историей, а прошлое для Ильина было не чем иным, как когнитивным сырьем для литературы вечной добродетели. Немного изменив взгляды Ильина на невиновность России, российские лидеры могли рассматривать Советский Союз не как иностранное навязывание России, как это делал Ильин, а скорее как саму Россию, и столь же добродетельную, несмотря на внешность.Любые недостатки советской системы становились необходимой реакцией России на предшествующую враждебность Запада.

*

На вопросы о влиянии идей в политике очень трудно ответить, и было бы излишне смелым сделать из произведений Ильина столп российской системы. Во-первых, огромное количество работ Ильина допускает множественные интерпретации. Как и в случае с Мартином Хайдеггером, другим учеником Гуссерля, который поддерживал Гитлера, резонно спросить, насколько тесно политическая поддержка фашизма человеком связана с работой философа.В самой России Ильин - не единственный местный источник фашистских идей, на который с одобрением ссылается Владимир Путин; Лев Гумилев - другой. Современные российские фашисты, которые сейчас бродят по публичному пространству, такие как Александр Проханов и Александр Дугин, представляют особые традиции. Например, именно Дугин сделал идею «Евразии» популярной в России, и его ссылки - это немецкие нацисты и послевоенные западноевропейские фашисты. И все же, чаще всего в России второго десятилетия двадцать первого века, это идеи Ильина, которые, казалось бы, удовлетворяют политические потребности и заполняют риторические пробелы, обеспечивают «духовный ресурс» для клептократической государственной машины.В 2017 году, когда российскому государству было так трудно отмечать столетие большевистской революции, Ильина выдвинули как его героический противник. В телевизионной драме о революции он осудил зло обещать россиянам социальное продвижение.

Российская политика, безусловно, напоминает рекомендации Ильина. Российский закон 2012 года об «иностранных агентах», принятый сразу после возвращения Путина на пост президента, хорошо отражает отношение Ильина к гражданскому обществу. Ильин считал, что «Белый дух» России должен воодушевить фашистов Европы; с 2013 года Кремль оказывает финансовую и пропагандистскую поддержку европейским популистским и крайне правым партиям.Российская кампания против «упадка» Евросоюза, начатая в 2013 году, соответствует мировоззрению Ильина. Научные усилия Ильина основывались на его личном проецировании сексуального беспокойства на других. Сначала Ильин назвал Россию гомосексуалистом, потом прошел курс терапии с девушкой, потом обвинил в этом Бога. Сначала Путин принимал участие в многолетних фотосессиях с мехом и пером без рубашки, затем развелся со своей женой, а затем обвинил Европейский Союз в российском гомосексуализме. Ильин сексуализировал то, что он воспринимал как внешние угрозы.Джаз, например, был заговором с целью вызвать преждевременную эякуляцию. Когда в конце 2013 года украинцы начали собираться за европейское будущее своей страны, российские СМИ подняли призрак «гомодиктатуры».

Аргументы в пользу влияния Ильина, пожалуй, легче всего представить в связи с новой ориентацией России на Украину. Украина, как и Российская Федерация, является новой страной, образованной на территории советской республики в 1991 году. После России это была вторая по численности населения республика Советского Союза, имеющая протяженную границу с Россией на востоке. и на севере, а также с членами Европейского Союза на западе.Первые два десятилетия после распада Советского Союза российско-украинские отношения определялись обеими сторонами в соответствии с международным правом, при этом российские юристы всегда настаивали на очень традиционных концепциях, таких как суверенитет и территориальная целостность. Когда Путин вернулся к власти в 2012 году, легализм уступил место колониализму. С 2012 года политика России в отношении Украины строится на основе первых принципов, и эти принципы принадлежат Ильину. Евразийский союз Путина, план, который он объявил с помощью идей Ильина, предполагал присоединение Украины.Путин оправдал попытку России втянуть Украину в Евразию «органической моделью» Ильина, в которой Россия и Украина были «единым народом».

Идея Ильина о российском организме, включающем Украину, вступила в противоречие с более прозаической украинской идеей реформирования украинского государства. В Украине в 2013 году Европейский Союз был предметом внутриполитических дебатов и пользовался широкой популярностью. Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом рассматривалось как способ решения главной местной проблемы - слабости верховенства закона.С помощью угроз и обещаний Путин смог в ноябре 2013 года склонить президента Украины Виктора Януковича не подписывать соглашение об ассоциации, переговоры по которому уже были согласованы. Это привело к тому, что молодые украинцы вышли на улицы, чтобы продемонстрировать согласие. Когда украинское правительство (при поддержке и поддержке России) применило насилие, сотни тысяч украинских граждан собрались на площади Независимости в Киеве. Их главным постулатом, как показали опросы того времени, было верховенство закона.После снайперской бойни, в результате которой погибло более ста украинцев, Янукович бежал в Россию. Его главный советник Пол Манафорт в следующий раз был замечен как руководитель кампании Дональда Трампа.

Ко времени бегства Януковича в Россию российские войска уже были мобилизованы для вторжения в Украину. Когда в феврале 2014 года российские войска вошли в Украину, российская цивилизационная риторика (основным источником которой был Ильин) захватила воображение многих западных наблюдателей. В первой половине 2014 года обсуждались вопросы о том, является ли Украина частью российской культуры или нет, или были ли российские мифы о прошлом каким-то образом причиной вторжения в соседнее суверенное государство.Принимая формулировку вопроса Ильином как вопрос цивилизации, а не закона, западные наблюдатели упустили из виду ставки конфликта для Европы и Соединенных Штатов. Рассмотрение российского вторжения в Украину как столкновения культур означало сделать его далеким, красочным и неясным; рассматривать это как элемент более масштабной атаки на верховенство закона, означало бы осознать, что западные институты находятся в опасности. Принять цивилизационные рамки означало также упустить из виду основную проблему неравенства.Проевропейские украинцы хотели избежать клептократии в русском стиле. Путину нужно было продемонстрировать, что такие усилия бесплодны.

Аргументы Ильина были повсюду, так как российские войска несколько раз входили в Украину в 2014 году. Когда солдаты получали приказы о мобилизации для вторжения в Крымскую провинцию Украины в январе 2014 года, всем высокопоставленным чиновникам и губернаторам регионов России была отправлена ​​копия Ильина. Наши задачи. После того, как российские войска оккупировали Крым и российский парламент проголосовал за аннексию, Путин снова сослался на Ильина в качестве оправдания.Российский командующий, посланный для наблюдения за вторым крупным движением российских войск на Украину, в юго-восточные области Донецк и Луганск летом 2014 года, описал конечную цель войны в терминах, которые Ильин понял бы: «Если бы мир был спасен от демонических построений. например США, всем было бы легче жить. И однажды это произойдет ».

Любой, кто следит за российской политикой, мог видеть в начале 2016 года, что российская элита предпочла, чтобы Дональд Трамп стал кандидатом от республиканцев на пост президента, а затем победил Хиллари Клинтон на всеобщих выборах.Весной того же года российская военная разведка хвасталась попыткой помочь Трампу победить. В последовавшей за этим атаке России на американскую демократию главным оружием была ложь. Дональд Трамп - еще один клептократ, оспаривающий мужественность, из области фантастики, в его случае - реалити-шоу. Его кампании помогли тщательно продуманные неправды, которые Россия распространяла о его оппоненте. Находясь у власти, Трамп подражает Путину в его стремлении к политической постправде: сначала заполняет общественную сферу ложью, затем обвиняет институты, цель которых - поиск фактов, и, наконец, радуясь возникшей путанице.Российская помощь Трампу ослабила доверие Америки к институтам, которые Россия не смогла создать. Такое доверие уже пошло на убыль благодаря собственной медиакультуре Америки и растущему неравенству.

Ильин задумал стать пророком нашей эпохи, постсоветской эпохи, и, возможно, так оно и есть. Его неверие в этот мир позволяет политике иметь место в вымышленном мире. Он превратил беззаконие в добродетель настолько чистую, что она невидима, и настолько абсолютную, что требует уничтожения Запада. Он показывает нам, как хрупкая мужественность порождает врагов, как извращенное христианство отвергает Иисуса, как экономическое неравенство имитирует невинность и как фашистские идеи проникают в постмодерн.Это уже не просто русская философия. Теперь это американская жизнь.

Россия Путина становится Америкой Трампа

Я приближался к концу новой книги Тимоти Снайдера «Дорога к несвободе , », когда на моем iPhone наткнулся заголовок, в котором сообщалось, что некто по имени Мария Бутина была арестована за то, что она была российским шпионом. Пришлось вернуться на страницу 250 и проверить орфографию. Конечно же, это была та самая Мария Бутина, которая появляется в книге Снайдера в истории, настолько странной, что даже Том Клэнси не мог ее придумать.

Бутина - основательница группы под названием «Право на ношение оружия», российской группы по защите прав на оружие. Давайте проясним: Россия не заинтересована в том, чтобы ее граждане носили оружие - никогда не было и не будет. Из-за этого Национальная стрелковая ассоциация (НРА) исторически занимала жесткую позицию в отношении России. Но все изменилось после того, как Бутина и один из ее финансистов Александр Торшин убедили руководство НРА приехать в Москву и убедили их. «Поддержка Россией NRA, - пишет Снайдер, - напоминала поддержку правых военизированных формирований в Венгрии, Словакии и Чехии.”

Добро пожаловать в странный, жуткий мир России при Владимире Путине, который описан в книге Снайдера. Еще до того, как я добрался до истории Марии Бутиной, я знал, что читаю что-то удивительное, потому что постоянно спрашивал себя: «Откуда он это знает?» и глядя на сноски, многие из которых взяты из российских, украинских, французских или немецких источников. Снайдер - лауреат премии историка Центральной и Восточной Европы в Йельском университете, читает на 11 языках.

Набег Снайдера в современную Россию начинается с малоизвестного русского философа по имени Иван Ильин, который умер в 1954 году.Ильин не был коммунистом; он был фашистом, на которого произвел впечатление Адольф Гитлер. Ильин ушел бы в безвестность, если бы не тот факт, что его заново открыла постсоветская олигархия во главе с Владимиром Путиным. К 1990-м годам он снова был в моде, предлагая теорию, подходящую для авторитаризма 21 -го -го века в русском стиле.

Следовательно, мир, который западным людям, обученным таким понятиям, как рынок идей и объективная реальность, было трудно представить. В этом мире нет истины.По словам Снайдера, в путинской России «чернила политической фантастики - это кровь». Политики провоцируют террористические акты, чтобы разжечь «праведный патриотизм». [I] Мужественность и демонизация геев и женщин становятся «аргументом против демократии»; клевета становится уголовным преступлением, а определение государственной измены «расширено, чтобы включить предоставление информации неправительственным организациям за пределами России, что сделало сообщение правды по электронной почте серьезным преступлением». [ii] Протестующие подвергаются жестокому обращению, а затем описываются как «Агенты Европы.[Iii] И война, аннексия Крыма ведется и одновременно отрицается. В путинской России, пишет Снайдер, «факты не были ограничением». Как объясняет один из их ведущих операторов связи: «Вы можете говорить все, что угодно. Создавайте реальности ». [Iv] А глава Russia Today (RT) сказал:« Объективного освещения не существует »[v]

.

Ко второму десятилетию 21 -го -го века путинская Россия решительно повернулась против Запада, завершившись двумя огромными успехами: кампанией в Великобритании по выходу из Европейского Союза (Брексит) и кампанией по дискредитации Хиллари Клинтон и избранию Дональда Трампа. президент.Толчок к возобновлению войны с Западом пришелся на предыдущее десятилетие, когда семь бывших союзников и три бывшие советские республики присоединились к Европейскому Союзу. [Vi] Россия проигрывала Европе. Но для Путина последней каплей стала Украина, страна, традиционно разделенная на Европу и Россию, которая предприняла шаги к вступлению в ЕС. Путин этого не выдержал. В 2011 году он объявил о «грандиозном проекте Евразии», который повлек за собой разрушение Европейского Союза. В 2014 году он начал войну, которая, как он утверждал, не была войной на Украине.В 2014 году британский банкир, тесно связанный с Россией, стал самым крупным спонсором кампании Найджела Фараджа против ЕС [vii], а в 2015 и 2016 годах российские спецслужбы финансировали массовые кампании по взлому Интернета и дезинформации на президентских выборах в США в 2016 году. [viii]

Путинская Россия повлияла на Америку Трампа способами, выходящими за рамки их участия в кампании 2016 года. В Америке Трампа нет истины. Самое удивительное в Трампе - это то, как он держится за свою ложь, несмотря на явные доказательства обратного.Будь то размер его инаугурационной толпы или его слова о нащупывании женщин, фактические доказательства не имеют значения. Совсем недавно он рассекретил материалы, которые, по его словам, «доказывают», что правоохранительные органы ввели суды в заблуждение, когда они получили разрешение на расследование в отношении помощника, подозреваемого в том, что он является российским агентом, но фактические материалы указывают на прямо противоположный вывод. [Ix] Никаких обвинений тоже нет. притянут за уши для этого мира. В мире Путина украинские солдаты распяли трехлетнего русского мальчика. [X] Ничего подобного никогда не происходило.В мире, созданном Путиным для Трампа, Хиллари Клинтон управляла сетью педофилов в пиццерии Вашингтона. Этого, конечно же, никогда не было.

От чтения «Дороги к несвободе» после унизительного выступления Трампа в Хельсинки у меня по спине пробежали мурашки. Конечно, в отличие от России, в Соединенных Штатах есть институты, которые могут сопротивляться превращению нас в версию путинской России. Но то, что происходит в Америке Трампа, ставит нас на «путь к несвободе». Единственный способ выйти из этого - «начать политику ответственности.[Xi] Мы можем начать с усвоения уроков из этой книги.

[i] СНАЙДЕР, ТИМОТИ. Дорога к несвободе: Россия, Европа, Америка . С.Л .: ВИНТАЖ, 2019, с. 45.

[ii] Там же. стр.56

[iii] Там же. стр.83

[iv] Там же. стр.161

[v] Там же. стр.162

[vi] Польша, Венгрия, Румыния, Болгария, Чешская Республика, Словакия и Словения. Бывшие советские республики - это Литва, Латвия и Эстония.

[vii] https: //www.theguardian.com / uk-news / 2018 / июн / 13 / arron-banks-may-leave-policy-said-brexit-is-tedious

[viii] Обвинительный акт Мюллера 13 июля 2018 г.

[ix] https://www.nytimes.com/2018/07/22/us/politics/how-a-trump-decision-revealed-a-gop-memos-shaky-foundation.html

[x] СНАЙДЕР, ТИМОТИ. Дорога к несвободе: Россия, Европа, Америка . С.Л .: ВИНТАЖ, 2019, с. 178.

[xi] Там же. п. 279

Введение в Ивана Ильина, философа, стоящего за авторитаризмом путинской России и западных ультраправых движений

Фашизм возвращался в европейскую и североамериканскую политику в течение многих лет, прежде чем это слово снова стало популярным в мейнстримовом дискурсе как тревожное описание нынешних тенденций.В 2004 году историк Энцо Траверсо написал о «тревожном феномене» «подъема вдохновленных фашистами политических движений на европейской арене (от Франции до Италии, от Бельгии до Австрии)». Многие из этих ультраправых движений очень близко подошли к власти, как на недавних выборах в Австрии и Франции, или уже сделали это, как на выборах в Италии.

И хотя внезапный подъем крайне правых стал шоком для многих в США, политические обозреватели часто отмечают, что эрозия демократических гражданских прав и свобод была проектом, рассчитанным на десятилетия и совпадающим с финансированием экономики. приватизация общественных товаров и услуг, рост режима массового надзора и чрезвычайные военные полномочия, взятые на себя исполнительной властью после 11 сентября, но никогда не от которых отказываются, создавая постоянное чрезвычайное положение и ослабляя сдерживание президентской власти.

Я уже не говорю об автократических режимах Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина в России, которые связаны с другими антидемократическими движениями на Западе не только геополитически, но и философски, - тема, которая получает гораздо меньше внимания, чем заслуживает. Когда возникает анализ философских основ неофашизма, он часто сосредотачивается на российском академике Александре Дугине, которого, как отмечает Конор Линч из Salon, «называли всем, от« мозга Путина »до« путинского Распутина ».'»(Bloomberg называет Дугина« единственным россиянином, связывающим Путина, Эрдогона и Трампа ».)

Дугинское слияние хайдеггеровского постмодернизма и апокалиптического мистицизма играет важную роль в идеологии глобализированных ультраправых. Но историк из Йельского университета Тимоти Снайдер, который много писал как о Советской России, так и о нацистской Германии, указывает на более раннего русского мыслителя, который, по его словам, оказывает значительное влияние на идеологию Владимира Путина, фашистского философа Ивана Ильина.

Антон Барбашин и Ханна Тоберн назвали Ильина «философом Путина» в профиле Foreign Affairs .Ильин был «публицистом, теоретиком заговора и русским националистом с фашистскими корнями». Дэвид Брукс назвал Ильина одним из трех националистических философов, которых Путин цитирует и рекомендует. Снайдер определяет философию Ильина как явно «русский христианский фашизм», описывая в New York Review of Books плодовитые произведения русского мыслителя до и после русской революции, смесь немецкого идеализма, психоанализа, итальянского фашизма и христианства.

Короче говоря, в теоретических работах Ильина утверждается, что «мир развращен; он нуждался в искуплении от нации, способной к тотальной политике; эта нация была чистейшей Россией ». Как пишет Снайдер в своей последней книге The Road to Unfreedom: Russia, Europe, America , русский национализм Ильина и Путина вызвал парадоксальную глобальную привлекательность среди широкого круга крайне правых политических партий и движений на Западе. «Что общего у этих способов мышления, - пишет журнал The Economist в обзоре книги Снайдера, - так это квазимистическая вера в судьбу наций и правителей, которая устраняет необходимость соблюдать законы или процедуры или бороться с физическими реалиями.”

Снайдер резюмирует идеи Ильина в видеоролике Big Think, приведенном выше, таким образом, чтобы прояснить, как его мысль обращается к крайне правым движениям, пересекающим национальные границы. Ильин, по его словам, «вероятно, самый важный пример того, как старые идеи» - фашизм 20-х, 30-х и 40-х годов - «могут быть возвращены в XXI век в контексте постмодерна». Эти идеи можно резюмировать в трех тезисах, говорит Снайдер, первый из которых касается консервативной реификации социальных иерархий. «Социальное продвижение было невозможным, потому что политическая система, социальная система подобны телу… вам есть место в этом теле.Свобода означает знание своего места ».

«Вторая идея, - говорит Снайдер, - относится к голосованию как к ратификации, а не избранию лидера. «Демократия - это ритуал…. Мы голосуем только для того, чтобы подтвердить нашу коллективную поддержку нашего лидера. Лидер не узаконен нашими голосами и не выбран нашими голосами ». Вместо этого лидер появляется «из другого места…». В фашизме лидер - это своего рода герой, возникший из мифов ». Третья идея может немедленно напомнить читателям в США об отказе Карла Роува от «сообщества, основанного на реальности», что является пугающим предзнаменованием реальности сегодняшней политики, свободной от фактов.

Ильин думал, что «реальный мир не в счет. Это нереально." Повторяя гностическое богословие, он считал, что «Бог создал мир, но это была ошибка. Мир был чем-то вроде прерванного процесса », потому что ему не хватало согласованности и единства. Мир наблюдаемых фактов был для него «ужасающим…». Эти факты отвратительны и не представляют никакой ценности ». Эти три идеи, утверждает Снайдер, лежат в основе правления Путина. Они также определяют политическую жизнь Америки при Трампе, заключает он в своем эссе New York Review of Books .

Ильин «сделал из беззакония добродетель настолько чистую, что она невидима, - пишет Снайдер, - и настолько абсолютна, что требует уничтожения Запада. Он показывает нам, как хрупкая мужественность порождает врагов, как извращенное христианство отвергает Иисуса, как экономическое неравенство имитирует невинность и как фашистские идеи проникают в постмодерн. Это уже не просто русская философия. Теперь это американская жизнь ». Можно возразить, что отечественных источников американского авторитаризма и неравенства более чем достаточно.Но Снайдер убедительно доказывает, что малоизвестный русский мыслитель является косвенным и коварным влиянием.

Связанное содержание:

Умберто Эко составляет список 14 общих черт фашизма

20 уроков ХХ века о том, как защитить демократию от авторитаризма, по словам историка Йельского университета Тимоти Снайдера

Последнее предупреждение Джорджа Оруэлла: не позволяйте этой кошмарной ситуации случиться. Это зависит от тебя!

Джош Джонс - писатель и музыкант из Дарема, Северная Каролина.Следуйте за ним на @jdmagness


Street Prophets "Час кофе" | Вооружение религии: политика вечности

Ильин считал фашизм политикой будущего мира. Находясь в изгнании в 1920-х годах, он был обеспокоен тем, что итальянцы пришли к фашизму раньше русских. Он утешал себя мыслью, что русские белые были источником вдохновения для переворота Муссолини: «Белое движение как таковое глубже и шире, чем [итальянский] фашизм». Как объяснил Ильин, глубина и широта происходили от принятия христианства, которое требовало кровавой жертвы врагов Бога.Полагая в 20-х годах 20-го века, что российские белые изгнанники еще могут завоевать власть, Ильин называл их «моими белыми братьями фашистами».

Из книги Тимоти Снайдера: Дорога к несвободе

В мыслях и письмах Ильина плотно вплетено видение воли Божией на земле. В первой части мы узнали, что сторонникам Путина нужно добавить «духовный ресурс» к экономическому и военному контролю, который у них был. Как оказалось, философия Ильина была именно тем, что им было нужно.

После того, как в 1991 году из несуществующего Советского Союза образовалась новая Российская Федерация, небольшая книга Ильина « Наши задачи » начала распространяться в новых российских изданиях, его собрание сочинений было опубликовано, а его идеи получили мощную поддержку.Он умер забытым в Швейцарии; Путин организовал перезахоронение в Москве в 2005 году.

Из книги Тимоти Снайдера: Дорога к несвободе

К сожалению, мне не удалось найти английскую версию Ильина. Вот ссылка на книги Пауэлла для русского издания: Наши задачи.

Снайдер вводит два новых термина, которые помогают нам понять важность Ильина для Путина и его сторонников. Политика вечности и политика неизбежности.

Говорит Тимоти Снайдер, эп.14: Политика Вечности, Политика Неизбежности

В этом дневнике давайте сосредоточимся на Политике Вечности. Ниже приведено одно изображение, которое говорит само за себя. Жесткая иерархия, в которой все вечно закреплено на своих местах. И воля Бога интерпретируется и исполняется государством.

Мир Путин и 1% спланировали за нас.

Это мир, который просто «существует» без изменений и без будущего. Состояние «бытия» и бездействия.

Но добавьте к этому следующее:

Философия Ильина отвратительна - что неудивительно, учитывая его открытое преклонение перед Гитлером и Муссолини.По словам Снайдера, у него есть три основных особенности: «он прославляет волю и насилие над разумом и законом; он предлагал лидера с мистической связью со своим народом; и он охарактеризовал глобализацию как заговор, а не как набор проблем ». Возрожденная в современном контексте идеология Ильина служит «катализатором перехода от публичных дискуссий к политической фантастике; от значимого голосования к фальшивой демократии; от верховенства закона к персоналистским режимам ».

От New Statesman: политика жертвы Владимира Путина

Ниже в статье Guardian авторы назвали Путина «политиком вечности», а в статье далее описывается, как Путин реализует свои планы.

У власти вечные политики создают кризис и манипулируют возникающими эмоциями. Чтобы отвлечься от своей неспособности или нежелания реформироваться, они инструктируют своих граждан через короткие промежутки времени испытывать восторг и возмущение, загоняя будущее в настоящее.Во внешней политике политики вечности принижают и сводят на нет достижения стран, которые могут казаться образцами их собственным гражданам. Используя технологии для передачи политической фантастики дома и за рубежом, политики вечности отрицают истину и стремятся свести жизнь к зрелищу и чувствам.

Из The Guardian: политика вечности Владимира Путина

Итак, когда Путин приступил к переделке России, он обратился к Ильину как к оправданию и обнадеживающему обещанию того направления, в котором он стремился вести страну.Ильина, скорее всего, выбрали потому, что его работы узаконивали авторитарную хватку Путина за власть, оправдывали ограничения свободы и являлись противоядием от всех западных критериев свобод, прав и целей государства. По сути, Ильин дал своего рода легитимацию передачи почти безоговорочной власти общенациональному лидеру Путину, целью которого было бы укрепление государства и его духовное возрождение, продвигая консервативные ценности и нормы.

От иностранных дел - философ Путина Антон Барбашин и Ханна Тоберн

Патриотизм, уходящий корнями в христианство, - это идеологическое решение, которое Путин нашел для узаконивания своей власти и восстановления страны.Это, вероятно, не означает, что президент, бывший офицер КГБ, внезапно раскаялся и стал христианином. Скорее, это должно означать, что Путин оказался прагматичным политиком, который заново открыл для себя потенциал и мощь русского Православия («правильного культа») со всеми связанными с ним национальными мифологиями: православным мистицизмом и духовностью, идея Третьего Рима, мистификация русской географии и идея евразийской цивилизации. Следует отметить, что в своей политике Путин не принимал (и не мог) принять гуманистическую философию Толстого и Достоевского, а также основные принципы христианства.Он не был и не станет «христианским демократом» западного типа. За вдохновением и идеологической поддержкой он обратился к более удобным источникам, из них : малоизвестному мыслителю и публицисту ХХ века, русскому эмигранту Ивану Ильину.

Монреальский обзор - НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ КРЕМЛЯ


Философия космической реальности - страница 2

Духовная революция ХХ века, в ходе которой сформировался новый менталитет космического мировосприятия, проявила определенную тенденцию к синтезу научных и вненаучных методов познания, носившему, несомненно, эволюционный характер.Лучше всего эта тенденция нашла свое выражение в исследованиях философов Серебряного века, тесно связанных с проблемами культурной и духовной эволюции человечества.

Н. Бердяев

Среди этих философов были такие высокие умы, как П. Флоренский, С. Булгаков, Н. Бердяев, И. Ильин, В. Солов. другие. В их исследованиях мы находим религиозную, философскую и научную мысль: «Чтения о Боге-Человечестве» и «Оправдание добра: моральная философия» В.Соловьев; «Философия свободы», «Суть творения», «Судьба России», «Сотворение и объективация», «Царство духа и Царство Цезаря» Н. Бердяева; «Столп и основание истины», «Воображения в геометрии», «Обратная перспектива» и «Универсальные человеческие корни идеализма» П. Флоренского; «Невечерний свет» и «Два города» С. Булгакова; «Путь к очевидности» И. Ильина. Эти и другие исследования философов Серебряного века были отчетливо оригинальными, они не подражали западным школам, как традиционные.Оставляя в стороне второстепенные политические вопросы и вопросы повседневного бытия, русские философы ставили в центр своих исследований человека, особенности его духа, его эволюционную судьбу и роль Высшего. Старое социологическое мышление с его традиционными подходами не могло ответить на многие вопросы, которые ставили перед Россией и миром события космического масштаба. Русские мыслители интуитивно чувствовали те энергетические изменения, которые несла в себе эволюция Космоса и человека в ХХ веке.Они, эти мыслители, по мнению Н. Бердяева, перешли в «иное мировоззренческое измерение», увидев энергетическую целостность Вселенной и ее неотъемлемую связь с существованием человека.

Нильс Бор

Научный взрыв 1920-х годов в значительной степени способствовал развитию этого процесса. Естественные науки, прежде всего физика, оказались в критическом методологическом положении.В заданных условиях эксперимента материя начала вести себя непредсказуемым образом. Неделимое стало делимым, в невидимых пространствах была обнаружена интенсивная энергетическая активность, на «чистые» эксперименты в атомной физике начала влиять тонкая энергетика самого экспериментатора, в материи появились некие «нематериальные» структуры и частицы. Новый менталитет, сформировавшийся в результате Духовной революции, поставил перед научной мыслью новые задачи, за решение которых взялись выдающиеся ученые.Снова возник спрос на накопление вненаучных сфер человеческого знания. Исследования великих ученых, таких как В. Вернадский, К. Циолковский, А. Чижевский, П. Тейяр де Шарден, Н. Бор, А. Эйнштейн, объединили науку и ненаучность. В таких исследованиях сформировался целостный подход к явлениям природы и человеческого общества.

Ученые обратились к забытым представлениям древних мудрецов о тесном взаимодействии человека, планеты и Космоса и о фундаментальном единстве макро- и микромира.Эти мысли подтвердились в научных открытиях. Спекулятивная философия Востока внесла особый вклад в понимание новых открытий науки. Новое космическое мировосприятие ввело в науку категорию духа, приблизило ученых к идее существования других состояний материи и побудило их искать экспериментальное подтверждение такого существования.

П. Тейар де Шарден

Казалось, что резкие границы между научными и вненаучными методами начали стираться, направляя поток научной мысли на синтез различных явлений планетарно-космический характер.Теории биосферы и ноосферы В. Вернадского, сформулированные им в своем уникальном исследовании «Научная мысль как планетный феномен», были одним из первых научных результатов нового космического мышления на уровне «эволюции, осознавшей себя». сама »(П. Тейяр де Шарден).

Ноосфера, или сфера интеллекта, следующая, более высокая ступень в развитии биосферы Земли, является результатом, как утверждал ученый, сознательной мыслительной деятельности человека.В те же годы А. Чижевский писал о необходимости новой науки: «более современной, чем современная, более терпимой к новым идеям и новым достижениям человеческого гения» [1, с.116].

Гениальный человек К. Циолковский писал и говорил в провинциальной Калуге о духовном Космосе, о разумных силах в нем, о непреодолимой воле Вселенной, об иерархии высокоразвитых сущностей. «Воля человека, - заявил он, - и всех других существ, высших и низших, - это просто проявление воли Вселенной.Голос человека, его мыслей, открытий, представлений, убеждений и ошибок - всего лишь голос Вселенной »[2, с.14].

А.Л. Чижевский. Tne Физические факторы
исторического процесса

А. Чижевский экспериментально открыл взаимодействие человеческого организма и человеческого общества с активностью Солнца и, в частности, с ритмом солнечных пятен.Исходя из представлений о единстве человека и Космоса, взаимодействия человека и Солнца, он усмотрел определенные циклы и ритмы воздействия Солнца на здоровье, общественную деятельность человека и исторический процесс. Эти исследования нарушили границы между естественными и гуманитарными науками, оставив причинные приоритеты естественным. В своих исследованиях ученый писал о великой электромагнитной жизни Вселенной, закладывая первые кирпичи в фундамент энергетического мировоззрения ХХ века.Комбинируя свои необычные занятия, Чежевский все больше и больше продвигался в своих космических поисках. «Из вышеизложенного следует сделать вывод, что существует некая неземная сила, влияющая извне на развитие событий в человеческих сообществах. Одновременный характер колебаний солнечной и человеческой активности служит лучшим показателем этой силы »[3, с.52].

Многие научные открытия ХХ века были напрямую связаны с вненаучной информацией, касающейся, прежде всего, проблем космоса, которые, собственно, и заключают в себе главные тайны мироздания.Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в XIX веке русским ученым Н. Лобачевским, который разработал теорию неевклидовой геометрии, опровергнувшую все представления о самой природе пространства. За пределами механистически материального мира было замечено нечто недоступное обычному видению, но тем не менее реально существующее, поддающееся исследованию. Это невидимое пространство характеризовалось новыми измерениями, еще недоступными человеческому разуму, но информация о которых пришла из вненаучной области.

В 1907–1908 годах немецкий ученый Минковский заговорил не о пространстве как таковом, а о пространстве-времени как целостном явлении. К трем пространственным координатам он добавил некую четвертую координату, временную. То, что проявилось в духовных озарениях ненаучного, оказалось реальностью сегодняшней науки. Теория относительности Альберта Эйнштейна установила эту координату как четвертое измерение. Принимая во внимание, что скорость света 300 000 км / сек имеет свои материальные пределы, Эйнштейн вплотную подошел к гипотезе существования сверхсветового пространства.

Постепенно, благодаря открытию невидимых пространств и миров, в науке и ее парадигме стало ощущаться реальное представление о духе и ожидание революционных изменений.

Космическая эволюция потребовала тех мыслителей и ученых, которые обладали способностью к синтезу. Примером такого человека был П. Флоренский как выдающийся ученый, уникальный философ, обладающий способностью приводить доказательства, и священник, хорошо понимавший искусство как важнейший метод познания.За предположительно существующим сверхсветовым пространством Флоренский видел другое существо, «потусторонний мир» со всеми присущими ему чертами, но уже поддающимися научному объяснению. Так называемое воображаемое пространство, воображаемое в геометрии, представляет собой контакт науки с другими мирами различных состояний материи. Исследования Флоренского, в том числе «Воображения в геометрии», «Иконостас» и «Обратная перспектива», написанные им в первой половине ХХ века, являются важнейшими вехами на пути формирования космического мышления и синтетической системы мышления. познание.Они содержат доказательства существования другой Вселенной, других миров, недоступных нашему глазу и нашим чувствам, но духовно связанных с нами и влияющих на наш мир твердой материи.

<...>

Расшифровка путинизма | Деловые стандартные книги

ПУТИНИЗМ
Россия и ее будущее с Западом
Вальтер Лакер

Томас Данн Букс / Св.Мартинс Пресс
271 страница; $ 27,99

На Рождество 2013 года президент Владимир Путин разослал по три книги губернаторам регионов и другим высокопоставленным должностным лицам в России. Одним из них был Наши задачи Ивана Ильина, русского философа начала 20 века, который презирал демократию западного образца и выступал за авторитарное, но не тоталитарное государство. По мнению Ильина, власть не будет контролировать все аспекты жизни общества, но в некоторых важных областях будет «диктаторской по своему объему».«

Г-н Путин развил в себе что-то вроде влюбленности в этого изгнанного писателя. Это восхищение содержит ключи к собственной, несколько загадочной философии, - пишет уважаемый историк Уолтер Лакер в книге Путинизм: Россия и ее будущее с Западом , Моментальный и столь необходимый взгляд на непостоянного хозяина Кремля.

Когда Россия захватила территорию и спонсировала сепаратистскую войну на Украине, снова поставив ее в противоречие с Западом, попытки заглянуть в голову Путина приобрели огромное значение.Белый дом потратил месяцы на межведомственную проверку, пытаясь ответить на вопрос: что такое путинизм в любом случае и что нужно делать, чтобы противостоять ему, помимо непосредственного кризиса на Украине?

В этот экзамен входит г-н Лакер, известный своей научной дисциплиной, разрушающий г-на Путина, который за свои 16 лет на посту премьер-министра и президента бросил вызов пониманию некоторых из наиболее информированных лидеров мира и наиболее финансируемых разведывательных агентств.

Г-н Лакер, который изучал Россию более 60 лет и написал более 25 книг, не попадает в легкую ловушку.В то время как некоторые в Соединенных Штатах видят в Путине просто советского реваншиста, даже новоявленного Сталина, г-н Лакер понимает, что это не так просто.

Безусловно, г-н Путин, бывший офицер КГБ, воспитанный на советских чувствах, воздал должное старым символам и пропагандировал ностальгию по утраченной сверхдержаве. В некотором смысле он реабилитировал Сталина, что соответствовало взглядам поразительно большой части населения России. Но г-н Путин не коммунист в старом понимании. Он не говорит о диктатуре пролетариата или рабочем раю и не экспортирует идеологическую революцию за пределы своего окружения.

В той степени, в которой он определил правящую философию, г-н Путин ясно дал понять, что он выступает за восстановление сильного государства. Первоначально правящая философия называлась «вертикаль власти», то есть система сверху вниз с ним наверху. Позже, на фоне критики на Западе за то, что он отказался от свободы, фраза была преобразована в «суверенную демократию» с упором на суверен.

Г-н Лакер ищет организующий принцип. Путинизм, пишет он, кажется государственным капитализмом с элементами либеральной экономической политики, но значительным государственным вмешательством - «почти полным вмешательством в важные дела».«У России есть атрибуты демократии - выборы, парламент, средства массовой информации, - но все это все больше кажется показным. И« наиболее важным компонентом новой идеологии является национализм, сопровождаемый антизападничеством ».

В последние годы Г-н Путин пытался позиционировать себя как защитник евразийской державы, противопоставляя Россию Европе. Г-н Лакер тоже на это не верит. Несмотря на все разговоры о влиянии монголов на страну, простирающуюся до Тихоокеанский регион, г-н Лакер отмечает, что Россия остается гораздо более привязанной к Европе с точки зрения культуры, истории, языка и религии.

Подход г-на Путина всегда основывался на негодовании по поводу утраты Россией статуса сверхдержавы и его обещания восстановить величие страны. Но там, где он когда-то стремился подтвердить свое величие членством в мировых элитных организациях, что тогда было «большой восьмеркой», в последнее время он вызвал гнев на Запад, заявив, что он полон решимости подавить Россию.

Ильин был источником вдохновения для Кремля в этом проекте. В нем, пишет г-н Лакер, г-н Путин и его окружение «нашли пророка, чтобы представить свою столь необходимую новую идеологию."

Выходец из московской семьи высшего сословия, связанной с армией, Ильин изучал философию и продержался недолго после прихода к власти большевиков. Изгнанный из Советского Союза в 1922 году, он оказался в Германии, где работал. для Российского научного института, который, как указывает г-н Лакер, входил в министерство пропаганды Йозефа Геббельса. Он был уволен и снова бежал, на этот раз в Швейцарию, где он жил до своей смерти в 1954 году. книги переиздаются в его родной стране после распада Советского Союза.

В какой-то степени мистер Лакер предвидел это. В своей книге « Черная сотня » 1993 года, выпущенной, когда остальной мир все еще грелся в падении Советского Союза и предвидя новую демократическую Россию, он предупреждал об обратном.

«Авторитарная система, основанная на некотором националистическом популизме, кажется более вероятной», - писал тогда Лакер.

Спустя более 20 лет он кажется устрашающе и удручающе прозорливым.


© Служба новостей Нью-Йорк Таймс

Идеологи и Кассандры: мыслители путинизма

В сентябре 2013 года, через год после его второго переизбрания на пост президента России, риторика Владимира Путина приняла консервативный характер.«Евроатлантические страны, - грохотал он, - отвергают традиционные принципы этики и идентичности - национальные, культурные, религиозные и даже сексуальные. Они проводят политику, которая ставит семьи с детьми на один уровень с однополыми парами и приравнивает веру в Бога к вере в сатану. Чрезмерная политкорректность заставила их серьезно задуматься о легитимации партии, целью которой является пропаганда педофилии. Многим европейцам стало стыдно и они боятся говорить о своей религиозной принадлежности.По его словам, это может привести только к «демографическому и моральному кризису». [1] Указывая на себя как на воплощение борьбы с этой опасной тенденцией, он призвал к «защите традиционных ценностей» и заверил, что займет «консервативную позицию».

Спустя несколько месяцев, в ответ на украинскую революцию, Кремль аннексировал Крымский полуостров. В своей праздничной речи Путин сказал: «Политика сдерживания России, начатая в восемнадцатом веке, продолжается и сегодня.Мир всегда пытается загнать нас обратно в наш угол из-за нашей независимой позиции, потому что мы навязываем ее, потому что мы называем вещи тем, чем они являются на самом деле, и не угождаем лицемерию. Но есть пределы ». [2]

Наконец, 1 января 2015 года вступил в силу Евразийский экономический союз. Возрождение евразийской философии, возникшей в 1920-х годах и снова вошедшей в моду в 1990-х, ЕАЭС стремится собрать 180 миллионов человек на едином рынке, который составит конкуренцию Европейскому Союзу и Соединенным Штатам.Он объединяет Россию с Казахстаном, Беларусью, Арменией и Кыргызстаном и потенциально добавит другие государства Центральной Азии.

Константин Леонтьев
(Источник: Википедия)

Консерватизм как противоядие от морального вырождения Запада; защита уникального «русского пути»; официальная евразийская мировая держава. Это векторы новой кремлевской идеологии, одобренной его высшим руководством. В своих выступлениях Президент регулярно цитирует ультрареакционного философа-эмигранта Ивана Ильина (1883-1954), останки которого были репатриированы в Россию в 2005 году.Он часто вспоминает антизападного интеллектуала Константина Леонтьева (1831–1891). Он восхваляет Льва Гумилева (1912–1992) и его концепцию «пассионарности» - основной энергии, присущей русскому народу.

Конечно, философ не заимствует слова философа. Путин использует их как сигналы, чтобы продемонстрировать всю глубину политической идентичности Кремля. Но вместе взятые, эта китчевая коллекция составляет интеллектуальную основу путинизма.

Риторика не нова.Впервые он появился в 1830-х годах из-за спора между славянофилами - защитниками ранней культуры, общества и политики России - и прозападниками, надеющимися увидеть модернизированную Россию по европейской модели. Споры обострились во второй половине 19, , века с появлением второго поколения славянофилов, более агрессивных по отношению к Европе. Их ссора пережила русскую революцию и продолжала тонко влиять на интеллектуальное поле страны. Он разделил членов Политбюро ЦК.Диссиденты повернулись друг против друга: Солженицынон на стороне славянофилов, Сахаров на стороне прозападников. Этот спор доминировал в общенациональном разговоре 1990-х годов. В своих выступлениях Путин тоже не уходит далеко от старых мотивов консерватизма, славянофильства и евразийства. Он возрождает антизападническое течение, которое всегда присутствовало в советское время. [3] Он олицетворение победы над перестройкой и либеральной демократией 1990-х годов.

Национализм в разрядке

Смерть Сталина в 1953 году, примерно в то время, когда родился Путин, возродила старые разногласия.Популярные журналы, пользующиеся большей свободой во время разрядки, демонстрируют противоположные идеологические точки зрения. Новый Мир (Новый мир) придерживался гуманистических и решительно антисталинских взглядов; они опубликовали «» Солженицынона «Один день из жизни Ивана Денисовича » в 1962 году, а также сочинения будущего диссидента Андрея Синявского. Даже когда они сознательно цитировали Маркса и Ленина, либералы больше интересовались социалистическим интернационализмом, осуждали шовинизм и анализировали российскую историю строго с точки зрения классовой борьбы.Против «Новый мир» работала «Русская партия» в виде другого журнала - «Молодая гвардия» . Эти «патриоты» превозносили заслуги крестьян, критикуя - часто в антисемитском тоне - безродные элиты и оплакивая американизацию общества.

Твардовский Александр Трифонович
(Источник: Совлит)

В статье 1968 года Молодая Гвардия славянофильский критик Михаил Лобанов осудил «мини-буржуазный дух» конформизма и прагматизма, охвативший советские города и парализовавший «творческий гений народа».[4] Ответ Нового Мира «О народных традициях и принципах» Александра Дементьева осуждал пропагандистов, предпочитавших использовать «язык славянофильского мессианизма, а не язык наших современников». [5] В 1970 году другой националистический критик, Сергей Семанов, выступил против западного упадка: «В капиталистическом мире духовные ценности разрушаются и рушатся под очевидным влиянием. Там они прославляют релятивизм, пронизывающий их моральную сферу; возьмем «сексуальную революцию», например «движение хиппи» и т. д.[6] Это обвинение вызвало осуждение режима в адрес журнала и привело к увольнению его главного редактора. Но больше всего пострадала публикация Новый Мир . Его главный редактор Александр Твардовский подвергался критике после подавления «Пражской весны», и его тоже сняли с должности. К 1970 году ситуация была под контролем, но линии разлома оставались видимыми.

Два года спустя руководитель идеологии партии решил ввести новый термин для борьбы с неославянофильством.Александр Яковлев опубликовал большую статью в «Литературной газете» под названием «Против антиисторизма» [7] (1972). Яковлев раскритиковал «апологетов враждебности сельского патриархата к городской культуре». Он утверждал, что для прогрессивных мыслителей вредно смешиваться со сторонниками царизма в рамках одного и того же национального сознания. Невозможно было примирить «демократических революционеров со славянофильскими реакционерами». Верность принципам марксистского исторического анализа, то есть рамкам классовой борьбы, должна заменить эссенциалистские представления об абстрактном, искусственно добродетельном «русском народе».«Яковлев обвинил Молодую Гвардию в преступлении преступлений! -« идеализирующем и прославляющем реакционных агентов вроде Василия Розанова [антисемитский христианский философ] и Константина Леонтьева »,« русского Ницше », высмеивающего западную буржуазию и цитируемого сегодня Владимира Путина. Его вывод не был привлекательным: «Мы находим моральные примеры не в« житиях святых »и не в приукрашенных биографиях царей и ханов, а в революционных подвигах тех, кто боролся за счастье народа.”

Александр Николаевич Яковлев
(Источник: Википедия)

Эта статья, написанная высокопоставленным аппаратчиком, показала, что ленинизм отыграл партию. Однако последовавшие за этим события показали, что борьба все еще продолжается, и что «Русская партия» с помощью сочувствующих на очень высоких уровнях не собиралась легко сдаваться. Спустя несколько месяцев Александр Яковлев был освобожден от должности официального идеолога.Он ушел в длительную политическую ссылку в качестве советского посла в Канаде и получил отсрочку только в 1983 году от Михаила Горбачева. Отец перестройки хотел окружить себя командой реформаторов и вернуть в Москву либерализм. Тот же человек, которого наказали за критику славянофилов, стал главным идеологом перестройки - и снова анафемой «русской партии». Битва возобновилась.

Перестройка: восходящие призраки прошлого

Своей политикой прозрачности (гласности) Михаил Горбачев, генеральный секретарь Коммунистической партии с 1985 года, открыл ящик Пандоры воинствующих либералов и патриотов.С тех пор полемика развернулась среди бела дня, но с новыми актерами и ориентирами. Журнал «Наш современник» , в котором на протяжении нескольких десятилетий публиковались писатели, специализирующиеся на описании деревенской жизни, представлял сторонников «русского Возрождения».

Верующие вернулись в силу. Они с помпой и пышностью отметили тысячелетнюю годовщину христианизации Руси киевским князем Владимиром. В стране, заново открывшей для себя ортодоксальное большинство, многие молодые люди приняли участие в крещении и привели с собой своих прежде стойких атеистических родителей.Движение за возвращение архитектурного наследия росло. Переиздавалась запрещенная советская литература. Образованное население теперь могло исследовать ту сторону своей культуры, к которой раньше было трудно получить доступ. В настоящее время процветают недавно опубликованные произведения русских религиозных философов, славянофильских мыслителей, а также сочинения, которые когда-то считались реакционными или империалистическими. Поколение студентов открыло для себя этот ранее скрытый «русский разум». Официальными советскими идолами были революционеры и прогрессисты: Белинский, Писарев, Добролюбов, Чернышевский.Что же до тех, кого считали ренегатами - Константина Леонтьева, Николая Данилевского, Владимира Соловьева, Николая Бердяева, Павла Флоренского, отца Сергея Булгакова, Льва Шестова, то теперь их обожали.

В то же время в стране возник сильный интерес ко всем формам гностицизма. И теология, и антропология были в моде. Оккультизм был популярен в 1990-х годах, и даже самые диковинные секты могли открывать свои дела. Более эзотерические работы Юнга продавались на полках книжных магазинов рядом с текстами о русском космизме и томами Ницше с готическими обложками.В 1993 году последователи традиционалиста Рене Генона основали журнал антимодернистских писаний, пропитанных мифами и символикой, и назвали его Волшебная гора . Этот альманах существовал для критики материализма Запада, его забвения своих религиозных корней, абсолютного господства денег и мрачной легально-демократической прозрачности.

Эйфория середины 80-х вскоре была забыта. Распад СССР в 1991 году проложил путь к эпохе демократии, но также и к эпохе социального и политического кризиса.В 1993 году президент Борис Ельцин открыл огонь по своим националистическим и коммунистическим оппонентам в парламенте. Интеллигенция травмированной страны была недавно разделена на два лагеря: демократы и либералы против патриотов, которые чувствовали себя преданными перестройкой и нападками Ельцина, и не успокоились, пока не отомстили.

Месть за 1993 год

Александр Дугин
(Источник: Youtube)

В 1990-е гг. Впервые появился на свет плодовитый евразийский гуру Александр Дугин.Изучая новые правые Франции и евразийство 1920-х годов, а также соратник Эдуарда Лимонова по Национал-большевистской партии, Дугин имел тенденцию смешивать свои отсылки: оккультизм и защита традиции Генона, фашистские идеи Юлиуса Эволы, немца. Консервативная революция. В 1992 году, во время распада советской империи, он популяризировал произведения Карла Шмитта на страницах «Наш Современник », представляя их как «уроки для России». [8] Примат политики над моралью, писал Дугин, должен помочь России «не стать, как это было 70 лет назад, заложником редуктивной антинациональной идеологии, игнорирующей волю своего народа, его прошлое, его качественное единство и духовный смысл его исторического путешествия.”

Доктрина Шмитта о «нас» и «них», друзьях и врагах, выступала за отказ от глобальных гуманитарных войн. Он поддерживал такие концепции, как «исключительное положение» и решенничество, которые помогли бы России избежать морализирующего правового «универсализма» нового мирового порядка. «Императивы Великого Пространства» должны были определить Евразию, цивилизационный объект, который Дугин видел в качестве матрицы Мировой Империи, способной противостоять атлантической талассократии. Партизанская теория Шмитта, полагал Дугин, была немедленно понятна русским, привыкшим к партизанской войне Наполеона и Гитлера.Дугин опубликовал произведения Шмитта в журналах День (День), и затем Завтра (Завтра), , рупоре крайне правых писателей Александра Проханова. И для Дугина, и для Проханова демократический образ мышления, предложенный перестройкой в ​​качестве решения, на самом деле был проблемой. Они считали, что предатели (демократы и космополитические бизнесмены) продали Россию иностранцам, и с нетерпением ожидали прихода лидера, который мог бы вернуть нацию в нужное русло. Найдут его во Владимире Путине.

Фактически, президент разработал новую идеологию. Конечно, он старался отличаться от экстремистов. Но его заимствованные темы и идеи берут свое начало как в «русской партии» советской эпохи, так и у неоевразийцев 1990-х годов. В трудах Дугина обнаруживается поразительное сходство между сегодняшней политикой Кремля и неоевразийскими геополитическими фантазиями. В 2008 году Дугин предсказал матч по армрестлингу с Западом за постсоветские государства, потенциально присоединяющиеся к Европе и США.«Если Украина и Грузия будут поглощены американской империей, - сказал он, - имперская схема оставит Россию заблокированной». [9] Таким образом, по словам Дугина, «отсчет времени до прекращения аннексии Украины Атлантической империей уже начался». В заключение он сказал: «Мы не можем исключить возможность развязывания войны за Крым и Украину». [10] В то время лишь горстка ультранационалистических идеологов и Кассандр действительно представляла себе Крым аннексией и поджогом Донбасса. Но Путин действительно присоединился к самой радикальной платформе «Русской партии».”

Члены партии «Единая Россия» и высокопоставленные чиновники знакомятся с консервативной идеологией Путина на конференциях и семинарах. В апреле 2015 года одно из них прошло в символическом городе Кенигсберг, ныне Калининград, европейском форпосте Российской Федерации. Это была третья Бердяевская конференция, посвященная последним событиям в европейском консерватизме. Тема: «Россия и Европа: диалог ценностей внутри цивилизаций». Кремль использует эту новую доктрину консерватизма, чтобы попытаться распространить свое влияние на Европу, которая становится все более уязвимой для дискурсов идентичности.На службу другой путинской идее, «русскому голосу», каждый теоретик глубокой вражды между Россией и Европой мобилизуется в рамках официального разговора. Философ Николай Данилевский (1822–1885), которого случайно похоронили в Крыму, стал сегодня ориентиром для российской политики. Фактически, в своей книге Россия и Европа (1871) он предсказал, что борьба с Западом будет все чаще происходить открыто. Соответственно, Евразийский союз присоединился к движению по созданию альтернативы западному «универсализму».”

Историю России можно рассматривать сквозь призму спора между славянофилами и западниками. В 19 годах борьба была интеллектуальной, сложной.

0 comments on “Ильин в в философия: Книга: «Философия. Учебник» — Виктор Ильин. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-392-27430-7

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *